Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Пыльная быль » В поисках Сигрун [19 Царепутя, 9:37 ВД]


В поисках Сигрун [19 Царепутя, 9:37 ВД]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://forumfiles.ru/uploads/0019/4f/84/22/46882.png

В поисках Сигрун [19 Царепутя, 9:37 ВД]

Время суток и погода: неясно, потому что под землей у большинства теряется ощущение времени; воздух в этой части Глубинных троп душный и спертый.
Место: Глубинные тропы, Первозданный тейг
Участники: Сигрун, Мариан Хоук
Аннотация: Иногда даже у Серых Стражей все идет не по плану: тогда их не спасают ни подробные карты Глубинных троп, ни "чутье" на зараженных скверной тварей, ни прочие полезные умения - и вот тут-то остается лишь надеяться на помощь извне. Да только кто в здравом уме решится на такой подвиг?
Оказалось, такие безумцы водятся в Киркволле; а еще Натаниэлю Хоу страшно повезло с сестрой, которая догадалась попросить для него и его друзей помощи у этих самых безумцев.

+2

2

Сигрун была гномкой. К этому прилагался определённый набор специфических характеристик, таких как – низкий рост, боязнь мира на поверхности, трепетное отношение к Камню. И если со своими страхами относительно выживания с небом над головой она как-то справилась, то вот почитание Камня из неё выдавить было нельзя никакими силами. Наверное, поэтому у неё так плохо складывались отношения с водой. Это совсем не значило, что Сигрун не мылась неделями и от неё пахло как от Справедливости в те времена, когда он ещё был в теле Кристоффа. Наоборот, после долгой и трудной миссии она с удовольствием могла полежать в чане, от которого поднимался густой пар, особенно когда Веланна не куксилась и делилась волшебно пахнущим набором трав, который успокаивал и душу, и тело.

Проблема была скорее с дикой водой, которую вряд ли когда-то кто-то подчинит. Началось всё ещё с Легиона. Однажды они с отрядом наткнулись на подземное озеро – такой хрустально чистой воды Сигрун ещё видеть не приходилось. Решено было сделать небольшой привал – оттереть себя и вещи от крови, привести в порядок бороды и волосы, в общем – помыться. Гномы одобрительно закряхтели и отошли чуть дальше, чтобы развести костры и расставить палатки. А Сигрун задержалась на берегу, сама не понимая зачем. Гладкая поверхность озера, освещённая падающим с поверхности одиноким лучом, так и манила к себе. Пару раз показалось, что кто-то проплыл в глубине. Сигрун потянулась навстречу и, конечно же, не удержавшись, рухнула в ледяную воду. Благо, берег озера не уходил резко вглубь, а вода доходила ей всего лишь до шеи, а то она бы во всех своих тяжелых доспехах утонула бы, не успев издать и звука. Не стоит говорить, что это потрясение отложилось в ней на всю оставшуюся жизнь, а члены Легиона ещё долго подтрунивали на ней за эту промашку.

Но когда ты живешь в Башне Бдения и постоянно навещаешь Амарантайн, невозможно не столкнуться с суровостью Недремлющего моря. Сигрун достаточно хорошо помнит, как они во главе с Айданом по просьбе госпожи Вулси бегали по берегу под проливным дождём, пытаясь спасти то, что могло остаться от разбившегося корабля, который перевозил продовольствие для Серых Стражей. Не стоит говорить, что многие ящики приходилось вылавливать из воды под шквальным ветром и волнами, норовящими окатить тебя холодной водой с ног до головы. Да ещё мародёры добавляли проблем, хотя по одному лицу Сигрун можно было понять, что лучше не связываться. Утопающие в грязи и песке, уставшие от битвы, им пришлось навалить на себя ещё и тюки с продовольствием и так идти в Амарантайн. Не надо говорить, как возмущена была Сигрун, когда оказалось, что большинство товаров было безнадёжно испорчено и посчитано госпожой Вулси как непригодные.

Сигрун надеялась, что на этом её отношения со свободными водами закончатся, но Предки, видимо, были к ней неблагосклонны. Когда Натаниэль сообщил ей, что они скоро отплывают в Вольную Марку, Сигрун расслышала лишь слово "отплывают" и сразу подумала о том, что это будет большой ошибкой, о чём сразу же сообщила. Но от неё лишь отмахнулись и отправили собираться. Натаниэль как всегда молчал и на вопрос, почему берут именно её, лишь проворчал что-то про то, что её навыки будут полезны. Сигрун ещё долго потом доводила его расспросами о том, зачем высылать в Вольную Марку Серых Стражей Ферелдена, что бедный Хоу не выдержал и с угрозой в голосе сообщил, что, если она не прекратит, он составит на неё рапорт и отправит Первому Стражу лично. Угроз от Натаниэля Сигрун уже давно не боялась, но всё же отстала от него, узнав, что кроме неё в поездку берут так же Главонака. Немного успокаивало то, что страдать хотя бы она будет не одна.

В порту Амарантайна было как всегда шумно, пока они загружались на борт. Сигрун недоверчиво осматривала судно и была очень недовольна его состоянием. Хотя, скорее всего, пристань к берегу новенький дредноут кунари и предложи им помощь в транспортировке, она всё равно нашла бы его недостаточно надёжным. Натаниэль лишь закатывал глаза, когда она указывала ему на очередную трещину или заколоченную пробоину и просил Создателя помиловать его. Но Создатель не собирался миловать ни его, ни Сигрун.

Вообще, само путешествие можно было бы назвать даже увлекательным, если не вдаваться в подробности. Конечно, большую часть времени Сигрун находилась в трюме, но даже ей иногда нужно было проветриться от невыносимой духоты. Теммерин и Натаниэль даже благосклонно сопровождали её, пока она, крепко держась за край борта, прогуливалась по палубе. Бесконечная даль океана, конечно, поразила Сигрун. Когда вокруг тебя только вода и ничего больше, а ближайшая твёрдая земля глубоко внизу – это вселяло страх, но в то же время, чем дольше она смотрела вдаль, тем больше спокойствие охватывало её. Однако, повторить такую поездку Сигрун в ближайшее время не собиралась – слишком боялась, что корабль затонет и она не только не сможет выполнить клятву данную Легиону, а то, что её тело даже не предадут земле. Натаниэль же с гаденькой улыбочкой напомнил, что им придётся ещё возвращаться назад, за что получил удар локтем в бок.

О самом Киркволле, где они и собирались причаливать, Сигрун слышала отрывками. После Мора говорили, что туда сбежало много ферелденцев. Серостражеские маги обсуждали своих товарищей, попавших под гнёт храмовников. Те, кто присоединился к Серым Стражам из Каземат, рассказывали какие-то ужасные вещи. Или просто всё как всегда преувеличивалось из уст в уста. Последние известия из Киркволла были радостными и нерадостными одновременно – город наконец-то освободился от гнёта кунари и обрёл новую Защитницу, но наместник был убит и место правителя заняла рыцарь-командор. Даже Сигрун, знавшая о Круге и храмовника только лишь от магов в рядах Серых Стражей, понимала, что это до добра не доведёт.

Киркволл встретил их так, как встречал, наверное, всех. Сигрун с открытым ртом рассматривала статуи Киркволлских близнецов. Потом была давка в порту. Их капитан долго спорил с одним из стражников, протягивая целую пачку исписанных листов, но через некоторое время их всё же пропустили в город. Они планировали задержаться всего на день – закупить то, что не стали тащить из Ферелдена, и тут же отправиться на Глубинные тропы.

В городе сразу чувствовалось присутствие храмовников. Их было много на улицах, больше всего рядом с Казематами, посмотреть которые уговорила Сигрун и в итоге осталась недовольной. Зато они с Теммерином затеяли спор сколько нужно храмовников и магов, чтобы зажечь свечу. Особенно бурно эту тему они обсуждали находясь в непосредственной близости к храмовникам. В итоге им в ультимативной форме приказали закрыть рты. Так что они сошлись на том, что нужен один маг и десять храмовников. Маг зажигает свечу, а храмовники следят, чтобы маг не воспользовался магией крови и не стал одержимым.

