Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Таверна "Ржавый рог" » Время хэдканонов: расскажи о своём персонаже


Время хэдканонов: расскажи о своём персонаже

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.pinimg.com/564x/3a/3c/88/3a3c889ba6c3b51c47188923f21d2126.jpg

Историй не бывает слишком много.
Я предлагаю вам рассказать ещё несколько. Самим себе, быть может, даже в первую очередь. А мы сядем рядом и с удовольствием послушаем.
Каждую неделю я буду выкладывать здесь новую тему, на которую вам предлагается написать небольшую зарисовку, историю, раскрывающую эту тему в контексте жизни и взглядов вашего персонажа, — и поделиться ею с нами. Прожить и прочувствовать череду ситуаций, реальных или умозрительных, и порадовать себя и нас новыми подробностями любимых и знакомых образов.

Немного инструкций:
1. Каждая тема актуальна в течение семи дней, одного раунда. Но историю можно опубликовать и позже, когда раунд уже завершится — разместив ее под спойлером с указанием номера темы. В одном сообщении может быть размещено несколько историй, но без спойлера — только та, что актуальна для текущей недели. Полный список объявленных тем будет вестись в первом сообщении темы.
2. Включиться в процесс написания можно в любой момент, начав как с актуальной темы недели, так и с любой из объявленных ранее. Можно писать не все темы подряд.
3. Размер истории может любым. К ней можно добавить музыку и картинки, и оформить любым читабельным образом, как душа попросит.
4. Формат истории — тоже. Будет это реальный случай из жизни, нарратив, запись в дневнике, кем-то другим рассказанная о вас байка неизвестной достоверности, театральная пьеса, размышления "а что, если" или что-то ещё — воля вашей фантазии.
5. Любые вопросы, возникающие по ходу дела, можно задать мне в ЛС.
6. Ну и главное, конечно — have fun! :)


Тема №1 [01.02 - 07.02] — Родители и дети
Тема №2 [08.02 - 14.02] — Времена года
Тема №3 [16.02 - 23.02] — Усвоенный урок
Тема №4 [29.02 - 07.03] — Алкоголь
Тема №5 [08.04 - 15.04] — Легенды и сказки

Отредактировано Эйелис (2020-02-08 14:00:49)

+6

2

Тема №1 Родители и дети
Приходила мама красивая

— Пирог,— говорит, — испекла с яблоком,
Остывает там, у окна…
И молчит. А потом, полушепотом:
— Очень скоро будет война…
— Нет! Не может быть! Ну, какая война?
Я же знаю, что это сон!
А она отворяет настежь окно:
— Посмотри, как пылает клен!

https://sun9-59.userapi.com/c200828/v200828583/5adda/Md2byzmKSQA.jpg

Лика - мать Мархев - родилась в Денериме в 8:87 Благословенного века. Дочь белошвейки Гвин и подмастерье кузнеца Трейса. Её родителям действительно повезло: ремесло и трудолюбие давало им шансы выжить в сложный период оккупации. Доходило до слухов о том, что мать Лики зарабатывала тем, что спала с оккупантами. Она действительно была очень красивой женщиной. Выделялась на фоне невзрачного и простого мужа. Так это или нет - не известно. Но Лика не удивилась бы, и не осудила бы за это мать. Времена были трудные. Особенно для эльфов, с которыми на тот момент обращались чуть ли ни хуже, чем со скотом.
Лика выросла болезненной и хилой девочкой, с неё нечего было взять. Чего не скажешь о родителях. В 8:99 году Гвин была изнасилована и убита. Трейс остался один на один с малолетней дочерью и большим горем. Он всегда отличался крепким характером, и сделал всё, что было в его силах, чтобы Лика стояла на ногах. Но она видела слабость отца и знала, что надолго его не хватит.
Трейс Меир умер в 9:10 году века Дракона. Лике на тот момент было 23 года.
Худощавая с буйной рыжей шевелюрой, с невероятно длинными волосами, она была живая и сильная духом. Но слабая телом, она много болела, но старалась работать. То небольшое, чему её научила мать, помогло ей начать работать швеёй. К моменту смерти отца, она уже имела постоянную работу и изготавливала одежду для торговцев эльфинажа.
С Нериелом она познакомилась в 9:15 году. Долиец из клана Гилайн обменивался с жителями денеримского эльфинажа на припасы и более крепкую одежду. Он рассказывал Лике, что не так давно они потеряли кузнеца, а подмастерье был ещё слишком неумелым, чтобы сделать что-то действительно качественное. Нериел и Лика полюбили друг друга. Решение покинуть клан далось Нериелу нелегко, но в итоге он решился. И до конца жизни он признавался, что это было сложно, но он ни о чём не жалел.
В 9:16 году Лика осознала, что она беременна. Нериел старался взять на себя максимальное количество работы. Он знал, что Лика худощавая и болезненная, а так же знал, что она боится не выносить ребёнка. В эльфинаже она и не торопилась выйти замуж как раз потому, что в ней не видели потенциальную мать. Нериел посвятил себя тому, чтобы сделать всё для того, чтобы ребёнок смог прийти в этот мир здоровым.
Четвёртого Драккониса 9:17 года века Дракона Нериел вышел на заледеневшую реку во время охоты на тетерева. Вероятно, он наступил на трещину во льду или дёрнулся от резкого взлёта тетерева, в любом случае, итог был один: Нериел провалился под лёд и сильное течение унесло его к излучине реки. Его тело обнаружили только весной его друзья-охотники, с которыми он познакомился, когда поселился в эльфинаже. Но до весны Лика была как на иголках: она не знала, бросил ли её Нериел или он был серьёзно ранен. Сообщение о смерти Нериела уже не шокировало её - она была слишком вымотана беременностью и стрессом в связи с пропажей любимого.
Община эльфинажа помогала Лике дотянуть до конца лета и родить. На свет появилась маленькая смуглая девочка с тонкими медными волосиками. Её назвали Мархев.
Первый год жизни дочери Лика ухаживала за ней как бы по инерции, была к ней как бы хладнокровна. Позже она поняла, что это было из-за того, что она переживала ещё не отпустившую её боль от смерти Нериела.
Лика пыталась быть для Мархев заботливой матерью, пыталась быть для неё сильной. Но возраст и болезненность брали своё. Дочке пришлось рано повзрослеть, так как к зиме Лика начинала заболевать, часто лежала в лихорадке, а маленькая Мархев сама лично искала врачей порой даже ночью.
Лика начала учить Мархев своему ремеслу с самого раннего возраста. Ей казалось, что вновь случится война, и она может погибнуть так и не дав дочери необходимых для выживания умений. Также она была предельно честна с дочерью, и когда Мархев начала задавать вопросы про отца, Лика постепенно и аккуратно объясняла ей, что такое смерть. Чем старше становилась Мархев, тем больше подробностей Лика рассказывала ей. Но всегда оставалась некоторая недосказанность.
9:25 года века Дракона после особенно тяжёлой зимы, Лика смогла найти работу в доме у аристократки орлейского происхождения. Там она смогла проработать вплоть до 9:29 года.
А в 9:30 году Мархев просила у матери позволения покинуть дом и пойти на поиски долийцев. Для Лике было тяжело отпускать дочь, но она понимала, что удержать её тягу к корням не получится. Лика выделила отдельный вечер, чтобы поговорить с дочерью и рассказать ей все подробности об её отце. Она снабдила дочь всеми возможными ресурсами. Но в итоге обнаружила, что деньги Мархев всё же оставила. Дальнейшая судьба дочери ей была неизвестна.
Лика не пережила Пятого Мора. Зимой 9:30 года Дракона Лика умерла из-за затяжной пневмонии. Скорее всего, её состояние усугубило беспокойство о Мархев и искреннее волнение за судьбу дочери.
Лика очень любила дочь и желала ей привольного и свободного будущего. Несмотря на то, что маленькая Мархев была больше похожа на мать, но было видно, что чем старше она становилась, тем больше она была похожа на отца. Длинный и острый нос, смуглая кожа, темнеющие волосы… Лика видела в ней Нериела, и долгое время не могла понять, больно ли ей от этого или легко. Она долго жалела, что отпустила дочь, но всё же считала, что поступила правильно. Боялась лишь, что её девочка не пережила Мор. Лика была сильная духом, но слабая телом. Она многому научила Мархев, передала ей много знаний. Если кому-то и нужно сказать спасибо за ту Мархев, которую они знают сейчас, то именно Лике.  К сожалению, ей не хватило сил дожить до того момента, чтобы увидеть её такой.

