Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Услышь мой рёв [21 Облачника, 9:44 ВД]


Услышь мой рёв [21 Облачника, 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://funkyimg.com/i/35ZRA.png

Услышь мой рёв [21 Облачника, 9:44 ВД]

Время суток и погода: ясный погожий день с изредка набегающим лёгким ветерком. Ночью, вероятно, ожидается чистое звёздное небо.
Место: окраина Изумрудных Могил, Орлей.
Участники: Миран, Аркилл.
Аннотация: мир, как бы сильно мы не пытались упростить его, не так однозначен. Что приносит одному человеку благо, для другого может обернуться погибелью. Как найти правильный путь, запутавшись среди столь двойственных понятий? Одна магичка и авварский вождь если и не сыщут правильного ответа, то хотя бы попытаются к нему приблизиться.

[icon]https://funkyimg.com/i/2RMRi.png[/icon]

+1

2

[indent]В тихой полутьме слышался лишь один звук — как кончик пера скользит по грубой бумаге. Несколько часов кропотливого труда наконец вырисовали на странице исследовательского журнала магички первые, чрезвычайно важные плоды. Она сидела на куске полотна, постеленного на холодном полу, убрав под себя ноги, и тщательно документировала всё, что видела вокруг себя — а в этом помещении было на что обратить внимание. Не в пример другим людям, называющим себя исследователями, Миран подходила к своей работе совершенно иным образом. Большинству лишь бы ворваться в эльфийские руины, поглазеть на причудливые артефакты прошлого и уволочь то, что покажется самым интересным. Эльфийка действовала по-другому: входя в какие-либо руины, она начинала постепенно изучать каждое помещение, задерживаясь в них и описывая всё, на что наталкивался её взор. Она записывала и зарисовала всё: само помещение, расположение предметов и даже мелкие, казалось бы, совсем незначительные детали — например, трещину в стене или безобразное пятно, которое на поверку могло оказаться пострадавшей от времени письменной руной. Исследовательское дело не терпит суеты — суть вещей в принципе способны познать лишь люди терпеливые и упорные. Для личности магички эти качества стали основополагающими ещё в юности: она имела феноменальную способность застывать и не чувствовать течения времени, когда занималась тем, что любила, хотя в детстве была настолько энергичным ребёнком, что стулья начинали ходить под нею ходуном уже минуту спустя после начала занятия. Теперь же обманчиво монотонные занятия занимали большую часть её жизни. Соприкоснуться с прошлым, узнать нечто, остающееся секретом для остальных, и вынести из этого ни с чем не сравнимый опыт — разве это не стоит того, чтобы угомонить свою непоседливость и, приложив усилия, таки посидеть на одном месте хоть бы даже и полдня?..
[indent]Впрочем, то, чем Миран занималась в руинах, едва ли можно было назвать однообразным. Она выполняла свои задачи вовсе не механически: каждая отмеченная в журнале вещь вызывала целый мыслительный шторм в её пытливой голове. Глядя на простейшие предметы, магичка могла погрузиться в глубочайшие размышления. Кто изготовил эту вазу и для чего? Из какого материала она была сделана? Где древние эльфы добывали его? Какими были особенности их ремесленничества? Что послужило причиной тому, что у этой вазы не хватало половины горлышка? Вопросов появлялось неимоверно много, и эльфийка старалась найти ответ на каждый из них. Именно потому многочасовая работа выдавалась не менее утомляющей, чем тяжкий труд на каких-нибудь рудниках, но вместе с усталостью приходила также и удовлетворённость. Самое главное в любой работе — это получать от неё удовольствие, как в процессе, так и по её завершению.
[indent]Закончив, наконец, описывать последний предмет, Миран медленно поднялась на ноги, чуть разработала их, так как они успели немного занеметь, и тщательно прошлась вдоль стен помещения, выискивая взглядом серо-голубых глаз то, что она могла пропустить. Решив, что это лучше всего сделать, прежде чуть отдохнув, магичка поместила журнал и письменные принадлежности в свою сумку, забросила её на плечо, а затем затушила и собрала все светильники, служившие единственным источником света в этом тёмном месте. Чтобы не потеряться по пути к выходу, она, разумеется, оставила один из них зажжённым — привычным образом воспламенить в ладони завесный огонь она не могла, так как руки были заняты.
[indent]Пройдя по длинному витиеватому коридору и миновав несколько других помещений, эльфийка вышла на дневной свет, сочащийся сквозь бодрящую зелень гигантских деревьев, и втянула полные лёгкие свежего воздуха. Изумрудные Могилы — её родной край — никогда не прекращал баловать магичку своими красотами: сколько бы раз она ни приезжала сюда, эта местность впечатляла и воодушевляла её, точно бы она посещала её впервые. Но кроме любви, которую Миран испытывала к этому краю, была ещё одна вещь, которая сделала её пребывание здесь ещё более приятным.
[indent]— О, ты вернулась! — приопустив книгу, воскликнула Ланнэ.
[indent]По всей видимости, девочка решила совместить приятное с полезным: она сидела на покрывале в окружении их дорожных сумок, держа в одной руке бутерброд, а в другой — учебник. Рядом спокойно пощипывал траву Пятныш — лошадь, которую магичка некогда выкупила у Инквизиции. Был у Ланнэ также ещё один компаньон: маленький комочек белоснежной шерсти, свернувшийся возле неё. Фалон’нэн, которого эльфийка купила около месяца тому назад, подрос совсем незначительно, а потому оставался бодрым и любопытным щенком, за которым нужен был глаз да глаз, не считая, конечно, тех моментов, когда он, весь измотанный, забывался глубоким сном. «Когда-нибудь он станет надёжным компаньоном», — взглянув на него, подумала Миран, и зашагала навстречу своей подопечной.
[indent]— Мы тебя ждали не скорее наступления ночи, — сказала Ланнэ, откладывая то, что она в данную минуту посчитала лишним — естественно, учебник, но не бутерброд.
[indent]Эльфийка кивком головы указала, чтобы девочка не спешила и спокойно покушала, а сама уложила  затушенные светильники на покрывало и присела рядом с ними.
[indent]— Я ещё вернусь туда, — сообщила она, потянувшись за бутылкой с водой.
[indent]Пить хотелось нещадно — половину предметов в располагавшихся рядом руинах она, видимо, описывала с приоткрытым в задумчивости ртом, отчего тот так высох. Утолив свою жажду, магичка полила немножко воды себе в ладони и провела по медно-рыжим волосам, чуточку освежаясь.
[indent]— Тебе достать что-нибудь? — заботливо спросила девочка и приоткрыла корзинку, в которой они хранили часть недавно закупленной ими еды.
[indent]Миран позволила себе немного понаблюдать за маленькой эльфийкой, прежде чем ответить. Ей казалось, будто девочка растёт на глазах — ещё недавно она выглядела совсем ребёнком, а теперь уже стремительно приближалась к тому возрасту, когда её уже можно было назвать подростком. Всё же, несмотря на все опасности, сопутствующие любым путешественникам, магичка была рада, что взяла Ланнэ с собой. На самом деле это было своего рода реверсивным подарком: девочка настолько чудесно поздравила её с минувшим тридцатиоднолетием, подарив ей на самостоятельно скопленные деньги несколько флаконов с парфюмом, которые Миран так любила, что эльфийка не устояла и сделала ей ответный подарок, пообещав, что на месяц заберёт её из Скайхолда и увезёт с собой в очередную поездку. Естественно, радости Ланнэ не было предела, да и сама магичка тоже порадовалась, правда, как всегда — внутри себя. Жизнь, в конце концов, слишком быстротечна, чтобы проводить её всё время вдали от близких.
[indent]— У нас есть сыр, масло, свежий хлеб… — начала перечислять девочка.
[indent]Едва ли магичка ожидала, что что-то может нарушить их покой в этот момент, но это всё-таки случилось.
[indent]— Ланнэ, тихо. — Услышав нетипичный для данной местности звук, Миран предупредительно выставила вперёд указательный палец и, когда девочка резко умолкла, внимательно прислушалась.
[indent]Её настороженность возрастала по мере приближения источника звука. Казалось, он был совсем недалеко, но где — справа, слева? Нет. Сверху.
[indent]Эльфийка подняла взгляд и увидела несущееся по воздуху тёмно-фиолетовое тело, расцвеченное яркими полосами жёлтого, красного и белого. Огромные крылья хлопали неровно, шумя и поднимая ветер. Один из потоков достиг и магичку с её подопечной, взметнув их волосы. Миран зачарованно глядела вслед удаляющемуся зверю, а когда ей показалось, что он вот-вот исчезнет из её поля зрения, она принялась в спешке собирать свои вещи. Ланнэ вскоре присоединилась к ней, ни о чём не спрашивая, и вместе они управились достаточно быстро. Не давая никаких указаний вслух, магичка закрепила свой багаж на Пятныше, засунула Фалон’нэна в одну из сумок и вскочила в седло, затем протянув руку своей подопечной, помогая той взобраться на лошадь.
[indent]Пятныш шёл размеренным, если не сказать медленным шагом — ему было тяжело везти на себе столько тяжестей. Несмотря на это, он проявлял недюжинную настырность и ни разу не дёрнул поводья, пока Миран направляла его в нужную для неё сторону. Добравшись до крутого склона, ей пришлось спрыгнуть с лошади и снять с седла Ланнэ — верхом на коне спускаться было бы слишком опасно. Осторожно, шажок за шажком, они ползли вниз по заросшему травой и цветами склону, пока не достигли низины, так же покрытой гигантскими деревьями. Это была восточная окраина Изумрудных Могил, но внешне она не сильно отличалась от их центра.
[indent]Пройдя чуть вперёд, Миран услышала треск и остановилась. Фалон’нэн беспокойно заёрзал в своём мешке, и эльфийка жестом попросила свою маленькую спутницу дать ему что-нибудь, чтобы он успокоился. Пытаясь оценить, откуда шёл шум, магичка вроде как преуспела в этом — а это означало, что дальше Ланнэ и животные пойти с ней не могли.
[indent]— Оставайтесь здесь, — велела Миран, вглядываясь в лицо девочки. — Спрячься вместе с Фалон’нэном под корнем и ждите. Если услышишь рядом какого-нибудь зверя или выкрики — сразу же забирайся в седло и скачи прочь отсюда насколько быстро сможешь. Ты меня поняла?
[indent]Ланнэ понятливо кивнула. Для десятилетнего ребёнка она была удивительно послушна, и кто-то другой, возможно, и засомневался бы, станет ли девочка выполнять озвученные условия, но магичка была в ней уверена — они прошли вместе слишком многое, а потому хорошо знали друг друга.
[indent]Оставив свою подопечную и живность в месте, казавшемся ей более-менее безопасным, Миран забросила себе на спину перевязь с боевым посохом и убедилась, что сумка с журналом, письменными принадлежностями и зельями по-прежнему висит у неё на боку. Только потом она двинулась вперёд, осмотрительно перемещаясь от дерева к дереву. Дракон приземлился где-то неподалёку — эльфийка была в этом уверена. Она то и дело поглядывала наверх, выискивая поломанные кроны, и они, время спустя, таки нашлись — но не на поляне и не в лесной гуще.
[indent]Приостановившись, магичка вгляделась в раскинувшуюся перед нею усадьбу с высоким забором. Судя по зашторенным окнам и разросшейся растительности, выглядывающей из-за верхушки забора, это место было заброшено его хозяевами — быть может, из-за вольных граждан Долов, несколько лет тому назад буйствовавших на этих территориях, или по какой-то другой причине. Так или иначе, это был верный поступок — едва ли они обрадовались бы тому, что у них во дворе приземлился дракон.
[indent]Осторожно, ничем не выдавая своего присутствия, Миран подошла к заграждению. Уцепиться на сплошной ровной стене было не за что, а путём прыжка она бы не осилила такую высоту, даже если бы была вдвое выше своего реального роста. Благо, ей на выручку, как и в большинстве случаев, пришла местная фауна — одно из деревьев выгодным для неё образом склоняло одну из своих ветвей как раз в сторону усадьбы. Недолго решаясь, эльфийка взобралась на ветку, прошла вперёд, миновав при этом высокий забор, и прыгнула на крышу пристройки, после этого максимально медленно скатившись вниз по ней. Впоследствии угодив в декоративный куст, она встала, отряхнулась и принялась прикидывать, как же ей поступить дальше. Увидеть дракона в такой близи — это не просто шанс на миллион; это редкостный дар для любого исследователя, который попросту нельзя оставить без внимания! Поэтому, не сильно смущаясь тому, что она расхаживает по чужому имуществу, Миран нашла один из входов в усадьбу и проникла внутрь. Как только она это сделала, царящая вокруг темнота заставила её зажечь завесный огонь. Так, подсвечивая себе путь ярко-зелёным сиянием, магичка прошла несколько помещений, пока не вышла к окну в наружной стене. По тому, как вибрировала земля, можно было сделать однозначный вывод: дракон совсем близко. Не медля, эльфийка потянула штору в сторону и выглянула наружу, но вместо восхитительного вида её ждало разочарование: аркада, украшавшая здание со двора, вся заросла, и сквозь все эти листья и ветки было совсем ничего не видать. Тем не менее, не расстроившись данному факту, Миран пошла дальше. Ввиду своего прошлого она неплохо ориентировалась в орлейской архитектуре, а потому знала: тут должны быть балконы.
[indent]Выбравшись на улицу, магичка начала осматриваться. Звуки, исходящие со стороны двора, сильно отвлекали её, но не помешали ей заметить лестницу сбоку здания, которая вела на самый его верх. Воодушевившись, эльфийка поднялась по ней, стараясь не высовываться. Открывшаяся перспектива превзошла её ожидания: на крыше была выстроена своего рода площадка, имевшая белое заграждение, подпираемое такого же цвета столбиками. Здесь имелись также лавочки, стол и декоративные растения, некоторые из которых уже пробились на свободу сквозь свои вазы и теперь держались корнями за покрытие площадки. Всё вокруг выглядело так, словно дожидалось возвращения хозяев. Что же, вместо них сюда заглянула посторонняя личность, которой вся эта обстановка была весьма на руку.
[indent]Миран тихо достала из сумки нужные ей вещи, заправила волосы за остроконечные уши, подкралась к заграждению и легла на живот. Перо вновь забегало по страницам её журнала — магичка вырисовывала в нём гаморданского бурегона, одного из самых прекрасных драконов, часто воспеваемых восторженными орлесианцами. У смертельно опасного зверя была морда в крови, чуть надорванное на кончике правое крыло, и он припадал на заднюю ногу. «Кто же тебя так помотал?» — раздумывала эльфийка, но работу не прекращала. Кто знает, когда дракон придёт в себя и улетит отсюда? Поэтому действовать нужно было без заминок.
[indent]С истинным запалом исследователя, Миран полностью погрузилась в своё любимое дело.[icon]https://funkyimg.com/i/2RMRi.png[/icon]

