Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » А в остальном, прекрасная маркиза... [11 Дракониса 9:45 ВД]


А в остальном, прекрасная маркиза... [11 Дракониса 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.pinimg.com/564x/82/7c/3c/827c3c8f168025ab31f2eccc9ce78cd6.jpg

https://i.pinimg.com/564x/31/b6/06/31b6069a0c171d6ecf3c6981aaa5dcdb.jpg

А в остальном, прекрасная маркиза... [12 Дракониса 9:45 ВД]

Время суток и погода: сумерки под хмурым небом, которое трудно назвать весенним
Место: Денерим, королевский дворец
Участники: Айдан Кусланд, Ремилль Гаргония
Аннотация: Если Кусланд не идёт в Башню Бдения, то Башня Бдения идёт к нему! В лице, собственно, за эту самую Башню ответственного Констебля, выехавшего в Денерим практически в тот же день, как депеша с вестью о возвращении Командора попала ему в руки. Кусланд, которого уже чуть ли не мертвым считали, пропустил многое в жизни Ордена — но разве не на то у Ордена есть Констебль, чтобы сообщать всё самое и не очень интересное?..

[nick]Ремилль Гаргония[/nick][icon]https://i.postimg.cc/Qtfy3c0G/screenshot-63.png[/icon][status]for the glory[/status][LZ]<br><b>Ремилль Гаргония, 35</b><br>Страж-Констебль Ферелдена, воин духа[/LZ]

+1

2

Стоя у окна в своих покоях и глядя на хмурое денеримское небо, Айдан очень много думал. В голове роились воспоминания прошлых лет, такие яркие, словно всё произошло вчера. Вот он двор замка, где они с Алистером и остальной компашкой впервые встретили будущую королеву Анору; вон виднеется башня Форта Драккон - та самая, с которой героически сиганул Риордан, вонзив кинжал под крыло крылатой твари, обеспечив победу Ферелдену; а там, рядом с городской площадью, дом, в который так хотел попасть счастливый Алистер, и после посещения которого будто разом повзрослел лет на пять.
Как же чертовски быстро летит время. Кажется, только вчера они с Алистером, молодые и полные сил, шагали по раскисшей земле Остагара и мечтали о долгой и весёлой жизни, полной сыра, мабари и прочих радостей. А сегодня они - заметно поседевший, и от этого в свои неполные 40 вяглядящий на все 50, изукрашенный шрамами Страж-отшельник и вечно угрюмый Король, насильно усаженнный на трон и женившийся на нелюбимой женщине. Их обоих потрепала жизнь.
Айдан прекрасно помнил Тейрина молодым и беспечным, слегка наивным и даже чуточку бестолковым, как щенок мабари, юнцом. Тогда он долго думал, как лучше поступить, прежде чем на собрании земель заявить, что на троне должны сидеть Алистер и Анора. Помнил ненавидящий и разочарованный взгляд друга, винил себя, но знал, что так было нужно. Народу Ферелдена нужен был наследник Мэрика, нужен был символ - такой же, каким после окончания Мора стал сам Айдан, и нужен был человек, способный править государством в угоду его народу - а уже таковой была Анора. Да, она была дочерью врага, и именно поэтому Кусланд даже не рассматривал варианта посадить на трон её одну. Правда, женив Алистера, он ещё долго опасался за жизнь друга, но со временем понял, что Анора таки не глупа и не станет устранять такого короля. Он стал символом Ферелденской короны, прикрытием для её реформ и любимцем народа - по сути вторым Кайланом, а её саму, кажется, вполне устраивала роль мудрой королевы при обожаемом страной короле.
Время не щадило никого и ничего. Вернувшись через годы блужданий на поверхность, Кусланд ожидал чего угодно, но никак не того, что произошло на самом деле. На такое у него просто не хватило бы фантазии. По дороге в Денерим он наслушался от спутников столько, что вся информация просто не укладывалась в голове. А уж то, что произошло за время отсутствия командора с Орденом, и вовсе не укладывалось ни в какие рамки. Чтобы Орден, с древности считавшийся главной защитой людей, легендарным войском, парящим на белокрылых грифонах и разгоняющих тьму над Тедасом, захватила какая-то тварь, превратив в отряд рабов... Айдан боялся даже представить, что будет с его людьми теперь, и как будут реагировать простые граждане на его доспехи, украшенные гербов Серых.
Страхи оправдались после первого же шага за ворота Денерима. Столько ненависти, обращённой в свою сторону, Айдан не видел ещё никогда. Стоило прохожему увидеть на его нагруднике грифона, как брови моментально сходились на переносице, челюсти сжимались, а из губ вырывался либо смачный плевок на мостовую, либо крепкое словцо. С каждой секундой по пути ко дворцу Кусланд становился всё более мрачным. Ему всё меньше нравилась идея Алистера сделать его генералом армии Ферелдена в подобных условиях, хотя бы потому, что солдаты, видевшие предательство Ордена, не пойдут за его лидером. А ещё потому, что Орден нельзя было оставлять сейчас без присмотра.
Поэтому, отправив в тот же день письмо в Башню Бдения с немедленным требованием прислать в Денерим констебля Стражей, Айдан почти всё время проводил у окна. Уехать сейчас ему не позволял король, отговорить его от чего-то было крайне сложно, если уж тому взбрело в голову. Как истинный Тейрин, Алистер был уверен, что лучше генерала ему не сыскать, хотя сам Кусланд отнюдь не считал себя хорошим стратегом и полководцем. Он хорошо махал мечом, неплохо стрелял, но не более того. Он числился генералом во время битвы за Денерим, но ту самую речь, после которой толпы простых Ферелденцев, вооружённых вилами и дубинами, вперемешку с магами, гномами и уцелевшими солдатами превратились в боевую единицу, в мощь, которая и разгромила порождений Тьмы и позволила королю и его спутникам пробиться к Архидемону.
Когда вдалеке появился силуэт всадника, облачённого в поблёскивающие в лунном свете доспехи, Айдан ни на секунду не сомневался, что это страж. Он не знал, кто именно прибудет, но полагал, что Хоу или Огрен, а может, кто-то из первых набранных им рекрутов. Однако ж, уверенным в этом быть было бы глупо с его стороны, если учесть, сколько лет назад он исчез из Башни Бдения, не оставив никаких указаний и не озаботившись тем, чтобы назначить на своё место кого-то другого. Оставалось надеяться, что нынешний Констебль Ордена был избран самими стражами и являлся человеком верным и ответственным. В противном случае, дела Серых Стражей и правда были глубоко в заднем проходе Архидемона.
Кусланд быстро накинул на плечи плащ - он раздевался только поздней ночью, перед тем, как лечь спать, так как за годы на Глубинных Тропах, проведённых круглосуточно в броне, и вовсе разучился это делать, - и неслышно вышел из комнаты. Разговаривать с прибывшим стражем в замке ему не хотелось. Он слишком плохо успел изучить Анору за то время, что провёл в Денериме много лет назад, и не был уверен, что за ними не будут шпионить. Вернее, он почти не сомневался, что у предприимчивой королевы в каждой стене свои глаза и уши, а потому решил перехватить стража у ворот и увести подальше от этих самых ушей.
Он вышел из замка, никем не замеченный, - иначе грошь цена ему была бы как Серому Стражу, пересёк небольшую площадь и выскользнул за ворота, укрывшись в тени и неотрывно наблюдая за приближающимся всадником.