Общие факты:
- Мархев искренне считает, что она виновата в смерти матери. Это единственное воспоминание, которое она хотела бы забыть. Пару раз ей даже хотелось попросить Коула заставить её забыть. Но каждый раз она отказывалась от этой мысли.
- Мархев никогда не говорит о родителях с другими. Она либо рассказывает что-то неважное, либо отказывается рассказывать что-то вовсе. Иногда она даже сочиняет ложные истории о своей семье. Каждый раз разные. Одно лишь было общим: в этих историях её родители всегда живы.
- Она очень любит детей, любит возиться с ними, рассказывает им смешные истории, дарит вещи. Но когда ей говорят, что она будет хорошей матерью, она старается сделать вид, что не расслышала или говорит короткое “нет”, и старается пресекать подобные разговоры.
- Мархев хороший следопыт в лесах и полях, хорошо она ориентируется в городах, а вот горы она не любит. Говорит, что там постоянно холодно. Мархев действительно не любит зимы, старается избегать переходов по вставшему льду, и делает всё, чтобы не заболеть зимой. Она очень боится умереть от холода, искренне считает это самой мучительной смертью из возможных.
- У Мархев есть фамилия. Возможно, она даже известна шпионам Инквизиции. Но сама Мархев своей фамилии не помнит. Или не хочет помнить. Как минимум, по фамилии никогда не представляется, тем самым подчёркивая отсутствие какой-либо принадлежности к семье.

Отредактировано Мархев (2020-02-17 12:27:04)

+7

3

Для начала я хочу сказать, что вся задумка с хэдканонами и конкретно этот сабж - просто огонь, Эйелис, спасибо тебе! <3
А теперь по теме: мне близки истории в духе like father like daughter, и в Хоук эта черта прослеживается очень ярко - к сожалению, в игре у меня пока не было возможности много поразмышлять о Малькольме и семействе Хоуков времен Лотеринга, но а) я надеюсь исправить это в будущем; б) зато я могу расписаться здесь, это чертовски хороший мотиватор! Еще у меня получилось прояснить для себя несколько моментов, из-за которых я колебалась, это тоже важно.
Короче, я тупой и мне сложно все свои хэдканоны структурировать, потому что каждая попытка заканчивается тем, что я выдаю текст, но пусть будет хотя бы так. В следующий раз я обещаю справиться получше, честно!

Тема №1 — Родители и дети

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/22/22030.png
- What was your father like?
- You could never get a straight answer out of the man. Everything was a joke. People say I take after him.

У молодой Лиандры Хоук прекрасное лицо, стройная фигура, грамотная речь и манеры аристократки: когда она выходит из дома с детьми, чтобы прогуляться до лавки деревенского бакалейщика, взглядом ее провожают даже рассевшиеся на скамеечках женщины. Никто не говорит о ней недоброго слова, потому что всем известно: Лиандра Хоук – жена порядочного человека, мать троих детей, трудолюбивая хозяйка и лучшая белошвейка на весь Лотеринг; а еще она совершенно неинтересна, потому что держится от сплетниц особняком и ни разу не давала повода для злых пересуд.

Ее мужа, Малькольма Хоука, называют счастливчиком. Мужики говорят, что ему несказанно повезло с бабой (с «бабой», да-да, именно так и выражаются; это режет Малькольму слух, но он слишком добр, чтобы вступать из-за этого в перебранку), а женщины либо сплевывают, либо вздыхают – тьфу, мол, нашел бы себе получше, покрепче!

Тот факт, что «некрепкая» Лиандра Хоук родила троих детей, видимо, никого из завистливых баб – вот этих точно можно назвать «бабами»! - не волнует.

Да и завидуют они только потому, что Малькольм Хоук – тоже видный мужчина. Такой, что не боится работы в поле, но и не загрубел из-за нее совсем: у него широкие плечи и поджарое тело, на которое он носит красивую рубашку, вышитую женой. Как будто обручального кольца, которое ни он, ни Лиандра никогда не снимают, недостаточно: он с гордостью носит доказательства своей верности и шутливо хвастается супругой при каждом удобном случае.

Чувство юмора у Малькольма, кстати, тоже отменное, а улыбка – приятная и заразительная; когда он начинает говорить, все затихают и слушают – как рассказчика, вернувшегося из дальних странствий и ненадолго заглянувшего в гости на огонек.

Словом, этой паре совсем не место в Лотеринге. Они как будто выпали из другого мира и приняли сумасбродное решение поселиться в глухой деревне, но их все равно любят – как добрых чудаков, которые выбиваются из общей мозаики, но никого не стесняют своим присутствием.

Их любят настолько, что никто не говорит о тех странных случаях, когда Малькольм Хоук глубокой ночью с разрешения хозяев входил в дома безнадежно больных; утром его провожали плачущие от счастья матери и отцы, обещавшие, что будут молиться за него Создателю.

Никто не говорит о том, что Малькольм Хоук часто уводит своих дочерей в лес. Они берут с собой корзины, заворачивают в темное полотнище удочки (или нет?), целуют Лиандру в щеку и наказывают Карверу вести себя хорошо; это все для отвода глаз, потому что несколько часов спустя они возвращаются без рыбы, Малькольм с улыбкой сетует на «скверный клев» и так продолжается изо дня в день.

Никто не говорит о том, что Лиандра загоняет дочерей в дом всякий раз, когда их пес – породистый мабари, где только выкопали зверя – поднимает жуткий лай; после каждого такого эпизода в Лотеринг приходят храмовники, проводят ночь в таверне, расспрашивают местных о странностях и, ничего не обнаружив, уходят восвояси.   

Если бы местные пригляделись, то они бы увидели, что в такие моменты у красивой Лиандры Хоук очень тревожное лицо (и глаза у нее грустные, но это почти всегда). Вечером она долго о чем-то говорит с мужем, о чем-то спорит: если заглянуть в окно их дома, то можно увидеть, как Лиандра нервно жестикулирует, а Малькольм молча сидит за столом и о чем-то думает. Молится, возможно.

Потом он встает, обнимает жену и целует ее в макушку; задуваются свечи и дом погружается во тьму. 

***

Когда Малькольм перестает выходить из дома, вся деревня сбегается к Хоукам.

Лиандра заверяет пришедших пожалеть ее подруг в том, что муж просто приболел – слег с жаром и лихорадкой, но это обязательно пройдет; потом добавляет, что дел по дому невпроворот и она, конечно, рада бы побеседовать еще немного, но негоже взваливать все на плечи дочери.

Соседки понимают намек и уходят. По Лотерингу расползаются слухи: доброго Малькольма сглазили злые глаза и злые сердца, пропади они пропадом; чай, Создатель смилостивится над его женой и тремя детьми, выкарабкается, вроде крепкий был мужик - и все будет хорошо.

Никто все еще не говорит о том, что дочери Малькольма Хоука теперь ходят в лес сами. Старшая ведет младшую за руку, под мышкой у нее – те же удочки, замотанные в рваную мешковину.

***

Однажды из дома Хоуков не выходит вообще никто и встревоженные соседи опять бегут к их хате. Траура и слез столько, что становится душно, но Лиандра не прогоняет зевак: в своей вежливой манере она благодарит их за сочувствие, а потом тихо возвращается в дом.