+1

3

Отряд двигался быстро и мало останавливался, чтобы перевести дух. Немногие смогли бы осилить столь протяжный маршрут, ибо аввары бежали так, словно их преследовал демон прошлого, от которого их предки аламарри когда спасались в горах. Шесть крепких фигур, группируясь в обратный клин, рассекали ветви деревьев, сминая мягкую траву под ногами. Они не бежали от кого-то и по всей видимости не имели времени передвигаться незаметно от какой-либо напасти. Спешка и четкий маршрут ведущего отряд не давал повода расслабиться и сильно выделяющиеся от зеленого фона варвары следовали за своим лидером беспрекословно, иногда обмениваясь полезной информацией.

Пару дней назад в оплот Вайтхолда нагрянул гром. Это был высший дракон из семейства гаморданского бурегона. Следопыты оплота, в том числе и сам вождь до наступления противника с небес предугадали опасную ситуацию, посему жертвы значительно удалось сократить среди горского населения. К сожалению полностью обойтись без потерь не удалось от наступления неистового зверя, исторгающего ужасный разряд электрической энергии. Неприятный запах паленной плоти долгое время будет держаться в поселении варваров, однако воины мужественно проявили стойкость как никогда, ибо за их плечами стояли родные дети, нуждающиеся в защите. Женщины у авваров никогда не считались слабым звеном, по крайней мере в оплоте Вайтхолд, но и не требовалось от представительниц грациозного пола мужества в обязующем условии как от мужчин. Женщина вправе могла стать воином, равной мужчине, но если не имела в душе бурную стихию войны, то могла оставаться в оплоте хранительницей семейного очага. Дракона удалось победить тяжелым и совместным трудом под руководством Аркилла. Аввары сильно ранили грозное существо и заставили отступить от Морозных гор. Однако кто-то сможет вот так просто избежать возмездия и мести за столь разрушающие поступки от вольных горцев? Нет. Вождь организовал поход на чудище, которое покусилось на самое драгоценное для Аркилла. Он просто не может  оставить дракона безнаказанно летающим над поселениями различных народов Тедаса. К тому же, если этот бурегон решил полакомиться целой деревней, что является редкостью для них, то зализав раны ящер вновь вознамерится уничтожить иную социальную местность и это являлась теперь угрозой большого масштаба.

Отряд воинов пробирались практически через окраины Изумрудных Могил, оставив далеко за собой родные просторы. Пот ручьем пробегал по суровым лицам преследователей, а дыхание ровным тембром сопровождался среди бегущих искателей. На сей раз Аркилл сбавил темп все чаще замечая сквозь кроны пышных деревьев алую кровь, а в подтверждение интуиции и зоркому глазу тана далеко впереди ему удалось услышать сильный взмах крыльев гаморданского бурегона. Они приближались.

- Мы все ближе к своей цели, - Произнес он так, чтобы его могли слышать члены отряда.

Зеленая местность окраин Изумрудных могил заставляла иноземцев иногда озираться по сторонам. Порой удавалось замечать старые постройки эльфийских захоронений, но на сооружения орлесианской знати им пока не довелось наткнуться, так как вели свой активный маршрут через густой лес под руководством опытного следопыта и тана.

Броня средних габаритов. Универсальный авварский пояс, держал на себе много полезных походных вещей, в том числе и парные топоры, а круглый щит и лук покоились за спиной. Отряд составляет из себя опытных и верных горцев, которые за свою жизнь провели множество битв плечом к плечу, а охота на дракона являлась для них далеко не первой. Каждый из составляющих знал что должен делать во время боя против оглушающего ревом зверя и данный поход может обернуться для кого-то последним. Доблестная смерть в бою - это высшая награда для авваров, ибо после почетной гибели житель оплота искренне верит, что окажется среди доблестных павших воинов, купаясь в славе и бесконечном почете.

По знаку Аркилла отряд остановился возле одного из древних эльфийских руин. Никто не ничего не произнес, да и невдомек было что-то говорить после знатного марш броска через горную местность до окраин Изумрудных могил. Естественно они совершали привалы, чтобы набраться сил, но воспользоваться шансом на кратковременный отдых никто не хотел упустить, особенно если враг уже так близко по расчетом ярла. Девушка из отряда согнулась на месте, чтобы проще перевести дыхание, однако посох за спиной не давал это сделать так просто. Усмехнувшись, один из авваров, который выглядел крупнее всех с молотом за спиной с улыбкой на лице похлопал магичке по спине.

Опустившись на колени, вождь авваров провел рукой по мягкой почве, словно замечая своими глазами нечто сокрытое от обычного глаза в местности у эльфийских руин.

- Здесь кто-то сидел и не так давно. Малогабаритный вес, возможно трапеза, или сидячий дозор. Но нет, это ребенок. - Озадаченно продолжил изучать недавно покинутую местность. - Здесь пасся жеребец, а тут следы ... судя по размерам стопы - это ... девушка. - Провел ладонью аккуратно по мягкой траве, где обнаружил частички волос, развеянных ветром. - Медно-рыжий цвет волос. - Подытожил следопыт и встал во весь рост, а члены отряда вдоволь успели насладиться легкой остановкой. По земле Аркилл ощутил необычный толчок, словно вибрацией отдало откуда-то издали-впереди.

- Дракон сделал привал и зализывает раны, - Объявил вождь.

Он продолжил идти вперед спешным шагом, прекрасно разбирая следы коня, а отряд последовал. - Следы слишком четкие. Сильно нагруженный, но держится. Верный конь. Они бегут от дракона? Но нет, не в ту сторону. - Аввар ускорился и теперь они бежали по крутому склону, который вел вниз к восточным окраинам Изумрудных могил, Аркилл вновь различил женские следы и осторожную поступь коня во время спуска, но вскоре следы разделились.

- Любопытно, - Мысленно подумал тан, заметив что следы девушки уводили в ту сторону, где мог быть отдыхающий дракон. - Ее дочь скорее всего на коне и находится в безопасности, относительно. Но зачем так рисковать самой матери? - Подивившись, аввар даже слегка улыбнулся, продолжив путь вперед мимо пышных деревьев, пока не заметил большую заброшенную усадьбу, огороженную высоким забором. Чутье подсказывало, что дракон находится где в округе широкой заброшенной территории. Осторожно приблизившись к высокой стене, тан велел своим людям взобраться на высокую ветку, примыкающую почти к забору и после чего последовал их примеру. Оказавшись, наконец, с другой стороны неприступной стены, они перемахнули на крышу пристройки, однако далее Аркилл велел своим людям жестом задержаться на одном месте. С главного двора отчетливо слышалась вибрация исходящая от дракона и аввар предположил, что следует для начала разведать обстановку перед боем и воспользоваться эффектом неожиданности правильно.

Мгновенья спустя и Аркилл ловко и бесшумно карабкается по стенам усадьбы, чтобы оценить дракона с высоты. Цепкие движения не заставили долго ждать и аввар тихонько заступил на крышу, которая тут же поразила вождя неординарной красотой. Лавочки, декоративные растения могли бы заставить мужчину задержать свой взор на столь чудной архитектуре, но как только только его взгляд упал на красивой девушке, озадаченно что-то помечавшей в дневнике возле заграждения, то он тут же припал к каменному полу. Не каждый день увидишь столь дивные места, да еще в окружении ясноглазой девы, эстетично что-то подчеркивающей в записях. Но горец тут же посерьезнел, особенно когда заметил у эльфийки посох и броню профессионального мага. Подкравшись более тише к ней сзади чем обычно, он смог различить в дневнике зарисовку того самого дракона. Впрочем, с высоты аввару также удалось увидеть оригинал рисунка, оправляющегося от полученных в Вайтхолде ран.

- Зачем тебе это? - Внезапно произнес Аркилл не слишком громко, располагаясь все еще позади девушки. Серьезный и внимательный взгляд его сконцентрирован на отдыхающем драконе и он был почти уверен, что магичка не решится сражаться возле высшего дракона, разоблачившись, тем более что ее ждет дочь не так далеко отсюда в укрытии. - Тише, я не за тобой пришел. - В моменте можно было разглядеть улыбку на суровом лице горца.

Аркилл медленно поднял руку и внизу зашевелились аввары, принимая выгодные позиции по безмолвным знакам тана, чтобы атаковать бурегона эффектом неожиданности. Но команды пока не наблюдалось.

- Я думаю тебе будет лучше покинуть это место, иначе попадешь под раздачу электрического разряда, - Он посмотрел на эльфийку боковым зрением и что-то подсказывало, что смелая исследовательница далеко не разделяет действия аввара по отношению к раненному дракону, а отступать уж точно не в ее стиле.

Отредактировано Аркилл (2020-07-01 01:09:54)

