Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Утопая в красном [20 Жнивня, 9:44]


Утопая в красном [20 Жнивня, 9:44]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/227/22023.jpg

Утопая в красном [20 Жнивня, 9:44]

Время суток и погода: мокрые улицы после дождя, морской бриз разносит прохладу по улицам полночного Киркволла
Место: Киркволл, ворота в город, близ пристани. Далее по обстоятельствам
Участники: Луиджиа ди Лапа, Иссала
Аннотация: «почему я?»
Именно такой вопрос ди Лапа задает себе снова и снова, оказываясь втянутой в очередную схему с красным лириумом. На этот раз гильдия воров прознала о том, что безродная антиванка имела связь с коррумпированными храмовниками и им точно есть, что с нее спросить.

Отредактировано Луиджиа ди Лапа (2020-02-04 00:50:31)

+1

2

Андрасте, ну почему снова я? Чем я прогневала на этот раз?

Луи поморщилась и выругалась на родном, но отбиваться не стала. Ее легкая тушка ударилась лопатками о каменную кладку стены и по инерции отпружинила, все что тряпичная кукла без какой-либо силы в теле.
К полуночи у ворот в город пусто и страшно. Пираты и моряки либо в Висельнике напиваются до беспамятства, либо снимают шлюх в борделе. Немногочисленные торговцы заканчивают свой рабочий день и прячутся по обратную сторону стены. Стража Киркволла наверняка сделает свой обход территории и сегодня ночью, но как на зло, сейчас их следа на горизонте не приметить. Тихо, так что слышна возня мышей по норам, и даже без жеста указательного пальца у губ, Лапа знает, что нужно чтоб такая же тишина и оставалось.

- Да хоть ты матушка, хоть Андрасте во плоти,- один из воров, облаченный во все черное, коренастый и страшный, как порождение скверны, смачно харкнул прямо под ноги Луиджи.- Ты знаешь где достать красный лириум и это все, что нам нужно. Поэтому говори. Когда следующая поставка? Где?

Его напарник, молчаливый, чуть повыше, стоял шаг поодаль. Серьезно? Двое на одну полу-живую монахиню?! Серьезно?! Да Луи не может по ступенькам пройтись более пяти минут без отдышки, а тут сразу двое мародеров взяли под локти в нижнем городе и зажали у городской стены, от чужих глаз подальше. Равно как охотится на нага гномьим молотом.

Но Луиджи было не до смеха. Только стоило подумать, что можно продохнуть и главная беда  с коррумпированными храмовниками рассосалась сама собой, как нет. Слух о поставках красного лириума проник куда-то в недры Клоаки и оттуда до ушей воровской гильдии. Конечно, воры не настолько самонадеянны чтоб зажимать в углах храмовников, и достаточно сообразительны чтоб выследить к кому из посредников приведет след. Еле живая торгашка нижнего города оказалась самой легкой и самой очевидной добычей, к кому как ни к ней будет самым эффективным присосаться и выкачивать долю красных кристаллов уже для своих нужд. К сожалению великопочтенных джентельменов, на Луи в этот день красного лириума не обнаружилось, но просто так сдаваться они и не собирались.

- Señor, мне жаль, что вы меня не услышали в прошлый раз, возможно вас подводит слух и от меня вам нужно соответствующее зелье, а не лириум. Но я повторюсь, мне не сложно. Я знать не знаю ни про лириум: красный, розовый, хоть оттенка марсалы, ни про его поставки. Я просто одинокая, больная женщина, mi señor. Вы должно быть обознались.
Коренастый скептически посмотрел на немощную, что спиной вжималась в стену и при этом так сильно жестикулировала руками, словно это должно было как-то убедить в верности ее слов. Бровь вора изогнулась в недоумении.

- Совсем за идиота держишь? Сначала эти беглые ферелденцы решают откусить кусок от давно уже поделенного пирога Вольной Марки, потом треклятые Тал-Васготы, а теперь еще и Антивский сброд решает нажиться на прибыльном деле?- Луи видела как грубая ладонь тянется к ножнам на поясе.- Пора уже напомнить этим приезжим, кто хозяин в этом городе.

