НОВОСТИ

06.10. 22 месяца игры: цитаты и мобильная версия

25.08. важно помнить: будущим неканонам сюда!

Рейтинг: 18+



Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » День гнева [27 Джустиниана, 9:45 ВД]


День гнева [27 Джустиниана, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://cdn5.f-cdn.com/contestentries/333149/16650968/56afbf6deb438_thumb900.jpg

День гнева [27 Джустиниана, 9:45 ВД]

Время суток и погода: раннее утро
Место: море Утверждения, недалеко от северного побережья Антивы
Участники: Максвелл Тревельян, Вэйя, ГМ, нпс, возможны другие игроки (очередь нефиксированная)
Аннотация:

Подсчитывая потери в недавнем бою, имперские войска готовятся продолжать наступление...

Отредактировано Максвелл Тревельян (2019-10-06 02:27:20)

+1

2

Как часто бывает, после бури наступает затишье, а кровавая битва сменяется мертвой тишиной, разрываемой лишь алчными криками ворон - но этой ночью над морем, кипящем от порывов бурного северного ветра, не смолкала симфония скрипа снастей, стонов, криков и бесконечного отчаяния, переходящая в черный, беспокойный сон со стучащими от холода зубами под самый рассвет.
Имперская эскадра медленно приходила в себя после победы.
Наверняка потом, через пару месяцев или лет, кто-то назовет это сражение избиением заведомо более слабых, вдвойне позорным от понесенных потерь - еще бы, ведь противников было в два раза меньше, ведь его застали врасплох - и все равно потеряли безвозвратно два корабля, а еще два представляли собой зрелище настолько жалкое, что будь они конями - их бы пришлось застрелить. О, никто из имперцев этому не удивиться: вот уже несколько веков грандиозно выстроенная южной Церковью стена лжи закрывает сияние солнца для жителей почти всего Тедаса, выставляя Тевинтер, в одиночку стоящий на страже мира от  серокожих орд, едва ли не врагами рода человеческого.  Кто станет разбираться, были ли девять перегруженных, слабо вооруженных для морского боя кораблей равны четырем дредноутам? Сколько столетий истории было искажено, подано так, чтобы очернить колыбель человечества, сделать кровожадными и беспринципными маньяками-рабоваладельцами? Но стены Минратоса стоят, и башни его пронзают небо даже сквозь пелену лжи - а потому воинам древнего Империума нет дела до того, как их победу оценят враги спустя годы.
Сегодня же победа досталась дорогой ценой. Уже за полночь из воды извлекли последнего живого раненого; гораздо больше времени пришлось на то, чтобы цеплять баграми начинающие раздуваться трупы - те из них, что были видны и могли быть извлечены; над морем нет вороньих стай, но и чайкам и хищным рыбам хватит пропитания надолго, ведь тела кунари, в отличии от имперских, никто доставать и не думал. Тела валились подальше от глаз, немногочисленные выжившие пленные набивались туда же, без всяких церемоний заковываемые в цепи и пинками загоняемые в смрадный трюм, на палубах же латали снасти, вычерпывали воду и прибивали деревянные "заплатки" на пробоинах, дабы поскорее убраться с этого гиблого места. Паруса судов истрепаны и разорваны; на двух из кораблей, превратившихся в искалеченные могильники и госпитали, их не было и вовсе - но тевинтерская эскадра шла на запад, и сияющая мертвенным светом луна провожала ее в последний поход.

Когда краткие часы темноты сменились утренним сумраком, переходящим в густую дымку тумана, на имперских судах уже никто не спал. Все выглядело почти как обычно, если не брать во внимание тяжелые увечья, нанесенные кораблям, изрядно поредевшие команды - и нервную, дерганную суету в действиях команд, видимую опытным глазом с первого взгляда. Работа, начатая ночью, продолжалась - и продолжался подсчет потерь и уцелевших.
Командиры, тем временем, уже почти час как напряженно спорили в каюте на борту "Джаггера" - галеаса, поднявшего флаг во главе ордера вместо поврежденного "Вирма" - оценивая обстановку и планируя дальнейшие ходы.

- ...дерьмовая ситуация, вот тебе и вся история. - мрачно проговорил рыжебородый принцепс-навис Велий, потирая разбитый в ходе боя нос. - И мы не сможем подойти к берегу. Даже дредноут сядет на мель, а у нас водоизмещение больше будет.