+1

4

[indent]Должно быть, гаморданский бурегон действительно обладал всеми теми качествами, которыми награждали его орлесианские поэты, раз Миран, погрузившись в зарисовки, не замечала присутствия чужака до того самого момента, как он заговорил с ней. К своему стыду, она была застигнута им врасплох — она бы солгала, если бы стала утверждать обратное. Возможно, наличие поблизости дракона и труднодоступность той точки обзора, которую она выбрала, склонили её к мысли, что никого рядом с ней оказаться попросту не может, но, как показывала практика, нельзя быть уверенным в чём-либо на сто процентов.
[indent]Эльфийка, внутренне напрягшись всем телом после неожиданного приветствия, мысленно выругалась. У неё за спиной мог оказаться кто угодно, и этот кто-то необязательно должен был быть дружественно к ней настроен, так что она своей чрезмерной сосредоточенностью допустила фатальную ошибку. К счастью, ей на голову не обрушили оружия, не ударили в спину заклинанием и не сбросили вниз к дракону. «А ведь могли», — не слишком радуясь собственной удаче, подумала магичка. Не делая больше из себя удобной мишени, она резво забросила журнал и письменные принадлежности себе в сумку и приняла полу-сидячее положение, из которого в случае необходимости могла бы вскочить, как отпущенная на волю натянутая пружина.
[indent]Перед её глазами находился рослый мужчина, при первом взгляде на которого в уме первым делом всплывало слово «дикий». Он не носил набедренной повязки, не перемещался в полу-присядку, и грязь не сходила с него слоями, но в его образе ясно читалось противопоставление цивилизованности народа, на территории которого они находились. Миран не нужно было долго изучать его, чтобы понять: перед нею аввар. В пользу этого говорили его внушительные габариты, суровое, заросшее бородой лицо, светлые волосы, сплетённые в типичную для жителей гор причёску, одежда и оружие. Если бы эльфийке не доводилось бывать в Морозной Котловине, его облик вызвал бы у неё смятение — особенно сильным оно было бы, если бы они встретились в то время, когда магичка только-только покинула свой Круг и толком ещё ничего не знала об окружающем её мире, — но борьба с гакконитами, имевшая место в минувшем году, всё ещё крепко держалась в памяти Миран. И всё бы ничего, но она не припоминала такого, чтобы жители гор спускались в места, обитателей которых они с долей презрения называли низинниками, разве что ради разбоя и вредительства. В её понимании, в глазах авваров окраина Изумрудных Могил находилась столь же далеко, как в её собственных — Вал Руайо от Сегерона. Резонным был вопрос: что он здесь делал? Но на этот раз — как и в предыдущий, — ответ ей преподнёс сам аввар, предупредив магичку по поводу дракона. «Это вы?» — глядя в лицо великану, на котором, как ей показалось, мгновением ранее мелькнула улыбка, подумала Миран и взглянула во двор сквозь пробел между столбиками. Неужели этот аввар находился здесь из-за гаморданского бурегона? Но ведь нападать на него в одиночку подобно самоубийству. Или он был вовсе не один?
[indent]Эльфийка ещё раз взглянула на дракона, пока что даже не предпринимавшего новых попыток взлететь. По-видимому, чувствовал он себя не самым подходящим для этого образом, и оттого в Миран проснулась к нему жалость. Глядя на него, она словно бы видела саму себя и тот растерзанный всем остальным миром народ, к которому она принадлежала. Как и гаморданский бурегон среди остальных животных, так и некогда эльфы обладали силой и высотой духа, несравнимой с другими народами, населявшими Тедас. И прямо как этот дракон, застрявший из-за собственного бессилия и нанесённых ему ударов в этом не таком уж большом дворе заброшенной усадьбы, так и эльфийский народ силился снова подняться над всем тем, что прижимало его к земле, и вернуться к своему исконному — принадлежащему ему по праву — положению.
[indent]Миран, приподнимаясь, ответно покосилась на аввара, поднявшего руку и таким образом, похоже, подававшим сигнал кому-то, кого магичка пока что не сумела высмотреть. «Значит, всё-таки не один», — сообразила она и постаралась увлечь великана в сторону от заграждения — подальше от дракона, чтобы не взволновать того своим присутствием и действительно не получить невероятным по своей силе электрическим зарядом. Даже в полной здравости дракон едва ли мог правильно расценить, кто ему друг, а кто — враг, а эльфийка, раненная им, вряд ли сумела бы помочь ему.
[indent]— Я — исследовательница, — осторожным шёпотом произнесла она, — из общества защиты редких зверей.
[indent]Для любого, выросшего в орлесианском обществе, ложь — это такая же манера речи, как для ферелденцев — грубое, приправленное особой остротой словцо. Разумеется, Миран не стала бы прибегать к обману, если бы решила, что ситуацию можно разрешить путём убеждения, но аввары — не тот народ, который можно так просто убедить в чём-либо. Если они явились сюда за драконом, то без его головы точно не уйдут, а магичка поставила своей целью во что бы то ни стало не дать им зарубить удивительного зверя.
[indent]— Гаморданский бурегон, как правило, обустраивает своё логово в болотистых местах, отрезанных от людских поселений, — эльфийка начала рассказывать об особенностях данного подвида драконов, как бы невзначай высказываясь в пользу самого зверя, — и питаются крупными животными, встречающимися на той же территории. Крайне удивительно, что он оказался здесь. Благо, скоро сюда должны прибыть шевалье — вместе мы позаботимся о том, чтобы гаморданский бурегон благополучно покинул это место и вернулся в среду своего обитания. Я лично прослежу за тем, чтобы причина, по которой он покинул её, была исключена и дракону больше не понадобилось покидать своё логово.
[indent]Заручившись подмогой, которой по факту не было, Миран рассчитывала на то, что авторитет вымышленного ею орлесианского общества и рыцарей склонит авваров к тому, чтобы отстать от дракона и покинуть усадьбу. Сама по себе, в одиночку, она вряд ли представляла для горных воителей серьёзное препятствие — по крайней мере, не в том случае, если они набросятся на неё всем скопом. По одному она ещё имела шанс вывести их из боя, но явно не действиями, направленными прямо в лоб. К сожалению, глядя на светловолосого аввара, она не могла с уверенностью сказать, что хотя бы одна её уловка настигла цель.
[indent]Именно в этот момент, пока она раздумывала, какие бы ещё доводы привести в пользу своей позиции, со двора раздался громкий рёв, и нечто трескучее заполонило своим звуком всё пространство. По-видимому, дракон изверг тот самый электрический разряд, о котором предупреждал её аввар. С одной стороны, он не был направлен в сторону крыши, и это было хорошо, но с другой — это означало, что дракон обнаружил для себя другого врага — кого-то, кто находился внизу и, очевидно, представлял какую-то ценность для того мужчины, с которым разговаривала Миран, так как он тотчас сорвался с места.
[indent]— Постой! — воскликнула она, но что мог значить такой невнятный окрик для воителя, нацелившегося на своего противника?
[indent]Магичка, не теряя времени, бросилась вниз по лестнице, которая некоторое время назад привела её на крышу. Едва касаясь пальцами перил, она местами перепрыгивала несколько ступеней за раз — ей следовало поспешить. Дракон находился явно не в лучшем для него состоянии, а значит, у авваров имелся вполне реальный шанс разобрать его на сувениры, чего эльфийка, само собой разумеется, не могла допустить. В другой ситуации она нашла бы это целесообразным, но не сейчас, когда гаморданский бурегон находился в глуши и не мог причинить никому вреда. Более того, она была уверена, что дракон, как и всякий раненный зверь, возвращался в своё логово. Что бы он там ни натворил,  запоздалая месть не могла этого исправить — так к чему осуществлять её?
[indent]Спустившись с последней ступеньки, Миран заметила громилу, значительно превышающего её по размерам. Этот аввар отличался от того, с кем она разговаривала на крыше. У этого были густые распущенные волосы, чёрная борода и отчётливый отпечаток свирепости на лице. Молот, который он имел при себе, мог бы разбить морду даже такому крепкому существу, как дракон. К счастью, у эльфийки не было необходимости открыто нападать на него — аввар, похоже, пока ещё не уловил её присутствия. Охваченный своими эмоциями, он был весь сосредоточен на противнике. Не решаясь схватиться с ним в сражении с помощью оружия — это было бы смертельно опасным для магички, — она выудила у себя из-за спины свой металлический боевой посох, чьё кристаллическое навершие уже сочилось холодом трескучего льда — самой близкой для неё стихии. Сконцентрировавшись на себе, Миран ощутила, как у неё сводит от напряжения руки, и послала эту энергию в чернобородого аввара, заключив его в сжимающуюся телекинетическую клетку. Следом окружив его силовым полем, она создала взрыв, разметавший всё вокруг силача и оглушивший его самого.
[indent]Не задерживаясь на одном месте, эльфийка забежала внутрь дома и, быстрыми шагами поднявшись вверх по устланной ковром лестнице, оказалась на втором этаже. На всех скоростях промчавшись по коридору, она выискала выход на один из балконов и осторожно пробралась на него. Отсюда открывался вид на внутренний двор и частичку того, что находилось по левую сторону от главного здания. Выискивающий взгляд Миран наткнулся на парочку фигур, благоразумно не стремящихся лезть на рожон, — по всей видимости, они выжидали удобного для них момента, чтобы напасть на почуявшего опасность зверя. Среди них она обнаружила также другую магичку — высокую девушку, имевшую при себе посох. Один маг против гаморданского бурегона, пусть и раненного, это пустяк, но в качестве вспомогательной единицы авварка могла внести ощутимый вклад в дело своего отряда.
[indent]Полная намеренности не позволить жителям гор нанести дракону непоправимый вред, Миран воздела руки, и стремительно скапливающий вокруг неё холод охватил её своего рода бронёй, лёгшей поверху её коричневого кожаного костюма с металлическими наручами и поножами, — это было естественным дополнением к её ледяной магии, когда эльфийка задействовала её. Возле её рук тем временем уже вспорхнули снежинки — и это несмотря на то, что на дворе царила весна. Уверенная в своих действиях, Миран без толики сожаления собиралась обрушить на вражескую магичку и её соратников настоящую ледяную бурю, способную заковать практически любого человека в непримиримый, пронизывающий самую крепкую броню лёд.[icon]https://funkyimg.com/i/2RMRi.png[/icon]

+1

5

Аввары в полной готовности ожидали последний сигнал. Организатор охоты внезапно почувствовал твердое прикосновение девушки, которая увела вождя от края крыши. Внимательно смотря эльфийке в глаза, словно высматривая свое суровое отражение, Аркилл слушал магичку и не был до конца уверен в правдивости ее слов. За всю жизнь он многое успел повидать и пережить, поэтому своими словами девушка только навлекла немалое подозрение того, что она будет охотникам на чудище явно мешать всеми силами.

- Я знаю об гаморданских бурегонах, как и о многих других драконах. - Твердым и спокойным тоном произнес он, - Однако раз ты столько об них знаешь, то тебе прекрасно известно, что если дракон нападает на людское поселение, то ему необходимо большое количество пропитания, чтобы после большой спячки произвести свой выводок на свет ... - Знания об драконах и об многом другом аввар успел получить тогда, когда стал агентом инквизиции. Конечно его сородичи находили забавным, когда разоблачали в свободное время вождя что-то читающим смиренно после кровавой бойни, с которой он возвращался, порой, испачканный и неумытый.

Аввар продолжал: ... - Этот дракон напал ... - Со стороны облавы послышался голос Торнвальда, который любил в нетерпеж размахивать своим огромным молотом. Точно нельзя было сказать из всей сложившейся ситуации что повлекло разоблачение охотников: либо затянувшийся сигнал и дракон наконец учуял ближайших врагов, либо Торнвальд решил атаковать в лоб. Не теряя времени, Аркилл поспешил на помощь птицей спикировав с крыши прямо вниз. Падая, аввар успел ловко ухватиться за угловую часть балкона второго этажа, чем замедлил падение и спокойно приземлился на землю.

Торнвальд стоял у входа в усадьбу, чем Аркилл слегка озадачился ситуации. Как оказалось, дракон заметил другого аввара из отряда следопыта, который зовут Гор. В руках он держал большой щит и одноручный меч, собираясь вот-вот оказать сопротивление высшему дракону, отвлекая на себя. В этот момент Аркилл и должен был взяться с другой стороны за чудовище, а магичка Айко нейтрализовать на время бурегона магией. Последний выход шел за близнецами и Торнвальдом с его тяжелым ударом в голову чешучетому. Все прошло бы по плану и еще один поверженный гигант в пользу Вайтхолда ...

Аркилл незамедлительно поспешил к Гору на помощь, однако громкий хлопок позади заставил вождя отвлечься и его даже слегка успело отбросить волной вперед к ящеру.

- Что за ... - Он обернулся и увидел лежащего навзничь берсерка возле своего молота обезвреженным магией. В этот момент со стороны Айко и братьев близнецов начал снисходить неестественный холод, выводя авваров из колеи. Дракон готов был расплющить одиноко ютившегося витязя, который все равно продолжал храбро браниться в сторону могучего существа, но внимание бурегона привлек источник холода, в ловушку которой попала троица авваров.

- Эльфы ... - Аркилл присел на одну ногу и вооружившись луком, натянул тетиву в сторону эльфийки, которую отчетливо было видно с балкона. Ледяная броня хорошо защищала магичку со всех сторон, но аввар целился девушке прямо в незащищенный глаз, намереваясь закончить все одним выстрелом. Луки авваров славятся огромной силой, а стоит стреле попасть по жертве, как ту прибивало стрелой прямо к деревьям словно кусок мясо на вертеле. Тетива трещала от максимального натяжения, а пальцы вот-вот распускали разящее древко на поражение. Тан вспомнил об девочке, которая в тревоге ждала свою мать, не так далеко отсюда и не могла бы выжить без неё. Разум принялся коварно возвращать некогда бывалого отца в прошлое, он вспомнил дочь - Тору и ее братьев, которых не смог защитить от погибели. Аркилл стиснул зубы. Испытывая внутриличностный конфликт, он продолжал держать под прицельным выстрелом Миран, охваченный сомнением.

Айко застонала от боли, а холод круговоротом навис над ней и собратьями по команде. Мороз пробивал насквозь, а броня покрылась ледяной коркой. Призывая магию, магичка вложилась в защитный барьер, ударила деревянным посохом об землю. В этот момент горянка успела заметить кровожадный оскал дракона в свою сторону. Электрический заряд накапливался в раскрытой пасти бурегона, дабы покончить с обезвреженными магией. Страх заполонил глаза авварки, ибо буря удерживала на месте, а накапливаемый заряд вот-вот собирался стереть с лица земли троицу.

- Аркилл! - отчаявшимся тоном выпалила Айко.

Вождь выпустил стрелу и попал прямо в глаз ... дракону. Разразившись бешеным рёвом, могучее существо забила в приступе боли крыльями и инстинктивно повернула голову в сторону усадьбы, когда стрела застряла в глазнице. Накопленный энергетический шар спонтанно вылетел из пасти громогласного и с грохотом врезался в стены заброшенных орлесианских  хором, чуть ли не разрубив на две части твердое сооружение словно картонный домик. Аввар прикрылся щитом, когда осколки усадьбы разлетались в стороны. Бывшие жильцы вряд-ли бы хотели сейчас оказаться внутри заброшенного дома, как и многие другие, но аввар чувствовал, что эльфийка не пострадала серьезно. Гор бросился в атаку, рассекая когтистые опорные ноги дракону мечом, однако не долго ему пришлось воевать, так как хвост чудища врезался прямо по храброму аввару, отбросив на несколько метров в сторону. В самый последний момент тот закрылся щитом. Аркилл успел подкрасться сзади к ошалевшему ящеру и запрыгнул тому за спину, карабкаясь по покрытым костяным наростам. Гаморданский представитель решил взмыть к небу и оттуда испепелить обидчиков своим разящим током. Левое крыло, которое было разодрано еще в битве над Вайтхолдом усугубляло монстру подняться без проблем в небо, но правое крыло работало намного чаще, чем удалось раненому кое-как восполнить баланс при взлете. Аркиллу еще никогда не доводилось располагаться на драконе в тот момент, когда чудище отрывалось от земли, чтобы взлететь. Нужно было что-то предпринять, пока дракон окончательно не набрал высоту или еще хуже не пустил электрический разряд через свое тело. Полуразрушенная усадьба все уменьшалась внизу, а окровавленные пальцы устали держаться за острые наросты дракона. Выхватив топор, Аркилл перевел взгляд в сторону целого работающего крыла бурегона. Мысль, пропитанная безумием, тяжелым целеустремленным грузом нависла в голове тана.

- Отец Гор! – Во всю глотку взревел варвар, отпрыгнув от спины дракона и вовремя успел воткнуть топор в крыло бурегону, чуть не сорвавшись в случае неудачи в свободное падение с высоты. Острое лезвие неприятным звуком словно полотно рассекло на две части крыловую перепонку под тяжестью аввара, и дракон вновь взревел. Теряя высоту, темно-фиолетовый ящер грубо рухнул возле усадьбы, а Аркилла отбросило на значительное расстояние по мягкому ландшафту, словно отскакивающий плоский камешек по водной глади.

В ушах гудело так, словно молния ударила в окровавленную голову, а глаза пытались разглядеть мутным взором открытое голубое небо. Мужчина пошевелил конечностями перед тем как попытаться встать. Судьба благоволила храбрецу, посему это было далеко не последнее его падение. Покачиваясь аввар поднялся на твердые ноги, сплюнул кровь и вооружился вторым топором. Круглый щит, который покоился за спиной раскололся на две части от падения, защитив спину, однако вывихнутое плечо отдавала неприятной болью. Драконоборец отстегнул с груди кусок поврежденной брони и вырвал из торса осколок древесины. Алая кровь пробежала по оголенному боку варвара. Глубоко дыша, он не сводил голубых глаз с дракона, который выжил, однако больше никогда не сможет взлететь …

Отредактировано Аркилл (2020-07-02 02:38:14)