Они навестили Делайлу, которая, после нападения на Амарантайн порождений тьмы, перебралась с мужем и детьми в Вольную Марку. Сигрун была рада видеть искреннюю улыбку Натаниэля. Однако, та быстро исчезла, когда Сигрун, узнавшая от Теммерина, которого посвятили в детали миссии больше чем её, что они пойдут по следам экспедиции Хоук, предложила наведаться к самой Защитнице. Хоу только недовольно вздохнул.

Переждав ночь в одной из гостиниц, они объединились с отрядом Серых Стражей Вольной Марки, которые должны были сопровождать их. Главным проводником оказался Карвер Хоук – брат той самой Защитницы, о которой он упомянул лишь вскользь. Сигрун хотела пробиться в голову отряда, чтобы побеседовать с ним, но злой взгляд Натаниэля, который явно уже был на пределе и проклинал всех Богов, быстро её остановил.

Экспедиция была скучной. Даже порождений тьмы особо видно не было. Сигрун было очень интересно, что же такого важного тут может быть, что сам Первый Страж повелел исследовать этот тейг. Да, он был очень старый и очень заброшенный, но больше ничего. Но экспедиция упорно продолжалась. Теммерин поделился с Сигрун, что наводку они получили от некоего Бартранда, который, как выразился гном, с кукухой давно уже распрощался. Это было странно, учитывая, что в экспедицию, скорее всего, входила ещё куча человек. Почему не расспросить более надежные источники? Это была ещё одна тайна, покрытая мраком. А Сигрун ой как не любила всякие тайны. И чем глубже они уходили вниз, тем нарастала тревога. Несмотря на то, что порождений тьмы пока что нигде не ощущалось, было неуютно даже на привалах под защитой света и тепла огня. Сигрун поделилась своими переживаниями с Натаниэлем, на что тот хмуро кивнул и сказал, что им надо быть поосторожнее.

В конце концов, они немного заблудились. То ли Карвер свернул не туда, то ли какая-то часть стен обвалилась, образовав новые проходы. Сначала экспедиция врезалась в тупик. Повернув назад, они забыли по какому туннелю надо идти. Начали идти по одному, поняли, что уже ходили этой дорогой и повернули назад. Вскоре, Сигрун ощутила приближение порождений тьмы. Их было немного, но двигались они довольно стремительно. Многие обнажили мечи и кинжалы. С первой группой гарлоков разобрались быстро. Вторая, чуть побольше, тоже не доставила проблем. Чем дальше - тем больше и разнообразней были порождения. В итоге Натаниэль, идущий впереди вместе с Карвером, остановился и сказал, что им придётся дать бой прямо здесь. Сигрун прислушалась к своим ощущениям и поняла, что имел в виду Хоу. К ним приближалось очень много порождений тьмы, взявшихся буквально ниоткуда. Серые Стражи сбились в кучу, расположившись у стены, чтобы враг не мог зайти с тыла.

Сражение началось с того, что стройный ряд разорвали, и две отбивающиеся группы стали всё дальше удаляться друг от друга. Натаниэль, Карвер и Теммерин отступали по той дороге, по которой они пришли, а Сигрун с небольшим отрядом Серых Стражей приходилось только углубляться дальше в туннели. Вскоре и этому отряду пришлось спасаться бегством, чтобы занять более выгодную позицию для обороны. Когда рядом с Сигрун упал последний её товарищ Айрин, она поняла, что дела плохи и видимо сегодня ей придётся выполнить уже клятву данную Легиону. Страха как такового не было, даже когда огромный огр устремился прямо на неё. Была скорее решимость и полное смирение со своей судьбой.

+1

3

Как-то раз Андерс пошутил про то, что им всем следовало вступить в Серые Стражи – вот уж где точно удовлетворили бы потребность Хоук каждый год спускаться на Глубинные тропы.

Не то чтобы Мариан спускалась по своему желанию. Ну ладно, ладно, в первый раз она и впрямь пошла туда добровольно: стремление отыскать какой-нибудь древний клад и тут же сказочно разбогатеть было сильнее страха перед темными подземельями и тварями, которые могли прятаться во мраке. Это только потом Бартранд запер за ними дверь тейга и превратил приятную экспедиционную прогулку в унылые блуждания по лабиринтам коридоров, а до этого момента они же все веселились от души.

Судя по всему, Серые Стражи тоже любили веселиться на Глубинных тропах. Или в одном конкретно взятом тейге, куда, по словам бедолаги Натаниэля, их отправило суровое начальство. Интересно, что они пытались там найти? Ведь Хоук и ее компания вынесли из тейга все, что не было прибито к земле гвоздями, а то, что прибито было – разобрали на кусочки и тоже вынесли. В свое время они обнесли тейг со сноровкой заправских домушников: этим Мариан компенсировала жертву, которую принес ее брат, заразившись скверной.

Братец, к слову, тоже был здесь. Засранцу Карверу хватило наглости ей дерзить, но Хоук была так рада его видеть, что не обратила внимания на братские подколы и после небольшой паузы бросилась его обнимать. Натаниэль наблюдал за трогательным воссоединением родственников с каким-то обреченным пониманием: именно тогда Мариан вспомнила о его сестре, Делайле, которая наверняка ждет не дождется возвращения блудного братика, чтобы навесить ему воспитательных люлей. В профилактических целях, разумеется.

Решение разделиться казалось Хоук разумным: в конце концов, крупный отряд с большей вероятностью нарвется на неприятности, чем несколько маленьких и мобильных поисковых групп. А еще так они смогут осмотреть больше коридоров за раз: со слов Натаниэля, он уже давно разделился со своими спутниками, а потому шансы найти их целыми и невредимыми таяли с каждой секундой. Их мог пожевать огр. Они могли свалиться в вековую расселину. Или в поток лавы. Они могли проголодаться и начать жрать глубинные грибы. Последнее было самым скверным из возможных сценариев, ведь если однажды свернуть на эту гастрономическую дорожку в приступе отчаяния, то можно навсегда распрощаться со здоровым желудком.

Хоук не боялась ни расселин, ни голода: в этот раз они спустились на Глубинные тропы подготовленными, а еще с ними не было Бартранда, который мог их эпически подставить. Мариан захватила с собой карты, которые они вместе с Варриком обновили со времен последней экспедиции, забила походную сумку непортящимися продуктами и позвала верного Шустрика в попутчики. В прошлый раз мабари не сопровождал ее в экспедиции, зато теперь с энтузиазмом восполнял пробелы: любопытный Шустрик обнюхивал камни, пытался жевать камни, метил камни, когда понимал, что они несъедобны – одним словом, Глубинные тропы предлагали широкий выбор развлечений для псов любых пород и конфигураций.

Все было так, пока Хоук не догадалась подключить пса к работе. Шустрик умел брать след: для этого Мариан попросила у Натаниэля что-нибудь, что могло принадлежать члену потерянной части его отряда. В ответ тот заметно стушевался, сказав, что у него при себе ничего нет, но тут на выручку пришел Карвер: у него сохранилась фляга, принадлежавшая пропавшему товарищу-Стражу. Ну хоть что-то.

Фляга пахла отвратительно: Мариан была уверена, что смогла бы взять след по такому крепкому запаху, даже не имея нюха мабари. Когда они определились с планом – «делимся на три группы, ищем пропавших, максимально стараемся не убиться в процессе и встречаемся на прежнем месте через несколько часов», - их пути разошлись: обиженный Карвер взялся сопровождать Варрика с Фенрисом, Андерс пошел с Натаниэлем, а Мариан – с псом. Сначала Хоук хотела позвать с собой Андерса, но потом решила, что ему полезно будет поговорить с другом – с кем-то, кто знал его до Справедливости и вот этого всего.

И вот Хоук была здесь. Уже битый час прогуливалась с псом и проникалась очарованием древних коридоров. В этой части тейга стены были иссечены красными жилами лириума: Мариан сверилась с картой, чтобы убедиться, что не заблудилась, и свистнула Шустрика, ушедшего далеко вперед.

- Ладно, малыш, давай обратно! Сдается мне, что никого мы не найдем, - вздохнула Хоук, сворачивая карту. – Остальные нас, поди, уже давно ждут-дожидаются. 