Ситуация и впрямь ничего хорошего не внушала. Один галеас из южной группы утонул; его команда и десант погибли почти полностью, уцелело немногим более сотни человек. Второй, служивший приманкой - частично выгорел, наполучал пробоин и в итоге медленно и печально затонул - разве что потерь значительно меньше. Еще один - остался практически без парусов, четвертый - с бортами, немногим выше ватерлинии похожими на решето.
Потери - почти на каждом судне; сильнее всех, помимо, разумеется, моряков, пострадали "Чистильщики": полк аламской ауксилии потерял больше трети личного состава, атакуя дредноуты с тыла; из Девятого - погибло и тяжело ранено около пятисот бойцов, целая когорта. Куда страшнее - потерянные припасы, множество из которых кормят рыб вместе с погибшими кораблями. Без них за линией фронта - а именно туда и направлялся легион по тайному плану, известному только Максвеллу и Азеку из Пятнадцатого - предстояло очень туго; оставшихся хватит не надолго, а если учесть необходимость оставить часть из них с ранеными...
Оставалось молиться, чтобы эта встреча с кунари в море оказалась последней.
- Они шли с Сегерона и не за нами, иначе бы шли по-другому. Вторжение?
- Единственная цель здесь - Бринлоу, но до него идти и идти.
- Думаешь, начнут вторжение, оставив за спиной южан?
- Думаю, это и были основные силы. В Бринлоу нет сильного гарнизона. Выброшенных на шлюпках хватило бы для захвата.
- А я так не думаю. Кунари не из тех, кто пускается в авантюры. Это или авангард, или подкрепления.
- Будьте внимательны, парни. Они могут прятаться где угодно.
- "Где угодно" - это вот здесь. - палец офицера скользит по карте, очерчивая довольно обширный кусок побережья. - Здесь довольно глубоко и широко, чтобы высадить сразу много. На отчаянно нужна разведка.
- Займитесь этим. Что с подсчетом тел?
- Еще ведется. Перекличка всех живых дело небыстрое.
- Доложить сразу же. А пока - движемся прежним курсом. После того, как приблизимся к подходящему берегу - переместить раненых на наших "калек" и ждать подмоги. Все равно уже не пловцы.
- Так а что с разведкой, генерал?
- Я подумаю, чем можно помочь.

...Неуловимо напоминает военный совет в Соласе - разве что компания несколько иная. Отпустив офицеров по завершению брифинга, Максвелл изо всех сил раскрывает усталые глаза, борясь с накатывающим сном, чувствуя при этом большие сомнения. В конце концов, он - человек полностью сухопутный, и помочь тут, кроме раздачи общих команд, не сумеет ни на йоту. Даже в битве он, устранившись от морского командования, в котором ничего не смыслил, делал то, что умел - колдовал огонь и бури. Эффектно и полезно, но не то, чего ждут от командира эскадры. Что может случиться, если такой "командир" немножко поспит?
- Ты все еще уверен в своем решении? - голос вырывает его из дремотных размышлений, и генерал с недовольством ловит на себе взгляд товарища, оставшегося рядом.
- Меня не так-то просто заставить отступить, Азек.
Усмешка скручивает полные губы собеседника, предваряя известно какие слова. Известно настолько, что Макс заранее закатывает глаза к потолку.
- Ты ведь знаешь, что это самоубийство. - Азек не спрашивает. Констатирует факт. - Что случилось в Соласе, Корвус?
Очередь генерала - пора усмехаться ему. Он ведь понимает, что Корвус ничего не расскажет, верно?
- Пойдем на воздух, старик. Начинаешь повторяться.