+1

6

[indent]Время в сражении имеет свойство искажаться — это скажет любой, побывавший в битве, будь это что-то масштабное или драка один на один. Сплетая в тёплом весеннем воздухе снежную вьюгу, Миран словно бы провалилась в безвременье: всё вокруг неё замедлилось, и естественным ходом шло только то, что касалось непосредственно её саму. Обрушивая на расположившихся возле внутреннего двора авваров ледяную бурю, эльфийка буквально чувствовала движение каждой секунды, задерживающейся дольше привычного. Вот авварская магичка попыталась укрыться магическим щитом; дракон, разъярённый присутствием врагов, направил к ней свою разверзнувшуюся пасть, в которой уже мелькали, соединяясь в клубок, звучные, яркие искры; светловолосый великан, с которым Миран обмолвилась парочкой слов, натянул тетиву, вложив в неё стрелу, которая явно смотрела в её — эльфийки — сторону. Магичка не сомневалась, что аввар выстрелит в неё — жителям гор не свойственна жалость ни по отношению к своим, если те вдруг оказались на их пути, ни к чужакам. Миран уже готовилась сорвать своё заклинание и применить другое, заслонившись от маленького древка со смертоносным острым наконечником, но выкрик авварской магички, похоже, внёс свою лепту в происходящее, и стрела, предназначавшаяся эльфийке, поразила глазницу моментально взревевшего гаморданского бурегона.
[indent]С ужасом воззрившись на метания раненного зверя, магичка опустила руки — лёд, посланный ею на головы авваров, уже сделал своё дело. Чувство предосторожности, вспыхивающее в магичке в такие вот моменты, не подвело её и на сей раз: то, что происходило с драконом, явно дало ей понять — им всем, находившимся поблизости от него, следовало поспешить, если они хотели спастись. Гаморданский бурегон, в пасти которого мелькали искры, издал рёв, сопровождаемый потоком электричества. Разрушительный силы удар обрушился на чудесную орлесианскую усадьбу, разбрасывая вокруг строительный материал и едва ли не разрезая главное здание пополам. Эльфийка, не успев убежать, предприняла единственное верное для неё решение: она окружила себя силовым полем. С одной стороны, заключённая в нём Миран не могла пошевелить даже веками, но с другой — эта мощная телекинетическая преграда уберегла её от гибели.
[indent]Упав вместе с балконом на землю, магичка с радостью обнаружила себя на нём, а не под ним. Стряхивая с себя оцепенение, вызванное силовым полем, она подняла взгляд высоко кверху, к кронам гигантских деревьев, среди которых парил дракон. Он бы мог улететь прямо сейчас и этим завершил бы всю ту заварушку, которая могла стоить многого обеим сторонам, но, к сожалению, он находился в воздухе не один. Эльфийка прищурилась и высмотрела фигуру на спине гаморданского бурегона. Зверь успел отлететь не на такую большую высоту, что позволило ей узнать в безумце того самого аввара, с которым они разговаривали на крыше. Миран помнила его слова: «Этот дракон напал...» Глядя на него, магичка могла лишь удивляться тому, сколь серьёзно аввары подходят к тем делам, что считают личными. Никогда прежде она не видела людей, восседающих на драконах, и зрелище это несомненно было достойно зарисовки в её исследовательском журнале, но эльфийка показала бы себя не менее сумасшедшей, если бы решила сделать это прямо сейчас.
[indent]Затаив дыхание, магичка проследила за тем, как светловолосый аввар прорезал дракону крыло и они вместе начали падать вниз — к удаче всех остальных, не на территорию усадьбы, но неподалёку от неё. Крепко сжимая в руке посох, Миран побежала к тому месту, где полагала найти выход, так как выйти тем же путём, каким она попала сюда, у неё больше возможности не было. По дороге туда её взгляд упал на придавленную осыпавшимися на неё камнями авварскую магичку. Она находилась при сознании, но вряд ли могла сделать хоть что-либо, чтобы оказать самой себе помощь. Остановив на ней свой взгляд, эльфийка чётко перебрала в уме свои приоритеты. Да, эти аввары были её противниками в сложившейся ситуации, но она не имела намерения серьёзно навредить ими или, что ещё хуже, убить. Именно поэтому, направив магическую силу в сторону камней, удерживающих авварку на месте, Миран приподняла их и отшвырнула в сторону. В этот же момент вблизи от авварской магички возник её соратник — мужчина с парными топорами. Сражаться с ним у эльфийки не было никакого желания, поэтому она быстро достала из сумки одну бутыль с зельем и подбросила её аввару со словами:
[indent]— Помоги своей подруге.
[indent]Развернувшись, она побежала к высоким решётчатым воротам. Ещё на лету магичка обдумывала, как преодолеет их, так как они, вероятнее всего, были надёжно заперты. Но это было только полбеды: на подходе к воротам она заметила, что её нагоняет другой аввар с большим щитом и одноручным мечом в руках. Он явно был настроен на то, чтобы догнать её, и вряд ли в его планы входило просто погладить эльфийку по голове. Не позволяя ему напасть на себя, Миран дождалась, пока он приблизится, и расстелила перед собой ледяные мины, покрывшие землю ярким узором. Наступив на них, аввар оказался скован льдом, но так как выглядел он по-прежнему весьма угрожающе, магичка прибавила к этому телекинетическую клетку — так, чтобы всё было наверняка.
[indent]Вцепившись в прутья ворот, магичка дёрнула их на себя и тем самым убедилась в том, что они действительно заперты. Пришлось карабкаться наверх — это было бы не так уж сложно, если бы не посох, который эльфийка отправила обратно в перевязь у себя на спине, и сумка, которые постоянно норовили зацепиться за что-нибудь. Наконец, преодолев преграду, Миран аккуратно спустилась вниз и побежала по заросшим травой холмам, выискивая то место, куда приземлился дракон. Судьба напавшего на него светловолосого аввара оставалась для неё загадкой. Выжил ли он при падении? И если да — то в каком состоянии находился? Не имея в своём магическом арсенале никаких исцеляющих заклинаний, эльфийка даже не представляла, каким образом могла бы ему помочь, если бы вдруг оказалось, что он серьёзно покалечился.
[indent]Идя на драконий рёв, Миран достаточно быстро вышла на него. Падая вниз, гаморданский бурегон поломал на своём пути немало веток, по которым теперь топтался. Было видно, что положение, в котором он оказался, ввело его в полнейшую растерянность: он активно шевелил крыльями — по крайней мере, пытался, — ревел и мотал головой. Оказавшись на его месте, магичка, наверное, сошла бы с ума — те раны, которые умудрился нанести ему аввар, практически полностью исключали для него любые полёты. Глядя на разорванное драконье крыло, эльфийка пыталась представить, каким образом оно могло бы срастись, но никакие умные решения в её голову не приходили. Вряд ли он подпустит к себе каких-либо лекарей или врачей, а уж какое количество зелий понадобится для такого гиганта — это такой же большой вопрос, как и то, помогут ли они ему вовсе. Так что из всего, что успела заметить Миран, напрашивался однозначный вывод: этот гаморданский бурегон отныне навсегда прикован к земле.
[indent]Эта мысль разъярила эльфийку. Слишком хорошо она знала, что это такое — быть невольником обстоятельств. В похожем состоянии она провела большую часть своей жизни, когда не имела практически никакой возможности выйти за пределы своего Круга. Но урезанная свобода — это ещё не повод для того, чтобы отказаться от жизни как таковой. Да, гаморданский бурегон, скорее всего, больше не будет летать, но это не означает, что единственное, что ему остаётся, это смерть. Наверняка если переместить его в какое-нибудь болото, он проживёт свой век — правда, как сумеет. Будет ли это полноценной жизнью? Едва ли. Но это лучше, чем смерть от топора мстительного аввара.
[indent]Прячась в тени деревьев — Миран осмотрительно не лезла к дракону, — она высмотрела среди обильной зелени светловолосого мужчину. Он был ранен, но в гораздо меньшей степени, чем она могла предположить. Должно быть, в нём жила вся нерушимость Морозных гор, раз после такого полёта ему удалось отделаться такими сравнительно не очень серьёзными ранениями. Вывихнутое плечо и порез от куска древесины — разве это остановит человека, напавшего на дракона прямиком во время полёта на нём же?
[indent]Эльфийка, всё ещё не выдавая своего присутствия, достала из-за спины посох. Аввар был занят гляделками с гаморданским бурегоном, а потому это был удобный для магички момент, чтобы заявить о себе. Не став ничего говорить, она выскользнула из-за мощного ствола дерева и подняла руки, взывая к ледяной стихии. Та, откликнувшись, окружила мужчину высоким неровным кольцом льда.
[indent]— Остановись! — крикнула Миран в надежде, что аввар расслышит её слова. — Оставь его в покое! Он больше не сможет причинить кому-либо какой-либо вред!
[indent]Дракон взревел, издавая при этом настолько оглушительный звук, что магичке пришлось прикрыть уши ладонями. Немногим после объятое искрами дерево неподалёку от неё почти мгновенно обратилось в пепел. Тем временем её противник стремительно прорубался сквозь ледяное препятствие, что было неудивительным, учитывая, откуда он был родом. Заметив это, эльфийка объяла себя магическим барьером, чья благотворная энергия оказывала на неё бодрящее действие, помогая быстрее восстанавливать выносливость и магические силы, — она сделала это на тот случай, если им с авваром пришлось бы столкнуться лицом к лицу.
[indent]— Ты уже свершил свою месть! — вновь попыталась она докричаться до него. — Лишить полёта того, кто был рождён для него — разве это не достойная кара?!
[indent]Дракон снова замотал головой, и в его глотке замельтешили искры. Миран подхватила свой посох, который до этого воткнула лезвием в землю, и поспешила скрыться с его глаз. Гаморданский бурегон замахал крыльями, и, несмотря на то, что те находились не в лучшем состоянии, дракон, тем не менее, сумел поднять воздух так, что эльфийка чуть не шлёпнулась оземь. Шагнув в Тень, она пронеслась вперёд, оставляя за собой холодный ледяной след, — так, чтобы оказаться подальше от зверя. Очередной электрический шар ударился об одно из деревьев. Дракон, насколько успела заметить магичка, замахнулся передней лапой, вероятнее всего, метя в аввара. Из своего укрытия Миран попыталась заключить мужчину в силовое поле — она по-прежнему видела его скорее своим противником, нежели врагом. Более того, она была твёрдо уверена, что из этого сражения все должны выйти живыми — как аввар, так и гаморданский бурегон. [icon]https://funkyimg.com/i/2RMRi.png[/icon]