По обыкновению послушный Шустрик к ней не побежал, но лишь звонко тявкнул: эхо его лая донеслось до Мариан, помноженное каменными стенами, а оттого – какое-то громкое и жуткое. Хоук поярче зажгла огонек, зависший над навершием посоха, и пошла на звук: если Шустрик отказывается идти назад, значит, он что-то нашел.

Шустрик увлеченно обнюхивал чью-то оторванную руку.

- В рот енот! – культурно удивилась Хоук. – Шустрик, выплюнь эту дрянь, выплюнь! Ой, смотри, а вон еще и нога…
И действительно: небольшой перекресток, до которого они дошли, ведомые носом Шустрика, был усеян трупами. Среди них числились порождения тьмы, люди, парочка эльфов, один гном… Тот самый, которому принадлежали оторванные рука и нога. Побоище было знатным: на всякий случай осмотрев тела, Хоук убедилась в том, что выживших нет.

- Вот ведь проклятье. Натаниэль будет расстроен, - вздохнула Мариан, потрепав заскулившего Шустрика по голове. – Не горюй, дружок, мы просто оказались здесь слишком поздно. Отметим это место на карте, чтобы…

Хоук не договорила - из туннеля, уходящего вправо, донесся леденящий душу рык. Мариан хорошо знала его: много-много лет назад тварь, которая могла издавать такие звуки, забрала у нее сестренку.

Шустрик среагировал быстрее, чем сама Мариан: пока она доставала посох, пес уже устремился вниз по туннелю. Хоук побежала следом, на ходу разжигая в ладонях магический огонь – вряд ли у нее будет время на подготовку, если ей придется с разбегу вступить в сражение с огром.

Когда Мариан влетела в тупичок, которым оканчивался туннель, то застыла от неожиданности. Ловкий и быстрый Шустрик уже волчком вился вокруг огра, не вступая в бой, но уворачиваясь и отвлекая на себя его внимание, в то время как третий участник этой боевой композиции – кто-то маленький, крепкий и с парочкой кинжалов, у Мариан не было времени, чтобы рассмотреть получше, - вместо того, чтобы воспользоваться возможностью и спастись бегством, с похоронной решимостью планировал убиться в бою. По крайней мере, так это выглядело для Хоук: судя по всему, ее бедный пес просто пытался отвлечь огра, чтобы гном мог убежать, но гном упрямился и не бежал.

«Вот отбитый!» - мысленно восхитилась Мариан. А потом взмахнула посохом и как следует зарядила в огра огненной сферой: это могло ненадолго оглушить тварь и дать им всем секундное преимущество.

- Ты что, помирать надумал?! – крикнула Хоук, продолжая осыпать ошалевшего огра ударами – импульсами срывающееся с навершия ее посоха пламя полыхало, как фейерверк. – Давай беги к выходу, мы его задержим!

+1

4

Сигрун надеялась, что её конец будет более поэтичным. Она ведёт самоубийственную атаку по очистке какого-нибудь важного тейга от порождений тьмы, вокруг члены Легиона Мертвых, другие Серые Стражи, все молчат. Она поднимает вверх руку и резко опускает, давая отмашку. Вверх летят стрелы, маги плетут заклинания, войны бросаются на баррикады. Сигрун врубается в самую гущу событий, чтобы обезвредить эмиссара. Завязывается нешуточный бой. В конце концов, ряды порождений тьмы редеют, они отступают всё дальше и глубже. Сигрун из последних сил наблюдает за развернувшейся картиной, а потом с чувством выполненного долга спокойно умирает. Это был бы идеальный финал, но видимо придётся довольствоваться тем, что есть.

Не то чтобы Сигрун никогда до этого не оказывалась в безвыходной ситуации, но сейчас шансов у неё оставалось всё меньше и меньше. Загнанная в угол, ослабленная боем и одна на один с огромным огром. Такого никому не пожелаешь. Но сдаваться гномка не любила. Если уж ей суждено здесь сгинуть, она унесёт с собой как можно больше порождений тьмы.

Огр был взбешён тем, что Сигрун убегала от него так долго, поэтому пошёл сразу в лобовую атаку. Наклонив рогатую голову и начав разгоняться, он понёсся прямо на гномку. Она выдержала паузу, и когда огр был совсем рядом, ловко отпрыгнула в сторону, увернувшись. Великан по инерции пробежал ещё несколько шагов, чуть не врезавшись в стену тоннеля. Сигрун воспользовалась его заминкой и вонзила кинжал прямо под колено. К сожалению, из-за того, что кожа у чудовища была слишком толстой, не получилось ожидаемого эффекта, но всё же огр взвыл и тут же развернулся к нападающей. Может, эта была не лучшая идея Сигрун, но попробовать всё же стоило. Она уже приготовилась ко второй атаке, когда из туннеля донёсся собачий лай. Сначала она подумала, что ей показалось, мало ли что могло почудиться на Глубинных тропах. Но огр тоже остановился и даже принюхался, поворачивая головой из стороны в сторону.

Несмотря на лай, появление собаки стало неожиданностью и для неё, и для монстра. Пёс резво ринулся в бой и стал крутиться вокруг огра, пытаясь укусить его за мощную голень. Сигрун на несколько секунд даже опешила, когда поняла, что это мабари. Она точно помнила, что никто из экспедиции не брал с собой собаку. И уж они точно не везли никакое животное на борту. Если только Натаниэль тайком под полой не провёз мабари с собой, что было вполне возможным вариантом. Тем более собака выглядела ухоженной и вполне домашней и не выглядела заплутавшей в тоннелях. Тем более, если мабари без страха бросался на огра, значит, он был тренированный и тренированный очень хорошо. Сигрун свистнула без особой надежды, что на неё отреагируют.

- Пёс. Псиночка. Уматывай отсюда, а? Это моя битва, не хочу смотреть, как тебя разорвут на куски.

Огр как раз наклонился и пытался поймать вертлявое животное своими ручищами, но пёс не давался. Сигрун воспользовалась появившейся возможностью и, обежав огра, вонзила ему клинки в бок. Огр взвыл и отбросил её назад так сильно, что она ударилась головой о камень, благо на ней был шлем, что немного спасло её. Вообще, появление мабари в этом Предками забытом тупичке казалось посланием свыше. Теперь между ними двумя они могли и победить.

Сигрун планировала очередную атаку, когда из тоннеля, по которому прибежал мабари, появилась чья-та фигура с посохом в руках. Гномка сначала подумала, что это кто-то из экспедиции всё-таки выжил и прибежал на помощь, хотя это никак не объясняло появление мабари. Незнакомка или незнакомец не стали терять времени даром и запустили в огра огромный огненный шар. В отблесках пламени удалось разглядеть человека чуть лучше. Девушка была ей не знакома, но что-то в её лице было настолько знакомым, будто она уже где-то его видела, только немного другое. Думать и рассуждать было некогда, потому что пока огр был атакован огненными шарами, надо было действовать. Но Сигрун боялась подходить слишком близко, чтобы её не задело дружеским огнём.

С огненными шарами у неё была связана давняя история, когда Андерс и Веланна решили, что это хорошая идея помериться своими навыками в стихийной магии. По непонятным причинам они негласно выбрали Сигрун как судью, хотя логичнее было бы предложить, что брать надо Справедливость, который рассудит всё по… ну, справедливости. Но видимо каждый из них надеялся, что в связи с дружескими связями, Сигрун отдаст предпочтение именно ему. Благо, что они догадались проводить поединок на берегу Недремлющего моря, где плавить и сжигать было нечего. Они кидались этими самыми огненными шарами аж до посинения, пока могли ещё стоять на ногах, а Сигрун настолько наглоталась дыма, что потом еще долго не просила Андерса сжечь какой-нибудь кустик. Дуэль в итоге ничем не закончилась, они втроём уставшие и все в саже доползли до Короля и льва, где их сначала приняли за трубочистов, и тут же отрубились. Хотя Веланна потом ещё долго дразнила Андерса тем, что у неё огненные шары больше.

Всё это пронеслось в мозгу Сигрун за доли секунды, пока она наблюдала, как незнакомка активно вступает в битву, а потом до неё донеслись слова. Разобрать было сложно из-за рыка огра, лая собаки и хлопков взрывов, но гномка чётко расслышала слово "беги". Это возмутило её до глубины души. Конечно, магичке не откуда было знать, что Сигрун гордый член Легиона Мертвых, который никогда не бежит от наступающей опасности, но всё же. В конце концов по обмундированию Серых Стражей можно было предположить, что она как раз более подготовлена к встрече с порождения тьмы. Хотя Сигрун должна была отдать должное незнакомке – сражалась та лихо.

- Сама беги! Если ты не заметила, это я тут ответственная за порождения тьмы!

В конце концов, это именно Сигрун встречалась с ещё более страшной разновидностью огров – ограми в доспехах. И надо сказать, что она была почти что не бесполезна. Даже красиво завалила одного в логове, нанеся смертельны удар прямо в шею. Потом ещё несколько месяцев всем ходила и хвасталась, пока эта история всем не приелась. Конечно, сообщить об этом новой подруге она не могла, неподходящее время было, но вот потом, когда они победят этого огра, они могут посидеть за кружкой эля, и гномка всё расскажет в деталях. Сигрун прислушалась к себе – похоже, к ним приближалась ещё одна группа порождений тьмы.

- Прикрывай свой тыл, в ближайшее время проблем у нас только прибавится!

Огр, которого незнакомка лихо обстреливала, мотал головой, стараясь прийти в себя. Действовать нужно было сейчас или никогда. Если Сигрун успеет ударить в то же место под коленом, куда попала ранее, огр скорее всего упадёт на одну ногу, и так его прикончить будет намного легче.

+1

5

Когда бесстрашный самоубийца заговорил, Хоук опешила. Женщина-гном! Жопа Создателя, она же никогда не видела гномок! Ведь в Торговой гильдии одни коренастые бородатые мужички ходят, а Бодан вообще однажды пошутил, что гномы рождаются из камня и поэтому на свете нет милых гномок. Хоук тогда восприняла шутку слишком близко к сердцу и подумала, что это огромная потеря для всего мира, пока Варрик не развеял ее сомнения, поржав над ней и пояснив, что гномки просто редко выбираются на поверхность.

А тут! Целая гномка! Надо обязательно сделать так, чтобы она выжила (и осталась целой!). Хорошо, что Мариан числилась специалистом по спасению жизней – так у них было больше шансов выбраться из этой заварушки с минимальными потерями.

Но из слов гномки Хоук узнала еще кое-что. Она быстро складывала один к одному: судя по всему, эта храбрая камикадзе была из потерянного отряда. А те покореженные трупы в коридоре – ее павшие товарищи. Молодец она, конечно, что каким-то образом выжила, но если она и дальше будет так скакать…

- А я ответственная за поиски потерявшихся Стражей, поэтому драпай! – заорала Хоук в ответ, яростно размахивая посохом. - Подозреваю, что тот парень Натаниэль сильно расстроится, если ты помрешь!

Не то чтобы Хоук так выражалась потому, что злилась – просто темперамент такой. Ну и ругаться было быстрее и эффективнее, чем распинаться в любезностях. «О, почтенная сударыня! Я не знаю вашего имени, но могу я попросить вас немедленно покинуть это опасное место? – Ну что вы, монна, не стоит извиняться! Я понимаю ваши опасения, но отказываюсь уходить, пока мой враг не будет повержен! – Ах, ну раз вы так настаиваете…»

Почему-то весь этот диалог проигрывался в голове Хоук голосом Дулси де Копьи – смешной орлесианский акцент шел в комплекте с визгливыми интонациями. В любой другой ситуации Мариан хрюкнула бы от смеха, но ситуация была опасной, как пятничный вечер к «Висельнике», и не очень располагала к шуткам.
Зато они с гномкой могли весело орать друг на друга! Учитывая, что из-за истошного лая Шустрика, рычаний огра и магического треска, который издавали огненные сферы, взрываясь о рогатую громадину, их голосов почти не было слышно, это казалось Хоук отличной идеей. И прекрасным началом для знакомства.

- А что с моим тылом не так-то? – возмутилась Мариан, на всякий случай дислоцировавшись – как раз в этот момент огр решил зашвырнуть булыжником туда, где только что стояла Хоук. Тут-то Мариан приметила, что все это время загораживала проход, из которого на нее мог прыгнуть кто-нибудь скверный и опасный. – А-а-а, ты об этом…

Сосредоточившись, Хоук посохом описала перед собой полукруг – и на выходе в туннель выросла шипастая стена льда. Все равно гномка не собиралась бежать, выход ей в ближайшее время не потребуется, а Хоук не могла бросить ее здесь одну. И хотя это был неустойчивый барьер, снять который Мариан могла в любую секунду, в случае незапланированного штурма его должно было хватить на какое-то время.

- Я попробую сбить его с толку! – предупредила Хоук, заметив, что гномка примеривается к огру так, будто собирается совершить опасный кульбит с участием кинжалов и полным отсутствием инстинкта самосохранения. Так часто делала Изабела, бросаясь в бой – видимо, благодаря ей Мариан научилась распознавать эти разбойничьи сигналы.

Прекратив шмалять по огру огнем, Мариан глубоко вздохнула и обратила внимание вовнутрь себя – туда, откуда шла ее связь с Тенью. От плеча и до кончиков пальцев пробежали мурашки: резко выбросив правую руку вперед, Хоук запустила в огра зарядом молнии, целясь прямехонько в его голову.

Огр взвыл, схватившись за лицо – ну или то, что можно назвать у этой твари лицом. Сама Мариан не спешила бы с такими сравнениями. Скорее, это была страхолюдная морда, искаженная гневом. Сейчас морда была искажена еще и болью, потому что Хоук не прогадала с заклинанием, и метко пущенная молния ослепила огра.

- Мочи его! – издала победный клич Мариан. Шустрик, пользуясь моментом, тут же бросился в атаку, а Хоук продолжила магическую бомбежку с расстояния – ну и кто сказал, что против огра нет приема?

+1

6

Теперь Сигрун была почти уверена в их победе над огром. А если тот всё же сможет их одолеть, значит они и так не заслуживали видеть солнечный свет. Вообще, гномка была почти поражена способностями незнакомки. Её всегда интересовала магия, как что-то недоступное и неподвластное ей. В Башне Бдения она могла часами наблюдать за тренировками Веланны, Андерса или других магов. Правда сделать это удавалось редко, потому что всегда надо было что-то делать, куда-то бежать, чем-то заниматься. Да и маги не любили, когда она ошивалась рядом. Натаниэль говорил, что это из-за того, что Сигрун смотрит на них как на интересных зверушек. Хотя она сама этого за собой не замечала. Ну может залипала пару раз, но в этом нет ничего такого.

Чтобы расслышать то, что кричали, ей приходилось напрягать слух, Сигрун даже перекатилась поближе к новой знакомой. Всё равно то место, где она была до этого, облюбовал огр, чтобы топнуть туда ногой. Незнакомка всё же настаивала на том, чтобы гномка бежала, не оглядываясь. Ещё и сказала, что она ответственная за поиски. Значит, магичка попала сюда именно с намерением спасать, а не просто выгуливала свою собачку по Глубинным тропам. Интересно, кто же её надоумил. Это вряд ли могло быть командование Серых Стражей. Экспедиция была под землёй не так долго, чтобы бить панику. Да и набраны в отряд были уже довольно опытные Стражи, которые могли постоять за себя. Значит, кто-то со стороны. Делайла. Ну конечно. Как только Натаниэль проболтался куда они идут, та сразу начала слёзно умолять их не ходить. Оказывается, экспедиция обросла странными слухами, которые только росли от человека к человеку. И до Делайлы, видимо, дошла уже версия, в которой всякие ужасы тейга рассказывались совсем уж в красках. Надо будет не забыть её поблагодарить, когда они вернутся назад в Киркволл. Заодно понаблюдать, как Натаниэль будет оправдываться перед своей сестрой будто маленький ребёнок.

Вообще, сообщение о том, что Натаниэль жив, очень порадовала Сигрун. Значит, второму отряду повезло чуть больше. Она уже хотела поинтересоваться, кто ещё выжил, но решила, что это подождёт. Да и вряд ли магичка знает всех поимённо. С этим можно будет разобраться чуть позже.