...На воздухе - бриз. И соль. И солнце, первые лучи которого едва прорываются сквозь туман, выходя из-за горизонта. И крики. Ничего нового.
- Как думаешь, Азек, твои "сыны" смогут посмотреть в будущее? - задумчиво произносит маг, упираясь спиной на мокрые доски надстройки и глядя в даль.
- Они не мои, ты же знаешь.
- И все же.
- Это так не работает, Макс. Не переоценивай Эмпиреи.
- Эмпи... что? Чтоб тебя, я не академик, я могу ее только поджечь.
- Тень. Не люблю это слово, слишком пошло..
- Так а все же? Ну же, Азек, ведь ты потомок сомниари. Альтус. Я хочу видеть, где засели эти ублюдки. Или засядут.
...И - с удовольствием смотреть, как задумался оппонент. Тревельян уже "работал" ранее с XV легионом и знал его командиров - но столь тесное взаимодействие случалось у него впервые. По крайней мере, в этой жизни: каждая встреча с представителями легиона боевых магов пробуждала в его сознании чувство неясного дежа вю - и отчетливо знакомых ассоциаций с тем периодом, в котором он был среди венатори. Тех самых, старых. Единых.
Крики все ближе. И ближе. И ближе.
Пока наконец флотский унтер-офицер не закричал ему почти в ухо:
- Шпион, мэтр генерал! Поймали шпиона!

Глаза Корвуса принялись медленно расширяться.
- Какой, к демону, шпион, боец? Мы в море.
- Прятался на нижней палубе, мэтр, а потом выдавал себя за Риальто. Тьфу, мерзость. - моряк выдал фразу почти без остановок, на одном дыхании, и было по всему похоже, что он не лжет. - Эльф. Дохлый, мелкий. При себе кинжалы и.. да и все.
За плечом раздался приглушенный смех командира первой когорты XV-го - в ответ Макс лишь сверкнул глазами. И вправду, какой шпион? Откуда?
- В карцер его. Одиночный: если это Бен Хазрат, то его нельзя держать рядом с другим пленными. Я спущусь позже.