Отредактировано Луиджиа ди Лапа (2020-02-04 00:31:50)

+1

3

[indent]Никогда не ходи без оружия. Это правило для любого в Киркволле. Иссала знает это правило как никто другой. Часто было спокойно, но за всё это время у Вало-Кас появилось много врагов. Бандиты. Гномы-воры. Храмовники. Иссалу слегка трясёт, слишком живы воспоминания той ночи в проклятом особняке. Казалось, что она помнит всё. Но то, что было в Тени... Каждое прикосновение. Каждый звук. Каждый шёпот и удар. Шрамы и следы на спине и плечах будто горят до сих пор. Она плотнее кутается в чёрный плащ. Глубокий капюшон скрывает серебристые волосы и изогнутые рога, защищает от морского промозглого ветра.

[indent]Она возвращается в общий дом. В порт она спускалась, чтобы оплатить рыбакам, которые носят улов для Вало-Кас. С недавних пор они питаются лучше, значит, стало больше денег. Это она ощущает и сама, её кошелёк, что спрятан среди её вещей, становится тяжелее. Там уже хватит на то, чтобы жить не в общем доме, но Иссала терпит. Она хочет накопить ещё больше, чтобы не отказывать себе ни в чём. Им нужен дом. Где они смогут сидеть, сколько им вздумается. Делать, что они захотят. Не бояться, что кто-то войдёт. Не ловить всё ещё странных взглядов. Их дом, для них двоих.

[indent]Из ужаса о прошлом и мечтаний о будущем её вырывает грубый голос. Всё ещё обычный для порта, но неспокойный. Это не моряк, который кричит о грузе. Не страж, пугающий ребёнка. И не женщина, которая продаёт постель с собой. Басов сброд, который не хочет жить честно. Иссалу ноги несут сами. Руки опускаются на кинжалы. Она помнит, что Вало-Кас – стража без стражи. Что они тоже должны поддерживать закон. Заслужить уважение местных, как было велено. Иссала совершенно не хочет этого делать, но думает о будущем, спокойном и тихом. И поворачивает на голос. Идёт тихо, ступает осторожно. Не так тихо, как Ива, способная ходить по битому стеклу без звуков, но скрываясь. Не показываясь. Слушает, что говорит тот грубый голос. Красный лириум, треклятые Васготы. Хозяин в городе.

[indent]Иссала выплывает из тени. Едва видит, как рука бандита ложится на оружие, быстро выхватывает своё. Секунда, другая – Тамассран бьёт по запястью лезвием. Бандит вскрикивает и отступает, держится за руку. Второй преступник, что стоит дальше, кажется, понимает, кто перед ним. Бросается бежать почти сразу, перепрыгивает через ящики и пускается наутёк. Нет времени его догонять. Нужно оставить первого.

– Закон, – говорит Иссала, хотя сама в это не верит. – Теперь здесь хозяин закон. Треклятые Тал-Васготы – закон.

[indent]Разбойник пытается выхватить оружие другой рукой, но Иссала вновь оказывается быстрее. Она колет его в ногу, толкает на землю. Он падает, бьётся головой и стонет. Тамассран убеждается, что он не бежит, не сможет, и поворачивается к тому человеку, которого пытались ограбить. Бледное лицо, словно больное. Уставший взгляд раскрасневшихся глаз. Она узнаёт эту женщину. Та жрица Басов, что стала работать с Вало-Кас. Узнаёт, но не может припомнить её имя полностью. Она убирает оружие обратно, под чёрный плащ. Двумя руками берётся за края капюшона и осторожно снимает его с головы. На свет показываются распущенные белые волосы и рога. Многих это пугает, но эту жрицу должно успокоить.

– Ты не ранена? – Женщина выглядит ужасно. Понять, причинили ей вред или нет, невозможно. Иссала не знает, как спросить правильно, спрашивает, как есть. – Я Иссала, из Вало-Кас. Что эти бандиты хотели?

Отредактировано Иссала (2020-02-04 12:04:28)

+1

4

Интересно, а какие-нибудь матушки до самой Луиджи тоже мысленно отпевали себя сами, чувствуя, что час их близок? Или это нарушение канонов обряда? Ди Лапа даже не жмурится, но как-то рефлекторно скукоживается, не так красиво как юные девы, пытающиеся извернуться от обидчика, а словно кольцевой червь, и так узкий и маленький, да еще старающийся сгруппироваться.

