Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Завтра начнется война [15 Джустиниана, 9:45 ВД]


Завтра начнется война [15 Джустиниана, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/228/34353.jpg

Завтра начнется война [15 Джустиниана, год 9:45]

Время суток и погода: раннее утро, по-рассветному зябко, безветренно.
Место: Антива, пролесок близ Салле, в паре километров от города.
Участники: Элора Теларана, Каратаам.
Аннотация:
Ворона бежит из захваченного города, спасая свой роскошный хвост, чтобы не ощипали. И кто же думал, что тайный путь преступный, ей известный, окончится недалеко от места, что выбрали для своей стоянки братья наемники, увенчанные тяжелыми рогами.

Отредактировано Элора Теларана (2020-04-06 02:57:32)

+3

2

[indent]Тяжёлый переливчатый жук последний раз ведёт усами, пробуя воздух, отваливается от ветки и камушком ухает вниз. Натужно жужжа и на ходу расправляя надкрылья. Он с разгону хлопается о широкую сизую ладонь, отскакивает в сторону, в примятые росой траву и клевер. И раздосадованно топает уже там короткими крепкими лапками.
[indent]Нелепо яркий и настырный, под стать всей этой стране.
[indent]Йяттар с пару секунд косится на блескучую тварь, усмехается, возвращается к своему делу. Грубо выструганная мешалка неторопливо кружит в котелке, перемешивая варево. Густое и сытное. Вовсе не нуждающееся в приправе из жуков.
[indent]Мешалка пару раз негромко стукает о прокопчённую дочерна кромку походного котелка, сбивая в него жирные капли подливы, ложится поперёк сверху.
[indent]Йяттар облизывает пальцы, с удовольствием тянет плечи, тянется в сторону за курткой. Зябко её натягивает и выпрямляется во весь свой немалый рост.
[indent]Место для лагеря его брат выбрал отменное – отрог пологого холма сбегал вниз к морю чередой зубастых обрывов, густо поросших молодыми деревцами. Тощими, но высокими и зелёными. А главное – выглядел так неприветливо, что со стороны мало кому взбрело бы в голову сюда забираться. Места в каверне одного из обрывов вполне хватало для пары спальников и тента над ними, в котловине вывернутого давним штормом дерева славно примостился небольшой костерок, прикрытый оплывшим земляным валом от ветра и лишних глаз.
[indent]Одна беда – по нужде и за водой ходить – сущая морока. С другой стороны – на море хороший вид.
[indent]Неестественно аккуратно для своего сложения он протискивается между частыми зарослями молоденьких деревьев, которым не знает названия, опускается на скалящийся из земли валун. Сквозь густое решето недвижимой без ветра зелени ему приветливо бликует морская гладь. Тянет солью, водорослями… и дымом. Дым этот – не от костра с похлёбкой. Горький, тяжёлый.
[indent]Недобрый дым.
[indent]Со стороны города.
[indent]Он хотел бы поглядеть сам, но…
[indent]Тихо скрипнула , натягиваясь, у ног верёвка. Обвившая дерево покрепче и змеёй уходящая вниз, в густую зелень по склону. Йяттар не торопится вставать навстречу. Но топорик кладёт поближе. На всякий случай.
[indent]Верёвка шуршит, чуть вздрагивая под немалым весом. Коссит с улыбкой щурится в молодые сочные заросли. Пока из тех совершенно бесшумно не выныривает его сородич.
[indent]- Ну как? – топорик возвращается на своё место.
[indent]- Как по учебнику! – в голосе Тарена – настороженность пополам с усталостью, - хотя что с местных взять, мухи снулые. Сопротивления – что у пьяной шлюхи, не оборона а так, истерика одна.
[indent]Он выпускает из рук верёвку, выбирается на ровный участок земли, вытоптанный за несколько дней в четыре ноги, стряхивает плащ.
[indent]- А кому сопротивляться? Флота нет, стража – одно название.
[indent]- Это ты сейчас пиратов флотом назвал? – Тарен негромко смеётся, между делом хозяйственно сворачивая плащ, - тоже мне – флот. Басра вашедан…
[indent]- Я и стражей не стражу назвал, - Йяттар улыбается в ответ, насколько может себе позволить, - что у города?
[indent]- Что и должно быть. Антаам квартируется, ашаады вычёсывают окрестности, абанари загнали дредноуты в порт. Что там в самом городе – не понять. Но – стен не взрывают, дома не жгут.
[indent]- Расточительно…
[indent]- Или не по плану. Но ты б видел..!
[indent]- Это что? - Йяттар легко подскакивает на ноги, шагает к брату.
[indent]Обводит пальцем глубокую ровную ссадину на скуле. Уже подсохшую. Теперь раскосые глаза смотрят обеспокоенно.
[indent]- А, это? – Тарен улыбается виновато, - зацепило осколками на излёте. Да не бойся ты, никто меня не видел. Не драка это, случайность.
[indent]- Ещё есть?
[indent]- Нет, только морду попортили. Правда. А… чего у нас есть поесть?
[indent]- Вон в котелке, - сааребас кивает в сторону еле теплящегося костра, - поспело как раз.
[indent]- Ооооотлично!
[indent]Тарен хлопает в ладоши, и, энергично их потирая, разворачивается к костру. В обещанном котелке лениво булькает что-то густое, ароматное и неоднородное. Пахнет здорово, но вот вид…
[indent]- А… это что..?
[indent]Сомнения в голосе достаточно для того, чтоб схлопотать в ответ деланно осуждающий взгляд.
[indent]- Традиционное местное блюдо: «жричодали».
[indent]- Мммм, моё любимое! – не остаётся в долгу арваарад, - как всегда!
[indent]- Так и жуй, - Йяттар с улыбкой качает седой головой, - ложку вот держи. И плащ отдай, куда ты его сырой комкаешь! Пусть просохнет хоть…
[indent]- Да, кадан.
[indent]- И морду умой. Поищу сейчас, чем намазать твою случайность.
[indent]Сааребас деловито опускается на колени у своего спальника, роется в служившем ему подушкой вещмешке. Его широкой спине достаётся долгий тёплый взгляд.
[indent]- Так вот ночью..! – Тарен торопливо зачерпывает первую ложку.
[indent]- Ты поешь сперва. Мы никуда не торопимся.
[indent]- А ты сам-то ел?
[indent]- Тебя ждал. Жуй давай, ложка-то всё равно одна.
[indent]Тарен улыбается шире. Вытирает общую теперь ложку о штанину… оглядывается вокруг и рассеянно хмурится. Со вздохом усаживается у костра.
[indent]- Брат, а может… ну его? Уйдём отсюда, пока есть вренмя? Тихо. Чего смотреть? Антаам укрепится в городе и покатится по стране дальше. А пока…
[indent]- Ешь.
[indent]- Нет, ну разумеется только после еды! На голодный желудок я удирать отказываюсь!

+2

3

[indent]Цвет этой ночи - красный. Красная пелена застревающего в горле страха, красная кровь, по рукам и по лицу текущая - она не помнит, откуда рана, но точно не заслуга рогатых захватчиков, потому что иначе ей бы просто раскроили голову напополам, как лопается перезрелая дыня. С таким же противным до приторного привкуса на языке чавканьем. Да и вступать в прямую схватку с серокожими великанами дураков нет. По крайней мере Элора точно не настолько глупа. Дураки вообще долго не живут, а уж среди ей подобных и подавно. Она прячется в темных, пропахших нечистотами и страхом закоулках, словно крыса, пробираясь к известному из города лазу. Салле обречен, она это понимает своим чутьем звериным. Да даже те, кто подобным не мог похвастать, это понимают. Кунари не жгут город зазря, не рушат каменных стен, но и сопротивляющихся в живых не оставляют.

[indent]Эльфийка жмется к стене, в ожидании, пока гортанно переговаривающиеся на своем дикарском языке великаны пройдут мимо, и молча молится о том, чтобы ее не заметили. В порту творится настоящее светопреставление - напали с воды, и большая часть стражи стягивается туда, бессмысленно, бесполезно, отчаянно пытаясь еще сопротивляться, но оборона захлебывается кровью быстрее, чем можно досчитать до тысячи. Крики людей, стон воздуха, рассекаемого на части, разбитого - она запомнит надолго этот вой, звенящий в ушах на самой грани возможного. Возможности выдержать это, не падая на землю, отчаянно зажав уши ладонями и подвывая в унисон. Элора не боится крови чужой, - своей на самом деле тоже уже не очень, тот страх убит, забит ногами - ее не пугает ни крик отчаянный, ни грохот заклинаний. Ее растили с мыслью о том, что ее жизнь не сильно дорога. Не дороже стоимости наконечника стрелы. Но впервые видит она настолько безжалостную резню. Даже когда те из Воронов, что предпочли сменить хозяина, ушли под руку своего воскресшего божества, не сумели принести столько вреда и страха, как сейчас - рогатые.

[indent]Элора не собирается сражаться с ними, защищая мертвый уже город. Она не настолько альтруистична, чтоб драться за людей, что предпочтут прогнуться и со страхом ждать своей участи. Закон жизни - суров, убей или будешь убит, защищай себя, или на твоей шее сомкнется, с лязгом траурным, металлический ошейник. Кому как не ей об этом знать. Кому как не ей об этом помнить. Одна она ничего не сможет сделать. А те из братьев, что были рядом с ней в тот миг, как разорвалась тишина, уже никому и ничем не помогут. Чистыми ее клинки не остаются - руки пахнут чужой кровью, запечатлелся в памяти пустой безжизненный зрачок цвета артериальной крови, но за ту жизнь они слишком дорого заплатили. Виллу Элора добила сама, пока ее сестра по Дому скребла по земле руками в бессмысленной попытке запихнуть в распоротый живот вывалившиеся, сизые кишки. Все равно ей ничем уже не помочь, так хоть избавить от боли, пускай и дураку понятно, что она ее уже не чувствует от шока - зрачок расширен настолько, что не видно светлой радужки, а в горле только тоскливый, на одной ноте, вой. И он оборвался с бульканьем, когда Элора нанесла последний милосердный удар, вскрывая девушке горло. Наверное, она должна испытывать хоть что-то. Сожаление или скорбь, боль потери или злость. Но сейчас Элора не чувствует ничего кроме страха и обреченности лопнувшей струны, когда в воздухе тает последний ее протяжный всхлип. Она ныряет в проулок хорошо знакомый, неподалеку от опустевшего трактира портового, и скатывается вниз по узкому, почти кошачьему, лазу.

[indent]В туннелях контрабандистов, что город изнутри пронизывают, словно сеть вен с гнилой кровью, пахнет затхлостью, дерьмом и отбросами. Человеческими. В обоих смыслах. На ее (скорее на свое, конечно) счастье Элора не встречает никого. Никто не рискнул сунуться туда, где бой идет всего ближе, никто не идет ни по ее следам, ни впереди - ни одной свежей отметины на полу. Хотя, возможно, она просто плохо смотрит, сейчас не до того. Эльфийка останавливается, прислоняясь спиной к земляной стене, ругается шепотом, стирая с лица засохшую, стягивающую кожу отвратительной маской, кровь. И только тогда понимает, что места первой красавицы ей больше не видать. Не то чтоб раньше она на него претендовала неистово, но теперь-то точно. Порез неглубокий, но болезненный. Элора шарит рукой по напоясным сумочкам, - тщетно. Скажи спасибо, что штаны надеть успела, остроухая. Этот лаз, насколько она помнит, кончается достаточно далеко за городом, чтобы она смогла потом спуститься к морю и отмыть лицо от грязи и крови. Больно будет чертовски, но соленая вода унесет с собой грязь и не даст воспалению возникнуть. Один пират знакомый рассказывал, заплетающимся голосом, тиская ее за бедро, что нет лучше лекарства, чем море. Любую заразу из раны прогонит. Элора предпочла бы настойку на эльфийском корне, но ее не очень-то спрашивают сейчас. Эльфийка смеется нервно, зажимая рот рукой и сползая по стенке вниз.

[indent]Чем дальше, тем сложнее дышать. Сложно делать воздухоотводы в глубине лазов, Элора чувствует, как порез на лице горит от боли, разъедаемый солеными каплями пота. Она шипит сквозь зубы, упрямо пробираясь вперед - кое-где едва ли не на четвереньках, а где-то - согнувшись в три погибели. Лазы эти придуманы не для удобства, а чтобы скрыть от глаз чужих то, чего видеть не стоит. Когда Элора чувствует где-то впереди свежий запах моря, у нее уже не остается сил на то, чтоб улыбнуться своей победе и тому, что она сумела выбраться. Она не знает, что будет делать дальше - возможно, кто-то еще из Дома выжил, но где их теперь искать? Точно в живых остались те, кто был на выполнении контрактов, возможно сумели выбраться Мастера из тех, что половчее. Молодняк почти наверняка потерян. Никто не стал бы рисковать спасая воронят желтоклювых. Плевать. Они и так бы не дожили до зрелых лет. Большинство. Не сегодня, так завтра, каждому из них сказали бы - убей - и не посмели бы не подчиниться. Что ей теперь делать?
[indent]Наверное, для начала, попытаться выжить.

[indent]Она не торопится подниматься на ноги, когда выбрасывает свое тело из лаза на узкий насест обрыва. Прислушивается к происходящему вокруг, - шум волн, да птичий крик, да голоса. Чужие. Гортанные. Эльфийка замирает, поджимая губы зло. Тут-то вы какого Демона забыли, твари? На самом деле не важно. Даже если того Демона сейчас поймать и допросить, толку с того немного будет. Потому что можно бесконечно ругаться мысленно, поминая всех на свете рогатых мамаш и их порождений, зачатых не иначе как от самых злобных тварей Завесы, но легче от этого не станет. Все едино, пробираться мимо них как-то надо. Не возвращаться же обратно в город, в поисках другого лаза. Ее удача не бесконечна, и сама это непрозрачно намекнула, послав эльфийке неожиданную встречу.

[indent]По голосам - всего лишь двое, но кто их знает, мерзость рогатую? Элора подтягивается на руках, перебрасывая себя на соседний обрывчик, побольше, чтоб вскарабкаться наверх, стараясь не шуметь. И искренне надеется, что ее не заметят. Потому что иначе - конец. Ей и с одним-то не справиться сейчас, когда в глазах темнеет от усталости, а больше... Молилась бы, если бы чуть больше верила. Но теперь остается только злобно и молча крыть рогатых на чем свет стоит.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-15 16:05:37)

+2

4

[indent]Похлёбка уже почти закончилась, на дне котелка остаётся всего ничего. Освобождённый от треноги костерок снова задорно потрескивает тощей охапкой гнутого сухостоя. Рубить или ломать его тут – слишком шумно, а потому длинный хвост вязанки тянется через весь маленький лагерь, пока выгорает её голова, чтоб нырнуть в пламя следом и так постепенно выгореть до конца.
[indent]Братья сидят рядом с огнём.
[indent]Йяттар – опираясь на деревце, что удерживает полог тента, Тарен – полулёжа на нём и повернув голову так, чтоб не колоть в плечо родичу оковкой рогов. И оба – щурясь красными глазами на пляску пламени по обуглкнным головешкам, заставляющую дрожать на них росчерки сизой золы по углю.
[indent]- Стало быть, вот как? – сааребас вроде бы и спрашивает, но скорее утверждает, - ну, значит, укрепятся в городе, пока не дождутся подкрепления. С Сегерона или даже Пар Воллена…
[indent]- Думаешь? В город и так стянут целый антаам, - Тарен устало зевает, тянется, прогибая спину, но выбираться из колета не спешит.
Лень.
[indent]- Думаю, что просто так никто не стал бы освобождать пристани при входе в порт. Ты говорил про лёгкие лодки на мелкой воде, и про пловцов, - Йяттар не глядя ловит пальцами подвеску в серьге брата, теребит её легонько пальцами.
[indent]- Чистят дно? Выверяют фарватер? Ждут… что-то с большой осадкой?
[indent]- Похоже… а значит, задержатся тут ещё на несколько дней. Добавляем разгрузку того, что даёт ту осадку, распределение…
[indent]- Ну то есть удрать мы всё-таки успеем, - Тарен усмехается, прикрывая глаза, - не смотря на эту твою самоубийственную идею.
[indent]- Успеем, - Йяттар согласно кивает.
[indent]Он тянется вперёд, утыкается носом в жёсткие косы на затылке брата, медленно выдыхает в них теплом и задумчивостью.
[indent]- Но сперва – я хочу посмотреть.
[indent]- Да на что? Кун – есть Кун, кунари не меняются… кадан. Нечего тебе там делать. И мне.
[indent]- Пока не уверен. Но…
[indent]Шелестит над головами листва, тревожимая ветром, потрескивают угольки в огне, мерно шумит далеко внизу море, накатывая на берег.
[indent]И всё же, сквозь этот хор, на самой грани восприятия…
[indent]Где-то совсем рядом что-то едва слышно шуршит. Царапает тихо о землю, ссыпается вниз горсть крохотных камушков. Тарен, секунду назад расслабленный, вскидывает руку.
[indent]- Teth a!, - шипит он, подбираясь.
[indent]Йяттар коротко кивает, разнимает пальцы, позволяя брату отстраниться. Тот беззвучно, противоестественно мягко для своих габаритов и веса, перекатывается на четвереньки. Вскидывает подбородок, указывая на обрыв.
[indent]Кто там?
[indent]Откуда?
[indent]Ашаад? Кто-то из баз?
[indent]Снова катятся мелкие камушки. Почти неслышно, но только почти.
[indent]Йяттар привычным движением поднимает на лицо болтавшийся до того на груди платок, тянется к топорику. Поднимается на ноги, удобнее перехватывая крепкое короткое топорище.
[indent]Тарен – всё так же беззвучно вытаскивает из лежащего на земле рядом колчана одно из копий…
[indent]Акустика гор, скал, изъеденных морем и ветром, причудлива и, порой, коварна.
[indent]Вот и сейчас через заросший древесным молодняком край обрыва тяжело переваливается перемазанная не весть в чём эльфийка. Испуганная. Избитая. Явно не ожидавшая оказаться в компании…
[indent]Братья молча щурятся на её пару мгновений.
[indent]- Шанедан, бас.
[indent]Одна.
[indent]Никого больше.
[indent]Но как? Откуда пришла?
[indent]Сааребас делает шаг навстречу, но вместо того, что приблизиться к остроухой – покачивается в сторону и отвешивает брату звонкую затрещину. Очень уверенно, не отводя от эльфийки глаз, но даже близко не задевая опасно окованные рога.
[indent]Арваарад отвечает ему ошарашенным взглядом со смутной тенью детской почти обиды.
[indent]За что??
[indent]- «По обрыву подняться нельзя. Я проверил» - в голосе Йяттара звенят совсем не его интонации.
[indent]- Но я проверил. Подняться с берега – нельзя!
[indent]- Прилетела, стало быть, - короткий уверенный кивок, да и тон под стать, - они ж всегда так делают.
[indent]Брат отвечает ему ухмылкой и согласным кивком.
[indent]Йяттар делает ещё шаг навстречу, вздыхает:
[indent]- Кто ты, бас? И откуда?
[indent]Последний вопрос явно задан зря. Перепуганная, чумазая и потрёпанная – ясное дело, что из города. Как его бишь? Салле?
[indent]Ну что, так и будешь висеть?
[indent]Сааребас быстро оглядывается на родича, тот кивает. Надо ж выяснить, кто это тут такая? И как сюда забралась.
[indent]Но не опускает копья.
[indent]Такое тонкое в его руках – Элору оно прошьёт насквозь, без сомнений. Золотистой бабочкой приколет к глинистой осыпи.
[indent]Йяттар убирает топорик за пояс и медленно опускается на колени, стряхивает за плечи спутанные седые косы. Он протягивает эльфийке огромную пятерню:
[indent]- Держись. Спрыгнуть не вздумай – разобьёшься. Царапнешь меня чем – сам сброшу.

Отредактировано Каратаам (2020-02-08 22:15:59)

+2

5

[indent]Ловкие сильные пальцы хватаются за каменные выступы, сжимаясь намертво, - эльфийка продолжает мысленно ругаться на чем свет стоит, утренняя влага, осевшая на камнях солоноватой росой, затрудняет каждое движение. Внизу опасно щерится пусть невысокими, но острыми камнями берег. В какой-то момент ей кажется, что лучше бы вернуться в сомнительную безопасность лаза и переждать там, до тех пор, пока не снимутся с места неизвестные, одним богам понятно как тут оказавшиеся косситы. Не весь же день они тут проведут, право? А ждать она умеет. Ждать и терпеть.
[indent]Но об этом стоило подумать раньше, когда не висела, уцепившись за выступ. Теперь один только путь - вперед. Нога соскальзывает с камня, и катится вниз мелкая крошка, тонет звук в шуме волн внизу. Ей хочется верить, что тонет. Элора прижимается всем телом к обрыву, успокаивая дыхание и дрожь, рождающуюся в позвоночнике. Все хорошо. Все просто отлично, девочка. Вперед - спасай свою золотистую шкурку, пока еще не поздно. Пока руки еще не утратили силы, пока перенапряженные мышцы не отозвались жгучей болью, сведенные в смертельной сейчас судороге. Элора умеет терпеть боль, даже самую страшную. Вот только в ее положении она будет совсем некстати. Она бросает свое легкое тело вверх, цепляясь за следующий уступ. Еще совсем немного.
[indent]Перебрасывая себя через край обрыва, она встречается глазами с настороженным взглядом цвета умирающего закатного солнца.
[indent]- Tette di una vecchia puttana... - бормочет она обреченно.
[indent]Так себе ответ на прозвучавшее приветствие.

[indent]На протянутую руку она смотрит так, словно это лапка мантиса - неизвестно что лучше, попытаться ухватиться (естественно оставшись после этого без собственной конечности), или опустить свои руки, позволяя себе сорваться вниз. Впрочем во втором случае у нее точно не будет никаких шансов.
[indent]Эльфийка смотрит на них загнанно, в светлых, словно у новорожденного котенка, глазах отражается паника и тихий ужас. Такие же настоящие, как камни в «драгоценностях» портовых шлюх. Она явно колеблется, переводя взгляд с одного коссита на другого, с протянутой руки помощи на ощерившееся хищной опасностью метательное копье.
[indent]На самом деле, эти двое совершенно не похожи на обычных кунари. Кому как не антиванке разобраться. Отступники, как их там, на их диком языке... Не важно. Главное, что они явно не из тех, кто сегодня ночью напал на город. Они одеваются вовсе не так, да и окованных - в первых лучах утреннего солнца, пробивающегося сквозь листву, металл матово поблескивает, - рогов она точно никогда и ни у кого не видела. Кунари чуждо бессмысленное украшательство. Но это еще ни о чем не говорит, на самом-то деле. В любом случае, нужно быть осторожной с ними. Даже не смотря на то, что убивать ее вот сейчас, кажется, не планируют. Эльфийка ухватилась за широкую ладонь, проворно карабкаясь вверх, но едва почувствовав под ногами твердую землю, проворно откатилась в сторону, закрывая голову руками.
[indent]- Я вам ничего не сделала, - в голосе ее бьется страх пополам с вызовом. - Я не хотела вас потревожить. Я ничего никому не скажу, правда, только дайте мне уйти!

[indent]Элора опускает руки, смотрит на них, - снизу вверх, даже если бы встала в полный, немалый для эльфийки рост, все равно было бы так, а из положения «сидя на заднице» и подавно, - дрожа губами.
[indent]- Тут заканчивается ход в город, - бормочет она быстро-быстро, глотая половину слов. - Им редко пользуются, он опасный. Я не думаю, что кто-то за мной придет, там... Там...
[indent]Она шмыгает носом, сжимаясь в комок.
[indent]Выгляди как можно более жалкой и тогда, возможно, сумеешь обмануть противника. Возможно, тогда они не обратят внимания на вполне себе боевое оружие на твоем поясе. И на то, что кровь, на рукавах засохшая, явно не твоя.
[indent]- Я Эла, матрос с «Коломбано». Мы стояли в порту, когда... Когда...
[indent]Она замолкает, глядя перед собой пустым взглядом. Пусть лучше считают ее пираткой, чем сейчас узнают правду. Сейчас совершенно не тот случай, когда надо светить своим настоящим лицом.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-07 21:07:02)

+2

6

[indent]Йяттар сжимает поданную ему ладошку. Осторожно, чтоб не раздавить хрупкие птичьи косточки. Он легко поднимает невесомую эльфийку над обрывом, ставит рядом. Оказавшись а твёрдой земле та – дворовым котёнком отскакивает в сторону, забивается едва не под корни ближайших деревьев.
[indent]Тарен согласно кивает и опускает руку. Но не спешит выпускать из неё копьё. Мало ли. Вместо этого он прислушивается к окружению. Что ж, внизу всё так же плещет море и шуршит над обрывом листва: ни скрежета камня, ни цокота осыпи по уступам.
[indent]- Дадим, - кивает, наконец, его старший брат.
[indent]Он медлит пару секунд, разглядывая «Элу», и снова опускается на колени напротив.
[indent]- Только не сейчас. Когда будем уходить сами. Сейчас окрестности разведывают ашаады. Первая волна – самая многочисленная и исполнительная. А когда ты попадёшься, то им… или тамассран – скажешь всё, что они захотят услышать. Или даже больше. Я хочу, чтобы они нашли лагерь уже пустым, без нас.
[indent]Именно «когда» схватят, не «если». Уверенным, даже по-отечесски спокойным тоном. Сааребас не допускает сомнений, что одну эту девочку точно схватят. Даже если она не настолько беззащитна, как пытается казаться.
[indent]- А пока – посидишь тут, - подхватывает за ним арваарад.
[indent]Совсем другим голосом, более бодрым, почти весёлым.
[indent]- Не бойся, мы тебя не тронем. Только…
[indent]Он опускает взгляд на своё копьё, перехватывает его на манер прутика, указывает на пояс незваной гостьи:
[indent]- Только железки пока придётся отдать. Все, - он снова кивает, склоняет голову к плечу, теперь даже улыбаясь.
[indent]Неуместно открыто и искренне для происходящего.
[indent]- Совсем все, я ж обыщу. И всё, что найду, заставлю съесть.
[indent]Йяттар согласно кивает, так и не сводя с девушки внимательного, изучающего взгляда. Словно бы лезущего под кожу, но не липкими пальцами, а холодным уверенным лезвием исследователя.
[indent]«Матрос с «Коломбано»?»
[indent]Имя судна не всплывает в рогатой голове ассоциациями с пиратами. Мало ли, как рыбаки или грузовозы вздумают назвать свою посудину? Вот только Йяттар держал «Элу» за руку. И смотрит сейчас на её ухоженные, мягкие волосы. На светлую чистую кожу без следа соли и солнца, на губы, высушенные ветром.
[indent]Руки эльфийки – крепкие, сильные, привыкшие к работе. Но не содранные о снасти, не вытертые канатами или вёслами. Кожи почти не касался ни зной, ни холод.
[indent]Hissraaa…
[indent]Однако, под раскосыми глазами складываются морщинки, выдающие скрытую под платком улыбку. Коссит понимает, почему ему врут. И это его не злит и не удивляет – большинство баз бы сейчас соврало. И от этого ещё интереснее правда…
[indent]- Разоружайся.., «матрос Эла». Имя-то хоть настоящее?

Отредактировано Каратаам (2020-02-08 23:25:56)

+1

7

[indent]Кажется, ей не поверили. Не удивительно. Легенда была так себе, на коленке придуманная, хотя кого-нибудь могла и обмануть. Кого-нибудь не такого наблюдательного, как коссит с замотанной мордой. Пускай выражение его глаз оставалось спокойным, Элора кожей почувствовала его скептицизм. И правда, для матроски с пиратского корыта она слишком чистая, не смотря даже на то, что за время проведенное в захваченном теперь городе и подземном лазе успела уделаться всем, чем только можно. Да если бы она шлюхой представилась, ей бы больше поверили.

[indent]Идиотская маска испуганной девчонки сползает с лица, словно паутина, - взгляд Элоры бритвенно-острое заточенное лезвие, губы поджимаются в тонкую полоску. Конечно же они ей не верят, это совершенно нормально. Но из того, что они уже сказали, она сумеет сделать нужные выводы. Например то, что они и сами не очень-то горят желанием встречаться со своими рогатыми родственниками по матери (одной бездной отрыгнутые), и явно не собираются выпускать ее отсюда. Но и убивать пока, вроде, тоже не собираются, хотя кто их разберет. Улыбка у того, что сжимает в руках копье, совершенно препаскуднейшая.
[indent]- Настоящее, - улыбается она не менее паскудно, щуря глаза. - Почти.
[indent]В конце концов, в этом она даже не врет. Так ее тоже называют. Пусть не очень часто и только те, кому она так представилась. У нее вообще до демонов имен, на каждый случай свое. Элора медленно поднимается на ноги, демонстрируя пустые руки, чтобы ненароком не огрести лишнюю, не предусмотренную конструкцией, дырку в пузе. Медленно расшнуровывает тугой ворот верхней рубашки, стаскивая ее через голову. Все равно ведь обыщет, явно слов на ветер не бросает, так пусть лучше сам видит, что она ничего под ней не прячет. Ничего, кроме того, что уже выставлено наружу, словно кишки выпотрошенной сельди. Широкие кожаные браслеты с кармашками под метательные ножи, - по два в каждом, - с глухим шелестом падают на землю, рядом с ремнем, к которому приторочены ножны ее кинжалов.

[indent]Утренний ветер, холодными пальцами скользящий по мышцам живота, покрытого вязью затейливой цеховой татуировки, заставляет эльфийку поежиться. А может он совершенно не при чем - для того, чтобы чувствовать себя неуютно ей хватает и двух внимательных взглядов алых глаз. Это не страх, нет. Это всего лишь тянущее в животе чувство собственной беспомощности.
[indent]Браска! Это ж надо было так вляпаться?! Ну какого черта этим рогатым не сиделось где-нибудь в другом месте? Выбрать именно тот кусок берега, куда выходила тайная контрабандистская тропа - это еще надо было умудриться. Впрочем, при учете того, что они и сами скрываются, лучше места для стоянки придумать было нельзя. Но как же не вовремя, и как же не к месту! Да и она хороша, попалась как девочка. Нужно было сразу разворачиваться, как только заслышала их голоса. Но сейчас уже поздно думать, что нужно было сделать. Все мы умные, когда надо было вчера.
[indent]- А под этим, - Элора не сводит взгляда с копьеносца, угрожавшего накормить ее железом, если найдет хотя бы что-то спрятанное помимо того, что она им сейчас предъявит, и разводит руки в стороны, - Едва уместилась я сама. Будешь проверять?

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-08 23:54:00)

+2

8

[indent]- Хорошо, - кивает Йяттар.
[indent]Но смотрит на Элу теперь осуждающе. Пусть и всё так же спокойно.
[indent]«Ну что ж ты так просто себя выдала?
[indent]Тебе ведь почти поверили.»
[indent]Он скупым плавным движением смещается в сторону, освобождая место напарнику и как-то незаметно выпрямляясь.
[indent]Тарен снова кивает. Или просто ведёт подбородком?
[indent]Эльфийку он рассматривает с бОльшим интересом, чем сородич, и взгляд этот всё ещё не тот, что доставались Элоре обычно. Кунари, пусть и бывшие, чужды многим склонностям и предубеждениям баз. Вот и сейчас Тарен, не отводя от неё взгляда, опускает копьё в сторону и подходит ближе.
Поочерёдно, не спеша, подбирает с земли каждый падающий на неё предмет: тщательно ощупывает одежду, взвешивает в руках клинки… И всё это – ни на секунду сводя с эльфийки глаз. Одежда – летит обратно ей под ноги, оружие – остаётся в его руках. Тарен уважительно цокает языком, покачивая в пальцах один из поясных ножей. Царапает по нему быстрым взглядом, всё-таки отвлекается. Вытаскивает трофей из ножен, одобрительно кивает, ловит гранью лезвия тусклый утренний свет, чтобы рассмотреть гравировку у основания.
[indent]Задумчиво проводит по ней когтистым пальцем…
[indent]Кинжал глухо чиркает, возвращаясь в ножны. И, вместе со всем её солидным для маленькой остроухой «матроса Элы» арсеналом - перекочёвывает из рук одного коссита к другому.
[indent]Вернувшийся к Элоре взгляд – неуловимо отличается от прежнего.
[indent]Йяттар так же неотрывно следит за девушкой. Вот только ему куда интереснее расписавшие хрупкое тельце татуировки. Он не глядя сгребает охапку ножей и кожи и ссыпает их в одну из поясных сумок. Затягивает на ней пряжку.
[indent]Любопытный рисунок. Непонятный. Баз часто расписывают своё тело, для красоты или пользы, но таких линий сааребас ещё не видел.
[indent]- Буду, - тем временем уверенно кивает Тарен в ответ.
[indent]Возможно, Элора ждала иного, но дотошность не раз спасала тал-васготам жизни. Чего не скажешь о приличиях. Крайне бессмысленное суеверие баз.
[indent]- Стой спокойно.
[indent]Он приближается ещё на шаг, уверенно опускает ладони на затылок эльфийки. Привычным движением расплетает то, что осталось от косы, и ныряет в светлые волосы пальцами…
[indent]Затылок, темя, виски, за ушами…
[indent]Никаких неприятных сюрпризов, ни лезвия, ни струны.
[indent]Отлично.
[indent]Дальше.
[indent]Когтистый палец ловит на горбике ключицы висящий на шее Элоры шнурок, выдёргивает из ложбинки под перекрестьем широкой хлопковой ленты… крохотный деревянный подвес. Впрочем, самого подвеса не касаясь. Простой шнурок. Простой опилок пусть и красивого дерева с какой-то резьбой.
[indent]Безопасно.
[indent]Ниже.
[indent]Руки у арваарада большие и тёплые, удивительно чуткие и осторожные. Скользят, словно по самолепной скульптуре, по слоям ткани над кожей, иногда подныривая между. Ни единого лишнего или двусмысленного движения, ни единого шанса что-нибудь от них утаить.
Он плавно опускается на колени, не отрывая рук. Теперь и Элора может посмотреть на здоровенного коссита сверху вниз – окованные сталью и сильверитом рога так близко, что можно разглядеть расписавшую их гравировку и то, как на солнце, втравленная в металл, бликует каменная россыпь.
[indent]- Почти, - Тарен снова кивает.
[indent]Большие пальцы его рук замирают на коленях эльфийки. Он запрокидывает голову, с той же открытой улыбкой заглядывая ей в глаза.
[indent]- А сапоги лучше сними сама. Если я найду что-нибудь в них – придётся съесть.

+1

9

[indent]Тоскливо провожает взглядом свое оружие, исчезающее в бездонной, похоже, сумке коссита. С-с-с-скотина рогатая. Эльфийка втягивает воздух сквозь стиснутые зубы, шипя по-змеиному, - окрестные гадюки своим бы ядом отравились от зависти, едва то шипение заслышав. Наверное. Но серокожему здоровяку явно наплевать, - Элора вздрагивает, когда пальцы зарываются в ее волосы, осторожно прощупывая голову. И радуется тому, что вплести в волосы привычную экипировку сегодня просто не успела - не до того было. Ножи-то с ней остались лишь потому, что эльфийка редко расставалась с ними даже на ночь - на руках широкие полоски не загорелой кожи, в тех местах, что теперь опасно обнажены. Для нее опасно. Пальцы подрагивают, силясь сжаться в кулаки, но лишь скребут по воздуху в немом бессилье.

[indent]На самом деле, все это такой же спектакль как испуганная «матроска Эла». Элора может стоять неподвижно, не шевеля даже ресницами столько, сколько будет нужно. И то, что сейчас она резко выдыхает, когда когтистая рука приближается к горлу, это всего лишь любительский спектакль одного актера. Актрисы. Не самой бездарной под этим небом. Дыхание, неуловимое движение, дрожание ресниц - все для того, чтобы сбить с толку и заставить смотреть не туда, куда не надо. И если не позабыть о своей цели, то хотя бы ошибиться. Одна ошибка. Эльфийка опускает ресницы, прикидывая, - удар в лицо коленом, ногой отбросить в сторону копье и отпрыгивать подальше, выхватывая последний, пятый нож, запрятанный в свое колыбели вшитой в голенище сапога, - бессмысленно. Их двое, и даже если обезвредит (на несколько секунд, не больше) одного, второй-то никуда не денется. И пусть в глазах у него нет угрозы, топор все еще на его поясе. И они - все еще на узком обрыве, откуда только два пути. За их спины, или рыбкой вниз. Первый невозможен, второй отвратителен. Только кости себе переломает. А если в самом деле не рыпаться, то можно попытаться поторговаться. Позже. Когда они убедятся, что она послушная и безопасная. Сейчас. И для них.

[indent]- Справились с женщиной, да? - тоскливо спрашивает она, обиженно поджимая губы и наклоняясь, чтобы дотянуться до затяжек на голенищах своих сапог.
[indent]Наклоняясь так, чтобы противно ухмыляющаяся рожа хорошенько успела рассмотреть и блики солнца в золотистых волосах, рассыпавшихся по плечам и спине непокорной гривой, и плавный изгиб кошачий, и даже подрагивающие от гнева губы. Можно было бы выхватить нож и вогнать ему в глазницу. По самую миниатюрную рукоятку. Черепа у них, конечно, крепкие, но уязвимых мест у всех хватает.
[indent]Только это все еще бессмысленно. И даже если прикончит одного, останется второй. И тогда точно - не пожалеет. Поэтому Элора давит так, как умеет. У нее все еще осталось одно из самых опасных оружий. Она сама. Даже с лицом пересеченным, судя по тому, как больно, глубоким порезом и залитым кровью. Даже с сорванными о камни ногтями. Даже так.
[indent]Вот только с косситами это, конечно, почти никогда не срабатывало. Но это совершенно не значит, что не стоит попытаться.
Элора бесцеремонно оперлась ладонью в его плечо, стаскивая сапоги, и вынимая из-за голенища запрятанный там лепесток из стали. Ее излюбленное оружие. Ценнее даже чем кинжалы. Элора не самый большой любитель лезть на врага вперед, словно обезумевший бык, заметивший яркий лоскут. Всегда есть решение изящней.
[indent]- Ti auguro avvelenamento, bastardo, - бормочет глухо себе под нос, бросая оружие на землю перед ним.
[indent]И это - тоже вряд ли, яд на рогатых почти не действует. Кому как не ей об этом знать. Но если пожелать хорошенечко, то может его хотя бы разберет понос. Каких только чудес не случается.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-11 11:06:40)

+2

10

[indent]Тарен сидит неподвижно. Продолжая глядеть на Элору снизу вверх и всё так же довольно улыбаться.
[indent]Он почти уверен, что в сапогах у остроухой девчонки ещё припрятана пара сюрпризов. И абсолютно - в том, что она не пустит их в ход. В такие мягкие, узкие голенища не напихать ничего, что могло бы на месте свалить сразу двух крепких воинов. Тем более так, чтобы наверняка. Эльфийка же совсем не похожа на самоубийцу.
[indent]Он охотно подставляет плечо. Улыбаясь чуть шире, когда ровные коготки недобро царапают по дублёной гургутьей шкуре. Не менее охотно – разглядывает то, что Эла решает ему продемонстрировать.
[indent]Что сказать – хороша. Несмотря на ссадины и грязь. Не так, что отвлечься от дела, но тем не менее.
Йяттар тоже всё так же невозмутим и неподвижен. Он щурит алые глаза, не сводя взгляда с брата. И с Элы. Та – пусть и раздражена, но нее напугана. А значит – не дёрнется к его лицу в порыве паники с лезвием или склянкой яда. Значит, младшему ничего не грозит.
[indent]Ну, почти.
[indent]Но от этого – не умирают, пусть себе.
[indent]Он вглядывается пристальнее. Даже не в лезвие, что предсказуемо оказывается в голенище а в то, как осторожно Эла держит его в руках. С прочим своим снаряжением эльфийка обращалась бережно, но и только. А это…
[indent]Сааребас фыркает и скупо ведёт подбородком, предостерегая. Арваарад понимающе хмыкает.
[indent]Он согласно кивает Элоре, услышав знакомое бранное слово. Всё с той же улыбкой. Полной дружелюбия…
[indent]На его вкус.
[indent]- Ну да. Это баз зачем-то важно, - коссит тянется к блестящему лепестку, - чтоб их желание плодиться заверили жрецы. Как будто это скажется на качестве приплода…
[indent]Клинок он подбирает, словно дурачась – двумя пальцами и за самый конец изящной рукояти. Подносит к лицу и деловито обнюхивает.
[indent]Кивает.
[indent]Ну точно, смотри-ка! И даже кромка блестит по ребру россыпью жёлтых крупинок на масляной вязкой основе. Больно уж щедро для такого хваткого яда.
[indent]Тарен качает головой. Посмеиваясь, ловит гневный взгляд Элоры – надо же, глаза, что твой лёд, а вот-вот прожгут дырку! – и тщательно оттирает лезвие метательного ножа от отравы пучком притоптанной травы. Коссита она, конечно, не возьмёт, но порежешься ещё ненароком – неделю чесаться будет.
Затем принимается ощупывать сапоги: отвороты, голенища, подмётки… Пару раз стукает друг о друга широкими крепкими каблуками. Братьям доводилось видеть и такие чудеса, но тут никаких пружин не срабатывает, не выскакивает навстречу шипов или куцых клинков.
[indent]- Порядок, - соглашается он, наконец.
[indent]Укладывает сапоги у ног Элоры. Но оглядывается - на брата.
[indent]- Порядок, - соглашается тот, кивая, - одевайся.
[indent]Тарен легко поднимается на ноги, отряхивает с себя мелкий сор. Последний из реквизированных им ножей как-то сам собой оказывается за узкой кожаной оплёткой, поверх ножен его собственного клинка.
[indent]Он потягивается и отходит в сторону, подбирает с земли колчан с копьями. Словно бы теряет весь интерес к обезоруженной, а от того предсказуемой и скучной эльфийке.
[indent]- Пойду проверю, что там за лаз. – оборачивается Тарен к брату, - прикрою чем-нибудь. Чтоб без сюрпризов больше.
[indent]- Иди, - Йяттар одобрительно покачивает рогами, указывает  пальцем на пару пустых бурдюков у костра, - и воды набери.
[indent]- Сделаю.
[indent]- И... кадан? – окликает он Тарена, когда тот уже свешивает ноги с края обрыва.
[indent]- М? – тот оглядывается на родича.
[indent]Мельком щурясь и на Элору. Йяттар перехватывает этот взгляд, смеётся негромко.
[indent]- И??
[indent]- И – спусти по пути, глядишь – попустит*, - взгляд поверх тёмного платка выразительнее любой ухмылки.
[indent]Тарен весело фыркает, отмахивается только и вместе с горстью потревоженных камушков исчезает за изглоданным морским ветром порожком осыпи:
[indent]- Иди ты!
[indent]- Э, нет, - Йяттар оборачивается к Элоре, - я - тут покараулю…
[indent]Он усаживается поудобнее у огня, подтягивает в кострище ещё с локоть вязанки хвороста взамен выгоревшей. Задевает тощей оттопыренной веточкой котелок. В котелке сонно булькает о стенку последняя ложка, в месте с ручкой нырнув в загустевшее варево.
[indent]Пусть и подостыло, а пахнет всё ещё недурно.
[indent]- За нож не волнуйся, - звучит уже на привычном эльфийке торговом наречии, - он вернёт. Потом.
[indent]И, ещё минутой позже:
[indent]- … есть-то хочешь?

* - здесь и далее - кунлат, если подходящих слов нет в словарях.

Отредактировано Каратаам (2020-02-21 21:05:58)

+1

11

[indent]Пора бы, наверное, смириться с той мыслью, что она попалась. Элора смотрит из-под полуопущенных ресниц на рогатого, что обыскивает ее сапоги, осторожно прощупывая их на предмет запрятанных еще сюрпризов, и тихо скрипит зубами. Чуть громче - когда провожает взглядом свой нож, небрежно присвоенный им. Тянется за сброшенной рубахой. На дворе лето, но предрассветная прохлада, которую еще не разогнало утреннее, неверное, солнце, по позвоночнику гладит мягкой кошачьей лапой. Эльфийка выдыхает, щурясь на лучи подкрашенные зеленью листвы и затягивает завязки на ключицах. Себя не стесняется, конечно, от этой глупости отучили не в первую ли очередь, но все-таки, не смотря на всю браваду и попытку сыграть на чувствах мужика, пускай и излишне рогатого, так чувствует себя куда уютнее. Хорошо бы еще любимую броню поверх, но мечтать не вредно.

[indent]Она косится на того из двух, что сидит на краю обрыва, готовясь спускаться вниз, ловит его, такой же быстрый, взгляд и давит в себе желание по-детски показать язык. Просто так, чтобы хоть как-то отомстить за свой собственный провал. Который, в общем, не такой уж и провал. Убивать ее эти ребята явно не собираются, а то, что она временно заперта с ними на этом островке земли, даже неплохо. Переждет, пока стороной пройдет рогатая угроза захватчиков, пока уляжется запах гари, а после разойдутся каждый своей дорогой. Оружие бы только вернули - Элора готова голой остаться, но с привычным снаряжением. Хотя бы с той его частью, которую успела захватить. Оружие - не просто часть ее. Оружие, это напоминание о том, кто она есть. Возможность защитить себя. Осознание того, что ты больше не ничто под ногами тех, кто сильнее. И сейчас, не чувствуя привычной тяжести на бедрах и на руках не ощущая браслетов объятия, эльфийка снова ощущает себя маленькой остроухой девчонкой с выбитым зубом и вшами в грязных волосах.

[indent]Элора встряхивает гривой, переплетая косу наскоро - не очень аккуратно, но смысла нет сейчас затягивать до боли в затылке. Драки, вроде, не предвидится. Поворачивается на голос, предлагающий ей... что? Еду? Занятные ребята. Встречают как врага, а после предлагают разделить с ними хлеб. Едва ли отравить пытаются - хотели бы убить, убили бы уже. Скинули бы с обрыва, пока она висела на краю, сломали бы хрупкую шею, пока искали струны в волосах. Или копьем все тем же... Раз жива еще, значит и в самом деле неинтересна. И демоны с ними. Элоре и самой не особо любопытно, как оказались два отступника там, куда приперлась армия их серомордых братишек. Жаль только, что встали на ее пути. И жаль, что с этим ничего не сделать. А значит остается только смириться с положением и пользоваться плюсами, какие есть. Руки ей, например, не смотали, и на том спасибо. И даже пожрать предлагают.

[indent]- Хочу, - отзывается она, без ложной скромности.
[indent]Сиротство и годы обучения у Воронов отучили эльфийку от этой бесполезной привычки. Дают - бери, бьют - ударь в ответ, или беги, если не можешь справиться. Да и вообще, воспоминания о голоде останутся с ней, кажется, навечно. Даже сейчас, когда Элора могла себе позволить питаться хорошо и регулярно, она никогда не отказывалась наесться впрок. Все равно при такой жизни не растолстеешь - не получится.
[indent]Неизвестно, правда, что у них там в котле. Пахнет странно, да и на вид не очень. Но по сравнению с тем, что ей порою приходилось жрать, вполне съедобно. И выглядит, и пахнет.
[indent]Элора села рядом в огнем, протягивая к нему тонкие ладони.
[indent]- Вы косситы, - эльфийка подняла голову, ловя алый взгляд оставшегося в лагере отступника. - Но не кунари.
[indent]Разницу в нее, в свое время, вдолбили. В прямом и переносном смысле.
[indent]- Зачем вы тут?
[indent]Едва ли ответит, конечно. Но почему бы не попытаться. Ей наплевать, конечно, но информация никогда не бывает лишней. Даже если на первый взгляд она кажется недостойной внимания.

+1

12

[indent]Вокруг раскосых багровых глаз снова собираются насмешливые морщинки. Коссит согласно качает рогами, подхватывает котелок за прокопчённый борт и ставит перед эльфийкой. Достаточно близко, чтоб той не пришлось тянуться, но и не слишком, чтоб не перемазалась сажей. Тот чиркает дном по сухой земле, клонится самую малость на бок. На Элоре и без сажи достаточно грязи. Это б всё оттереть да выстирать, но до темноты к берегу – нельзя. А плескать у него чем-то шумно – не стоило бы ещё пару дней. Пусть уж сидит тут, такая, как есть. И не привлекает внимания.
[indent]Саму остроухую девчушку братья, вопреки её собственному мнению, врагом не считают. Какой уж тут враг? Досадное недоразумение, и только. К тому же не больно мешающее. Навроде того жука, что несколько раз к ряду норовил нырнуть в похлёбку.
[indent]Как и всё в этой стране – яркое, бойкое и докучливое. Вот чего ей не сиделось в городе? Кунари бережливы. Слишком бережливы, чтоб просто так убивать. А участь у большинства остроухих вне Кун порой много гаже, чем может быть в нём.
[indent]Теперь – ей придётся сидеть тут. Хотя бы до темноты.
Сарребас отламывает от связки «дров» тонкую веточку, протягивает следом, указывая на котелок…
[indent]И осекается.
[indent]Он снова склоняет голову на бок, точно птица какая-то или ящер, вспыхивают отсветами, попадая в луч солнца, хищные клювы на концах разведённых рогов. И окидывает Элу внимательным взглядом, на этот раз куда более живым.
[indent]Ну надо же?
[indent]Обычно для баз эти два слова значат одно и то же. Если второе вообще знакомо. А эта – знает. Не только слова, но и разницу между ними.
[indent]Занятно.
[indent]Эле достаётся весомый кивок и едва различимая под мятым платком улыбка.
[indent]- Да, - помедлив, соглашается Йяттар, - мы – не кунари. Мы…
[indent]Он задумывается на пару мгновений, всё ещё сжимая пальцами веточку.
[indent]- Мы – пришли посмотреть. Увидеть, с чем идёт Кун. На вот…
[indent]Веточка упирается торцом с высохшими так и не распустившимися почками Элоре в ладонь. Серая жилистая рука указывает на стоящий перед девушкой котелок.
[indent]- Ложка утонула. Вылови. И ешь, пока совсем не остыло. Расскажешь потом, что там, в городе. А пока – ешь.

***

[indent]Тарен тем временем осторожно сползает на уступ ниже, в чахлые, но однородные заросли какого-то кустарника. Прежде, чем двинуться дальше, он внимательно оглядывает окрестности. Но на берегу тихо, да и на серебристо-зелёной ряби моря – ни пятнышка посторонней тени.
[indent]Порядок. Дальше.
[indent]«Тут» - значит, где-то рядом. Дырка, из которой выбралась к обрыву эта «Эла», не должна быть далеко. И большой быть тоже не должна. Ведь остроухая пигалица извозилась так, словно по крысиной норе ползла.
[indent]Тарен выхватывает одно из копий, и, упираясь не заточенной его стороной в землю на манер посоха, легко и бесшумно соскальзывает с уступа ниже. В сторону. Через небольшой, но глубокий провал в изъеденном солёным ветром щепящемся сланце.
[indent]Показалось?
[indent]Да нет, вот и  кусты промяты и трава эта странная местная – высокая и седая какая-то – тоже заломлена и втоптана в сланцевую крошку. Стало быть, тут.
[indent]Тарен усмехается, замечая на каменном обмылке откоса отпечаток узкой ладошки. Упирает свою пятерню рядом, почти умиляясь разнице в размерах. То, что отпечаток оставлен по большей части кровью, коссита ничуть не смущает. При её-то арсенале.
[indent]Такая мелкая – а не испугалась, шипела ещё, как кошка какая. У них и глаза на кошачьи похожи, у этих эльфов. И, как выясняется, шипят так же… Интересно, мурлычут тоже?
[indent]Тарен улыбается этой мысли, отводя руку. Осторожно шагает к растревоженным зарослям, прислушиваясь на ходу. Но кругом всё тихо, только ветер жалобно подвывает в открытой теперь норе.
[indent]А ведь и правда нора: с локоть в высоту, в ширину и того уже. Сколоченную из полуистлевших досок и окованную каким-то кузнечным браком дверь-затычку снаружи почти доверху присыпало крошкой с осыпи, вот он её и не нашёл. Повезло ещё, что вылезла отсюда одна остроухая беглянка а не отряд кого поопаснее.
[indent]А ей повезло – что сланцевую крошку не успели прошить корнями сорняки, густо расцветившие обрывы вокруг. Заглушка и так, судя по рваным бороздам, поддавалась с трудом. А развернуться в норе, насколько хватает света, негде.
[indent]Что ж, следующему, кто вспомнит об этом лазе, повезёт меньше.
[indent]Тарен откладывает щиток дверцы в сторону и оглядывается, подбирая заглушку понадёжнее...
[indent]Полудюжиной минут спустя лаз уже надёжно забит здоровенными камнями. А пара самоструганных копий, накрест вбитых в трещины уступа подпорами – делают эту баррикаду ещё надёжнее.
[indent]Коссит с удовольствием выпрямляется, перекидывает через плечо лямку колчана, набирает полную грудь солёного с моря воздуха.
[indent]Ну, теперь можно и за водой…

Отредактировано Каратаам (2020-02-12 04:54:11)

+2

13

[indent]Глупости какие. «Посмотреть» они, видите ли, пришли. Как будто бы сами не знают, с чем именно приперлись их сородичи. И так ведь понятно, что явно не с горячими пирогами. Честно говоря, Элора совершенно не завидует тем, кто остался в городе. Она не встречалась с кунари, - теми, кто называет себя этим словом, - лишь с отступниками, бежавшими от своих. Но и этого ей хватило, чтобы понять, что Кун ничем не лучше Песни Света. А в чем-то даже более жесток. Церковники хотя бы не отнимают у тебя свое «я», не превращают в безликое орудие. Или оружие, в зависимости от того, на что ты кажешься способным.
[indent]Она косится краем глаза на коссита, прячущего свое лицо, и размышляет - рожден он уже свободным, или бежал от своих уже успев нажраться их нелепых правил? Скорее всего второе, но и первое не исключено, - наслушавшийся в детстве от родни о том, какие порядки на родине, теперь решивший посмотреть вблизи и составить свое мнение. Если так, то совсем разумом скорбен. Но ей-то какое дело?

[indent]Эльфийка кивает задумчиво, вылавливая ложку и оттирая ручку липкую пучком травы, - облизывать потом грязные пальцы, в земле и крови перепачканные, совсем не хочется. Элора не брезглива, брезгливости могила где-то неподалеку от стыда, вежливости и скромности. Кладбище ненужного и наносного, что людям дается с воспитанием. Ее воспитывали с точностью наоборот, - и вместо стыдливости подарили умение воспользоваться своим телом, вместо вежливости хитрость, а скромность ей заменяет здоровая наглость существа, привыкшего пользоваться случаем в свою пользу, какой бы отвратительной не была ситуация. Элора совершенно не брезглива, но это не значит, что она любит грязь.

[indent]Варево и в самом деле сытное, пускай и вкус у него странный, но эльфийка старательно работает ложкой. Неизвестно, когда еще доведется сожрать хоть что-то - охотник она так себе, выслеживать двуногую добычу ей удается лучше, чем съедобную. А захватить с собой что-то, кроме оружия и своей жизни, как-то не успелось. Она знает съедобные плоды, что можно употребить без страха отравиться и подохнуть, не привыкать питаться подножным кормом, но зачем, когда есть добрая еда? Которая заканчивается слишком быстро - привычки родом из детства, впившиеся под кожу острыми колючками, так просто не исчезают. Хорошо, что научилась не закрывать рукой свою миску и не рычать, когда кто-то приближается ближе, чем на шаг. Она отставляет в сторону опустевший котелок, и кивком благодарит коссита за пищу, не тратя слов на выражение бесполезной благодарности. Благодарность можно выразить и по-другому.

[indent]- Они пришли с воды, ночью, когда меняется вторая стража, - говорит она, наконец, глядя в костер. - И город заняли довольно быстро. Убивали только тех, кто сопротивлялся, других не трогали. Быть может прикончат позже, быть может заставят обслуживать своих бойцов.
[indent]Едва ли они взяли с собой пищи больше, чем требуется для броска, а значит выживших ждет участь прислуги. На самом деле, это даже хорошо. Когда будут отбивать город, возможно кто-то останется за его стенами, кроме захватчиков. Если бы Салле взяли люди, было бы гораздо хуже. Не обошлось бы без показательных казней, просто ради того, чтобы повеселиться, грабежа и насилия.
[indent]Она что, на секунду почувствовала к серокожим симпатию?
[indent]- Я немногое могу рассказать, - она пожимает плечами безразлично. - Я жизнь свою спасала, а не по сторонам глазела. Да и языка вашего я не знаю, чтобы из разговоров понять, чего они хотели. Но кунари вообще... не болтливые.
[indent]Эльфийка усмехнулась, сверкнув мелкими острыми зубками. Информатор из нее так себе.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-13 16:11:47)

+2

14

[indent]Ложка звонко скребёт по чугунному нутру котелка, счищая последние подтёки бульона. Йяттар молча наблюдает за тем, как эльфийка расправляется с супом, что не влез в его арваарада. Со стороны его поза кажется скованной, точно коссит напряжён или обеспокоен. На деле же расслаблен настолько, насколько вообще может позволить себе оставшийся без присмотра сааребас. Он не напряжён, он – внимателен. Он – наблюдает…
[indent]Ну вот, собственно, и оно – стороннее непредвзятое мнение о его стряпне. Ишь, как уминает! Врёт… врёт братец, что он перебирает со специями! Преувеличивает – уж точно. Съесть, разумеется, можно любую дрянь, но чтоб с эдаким аппетитом! Избаловался Тарен на трактирной да кухонной стряпне, пора бы отвыкать.
[indent]Йяттар снова улыбается одними глазами, когда котелок окончательно пустеет. Кивает Эле в ответ. И чуть вскидывает подбородок, медленно и сонно. Взвешивая её слова на стальных кольях рогов…
[indent]Стало быть, с воды? Значит слухи о высадке севернее – только слухи? Или у того таама своя, не связанная со взятием Салле, задача?
[indent]Интересно.
[indent]Пока не ясно, чем именно, но – интересно…
[indent]- Тем, кто остался в городе, ничего не грозит. Всем, в чьих руках нет оружия, - низкий голос звучит уверенно и спокойно, седой коссит не рассуждает, а озвучивает очевидное, - город взял не Орлей или Тевинтер, кунари не нужны слуги … трупы тоже.
Йяттар вздыхает, глядя сквозь Элору. Взгляд его становится расфокусированным и совершенно не поддающимся трактовке. Так смотрят не на что-то вовне, а в себя.
[indent]- Всем за стенами предстоит принять Кун, - он не то осекается, не то фыркает, - так или иначе.
[indent]Возможно, оно и к лучшему. Если верна хоть половина того, что он слышал об Антиве. Даже, если брат имеет иное мнение на этот счёт. В Кун той же Эле было бы безопаснее и покойнее. Так ей не потребовалось бы, к примеру, столько оружия и масок.  И странных рисунков на коже. Правда и имени бы не понадобилось.
[indent]Какое бы оно у неё ни было…
[indent]В медленно засыпающем костре громко щёлкает, взрываясь сполохом жара, осколок сланца, по разметке трещин – горстью горячих камушков прыскает в стороны! Коссит едва заметно вздрагивает от звука, но не реагирует на сизый от золы осколок, чиркнувший по серой ладони.
[indent]Затем смаргивает и возвращает к эльфиийке уже совершенно осмысленный взгляд.

***

[indent]Вода тихо журчит в узкой лунке между камней, плещет о россыпь поросших скользкими водорослями обломков сланца. Поток переливается через кромку чаши и тут же теряется в траве и клоках мха. Тарен щурится на то, как на её поверхности пляшут стрекозьи крылышки. Два тёмно-зелёных с металлическим отливом и два – прозрачных с такой же зелёной каймой. Тельце стрекозы болтается парой локтей выше – подрагивает на ветру в плетёном серебре паутины. Такое же изумрудное и отливающее металлом.
[indent]Вкручивая в горло второй фляги пробку, коссит пытается разглядеть в листве и комьях паутины паука. Но мелкий лесной хищник не спешит показываться.
[indent]Пробка входит глубже с тихим скрипом. Тарен поочерёдно пристёгивает обе фляги к поясу и возвращается к россыпи каштанов в траве. Пусть и мелкие, они неплохо сохранились с осени. И хоть сырыми они не очень, но до темноты можно успеть запечь.
[indent]Брату наверняка понравится…

+2

15

[indent]Эльфийка неловко жмет плечами в ответ на фразу о том, что не державшим в руках оружия, дескать, не грозит ничего. Она и сама так думала, - могла составить мнение благодаря ночной резне, - да только ему и правда лучше видно. Пускай Элора не привыкла полагаться на сказанное кем-то, не проверив это трижды, но сейчас, почему-то, совсем не хочется спорить. Вот только все равно не видит ничего хорошего в том, что пришли кунари. Как бы не старалась. «Всем придется принять Кун», - говорит коссит и эльфийка тихо фыркает, скривившись. Для нее все едино, хоть Кун, хоть в ножки к статуе Андрасте. Вот только жрицы в Церкви никого не гонят в свою веру в наручниках. У них много других способов нагнать себе на пастбище полное стадо баранов. А кунари, по слухам, не церемонятся. Элоре омерзительна мысль о том, что кто-то может отобрать возможность быть свободным. Просто стать тем, кем захочешь, а не тем, кем тебе скажут. Просто сделать то, что в голову взбрело, а не то, что надо.

[indent]Вот только у самой-то у нее много ли той свободы было? Много выбора? Ей его, точно так же, не предоставили. Но именно потому Элора и ценит понятие «свободы». Потому что оно есть хоть для кого-то. Да и сама она всегда может совершить такой же финт острыми ушами, как тот эльф из Дома Араннай, из-за которого было столько шума, что аж до Салле докатилось. Но ее собственная участь вполне устраивает. Не самая плохая в этом мире. Куда худшая ее бы ожидала, если бы ее не купили тогда, оставив в приюте. В водопряхи или в шлюхи, вот и все распутье.

[indent]Она наблюдает за косситом - из-под полуопущенных ресниц, настороженно. Он сейчас, кажется, вообще не здесь, а где-то внутри своей собственной головы. О чем он думает, что вспоминает? Не важно, наверное. И вроде бы, хороший случай сейчас - сбежать, да только надо ли? Элора пожимает плечами, скорее для себя, и двигается ближе к огню. Солнце еще не успело прогреть воздух, и пускай к полудню будет жарко, сейчас прохлада забиралась еще под рубашку кошачьими коготками царапающими. Смысл пытаться убежать? Ее тут, вроде как, пока не обидели ничем. Разве что облапали, да разоружили. Но она бы поступила иначе, если бы на ее лагерь, находящийся в опасной близости от захваченного города, набрел кто-то? Уж точно не стала бы оставлять пришельцу оружие. Все по честному. Жест добрых, мать его, намерений.

[indent]Ей не понять, почему не связали руки, и почему вот так вот запросто поделились своей едой - брать с нее все равно нечего, кроме оружия, да и то не сильверит какой-то, а просто добрая сталь. Хорошо заточено, ухожено и сбалансировано - невозможно не содержать в порядке близком к идеальному то, что тебя кормит, но... не для их же лап. А продать его - много не выручишь. К тому же, тот, у которого волосы длиннее и морда замотана, сказал - вернут. Так почему такое отношение хорошее? Просто как к котенку приблудившемуся? На рыбью голову, только не ори? С одной стороны обидно. С другой же - совершенно наплевать. Но ведь любопытно.
[indent]- Почему? - эльфийка поднимает внимательный взгляд льдистый на коссита, склоняя голову к плечу, как пичуга, выглядывающая среди разбитых ракушек еще немного нежного розового мяса.
[indent]И не знает, как спросить. Глупо ведь. Совершенно. И смешно немного. Обиженный ребенок, что сказок про косситов-негодяев наслушался, а повстречав их понял, что все совсем не так, и теперь дуется просто потому, что разрушен образ злых рогатых дядек. А потому Элора задает совершенно другой вопрос, совсем не тот, что вертелся на языке и был проглочен.
[indent]- Что будет с теми, кто не согласится? В городе есть Церковь, а эти culi скорее на мечи наденутся, чем предадут Песнь Света.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-16 11:10:38)