+2

3

Сэр Аарон и Вэйя расстались поутру, когда шпили самых высоких башен еле-еле окрасились нежно-розовым на самых кончиках. Недовольный хозяин таверны грубо грохнул перед ними тарелками с простейшим завтраком, состоящим из хлеба и варёных яиц. Они молча пережёвывали еду, задумавшись каждый о своём, но в итоге все мысли сходились к одному – предстоящей разлуке. Решение об этом было принято молниеносно и единогласно. Может быть даже слишком быстро для тех, кто столько лет путешествует бок о бок, но это был единственный верный выход. Разделиться сейчас, заняться каждый своей миссией, чтобы потом можно было прямо смотреть друг другу в глаза. В Ферелдене нужно было попробовать поднять волну беспокойства. Чтобы люди понимали, что война в скором времени может переместиться к ним на порог. В этом сэр Аарон был одним из лучших, если не самым лучшим. Его рассказы всегда увлекали простой люд и были такими красочными, что даже поседевшие от прожитых лет старики с самыми застарелыми взглядами на жизнь соглашались с ним и поддерживали его. Он умел преподносить всё так, что даже самые неправдоподобные небылицы вдруг казались правдой. Поэтому лучшего человека для этого и быть не могло. Вэйя собиралась ехать в Антиву. Казалось бы, глупость. Что один эльф может сделать против целой армии кунари, но она верила, что сможет попытаться объединить эльфов под своим началом или хотя бы помочь беженцам. Все эти мысли сложились в их голове за считаные часы, пока они муторно и неторопливо обсуждали свои планы. Конечно, никто не заставлял их разделяться и брать на себя больше, чем надо. Но не таким был сэр Аарон. И Вэйя, жившая по его примеру последние несколько лет, так же не могла поступить иначе. Иначе означало бы то, что они пытаются увернуться от трудностей и сделать самый простой шаг, но настоящие рыцари никогда так не поступали. Они бросались грудью вперед, чтобы защитить простой народ. И от их оруженосцев ожидалось не меньшее.
Они вышли на улицы Каринуса поглощенного утренним спокойствием, и не торопясь зашагали в сторону конюшен, чтобы забрать коня сэра Аарона, на котором ему предстояло проделать долгий и утомительный путь через Тевинтер и Неварру до Камбэрлэнда, где можно было купить билет на корабль до Денерима. Путь предстоял неблизкий, и Хортон был погружен в молчание, хотя хотело сказать так много своей напарнице. Например, чтобы она не влезала, куда не следует, берегла себя и старалась держать голову гордо поднятой несмотря на все препятствия. Но слова всё не формировались в предложения, и когда он вывел своего коня из стойла, всё, на сто его хватило – это положить тяжелую руку на плечо, а потом мягким движением потрепать её за волосы. Эльфийка на это лишь хмыкнула, но так же ничего не сказала, позволяя рушить её косу. Конь уже в нетерпении притоптывал на месте, когда Вэйя, ловко повернувшись, вжалась плечом в походный плащ рыцаря. И хотя это длилось всего несколько секунд – обоим этого было достаточно. Сэр Аарон вскочил в седло и лишь махнул рукой, тут же пришпоривая коня и растворяясь в утреннем блеске солнца. Вэйя несколько минут постояла, вглядываясь вдаль, а потом развернулась и зашагала прочь. Ей ещё нужно было понять, какой же самый быстрый способ попасть в Антиву.
- - -
В Каринусе всегда было много кораблей из-за статуса портового города. Суда различных размеров постоянно пришвартовывались здесь, чтобы разгрузить товар или высадить пассажиров на берег. Вэйя лениво наблюдала за копошением людей внизу, прикрыв ладонью лицо. Одним из самых простых путей попасть в Антиву – это сесть на корабль. Но вот какой именно корабль ей нужен выбрать было сложно. Да и в этот день корабли были совсем другие, не такие которые она привыкла видеть. Это были настоящие галеасы Тевинтера. Вэйя про такие только слышала. Но времени, чтобы оценить красоту этих судов времени не было. Люди внизу занимались погрузкой, и неясно было, когда они собираются отплыть. Эльфийка проверила крепления двух сильверитовых кинжалов у себя за спиной и маленькую котомку с самым необходимым и стала спускаться в оживленный порт. Внизу её встретил запах жира, рыбы и морской соленой воды. Туда-сюда сновали босоногие матросы, крича друг на друга. Она отошла в сторону, где неторопливо раскуривал трубку седой моряк, явно не с этих судов, судя по расслабленной позе. Вэйя подошла ближе, небрежно облокотившись на бочку, стоявшую рядом и как можно более ровным голов=сом спросила:
- А это что ещё за махины? И куда идут?
Старый моряк обернулся к ней, смерив неодобрительным взглядом из-под повязки на глазу, и вернулся к своему неспешному делу. Вэйя скину с плеча свой мешок и вытащила из кошелька, туго набитого золотом, который её отдал сэр Аарон, несмотря на все её попытки отказаться, и кинула на бочку две монеты. Она сразу заметила, как загорелся жадный взгляд моряка. Ловким движение руки он быстро спрятал добычу и вновь повернулся к девушке, уже более благосклонно поглядывая на неё.
- Говорят, идут бить кунари. То ли в Антиву, то ли в Ривейн. Небось сама слышала что там сейчас творится, кролик.