Пока Сигрун радовалась, незнакомка решила последовать её совету про тыл и тут же воздвигла стену изо льда, перекрывающую проход в туннель. Так они и правда отсекали от себя на какое-то время приближающихся к ним порождений тьмы. Сигрун прислушалась к себе, но помимо этого отряда вокруг пока было тихо, что было только им на руку. А ещё гномка очень надеялась, что у магички потом найдётся какое-нибудь огненное заклинание, и они не будут как дурочки сидеть и ждать пока лёд растает. Хотя Сигрун подозревал, что у её новой знакомой есть ещё парочка припасённых секретов.

Даже атакованный с трёх сторон, припадающий на одну ногу, огр не собирался сдаваться и начал кидать в них огромные булыжники, которые попадались ему под руку. Хоть с прицеливанием у чудовища всё было не так хорошо, в замкнутом пространстве такие атаки могли быть очень опасны. Хорочо, что они трое обладали достаточной ловкостью, чтобы уворачиваться. Сигрун вообще удивлялась, как пёс, постоянно крутившийся прямо под ногами огра, ещё не получил на орехи. Видимо, натренирован он был действительно отменно.

На секунду остановившись, чтобы прислушаться к тому, о чём ей кричали, Сигрун мысленно согласилась и приготовилась выжидать удобный момент для атаки. Незнакомка не заставила себя долго ждать, ударив по огру такой молнией, что гномке на секунду показалось, что даже её волосы наэлектризовались. Чудовище же оценило всю силу удара, закачавшись из стороны в сторону, прикрывая руками повреждённую морду. Сигрун напряглась и прыгнула вперед, под самое колено, стараясь со всего размаха резануть клинками как можно глубже. Огр тут же схватился за ногу и не удержавшись, начал заваливаться на один бок, оставляя шею без защиты, чем Сигрун тут же воспользовалась. Хоть с прыжками в высоту у неё всегда всё было плохо - ну не прыгучие гномы, к сожалению - она постаралась выдавить из себя максимум. Кинжалы вошли в шею под немного неудобным углом, но всё же вошли, и из раны хлынула чёрная кровь. Прямо Сигрун на новенькую форму. Не то чтобы она думала, что сможет сохранить её в целости и сохранности, но надеялась, что кровь ей отстирывать не придётся. Вытирая рукавом лицо, она отошла в сторону.

- Пока у нас есть перерыв, как тебя зовут хоть? Я вот Сигрун!

+1

7

На проверку гномка оказалась очень шустрой – тот же Варрик, например, не демонстрировал чудес гибкости, предпочитая отстреливаться от врагов из тыла. Может, это какая-то гномья особенность? Деление на неповоротливых бородатых (не в случае Варрика) гномов-торгашей и ловких боевых гномок? Какая замечательная научная теория, брат Дженитиви обзавидовался бы!

Словом, после тычка в шею у огра не было шансов выжить: Мариан пару раз успела пальнуть в него огнем, прежде чем поняла, что огромное туловище уже давно не реагирует на атаки и падает вниз со скоростью умирающего Аришока. Огр превратился в фонтан, хлещущий черной кровью. Пережив сердечный приступ из-за Шустрика, все еще ошивающегося в опасной близости от умирающего порождения тьмы, Мариан строго прикрикнула на мабари:
- Фу. Фу, фу, бляха-муха, Шустрик, только попробуй шерсть в крови перепачкать, неделю буду полоскать раствором из эльфийского корня! – пригрозила пальцем псу Хоук. – И пасть тоже!
Шустрик был умным мальчиком, поэтому благоразумно внял предупреждениям хозяйки, обиженно фыркнув и понурив голову. Мариан помнила о главном правиле подземных приключенцев: внимательно следить за собой в бою и ни в коем случае не допустить попадания крови порождений тьмы на слизистые или в открытые ранки, ведь в противном случае – упал, очнулся, Серый Страж. Помнится, Карвер в свое время из вредности прослушал инструктаж Андерса о возможных опасностях, подстерегающих искателей сокровищ на Глубинных тропах, и поплатился за это, вот ведь дурак.

Красиво истекая кровью, огр драматично рухнул на каменный пол – Хоук аж вздрогнула – и затих. Хорошенько осмотрев себя на предмет ранений, Мариан не без удовольствия отметила, что совсем не заляпалась кровью – вот они, преимущества дальнего боя! Зато ее новоиспеченной знакомой повезло меньше. Ну, по крайней мере ей не нужно беспокоиться о попадании крови в глаза, серостражеский иммунитет к скверне и прочим силам зла – это мощь, тут даже Мариан немножко завидовала.

- У тебя там пятнышко под глазом осталось, потри хорошенько. Или… А, нет, прости-прости, это, кажется, твоя татуировка. И меня зовут… Подожди, Сигрун? – зависла Хоук, устало опираясь на еще теплый посох. Почему-то это имя показалось ей знакомым. Очень-очень…

«Завтраки, конечно, так себе, но… даже там можно найти друзей по интересам, - эхом отдавались в голове Хоук чужие слова, сказанные много-много лет назад. - Хотя бы есть из кого выбирать: у нас был гном с выпивкой вместо крови и гномка, еще до Ордена отметившая свои поминки…»
Потом на эти слова наложились истории, рассказанные позже; в сумме накопленные знания подвели Мариан к удивительному открытию.

- Сигрун! Я тебя знаю! – вмиг повеселевшее лицо Хоук осветилось сиянием тысячи солнц. – Мне Андерс про тебя рассказывал! Для гномки, справившей свои похороны демоны знает сколько лет назад, ты очень неплохо выглядишь! И сражаешься тоже здорово, да.

Мариан улыбнулась: она никогда бы не подумала, что за один день у нее случится столько возможностей близко познакомиться с прошлым человека, который стал для нее родным. Да, за все те годы, что они были вместе (делили одну крышу, обсуждали манифесты перед сном, спасали магов), Хоук узнала Андерса лучше прочих, а он так же хорошо знал ее. Тем не менее, у Мариан не было возможности выяснить, каким Андерс был до того, как с ним случился Справедливость, побег из Ордена и Киркволл; сам он говорил, что с тех пор сильно изменился и едва ли был похож на прежнего себя.

Натаниэль при встрече был не очень разговорчив, но зато здесь и сейчас перед Хоук стояла гномка, которая тоже знала Андерса! Интересно, а знает ли она про Справедливость? И что с ним случилось? И про всю эту жуткую магическую потебню в Киркволле? Горящая жопа Андрасте, у Мариан было столько вопросов!

- Извини, я отвлеклась. Меня зовут Мариан Хоук, - представившись, она галантно исполнила шутливый поклон, а потом сверкнула простецкой лыбой. – Но можешь называть меня просто Хоук. Все так делают.

Шустрик, послушно усевшийся у ее ног, тявкнул, привлекая к себе внимание, а потом привстал, радостно завиляв обрубком хвоста и высунув язык.

- Ай, ну как я могла забыть, - Хоук потрепала мабари меж ушей. - Это Шустрик, мой пес. Мы здесь по просьбе Делайлы Хоу, спасаем некоего Натаниэля. Точнее, спасали, потому что ее братца мы уже встретили, - Мариан усмехнулась, - как и я своего. Теперь ищем остальных потерявшихся.

Шустрик не терял времени зря и социализировался со скоростью пущенной стрелы: радостно гавкнув в подтверждение слов Мариан, он подошел к Сигрун, с любопытством обнюхал ее сапог, а потом преданно уставился на нее в ожидании поглаживаний. Хоук посмеялась – Шустрику Сигрун определенно нравилась.

- Это все очень здорово и вообще, я хочу закидать тебя миллионом вопросов, но не ранена ли ты случайно? Это все-таки спасательная операция, а у меня есть припарки и аптечки, - Мариан кивком головы указала на вход туннеля за своей спиной, запаянный магическим льдом. – Я наткнулась на твой отряд, их… - Хоук замялась, подбирая нужное слово, - … сильно потрепало.

«Их разорвало на куски и разбросало по пещере, не расскажешь, как ты выжила? Если это как-то связано с твоими крутыми акробатическими трюками с кинжалами, то вопрос снимается».

Мариан осмотрела тупичок, в котором они с Сигрун оказались: внешним видом он ничем не отличался от всех тех искусственных пещер-комнат, на которые Хоук частенько натыкалась во время экспедиции. Потом она вспомнила, что вообще-то сейчас они находятся примерно на том же отрезке Глубинных троп, куда Мариан ходила много лет назад. И что у нее есть карта здешних территорий. И что вообще-то эти Стражи пошли по следам ее экспедиции. Ну надо же.

- Сколько еще у нас времени до следующего раунда? – спросила Хоук с таким огоньком, как будто интересовалась предстоящим номером в концертной программе. – Это я к тому, что стены из магического льда таят быстрее, чем орлесианское мороженое.

+1

8

Всегда приятно выходить из битвы победителем. Особенно, когда сначала битва казалось проигранной. Сигрун наблюдала за огром, которого незнакомка решила пару раз поджарить напоследок и не могла не радоваться такому удачному стечению обстоятельств. Собака, вертевшаяся рядом, чуть было не скрылась за огромной тушкой, но хозяйка быстро отозвала пса назад. Теперь, когда с первостепенной угрозой они разобрались можно было решать второстепенные задачи. Сигрун осмотрела себя с головы до ног, снова расстраиваясь из-за состояния своего доспеха, и решив, что ей всё равно придётся делать новый, вытерла свой кинжал и небольшой топорик, доставшийся ей ещё в Легионе, о подкладку, а затем закрепляя их в ножнах на спине. Она прислушалась к своим ощущениям. Порождения тьмы явно были где-то, но не слишком близко – было время передохнуть. То ли твари сами заблудились в тоннелях, то ли были заняты ещё чем-то или кем-то.

Сигрун машинально подняла ладонь к лицу, когда ей указали на место под глазом, где могла остаться кровь, а потом улыбнулась на ошибку незнакомки. При таком освещении не грех было ошибиться. Иногда даже она по утрам около зеркала, до конца не проснувшись, пыталась оттереть клеймо около рта.

Когда магичка сказала, что знает её, брови Сигрун поползли вверх. Неужели её походы могли так прославить её? Может она имеет в виду противостояние с матерью и осаду Амарантайна, про которую было известно по всему Ферелдену. Но тут, в Вольной марке, это было по крайней мере странно и неожиданно. Гномка уже хотела сказать, что истории про их похождения с Кусландом скорее всего преувеличены, но тут незнакомка произнесла имя, которое Сигрун не слышала уже очень давно и, честно говоря, даже не ожидала услышать снова.

- Андерс? Андерс, который лекарь со смешным хвостиком и любовью к котятам?

Значит, он всё-таки жив и здоров, как Сигрун всегда и считала. Но что произошло? Когда они обнаружили отряд Андерса полностью уничтоженным, но не нашли тело самого лекаря, все сразу же ополчились против него. Многие считали, что Андерс в очередной раз сбежал, но уже из Ордена. Его называли убийцей и дезертиром. Сигрун иногда до хрипа срывала голос в попытках отстоять честь друга. Сама она тоже не знала, что на самом деле произошло. Гномка участвовала во всех поисках, которые организовывали Стражи, но никаких следов либо не было, либо они обрывались резко и внезапно. Сигрун считала, что Андерса могли захватить приспешники Архитектора, хоть это и не объясняло убийство остальных членов отряда. Самым странным было то, что было кроме всего прочего найдено тело Кристоффа, но никаких следов Справедливости не было. Как будто дух просто оставил разлагающийся труп в покое.

Сигрун помнила последние несколько недель перед этим происшествием. Помнила, как изменился Андерс. Все эти разговоры со Справедливостью не могли довести до хорошего. Дух оставался духом и не понимал всех сложностей, связанных с людской натурой. Справедливость всегда хотел чего-то большего, чем простая жизнь Серого Стража. Всё-таки его имя говорило само за себя, а в мире было ой как много несправедливости, с которой можно было бороться. Сигрун помнила как одно время Справедливость всё время пытался ей доказать, что из-за верхушки Орзаммара в её жизни совсем нет справедливости. Она точно не знает, чего добивался дух. Может того, что она пойдёт штурмовать Орзаммар в одиночку. Он был вообще очень странным парнем, если его вообще можно было так назвать.

Андерс, наверное, был идеальной мишенью. В нём уже давно зрело зерно, что маги заслуживают большего. После неудачных попыток с Сигрун Справедливость переключился на мага. Сначала они разговаривали при всех. Андерс много отшучивался в своей обычной манере. Потом что-то изменилось. Они часто проводили время вместе, а когда кто-то подходил ближе, сразу замолкали. Андерс выглядел всё более задумчивым. Сигрун даже попросила Натаниэля поговорить со Справедливостью, чтобы дух отстал от лекаря. Разговор так ничем и не увенчался. Теперь, когда Сигрун знает, что Андерс жив и здоров, это заставляет её задумать о том, что возможно это был план Справедливости, чтобы в своём понятии освободить лекаря и освободиться самому из тела Кристоффа. Но куда потом делся сам дух, который утверждал, что не может вернуться в Тень?

- И как он? Всё у него в порядке?

Даже несмотря на то, что, как теперь открылось, Андерс сбежал, Сигрун не могла не переживать за своего когда-то хорошего друга. Хотя это друг мог бы хоть записочку прислать. Мол, так-то и так-то, меня достали Глубинные тропы, от Огрена всё время воняет элем, Натаниэль напыщенный сноб, Веланна гордая дура, и мне уже хватит оптимизма Сигрун, я вас покидаю, кормите кота и поливайте цветы. Хотя можно было его понять, когда ты в бегах, вряд ли у тебя есть время на письма старым друзьям.

Услышав, что Андерс, оказывается, рассказывал о ней, ей даже стало чуточку приятно. Значит всё-таки не забыл про их разношёрстную компанию. Может им даже удастся встретится и вспомнить былое без всяких обиженных взглядов и оправданий. Скорее всего, у Андерса должно было быть достаточно причин для бегства.

Когда незнакомка назвала своё имя, Сигрун открыла рот от изумления. Сама Защитница Киркволла, о которой ходят легенды, притащилась её спасать со своим мабари? Она обязана расписаться на её шлеме. Все в Башне Бдения потом обзавидуются.

- Ты реально Мариан Хоук? Та самая? Подожди, так я встречала твоего брата, Карвера. Вот откуда мне твоё лицо показалось таким знакомым!

Сигрун хлопнула себя по лбу, поражаясь своей недогадливости. Хотя удивительно, что она вообще при таком освещении и в пылу сражения умудрилась вообще что-то разглядеть.

Когда Мариан представила своего пса, Шустрика, гномка тут же опустилась на одно колено и, положив руку себе на грудь, торжественно произнесла:

- О, сэр Шустрик, спасибо вам за ваше благородство и отвагу, проявленную в бою. Без вас мы бы не справились!

Мабари на это громко гавкнул и завилял хвостом. Сигрун погладила пса по голове, почесала за ушками, спрашивая, кто же хороший мальчик.
Поднявшись на ноги, Сигрун ещё раз осмотрела себя с ног до головы.

- Я, вроде бы, цела. Да, мой отряд сражался храбро, но нас было слишком мало.

Услышав вопрос Хоук про порождений тьмы, гномка прислушалась к себе, чтобы определить приближающуюся угрозу.

- Кажется, у нас ещё есть немного времени, чтобы отдышаться. Но надолго нам одним, к сожалению, не остаться.

+1

9

- Ты забыла добавить к этому списку нездоровую привязанность к перьевым наплечникам, – рассмеялась Хоук. – То есть, ага, он самый, он самый. Это удивительно, - Мариан была приятно растеряна: она потерла лоб, стараясь скрыть свое замешательство, но так и не смогла задавить улыбку. - Я знаю Андерса столько лет, но только сегодня встретила кого-то, кто может знать его лучше меня.

