Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Красное и белое [Шестнадцатый день Зимохода, 9:39 ВД]


Красное и белое [Шестнадцатый день Зимохода, 9:39 ВД]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumuploads.ru/uploads/0015/1e/ae/87/29190.jpg

Красное и белое [Шестнадцатый день Зимохода, 9:39 ВД]

Время суток и погода:
Вечер, ближе к закату. Не слишком холодно, но ночью и утром был сильный снегопад - и посему вокруг белым-бело. Облачность умеренная, солнечный свет нет-нет, а пробивается через неё. Слабый северо-западный ветер.
Место: Ферелден, в паре дней пути от озера Каленхад.
Участники: Ирит, Ригор
Аннотация: Никто, в общем, уже не сомневался, что до башни Круга эта странная парочка всё-таки доберётся. Позади месяцы пути через не самые мирные земли, пара стычек с недружелюбными работниками ножа и топора. Вроде бы, всё позади - но, как оказалось, самая страшная опасность подстерегает неподалёку от дома.

+1

2

Магесса подняла глаза и взглянула на небо, окрашенное в кроваво-красный цвет. Ничего хорошего этот закат не предвещал. Она вообще была очень суеверной. Да и красный цвет не любила с раннего детства. Цвет крови, цвет опасности. Такой же закат был в ночь, когда их с Кларенсом нашли.
Глубоко вздохнув Ирит опустила взгляд на идущего впереди Ригора. Точнее, он не шел, а плыл, пробираясь через сугробы. Серого так вообще видно не было, пес буквально утонул в снегу. Губы растянулись в широкой улыбке, она вспомнила, как Грейс учил ее плавать. Они были на одном из задании и им нужно было перебраться через реку, а брода поблизости не наблюдалось. Храмовник не придумал ничего лучше, как переплыть ее.
Они тогда потратили кучу времени, промокли насквозь и потом долго грелись и сушились. Хорошо еще, что тогда была лето. Благо им удалось не простудиться, но за задержку их очень сильно отчитали. Хотя это того стоило. Казалось, что они оба дети, свободные от всех обязательств, клятв, такие какие они есть. У них был шанс стать такими снова. Все два месяца Ирит пыталась убедить Ригора в глупости их похода. Доказать, что некуда им больше возвращаться. Нет больше Круга. Нет больше Башни. Все это развалилось с началом войны, даже раньше, еще до нее. Все, что осталась от башни на озере Каленхад это оболочка. Внутри пусто и лишь ветер теперь там хозяин, да какие-нибудь одержимые маги.
Вот только он упорно не слушал. Точнее слушал, но не слышал, продолжая вести ее к озеру, к тому, к чему возврата им уже нет. Уставший, потерянный, разбитый. За два месяца магесса успела понять, что она сделала с ним тогда, год назад. Ирит с самого начала жалела, что не поговорила, не уговорила бежать вместе. Сколько слез было пролито, сколько раз она рвала на себе волосы и молилась создателю за него. Чтобы его не наказали, чтобы с ним было все хорошо. Эти два месяца, ей пришлось заново, по крупицам склеивать то разбитое ей однажды доверие. Внутри все теплело от того объятья, которым они разошлись на окраине деревни, но на следующий день она его уже не застала. Всю деревню обошла, якобы гуляя, но Ригора с Серым там так и не встретила. Спросить у местных не решалась, чтобы не вызвать подозрений. Стояла у окна, наблюдая за дорогой и ожидая, даже, в глубине души надеясь, что он придет раньше. Внутри все сжималось от беспокойства, Ирит места себе не находила, плохо спала и все время оглядывалась. Успокоиться сумела лишь когда Грейс вернулся за ней.
За все время их похода магесса старалась снова заслужить доверие храмовника, поддерживая, общаясь, прикрывая его спину, когда на них нападали разбойники. Вот только того тепла она не ощущала, Ригор был закрыт и никак не желал снова идти на контакт. Храмовник все еще был обижен и это была полностью вина магессы.
Погрузившись в раздумья,Ирит не заметила, как посох ее под снегом скользнул в сторону и она с тихим писком упала прямо в снег, провалившись с головой.
- Черт… - сразу со всех сторон ее окружил холод, а тот снег, что растаял на лице образовал противную сырость. помотав головой, она быстро поднялась и окликнула Грейса:
- Ригор, темнеет. Надо найти место для ночлега. - уж ему ли не знать, как опасно может быть передвижение в ночное время. Особенно рядом с башней и озером Каленхад.