Вэйя пропустила прозвище мимо ушей и даже не взглянув второго раза на моряка, который уже открывал рот, чтобы что-то ещё сказать, зашагала в сторону галеасов. Сейчас ей нужно было выбрать подходящую жертву, с помощью которой она сможет попасть на корабль. Вэйя не была глупой и прекрасно понимала, что никто ей на судне рад не будет, потому что это не прогулочная лодочка. Девушка оглянулась по сторонам и, увидев ещё не погруженные тюки с какими-то припасами, прошмыгнула туда и затаилась. Большинство из команды, скорее всего, будут выхолощенные войны, которые знают устав и следуют ему, что бы ни случилось. Но даже на таких суднах всегда найдётся пара человек, которые стараются уйти от своих обязанностей. Именно их эльфийка и искала. Долго ждать ей не пришлось. Парень сразу бросался в глаза тем, что делал всё в пол силы, не стараясь. И тюки брал поменьше, и шёл лениво, останавливаясь после каждого десятка метров. Как раз подходящий кандидат – невысокий, худой, не совсем телосложения Вэйи, но более близкого сравнения она и ожидать не могла. Выждав пока он вернётся с корабля и останется один, девушка выскользнула из своего укрытия и подбежала к юноше, скорбно заламывая руки и выдавливая из себя слёзы.
- Мой хозяин, о, я несчастная!
- Что такое?
Он клюнул сразу же, не пришлось даже вдаваться в подробности роли, придуманной Вэйей. Она схватила его за руку и потащила в сторону, бормоча что-то о своём господине, который попал в беду совсем рядом, о вознаграждении. При словах о том, что его озолотят, юноша совсем перестал сопротивляться и спокойно шагал рядом. 
- Только побыстрее, а то скоро уже отплытие.
- Да, да, конечно! Мой господин будет так вам благодарен! Так благодарен!
Вэйя быстро свернула за угол и, пока моряк не успел среагировать, дернула его за руку так, чтобы он вписался в каменную стену дома. Юноша только успел охнуть и тихонечко сполз вниз, придерживаясь за шероховатую поверхность. Эльфийка удержала его за руку, когда тот попытался уйти вниз, и со всего размаху ударила его коленом по голове, на этот раз вырубая его. Проверив, что молодой человек всё ещё дышит, Вэйя быстро начала стягивать с него одежду, молясь всем эльфийским Богам, про которых ей рассказывал дядя Коран, чтобы никто не прошёл в такую рань по этому переулку. Надев одежду, обмотав грудь куском ткани и туго затянув пояс штанов, которые несмотря на худосочность парня, всё равно висели на ней как мешок, девушка оторвала от своего плаща полоску ткани и начала заматывать голову, чтобы уши не торчали в разные стороны. Закончив с этим и повязав сверху платок на манер моряков, Вэйя занялась своими кинжалами. Ещё двумя полосками примотала каждый из них к своей ноге. Ходить было не очень удобно – рукоятка впивалась в ногу под углом, но приходилось идти на жертвы.
В порту всё уже не просто ходили, а чуть ли не бегали. Стало понятно, что скоро отплытие. Вэйя подхватила один из тюков так, чтобы он загораживал её лицо от любопытных глаз, и зашагала по направлению к кораблю. Ей казалось, что ещё чуть-чуть и её раскроют, но никто ничего не заметил. Видимо, были слишком заняты другими делами. На нижних палубах она отыскала немного угля и тут же перемазала им всё лицо, забилась в дальний угол и стала ждать. Вскоре эльфийка почувствовала, что корабль тронулся.
- - -
Вэйя очень хотела, чтобы всё было спокойно и мирно. Она надеялась, что она каким-нибудь образом сможет незаметно выбраться в Антиве и пойти по своим делам, но удача была явно не на её стороне. О том, что приближается бой, девушка услышала от пробегающего мимо матроса и понадеялась, что ослышалась, но возрастающее в воздухе напряжение и команда, которая была на взводе, всё подтвердили. Вэйя не была готова к бою. Тем более к морскому бою. Она и плавала то на кораблях всего пару раз и то из крайней необходимости, когда другого средства передвижения просто не было. А сейчас она будет хоть косвенно, но участвовать в морском бое и не с кем-то там попала, а с кунари, которые были знамениты своими дредноутами по всему Тедасу. Эльфийка хотела выйти на палубу, посмотреть что к чему, но забоялась. Мало ли что в порыве боя могут с ней сделать, ведь женщина на корабле – всегда к беде. Она старалась слиться с обшивкой корабля, запутавшись в тросы в самой глухой каюте галеаса. Но ей не суждено было остаться незамеченной. Кто-то заглянул к ней и со всей дури заорал:
- Риальто, вот ты где, мы тебя уже обыскались. Быстро подносить снаряды к пушкам.
Её грубо схватили за руку, выволакивая наружу, но, видимо, в сумраке нижней палубы так и не разглядели, что вместо какого-то там Риальто была она – глупая эльфийка, решившая сократить путь. Вэйя оглянулась по сторонам – люди снова туда-сюда, пушки громыхали и не понятно было что вообще происходит. Девушка увидела, как один из матросов ловко несёт в руке целых два снаряда и тут же устремилась туда. Если уж она тут умрёт – пусть она умрёт с уверенностью, что сделала всё, что могла, чтобы выжить. Ловко проскочив в отсек с хранящимися боеприпасами, Вэйя схватила первый попавшийся снаряд и потащила к пушкам. Ей было нечем дышать, грудь сдавливала слишком тугая повязка. Вокруг о чём-то кричали люди, а она думала лишь о том, что сейчас свалится в обморок.
Когда всё это закончилась – она не заметила сама. Как будто на сразу стало тихо во всём мире. Она обессиленно прислонилась спиной к корпусу, проводя рукой по вспотевшему лицу, по которому уже тянулись капли пота, и стирая свой незамысловатый грим. Её схватили почти сразу же – больно заломили руку так, что она согнулась, чуть ли не касаясь лбом пола. Вэйя хотела что-нибудь сказать, но сказать было нечего. Два её любимых кинжала отбросили в сторону, а саму её бросили в карцер.