«Кто может знать его таким, каким он был до Киркволла» - хотела сказать Хоук вместо этого, но ее переживания сейчас были бы неуместны.
Это поднимало в Мариан волну сомнений. Андерс не обсуждал с ней в деталях обстоятельства своего побега, аргументируя свой поступок тем, что Стражи его, мягко говоря, задолбали, да еще и от кота избавиться вынудили, но Хоук всегда подозревала, что за этой историей кроется что-то еще. И хоть Мариан никогда не требовала от Андерса ответов, которых он не мог – или не готов был - ей дать, она не могла заставить себя не думать об этом вовсе. В конце концов, доверие между ними уже давно достигло того уровня, когда можно было спокойно забыть о барьерах и прочих условностях, разве нет?
Зато у Сигрун могли быть ответы на все эти вопросы. Насколько честно было бы спрашивать ее о прошлом Андерса, если он сам не хотел об этом распространяться?

- С Андерсом все хорошо, насколько я могу судить, - взгляд Мариан смягчился – за нежностью, с которой она обычно говорила о нем, сложно было распознать искреннее беспокойство человека, встревоженного тем, что происходило с Андерсом в последнее время на самом деле. – Он жив и здоров, у него даже новый кот есть! Кошечка, точнее. Мы с ним встретились… сколько лет назад, шесть, кажется? С тех пор он бессменный спутник моих эпических приключений. Ну, как эпических, - широко ухмыльнувшись, Хоук сделала неопределённый жест рукой, обрисовывая окружающий их мрак Глубинных троп. – Экспедиции по жутким тейгам, спасательные операции, все в таком духе. Сначала он был не в восторге, но потом привык.

Хоук подбирала слова метко, но осторожно: не хватало еще сболтнуть лишнего. Старые товарищи Андерса могли и не подозревать о том, почему именно он сорвался в Киркволл, и уж точно не знали, с чем они сталкивались каждый день вот уже на протяжении шести лет. И если бы весь объем проблем можно было подогнать под емкое определение «маги и храмовники разосрались, срочно помирите их кто-нибудь», то это была бы не жизнь, а малина – но в реальности ситуация была намного сложнее.

- «Та самая»? Если под «той самой» ты имеешь в виду чокнутую ферелденку, которая положила Аришока в рукопашном бою, то вполне-вполне, - это был не первый раз, когда незнакомые люди (милые гномки!) узнавали Хоук, но такие столкновения все еще здорово ее удивляли. Одно дело эти лизоблюды в Киркволле, которых хлебом не корми, а дай набиться в товарищи к Защитнице, но тут-то, тут совершенно непредвзятое лицо! Создателевы портки, приятно-то как. - Не думала, что я так популярна на родине! Просто здесь мое имя чаще фигурирует в нелепых кабацких историях. Заслуга моего друга-рассказчика, не иначе. И Карвер действительно мой брат, - беззлобно фыркнула Мариан. - Только признает он это с неохотой и сквозь нытье – океаны нытья - но я не жалуюсь.   

Хоук намеренно умаляла свои заслуги, потому что это была хорошо разработанная и проверенная тактика – не хватало еще показаться заносчивой! Это пусть ее дорогой братец старается, заноза эдакая: главное, она к нему со всей душой, а он «что ты тут делаешь, Хоук, хватит меня преследовать, Хоук». Да больно надо.
Тем временем Шустрик купался в лучах собачьей славы и обожания: он достойно показал себя в бою, не заляпался, а теперь заслуженно наслаждался почесываниями. Все равно что медаль за отвагу выписали.

- Ты ему нравишься, - хмыкнула Мариан, лениво опираясь на посох. Несмотря на заверения Сигрун в том, что она в порядке, Хоук позволила себе бегло осмотреть ее на наличие ран. Конечно, до набитого целительского глаза Андерса Мариан было в жизнь не дорасти, но у нее был собственный богатый опыт получения тумаков, на который она могла положиться. – Только не расхваливай его так – иначе зазнается.
Обиженно заскулив, Шустрик вполморды обернулся на Хоук, но та только посмеялась, подмигнув псу.

Странное дело. Вот Мариан на Глубинных тропах, идет по следам экспедиции, воспоминания о которой счастлива была бы выбелить из своей памяти, находит разорванные трупы и сражается с ограми… и при этом стоит, похехекивает и умиляется тому, какое славное знакомство сложилось у ее псом с Сигрун. Жизнь действительно безумная штука. Удивительная и опасная…

Из приятных отвлеченных размышлений Хоук вырвал странный звук. Нет, это не труп огра всхрапнул – и хвала Создателю, иначе бы они тут все струхнули, - но что-то другое. По ту сторону ледяного барьера, который стремительно таял без магической поддержки, что-то неприятно скреблось. И хрипело. На памяти Мариан порождения тьмы редко издавали такие звуки, но вдруг они научились мимикрировать под нагов? Это было бы досадно. Гарлоки и генлоки, научившиеся заманивать заблудившихся и голодных путников нажьим писком, обещающим сытный обед… Сюжет для детской страшилки, не иначе.

- Что-то подсказывает мне, что они не поздороваться пришли, - прошептала Хоук, скупым жестом руки наказав псу сидеть молча и перехватив посох на боевой манер. – Как поступим: я снимаю барьер, а ты прыгаешь и рубишь? Или у Стражей есть какая-то стратегия для таких ситуаций?

+1

10

О Предки, эти перьевые наплечники! Сигрун вдруг вспомнила, как встретила Андерса в первый раз в Кэл Хироле. У них тогда ещё не было униформы, поэтому каждый ходил кто во что горазд. Андерс был в своей мантии с эти перьями и казался таким смешным, о чём гномка ему тут же сообщила. Целитель тогда на неё обиделся и сказал, что она грубиянка. И это было, наверное, единственное, что действительно могло обидеть Андерса, потому что он считал, что его вкус в моде просто неотразимый.

- Прошу, скажи, что он хотя бы избавился от своей золотой серёжки, которую снял с какого-то трупа в подземелье!

Сигрун сложила руки в умоляющем жесте и закатила глаза.

Андерс весь состоял из таких противоречий. Носил свою латанную-перелатанную мантию и кучу каких-то странных аксессуаров, вроде тех дорогих серебряных наручей, которые ему были вообще ни к чему и смотрелись смешно. Или тот ужасный шарф, который ему откуда-то приволок Командор. Сигрун до сих пор не понимает, как кто-то мог связать такую безвкусицу. Но Андерсу он нравился! Шарф был незаменимым атрибутом при любой погоде. Многие в Башне Бдения потом стали называть Андерса тем-самым-магом-который-любит-странную-моду. И зачем она вообще хранит эту старую тряпку? Наверное, сентиментальность. Когда Андерс пропал, его койка-место перешла новому рекруту, а все вещи приказано было сжечь. Сигрун только и успела спасти этот шарф.

- Знаешь, учитывая новые обстоятельства, я теперь не уверена, что действительно хорошо знала его.

От этого было грустно и больно. Сигрун любила считать себя той, кто умеет разбираться в людях и находить к ним подход. Конечно, она видела, что Андерс с каждой неделей всё больше отдаляется ото всех, становится замкнутым и угрюмым, но что она могла сделать? Она пыталась поговорить с ним, просила других, но Андерс уже, видимо, шёл своей собственной дорогой, отдельной от Стражей. Всё ещё больше усугубилось, когда новый Страж-Констебль приказал избавится от сэра Ланцелапа. Они тогда боролись до последнего за кота, Сигрун лично собирала подписи, но в итоге она была лишь ещё одной мелкой сошкой, которая должна была выполнять приказы. Они вместе с Андерсом тогда пошли в Амарантайн, чтобы оставить кота у его подруги. Даже повидавшая многое гномка была тронута их прощанием. Андерс тогда несколько дней ни с кем не разговаривал. В конце концов, он вроде бы отошёл, к нему вернулась его разговорчивость, но осадок так и остался.

- Рада это слышать. Я навещала перед отъездом сэра Ланцелапа в Амарантайне. Мне кажется, он до сих пор скучает по Андерсу. Его новая хозяйка говорит, что кот даже успел побывать отцом. Сейчас, конечно, годы уже берут своё, он давно не тот весёлый котенок, каким был когда-то.