Отредактировано Ирит (2020-02-02 11:30:13)

+1

3

Дойти сюда стоило немалых усилий. Холодно, снежно, противно. Ветер норовит забраться за пазуху и хозяйничать там подобно разбойнику, обирающему остывающий труп. Плащ из плотной ткани не слишком облегчал жизнь, а обувь приходилось тщательно сушить слишком уж часто для того, чтобы ощущать себя спокойно и уютно. Серому хорошо, этот пёр вперёд с грацией катящегося под откос валуна, а вот рыцарю-храмовнику всё это путешествие успело изрядно опостылеть. И ладно бы проблемой была только дрянная погода, её можно стерпеть. Разбойники? Заколоть, облегчить кошели и идти дальше. Твари неведомые, звери дикие? Не попадались, от большака небольшая группа на сей раз не отходила. И всё равно настроение было отвратительным, конец пути виделся долгожданным избавлением, а в голову не пыталась закрасться резонная мысль "а что дальше?". Ни разу. Как ни старалась Ирит её туда пропихнуть, как ни удивлялись охочие до чужих историй корчмари и просто путешественники, интересующиеся целью их странствий. Один из таких путешественников, к слову, навёл шайку из троицы бестолковых мародёров, заставив после этого держать язык за зубами, а меч наготове почти всегда. Что до Ирит - ей, разумеется, не хотелось возвращаться, она активно пыталась переубедить сопровождающего, будто это было возможно. Пожалуй, потому ему и было тяжко, ведь не посторонний человек, как ни глянь. А он своими руками тащит бедолагу куда-то, сам толком не зная, куда.
Храмовник время от времени приостанавливался, рассматривая округу и пытаясь определить наилучший маршрут. Они сошли с тракта и двигались по какому-то подобию дороги, ведущей, вроде бы, в нужном направлении. Вязли в снегу, но упрямо тащились вперёд. Впереди от силы дня три пути, и озеро окажется на расстоянии вытянутой руки, но эти три дня явно покажутся вечностью. Ни одной приличной таверны не будет, придётся ночевать под открытым небом. Привыкли, вроде бы, к такому, а всё равно - удручает. Не звери же, как-никак. К счастью, магичка могла быстро развести огонь, сберегая время. К счастью же, у храмовника хватало сил и сноровки обустроить лагерь. Иногда даже добыть свежего мяса. Всё получалось как-то буднично, должно было получиться так и сегодня - но нет. И дело даже не в том, что Ирит грохнулась в сугроб, тут же обильно сдобрив одежду и лицо снегом, нет. Это просто усилило бы желание встать лагерем где-нибудь неподалеку, но планов бы не изменило. А вот курящийся над деревьями дымок, едва-едва различимый издалека - был уже из ряда вон выходящим дорожным происшествием. В этих краях путников не бывает. Не должно быть. Нечего им здесь делать. Тем более - костер палить в лесу. И что самое поганое, мимо не пройти уже, стемнеет скоро. А по ночи топать, даже с собакой умной, даже с чародейкой и каким-никаким опытом - дело дурное. Придётся идти туда и разбираться, кого принесла нелёгкая. Это им... с полчаса ещё. Ничего, пройдутся, надо только арбалет к бою изготовить не забыть, просто на всякий случай.
- Впереди что-то горит. В молнии зимой я верю слабо, пылающие демоны тоже вряд ли шастают по округе и точечно поджигают что-то. Костер, наверное. И возле него кто-нибудь этакий. Необычный. Ты, конечно, о привале думай, но и по сторонам посматривай. На всякий случай.
Они-то здесь вполне официально, а вот те, другие - пёс их знает. Не тот, который Серый, другой пёс. Ригор хмурился, когда пробирался в нужном направлении. Пытался понять, кого могло сюда занести. Что с ними делать. А вдруг маги-ренегаты? И что тогда? Ирит может удрать под шумок, ловить её потом. А даже если не удерёт, то пострадает, тоже худо. Но это оказались не маги, нет. Стоило троице приблизиться к костру, освещающему небольшой лагерь, стало понятно, что... ничего не понятно. Возле костра грелись двое - первым был высокий брюнет болезненного вида, с бледной кожей и какими-то непонятно-тёмными глазами. Второй, среднего роста, лица не показывал, сидя в глухом шлеме и, как казалось, тупо таращась на пламя с совершенным безразличием. Оба были в приметной броне рыцарей Храма. Оба выглядели потрепанными и не очень гостеприимными, завидев новоприбывших, они потянулись к оружию, поднимаясь на ноги и потихоньку расходясь в стороны. Молча, к явному удивлению Грейса, чей нагрудник украшал точно такой же символ. Мужчина даже арбалет к стрельбе не изготовил, до того удивился. Не потянулся к оружию, непривычный. Он знал, что часть орденцев бежала, поставив свою охоту во главу угла. Знал, что кто-то из них не очень дружит с головой, тяжело расставаясь с лириумом. Но чтоб настолько. Будто сразу собираясь нападать.
- Братья? - храмовник, хоть и был изрядно удивлён, попытался избежать кровопролития, выискивая глаза брюнета. - Вы ведь не будете...?
Он осёкся, прочитав ответ на искаженном, бледном лице. Будут. Ещё как будут. Меч выпорхнул из ножен, сумка полетела на землю. Им попались, похоже, какие-то безумцы, но от этого проще не станет. Наоборот, совсем наоборот. Выбрав себе целью высокого, Ригор лишь надеялся, что Ирит сможет немного отвлечь второго, под меч которого ему лезть совершенно не хотелось...