+2

4

- Руки! А ну не дергайся, мразь! Пошел! Пошел, мать твою! - откровенно нервные после тяжелого боя, матросы и не думали церемониться со шпионом; вахтенный офицер, прибежавший от командующего и сопровождающий их, полностью понимал своих парней и не думал останавливать, когда те тумаками и пинками загоняли пойманного эльфа к нижним палубам. Зачем жалеть кунари? Офицер слышал, как командующий сказал "Бен Хазрат", и этого было достаточно... да и кто, в конце концов, будет еще пробираться на тевинтенское судно? Не иначе как он и навел на них дредноуты, из-за него и погибло столько славных ребят!
Кажется, эльф возмущался, упав на доски перед лестницей от очередного тычка - в ответ офицер, рывком за плечи дернув его вверх и поставив на ноги, лишь вплотную приблизился к лицу "шпиона", обдавая неприятным запахом изо рта и ухмыляясь:
- Будь моя воля, кунари, я бы распустил твои кишки на ленту и завесил ими все паруса. Но тебя хочет допросить сам командующий.
Почти не размахиваясь, вахтенный коротко бьет эльфа в живот, вынуждая согнуться и рухнуть на палубу. Матросы порываются добавить, но офицер останавливает их короткой командой.
- Услышу еще один звук - отрежу уши и скормлю их тебе сырыми. А теперь - в карцер. Генерал придет лично. - плюя себе под ноги и всем видом показывая, насколько недолюбливает проклятую сухопутную крысу, решившую ими командовать, он разворачивается и уходит - а матросы, подхватив пленника под мышки с двух сторон, молча спускаются вниз.

...Путь до карцера на нижней палубе - в почти полном мраке, среди валяющихся тел убитых, нечистот и сдавленного шума, исходящего откуда-то впереди, похожего на то, как гудит пчелиный улей в закрытом ящике. Матросы знали это место назубок, да и сегодня же лично перегоняли на нижнюю палубу партию пленных - а вот Вэйе пришлось не раз споткнуться, наткнуться на что-то непонятное и, в целом, испытать более чем неприятные чувства все "путешествие".
Коридор, лестница, еще один коридор... время, кажется, сворачивается в петлю, стягивается на шее, змеей кусает собственный хвост - во мраке отчаяния нет ничего, что давало бы надежду. Со шпионами, как известно, разговор короткий: допрос, а после - на рею. Или в рабство, что куда хуже. Вэйя не могла не слышать о репутации, которую имел Тевинтер - оставалось лишь гадать, что думала девушка об этом.

- Кого тащите? - раздался голос из темноты, освещенной чадящим фонарем. - Поздновато для живых.
- Шпиона поймали. Ворон говорит, в карцер.
- С дуба рухнул? Шпион в море?
- Знаешь Риальто? Им прикидывался. А ведь как бегал к баллистам со снарядами, старательно так. - усмехается моряк, проталкивая Вэйю ближе, на свет. - Ждал момента чтобы тетиву перерезать, гад. Щас колдуны из него все дерьмо вытрясут - и на рею. Или порежут, как этих рогатых.
На свету - еще один моряк, уже немолодой, плешивый, с лицом, покрытым непонятной сыпью.
- Спутать Риальто с эльфом? - маленькие глаза внимательно рыщут по телу пленника, останавливаются на лице девушки, скользят назад.- Да еще и с бабой?
- Что?!
- У вас там на пушках что, все в глаза долбятся? Эльфскую бабу не отличат?
- Это же эльф... У них что мужик, что баба, все на одно лицо. - кажется, один из матросов замялся, косясь на пленницу. Другой же, судя по оскалу и резко бегающему взгляду, придерживался совсем иного настроения.
- Мужик, баба... Какая в жопу разница? - и, пошутив, тут же сам громко заржал над своей же сомнительной шуткой, протягивая руки к шпионке. - А ты и не надейся, Риверс, наш пленник.
- Лапы убери. - дружелюбно ухмыляясь, парировал плешивый Риверс, складывая руки на груди. - Хочешь, чтобы кэп отрезал твои яйца, а самого повесил за шею?
- Да ему-то че? Себе прибережет, эту-то замухрышку?
- В прошлый раз, когда ты, еще в деревне говно копал, из-за пары шлюх половина команды перерезала друг друга. С тех пор он нервный.
- А он и не знает. Правда, Жони?
- Ты бы послушал Риверса, брат. Нам не нужны проблемы. Слышал ведь, генерал хочет ее допросить лично.
- А, идите вы. - харкнув на палубу, матрос шагнул назад. Тяжко загремел замок, скрипнула дверь с врезанными в верхнюю треть криво приваренными друг к другу стальными решетками, открывая взгляду абсолютно темное помещение, больше похожее на затхлую, загаженную кладовку. Несколько секунд спустя матрос толкнул девушку в бок и, прижимая к стене, быстро прошелся вдоль ее тела, обыскивая на предмет не найденного оружия под усмешки товарищей.
- Если тебе повезет, и Ворон не посчитает тебя интересной, мы еще встретимся. - бросил он ей на ухо. - Сначала ты и я. А потом весь корабль. Поверь, тебе понравится. Это значительно лучше, чем сдохнуть у колдунов под ножами. Тогда тебе не поможет ни твой Инквизитор, ни Андрасте с Создателем. Пошла!
Тычок в спину, темнота впереди, стук дверей и грохот замка - и Вэйа наконец-то оказывается в одиночестве...