Значит, вот чем он теперь занимается. Что ж, видимо, Андерс обменял шило на мыло. Можешь уехать так далеко от Стражей, как только можешь, но Глубинные тропы и героизм найдут тебя везде. Впрочем, она и не ожидала меньшего, всё-таки все они были рекрутированы не кем-то, а Героем Ферелдена. Видимо, им от него передалась эта тяга к приключениям и смертельным опасностям. Зато за сохранность Андерса можно было не переживать – такие, как Мариан, костьми лягут, но спасут товарища.

- Очень даже популярна! Многие наши маги считают тебя примером. А ещё кого-то, кажется, умудрились рекрутировать из Каземат. Потом столько историй наслушалась, аж уши вяли, не в обиду будет сказано. Тем более победить самого Аришока и спасти целый город! Для тебя это, конечно, может, как за хлебушком сходить, но для остальных – геройский поступок достойный воспевания в легендах.

Теперь она знала не только Героя Ферелдена, но и Защитницу Киркволла. Да некоторые готовы убить, чтобы просто рядом постоять, а она и в ус не дует. Болтает, как будто они уже сто лет знаком и находятся сейчас не на Глубинных тропах, а в уютной таверне за кружечкой эля сидят. Кому расскажет потом- не поверят. Да ещё и чесала за ушком мабари Хоук – вот уж достойный поступок. Когда Сигрун казалось, что жизнь её уже не сможет удивить, случалось что-то непредвиденное.

Но, конечно, порождения тьмы не могли оставить их в покое за приятной беседой. Им обязательно нужно было кого-то убить. Вот и сейчас они ломились в наколдованную Мариан стену льда. Сигрун вздохнула и вытащила свой кинжал с топориком. Сейчас они разберутся с этими невоспитанными порождениями и смогу уже выбираться отсюда.

- Стратегия простая – руби всех, кого видишь, всё по стандарту! Я попытаюсь переманить большую часть пехоты на себя, а ты сразу вырубай лучников, если они будут.

+1

11

Мариан хорошо помнила тот перевернувший ее жизнь с ног на голову день, когда она впервые заметила почти заживший прокол в ухе Андерса. Тогда ее посетили разные догадки и мысли - не все из них были приличными, – но вряд ли стоило перегружать Сигрун ненужной информацией. Но Хоук все равно почувствовала, как против воли краснеет. Хорошо хоть в полумраке этого не видно.

- Снял, конечно - Киркволле магам опасно отсвечивать, а золотая серьга точно привлекла бы к нему ненужное внимание, - Мариан неловко хехекнула. – Храмовников, например. Уж больно они тут суровые.
«Особенно в последнее время» - додумала Хоук. Ее новая знакомая, кажется, выглядела немного уязвленной: Андерс много раз говорил ей о том, что разорвал связи с Орденом раз и навсегда – оно и понятно, ведь дезертирам обратный путь в Серые Стражи заказан, - но едва ли его слова распространялись на бывших товарищей. Если бы Андерс действительно хотел забыть о своем серостражеском прошлом как о кошмарном сне с глупыми вечеринками и дурацкой униформой, он бы не сунулся на Глубинные тропы за Натаниэлем. Хотя нет, сунулся бы, просто Хоук пришлось бы его долго уговаривать – в последнее время он крайне нервно реагировал на перспективу надолго отлучиться из города, аргументируя это тем, что за время их отсутствия Мередит может сделать «что-то непоправимое».

- В любом случае, я уверена, что он будет рад тебя видеть. Сможешь рассказать ему про сэра Ланселапа лично, - улыбнулась Мариан, пытаясь сгладить острые углы. – Я это к тому, что Андерс тоже здесь - помогает тому забавному парню Хоу с поисками. Мы разделились, но условились встретиться после того, как осмотрим все коридоры. 
Интересно, а как дела продвигались у других поисковых отрядов? Нашли ли они еще кого-нибудь? В конце концов, у Андерса, Натаниэля и Карвера было стратегическое преимущество: они могли чуять скверну за версту и по ней выследить своих пропащих собратьев. Если они никого не найдут, то Хоук в очередной раз всех уделает – «вот, смотрите, у меня нет серостражеского шестого чувства, но я все равно нашла классную гномку!». Конечно, глупо было иронизировать о таких серьезных вещах, но Хоук не могла остановиться.

- Передай своим магам, что я не лучший пример для подражания, - рассмеялась Мариан. – Если честно, меня больше удивляет то, что вам вообще удалось кого-то рекрутировать из местного Круга. Наша рыцарь-командор в последнее время просто буйствует, - Хоук наморщила нос. – Такое ощущение, что ей в жизни чего-то здорово не хватает…
«Мужика, например. Ой, или здравого смысла».

Мариан могла шутить и балаболить часами, но срочные дела не терпели отлагательств. Вот как сейчас, например - порождения тьмы ломились в пещеру, как просители в двери поместья Защитницы Киркволла. Принципиальная разница заключалась в том, что порождения тьмы вряд ли хотели попросить у них с Сигрун помощи. Скорее, убить. А могли бы сесть, выпить чаю и обсудить все как цивилизованные люди. До чего же досадная ситуация.

Хоук обменялась с Шустриком понимающими взглядами, и пес без озвученных вслух команд понял, что от него требуется - он занял боевую позицию рядом с Сигрун, готовый прикрывать ее спину и покусывать порождений в случае чего. Уровень взаимопонимания Мариан и ее мабари можно было отнести к разряду магии крови – мол, они читают мысли друг друга, а та странная красная полоса на переносице Хоук вовсе не каддис, а всамделишная кровища, ужас какой! – но все было намного проще: Шустрик следовал за Хоук уже столько лет, что научился толковать ее команды без слов.

Мариан отбежала подальше, удерживая в поле зрения пса и Сигрун. Когда она лихо стукнула посохом по каменному полу в первый раз, сотворенная ею ледяная стена пошла трещинами. Это больше было похоже на предупредительный сигнал: вторя скрипучему треску раскалывающегося льда, по ту сторону магической баррикады громче завозились скверные твари.
На втором ударе стена рухнула, рассыпавшись ледяными глыбами – и из нее, как кровь из свежей раны, поперли порождения тьмы.
- Иэх, погнали! – объявила Хоук с таким видом, как будто собиралась устроить внеплановую генеральную уборку в поместье.
А потом она взмахнула рукой и зарядила цепной молнией в самых дерзких тварей, которые уже подступали к Сигрун.

Жалко, что она не умела поднимать защитные барьеры и расчерчивать руны! Обычно эта кропотливая работа лежала на Андерсе, который в бою прикрывал их тыл, а потом вправлял кости и исцелял раны тем, кому больше всех досталось. Обычно самой побитой из любой схватки выходила Хоук, но здесь ей приходилось держаться в стороне и поддерживать Сигрун издалека, потому что кто-то же должен – Мариан все равно находила эту роль неподходящей и порывалась вырваться вперед.
Но она понимала, что лучше доверить дело профессионалам. Отвага отвагой, а нахлебаться крови порождений тьмы и бесславно заразиться скверной Хоук не очень хотелось. Так себе перспектива. Тем более, лучники уже занимали позиции и целились в Сигрун, которая так ловко прореживала ряды противника.

Примерившись, Мариан резко взмахнула посохом и заковала в лед одного из стрелков. Статуя получилась красивая, хоть во дворе Крепости Наместника ставь, но у Хоук были на нее другие планы. Осмотрев пещеру на наличие пригодных подручных материалов, Мариан приметила разбросанные тут и там каменные глыбы – верно, это огр успел разворошить пещеру. Она подняла один такой валун в воздух с помощью магии, а потом волевым жестом зашвырнула его в замерзшую фигуру - от удара лед раскололся, а вместе с ним и его содержимое. Сопровождаемые фонтаном из ледяных осколков, запачканных черной кровью, конечности полетели в разные стороны – взрыв получился таким эффектным, что привлек внимание остальных лучников к самой Хоук.
Порождение тьмы – то, что покрупнее – что-то нечленораздельно прорычало, а потом все стрелки нацелились на Мариан.
- Бля, нехорошо, - досадливо цыкнула Хоук. Она едва успела описать перед собой полукруг и поднять шипастый барьер изо льда, прежде чем в нее полетели первые стрелы.
Ну, хотя бы от Сигрун и Шустрика отстали, и то славно.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Пыльная быль » В поисках Сигрун [19 Царепутя, 9:37 ВД]