+1

4

Всякая усталость мгновенно слетела. За год она уже успела выучить: "если рядом горит костер - это далеко не означает, что рядом добрые люди". В основном им попадались разбойники, мародеры и просто отбитые люди. Поэтому Ирит перехватила посох покрепче и внимательно оглядывалась, дабы их не смогли застать врасплох.
Вечер перестал быть томным и чем ближе они подходили к костру, тем сильнее начинала нервничать магесса. Подсознание так и кричало, что не надо им идти туда, однако девушка понимала - Ригор слушать ее не будет. Храмовник был подобен барану в некоторые моменты, особенно - когда что-то решил. Как сейчас решил доставить ее в Башню.
Нет, осуждать Грейса она не смела, прекрасно понимая, что это единственное, за что он сейчас мог держаться, единственная ниточка. Сама она давно уже отпустила прошлое, но для ее спутника это было трудно и пока что она никак не могла ему в этом помочь. Хотя очень хотела.
Стоило ей увидеть поляну и храмовников, как девушка застыла статуей. Руки сжали посох с такой силой, что костяшки пальцев побелели, а руки затряслись. Грейсу она верила, но другие храмовники априори были врагами, однако от этой парочки веяло не просто опасностью... Сглотнув, магесса отступила на пару шагов назад.
- Грейс... - позвала она не громко, но достаточно, чтобы он услышал. Храмовники тем временем молча собирались нападать. Сомнений в их мотивах не было, Ирит сразу все поняла, стоило увидеть глаза одного из них. Пустые, с холодным огнем безумия... От них прежних ничего не было. Почему храмовник этого не увидел? Скорее всего ему хотелось этого не видеть. Благо рефлексы во время нападения товарищей его не подвели. Как и Ирит. Ну нет. Двое на одного не честно!
- Эй ты, железная бочка! - выкрикнула магесса, одновременно стреляя в храмовика, что пытался зайти Грейсу за спину, ледяную стрелу. Крутанув посохом она начала отходить полукругом, дабы не дать ему сократить дистанцию и снова выпустила в него на этот раз электрический разряд.
Главное было отвлечь противника от Ригора, дав тому время разобраться с одним и не дать сражаться с двумя врагами одновременно. Ставить защиту смысла не было, храмовники собьют ее на раз два.
Ирит боролась с соблазном посмотреть, как там Ригор, нельзя было отвлекаться, поэтому она не позволяла храмовнику подойти, продолжая запускать в него легкие заклятья, дразня и не позволяя отвлекаться от себя и мысленно подбадривая своего спутника. Давай, Ригор! Ты сможешь!