+1

7

Единственный зрячий глаз смотрел на аввара с неистовой злобой. Спокойно выдохнув, Аркилл сконцентрировался возможно на последнем промежутке данного боя, но внезапно его четкий слух расслышал в тени деревьев затаившуюся магичку, чего и следовало ожидать она не из робкого десятка. Девушка выжила от оглушительного электрического снаряда, снесшего половину орлесианской усадьбы. Однако следопыт предпочел следить за движением раненого дракона.

Отступать Аркилл не собирался, как и оставлять живым жестокого зверя. Хотя, со стороны можно было сделать иное заключение. Дракон двинулся в сторону аввара, однако более не так быстро и спонтанно, как это было до падения. Мужчина всегда имел тесную связь с существами, которые отличались от разумных социальных рас и сейчас горец ощущал настороженность со стороны верховного дракона по отношению к тому, кто лишил его навсегда обладать даром полета. Это чувство, когда на тебя надвигается нечто чудовищных размеров и угрожающе покачивает хвост, клацая огромными словно сабли зубами заставит многих содрогнуться на месте, поддавшись воле паники и бежать. В злобе съежившись, вождь стоял, угрожающе направив один топоров в сторону сближающегося дракона.

- Ты умрешь здесь и ответишь за смерть ребенка и женщины, которых пожрал в Вайтхолде, дракон! - Прорычал грозным тоном мужчина.

В этот момент вокруг Аркилла стремительно образовалось кольцо льда с высокими стенами и острыми концами, заблокировав путь к дракону. В моменте он снова забыл об магичке, сконцентрировавшись на драконе, однако ее благородные порывы начинали раздражать варвара Морозных гор.

- Я не остановлюсь, покуда не пролью кровь убийцы! - В ответ крикнул горец, через глухую стену, которая мешала видеть эльфийку. - Кровь мирных жителей моего оплота запретная и каждый, кто покуситься на нее вкусит смерти от моих рук. Я прошу тебя не вмешиваться в наш поединок.

Душераздирающий визг дракона пронесся над всей лесной местностью так сильно, что Аркилл прижал руками уши. Ноги задрожали, чуть не поддавшись и не уронив воина на землю. Разъяренный Аркилл бросился на ледяную стену и принялся с неистовой силой прорубать путь к своей цели. От каждого удара толстая стена льда все сильней содрогалась, покрываясь распространяющейся трещиной. В конце концов она рассыпалась, раскрыв путь вперед - к раненому дракону. Заметив волшебное действие, нисходящее от магички, он понял, что та готовилась к возможной битве с ним, но аввар упорно следовал вперед, чтобы несмотря ни на что убить предвестника всех бед. Отвечать на дальнейшие слова девушки он больше ничего не стал, подтвердив свою точку зрение твердым молчанием.

Искры посыпались со всех сторон от дракона. Хоть он больше не обладал навыкам полета, однако стоило ему грозно взмахнуть крыльями, как горца сбило с ног. На поле боя никто не собирался сдаваться, даже обреченный дракон. который пальнул еще один заряд в сторону магички.

- Твой противник - Я! - Прогремел аввар и бросился в атаку топором. Хвост чудища в нескольких метрах просвистел над головой горца. Он успел в последний миг избежать рассекающего удара и на сей раз сгруппировавшись выстрелил из лука дракону в открытую пасть. Стрела миновала острые зубы и пронзила область мягкой нёбы, заставив бурегона проглотить следующий электрический шар в себя. Ощутив боль, он заметался и в ярости решил атаковать близ располагающегося аввара когтистой лапой. Аркилл попытался увернуться, но в последний миг почувствовал магическую энергию, пробежавшую по его жилам, словно кто-то благословил горца оберегающими чарами, заставив аввара не сдвинуться с места. Рассекающий воздух удар почти добрался до следопыта и казалось должна было достигнуть цели.  С левого фланга огненная стрела со свистом пронзила гаморданскому бурегону последний глаз. Ослепший дракон заметался в незрячей ярости, накренив голову к земле и изрыгал электрический импульс спонтанно в разные стороны. Он более не видел своего врага, но отчетливо чуял кровь аввара перед собой. Подняв голову, бурегон обнажил пасть и ринулся прямо на горца, пытаясь перекусить его зубами как мечи пополам.

- Аркилл! - Окликнул Дарир, который окончательно ослепил стрелой дракона. Он что есть силы метнул молот Торнвальда в сторону следопыта. Поймав летевший боевой снаряд, Драконоборец раскрутил в руке разогнавшуюся силу удара молота и встретил атакующую голову дракона ударом в тот момент, когда острые зубы почти добрались до него. Громкий треск костей сопроводил болезненный визг бурегона и несколько покачиваясь на месте, чудище рухнуло наземь, тяжело издыхая.

- Все кончено?

Аркилл все еще ощущал присутствие эльфийки, однако не думал на нее нападать. Переводя дыхание, воитель положил молот на землю и поморщился от привычной боли в плече.

- У меня нет намерения с тобой сражаться, хоть ты сильно вмешивалась в битву. Если ты перестанешь колдовать, то и мои люди не будут тебе докучать. - Зычно произнес вождь, однако не смотрел в ту сторону, где по его предположению могла находиться магичка. Дарир опустил свой лук, повинуясь вождю, однако оба они были морально начеку оказать сопротивление в случае посторонней атаки. Откуда спереди вождь услышал приближающийся топот своих людей.

Усталость понемногу стала накатывать на горца после изнурительной схватки с гаморданским бурегоном. Бывало у него множество боев против разных драконов, однако никто еще не пыталась оказывать сопротивление в тот момент, когда дракон бушевал и пытался его съесть. Интуиция следопыта никто не подводила и сейчас она ему подсказывала, что эльфийка защитила его магическим барьером в тот момент, когда дракон попытался задрать аввара когтистой лапой. Мысль заставила невольно улыбнуться.