+2

3

До Денерима было уже рукой подать — уже видно, как на возвышении близ Форта Драккон загораются огни, отгоняющие сгущающийся серый сумрак; за хмурыми тучами не видно, как подбирается к закату солнце, но света становится меньше с каждым часом. Рукой подать, и драколиск под седлом пыхтит, потряхивая шипастой головой на гибкой и костистой серой шее, — но Рем всё ещё с удивлением и неверием думает о том, что он должен там найти, кого встретить. Для многих, присоединившихся к Ордену в последние годы, Командор Кусланд, Герой Пятого Мора, был всё равно что призраком, легендой минувших дней, победителем тьмы, не имевшей силы над сегодняшним днём. И Гаргония не мог сказать, что для него это иначе. Он и видел-то Командора всего раз, мельком, еще сидя во дворе Башни с замотанным в бинты торсом, на котором заживала едва не лишившая его жизни рана. Еще не будучи Стражем.

Пошёл пятый год, как он несёт это знамя, это бремя. И всё это время Командор у Ордена как бы был, но как бы... и не было. Его не было с ними в Адаманте. С ним не могли связаться, когда в головах зазвучал Зов. От него, ушедшего в погоню за мечтой, за надеждой и спасением для будущего, не дождались распоряжений в настоящем. Они привыкли подчиняться, они следовали иерархии, и они пошли за Кларель. Она ведь тоже звалась Командором. Это значило так много, это значило, что она выше, она лучше, она вправе, она знает, она может их спасти. И как много хорошего им это принесло? Следуя за одним человеком, полагаясь на одно-единственное мнение, они чуть не обрушили мир в ту Бездну хуже той, от которой клялись спасать и оберегать. Всё из-за того, что женщина ошибалась. И слишком мало было тех, кто рискнул сказать ей об этом в лицо.