два с четвертью часа спустя

- Так что, говоришь, этот шпион делал? Не пытался сопротивляться? - Максвелл недоуменно поднял бровь, слушая рапорт вахтенного офицера. Обстоятельства самой поимки выглядели, в общем-то, нормально - вот только что-то не укладывалось. Одно из этого "что-то" он сейчас крутил в руках, балансируя на ребре ладони и качая головой. Не сходилось. Какой шпион, маскируясь под матроса с артиллерийской палубы, станет брать с собой два сильверитовых кинжала? Да он за месяц получает меньше, чем они стоят. Тем более кто будет в здравом уме посылать шпионом на имперский корабль эльфа? Однако же факт оставался фактом, как факт отсутствия настоящего матроса Риальто, как и факт наличия вооруженного незнакомца прямо в карцере. И с этим нужно было что-то делать.
- Орал про какую-то инквизицию. Дали пару лещей - успокоился.
Тревельян многозначительно молчал, стараясь не обращать внимания на не менее многозначительные взгляды старших офицеров. Ни для кого уже не было секретом, что примерно месяц назад в Соласе он присутствовал на переговорах с той самой Инквизицией, и на этих же переговорах Тевинтер заключил с Инквизицией союз. Не понимал и он сам, для чего Эвелин засылать к нему шпиона. Неужели она ему все-таки не доверяет? После всего, что между ними произошло? В конце концов, ей было достаточно просто попросить - и он бы взял на борт хоть целую армию агентов...
- Что-то еще?
- Нет... - вахтенный замялся, не зная, стоит ли говорит это в зоне слышимости моряков. Все же большинство из них не видело женщины уже больше месяца - ведь в порту Каринуса никому из них не дали сойти на берег. - Это баба, мэтр. Эльфская баба.
Генерал шумно выдохнул, касаясь лба ладонью...

еще двадцать минут спустя

Тяжелый скрежет замка вывел пленницу из оцепенения - а еще пару секунд спустя  крохотной каморке - два на четыре метра, не больше - оказались двое бойцов в пластинчатых доспехах и закрытых шлемах. В слепящем сиянии магического огня откуда-то позади фигуры казались тенями - и тени эти, абсолютно безмолвно зайдя внутрь, подхватили Вэйю под руки и, вытащив наружу, столь же деловито и молчаливо повели-потащили наверх.
На сей раз палуба была освещена, не мешая шпионке созерцать - насколько это было возможно в темпе быстрого шага стиснутой с обеих сторон бронированными стражами - строение имперского галеаса изнутри. Путь, впрочем, на сей раз оказался куда короче, и уже через несколько минут ее привели к обитой металлом двери.