+1

8

[indent]Прикрытая тенью дерева, Миран стояла на месте, то сжимая пальцы вокруг древка своего боевого посоха, то расслабляя их. Если она хотела как-то вмешаться и повлиять на исход того, что аввар назвал своим поединком с гаморданским бурегоном, то это нужно было делать прямо сейчас. Подняв взгляд к голове дракона, эльфийка увидела ничем не сдерживаемую природную ярость — такую, что способна сотрясти Морозные горы и всколыхнуть всё Недремлющее Море. В то же время, косясь на аввара, она вспоминала рассказы агентов Инквизиции, ставших свидетелями сражению винсомера и великана на Штормовом Берегу ещё во времена Прорыва Завесы. Светловолосый воитель — пусть и достаточно высокий и крепкий, — тем не менее на настоящего дикого великана не походил, но, наблюдая за его решимостью в бою, магичка чувствовала себя, пожалуй, схожим образом с теми агентами, которые попрятались кто куда, как только разглядели двух сражающихся гигантов на берегу. Миран даже не сомневалась, что аввар исполнит свою угрозу и сметёт любое препятствие на своём пути, будь то человек или вещь. Здесь, в лоне природы, действовал всё тот же древний принцип, гласящий, что выживает сильнейший. Если в этой глуши в эльфийку прилетел бы топор или стрела, никто бы не стал искать виновных — всё случившееся посчитали бы естественным.  Людям свойственно погибать даже в кроватях посреди густо населённых городов, так что говорить о тех случаях, когда одинокий путник находит свою погибель в глубинке довольно-таки диких земель? Поэтому магичке следовало быть осторожной; но осторожность в данном случае означала промедление, а промедление — поражение. Дракон не мог ждать, когда она займёт более выгодную позицию или придумает план получше — аввары и без того были крайне близки к тому, чтобы одержать над ним победу.
[indent]Миран могла бы одолеть авваров и спасти гаморданского бурегона, если бы только захотела. Это было бы не так легко, но она сумела бы, ведь на её стороне была магия. Но это не было тем оружием, которое можно было «расчехлить» без последствий. Прибегнув к нему в сложившихся условиях, магичка, по сути дела, должна была бы решить, чья жизнь в её глазах более достойна сохранения — дракона или воителей, спустившихся с гор. В великом напряжении она глядела на то, как её силовое поле спасает светловолосого аввара и как в тот же миг огненная стрела поражает единственный уцелевший глаз гаморданского бурегона. По ощущениям это было похоже на то, как если бы на эльфийку сошла лавина: она, вся внутренне окаменев, хотела отвернуться, но продолжала смотреть. Даже если дракон выживет — понимала она, — его жизнь будет попросту ужасна. Бескрылый, безглазый…
[indent]Пусть на обратном пути Фен’Харел подкараулит этих авваров и уведёт их в лес, запутав их умы так, чтобы они никогда больше не нашли тропы домой!.. 
[indent]— Что ты наделал! — крикнула магичка, и её выкрик перемешался с рёвом падающего на землю дракона.
[indent]Первые несколько мгновений выдались очень тихими: эльфийка была практически уверена, что слышит лишь шелест листвы и дыхание — своё и авваров. Оба мужчины наверняка была горды собой — они ведь одолели гаморданского бурегона, свершили месть и сейчас могли возвращаться в свои промёрзлые горы в качестве героев. Миран же испытывала совершенно иные эмоции: гнев и досадливое ощущение разочарования. Всё было кончено столь же быстро, как и началось — она даже не успела толком ничего сделать, точнее говоря, не собралась в достаточной степени, чтобы остановить это безумие. То, что дракон сейчас лежал совершенно без движения, было её виной.
[indent]Магичка тронулась с места и не слишком быстрым шагом двинулась в сторону гаморданского бурегона, по пути буравя взглядом авваров и тем самым предупреждая их, что сейчас она тот человек, которому не следует чинить препятствий. Утыкаясь лезвием боевого посоха в землю, эльфийка прошествовала к ярко окрашенному гиганту, чья кровь заливала сочную зелень холма. Будь он жив, она бы ни за что не решилась подобраться так близко — по крайней мере, если бы её к тому не принудили обстоятельства. Теперь же нахождение поблизости от него не грозило ей никакой опасностью, поэтому Миран подобралась практически вплотную к нему. Гаморданский бурегон по-прежнему казался ей прекрасным созданием — даже несмотря на то, сколько ран на нём оставили аввары. Воткнув посох лезвием в землю, магичка взобралась вверх по драконьей морде и вытащила из его глазницы стрелу. Затем, спустившись вниз, она попыталась сделать то же самое и со вторым глазом, но ту стрелу дракон, падая, разбил, поэтому в этом не было никакого смысла. Вновь взявшись за свой посох, эльфийка прошла неспешным шагом вдоль гигантского туловища, моментами касаясь кончиками пальцев холодной чешуи. Оказавшись возле его крыльев, магичка ощутила всю внушительность павшего зверя. Эти ощущения точно следовало записать, хотя и вероятность никогда не позабыть их была достаточно велика.
[indent]Напоследок ещё раз коснувшись драконьей головы, Миран двинулась в сторону деревьев.
[indent]Едва уловимый писк заставил её насторожиться — но без страха. Остановившись, эльфийка вгляделась в заросли перед собой, над которыми без труда угадывались лошадиные уши. «Целительница из тебя выйдет отменная, а вот шпионка — никудышная», — подумала она и позвала вслух:
[indent]— Ланнэ, вылезай.
[indent]Лошадиные уши тронулись с места, и вскоре из-за кустов вышла маленькая девочка с сумкой в руках, из которой торчала мохнатая щенячья голова. Увидев их, Миран не рассердилась — до этого момента она была так зла на авваров, что на то, чтобы позлиться на кого-либо ещё, у неё попросту не хватало сил. Ланнэ, разумеется, пошла поперёк её наставлений, но, по-видимому, она имела на то причину. Главным, впрочем, было то, что ни подопечная магички, ни её животные не пострадали, а потому всё остальное можно было запросто разрешить.
[indent]— Это… дракон? — широко раскрыв свои серо-карие глаза и изумлённо вздохнув, спросила девочка.
[indent]Эльфийка оглянулась на поверженного зверя через плечо.
[indent]— Гаморданский бурегон, — уточнила она. — Крайне опасное существо, способное плеваться электрическими сгустками. Инквизиция однажды лично встретилась с одним из таковых в Вороньих Топях на Священных Равнинах.
[indent]Подойдя поближе к подопечной, Миран положила ладонь ей на макушку и слегка потрепала её золотистые светло-каштановые волосы — это в некоторой мере позволило ей чуточку успокоиться. Несмотря на то, что дракон был повержен, она сама осталась цела и невредима, а это означало, что Ланнэ не придётся каким-то образом самостоятельно возвращаться в Скайхолд, так что всё складывалось не самым худшим образом. Тем не менее привкус горечи из-за произошедшего всё ещё был достаточно силён и никак не хотел отпускать магичку.
[indent]— Будь добра, достань свои краски, пожалуйста, — попросила эльфийка, снимая с лошади сумку своей подопечной.
[indent]Пока Ланнэ копалась в своих вещах, Миран присела возле дерева, прижимаясь спиной к его стволу, и выудила из своей собственной сумки исследовательский журнал и письменные принадлежности. Открыв следующую страницу после той, на которой уже присутствовала зарисовка гаморданского бурегона — тогда ещё живого — во дворе орлесианской усадьбы, магичка принялась зарисовывать дракона таким, каким он был сейчас. Ланнэ, присев рядом с ней, с интересом наблюдала за процессом, попеременно бросая взгляд то на зверя, разлёгшегося в неестественной для него позе, то на авваров. Представители данного народа наверняка были любопытны ей, так как девочка никогда прежде не встречалась с ними — лишь слышала о них, но, видя сосредоточенное выражение лица Миран, она не стала пока ещё расспрашивать её.
[indent]— Фиолетовый, — скупо произнесла эльфийка, приподняв раскрытую ладонь в сторону Ланнэ, и девочка подала ей нужную краску.
[indent]Магичка выглядела напряжённой и хмурой, поэтому вместо того чтобы докучать ей, девочка достала из сумки Фалон’нэна и усадила его себе на колени. Белоснежный щенок порывался залезть в записи Миран, но Ланнэ вовремя оттягивала его в сторону, попутно изучая взглядом то, что происходило на холме. Эльфийка же усердно продолжала вырисовывать линию за линией, достаточно чётко отображая то, что находилось на некотором отдалении от неё. Она ничего не говорила до тех самых пор, пока не заметила, что аввары начинают стягиваться к дракону.
[indent]— Эй! — весьма недружелюбно выкрикнула она и, приподняв руку, посредством магии заставила траву вытянуться перед носом у того мужчины, чья горящая стрела окончательно ослепила дракона. — Вы что, решили размахивать своими топорами на глазах у ребёнка? Имейте совесть и подождите, пока мы не уйдём!
[indent]Резким взглядом утыкаясь в авваров, Миран сжала губы в тонкую полоску и ещё больше нахмурилась. Понятное дело, что жители гор без доказательств своей победы не уйдут, но она не имела ни малейшего желания наблюдать за тем, как они будут делить добычу, и уж тем более она не хотела, чтобы Ланнэ становилась тому свидетельницей. Понятное дело, что девочка успела повидать многое за то время, что Инквизиция боролась с красными храмовниками, но магичка не собиралась способствовать получению её подопечной новых впечатлений подобного толка. Она и сама не хотела их получать, но в своём намерении оставаться возле холма до тех пор, пока изображение дракона в её записях не будет закончено, она была непреклонна.[icon]https://funkyimg.com/i/2RMRi.png[/icon]

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Услышь мой рёв [21 Облачника, 9:44 ВД]