Не раз и не два Рем замечал, что на него самого теперь смотрят так же. Смотрят на знак Констебля и отказываются от собственной воли и ума, передавая ему право решать, выбирать, ставить подписи под приказами. И у него не было ответа на вопрос, где грань между свободомыслием индивидуальности и армейским порядком, без которого вся эта система всё равно что телега с квадратными колёсами, запряженная заодно лебедем, раком и щукой.

И что-то ему казалось, что у Командора этого ответа тоже не будет. И чем больше Рем думал об этом, не давая драколиску схитрить и сбавить ход, тем дальше уходила из сердца поселившаяся там нотка обиды на то, что человек-легенда, во всесилие которого все верили, а Стражи старой закалки только подбавляли масла в огонь этого молчаливого заочного почитания, не пришёл, не спас и не решил все их проблемы, оставив разбираться самостоятельно. Его выбор, его поступок сквозь эту призму представал... вполне оправданным и даже понятным. Ферелденскому Ордену нужно было научиться выживать, смотря по сторонам, а не только на его светящуюся фигуру.

И Орден справился. Сейчас, три года спустя от катастрофы, когда так многих верных командованию убили мечи и маги Инквизиции, всё было не идеально, но когда оно вообще было так? Сейчас даже о Корифее вспоминал не каждый, хоть и слухи о том, что над лесом Бресилиан открылась новая Брешь, будили волны пересудов, — которым Ремилль не верил ни на йоту. Жизнь продолжалась, прошлое оставалось в прошлом — и демоны, и злые козни венатори, и ошибка Серых Стражей вместе с ними. Скоро память о них останется только в книгах для увлеченных историей, как сейчас осталась память о Море. Приятное свойство памяти людей — их больше интересует настоящее, чем прошлое... а то и будущее. У Стражей оно было ощутимее. И поднимало вопросы куда острее того, почему Командор не возвращался так долго. Вопросы о том, с чем он вернулся.

Рысцой подъехав к воротам, обгоняя телеги обозов и отдельных пеших, отшатывавшихся и широко раскрытыми глазами провожавшими всадника на диковинном коне — тевинтерские драколиски были редкостью на юге и у многих вызывали оторопь своей хищнической статью и зубами, нет, зубищами, оскаленными напоказ, но Рем слишком привык к Владеку и слишком хорошо знал возможности своего скакуна, чтобы пересаживаться на лошадь — особенно получив приказ явиться незамедлительно. Знал, когда пришпорить, знал, когда придержать, знал, чего ждать, а чего не требовать — и потому они были в Денериме уже сейчас, хотя по-хорошему бы добрались не раньше следующего утра. Показав значок Констебля и назвавшись для протокола, Страж в серо-синем кожаном доспехе с блестящим наплечиком в виде грифона въехал в город и по широкой проезжей улице погнал скакуна дальше, к расположению королевского дворца. Когти драколиска зацокали по мостовой, — благо, в темнеющих сумерках народа на ней было немного. Тем не менее, Рем из осторожности держал поводья крепко, — иначе драколиск мог напугать кого-нибудь куда предметнее, чем просто своим внешним видом, имея нехорошую привычку огрызаться и клацать зубами, словно собака на проезжающие мимо телеги. Натянутый повод мешал ему разгибать шею и вынуждал держать пасть благоразумно закрытой.

— Охой! — вырвалось у засмотревшегося в сторону Рема, когда драколиск всхрапнул и зарычал, осаживая назад перед фигурой в плаще с капюшоном, заступившей путь всаднику перед выездом на площадь. Рычание стремительно переросло в угрожающее, и тевинтерцу пришлось резко намотать поводья на руку, не давая пружиняще подогнувшему задние ноги скакуну самому разобраться с проблемой. — Тиии-хо! — скомандовал Рем с нажимом, заворачивая голову Владека в сторону так, что драколиску пришлось поменять позу и затоптаться на месте, теряя запал драчливости. — Ты чего это, друг? — в открытую обратился Гаргония к фигуре, озадаченный, но уже заметивший, что нападать никто не собирается. — Эти зубы не для красоты, он ими и укусить может! — ладонью указал Рем на голову драколиска, говоря призывающим к благоразумию тоном, при этом не сводя взгляда с фигуры и с едва заметно пересекшей лоб морщинкой сосредоточенности пытаясь понять, что ему сейчас кажется таким странным...