Но вот, резко бордовая теплая жидкость окропляет подол заношенного платья и пронзительный крик рвет барабанные перепонки. Никогда еще мужской крик агонии не звучал так… прекрасно-спасительно?! Создатель решил, что сегодня все-таки не день воссоединения? На всякий случай не дышит и не шевелится, разве что еще сильнее вжимается в стену, словно пытаясь слиться с кирпичом воедино и не помешать как либо развернувшейся стычки, что протекала перед глазами.

Наверное, было бы у Луи мало мальский храбрости и опыта жизни в Кёркволле побольше, то наверняка она бы еще помогла. По крайней мере набросилась бы на убегающего и сиганувшего через ящики горе-вора или хотя бы бросила тому что-нибудь в спину, но вместо этого только рассеянно смотрела как тот убегает в сторону порта. Все так же стараясь не дышать.
Шебаршение, звуки шагов, лязг лезвий, все разом стихает и только шипение вора, зажимающего рану на ноге и корчащегося в агонии нарушает тишину. Лапа позволяет себе выдохнуть и промограться, но высокий силуэт в плаще снова поворачивается к ней и снова мысленное отпевание, пока капюшон не откидывается и…

- В жизни бы не подумала, что буду так рада лицезреть пару прекрасных рожек. Bellissima! Все самое лучшее, что со мной случалось в последнее время носит рога. Создатель все-таки шутник.

По кривой, ироничной усмешке можно было подумать, что перед Иссалой стояла нахальная, бесстрашная амазонка, будто сейчас именно вот это вот дряхлое, больное тело раскидало обидчиков вокруг.

- Иссала, mio salvatore, ранено разве что мое чувство прекрасного этими одиозными лицами, Андрасте наставь их на путь истинный. Все остальное позже исправит стаканчик Ривейнского крепленного.
Луи подошла к спасительнице и положила ладони ей на плечи, по широким, размашистым жестом можно было понять, что антиванка собиралась на свой этнически-родной манер расцеловать в щеки три раза, но осознав разницу в росте и что косситка явно не понимает с каким широким жестом к ней идут… просто одобрительно хлопнула по плечу. Иссала немного напоминала статую. Холодный сероватый оттенок кожи, все такое… крепкое и уверенное и… Создатель, спасибо, что придумал косситов. Если бы не они, то как бы выживать бедной, одинокой женщине в этих каменных джунглях Вольной Марки?

- У нас проблемы,- вообще-то проблемы были у Луи, но широкая душа не могла не поделиться своим богатством – всем, что у нее есть.- Эти ребята скорее всего из гильдии воров. Кроме стражи и храмовников вряд ли кто-либо еще мог бы мною интересоваться.
Луи говорила, но при этом деловито доставала и перебирала что-то в карманах плаща. Слышился звон стекла и все так же стон раненного вперемешку с матерщиной. Наконец монахиня нашла что искала, тонкая длинная колба с прозрачной жидкостью.

- Mio Salvatore, я сделала небольшую ошибку по прибытию в Кёркволл,- ди Лапа опустилась на колени перед раненным и приподняла его голову, поднесла колбу к его губам, между делом приговаривая «шшш, выпей, это поможет, это снимет боль»- и одна эта ошибка одной тонкой ниточкой привела ко мне клубок проблем.
Вор упорно не хотел разжимать зубов, но выпаливая очередное проклятие все-таки поддался и жидкость достигла его глотки. Монахиня снизу-вверх посмотрела на Иссалу и принялась объяснять свои действия.

- Я опоила его, ему должно стать полегче, но сейчас начнет бредить. В бедре нет жизненно важных артерий поэтому он протянет еще прилично. Так вот, проблемы, да, о них.  Я… не по своей воле знаю о красном лириуме чуть больше рядового жителя Кёркволла. И остальные рядовые жители завидуют мне страшной завистью, а теперь еще и не совсем рядовые и не совсем порядочные. Рассказала бы больше, но я боюсь, что убежавший товарищ может привести подмогу и нам не стоит долго оставаться на одном месте.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Утопая в красном [20 Жнивня, 9:44]