Отредактировано Ирит (2020-03-28 17:46:06)

+1

5

Ригор учился сражаться долго и упорно. Пожалуй, больше половины своей сознательной жизни он так или иначе постигал науку убийства себе подобных наиболее удобным способом с минимальными потерями для себя. Мастера были неплохими, да и стычки с тварями, демонами и одуревшими бандитами давали ценный опыт. Он думал, что повидал всякое. Сейчас, еле поспевая за бешеными ударами противника, похожего больше на ожившую статую, в которую запихнули злого демона, храмовник понимал — нет. Всегда в этом мире найдётся то, что может тебя удивить. А если будешь удивляться слишком уж долго, то заодно и прикончить. С ним не получалось воспользоваться заминкой, слабиной. Найти ошибку, перехватить инициативу. Бледнолицый пёр вперёд с настырностью кунари, вкладывая в каждый удар неожиданную для такой комплекции силушку. Давил, заставляя понемногу отступать и надеяться если не на чудо, то на немалую толику удачи. Сталь в очередной раз столкнулась со сталью, два рыцаря Церкви самым решительным образом старались уничтожить друг друга, пока что не особо преуспевая в этом. Ригор, провалив очередную попытку рубануть по кисти, получил первый чувствительный удар в плечо. Защита выдержала, хорошая и качественная, выкованная как раз для таких случаев - но рука явно будет болеть, когда спадёт горячка боя. И если он уцелеет, само собой.
Второй храмовник бросился вперёд молча, стремительно, намереваясь быстро заколоть рыцаря и уже после этого переключиться на магессу. От его кирасы с щелчком отскочила ледяная стрела, даже особо не замедлив и не озадачив. Он был готов выдержать и не такое, выпестованный в своё время на совесть, но вбитые в голову во время обучения догматы безальтернативно предписывали уничтожать именно магов, поэтому внимание было переключено, будто кто-то махнул волшебным управляющим жезлом. Теперь воин в глухом шлеме быстро двигался к Ирит, лишь слегка содрогнувшись, когда по нему хлестнул электрический разряд. Куда сильнее его сдерживал снег, притоптанный недостаточно хорошо. Снег - и появившаяся за спинной стремительная тень, что набросилась, навалилась, норовя повалить и растерзать. Получилось — почти. Брякнувшийся наземь храмовник даже оружия из рук не выпустил, упрямо попытавшись тут же вновь оказаться на ногах. В ответ мабари вцепился в его ногу, потянул с силой, пятная белый снег первыми алыми брызгами. Человек в шлеме, извернувшись и явно игнорируя боль со стойкостью берсеркера, попытался достать пса мечом, заставляя отпрянуть, прекращая атаку.
Сэр Грейс, чтоб его, отдал противнику ещё один шаг, отступив и тем сохранив на плечах свою голову, рядом с которой вспорол воздух вражеский клинок. Следующим должен был быть укол в лицо, которым этот поединок завершался легко и даже изящно, но — не повезло. Перехватив меч за клинок второй рукой, Ригор успел снизу ткнуть темноглазого в левую ладонь, заставляя дернуться больше от неожиданности, что загубило хорошую атаку. Они разошлись, каждый сделав по шагу назад - и вновь ринулись друг на друга, норовя поменяться местами, чтобы защитник стал атакующим. Ригор, воодушевленный успехом, как-то запоздало сообразил, что травма беспокоит противника не так сильно, как должна бы, что кисть левой руки, пробитая насквозь, для него вовсе не помеха. Через мгновение ему вновь пришлось отражать яростные удары человека... впрочем, человека ли? То, что он поначалу принимал за просто подозрительно тёмный цвет глаз, оказалось куда как страшнее. Они были красными, эти глаза. Не как после тяжелой ночи, усугубленной недавней доброй попойкой, нет. По-настоящему красные. Будто кто-то искусно огранил рубины и заменил ими то, что даровано природой. Очередной мощный удар заставил отпрянуть, после чего храмовник рванулся вперёд, нырнув под занесенный для удара клинок и врезаясь в бледного, чтобы повалить его наземь. Рухнули вдвоём, вдвоём же принимаясь за кинжалы — противник будто бы вовсе не ощутил, что что-то изменилось. Тем не менее — на этот раз он проиграл. Окончательно и бесповоротно. Когда Ригор всадил узкое лезвие кинжала прямо в красный глаз, он ощутил, как левый бок обожгло, как жжение это быстро растекается по груди. Достал всё-таки на прощание, в очередной раз марая белое алым и найдя уязвимое место с удивительной лёгкостью. Нужно было подняться и взяться за второго, нужно было... не было сил уже ни на что. Удар был такой силы, что у поддетой под кирасу кольчуги не было ни малейших шансов.

+1

6

Снег мешал маневрировать, не подпуская рыцаря близко, закат символично окрасил все кроваво-красными оттенками. Фигура безумного храмовника приводила  в дрожь, как и бессилие, которое ощущала магесса. Не просто так их сажали на лириум. Эти церберы охраняли магов и охраняли очень хорошо.
Духовная магия и магия, влияющая на разум не сможет ей помочь в этом бою. Сквозь магическую защиту храмовника ей не пробиться. Поэтому Ирит ничего не оставалось, как внимательно следить за храмовником, не подпуская к себе. Лед не сработал, но молния задержали. Необходимо было сделать так, чтобы Серый, что сейчас рыча и лая пытался добраться до врага, не напоролся на его меч, но бы смог вонзить в него свои острые клыки.
Девушка едва не споткнувшись, собрал всю волю в кулак, из груди поднялось тепло, а на конце посоха начал образовываться вихрь к которому полетели камни и куски земли. Дыхание ее всегда ровное начало сбиваться от необходимости одновременно двигаться, не подпуская храмовника, что встал и снова двинулся  к ней. Стихийной магии она уделяла меньше времени и  магической энергии, а также концентрации приходилось тратить куда больше.
Когда вихрю резко соединил все, что впитал в себя, образовав один большой ком, магесса резко направила посох на храмовника и резким магическим выбросом запустила «каменный кулак в храмовника, сбивая его с ног и громко дала Серому знак:
- Фас! - обычно пес слушался только Ригора, но сейчас мабари понимал, что у храмовника на приказы ему нет времени. Поэтому уловил знак Ирит и кинулся на храмовника, пока тот не пришел в себя. Пес зажал лапой руку с мечом, чтобы враг не смог его ранить и вгрызся в него клыками, разрывая артерии. Кровь хлынула их него фонтаном, а пес отпрыгнул, от храмовника издавая победный лай.
Целительница резко выдохнула, все еще внимательно наблюдая за храмовником, дабы быть уверенной, что он уже не поднимется. Руки у нее дрожали, как и вся она. Горячка боя спадала и стресс потихоньку начал ее накрывать. Ригор… Серые глаза нашли его довольно быстро и магесса тут же подбежала к нему.
- Андрасте милосердна, ты ранен! - силы почти оставили храмовника, а левый бок доспехов окрашивал ненавистный ею алый цвет. Девушка чувствовала, что магической энергии у нее немного, не хватит, чтобы вылечить полостью ранение,, да и чтобы нормально залечить рану нужно было видеть ее, но необходимо было хотя бы остановить кровь. Ирит коснулась бока и сосредоточившись ощутила, откуда выходит из ее друга жизнь. Зашептав заклинание и чувствуя. Как теплая, целительная сила от рук переходит Ригору, она также ощущала, как ее саму покидает не только магическая, но и жизненная энергия. Остановившись, пока не завалилась рядом с ним тут же, на снег, девушка чистой от крови рукой подняла голову храмовника, заглядывая в усталые, чуть замутненные бессилием глаза.
- Давай, Ригор, вставай! Надо уходить! - магесса принялась помогать ему подняться и перекинула его руку через свое плечо, чтобы он мог на нее опереться. Необходимо было найти безопасное место, где она сможет, сняв с него все эти доспехи обработать рану и храмовник сможет восстановить силы.
- Только не вздумай отключиться, у меня сил не хватит, чтобы дотащить тебя самой! - пес тем временем протаптывал им дорогу через снег, дабы магессе и раненому хозяину было легче продвигаться.

Отредактировано Ирит (2020-07-23 12:50:36)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Красное и белое [Шестнадцатый день Зимохода, 9:39 ВД]