[nick]Ремилль Гаргония[/nick][icon]https://i.postimg.cc/Qtfy3c0G/screenshot-63.png[/icon][status]for the glory[/status][LZ]<br><b>Ремилль Гаргония, 35</b><br>Страж-Констебль Ферелдена, воин духа[/LZ]

+2

4

Луна над Денеримом светила довольно ярко, фонари были не нужны. Айдан стоял у стены долго, до тех пор, пока его гость не оказался совсем близко.
Первое, о чём он подумал, едва взор смог различить поблёскивающу серебром чешую, - это то, что надо быть последним идиотом, чтобы притащиться в столицу Ферелдена на драколиске. Особенно, в современной ситуации. Обычные люди на диковинных полуящерах-полуконях не ездили, это было известно последнему дворовому мальчишке. И даже Кусланд, проведший много лет вдали от цивилизации, на Глубинных тропах, и узнавший о произошедшем с Орденом накануне, понимал, что столь явное появление Стража в столице может накликать беду на него. И на того, кто его позвал.
Драколикс уверенно трусил прямо к воротам королевского замка, а всадник упорно щёлкал клювом, совершенно не глядя даже в сторону притаившегося Кусланда. Не то, чтобы он сомневался в своей способности хорошо маскироваться и выбирать подходящие для этого места, но тот, кто зовётся Констеблем Серых, мог бы и заметить. К тому же, Айдану достаточно было бы косого взгляда в его сторону, чтобы подать знак.
Но взгляда не было, зато появлялась нехилая перспектива появления драколиска во дворе замка. Этого Айдан допустить не собирался. Он специально ушёл из замка, чтобы не попадаться на глаза его обитателям, а особенно - королеве, так как встреча должна была быть относительно тайной. Айдан никому не говорил о том, что послал в Башню Бдения письмо, не собирался и раскрывать свои планы. Всё произошло слишком быстро, спонтанно. Кусланду нужно было составить собственное мнение и принять решение.
Когда всадник на серебристом звере оказался совсем рядом, Айдан решил, что ждать больше нельзя. Он возник перед мордой зверя, словно из-под земли, так быстро, что не заметил даже Страж. Кусланд мысленно горько усмехнулся - что же происходит с другими, если ими командует тот, кто не способен увидеть перед собой человека.
- Правда? - Айдан долго молча смотрел в сверкающие злостью глаза драколиска, прежде чем поднять голову и встретиться взглядом с его всадником. - Думаю, если он кого-то сегодня укусит, это будет последнее, что сделает Ваш зверь, Констебль.
В голосе Кусланда звенел металл. Он уже успел рассмотреть мельком лицо воина, и понять, что не помнит его. Очевидно, человек был из набранных уже после его ухода на тропы. А значит, в Ордене всё совсем плохо, раз на пост Констебля не нашлось никого опытнее и старше.
Он откинул капюшон с лица. Не узнать его в темноте было бы сложно, и лишь из-за отсутствия света, потому что портрет Героя Пятого Мора, врученный одним из баннов много лет назад, висел в главном зале Башни. На всякий случай, Айдан снял перчатку и показал прибывшему Стражу перстень с гером Ордена.
- Следуйте за мной, - проговорил он, когда Серый Страж признал в нём того, к кому на встречу ехал. Оставаться на одном месте было очень опасно, даже не столько в физическом плане, вроде риска нарваться на каких-нибудь радикально настроенных эльфов или вооружённых контрабандистов, сколько в виде возможности оказаться замеченными вездесущими шпионами Аноры.
Кусланд снова скрылся в тени, но прежде убедился, что констебль теперь следит за его перемещениями и вряд ли отстанет. Пусть лежал через дворы, узкие переулки и сточные канавы, наименее привлекательные места Денерима. Айдан знал столицу хорошо, благо, изучил каждый закоулок во время Мора, поэтому уводил своего спутника подальше от замка самой верной дорогой.
Когда самые густонаселённые кварталы Денерима оказались за спиной, Айдан, наконец, остановился. Он стоял теперь в узком тупике, вокруг были лишь заброшенные склады и ни одного человека. Кусланд дождался, пока его спутник спешится и подойдёт ближе, и лишь тогда заговорил снова.
- Я наслушался много за эти несколько дней. Сплетен, сказок, слухов. Теперь хочу услышать правду. Что произошло в Ордене. Я хочу знать всё, до последней мелочи, Констебль. Не упускайте ничего.

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » А в остальном, прекрасная маркиза... [11 Дракониса 9:45 ВД]