+2

16

[indent]- М? – Йяттар дёргает подбородком, давая понять, что не сообразил, о чём эльфийка его спрашивает.
[indent]- Ааа.., - тянет он тут же.
[indent]Понимающе, но немного рассеянно.
[indent]Девочка неуловимо переменилась в лице. Словно бы растерялась. Выдыхается, стало быть, запал первого шока и злости. И поза, в которой она устроилась у огня, скорее усталая, нежели напряжённая, и глаза цвета огромных – с ладонь! – деловито-ленивых северных бабочек – больше не мечут молнии.
[indent]Оно и немудрено. Ещё и прикормлена теперь – вот-вот потянет в сон.
[indent]И всё-таки…
[indent]«Почему?»
[indent]«Разве ты… именно это хотела спросить?»
[indent]- Сразу – могут и не согласиться, - согласно кивает коссит, - но бен-хазрат терпеливы а тамассран убедительны. Заблуждения надлежит развенчивать аргументами, а не силой и страхом. Даже я читал ту «Песню».
[indent]Шейный платок успешно скрывает то, как кривятся под ним изувеченные рубцами от грубого шва губы. Презрительно и брезгливо.
[indent]- Они – тем более. Песне нечего противопоставить Кун для многих. Твой народ в ней вообще не упоминается. С чего бы тем же эльфам предпочесть равенству и достойной роли для каждого – место… слуг. Или ты о самих ваших жрицах?
[indent]Низкий голос Йяттара всё так же спокоен, каждое слово катится по пальцам утреннего сквозняка к Элоре умиротворённой уверенностью. Слова, произнесённые ранее ей самой, едва ощутимо выделены тоном.
[indent]- Эти – наверняка не захотят терять своё хозяйское положение. Роскошь и власть без ответственности за неё, да ещё и приправленные раболепием – они развращают. Но… кунари бережливы. Для таких, упорствующих в невежестве - есть камек. Так или иначе – всем в городе предстоит принять Кун и…
[indent]Сааребас осекается и вскидывает голову, глядя поверх Элоры в заросли зелени за её спиной. Тарена он не слышит, а именно замечает, когда массивная фигура родича проступает в зелёном сумраке сизой тенью.
[indent]- Ну как вы тут? – широко улыбается тот, выныривая на свет.
[indent]- Спокойно, - Йяттар приветственно качает рогами, - болтаем вот…
[indent]- О чём? – арваарад с тихим хрустом проламывается через последний ряд зелёной преграды.
[indent]Молодые ветви досадливо царапают по гургутьей шкуре нагрудника, роняют под ноги наёмнику несколько свежих, сырых ещё от росы листочков.
[indent]- Об обстановке в городе.
[indent]- И?
[indent]- Перебили только агрессивных. Укрепятся, должно быть.
[indent]- Ясно.
[indent]Тарен укладывает у ног брата обе фляги и, чуть поодаль, колчан с копьями. Зарабатывает этим одобрительный кивок – очередной – и тянется к кожаному кулю, заткнутому за пояс.
[indent]- А внизу что?
[indent]- Как она и сказала – нора была. Её осыпью почти вровень с землёй припорошило, вот я и не разглядел. Закупорил, больше нам гостей оттуда не ждать. А по склону и у родника с того утра так никого и не было. Но это пока. С темнотой уходить надо. Держи вот…
[indent]Кулёк хлопается Йяттару на колени, пара каштанов выкатывается из его смятого горла, подскакивает по утоптанной земле ближе к Элоре.
[indent]Тарен – с удовольствием тянет плечи и садится рядом – с братом, каштанами и эльфийкой.
[indent]- Хорошо, - кивает ему родич, катая по ладони ещё несколько успевших потемнеть, но всё ещё добротно плотных плодов.
[indent]- Так может их се..?
[indent]- На ужин, - приговаривает каштаны Йяттар.
[indent]И принимается хозяйственно собирать добычу обратно. Тёмные «камушки» плодов шуршат в куле, стукают друг о друга потускневшими от сырости крепкими боками, оседают приятной тяжестью в поясной сумке косматого коссита, аккурат поверх вооружения «Элы».
[indent]- И… что ждать на этот ужин? – довольно щурится добытчик.
[indent]- Еду.
[indent]Голос сааребаса невозмутимо серьёзен, а вот глаза снова насмешливо щурился. Тарен весело хмыкает в ответ.
[indent]- А ты бы пока котелком занялся. Ну, или лучше ложись-ка спать, а с лагерем я сам.
[indent]- Ага…
[indent]Арваарад рассеянно кивает, заставляя забавно качнуться косы у висков. И оглядывается уже на эльфийку.
[indent]- Слушай, ты б... – он тянет было к Элоре руку, но осекается, - мо… лицо ей глянул, а? Выглядит паршиво…
[indent]- Уже глянул. Там не глядеть, а шить надо. А отмывать без воды чем? Не вылизывать же мне её было?
[indent]Косситы переглядываются и смеются. Негромко так, весело беззлобно. Но словно бы чему-то своему, о чём Элора не имеет и понятия …
[indent]Отсмеявшись, старший снова возвращает к ней взгляд. Тянет руку навстречу, жестом подзывая ближе.
[indent]- Ну-ка иди сюда. Кадан прав, так оставить – нельзя…

Отредактировано Каратаам (2020-02-16 08:48:19)

+1

17

[indent]Конечно же она имеет в виду жрецов, но великан серокожий понимает ее по-своему, говоря о месте эльфов в этом мире так уверенно, словно может что-то об этом знать. «Что же ты сам сбежал от равенства и роли достойной», - вертится колючка на языке эльфийки, но Элора молчит, только губы кривит как-то гадливо, словно разглядела на собственном сапоге птичью пометку. Не видит смысла продолжать этот спор совершенно, косситы уперты как бараны и логикой обладают совершенно странной. Да и развенчивать чужие заблуждения - не к ней. Пускай думает что хочет. Любопытно лишь, что за «камек» такой чудодейственный, который даже самых несговорчивых, вроде церковников, способен уговорить. Элора вскидывает голову, чтобы задать вопрос и осекается, заслышав шаги второго, что ее обыскивал. Смыкает губы, отворачиваясь и делая вид, что ничего не произошло, только прислушивается к их разговору.

[indent]Засыпал, значит... Эльфийка мысленную делает пометку, что больше этим ходом нее воспользоваться. Ни ей, ни кому-то другому. А если что-то попытается, из тех, кто еще о нем знает? Неважно. Ей - совершенно. Значит сгинет ни за что, не сумев выбраться из узкого лаза. Разве что научится ползти вперед кормой, или рыть землю как кроты. Она сама выбралась и хорошо. А ведь могла бы оказаться на месте того неудачника, что обязательно в этой норе застрянет, окажись рогатые немного наблюдательней, когда свой ставили лагерь на этом откосе. Но жизнь не любит всяческие «если». Что случилось, то и случилось. А рассуждать о том, что судьба у каждого ветвиста, словно дерево, и каждая случившаяся мелочь имеет значение... оставим это философам нищим, и пьяным мужикам в трактирах, которые уже успели обсудить и драку позапрошлую, и сиськи шлюхи Эльды, у которой на заднице татуировка в виде бабочки, и то, что рыбы стало меньше в заливе.

[indent]Косситы говорят о ней так, словно ее тут и нету вовсе, - Элора поджимает губы, - вроде не настолько мелкая блоха, чтоб не заметить ее присутствия. Довольно болезненный укол - она когда-то сумела доказать, что право имеет и на имя, и на то, чтоб с ним считались. Хотя бы замечали существование, а тут - опять. И начинай сначала. Хотя с чего бы?
[indent]Их тоже понять несложно, рогатые общаются между собою так, словно им и слов-то не особо нужно, а хватит взглядов и мыслей, и озвучить их голосом тут трудятся лишь для нее. Наверное, не первый год они вместе странствуют, кого попало «кадан» не назовут. Одно из тех немногих слов, значение которого она понимает. Хотя бы как-то. Криста, рослая (как и все) косситка, что в Салле владела неплохим борделем, - интересно, что с ней будет, когда ее найдут кунари? - как-то раз перевела. Сказала - друг, ближе которого нет. Часть тебя самого, душами сплавленный. По крайней мере Элора это так поняла.

[indent]Эльфийка поднимает руку, касаясь кончиками пальцев раны о которой говорят двое, - лицо отзывается жгучей болью и Элора шипит тихо сквозь зубы. Не потому, что в самом деле так нестерпимо, она и посильнее боль испытывала, а от разочарования. Ну надо же - за столько лет умудрилась не заработать ни одной отметины, и вот на тебе. И где! На самой роже. Обидно. Но это разочарование можно пережить. Будет соблазнять теперь свои «заказы» в маске, что открывает только губы. Так даже интереснее - загадка всегда привлекает, заставляя людей желать ее разгадать. Орлесианцы вон вообще в сортир и койку в своих намордниках ходят, и ничего.
[indent]- Нет, - отрезает она. - Я сама справлюсь. Не нужно ничего шить.
[indent]Ей еще дополнительных насечек не хватало, и без того с ее лицом теперь разве что ферелденцам улыбаться.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-17 22:33:51)

+2

18

[indent]Косситы продолжают смотреть на Элору. Старший – всё так же спокойно, младший – теперь с открытым неодобрением.
[indent]Чего это она ощетинилась? Только что сидела спокойная, и на тебе. Он ведь как лучше хотел?
[indent]И ничего не…
[indent]Тарен собирается было ответить, проступают на сером рельефном лице желваки, но только стискивает зубы, замечая, как качает головой сородич.
[indent]- Надо., - уверенно припечатывает тот тоном старого ашкаари, - Мы обещали тебе, что ты сможешь уйти. Но не сможем этого выполнить, если оставить всё, как есть. Порез глубокий, большой и грязный, у самого глаза. И если в той норе ты начерпала раной достаточно грязи, то к ночи можешь уже не стоять на ногах. Да и с одним глазом, даже эльфийским, в потёмках…
[indent]- Да пусть её! – досадливо фыркает Тарен, перебивая брата.
[indent]- И то верно, - спокойно соглашается тот, - вставай тогда.
[indent]Слова свои он дополняет легким хлопком по груди, чиркает ногтями по боку там, где на колете арваарада прячутся под щитками пряжки и ремешки.
[indent]Тарен охотно кивает, и, углядев под складками «намордника» привычную улыбку, улыбается в ответ. Он с несколько наигранной бодростью подскакивает на ноги, оглядывает лагерь и принимается выколупывать из-под борта наруча хвосты удерживаюших его шнурков.
[indent]Сааребас медлит пару секунд, взгляд его снова возвращается к Элоре. Такой же непроницаемо спокойный, по-отечесски уверенный.
[indent]Ну что ж ты снова взбрыкнула? Боишься лазаретных игл?
[indent]- Подумай пока. Самой тут только чарами справиться выйдет.
[indent]- Разве что, - встревает Тарен, путаясь когтистыми пальцами в петлях шнурков, - иглы и ниток при ней нет, мазей каких – тоже.
[indent]- Именно.
[indent]В бедро Элоры упирается крутым боком одна из перезаправленных фляг. Косматый седой коссит тянется ко второй своей поясной сумке, больше похожей на кошель; тихо бренчит тяжёлая вытертая пряжка. Выуживает оттуда смятый комок некогда белой материи. Он деловито отматывает от самокройного бинта полосу с локоть длиной, обрывает со звонким треском и кладёт на флягу сверху.
[indent]- Вот, сейчас попробуй умыться. Треть фляги – твоя. Расплещешь больше – будешь сидеть без воды.
[indent]Бинт возвращается в свою котомку, чиркает об оковку проколов в ремне язычок пряжки. Йяттар стряхивает за плечи россыпь свалянных кос, встаёт и шагает к брату.
[indent]Уметь обращаться со своей бронёй самому, конечно, хорошо. В их ремесле – просто необходимо. Однако когда дело касается самого себя, можно что-то упустить, а на что-то и наплевать: и так ведь сгодится, потом выправлю. А вот когда броня эта надета на том, за кого и убить и умереть готов, к тому, как её приладить, относишься е в пример внимательнее.
[indent]Вот и сейчас он почти не глядя уверенно нащупывает застёжки, распускает узлы шнуров, которые вечером сам же стягивал. Пляшут между когтистыми пальцами ремешки, покорно разжимают хват пряжки, оттопыриваются прикрывающие всё это добро щитки.
[indent]Тарен стоит молча, выгибаясь или отводя руки так, чтоб Йяттару было удобнее, где нужно – помогает по мелочи. Благодарно щурит на напарника и названного брата красные глаза. Сам бы он, разумеется, справился. Но не так ловко – бессонная ночь и усталость уже дают о себе знать.
[indent]Что до эльфийки? Ничего опаснее котелка в её доступе всё равно не бросили. И верно оставили наедине с водой и подобием мочалки. Пусть попробует умыться. Недоверие-недоверием, но боль-то – она всегда неплохо отрезвляет. Наверняка и сейчас лучше всяких слов днаст Элоре понять, что от помощи морду воротить не стоит. Тем более так серьёзно изрезанную.
[indent]Иначе получится даже нелепо: поймать, не убить, покормить даже… и сидеть любоваться, как она помирает от лихорадки.

Отредактировано Каратаам (2020-02-18 03:16:35)

+1

19

[indent]Элора фыркает совершенно по-кошачьи, отворачиваясь. Она и сама не знает, чего взбрыкнула, зачем сейчас вот так - после всего, что произошло сегодня утром. Надо же, не убили, не связали и даже накормили. Вот уроды-то, да? Впрочем, тоненький голосок совести, попытавшийся было высунуться, так и зачах неуслышанным. Или не принятым во внимание. Эльфийка смотрит на флягу и на свои руки, перепачканные землей и засохшей кровью. И речи быть не может, чтоб вот этой вот грязью пытаться отмыть лицо. И ткань стоит оставить для важного, - эльфийка осторожно зажимает флягу между коленей, оттирая ладони пучком высушенной летним солнцем травы. Тоже ничего себе вехотка. В самый раз для такого дела.

[indent]Косситам, конечно, совершенно наплевать на ее отфыркивания. Тот, что принес воду, поднимается, позволяя второму помочь снять с себя доспех, шуршат почти неслышно завязки кожаные. Элора наблюдает краем глаза за ними, отмечая литые мышцы, перекатывающиеся под рубашкой. Фыркает себе под нос, но все равно возвращается снова взгляд. Видеть косситов в мирной, почти домашней обстановке так близко ей еще не доводилось. Не сухощавые и поджарые, словно эльфы, но и на людей совсем не похожи. Другие совершенно. И это... любопытно?

[indent]- Porca vacca, chiavare cazzo di caccare, che palle! - шипит она себе под нос, поднимая флягу и завинчивая тугую пробку.
[indent]Воды потратила немного, но больше, чем могла бы, если бы не пялилась на всяких рогатых. Чему-чему, а воде она цену знает. Помнит тот летний полдень, когда единственной влагой был собственный пот, заливающий глаза, да кровь в венах. Веточкой отломанной старательно вычищает грязь, оставшуюся под коротко обрезанными ногтями. Теперь можно и морду умыть.

[indent]Влажная ткань приятно холодит кожу, - воспаления пока не началось, но, кажется, оно не за горами, вокруг раны слегка припухло и начинает печь. Плохо. Найти бы эльфийского корня куст, но откуда в заднице золотые монеты? Правда сказать, растение с мясистыми зелеными листьями, с крохотными шипами по краю, тоже подошло бы. Но оно на откосах не растет, а если и выросло случайно, то кто же ей даст шляться тут, вокруг, выискивая? Наверняка подумают, что замыслила какую-то гадость. Эльфийка осторожно трет лицо, чувствуя, как намокают ресницы от выступающих слез. Всего лишь боль - если гитару уронить, она заплачет. Если девку в борделе ударить - она тоже. Даже если гитара уже разбита вдребезги, а девка избита до черных синяков. Реакция тела, всего лишь. Губы плотно сомкнутые не дрожат.

[indent]Все Вороны рано или поздно через это проходят - испытание болью, ломка пыткой. Элора слишком хороша была, чтоб портить шкурку порезами или ожогами, но боль доставить можно разными способами. В нужную точку воткнутая игла справится с этим куда лучше, чем любой порез. Тогда и в самом деле было больно, зато потом она смеяться научилась на любой удар, будь то пощечина или в живот пинок. Тело плачет, когда ему больно. Эльфийка с синими глазами улыбается разбитыми губами, и бесит только больше.

[indent]- Мне нужно зеркало, - Элора оборачивается к косситам, но тут же отводит взгляд в землю.
[indent]А еще корону Антивы и полмира в придачу. Нашла, что у серомордых спросить, тупица.
[indent]- Или помощь, - выдавливает она сквозь зубы.
[indent]Иногда можно переступить и через собственную гордость. Потому что они правы, и больше чем просто промыть она сейчас сделать не сможет. А этого мало. Воспаление еще ни одной ране не добавило возможности чисто и ровно зажить, не оставляя шрам уродливей, чем может быть.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-18 12:57:26)

+2

20

[indent]На непечатное шипение за спиной Тарен только беззвучно ухмыляется. Ну точно - кошка! Часть его он даже разбирает и улыбается шире.
[indent]За что получает шутливый щелчок по выдающемуся для коссита носу и назидательно-строгий взгляд.
[indent]«Не злорадствуй»
[indent]Ну как же тут? Хоть самую малость? Чужую боль арвааарад чувствует хребтом и та – исподволь будоражит, пусть он сам и не является её причиной. Есть в этом что-то волнующее, неправильное и правильное одновременно. Изувеченную девчушку жаль: вон какие глаза! Жалеет, наверное, что лицо теперь на её вкус перестало им соответствовать. Но помощь ей – предлагали. Отказалась сама.
[indent]Сама – так сама.
[indent]«Поделом».
[indent]К тому моменту, как Элора подаёт голос, братья в четыре руки как раз заканчивают с колетом младшего. Такое количество всяческих застёжек броню, конечно, не красит, существенно сокращая шансы надеть её в спешке. Зато позволяет подогнать под хозяина вернее, в зависимости от того, что нужно прямо сейчас.
[indent]Тарен снова довольно хмыкает, за что получает воспитательный тычок под лишённые уже брони рёбра.
[indent]- Паршара, - цыкает на него старший родич, загораживая собой от Элоры бессовестную ухмылку.
[indent]Смотри-ка, одумалась?
[indent]Вот и славно.
[indent]Арваарад тоже прикусывает язык: мокрые дорожки по щекам лучше прочего говорят о том, что остроухой сейчас не сладко.
[indent]- Зеркала у нас нет, - голос старшего всё так же спокоен.
[indent]Он выжидает пару секунд, прежде чем с кивком добавить:
[indent]- Обожди минуту, сейчас займусь.
[indent]И снова оборачивается к брату:
[indent]- А ты – стой. Это вот тоже снимай, пусть просохнет до вечера.
[indent]- Агы-ыа, - арваарад согласно зевает во всю ширину пасти.
[indent]Он неряшливо вытягивает подол некогда светлой, вусмерть мятой рубахи, рукав которой только что требовательно теребил родич. Стаскивает через голову, ни разу не зацепив за рога, сминает с комок и протягивает Йяттару. Сонно фыркает, ёжась под ветерком, и как-то по зверному упирается рельефным лбом ему в висок.
[indent]Саараебас снова уютно щурится. Приобнимает младшего, свободной рукой ласково чешет того за рогами…
[indent]- Ну всё-всё, ложись иди, - смеётся он чуть погодя в прикрытое литой серьгой ухо, -  Нечего комаров приманивать…
[indent]- Да тут идти-то.., - Тарен нехотя отстраняется, и, потягиваясь, демонстративно делает три шага - до тента.
[indent]- И лазаретку мне подай, - летит ему вслед, когда коссит забирается под низко натянутый полог.
[indent]- Ага, - согласно бухает в ответ сквозь шорох, - держи.
[indent]Йяттар скупым, паучьим каким-то движением ловит брошенный ему кожаный свёрток. Не сходя с места и, словно бы, опасаясь сделать лишнее движение. Удобнее перехватывает его, одобрительно кивает и оборачивается, наконец, к эльфийке:
[indent]- Ну всё, теперь ты. Садись-ка где-нибудь так, чтобы к солнцу лицом.
[indent]За его спиной из-под тента поочерёдно высовываются два расшнурованных мягких сапога. И, чуть погодя, мятый ворох портянок…

+1

21

[indent]«Еще бы, cavolo, у вас нашлось зеркало»,  думает она устало. И в самом деле - откуда? Не самое дешевое удовольствие, да и воинам, по большей части, ни к чему. У нее самой было маленькое, в половину ее тонкой ладони, зеркальце в матовом металлическом футляре. И то не стеклянное, а всего лишь из отполированной стальной пластинки - в таком деталей не углядишь, но за угол заглядывать удобно. Да только зеркальце осталось там же, где добрая часть всего остального ее снаряжения. Доспех, зелья, струны, что в волосы всегда вплетала, не позволяя никому за них хвататься без риска остаться калекой, что меча еще долго, а может и вовсе никогда, не удержит. Все в тайнике на чердаке, где обитала. Не было у нее времени туда вернуться и собраться как следует. Рогатые не дали.
[indent]Из-за одних рогатых осталась с голой жопой, и хорошо, что хоть с оружием, а из-за других теперь вообще вынуждена чувствовать себя беспомощным котенком. Эльфийка поднимает взгляд, ощеривая зубы, чтоб ляпнуть какую-нибудь многозначительную гадость в унисон со злыми голосами в голове, но - осекается. И дело даже не в том, что безмасочный стаскивает с себя рубаху, обнажая торс (Элора глупо думает о том, что если бы он в таком виде появился в борделе, например, то девки бы весь пол слюной закапали, не смотря на то, что мужики для них давно перестали представлять из себя хоть что-то интересное, кроме ходячих кошельков). Дело совершенно в другом.

[indent]Есть в их общении что-то настолько интимное, что Элоре хочется отвести глаза, чтобы не смотреть. Не видеть. Где-то в груди острой иглой прошибает... зависть? У нее никогда не было кого-то настолько близкого, чтоб можно было просто уткнуться лбом в плечо, и почувствовать незримую поддержку. Хотелось, конечно. Кому не хочется? Не звери ведь, хотя и зверью не чуждо. Но ей, - убийце, воровке, дряни, света не положено. Искала его, по борделям и среди своих, да натыкалась лишь на жалкую замену. Как в год голодный в хлебную муку досыпают желудевую, - на вид та же горбушка, но все равно горчит.
[indent]Очень хочется отвести взгляд, но она смотрит, склонив голову к плечу и в лице не поменявшись, - застывшая безликая маска, разбитая на две части. И чтобы успокоить себя, цинично думает о том, что для того, кого трахаешь, всегда найдется немного тепла. Ничего удивительного. И завидовать тут совершенно нечему. Так ведь, Элора?
[indent]Злобная ты сука.

[indent]Хватит. Ее ничто из этого не касается. Эльфийка встряхивает головой, прогоняя горькие и злые мысли, подбирается, текучим движением перемещаясь на то место, куда больше солнца падает, пробившись сквозь густую листву. Устраивается, свив ноги в подобие замка - перекрестив и ступни уложив на бедра. Подставляет лицо под теплые ладони светила, опуская ресницы. Нет, она не боится иголок. Совершенно. Ей не страшно. Но вдоль позвоночника все равно карабкается когтистое нечто. Может память?
[indent]Она совсем не то в виду имела, когда просила помощи. В ее видении помощь окончиться должна была на «дай мне то, чем можно залатать себя и катись, своих дел, наверное, много». Но не спорит. Косситы, в большинстве своем, наемники. А кому как не им уметь латать свои и чужие раны? И пусть доверять им не очень хочется, но словно бы ей выбор предоставили.
[indent]Наверное, ей просто отвратительно быть должной им больше, чем уже есть. Ведь это правило жизни - когда тебе оказывают помощь, надо отдать ее хоть чем-то. И на любой подарок отдариться, ведь там, где тебе дадут на медяк, через пару лет могут потребовать на полноценный золотой. Поэтому Элора старается долги свои отдавать сразу. Но только что им может быть нужно от обычной эльфийки, у которой сейчас из личного имущества ножи, штаны да сапоги. Даже рубашка и та чужая - от нее все еще пахнет Лино, схватила первую, что под руку подвернулась. Но Лино она уже не понадобится.
[indent]Почему-то эта мысль отдает вкусом горелого меда на языке. Душным.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-18 17:36:45)

+2

22

[indent]- Ага, - весомо бросает коссит, глядя на выбравшую себе место Элу.
[indent]Но медлит у костра. Он сдёргивает с пояса добротный широкий ножик, вполне сгодившийся самой Элоре в качестве короткого клинка, вытирает неторопливо о затёртую замшу штанов и подставляет ухоженное лезвие чахлому огню. Легонько пинает сапогом ворох сухостоин, заставляя сонное пламя проснуться, как следует облизать чего только не касавшееся лезвие.
[indent]- Не переживай, - выдыхает он, краем глаза заметив то, как эльфийка подобралась, - резать не буду, это для другого.
[indent]Когда тепло докатывается до рукояти, Йяттар опускает нож и разворачивается к ней, на ходу распуская завязки свёртка. Зубами было б удобнее, но не при чужих же.
[indent]«Лазаретка» раскатывается по коленям Элоры добротным потёртым футляром. По широким пазам и петлям распихана пара странных ножей, моток ниток, какие-то жестяные банки и многообещающего вида не то тиски, не то клещи, чеканный коробок, в котором что-то брякнуло металлом, ещё какая-то дрянь. И – пузатая плоскобокая фляга в хитрой оплётке в несколько слоёв проволоки.
[indent]Лучи всползшего уже на небо солнца дают понять, что сама бутыль – из дорогого красного калёного стекла, а кружево проволоки – сильверит. Вещица явно трофейная и приспособленная наёмниками под свои нехитрые нужды.
[indent]Коссит садится напротив так, чтоб не загородить себе свет. Кладёт нож поверх и подбирает ту самую бутыль, выкручивает прикованную к ней пробку. Изнутри за ней тянется нить – откуда-то со дна и к вогнанной в торец игле. В утренний воздух удушливо фыркает алкоголем такой крепости, что иному чтоб захмелеть довольно было бы одного запаха. Йяттар плещет себе в ладонь добрый глоток жуткого зелья, тщательно растирает по рукам...
[indent]И только теперь тянется к лицу Элоры.
[indent]- Ну-ка, - бормочет он, ловя пальцами острый подбородок.
[indent]Осторожно водит им в стороны, высматривая что-то в тёмных бороздах растревоженных промывкой ран.
[indent]У старшего из косситов жёсткие тёплые пальцы, внимательный цепкий взгляд и глаза заметно темнее, чем у его улыбчивого напарника. Глубокая складка между бровей сейчас выглядит и вовсе вырубленной ножом.
[indent]Он разглядывает что-то с пол минуты, затем медленно, чтобы эльфийка не вздумала дёргаться или вырываться, подаётся почти вплотную. Широкий бизоний нос пару раз неторопливо и шумно втягивает воздух, принюхиваясь по-звериному. Сааребас медлит пару секунд, одобрительно кивает и отстраняется.
[indent]«Гнильём не тянет. Гноем тоже.
[indent]Отлично»
[indent]- Хорошо. Вовремя.
[indent]В его пальцах снова трещит тот же самый моток бинта, свёрнутый подушкой лоскут быстро впитывает резко пахнущую бормотуху.
[indent]- Будет жечь. Сильно, - предупреждает Йяттар прежде, чем коснуться лица Элы импровизированным тампоном, - не дёргайся, а то попаду в глаз.  Лучше останавливай. Когда буду шить…
[indent]Он начинает с кожи вокруг ран, не задевая пока рассечений.
[indent]- Тоже не дёргайся. Всегда можно передохнуть. А вот коряво наложенный впопыхах шов может перекоробить лицо на всю жизнь.
[indent]«Уж я-то знаю…»
[indent]Мелькает быстрая тень в раскосых звериных глазах.
[indent]- Времени много – торопиться некуда. А вот сейчас – начнёт жечь. Терпи.

Отредактировано Каратаам (2020-02-19 00:01:11)

+2

23

[indent]За приготовлениями она наблюдает, - настороженно, подобравшись на всякий случай, вдруг придется драпать? Потому что доверия ей все это совершенно не внушает. Но раз решилась, то терпи теперь. Оставить рану открытой и не залеченной хоть как-то, это еще хуже, чем так. Воспалится, загноится... так и глаза лишиться можно. Если не головы. Потому что теперь, в мире враждебном, болеть ей вовсе не с руки, и невозможно будет пережить изматывающую тело лихорадку в темном и теплом своем углу. В детстве Элора не болела почти - ей было некогда. Осознание того, что стоит стать беспомощнее чуть и слабее, чем есть на самом деле, то можно смело ползти в канаву, чтобы сдохнуть, позволяло переносить на ногах даже самые страшные простуды. Соплей бывало море и кашель раздирал глотку царапающим песком, но не больше. Лишь дважды она не помнила себя, на несколько дней забываясь в жестокой болезни. После ломки и после проверки на лояльность. Но оно и не удивительно. И сейчас Элора понимала, что вновь имеет все шансы превратиться в задыхающийся скулящий кусок дерьма, но теперь никто не поможет. Так что надо просто заткнуться и позволить предупредить последствия.

[indent]Потому - не дергается. Не дергается, когда на коленях у нее разворачивается инструмент, больше напоминающий набор палача, - интересно, зачем эти щипцы? Зубы больные драть? У косситов вообще болят зубы? Самой Элоре жутко повезло, что скудное питание и жизнь дерьмовая не искрошили в пыль зубов. Пускай не белоснежные, как у дворянки, но крепкие и не болели никогда. И острые, что у твоей кошки - вцепится если, то не оторвать, а то и вырвет мяса кусок. А у косситов? Жаль, что не видно, морда перемотана платком. Чего он там такое прячет? Не важно. Она не шевелится, когда огромная рука с когтистыми пальцами, касается ее лица, заставляя поворачиваться так и этак. И гасит в позвоночнике дрожь, порожденную чужим прикосновением. Элора не дергается, когда он почти вплотную приникает своей мордой полузвериной к ее лицу, втягивая воздух. Он через свой намордник что-то чует? И что вообще он там пытается унюхать? И не шевелится, когда он прикасается тканью, пропитанной крепким спиртным к ее лицу. Понимает, что будет больно. И мелкий-то порез прижечь, так взвыть готова, а тут не просто ранка от булавки, да и к тому же, на лице. Эльфийка прекрасно понимает, что будет больно так, как не было уже давно. И останавливает мужчину жестом, прикасаясь ладонью в предплечью.
[indent]- Подожди.

[indent]Устраивается поудобнее, заводя руки за спину и сцепляя из замком под лопатками. И замирает неподвижно, словно в медитации, закрыв глаза и резко отрывисто кивнув. Понимает, что сейчас выдаст себя почище, чем всем своим запрятанным в сапогах и наручах арсеналом. Быстрее, чем если бы сцепилась с кем-то из них в поединке, демонстрируя змеино-плавный стиль привычного к убийству, - любой из Воронов знает, куда ударить надо, даже если в руках лишь тонкая спица, чтоб противник больше никогда не встал. Элора понимает, что только самый большой тупица не догадается о том, что боль терпеть так, как это делает она и ей подобные, простому человеку или эльфу почти что невозможно. Все равно дернется, все равно попытается избежать любой ценой, когда кровавая пелена страдания застит глаза.

[indent]Хотя она и в себе-то сейчас не уверена, если разобраться. Большое желание есть попросить у коссита одну из игл и вогнать в ту точку, что обездвижит тело и расслабит. Чувствовать все равно все будет, от боли никак не избавиться. Но шевелиться и испортить тем всю работу не сможет. Пыточная практика. Но эльфийка понимает, что едва ли сумеет сама нанести себе удар иголкой нужной силы, а доверять такое дело ему - не сможет. Не настолько верит. Прибьет еще ненароком, кто их, ненормальных, знает. У него одна ладонь больше, чем все ее лицо. Поэтому - придется терпеть, и старым способом пытаться уйти в себя и там запрятаться от боли. Всегда срабатывало. И хорошо бы сейчас суметь. Потому что ей вовсе не хочется, чтобы шов перекосило. Потому что ее лицо - такой же инструмент, как те ножи, что побрякивают где-то в глубине напоясной сумки коссита. Прямо как у шлюхи, но шлюхе проще. Мешок на голову и вся недолга, а то и просто к стенке отвернуть.

[indent]Когда приходит боль, Элора втягивает воздух сквозь зубы со свистом, но не позволяет себе пошевелить даже ресницами. Она вцепляется ногтями в собственные руки, оставляя красные следы глубокие - потом, наверное, расцветет желтыми и синими лепестками, словно в начале лета опавшее цветение садов, но это будет потом. А пока эта боль немного отрезвляет, позволяя не концентрироваться на той, что расцарапывает спицами лицо. Только ребра под рубахой ходят ходуном, в сбивающемся дыхании. Элора представляет, в темноте под закрытыми веками, что боль ее - сияющий красный комок в центре солнечного сплетения. И мысленно тянется к ней руками, распутывая нервов сведенных в судороге клубок. Переключая его к другим чувствам. Боли меньше не становится совсем, зато теперь она не так мучительна. Теперь появляется совсем другая проблема. Но с этим разобраться куда проще.
[indent]Эльфийка не шевелится, замерев мраморной статуей, словно одной из тех, что древние руины охраняют. Только часто дышит, заставляя губы покрыться прозрачной высушенной пленкой.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-19 01:48:22)

+2

24

[indent]На просьбу Элы Йяттар молча кивает. И – опускает руки, дожидаясь ответного кивка. И только после него – принимается за дело.
[indent]Тут-то белокурой девчушке впервые за день всерьёз удаётся его удивить!
[indent]Нет, он не узнаёт в ней птенца Воронов. По крайней мере – не сразу. Он просто всё ещё слишком мало знает о мире баз, чтобы ориентироваться так быстро. Даже спустя десять лет.
[indent]Серокожий гигант замирает на пол дюжины мгновений, оценивая то, что перед ним, и… молча возвращается к делу. То, как Элора застыла под его руками, странно. Очень. Но – только способствует обработке её ран. В отличие от вопросов. Для них время найдётся позже.
[indent]Комок щедро смоченной трофейным мараас-локом ткани осторожно касается сперва кожи, затем – мяса. Пропитывается постепенно кровью и непрошенными слезами.
[indent]Куда уж тут без слёз?
[indent]Замершая болезненно скованной статуэткой эльфийка не видит, может догадаться разве что по шорохам, чем Йяттар занят сейчас.
[indent]Он тщательно оттирает всё тем же лоскутом прокалённый ранее нож, самой кромкой его черпает прозрачный слой густой золотистой мази из большой жестянки. Лезвием, едва касаясь, заполняет ею борозды пореза, точно мозаичных дел мастер – щели между цветными осколками смальты. Ну не пальцами же туда лезть, в самом деле?
[indent]Густая маслянистая дрянь тут же тает в живом тепле. Прокатывается по ране – сперва колючками, а за тем – холодом…
[indent]Чиркает, возвращаясь на место, мятая жестяная крышка, звонко чвокает, откупориваясь снова, пробка бутыли маарас-лока.
Сааребас выдёргивает из неё кривую колючку лекарской иглы, придирчиво осматривает, отмеряет хвост тянущейся за ней в горло бутыли нитки
[indent]Остро заточенная игла входит в кожу почти без сопротивления…
[indent]Он останавливается каждую пару узлов, выжидает с минуту, пока дыхание эльфийки чуть выровняется. Чему б её там не выучили, а боль – всегда боль. И где-то у неё есть предел.
[indent]Так озадачившие Элору клешни служат косситу для не самой очевидной вещи – чтоб зажимать нить и обрезать осторожно, не натягивая от кожи. Раньше для этого были ножницы, да долго не продержались.
[indent]А клешнями помимо вот этого ещё и когти подрубить можно…
[indent]Шов выходит лохматым от длинных хвостов нити, но аккуратным и частым. Йяттар тщательно плетёт и затягивает каждый узел так, как показал ему когда-то полковой лекарь одного банна. Хороший мужик был, и дело своё знал.
[indent]И учить – умел.
[indent]Белая нить тянется по рассаднённой коже цепочкой крохотных ровных перехватов, топорщится ёжиком неровной бахромы.
[indent]Коссит думает о каждом из узелков.
[indent]Не перетянуть слишком туго.
[indent]Не обрезать слишком коротко.
[indent]Не отступить слишком далеко.
[indent]И о том, где и когда маленькая эльфийка могла выучиться стоять столбиком, пока в её лице ковыряются иглами и клещами… Едва ли это какое-то врождённое свойство её расы. Братьям вот болеупорные эльфы пока не встречались.
[indent]Ей определённо больно. Очень больно и всё же – хоть бы ухом повела.
[indent]Нож подрезает очередной хвостик нити. Игла в очередной раз ныряет в распоротую, лоснящуюся от мази мякоть.
[indent]И рисунки эти на ней… Раньше Йяттар такого не видел. Чем бишь известен этот дурной край кроме рыбных портов да отсутствия меры в ярком тряпье?
[indent]«Да неужто..?
[indent]Всё может быть, конечно.»
[indent]Непременно расспросить брата, как проснётся.
[indent]А пока…
[indent]Коссит снова вгоняет иглу в пробку, вдевает в неё хвостик утопленной во фляге нити и закупоривает её.
[indent]Окидывает Элору задумчивым взглядом.
[indent]- Всё. Готово.
[indent]Он и сам давно разучился отвлекаться на собственную боль. Чувствовать – нет, а вот реагировать на неё – да. А от того видеть сейчас хрупкую девочку, поломанную кем-то так же, как и он сам когда-то – вдвойне грустно.
[indent]От того он медлит немного и ласково проводит ладонью по светлым волосам. И тихо, почти по-отечсски тепло звучит:
[indent]- … молодец.

Отредактировано Каратаам (2020-02-19 08:28:28)

+1

25

[indent]Боль ослепляет, - Элоре кажется, что даже разомкни она сейчас слипшиеся от слез ресницы, она не увидит ничего, кроме раскаленно-белого тумана перед глазами. По щекам катятся слезы, собираясь на подбородке мутными каплями, но она не шевелится, пока коссит ковыряется иглой в ее лице. Мучительно хочется завыть, сворачиваясь в маленький беззащитный комочек, но она лишь сильнее вонзает коротко остриженные ногти в собственную плоть, расцарапывая себе руки сквозь ткань рубахи и глотает свои стоны болезненные, словно маленькие острые лезвия - все горло в клочья. Когда рогатый говорит, что закончил, отстраняясь, эльфийка почти сходит с ума от острой боли. И даже то, что он треплет ее по волосам, словно ребенка или зверушку какую, пусть и не остается незамеченным, но сейчас не важно. Она подумает по этому повожу позже, а теперь лишь скорчивается на земле, наклоняясь вперед, и тихо хнычет, так же беззвучно ругаясь. Она может терпеть сколько угодно, но это вовсе не значит, что ей это нравится. Даже не смотря на то, что рассудком в агонии корчащимся, она сумела перевести хотя бы какую-то часть боли в удовольствие больное и неправильное. Тоже старая практика - страдание и сладость живут в твоей голове где-то рядом, и не так уж сложно заставить себя испытывать одно вместо другого. Не сложно, если ты умеешь меня лица, словно перчатки, и управлять собой настолько хорошо, чтоб суметь сочинить в своей голове то, что ты должен чувствовать сейчас. Отлично помогает, когда вместо брезгливости надо почувствовать желание, а вместо злобы изобразить страх. Да только все равно себя не обманешь, и настоящие эмоции рано или поздно проедят маску изнутри, словно сода, и вытекут наружу большой неопрятной лужей.

[indent]- Спасибо, - выдавливает Элора из себя, выпрямляясь и открывая глаза.
[indent]Не очень ясно, за что это спасибо - за похвалу глупую, словно успокаивал дитя, или за исправленное лицо. Наверное, за все разом. Эльфийка осторожно вытирает щеки, смазывая пальцами свои слезы и потеки странно пахнущей мази, задумчиво нюхает пальцы, - она всегда была хороша в вопросах искалечить кого-то, но никогда не славилась возможностью лечить. По мелочи - перетянуть рану чистой повязкой, или варварски вычистить ее, выпуская гной и грязь. И ей сейчас немного любопытно, что за лекарство использовал рогатый. Но не настолько, чтоб прямо спросить. Она на запах пытается определить ингредиенты, но быстро бросает эту затею, - нюх сбит запахом спиртного крепкого, который от души вдохнула и болью остаточной. Лицо все еще горит, пускай уже не так сильно, как во время экзекуции.

[indent]Она осматривается вокруг, понимая, что теперь должна рогатым куда сильнее, чем просто за свободные руки или остатки жратвы в котелке, великодушно ей пожертвованной. Девушка поднимается на ноги, растирая горящие от боли руки, наверняка покрытые мелкими синяками, что позже кольцами обнимут плечи и ежится, прогоняя засевшую в позвоночнике дрожь.
[indent]- Помочь тебе с лагерем? - спрашивает она, поджимая губы. - Я могу помыть котелок. Или еще что.
[indent]Тоже неплохой способ отдать долги - хоть что-то. И с нее не убудет, и ему будет проще. Пускай спать после бессонной ночи и приступа яростного боли, а после - расслабления, когда все закончилось, хочется просто неимоверно. Но она потерпит. Вот солнце встанет, и тогда устроится под ним. Сейчас еще прохладно.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-23 13:20:25)

+1

26

[indent]- Всё закончилось, девочка. Тихо. Спокойно. Выдохни…
[indent]Йяттар ещё несколько раз проводит ладонью по спутанным волосам эльфийки, пока та не перестаёт дрожать.
[indent]Не совсем для того, чтобы успокоить, чтобы – отвлечь. На постороннее ощущение, странный звук: что-то помимо боли. По тому же принципу, что и она сама минутой раньше, но только чтоб без травм. Потому и говорит на родном языке – за рычащий говор кунари легче зацепиться слуху.
[indent]- Taashath, kabethari-bas, - тихо выдыхает он, когда Элора расправляет плечи.
[indent]И – отводит руку.
[indent]На её благодарность он только молча кивает. И снова улыбается – одними глазами поверх платка. Треклятая тряпка уже допекла, носить свой намордник на стоянке Йяттар не привык. Но и снять его сейчас не представлялось возможности. Приходится обходиться так…
[indent]Пока девушка оглядывается и приходит в себя, коссит принимается неторопливо хозяйственно собирать свой лекарский набор. Тщательно закручивает крышки, вгоняет пробки, оттирает клешни и нож всё той же тряпицей, прежде чем убрать всё по местам.
В[indent] ладошку Элоры толкается ещё один лоскуток бинта – сухой и чистый.
[indent]Ну не руками же лезть теперь в лицо?
[indent]Так-то.
[indent]Плетёный шнурок втрое обвивает собранную «лазаретку», свивается хитрым узлом поверх. Начинка отзывается на это многоголосым стальным скрежетом.
[indent]Когда эльфийка снова обращается к нему, Йятт вскидывает голову на голос, непослушная спутанная грива снова рассыпается по плечам. Давно надо было собрать. Чего тянул?
[indent]- Помоги, - согласно кивает он, нащупывая у шеи вплетённые в косы полотняные ленты с литыми кольцами на концах.
[indent]Помочь, стало быть?
[indent]Обычно сааребас предпочитает хозяйничать в лагере единовластно, чтобы никто не лез в его давно отлаженный, выверенный порядок. Да и просто не нарушал нехитрого удовольствия от ведения уютного будничного быта. Есть что-то завораживающее, почти медитативное в скучной для многих бытовой рутине, от чего теплеет под рёбрами и рассеивается сумрак в голове.
[indent]Хотя сейчас…
[indent]В сложившихся обстоятельствах…
[indent]Почему бы нет?
[indent]- Мыть не нужно, воды мало. Ты травой сухой оботри. Только крепко, чтоб запаху как можно меньше осталось. Ну и… в костёр её потом, траву эту.
[indent]Сильверитовые колечки попадаются, наконец, под пальцы. Йяттар перехватывает их удобнее, несколько раз перевивает ленты между собой, собирая седые космы в подобие хвоста, перевязывает друг с другом. И удобно и шнуров для этого дела таскать с собой нет нужды.
[indent]По звериному мотает головой, проверяя надёжность узла.
[indent]Ну вот, совсем другое дело.
[indent]Он подымается на ноги, свободной рукой отряхивает сор с колен.
[indent]Пропитанный кровью и мазью комок ткани, отслужив своё,  летит теперь в затухающее уже пламя, фыркает на углях ярким рыжим сполохом прежде, чем потемнеть и скукожиться золой.
[indent]Йяттар деловито пристраивает «лазаретку» в тени, рядом с флягами. И принимается развешивать на обращённой к солнцу стороне тента плащ и рубаху брата. Неторопливо и аккуратно, разглаживая складки и выбирая из них всякий мелкий мусор…
[indent]Пыль с подола плаща вспархивает жидкими облачками, золотится мелкой пудрой в солнечных лучах…

Отредактировано Каратаам (2020-02-21 21:04:20)

+1

27

[indent]Занятие - почти медитативное, Элора оттирает потеки клейкие от разварившейся крупы со стенок котелка клубком сухой, выгоревшей под жарким и безжалостным южным солнцем, травы, задумавшись о чем-то своем. Боль отступила уже почти, оставив после себя лишь дурное послевкусие во рту, да желание почесать лицо там, где теперь проходит полоска свежего шва, но Элора умеет терпеть. И боль, и чесотку, - как чесались ее узоры в первый месяц после нанесения, и как болели! Посреди ночи просыпалась, понимая, что нет никаких сил лежать ни на спине, где гуще всего сплетается черная паутина, ни на боку, ни даже на животе. Не жалели, не стали время тянуть, сделали все за один присест. В воде лишь могла ненадолго задремать, и злая от того становилась, что если б получила тогда задание кого-нибудь убить, еще бы и помучила порядком. А после сама себя по рукам била, когда тянулись коготки, чтобы содрать свежую темную корочку корост. И ничего, пережила и это. Неужели теперь не сумеет потерпеть? Сумеет. Потому лишь усерднее трет котелок, чтобы были чем-то заняты дурные руки.

[indent]Такая работа ей, казалось бы, должна быть непривычна. Но лишь на первый взгляд. Сирот в приюте никто не жалел особо, и отрабатывать свои харчи измилостивые их заставляли в полной мере. Всегда найдется, где помыть полы, почистить овощи или в саду убить свои руки в земле ковыряясь. Да и потом, став не вороненком еще, но заготовкой-яйцом, Элора частенько находила себе, где подработать пусть не за медяк, но за миску харчей. В трактирах, в тот час когда посетителей становится слишком много, всегда будут рады лишней паре рук, что пригоревшее дерьмо со сковородки сумеет отскрести. Да только в те, что подешевле и ближе к порту Элора сама не совалась - с хорошеньким лицом эльфийка, пусть и малолетка в грязной рубахе, запросто привлечет внимание. И не всякого остановит то, что у нее еще даже не шла кровь. А в хорошие кабаки не всякий пустит маленькую чумазую остроухую девчонку. Еще сопрет чего. Тут они, конечно, были правы, по большей части. Совести у Элоры всегда было немного. Совесть с голодом поспорила и проиграла в этом поединке раз и навсегда. Но эльфийка старалась никогда там не гадить, где собирается потом еще кормиться. Дурную славу заработать легко, а смыть с себя - куда труднее. Наверное, это был один из первых уроков, что она получила в своей жизни. Какой бы не была на самом деле, всегда к людям поворачивайся своей красивой стороной, не запятнанной брызгами нечистот.

[indent]Она бросает в костер траву скатавшуюся, слипшуюся и дурную, наблюдая, как пожирают оранжевые лепестки новую порцию пищи, принюхивается, втягивая воздух. Вроде ничем не пахнет, разве что чуть заметный запах сена. Но все же Элора на всякий случай повторяет все действия, до сих пор выполненные, еще раз. Во-первых, привыкла делать работу хорошо, будь то убийство, добыча информации или мытье полов. Во-вторых, разговаривать о чем-то с косситом оставшимся на ногах ее совсем не тянет, губы лишний раз разомкнуть больно - лицо отзывается ноющими вспышками вдоль зашитого пореза. А в-третьих, занятие и в самом деле больше напоминающее медитацию. И думать ни о чем не нужно, ведь делать это с каждой минутой все труднее, - наваливается сонная усталость после пережитого за эту ночь и утро. И не дает закрыть глаза только то, что сейчас она находится не среди друзей, а в лагере непонятных рогатых великанов, от которых до сих пор неясно, чего ждать. Элора не часто на своем пути встречала косситов, но никогда не могла понять их до конца, а потому, зачастую, сторонилась. Даже отринув свой Кун, они оставались непонятными и странными, и логика их эльфийке не поддавалась.

[indent]Отставив в стороны вычищенную посудину, эльфийка сморгнула сонно с ресниц усталость, разминая затекшую от долгого сидения в одной позе спину.
[indent]- Еще помочь чем?

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-22 02:57:49)

+1

28

[indent]Пока Элора сражается с остатками присохшей к котлу похлёбки, Йяттар успевает разобраться со всеми тряпками брата, включая потасканные некогда белые отрезы портянок. А так же по мелочи прибрать в лагере, навести привычный простой порядок, словно на привале таама.
[indent]Всё нехитрое барахло теперь разложено по неочевидным, но удобным местам, сор – сожжён либо вытолкнут за обжитой периметр, оружие – трофейное и своё – уложено рядом с самим Йяттаром и так, чтобы эльфийка в случае чего не могла незаметно до него дотянуться. Всё, кроме пучка тареновых копий и здоровенного бассрат-ката, оставшегося под тентом.
[indent]На всякий случай…
[indent]Копьями она ничего путного и в бодром состоянии сделать не сможет, двуручником и вовсе убьётся, если вдруг умудрится приподнять.
[indent]Сам старший коссит – уже с дюжину минут сидит на залитой разгорающимся солнцем груде хвороста, подперев спиной кривой ствол дерева, и задумчиво ковыряет ножом крепкий сухой чурбачок, вырезая что-то одному ему пока понятное…
[indent]Тихонько падают на его колени светлые ломтики стружки, медленно грызёт слоистое дерево грубый охотничий нож… Время от времени сааребас сдувает с деревяшки опилки, пробует что-то пальцем, осматривает грубо обтёсанные бока.
[indent]- М?
[indent]Он поднимает голову на голос.
[indent]Несколько мгновений  разглядывает Элору. Бледную, потрёпанную и какую-то особенно замученно-маленькую.
[indent]Птичьи плечики устало опущены, паутина светлых волос вокруг головы горит золотом ореолом в бьющем из-за спины свете, под льдисто-голубыми глазами уже обозначились тёмные пятна недосыпа. Ну хоть тот, которого теперь едва не касается росчерк шва, не заплывает – и то хорошо.
[indent]Она ж с ног валится. Сейчас об этот самый вычищенный котелок и споткнётся, да там с ним в обнимку и заснёт.
[indent]Какая тут помощь?
[indent]- Уже помогла, - весомо кивает Йяттар, откладывая свою деревяшку, - пойдёт. Знаешь что?
[indent]Нож плюхается на землю рядом с исцарапанной им заготовкой.
[indent]- Ложилась бы ты тоже пока поспать. До вечера времени ещё много, передохнёшь как раз. Ну и шов подостынет.
[indent]Он лениво упирает локти в колени, указывает когтистым пальцем на тент.
[indent]- Второй спальник – мой, мне пока не к спеху. Да и за лагерем смотреть надо. Ну или… вытащи его из-под навеса и устраивайся у костра, если младшему не доверяешь…
[indent]Сааребас весело хмыкает, снова улыбается глазами поверх кромки платка:
[indent]- Но я бы его храпа боялся меньше, чем комаров.

+1

29

[indent]Нет, так нет, Элора не особо-то расстроена тем, что дела для нее больше не нашлось, да и право, разобраться если, коссит замотанный успел переделать большую часть всего, пока она сосредоточенно терла котелок, отвлекаясь тем самым от навязчивого желания испортить его работу одним движением, - всего-то потерев лицо. Эльфийка давит зевок в зародыше, прикрывая губы ладошкой и смаргивает, непонимающе уставившись на мужчину. Вот так вот просто - в свою постель чужую? Она бы отлично выспалась облокотившись на какой-нибудь камень спиной, да лицо от солнца спрятав за распущенными волосами. Но если предлагает сам, она отказываться не будет. Не в ее привычках не брать то, что предлагают. Элора кивнула благодарно, задержав свой взгляд на коссите на мгновение дольше положенного, и поднялась на ноги, все так же разминая пальцами позвоночник, пробегаясь подушечками по острым косточкам и наклоняясь назад, до чуть слышного, но такого сладкого хруста.

[indent]Конечно, тревожить того, второго, не хотелось бы своим присутствием рядом. А ну как спросонок решит, что она сюда сама забралась, без разрешения, или еще чего удумает, что их там знает, что под рогами и толстой костью черепушки? Но и вытаскивать одеяло на солнце, которое к полудню будет жарить так, что хоть яичницу на крышах готовь, совсем не хотелось. ей собственная голова еще дорога была, да и не выспишься так-то, только головную боль заработаешь. Элора не смущаясь ничуть стащила себя рубашку. Чего он там не видел, после обыска? Да и вообще, чего не видел - седые косы, да морщинки в уголках глаз непрозрачно говорили о том, что мужчине уже немало лет. Как минимум за сорок, хотя кто их, рогатых, знает? Даже многие люди до последнего не стареют, а перед самой смертью, за пару лет, внезапно нагоняют все прожитые годы десятком за один.
[indent]А без рубашки спать куда удобнее, - не давят завязки на горло, да и вообще приятнее. Не говоря уж о том, что чужой запах идущий от нее неприятно тревожил. Воронам не снятся кошмары, они и сами те еще демоны. Но и хороших снов этот запах совсем не обещал. Элора выбрала место. куда дыма от костра шло больше всего и бросила расправленную одежду на ветку какого-то не то не доросшего деревца, не то вытянувшегося и куцого, как хвост кошки, что жила с ней по соседству, и в детстве, видать, любила в дверь входить вальяжно, за что и поплатилась, куста. Пусть провоняет хорошенько.

[indent]Усевшись на самый край одеяла под тентом, эльфийка стянула сапоги и размотала подвертки, рассматривая внимательно собственные стопы. Вроде, в кровь сбить не успела, пускай и обувалась впопыхах, да и со всеми этими плясками-обысками... Демон с ним. Главное, что чистые вполне и какое-то время прослужат. А там можно будет раздобыть новые, или еще что-то придумать. Давненько она не оказывалась вот так - лишь в том, что на нее надето, без дальнейших перспектив и мыслей, что ей делать. Но о таких вопросах подумать можно было и потом, на светлую голову, а сейчас выспаться хоть немного, пока позволяют. Элора распускает косу, массируя пальцами затылок, наматывает шнурок, что вместо ленты, на руку. Хорошо бы заплести обратно. но не такую тугую - когда проснется, наверняка на голове будет полный беспорядок, но так не хочется спать на косе. Пусть и свободная, а голова порядком устает. Пусть так. Как-нибудь приведет себя в порядок. Отдых сейчас важнее, кто знает, когда ей светит следующая возможность отдохнуть спокойно, под защитой чьей-то и не волнуясь за то, что кто-то нападет?
[indent]Эльфийка забралась под ткань, сворачиваясь почти клубком, и стараясь ерзать как можно тише. Не хватало еще этого рогатого разбудить, с ехидной рожей. Пока из двух замотанный ей больше нравился - не угрожал почти, не корчил мерзкие рожи и вообще именно от него исходила инициатива ее накормить и дать поспать. Конечно, тоже малость двинутый, с этим своим Кун и ролью эльфов в мире, но кто сейчас нормальный.

[indent]Элора осторожно скосила глаза на спящего мужчину, наблюдая. Всегда было интересно, как они спят, с такими-то украшениями на башке? Наверное, на спину не повернуться, без риска пропороть подушку и потом проснуться с полной пастью перьев, словно курицу живьем сожрал. Да и вообще, когда еще повезет невозбранно и без последствий рассмотреть коссита так близко? Эльфийка осторожно приподнимает голову, с любопытством глядя на рога и фыркает чуть слышно, сдерживая смех. Так и знала - пробки винные наколол. Одной загадкой меньше.
[indent]На зверя похож - есть в лице что-то хищное, но красивое. Как в блике на острие клинка, - вроде понимаешь, что можно серьезно им поранить, но все равно любуешься хорошей ковкой. Или на мабари - Элора видела их, как-то раз, когда занесла нелегкая в край псин и нестиранных годами шкур.
[indent]Элора не смотрит прямо, памятуя, что пристальный взгляд порой режет почище бритвы, но все равно не сдерживает любопытства. Хочется потрогать - лицо, словно из камня вырезанное, рога с металлическими обручами. Зубы. Все еще интересно, - острые ли? Но предусмотрительно не тянет лап. Еще разбудит.
[indent]За размышлениями не замечает, как потяжелевшие веки закрываются.
[indent]Ворон спит, свернувшись в клубок кошачий и обнимает себя руками во сне. Поза привычная с детства.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-27 03:39:34)

+1

30

[indent]Тарен взгляда эльфийки не ощущает.
[indent]Давненько приученный жизнью засыпать быстро и в любом месте, едва на то предоставляется возможность, сейчас он уже спокойно сопит. Пригревшись под отворотом потасканного одеяла, гордо именуемого братьями «спальником».
[indent]Спит сном праведника.
[indent]Или дурака.
[indent]Или подонка, давно удавившего в себе совесть.
[indent]В каком-то смысле в арваараде есть понемногу ото всех троих.
[indent]Да и ночь, проведённая у стен захваченного города в шкуре ашаада, вымотала его достаточно, чтоб сейчас вольготно вытянуться на спине и плюнуть на всё, оставив осторожность на пару с паранойей родичу. Ну в самом деле – если что-то там пойдёт не так, Йяттар же заметит?
[indent]Он ведь обязательно предупредит?
[indent]Или – исправит сам.
[indent]Он – всегда так делает.
[indent]Всегда…
[indent]Так что если б Элора всё-таки решилась ощупать втихаря потешно заглушенные пробками косситские рога, то их хозяин бы наверняка не проснулся.

[indent]Йяттар и правда какое-то время прислушивается к происходящему в палатке. Шуршит ткань, тихо бряцают пряжки. Кто-то не то тихо чихает, не то фыркает прежде, чем всё стихает.
[indent]Ничего подозрительного.
[indent]Отлично.
[indent]Йяттар весомо кивает своим мыслям чужими рогами. Улыбается им и с удовольствием стягивает с лица поднадоевший уже платок. Свежий ветерок, всё ещё утренний, пусть и заметно потеплевший, добирается теперь до кожи. Занятно холодит старые рубцы, плещет в лицо седыми тонкими прядями…
[indent]Коссит улыбается шире: бризу, щурящемуся на него сквозь прорехи в листве солнцу и опустившейся на лагерь многоголосой тишине. Минутой позже к шороху листьев и шуму волн присоединяется тихий хрусткий скрежет лезвия по деревянному чурбачку.
[indent]Ну надо же – прикормили остроухую! Брат, конечно, иногда шутит про то, что неплохо бы завести какого питомца, пса этого ферелденского или учёную охотничью птицу… Но чтоб эльфийку?
[indent]… птицу..?
[indent]Йяттар снова усмехается – своей догадке. Скорее предположению, но не безосновательному.
[indent]Надо бы обсудить с Тареном. Как проснётся, пока время так и так терпит.
[indent]Ну… птицу – так птицу, всё равно к темноте ближе, когда соберут лагерь, она вспорхнёт по своим делам а браться – пойдут своей дорогой. [indent]Покормили, подлатали, дали передохнуть. Чего с них ещё спросить?
[indent]И всё-таки – совсем ведь девочка…
[indent]Пичуга…
[indent]Коссит снова кивает сам себе, что-то подытоживая, возвращается к прерванному занятию. Простое незатейливое дело, монотонное и требующее внимания – оно умиротворяет и даёт точку сосредоточения. В крепких жилистых руках нож лежит уверенно, мягко и ровно снимает хрустящие полосатые лоскуты стружки с заготовки. Почти не встречая сопротивления.
[indent]Вот та уже приобретает какую-то форму. Изгиб рукоятки, ложбинка рубленого ещё черпака…
[indent]Ну, это ж не дело, когда на троих осталась всего одна ложка..?
[indent]Время от времени он прерывается, разглядывает свою работу или прислушивается к хору скрипов и шорохов вокруг. Ритмичным накатом бьётся о скалы внизу море, мерным шёпотом перекликаются в тон ветру окружившие лагерь кущи. Ворочается в траве выше по склону какой-то мелкий зверёк. Топчется он там ещё с утра, учуяв варево в котелке, но спуститься и разведать – трусит. А Йяттару  – лень подниматься и разглядывать, кто ж там явился по его похлёбку. Да и выманивать бесполезно – тварь слишком мелкая, чтоб стать основой следующей.
[indent]Пусть живёт. И отъедается.
[indent]Низко в цветущей зелени жужжат пчёлы, с мерным гулом покидают согретое солнцем гнездо с десяток тех самых тяжёлых переливчатых жуков.
Их сородича – менее везучего – тщательно пеленает шёлковым саваном крупный золотистый паук посреди роскошной, почти идеально симметричной паутины. На расстоянии вытянутой руки от коссита, в сочащейся полуденным уже солнцем прорехе в беспокойной листве.
[indent]Йяттар аккуратно откладывает в сторону законченную почти поделку. Укладывает руки на коленях. Расслабленно. Спокойно. Не выпуская ножа…
[indent]И почти прикрыв глаза, щурится на многоногого ткача.
[indent]Он откидывается спиной на ствол дерева и замирает в таком состоянии. Сосредотачиваясь на шуме вокруг и том, как виток за витком пеленают свою добычу хрупкие пушистые лапки.
[indent]Застывает на час или два. Может – больше. Занятное, апатичное состояние, позволяющее отдохнуть и набраться сил, не теряя бдительности. [indent]Погружаться в него Йяттар выучился много лет назад, ещё Сегероне. Его можно было бы даже назвать медитацией, если бы сааребас знал это слово.
[indent]Ну а так – просто отдых.
[indent]Просто шелест над головой.
[indent]Просто плеск воды и шипение клочьев пены где—то далеко под ногами.
[indent]Просто треск костра рядом.
[indent]И маленькие золотые лапки, десятки десятков раз повторяющие одно и то же движение. Витки едва видимой белой нити, слой за слоем укрывающие радужные надкрылья…

[indent]Йяттар подбирается, когда солнце заметно переваливает за ось зенита. От того, что прервалось движение, в ритм которому выровнялось его дыхание: три витка паутины – вдох, три витка – выдох. Похоже, паук счёл свою работу выполненной и теперь, помедлив с дюжину мгновений, с натугой принялся тянуть вышедший кокон наверх.
[indent]К другим.
[indent]Под защиту листьев.
[indent]Что ж, значит, пора б и Йяттару вернуться к своей.
[indent]Он поднимается на ноги, довольно потягиваясь, аккуратно сгребает и ссыпает в притухший костёр хлопья стружки, раздувает задремавшее было пламя. Приободрённые, рыжие язычки резво идут в пляс по новой порции сухостойной вязанки.
[indent]К тому времени, как в котелке закипает вода, коссит успевает выложить рядом с кострищем всё, нужное для ужина. Нож с сочным хрустом подпарывает глянцевый бок последнего каштана, тот трескается поперёк узкой улыбкой крепкой белой мякоти. Её тут же забивает золой с углей.
[indent]Прикопав каштаны печься у самого края, Йятт неторопливо берётся за завязки кисета с крупой. Мяса больше в припасах нет. Будет – каша.
[indent]С мёдом.
[indent]Ну и… каштаны.

[indent]- Кадан…
[indent]Тарен досадливо морщится в смятый угол одеяла.
[indent]Что, уже?
[indent]- Подъём, - звучит с безжалостным спокойствием.
[indent]Голос брата не больно-то убедителен. Куда убедительнее – густой сладкий дух мёда. И…? Корицы?
[indent]Где ещё он взял корицу??
[indent]Что ж, это – аргумент!
[indent]Тарен согласно мычит и нехотя выпутывается из своего «спальника». Он раззевает было пасть, чтобы всласть зевнуть, но – осекается, глядя на спящую рядом эльфийку.
[indent]Эла – спит, свернувшись в плотный клубок в гнезде из йяттарова скомканного одеяла. Особенно маленькая и хрупкая на его фоне.
[indent]- Котёнок.., - бормочет себе под нос арваарад, потягиваясь.
[indent]Щурится на то, как свиваются в кольца светлые спутанные прядки.
[indent]Улыбается.
[indent]- Пичуга, - не соглашается сааребас, опускаясь на корточки у откинутого полога палатки, - не раздавил. Горжусь.
[indent]- Почему? – негромко переспрашивает Тарен.
[indent]Не про гордость. Про «пичугу».
[indent]- Да подумал я тут, пока время было…
[indent]Когтистая лапа зависает над боком Элоры, на высоте пары ладоней – чтоб та не почувствовала – обводит пальцем изгиб выбитой на светлой коже волны с цепочкой рваных росчерков.
[indent]- Перо, нет?
[indent]- Возможно. Да, похоже на…
[indent]- А как тут местную «стражу» кличут?
[indent]- Думаешь?
[indent]- Предполагаю.
[indent]- Хмм.., похоже на то. Железа при ней было знатно.
[indent]- Ага. А ещё… ты б её видел, когда я ей морду шил. Замерла, напряглась, зубы стиснула… и ни звука. Не ведут себя так нормальные люди. Такому – нарочно учатся. Добровольно… или не очень.

[indent]Тарен царапает по брату понимающим взглядом.
[indent]Кивает.
[indent]- Понял. И… что делать будем?
[indent]- Да ничего. Каши на всех хватит,
- Йяттар  выпрямляется и отходит в сторону, уступая брату проход, - подымайся давай, ужинать пора. И лагерь сворачивать. Скоро начнёт темнеть.
[indent]- Ага, - Тарен очень ловко для своих габаритов выбирается из палатки; не задев Элу, - С мёдом?
[indent]- С мёдом. И… одеяло ей подоткни. А то знобить будет, как проснётся.
[indent]- Угу.
[indent]- Только аккуратно, а то подскочит ещё…
[indent]- Поучи меня, ага… ну так,
- арваарад шагает к костру, принюхиваясь, - и всё ж таки… где ты корицу взял?

Отредактировано Каратаам (2020-03-28 05:34:08)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Завтра начнется война [15 Джустиниана, 9:45 ВД]