Весь Лотеринг узнает, что этим утром добрый человек по имени Малькольм Хоук скончался. Человек, тайком исцелявший соседских детишек и не бравший с их родителей ни гроша, слег с лихорадкой, чтобы через пару-тройку недель зачахнуть и не проснуться вовсе.

Лиандра говорит, что он ушел тихо.

На похоронах факел к погребальному костру выносит его старшая дочь. Вся деревня знает Мариан Хоук – легенду среди сельской кодлы, работящую девку, самую бойкую хохотушку на весь Лотеринг, - но сегодня на ней нет лица. Глаза у нее красные и опухшие, а губы сжаты в тонкую линию; на бедрах, поверх траурного одеяния, у нее повязан отцовский кушак.

Костер загорается.

***

На следующий день Мариан молча выходит в поле.

Еще спустя сорок дней она снимает траур и облачается в светлые одежды – если приглядеться, то в тонком шитье, расползшемся по рукавам рубахи, можно узнать узоры, которые носил ее покойный отец.

На вопрос о том, где же она взяла такую красоту, Мариан улыбается и говорит, что мама сшила.

Улыбка и взгляд у нее совсем как у Малькольма – это заметно, даже если не приглядываться.

***

Три года спустя семья Хоуков бежит из Лотеринга.

Никто из них не возвращается даже после Мора.

+7

4

Родители и дети
я всегда думала, что у всратости моего бытия есть какая-то причина.
возможно, всё дело в матери.
возможно, в сиротстве при живом отце.
возможно, в том, что я родилась в эльфинаже.
возможно, в том, что я родилась вообще.
А, может, из-за всего сразу.

Адайю в 9:10м году хотели забрать в Серые Стражи. Валендриан отстоял красивую рыжую эльфийку, уж незнамо-как отговорив СС её забирать. Возможно, успел таки выдать замуж за Цириона.
Во всяком случае, через пару лет на свет появилась Каллиан.
И всё завертелось.
Цирион был слугой банна Родольфа и мастерил всякие поделки из дерева на продажу. Слуга, кстати, из Цириона куда лучший, чем отец - спину гнуть перед людьми у него получалось идеально.
Да, у Табрис были кое-какие сбережения, кое-какой дом в эльфинаже и даже уважение среди остальных.
Только Цириона уважали такие же слизняки как он, Адайю... такие же сорванцы и бандиты, как она.

Возможно, это действительно была любовь. Глупая и ослепляющая.
Но проходили года. Единственный (!) ребенок росла и училась всему у матери.
Отец днями не появлялся дома - его услужение банну было безупречным, незачем было марать его отлучками к семье.

Каллиан думала, что любит отца. Ну, по факту того, что он у неё, какой-никакой, есть, деньги в дом приносит, не пьет, руку не поднимает... а защитит, научит, накормит, обнимет - мама. Мамочка.

Табрис бесконечно любила и восхищалась своей мамой.
Убийство Адайи стражниками определило всё.

Каллиан не забыла, не простила и не могла стать мягче - в тех условиях и в том окружении, при обиде на отца, который теперь всем своим видом показывал как ему в тягость возиться с подростком-дочерью и сиротами-кузенами... о, Каллиан быстро смекнула, что ей достался не лучший отец.
Она ничему у него не училась, отвергала попытки устроить её горничной или уборщицей в дом банна (а Цирион пытался), Кали выходила за стену эльфинажа, Калли срезала кошельки, Кали быстро и несомненно стервенела. И она искренне считала, что отец - это так...

До сих пор Табрис не считает мужчин сколько-то годящимися на что-либо.

Невмешательство Цириона и страх перед людьми... Предательство отца перечеркнуло последнее хорошее, что было в сердце Каллиан к нему.
И сговор.
Серым Стражам не досталась Адайя, Серым Стражам не досталась её дочь.
В этом была определенная насмешка судьбы.

Сиротой Табрис стала в пятнадцать лет.
В восемнадцать всего лишь отвергла имя отца. Хотя фамилию его до сих пор носит. Сама не зная зачем - привычка.

Отредактировано Каллиан Табрис (2020-02-03 23:41:44)

+7

5

Тема №1 Родители и дети
Тэм Гринхилл - Колыбельная для Тэлли

http://forumuploads.ru/uploads/0019/7d/d5/55/80914.png

[float=left]https://funkyimg.com/i/324JW.png[/float]
Миира прикрывает тонкими ладонями маленький пока живот, радуется тому, что мантии магов просторные, можно спрятать последствия своей глупости. Хотя глупостью она свою любовь совсем не считает. Даже магам, в Круге запертым, отрезанным от всего мира в своем замкнутом мирке, должно быть позволено любить. Они ведь не бездушные големы, у которых забирают все чувства. Не считая тех, на чьем лбу горит клеймо Усмиренного. Усмиренных Миира боится до дрожи, - в их пустых, внимательных глазах отражается что-то такое, что заставляет эльфийку сжиматься в маленький комочек, стараясь проскочить мимо как можно скорее. Умом понимает, что они ничего ей не сделают, не способны. Не разозлятся, не крикнут даже. Куклы ходячие, а не люди. И все-таки. Сильнее ее пугают только храмовники, наблюдающие за ними холодными глазами сквозь прорези своих шлемов.
Она понимает, что рано или поздно все узнают о том, что она носит под своим сердцем дитя. Но оттягивает момент признания так далеко, как только может. Знает, что отберут, не позволят растить ребенка в Круге. Миире очень-очень страшно, и только смуглые руки, обнимающие ее со спины, дают хоть какие-то силы держаться. Не расплакаться от понимания, что у них нет никакого будущего. Он шепчет ей на ухо, - давай сбежим, давай спрячемся, скроемся, никто нас не найдет. Ему-то легко говорить, Лис уже не раз сбегал, да только каждый раз возвращался обратно. Возвращали - надежно скрыты филактерии в запертой зале, никому не под силу до них добраться. Как еще не прибили до сих пор. Миира любит его такого - отчаянного, смеющегося в лицо своему страху, очень-очень сильного. Но с ним не пойдет. Куда ей идти? Возвращаться в клан, который сам оставил ее в человеческом городе, когда в ней проявилась магия?
Была у Хранительницы Первая, была и Вторая. Для Третьей не было уже места. Клан Йонвин не мог позволить шемским охотникам на Отступников нанести им визит, не могли подвергать всех опасности. И вот она, девчонка еще не принявшая Валласлин, теперь тут. Миира не обижается на своих братьев, принявших такое решение. Она понимает, что жизнь Клана гораздо ценнее, чем жизнь одной слабачки, которая даже лука в руках не могла удержать. Но все-таки ей очень горько и обидно. Но как бы горько ей не было, она не может подвергать Клан опасности, вернувшись. Да еще и не одна.
Им не спрятаться нигде, они не смогут скрыться от Храмовников. К тому же, совсем скоро она станет неповоротливой и тяжелой на подъем, как все беременные. Какие уж тут игры в догонялки. И Эннор-Лис это тоже понимает, и вся его бравада сейчас - всего лишь отчаяние.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/7d/d5/55/80914.png

[float=right]https://funkyimg.com/i/324JV.png[/float]
Слез у нее больше не осталось, как и сил держаться. И без того непонятно, как смогла выдержать все это, как стояла прямая, словно натянутая струна, под взглядами Рыцаря-Командора и Первого Чародея. Выдержала, не сломалась. Имени не назвала. Эннор и без того ходит по самой режущей кромке ножа, - как еще ноги себе не разрезал в лохмотья, - и если они узнают, кто отец ребенка, его точно усмирят. Во избежание. Уж слишком много проблем от рыжего эльфа. Миире сказали, что ее переводят в другой Круг, но так и не сказали куда. Чтобы не смогла сообщить любовнику. А быть может, чтобы поизводить ее ожиданием. Миира просто лежит, уткнувшись лицом в подушку, обессиленная. Обезжизненная. Растерянно гладит живот, который уже невозможно было спрятать даже под просторными мантиями магов. Кровать за ее спиной проминается под чьим-то весом, но она не шевелится. Ей все равно, кто там пришел. Кто-то из заклятых подружек-сокамерниц, на нее донесших. Неужели неясно? Чужая ладонь вкладывает ей в руку гладко ошлифованную деревянную подвеску-монетку с вырезанной на одной из ее сторон лисьей мордой.
- Он не может прийти сам, - шепчет ей на ухо чужой, срывающийся голос. - Просил передать это.
- Скажи ему, - Миира шмыгает носом, не в силах сдержаться. - Скажи, что если родится сын, я назову его Таэрил, а если дочка, то Элора.

У ее девочки золотой пушок волос на голове, и внимательные синие глазенки. Совсем не похожа на отца, но это даже хорошо. Не смогут вычислить, не смогут передать в родной Круг даже единой приметы. Миира вешает ей на шею деревянную монетку на шнурке - на одной ее стороне вырезана лисья морда, а на другой - сова. Пусть Митал, мать всего сущего, великая Защитница, позаботится о ее ребенке. Пусть поможет ей выжить в этом суровом мире. Пусть у нее все будет хорошо.
Миира не стесняясь плачет в голос, когда ее дитя уносят, не позволяя ей даже в последний раз посмотреть в ее чистые глаза.
Пусть у тебя все будет хорошо, da'len. Пусть боги хранят тебя.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-08 01:16:49)

+7

6

Тема No1 — Родители и дети.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/206/10817.png
Таково требование Кун.

Десятое Стража 9:16 Века дракона.
[indent]Уже четыре года прошла с тех пор, как массивный флот Кунари предпринял нападение на Тевинтерский Коринус, с огромными потерями с обеих сторон, флот ушел. Однако его последствиям, суждено было повлиять на жизни многих. Даже среди Тевинтерских магов случается отступничество, и одной радикально настроенной группе, недовольных определённым положением дел удалось сбежать, из – под надзора, а после двинулась прочь из империи. Движимые своими личными мотивами, и пользуясь неразберихой они прихватили с собой реликвию. Оная была замечена соглядатаями Кунари, и в итоге Кун потребовал поимки отступников или их уничтожения вместе с реликвией. Этот план был выдвинут Аришоком и одобрен Триумвиратом, а после разрабатывался целых четыре года и сегодня должен был быть реализован телом и духом Кун.
В нескольких лигах, от города Кайман Бре. Медно рыжие волосы обстриженные возле самых плечей, покачивались на ветру облаченной в белую тогу Кунарийки шедшей вместе с охраной по небольшому пролеску. Ткань волнистыми изгибами обтягивала ее широки бедра, лежа на высокой груди, частично оголенной разрезом посередине, куда с темно серого ворота свисали простые золотые символы отличия. От ворота расходились темно серые, наплели с алыми знаками Кун.  Ее бежевое лицо освещал лунный свет, заставляя щурить зеленые глаза с желтой каймой, которые были направлены сейчас к Каратум что ожидал ее.
– Shanedan Sten. Скоро ли прибытие Аришока?
– Tamas'Rasaan, Кун требует, оставить эти земли и возвращение в Кунандар, где Аришок желает тебя видеть.
Отвечал низким голосом вышедший вперед Кунари, его лицо было скрыто шлемом, а доспехи говорили о том, что придя сюда он не просто решил передать волю Кун.
– Что? Этот план готовился годами. Сам Аришок, выдвинул его.
– План этот требовал Кун, от уже ушедшего Аришока. От того, кто заместо него пришел, Кун требует чтобы ты предстала перед ним. И мы здесь, для того чтобы сопроводить тебя.
Было заметно как живалки заходили у Кунарийки однако держа осанку, и высоко поднятую голову, отвечала.
– Я выбираю, жить как предписывает Кун.
На что Стен отвечал со всем должным уважением.
– Как и мы все.
Группа Кунари выдвигается сквозь лес. Пройдут сутки, даже больше когда они ступают в лощину, открытую для солнечного света со всех сторон. Тогда и лишь тогда, когда они оказались посредине, на холме неподалеку появились силуэты. Стоявший по средине, что – то на Тевинтрском резко прокричал, и в сторону процессии Кунраи, казалось направилась вся ярость стихии.
– Bas – Sareebas! Ataash Katari!
Сверкали молнии, горел огонь и лед сковывал движения, рвал мышцы, заключая в холодный гроб тех кого касался. Земля проглатывала воинов целиком, и шар огня опалил кожу Тамас'Ра. Последнее, что она помнит так это огромную о четырех рогах маслянисто чёрную тень, нависшую как над магами так и над Каратуум.
Не ведомо того, сколь времени прошло когда очнулась Тама. Очнувшись она обнаружила, что раны ее перевязаны, и что она в пещере в центре которой был разведен костер. Остатки сгоревшей тоги, лежали рядом, а весь ее нагой вид скрывало лишь походное одеяло. Пред костром же, сидел самый большой кусок мяса которы когда – либо она могла видеть, если конечно цензура речи позволяет так высказаться, даже в сравнении с недавно избранным Аришоком. Его кожа была точно почерневшая от воды зола, и было сложно сказать, где кончается кожа и начинается черненый доспех этого воина. То что он был воином, говорил его меч, нет не так, это был скорее грубый кусок нескольких могильных плит, выкованных из металла в одно оружие. Но запомнились сильней всего глаза, что точно раскаленные до красна угли, иль так казалось в светел пламени, смотрели на Рассан.
– Кто ты? Почему спас меня? Где остальные?
Стараясь найти самообладания задала вопрос старшая средь Тамазран, таким же тоном, что сотни раз до этого испрашивала с других.
– Я Миф. Роль что была раньше, незначима. После, я скажу тебе имя что у меня будет. Такова воля Кун. Их нет.
Последовательно и плавно отвечал гигант, сидя у огня помешивая ложкой похлёбку в котелке. Его голос обладал таким басом, что отдавал в диафрагме. Хоть наверное такая была акустика пещеры, но не покидало ощущение, что этот спокойный низкий голос проникал в самое сердце и душу.
– Воля Кун? Ты послан от триумвирата, вместо Аришока?
Гигант усмехается, и гулкое эхо долго ходит по пещере, наконец кинув ложку в котелок он поворачивает голову в сторону раненой жрицы.
– Я пришел, потому, что такова воля Кун. А не трех имен, что его позабыли. Называть вещи своим имени, знать суть ее смысла в этом мире. Называть вещи ложными именами, что выколоть себе глаза. И я Миф, потому что последний из Кунари.
Раненая, но не сломленная Тамазран, резко встает со своей импровизированной постели, и тут же, это действие заставляет ее пожалеть о поспешности своей, падая на одно колено, схватившись при этом за левый бок. Но даже сейчас она сумела сохранить, возникшей в ее груди огонь негодования.
– Что значит последний!?
Казалось несмотря на раны, она готова растерзать этого наглеца, ногтями и зубами если потребуются. Но тут вновь гулкий бас рогатого великана заставил ее замолчать.
– То, что народ Кун, сбился со своего пути. То, что сейчас происходит это не воля Кун. А блажь триумвирата. Ашкаари Кослун, не писал о таком. Ты либо предшествуешь буре, прокатившись громом по миру. Либо погибаешь в одиночку, в битве с саранчой. Но этой бурей, этим штормом может стать каждый, как только поймет, как сбился народ Кун.
Признаться такого Рассан не ожидала услышать.Что угодно, но не подобное, как минимум еще одну сказочку про то как потерял свой путь и решил обратиться к Истинно Серым. Хотя быть может это бред, и она сможет его переубедить. Тогда у не будет подспорье, чтобы выполнить свою задачу –  вернуться в Кунандар.
– Что, ты имеешь введу?
Рыжие брови сошлись на переносице, а судя по голосу женщина была сбита с толку, причем настолько что встав чуть не села, мимо места где совсем недавно лежала.
– То, что я сказал, наследница. Если хочешь, я отвечу на все твои вопросы. Садись рядом, у костра.
Они говорили долго, и не сосчитать слов, сказанных за все это время. Было все и громкие речи и обвинения от Тамас'Ра. Было и показное смирение, да терпеливость от обоих. Было так же от спокойного рассуждение со стороны гиганта. Но в конце пришла тишина, наступившая ровно тогда когда взгляды говорили больше слов.

Второе Дракониса 9:16 Века Дракона.
[indent]Прошло время, и как было предписано, Тамас'Рассан предстала перед Аришоком в Кунандаре. И нельзя сказать, что ее там не ждали, как раз напротив, ее роль и имя там были ожидаемы, но прибыли куда раньше нее самой. А именно, за время отсутствия, ее роль была занята другой, ибо одна Рассан ушла, а е место заняла другая. К слову говоря именно от нее, и выяснялось что изначально предстать перед Аришоком, Рассан была должна дабы узнать, о том что впредь ей запрещено размножение, а Кун требует от нее иной роли. В словах не было сказано, и намека на то что ее ре ждали здесь. Но время проведенное с Мифов, стало давать подтекст иной. Что–то изменило тогда ход ее мыслей, сейчас она не видела той убежденности вокруг себя в глазах Кунари. Лишь туман, в котором все бредут ожидая лучшего, не замечая при том как все кто рядом, пропадают один за другим. К счастью или нет, то как она обманула смерть, предлогом конечно не стало для ее новой роли, но было на взгляд рыжей весьма иронично, теперь она была Хизрат, но только в Кун. А для себя она была тем, штормом который мог стать каждый по словам Мифа, она была теперь для себя Астормой.

Первое Жнивня 9:16 Века Дракона.
[indent]Последние месяцы для наемницы Астормы Ватаар, Хизрат Кунари дались не просто. Живот неумолимо тянул вниз, и от былой легкости давно и след простыл. Она не в первый раз проходила все это, а потому знала заранее к чему нужно быть готовой. Хотя в первый раз, она помнила лицо того, от кого был ребенок, в конце их беседы, он назвал себя Ватаар. И после она его не видела, она взяла второе имя, чтобы если когда–либо услышит то нашел ее, или ребенка. Их ребенка. Хотя сейчас это было не так уж важно, как и то, что за ослушание ей нет места в Кун.  Что действительно было важно, это то, что ее ребенку в нынешнем Кун, нет места. А значит и ей, нужно было заметать следы и на подготовку к уходу от внимания Бен–Хазрат ушло не мало времени. Обман, перевербовка тех кто мог пойти за ней. Все это отняло больше времени чем ожидалось, однако она сделала все, что могла. Оставалось лишь найти укромное место.

19 Жнивня 9:21 Века Дракона.
[indent]Это девочка, как две капли воды похожая на Асторму, по крайней мере по ее личному мнению. Она называла е Кэра, в переводе означало – "Самое дорогое", что было правдой даже для бывшей Хизрат. Она зовет ее по имени чтобы та привыкала в жизни средь людей, но не называет дочерью, а лишь Кадан. Для неё нет разницы между этими словами, просто одно для баз, а второе для них. Отчего–то появление именно этого ребенок, приносило странные бесконтрольные чувства, радости, страха, желания заботиться. Вс это, пришло вместе этим трогательным существом. Однако нельзя было терять бдительности, подаваться в бега с ребенком на руках, не самая хорошая идея.Нужно было приводить план в действие, теперь когда выяснялось кто ее преследователи. Все должно получиться.

3 Облачника. 9:25 Века Дракона.
[indent]Мать и дочь обнаруживают селение людей, живущих настолько обособленно что кажется все тревоги и треволнения остального мира, обходят стороной. Время тт будто бы застыло, правильно расставив все карты что есть на руках Асторма обосновалась в покинутом доме на отшибе. Но нужно было быть готовой к тому что их найдут, их теперь двое и следует передать все что знает сама Асторма. Усиленные тренировки к дополнению тех, что были ранее начнутся завтра.

28 Жнивня. 9:34 Века Дракона.
[indent]Сейчас это уже не важно, но спустя годы Асторма поняла отчего ей запретили продолжить линию крови в Кун. Саирабаз, ее ребенок саирабаз, она все видела сама, застыла от ужаса как истукан следуя незаметно вслед за дочерью следя за тем как она сама учиться познавать мир. Но это! Тот человек что пришел недавно, был безобидным. С помощью Кэры она планировала разузнать кто он, и как сюда попал. Да она догадалась что он саирабаз, однако он был стар и слаб. Но она совершенно не предполагала, что и ее Кадан, так она называла Кэру, станет так же саирабзем. Накатившее желание стереть этого человека в порошок, за то что он возможно стал причиной этого изменения Кадан, было остановлено простым фактом. Мыслью что пронзила ее как копьё в спину, а что будет с Кадан дальше? Кто обучит ее? Она? Нет нельзя так. Нужно было возвращаться. И вот сидя дома она ждала возвращения Кэры, стараясь совладать с собой и потоком новых эмоций. Гадая все же, что тогда Миф с ней сделала. Думать что было в той похлебке, немного поздно.Да и не время, скрип двери и слышно.
– Мама... Мне...
Ее голос дрожит, она напугана, что толку думать о том, что было и что может быть?
– Надо кое–что тебе сказать.
Она плачет, и Асторма более не может просто стоять, храня тут безразличную ко всему маску на лице.
– Я знаю. Я всегда о тебе, знаю все. –Как прежде строго говорила старшая Ватаар, но после. Уж мягче, непривычно для себя самой. – Все будет хорошо...
Кэра поднимает глаза, и видеть как уже немолодая Тал–Васготка подходит к ней, раскрывая объятия. Ожидая что угодно, кроме того что было дальше, младшая Ватар настолько удивлена простым объятиям, что некоторое время стоит в полном удивлении позабыв даже, что плакала. Но услышанное дальше, заставляет вновь ручьем течь слезы с глаз, правда от не страха, а от чего–то теплого в груди. А услышала она еще всего одно слово.
– Дочь.

Отредактировано Кэра Ватаар (2020-02-08 13:59:34)

+3

7

Раунд первой темы успешно и продуктивно завершён, и приходит время объявить вторую. И это:
Тема №2 [08.02 - 14.02] — Времена года

Как относится ваш персонаж к этому феномену? Есть ли что-то особенное, что можно сказать или связать с каждым из них? А может, только одно из них по-настоящему важно и ожидается с нетерпением? Расскажите нам — мы ждём и слушаем.

+3

8

Тема №2 Времена года
Канцлер Ги - Брат мой, брат

http://forumuploads.ru/uploads/0019/7d/d5/55/80914.png

[float=right]https://funkyimg.com/i/32628.jpg[/float]

Оглушительно пахнет вистерией, ее пьянящий аромат, который, кажется, можно даже пощупать, плывет по воздуху разноцветными волнами, оседая на волосах и плечах прохожих. Весна в Антиве красива так, что хочется плакать глядя на это великолепие и буйство красок. Ползучие лианы, выбросившие золотисто-лиловые бутоны цветков, карабкаются по камню стен, цепляясь за трещины настырными усиками, холмы за городом розовеют под покрывалом вересковых зарослей и даже капризная азалия, чьи кустарники высажены во дворах торговцев, способных позволить себе такое расточительство, раскрывает на встречу солнцу свои белые, с каплей розового, словно водой размытая кровь, звезды-цветки. Зато вечнозеленый олеандр растет везде, даже у самых грязных канав, цветы его - малиновые и желтые, розовые и белые, красные и лиловые, - так и просят протянуть руку и сорвать.
Если бы Элору можно было сравнить с цветком, она бы несомненно стала соцветием олеандра. Красивая снаружи, и смертельно опасная, пропитанная ядом, изнутри.
Элора не любит весну, потому что каждый раз, когда цветет вистерия, обвивающая каменные арки и кованные фонарные столбы, вместо ее дивного запаха ей чудится привкус крови на языке. Их оставалось только двое той весной - двое из четырех избранных, двое из десятков обреченных. Они не были ни друзьями, ни любовниками, но почему-то его взгляд преследует ее каждый раз, стоит ей опустить веки. С тех пор несколько раз повернулось годовое колесо, пришла и сгинула не одна весна, пахнущая так сладко, что замирает в груди. Элора заплетает в свои волосы цветки олеандра, - белые и желтые, красные и лиловые, - совсем не боясь того, что попадет на белую кожу ядовитый сок. Элора смотрит, как морские волны светлые плещутся о берег, облизывая мелкую гладкую гальку. Элора сжимает рукояти кинжалов, подаренных Мастером в тот день, когда ее признали полноценным Вороном, позволив носить черные перья вместо сиротского грязного рубища. И просто помнит. В эту весну и прочие.
Они могли бы стать друзьями или любовниками, братом с сестрой или просто никогда не встретиться. Но их свела та, последняя весна, и многие весны до этого. Свела, чтобы свились их души плотнее, чем сплавляются меж собой забытые на солнце бруски воска.
У Теобальда очень красивые глаза - зеленые с золотистыми крапинками у самого зрачка. Цвета последней, умирающей весны.
Смотрят ей спину.

Отредактировано Элора Теларана (2020-02-08 22:22:03)

+3

9

короче, я сдаюсь, тексты-ассоциации вместо нормальных хэдканонов - мое защитническое всё :facepalm:
за картинку с девочкой в бусах спасибо морриган, она как в воду глядела, мне даже ничего искать не пришлось <33
от самого любимого времени года к самому всратому в жизни хоук, пооооеееехали

Тема №2 — Времена года

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/22/49423.png
тут котейка-солнце катится в свой зенит // тут над всей землей сверчок тишины звенит

Хоук родилась в день самого невыносимого пекла ферелденского лета. «Стало слишком жарко – неудивительно, что ты выскочила чуть раньше срока» - шутил отец.

Брехня все. Мариан любила жарищу – такую, чтоб можно было выйти во двор, подставить загривок солнцу и чувствовать, как знатно припекает; бабки в Лотеринге говорили, что если как следует выгореть летом, то зимой тебя не возьмет никакая хворь. Бедная матушка убивалась: вздыхала о том, что девушка должна беречь красоту и бледность кожи – аристократическое наследие, то да се.
Да кому оно сдалось в деревне, это наследие. И загар Мариан все равно не брал: в лучшем случае белая кожа краснела, в худшем на свет выползали веснушки – дрянные «солнечные какушки» рассыпались по плечам и хрен их потом сведешь чем-нибудь, спасибо наследию за это. 

Еще Хоук любила лето за День, собственно, Лета, вшитый в ее память пурпурной лентой веселья и радости. Девчонки надевали белые туники, обряжались бусами, заплетали косы и венчали головы цветочными коронами: на рассвете они с такими же чисто и свежо приодетыми парнишками шли в маленькую деревенскую церквушку и слушали там наставления сестер. Мариан сводила все их слова к понятной и ясной формуле: «Парень ты или девка - не блядствуй вне брака». Если бы она осмелилась озвучить свои мысли вслух в Церкви, то получила бы по губам – и от этого Хоук почему-то становилось смешно.

Потом они с подруженьками гуляли по деревне до глубокой ночи, возмущая стариков пробирающими душу песнями и, конечно, крамольно гадали, запершись в сараях – на молоке, на воде, на зеркале, высматривая в отражениях и тенях своих суженых-ряженых. К полуночи суженые-ряженые выносили хворост и разжигали костры в широком поле за деревней; раздирали рубашки и прыгали через огонь под визг и заливистый девичий смех.
Мариан прыгала выше других, потому что огонь не брал ее вообще - только жадно облизывал босые ноги да трепал края туники, угрожая поджечь. «Ведьма, ведьма!» - сделав страшные глаза, в шутку кричали подружки, уводя ее обратно в хоровод.
Они не очень-то ошибались, но им совсем необязательно было об этом знать.
Хотя солнышко закатилось, воздух все равно был тяжелый и душный, а у костра – еще жарче. Но Мариан продолжала плясать, приминая ногами траву: танцуй так, будто никто не видит, так, будто этот День Лета – последний в твоей жизни.

Лето – это время упиваться молодостью и красотой юности, которая в тот момент кажется бесконечной; время буйства жизни и веселья, песен, страсти и любви. 

***

Осень – время хлопотливое: пора собирать последний урожай и готовиться к зиме. Да и настроения в целом скорбные: в День Всех Душ жгут костры, пьют за почивших родичей и поминают Пророчицу, а местные удальцы разыгрывают ее казнь – Хоук не любила ходить на эти представления, но водила туда Бетани, потому что той было интересно.

Отец умер осенью. С тех пор Мариан повадилась ходить в Церковь в День Душ, чтобы помолиться за него и поставить свечу. Когда она съехала в Киркволл, количество свечей сначала возросло до двух, а потом – до трех.

А еще осень – это время грязюки и слякоти, которой славится Ферелден у орлесианцев. Самая срань обычно приходилась на Царепуть, когда дожди размывали дороги и гнали реки из берегов: ребятня радуется, мужики укрепляют дома, бабы запирают скот в хлеву и все дружно молятся на то, чтобы осадки не побили брюкву и свеклу – их-то убирают последними.

В один из таких дней Шустрик, тогда еще совсем мелкий засранец, весь изгваздался и возвратился домой: глазенки горят, обрубком хвоста машет, язык высунул, счастли-и-ивый. Всю грязь в хату занес. Матушка раскричалась так, как будто забыла о своем знатном происхождении. Мариан пришлось вычистить все полы, матерясь и ругаясь, а потом отмывать псине лапы, чтоб его в дом пустили – не оставлять же придурка ушастого на улице в такой холод.

***

Зима – это время прощания: время, когда надо найти в себе силы отпустить все плохое, простить обиды и встретить новый год с чистым сердцем, распахнутым для открытий. Да и вообще, Первый День! Кто не любит Первый День, в самом деле: в Лотеринге Хоук праздновала его тихо, в кругу семьи, с утра занимаясь готовкой (пироги, блины, курицу зажарить надо, все на стол!), а в Киркволле ее научили беззаботно отжигать. Будучи наемницей у Миирана, Хоук особо не шиковала, но потом с ней приключилась экспедиция и последовавшее за ней огромное богатство. С тех пор Мариан могла позволить себе любую вечеринку – и она позволяла; кутеж и гулянья были малой компенсацией за все те ограничения, которые ей пришлось стерпеть ради того, чтобы закрепиться в Киркволле, но она не жаловалась. 

Еще зимой выпадал снег. На памяти Хоук Киркволл ни разу не заносило сугробами – снег там таял моментально из-за нагретых ядовитыми испарениями литейного квартала камней, - зато за городом… А за городом было красиво – да так, что дух захватывает. Расколотая Гора одевалась белым покрывалом и издалека походила на засыпанный сахарной пудрой кулич: снег вычерчивал трещины и ослепительной белизной выделял горную гряду на фоне серого неба. В пещерах замерзала вода: Хоук любила наступить сапогом на застывшую лужу и слушать мягкий треск – такое нежное «хырч!», совсем как корочка горячего хлеба, когда давишь на нее пальцем.

Потом на этот звук, конечно, сбегались монструозные пауки, но Мариан и ее братия были слишком привычны к таким вещам, чтобы расстраиваться.

***

Весна – время необдуманных глупостей, за которые потом и стыдно, и смешно; время цветов, ярмарок и тихой-тихой радости – неудивительно, что все на стенку лезут, сходя с ума от непрошенных чувств.

Весной один видный парнишка в Лотеринге приударил за Хоук: он носил ей в подарок цветы и дарил ленты для волос, но потом Мариан срезала свою красивую длинную косу, и трогательная юношеская влюбленность кончилась так же быстро, как и началась - подруги даже за сеновал пошутить не успели.
Весной Хоук с таким же светлым чувством начала носиться за человеком, в которого втрескалась по уши с первого взгляда. Она носилась за ним три года: то, что началось весной, весной же и закончилось - душераздирающими признаниями и долгожданными открытиями.

Бабочки в животе – херня. Куда веселее, когда в твоей груди как будто распускаются цветы – красные-красные, как кровь; они обвивают бренную клеть, которая поддерживает всю влюбленную конструкцию на плаву, и мешают дышать, но ты так счастлив, так бесповоротно и безоговорочно счастлив, что готов ради этого чувства стерпеть любую боль.
И Хоук терпела.
Потому что цветы, весна и вот это вот все.

***

Много лет спустя, когда цветы уже отцвели, а лепестки – ослабели и пожухли, именно весной Мариан отправилась в Андерфелс.
Как сердцем чувствовала.

+3

10

Тема №2: "Времена года"
что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда я под крышей чужой?

Каллиан родилась в самую длинную ночь, когда зима воет над Ферелденом на все ветра, плюется снегом за шиворот и в лицо... в общем - самая то ночь для рождения эльфинажной швали с мерзким характером. Впрочем, это надо еще посмотреть, что вылупилось раньше: норов из эльфинажной рыжей, или беды, из-за которых она стала норовливой.

Но сказочка наша сегодня не о том, детишечки.

Каллиан не любит открытые пространства.
Каллиан почти всю жизнь провела на улицах и в закоулках, в домах и сараях, на складах и в архивах. В сокровищницах и дворцах.
В целом, для воровки зима от лета отличается лишь тем, что зимой на улице следует прятаться от мерзкого ветра и дождя в лицо (Киркволл же!), а летом - он палящего солнца и мерзкого ветра, пахнущего цветущей водой, помоями и дохлой рыбой в заливе.

У Табрис всё плохо с романтикой и землеописательными науками.

Весна в городах практически не чувствуется. Разве что кошки орут под окнами и на прилавках, со временем, появляется больше зелени.
Осень - время, когда цены на еду самые низкие, а еды на выбор уйма.
Табрис нравятся красные и сочные яблоки, тыквенный сок и эльфийский корень. Собранные осенью, эти маленькие радости жизни, самые полезные.

Табрис не празднует свой день рождения - она бы и не знала о нём, но ночь получилась приметной и Адайя запомнила, от того дочери и рассказала.
Пожалуй, Каллиан любит киркволлское лето - не за дурную жару и пыль, вязнущую на зубах, забивающую кожу, лезущую в глаза... любит за грозы, что пляшут над заливом и сотрясают горы.
Любит за безумную пляску небес.
Воровка боится открытых пространств, но, смотря в грозовое небо, не чувствует себя уязвимой. Она смотрит на силу и после... после город пахнет удивительно-прекрасно.
Грозой и чистотой.
...летние грозы дарят неимоверное - когда пляшет самая безумная гроза, вокруг нет никого. Мир так прекрасен и чист, когда в нём нет двуногих тварей.

Отредактировано Каллиан Табрис (2020-02-11 22:08:42)

+3

11

Тема №2 Времена года


Осень

Снова я в мокром и грязном плаще
Тащусь через хляби чужих земель,
Снова мне в жизни немного надо:
Хлеба и добрый стакан коньяка.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/186/77913.png

Мархев любит осень и жутко тоскует, когда приходит это время. Именно осенью её так нещадно тянет в путь. Именно осенью она ощущает нужду в дороге под ногами. Именно осень несёт ноющую боль под грудью. Именно осень зовёт её по ночам. Она плохо спит, ноют редкие раны и шрамы, полученные в путешествиях. Она больше мёрзнет, но скорее получает от этого какое-то странное удовольствие. В золоте палой листвы, прохлада кажется даже бодрящей. Осень влажная и холодная, но такая манящая и зовущая. Мархев очень трудно не сорваться. Осень - самое активное время её деятельности как разведчика. Ей хочется работать, хочется бегать по лесам и полям, хочется вдыхать запах засыпающей природы. Есть в этом что-то волшебное для неё.


Зима

А зима будет большая -
Только сумерки да снег.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/186/12932.png

Ненавистная. Злая. Жестокая. Лёд и снег. Острая боль в оголённых ладонях. Она ненавидит зиму. Боится её. Пытается переждать, но не может, ибо серпантин дороги под ногами не заканчивается никогда. Мархев с трудом переживает зимы, иногда заболевает, несмотря на в принципе крепкое здоровье. Зима не приносит ей радости. Она хмурится и щурится на яркое солнце, что отражается от белёсого снега. Она обходит реки и озёра. Она не любит зиму. Но терпит её.


Весна

Цветёт зелёный луг, лучится небосвод,
Весна давно пришла, а он всё ждёт и ждёт...
Не виден горизонт, не слышен добрый шелест моря

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/186/49459.png

Дни становятся длиннее, ночи - короче. Солнце греет нежнее и в воздухе пахнет свежестью. Весна - приятное время. Время перемен, время свежего ветра. Природа вокруг оживает и шуршит свежая листва. Для Мархев по-настоящему весна начинается только тогда, когда она слышит журчание рек и ручьёв. Это время активности и ветра свистящего сквозь её кудри. Она вновь тянется к действию, она будто просыпается и стряхивает с плеч снежную тяжесть. Но в это время она спокойнее, не так тянет в путь. Она хочет оставаться на месте и дышать весной того места, где она пережила зиму. Весна - время, когда она ощущает дом.


Лето

И когда лето,
И солнечный ветер,
Я почти верю,
Что могу выше.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/4f/84/186/92796.png

Самое светлое время, самое яркое и блескучее. Мархев окончательно просыпается и расправляет плечи. Она становится ярче, звонче, веселее, смешливее. Она живёт этим временем, дышит им, любит его. Время её рождения. Она любит лето, светится в это время, ждёт его. Мархев светится и улыбается навстречу солнцу, греется под его лучами. А ещё она очень любит ходить к воде именно в этот период времени. Именно летом реки и озёра не кажутся опасными. Их сверкающая гладь даже привлекает её.

Отредактировано Мархев (2020-02-17 12:46:44)

+4

12

Кто затупил и проморгал субботнее обновление - тот я! В чем каюсь и спешу исправиться, объявляя всем желающим поделиться новыми откровениями о своих персонажах следующую тему:

Тема №3 [16.02 - 23.02] — Усвоенный урок

Жизнь — наш самый главный и бессменный учитель. Какие-то уроки ей приходится повторять постоянно, но другие... другие, словно метка калёным железом, остаются один раз — и навсегда.
Чему вы у неё научились?..

+3

13

И всё-таки она вертится!
Тема №4 [29.02 - 07.03] — Алкоголь

Отвлечёмся от серьезных вопросов и... а может, для вас это и есть самый серьезный вопрос? Когда и какое место в жизни персонажа занимают горячительные напитки и какое влияние на неё оказывают? Что запомнилось, а что хотелось бы забыть? Разбить бутылку об стену — это весело? И главное, больше ни капли — или эй, корчмарь, налей мне двойной?..))

+1

14

Тема №3 Усвоенный урок


Independent Together

High above an endless sea
No one brought us here but me
Every step and every choice
It's my fault, it's my thought, it's my words, it's my voice

https://sun9-68.userapi.com/c857420/v857420904/194077/SMd-7AU0DAI.jpg

Нет урока более сложного и важного, чем урок ответственности. За себя, за свой выбор, за свои решения. Мархев вечно учится помнить то, что она не одна, что она кому-то нужна, что кто-то будет помнить о ней, если она уйдёт.
Василёк это главный её “урок”. Когда он появился в её жизни он был подростком. Крупным и сильным, но диким и необузданным. И он был полон благодарности ей. Василёк шёл за ней, а потом и вместе с ней.
Мархев как-то не сразу осознала, что это надолго, что это было начало её стаи, её близости с другим существом. Белоснежный олень, гордый скакун стал её другом и вернейшим спутником. И она с тех пор знала, что ответственна не только за себя, но и за него. И если её не станет, то сложно будет именно ему.
И этот урок будет повторяться раз за разом, пока она окончательно не научится.


Тема №4 Алкоголь


Наполним кубки мы отменной брагой...

Эй, прочь, печаль! Сегодня выпьем море,
Зажарим вепря, девять кабанов,
Гром с нашим смехом в небе пусть поспорит,
И распугает дремлющих богов.

https://sun9-4.userapi.com/c206620/v206620753/958e4/n0ObIdbP1nE.jpg

Мархев обладает невероятной устойчивостью к алкоголю, потому она его так любит. Это действительно так. Никто никогда не видел её по-настоящему пьяной. У неё в арсенале нет историй, в которых она просыпалась и не осознавала, что было вчера. Она не только помнит, она и участвует. Алкоголь как бы раскрепощает её, делает более развязной и смелой, улучшает её коммуникабельные навыки, расслабляет... Потому она участвует в авантюрах, но не затевает их.
Всё же, пьяную и трезвую Мархев можно отличить. Её движения всё так же точны, хоть и расслаблены, она не падает и полностью контролирует своё тело. Но вот язык она контролировать почти не способна. Она и в обычное время не сильно-то красноречива, а будучи пьяной она в основном хихикает и не очень членораздельно говорит. При желании, можно разобрать, что она бормочет, но Мархев становится лучшим пьяным слушателем, она почти не перебивает и бормочет только тогда, когда к ней либо не прислушиваются, либо прислушивается, но кто-то один.
Да, Мархев перепивала гнома. Да, Мархев перепивала кунари. Есть слух, что она смогла перепить Быка, но ни эльфийка, ни сам Железный Бык не комментируют это.
И да, у Мархев случался пьяный секс, но она его прекрасно помнила. Если вдуматься, почти все случаи секса у неё случались с перепоя. Она так редко где-то задерживалась, что интимных партнёров, с которыми хотелось бы или получалось бы спать на трезвую голову, попросту не случалось. Впрочем, кажется её это не расстраивает. Она привыкла.
Многие завидуют тому, что у неё не бывает похмелья, и спрашивают, в чём её секрет. Она честно говорит, что просто не смешивает. Действительно, если она выбирает что-то, то пьёт это на проятжении всего вечера. Возможно, поэтому она не очень любит очень крепкие напитки, предпочитая сидр, пиво, иногда вино.
Мархев помнит каждую пьянку. Многие считают это отличным качеством, но иногда она завидует тем, кто забывает. Ведь люди пьют, чтобы забыться, чтобы откинуть то, что грызёт их по жизни. У неё такой опции нет. Она пьёт, чтобы согреться, чтобы наладиться яблочно-кислым вкусом сидра, чтобы подцепить очередную симпатичную мордашку, чтобы она согрела её постель... Но более от алкоголя она ничего не получает. И это порой её ужасно расстраивает.

Отредактировано Мархев (2020-03-06 08:44:07)

+4

15

Тема №4 — Алкоголь

http://forumfiles.ru/uploads/0019/4f/84/22/93636.jpg
- Let's go drink til we can't see straight! That will make you feel better.

Хоук!
Гамлен был прав, ты совсем лютая – и это я сейчас не о твоих колдовских фортелях. Даю тебе сегодня отгул на выспаться. Если бы кто-то из моих ребят учудил в «Висельнике» то, что ты устроила прошлым вечером, я бы стребовал с него денежную компенсацию, но тебе прощаю. Давненько я так не ржал.
Твой братец взялся отработать за тебя сегодня, в следующий раз выйдешь на дело вместо него.
- Мииран

(скомканная записка, найденная в лачуге Гамлена, 9:30 ВД)

По-настоящему Хоук надралась в свой первый год пребывания в Киркволле: сложно обойти пьянства и гулянки стороной, когда сидишь в подчиненных у главаря наемничьей шайки.
Она пила и раньше, конечно, но не так безобразно: подростковое хулингаство и посиделки с подружками в обнимку с бутылью крепкой наливки, тайком стащенной у взрослых, не шли ни в какое сравнение с теми разносами, которые устраивали Кровавые Клинки после удачного дельца.
Когда в тот судьбоносный вечер Мариан придвинули первую кружечку «за славную работу», она не стушевалась – наоборот, под всеобщее одобрение толкнула душевный тост о том, как классно они начистили морды «тем мудакам». Когда придвинули вторую, начала осторожничать. Когда придвинули третью, захотела встать и уйти, но Карвер был в хорошем настроении и мог натворить херни, если за ним не приглядеть, поэтому Хоук как ответственной старшей сестре пришлось остаться.
Оказалось, переживать стоило не за Карвера, а за себя: в тот вечер отборнейшую херню творила исключительно Мариан.
Мииран ржал как скотина, когда пьяная вдрабадан Хоук отобрала лютню у менестреля и попыталась отжарить на ней «Балладу об Айсли», не имя ни слуха, ни музыкального образования. От расстроенных нот вяли уши, а душераздирающий вокал Мариан добивал тех, кому хватало смелости наблюдать за этим страшным представлением. Когда струны лопнули, Хоук расстроилась и в чувствах разбила инструмент – Мииран пообещал заплатить менестрелю за неудобства, лишь бы веселье продолжалось, -  а потом предложила устроить состязание. Мол, она где-то слышала, что в Оствике бегают наперегонки с намасленным сыром и это безобразие, ведь все, что связано с сыром – это исключительно ферелденские прерогативы. Ее совсем не смущал тот факт, что из присутствующих ферелденцами были только она и Карвер, но Карвер к тому моменту успел ликвидироваться куда-то наверх с хорошенькой разносчицей. Судя по всему, это не смущало и Миирана, пребывавшего в приподнятом настроении, а потому - спонсировавшего этот блядский цирк: он перекинулся парой слов с Корфом и бедняге пришлось сдвигать мебель и доставать из закромов запасы масла и заплесневелого орлесианского сыра.
Потом в легендах скажут, что Хоук обыграла всех в тот вечер. Что она скакала по столам как горная козочка, одержимая демоном прыти, и скользила по намасленным дорожкам как угорь: быстро и решительно, ловко и неумолимо. После их игрищ таверна была похожа на побоище: всюду валялись пьяные тела, выбывшие из состязания, и намасленные головки сыра. Один неверный шаг – и стоячий мгновенно превращался в лежачего.
Посреди этого балагана за пустым столом, на котором, подложив под щеку кусок чесночного хлеба, дремал Мииран, сидела Хоук, перешедшая ко второй стадии опьянения – той самой, когда тебе грустно, одиноко и хочется поплакать. Она не успела предаться меланхолии в полной мере, потому что чьи-то крепкие руки встряхнули ее и потащили домой: всю дорогу до лачуги Гамлена братец ворчал, спасая покачивающуюся Хоук от падения в канаву, а весь следующий день выедал ей мозг чайной ложечкой – Мариан все равно была ему благодарна.
А про меланхолию и пьяные слезы ей суждено было узнать только несколько лет спустя, но и тогда она будет пить по совершенно другому поводу.

+4

16

А давайте ещё попробуем? :)
Тема №5 [08.04 - 15.04] — Легенды и сказки

Какую роль сыграли они в жизни вашего персонажа? Какое влияние оказали? Может, что-то помнится из детства — или было услышано недавно? Во что-то хочется верить, а что-то кажется глупой, возмутительной бессмыслицей... но всё равно — так цепляет мысли?
А может и вовсе — какая из этих сказок взяла и воплотилась в жизнь?..

+3


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Таверна "Ржавый рог" » Время хэдканонов: расскажи о своём персонаже