Оказавшись внутри, Вэйя могла увидеть полупустую, строго обставленную каюту без окон, со стоящим по центру тяжелым столом и простыми стульями по обе стороны от него, несколькими книжными стеллажами, глобусом позади... и, в общем-то, на этом интерьер и заканчивался. Несколько масляных светильников на стенах разгоняли мрак но порождали великое множество теней, что плясали в фантасмагорической театральной постановке.
В каюте эльфийкао была не одна.
Человек, стоящий с упором на спинку стула, имел вид более чем сомнительный и мало что хорошего предвещающий. На бледном, осунувшемся лице - огромны темные круги, едва не закрывающие острый взгляд холодных синих глаз - а может, это лишь падающие тени? Волосы, падающие на плечи - черные, чернее воронова крыла - на ум сразу должны пойти слова моряков о том самом Вороне, что ждет ее на допрос.
Дверь хлопает позади, оставляя их наедине - но никто не говорит не слова. Лишь Корвус, чуть повернувшись, вонзает острия взглядов в тело девушки.
Так проходит около минуты.
- Имя. Звание. Цель проникновения на корабль. - бросает он, словно плюет - и в голосе его звучит смертельная усталость. Перехватив готовящееся движение еще до того, как оно происходит, генерал кидает очередные несколько слов. - Я не разрешал тебе садиться. Жду ответа.

...А затем, выслушав и не показав вида, верит ли, он продолжает.
- Кто тебя подослал?

+2

5

Вэйе просто хотелось сесть и хоть на секунду передохнуть – она за долгое время устала так сильно, что ноги косились от усталости. Но приходилось стоять. Стоять и ждать, что с ней теперь сделают. Самым известным решение была, конечно, прогулка по доске. Эльфийка уже представляла себе, как она под улюлюканье и крики пойдёт по гладкой скользкой доске, повисшей над пучинами моря, как в последний раз посмотрит на небо, еле занимающееся первыми лучами солнца, вдохнёт в себя полной грудью солёный морской воздух и прыгнет вниз, в призывно распахнутый рот, готовый поглотить её. Связанная по рукам и ногам, она попытается разорвать мешающие путы, в чём скорее всего не преуспеет, и пойдёт к одну, на корм рыбам. Слёзы навернулись у неё на глаза, но не из-за боязни кануть в лету в самом расцвете юности, а из-за того, что так она подведёт всех. Своих родителей, которые делали для неё всё, дядю Корана, который оберегал её как мог, сэр Аарона, который столько в неё вложил. Это и было бы самым разочаровывающим во всём этом. Но пока что она была жива, а значит был ещё шанс что-то исправить, как-то изменить свою судьбу. Вэйя дернулась в сильных руках, но получила за это лишь удар по голове. Пока кто-то бегал наверх, к капитану, спеша донести, часть команды бесцельно бродила вокруг, как акулы, дожидаясь приговора. Эльфийка, повернув голову под неудобным углом, снизу-вверх разглядывала эти лица, стараясь найти хоть отблеск надежды. Но моряки смотрели прямо на неё, глаза в глаза, не отводя и не вздрагивая. У каждого, наверное, уже была мысль о том, что он сделает с ней, как только приказ будет получен. Адреналин улетучивался и оставалась лишь злоба. И это было самое страшное. Вэйя старалась не впадать в отчание, считала про себя, стараясь направить мысли в более спокойное русло, но они метались от одного к другом, ни на чём не задерживаясь подолгу. Каждая секунда тянулась как век, но в то же время каждая секунда была ценна, потому что продлевала жизнь. Девушка услышала топот ног – это возвращался докладчик.
- Этого в карцер, не приказали трогать.
Вэйя скорее ощутила, чем увидела эту волну недовольства, разнёсшуюся по столпившимся людям. Все были недовольны, все хотели правильного окончания боя – расплаты - за умерших друзей, за потрепанные корабли, за собственные раны. И отвечать за всё должна была она. Несколько моряков двинулось было к ним, но их быстро остановили их товарищи, что-то шепча на ухо. Видимо, никому не хотелось встретить гнев вышестоящего лица. Вэйю на секунду отпустили, и она разогнулась, но тут же получила удар по голове, от которого пошатнулась и чуть было не упала, но её резво подхватили с двух сторон и потащили к карцерам. Нижняя палуба ожила – люди отходили в сторону, презрительно плевали ей под ноги, улюлюкали или смеялись, кто-то ругался, что ему не дают показать какому-то шпиону что с такими делают на Тевинтерских кораблях. Вэйя представляла. Подвесят к рее, только ноги будут болтаться, или, что вероятнее, продадут в рабство. Эльфийка содрогнулась. Одно дело быть убитой и совсем другое тянуть бесконечную лямку существования во владении какого-либо магистра. