Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Ох, Жозефина! [25 Джустиниана, 45 ВД]


Ох, Жозефина! [25 Джустиниана, 45 ВД]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://funkyimg.com/i/2YiPB.jpg

Ох, Жозефина! [25 Джустиниана, 45 ВД]

Время суток и погода: жаркое антиванское лето.
Место: Антива-сити.
Участники: Сэра, Шокракар.
Аннотация: объединённая армия Вольной Марки и Инквизиции поспешила Антиве на помощь, и часть её направилась прямо в столицу, чтобы подготовить её к скорой осаде. В числе отобранных Наместником Киркволла - капитан Вало-Кас, которая помимо участия в войне расчитывала присоединиться к Жозефине Монтилье. Однако с прибытием в город наёмница узнаёт, что бывшая амбассадор Инквизиции направилась на встречу с кунарийской делегацией в отчаянной попытке предотвратить нарастающий конфликт, и пропала. Естественно, Шокракар тут же организовывает поиски Жозефины, в которых ей поможет Сэра. Подруга Рыжей Дженни не останется в стороне, особенно когда в беду попадает её давняя знакомая, которая доказала, что аристократы могут быть хорошими. Таких, знаете ли, итак мало!.. 

0

2

Совсем не при таких обстоятельствах Шокракар планировала свой визит в Антиву, в который входил отдых на пляже рядом с Жози, самые ароматные и сладкие на свете антиванские дыни, цветущие сады, радость глупенькой, но доброй Иветты и много солнца-солнца-солнца, о существовании которого некоторые жители киркволльских трущоб даже и не подозревали.

  «Что это за жёлтая штука в небе? У нас такой нет».

  Хорошо, это было преувеличением. И Шокракар всё равно умела не жаловаться на превратности своей вредной судьбы, и могла бы обойтись без дынь и пляжей, если бы рядом волновалась о каких-нибудь мелочах Жозефина. Но Жозефины не было.  А без неё и дыни казались безвкусными, и солнечное тепло не прогоняло жуткого холодка, держащего потрошительницу за загривок.
  Зато был орлоносый Ив Монтилье, который не спал третьи сутки и серая от страха за потерянную дочь леди Астрид. Несмотря на то, что они уже отправили на поиски Жозефины своих людей, чета Монтилье не отказалась от предложения Шокракар выручить их старшую дочь. Родители Шеретты  были вежливы и учтивы, они будто бы даже не заметили дорожной пыли, которую тал-васготка принесла на дорогой ковёр, и не стали воротить носа от Сэры, которую она же привела с собой. Но потрошительница всё равно явственно ощутила невидимую стену, которую знатные люди обычно возводят между собой и теми, кто обитает парой пролётов пониже на классовой лестнице. Особенно когда они начали разговор об оплате за эту работу.
  Нет, деньги в любой операции нужны, и Шокракар приняла бы их помощь, коли на то пошло. Но чтобы ей платили почасовое жалование за спасение собственной невесты?..
  Впрочем, в сердце наёмницы в данный момент не было места для офигевания, а потому она скоро уже топала толстыми коваными каблуками по выложенной орнаментальной плиткой дорожке в цветущем бесстыдно-крупными цветами саду, где её с Сэрой ждал попирающий кулаками землю Датрас. Только там их и нагнала бегущая следом Иветта в развевающихся одеждах, будто дамзель из бульварных романов.

- Шокаркар! Шокаркар! - Иветта за несколько лет знакомства так и не научилась выговаривать имени тал-васготки. Сэру и Шокру обдало приятно раздражающим обоняние облаком ароматов, когда младшая Монтилье достигла их, вцепившись в руку наёмницы. - Ты не обижайся на моих родителей, они так погружены в своё горе, что совсем не думают о том, что ты себя, должно быть, ужасно чувствуешь. - Иветта погладила Шокракар по серой руке, сочувственно глядя в её страшное лицо. Она была единственной из Монтилье кто с восторгом отнёсся к  появлению потрошительницы в жизни Жозефины, а уж история о том, как Шокракар дралась на дуэли с лордом Отранто за сердце её сестры и вовсе приводила Иветту в радостное исступление. - Я уверена, что ты отыщешь Жози и спасёшь прямо как в книгах, и в конце я опять буду завидовать сестре и её  приключениям. Иначе и быть не может.

  Томный вздох. В воображении прелестной Иветты её сестра должна была пережить захватывающее приключение в ожидании, что за ней сквозь ряды врагов пробьётся Шокракар и на руках унесёт в закат. Светлая голова девушки, беды которой обычно ограничивались нессответствием цвета туфелек с платьем, была не способна представить ужасов кунарийского плена, но при всём при этом Иветта всегда старалась ставить себя на место других и внутренне понимала, что романтизировать — это потом, когда всё будет хорошо. А пока - страшно. Капитан Вало-Кас на короткое мгновение переглянулась с Сэрой и ответила:

- Спасибо, Иви, - Шокракар улыбнулась одним краем рваных губ, глядя на младшую Монтилье сверху-вниз. - В конце концов, я ведь сама говорила, что Шеретте пора бы оторваться от своих бумажек и развеяться, иначе ей грозит смерть от скуки.

«А теперь — смерть от рук кунари. Какую предпочтёте, синьорита?»

  Иветта хихикнула в смуглую ладонь, а потом обернулась к Сэре:
- Я не дождусь вашего возвращения, сегодня отец отправляет меня в Орлей, - она поморщила нос. - Говорит, здесь слишком опасно. Я хотела бы быть полезной, но я ничего не умею и не знаю, что мне делать. Может, вы бы взяли меня к себе в Рыжие Дженни, чтобы я научилась хоть чему-то полезному?..

  Шокракар поморгала, но смеяться над девушкой не стала. Самая любимая из всего выводка Ива и Астрид, младшая и поздняя дочь, она была задушена их любовью, без пощады избалована и в конец занежена — и всё равно  постоянно пыталась вырваться из золотого плена родительской заботы то в неудачной попытке сбежать с Каарасом, с которым ей почудилась любовь (без его о том ведома), то проявляя другие признаки своего маленького бунтарства — так, как она умела. Из аристократов — в Друзья. Придумает же!

  А потом они прощались, и Иви назвала Шокракар «сестрицей», и тревога потрошительницы чуть-чуть, но отпустила. Оседлав свою здоровенную песочно-жёлтую наголопу и помогая Сэре забраться позади себя, капитан Вало-Кас покинула двор огромного поместья Монтилье.

  Дружественным силам корона Антивы выделила место в лагере за чертой города, но вся командная верхушка дневала и ночевала в обширном гарнизоне недалеко от центра города, помогая укреплять бело-мраморные стены столицы изнутри и снаружи. Великолепная Антива-Сити не опустела, несмотря на бегство тех, кто не желал находиться в городе во время осады. Наоборот: широкие улицы, выложенные мозаикой цвета морской волны, полнились рабочими и наёмниками, маршировала королевская стража в сюрко и сильверитовых кольчугах с дыбящимся драконом Антивы на груди; а маги из антиванских кругов помогали укреплять результат колдовством под надзором храмовников. Торговые принцы не поскупились, готовясь защищать столицу страны - падения Ривейна хватило, чтобы они не стали медлить. Облик города тоже изменился: рядом с золочёными статуями и фонтанами громоздились баррикады, бочки с песком, мотки толстых цепей, которые потом натянуи преграды; по соседству с фигуристыми башнями и куполами вырастали огромные катапульты, скорпионы и баллисты, а ослепительной красоты Бульвар Морей на подступе к королевскому дворцу превратился в самый настоящий лабиринт, через который придётся пробиваться захватчикам. Пахнущий уличной едой и специями рынок Золотой Площади опустел, сменившись фортификационными заграждениями, а его дома трудолюбиво и скрупулёзно покрывались огнеупорными смесями. Из портовой гавани исчезли рыбацкие лодчонки и купеческие корабли, зато дальше держали линию оборны разнообращные мановары под разноцветными флагами торговых принцев, наёмных компаний и союзных сил соседних стран и организаций.

  Антива-сити готовилась к нападению.

  Шокракар в Антиву отправилась с десятью своими бойцами и большим отрядом стражей Авелин; они были посыльными доброй воли Наместника Тетраса, который выказал солидарность с атакованной страной. Их сопровождали киркволльские храмовники и лояльные маги под знамёнами Церкви. Все они с сомнением смотрели на группу серокожих, которых отправили воевать с Кун, но сомнения эти развеялись, стоило потрошительнице предстать перед антиванской знатью. Многие, кто был старше тридцати лет узнавали звезду гладиаторских арен, которая принесла немало выручки любителям проставиться на боях без правил. Все они знали её историю: сбежавшая из концентрационных лагерей воительница, которая мечтает отомстить Кун за оставленные на её теле шрамы. Это было идеальной легендой, которая в те времена принесла молодой и амбиционзной Шокракар немало известности и фанатов. Теперь те, кто узнавал её — а  узнать её было проще простого — радовались возможности драться плечом к плечу с той, на чью победу они некогда делали ставки, и, что самое главное - выигрывали.
  Только вот времени и условий для того, чтобы предаваться ностальгии, к сожалению, не было. Вместо этого Шокракар готовилась выступать на поиски Жозефины, которая убедила совет торговых принцев, что необходимо хотя бы попытаться установить дипломатический контакт с кунари прежде чем они обрушатся на Тревизо, несмотря на отсутствие ответа с их стороны. Только вот Шокракар знала, что с Кун не договариваются. И след дипломатической миссии Жозефины предсказуемо исчез, как в воду канул — он терялся на дорогах между Антивой-Сити и Тревизо.

  Было принято решение отправить на поиски маленький мобильный отряд, который смог бы легко маневрировать в затронутой войной стране, разыскать своих дипломатов и заодно разузнать о силах врага. В этом деле главной помощью были Друзья Рыжей Дженни, с одной из которых Шокракар была очень хорошо знакома.
  Сэру она встретила ещё в те добрые деньки, когда нагрянула в Убежище со своими ребятами требовать с Инквизиции оплату за Конклав. Деньжат тогда у леди Тревельян было не густо, и Инквизиция компенсировала недостаток средств помощью в спасении оставшихся в живых, но разбросанных по Ферелдену и Орлею «двуручников». Именно Сэра тогда и истопала несколько пар сапог в поисках серокожих наёмников, которые то у венатори в гостях засиделись, то гурнам морды били, то крестьян пугали. Сэра — девчонка во всех отношениях славная, с ней и в разведку было не страшно, и за пинтой не скучно, и при других обстоятельствах Шокракар обязательно ухлестнула бы за ней хорошенько — да так, что мало не покажется. Или покажется. Но у Шокракар была Золотистая, а у Сэры, насколько знала потрошительница, — Пипишка (П-и-п-и-ш-к-а), и это было хорошо. А теперь, после визита к семье Монтилье, всадницы спешили на встречу с кем-то из Друзей, у которых вроде как была информация о местонахождении Шеретты. Шокракар правила вышагивающим по мраморной плитке бульваров Датрасом и бурчала через плечо:

- Только у меня с моими серожопыми нормальная хата появилась, как этим повёрнутым припичило войну разворачивать, - когда до Шокракар донеслись слухи о первом наступлении кунари на континент, Вало-Кас только-только получили официальное разрешение заселить эльфинаж. Они разделили между собой покинутые эльфами дома, в которых ушедшие хозяева почти всё оставили как есть: незастеленные кровати, разбросанные игрушки, развешенное на верёвках бельё — жуткое дело. Конечно, местные беняки стащили оттуда всё, что могли и пытались сквотировать опустевшие здания, но теперь там прочно обосновались серокожие. Шокракар очень не хотелось покидать свой новообретённый дом, даже идти воевать с кунари — внезапно! - не хотелось: всем им головы не перерубишь, а вот создать оплот для тал-васготов — это настоящий удар по Кун. Но когда оказалось, что захватчики победоносно приближаются к Антиве, Шокракар как ужаленная подорвалась с места. В кои-то веки не для того, чтобы мстить землякам за порушенное прошло, а для того, чтобы защищать своё счастливое будущее. С Жозефиной.

- И Золотистая. Знает же, что с кунари дипломатию разводить — всё равно, что летящий камень уговаривать... а, вашедан, - придержав Датраса за поводья, женщина оглядела узкую, вымощенную обыкновенным булыжником улочку посреди которой спряталась небольшая забегаловка с аккуратно выведенной надписью «Ужаленный поэт». Ни музыки, ни звука голосов, но двери распахнуты. - Похоже, приехали. Здесь твои Дженни нас ждут?..

+1

3

- Надеюсь родители не знают, что вы с Жозефиной того этого, – опасливо заметила она перед походом к родителям хорошей аристократки. – А то бросят в тюрьму или траванут засахарившимся вареньем. Они же знатные, а ты…
Сэра была уверена, что знатнючки могут развлекаться как угодно, но чтобы умная хорошая родная девочка вышла замуж за РОГАТУЮ БАБУ…
Их грохнут на месте, не успеют они сказать даже «мяу».
Вроде не грохнули.
Но аристократы все же странные. Факт, уже жизненный.
Сэра из всех всех сил сдерживалась и старалась держать в узде свою неуемную фантазию: нет, прокрасться на кухню и насыпать соли в сахар не самая удачная сейчас идея и нет, залить стул в библиотеке вареньем тоже. Не говоря о чем-нибудь более кровавом, чем чье-то потревоженное душевное спокойствие наглой эльфийской выскочкой.

И когда, казалось бы, терпение Сэры было на последнем издыхании, её — и свой дом — спасла сестра Жози.
- Ты и так умеешь в полезное. Будешь держать нос по ветру и подслушивать разговоры орлейской аристократии, - подмигнула Сэра, после недолгого молчания, честно справившись с ржачем. - Будешь наводчиком в тылу врага. Ха! Ты просто еще толком не знакома с орлейскими знатнюками! Они даже к кунари и Волку перебегут, если за это заплатят.
И если кто-то считает, что такие залюбленные семьей младшие дочери не к чему не способны, тот просто не знает таких милых послушных девочек легко учащавшихся откусывать вражинам головы.
Иветта Габриэлла Монтилье была вся такая пушистая прелесть. У неё хотелось стрельнуть пару печенек, а то и поплакаться в жилетку, как-то очень Иветта на это все провоцировала. Впрочем, Лютик держала себя в руках — рвать той шаблон рыданиями на тему «Мой народ — полнейшие кретины, а главный эльфийский бабайка испоганил мне личную жизнь» было бы излишним.

Сэра мечтала скрестить последователей Ужасного Волка с последователями Кун и пусть они там хоть до усрачки выясняют у кого толще. И тевинтерцев к ним же. Главное чтобы нормальных людей и нелюдей в свои терки не вмешивали. И всем будет хорошо. Она гарантирует.
Так страшно ей еще ни разу не было даже во времена жирдяя Какофея.
Что было хорошего в этой стране — тут было упоительно плевать на чужие проблемы, своих с лихвой достаточно; главная из проблем — вон рогатая пришедшая на континент. И никто не задавал вопросов. Никаких. Никому. Тут не думаешь о Скайхолде, Фен`Хареле, не думаешь, о том последнем разговоре с Дагной, ушедшей затем под землю и не известно что там случилось; здесь настолько все равно, что не появляется даже желания встать посреди напряженно-опустевшей улицы и тупо заорать. Лучшее место на земле.

Узнав что ей придется ехать верхом Сэра нервно икнула. Три раза. Отношение её с лошадьми можно было описывать в лицах: расскажи кому не верит. То её конь понесет, то она с него свалится, то её укусят…. Мирный пони, который до этого детей катал, что обидно! Короче, поездки верхом чаще всего выходили весьма провальными, и она уже просто мечтала чтобы гномы придумали каких-нибудь железных коней. Включил такого коня и он самостоятельно поехал. Никто не спорит: лошади – красивые умные животные и далее по тексту, однако любоваться ими Лютик предпочитала на картинке или издалека. И желательно в нескольких шагах!
Так вот. Это всё было про лошадей, а ждала её наголопа, здоровенная зверюга в раз пять больше весом чем её спутница, не говоря уже о самой Сэре!
«А-а-а-а!» - мысленно завопила Сэра, ощущая, как сильные руки помогают ей усесться на спину чудов…коня. – «Выпустите меня отсюда! Я готова провести все выходные с Блестяшечкой, уча правила этикета для богатеньких девочек! Я буду вышивать крестиком весь вечер! Я буду носить то ужасное розовое платье с рюшами! Я…я…я…Я даже Хреноласу в любви признаюсь!»
Только большим умственным напряжением Сэра заставила себя успокоится, медленно равномерно задышав. От её паники никому не будет ни толку, ни прока, да и Жозефину так не спасти. 
Но как же мать их-то страшно... МАМА!

- Да идиоты они! - поддержала разговор Сэра, правда так, что слушатели могли гадать, кто именно идиоты: кунари, Жозефина, Церковь, эльфы или все вместе. Впрочем, знающие Сэру могли смело записывать в данный список еще и северян.
Хотя Шокракар чай двинутых на Кун из самых первых рук знает, в отличие от многих васготов. Что примечательно, не хилый такой провал в их хваленной государственной системе. Кунарийская Бунтарка выпендрилась эпично — дара деру прямо из перевоспитательных лагерей (как там их называют?), про которые Бык одни лишь страшные сказки рассказывал. Вот это, на взгляд Рыжей Дженни, было вообще истинным подвигом духа, тела и всего, что еще можно вообразить.
Шокракар гадила с размахом — с самого начала.
И рассеяно добавила, понемногу напрягалась:
- Научишь потом вашим ругательствам? А то Бык так и не успел — обидно. Что-то не так. А где нецензурные песни, пыль столбом, пьяные собаки в лужах и матерящийся трактирщик?
Немножко преувеличила — всего-то двое должно быть, а не целая толпа — но не суть сейчас важно. Главное, чего такая тишина, как на кладбище?!
Сэра переглянулась с серокожей, догадываясь, что в свете последних новостей ей приходят в голову похожие мысли. Только вот этих двоих Сэра знала и на идиотов-предателей они не походили, она могла любимый лук заложить. А почему идиотов? Ну так у одного из жила сестра в бывшем Круге и он явно не хотел ей участи магов кунари.
Внутри не было никого.
Вообще.
Даже вечного трактирщика, с унылой мордой протирающего стакан — фиг с ними гостями. 
Сэра переглянулась еще раз, взглядом и жестами показав Шокракар путь на второй этаж — мол, она, Сэра, сходит, посмотрит, но кому-то нужно осмотреть первый.
Началось в Антиве утро.

+2

4

- Так они до сих пор не захотели понять, что мы с Золотистой шутки не шутим. Я для них - аристократический каприз Жозефины, которая якобы нахваталась орлейских понтов, - бурчала Шокракар, не замечая, что лихая наездница за её спиной переживает не самые лучшие моменты своей эльфячьей жизни. Но если Сэра Датраса могла недолюбливать, то Датрасу Сэра нравилась, а потому шёл он бойко и хорошо. - Вроде того как тот Маркиз-Как-Его-Там с его ручной виверной.

 Да Ив и Астрид Монтилье не видели в Шокракар не то что подружку их дочери, они даже личность в ней не особенно замечали, как-будто тал-васготка была пусть и очень умной, но всё-таки скотиной. И сколько бы Шокракар не карабкалась из грязи в князи, она оставалась обыкновенным капитаном наёмничьего отряда, а даже если бы стала королевой грёбаного Тедаса - то и тогда пара рогов на голове да серая кожа всё ещё были бы непреодолимым препятствием. Ко всему этому прибавлялась маленькая, но немаловажная деталь: Шокракар была женщиной, а от Жозефины как от наследницы старинного рода с большим нетерпением ждали потомства, потому что васготы, может, и скотина скотиной, а благородная баба должна плодить наследников. И лучше бы с примесью голубых кровей.  Встань Шокракар на пути этого веками проверенной схемы, её точно траванут, как выразилась Сэра. Да только вся её жизнь была бесконечной чередой покушений, поэтому разницы пока замечено не было. 

  В общем, все эти тысяча сто сорок пять раз думанные-передуманные мысли Шокра отодвинула на дальнюю полку, а пока было дело. 

  Если бы всё пошло как задумывалось, и их с Сэрой встретили другие Дженни, успешно состоялся обмен информацией, они бы пожали друг другу руки и пожелали хорошего дня - тогда Шокракар решила бы, что что-то идёт не так и вообще подозрительно гладко. Но этого, естественно, не случилось. Была опустевшая таверна, странная тишина, и явственно пахло проблемами, а Шокракар почти расслабилась, потому что всё шло как обычно - наперекосяк. А когда наперекосяк - это как раз в пределах её компетенции.
  Датрас остался ждать у дверей, а Шокракар вошла внутрь, по привычке пригнув рогатую голову, чтобы не приложиться лбом о низкий для неё дверной косяк. Её встретил застарелый запах выпивки и еды, въевшийся в древесные панели, за хозяйской стойкой тут и там лежали опустошённые бутылки и стаканы, и в общем складывалось впечатление, что таверну покинули второпях, особенно не заботясь о том, чтобы забрать свои пожитки. Потрошительница, одетая в долгую кольчужную рубашку, покрытую красно-чёрным сюрко, расшитым гербом Киркволла, медленно вышагивала по скрипящему под её весом полу и разглядывала заставленный столиками и скамейками зал таверны. Покачав головой, женщина полуобернулась к Сэре и произнесла: 

- Ну вот тебе первый урок ругательств на кунлате: "вашедан" означает "дерьмо". 

  Серая ладонь женщины покоилась на топорище одного из её топориков, в то время как прозрачный взгляд выискивал что-нибудь подозрительное. То есть ещё более подозрительное, чем открытая, но пустая таверна. Кивнув на бессловесное предложение прогуляться по второму этажу, Шокракар прошлась по отдельным комнатам для посетителей, приплачивающих за интимность их попойки - в них было пусто и уныло. За стойкой тоже не оказалось ничего интересного, а вот на кухне обнаружились подозрительные багровые пятна на полу. Склонившись, Шокракар определила в них засохшие остатки острого антиванского соуса.

  Было похоже, что хозяин таверны просто решил собрать свои монатки и, подхваченный бурным потоком беженцев, свалил из города куда-нибудь на север - подальше от рогатой заразы. Но получается, что Друзья назначили встречу в пустой таверне? В принципе, почему бы и нет. Шокракар хотела было зайти в кладовую, но услышала откуда-то сверху прирглушённые голоса и поторопилась наверх - к Сэре.

***

  Лестница вывела Сэру в длинный коридор, одна сторона которого была заставлена диванами и низкими столиками, а другая тянулась рядом дверей в спальные номера. Но не успела она сделать и шага по этому коридору, как перед ней вырос сухощавый смуглый мужик средних человеческих лет: небритый, одетый в мешковатую серую одежду неряшливого вида, но обмотанный красным шарфом. Он вырулил из двери первого номера, и остановился напротив Сэры, сунув руки в карманы. Сначала он молча окинул девушку взглядом, а потом, вроде как убедившись, что она - та, кто ему нужна, наконец произнёс:

- Друзья передают привет: Тали и Маркон не смогли прийти. Я Бен, а ты опоздала. Пойдём вниз, не будем здесь засиживаться, - он кивнул на лестницу и начал спускаться. 

+1

5

- Ага. Угу, - буркнула Сэра, являя собой потрясающий редкий, прямо уникальный, пример красноречивости, и смотря на выскочившего перед ней хмыря как на забавное растение. Ибо что-то, а Маркон, а точнее просто Мар, терпеть не мог когда его называли по полному имени. А вот пароль он сказал верный.   
Создатель, если в этом подлунном мире когда-нибудь что-то пойдет по плану она сильно охреннеет точно. Впрочем, чего сейчас мечтать о невозможном?
Демон и все его подштанники! И Шокракар не предупредишь. Как там в той сказочке говориться? Пол-королевства за мыслеречь? Угу. Правда принцу ничем та не помогла — грохнули все-таки беднягу. Это до поры в кривых зеркалах его королевства было все спокойно. Н-драсте, причем тут долбанный принц!
Сэра кинула взгляд назад в сомнении оглядывая коридор, но ничего подозрительного не заметила, а просмотреть комнаты не успела — неприятный хмырь находился уже на середине пути.
- Я всегда прихожу вовремя, - хмыкнула она, решив все-таки спуститься. Отзыв, однако, несколько изменила, проверяя. Правильным было «я никогда не опаздываю». Нет, это не она такую нуднятину выдумала.
Хмырь назвавший себя Беном даже не поморщился, что заставляло напрясться еще больше. 
Позади неё чуть приоткрылась дверь комнаты.

+1

6

Приглушённый голос Сэры и её собеседника были спокойны и не предвещали беды, вот только чуйка у Шокракар предупредительно голосила дурниной: будет замес. И дело было вовсе не в том, что потрошительница обладала сверхъестественным чутьём, а просто в их кривобокой жизни никогда и ничего не шло по плану.
  Уже на лестнице она лицом к лицу встретилась с Сэриным "дружком", и явно ему не понравилась, потому что первой его реакцией было шарахнуться назад.
- Кунари! - рявкнул он, и в руках его откуда ни возьмись возникло блестящее жало - изогнутый короткий кинжал.
- Где кунари?! - Шокракар выхватила топорики, изображая почти натуральный испуг на лице. Не то чтобы она очень любила играть в дурочку, но вот быть безоружной рядом с вооружённым - не любила ещё больше. Тип напротив неё непонимающе заморгал и оглянулся на Сэру в поисках объяснений, но Шокракар её опередила:
- Ааа, так ты это про меня? Расслабься, дружище, нету здесь кунари. Я с ней вот, - она покивала на Сэру рогатой башко и миролюбиво подняла в воздух один из топориков, заставив мужика отшатнуться. - Я друг. Друг друзей Дженни...
  Говоря, Шокракар цепко оглядывала их нового знакомого прозрачным серым взглядом, как вдруг раздался тихий скрип двери, какой-то подозрительный шум и приглушённое мычание, а затем - тут же оборвавшийся возглас:
- Помо... ай!

  Время замедлило свой ход, и счёт пошёл на секунды.
  Переглянувшись с Шокракар, Бен понял, что разоблачён, и в ту же секунду его кинжал свистнул прямо у её лица, но брякнулся о подставленное топорище.
- Урок номер два, Сэра! Kadanshok defransdim vashedan! - крякнув от усилия, Шокракар схватила мужчину за плечо второй свободной рукой и, притянув к себе, приложилась коленом о его пах. - "Моя нога знакомится с твоим хером".

  "Бен" с сиплым стоном сложился вдвое и, выронив оружие, осел бы на ступеньки, да Шокракар всё ещё удерживала его на ногах.

  Из дальней комнаты всё ещё доносились звуки борьбы, и вдруг из распахнувшейся двери выпал молодой гном со связанными руками и ногами. Его лицо, поросшее светлой бородкой, опухло от синяков и кровоподтёков, но даже несмотря на это в нём ещё можно было узнать Маркона. А ему вслед вышел поджарый эльф с рыжими торчащими волосами, и в руке его отражённым светом блестел короткий меч. Завидев Сэру, эльф бросился на неё.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Ох, Жозефина! [25 Джустиниана, 45 ВД]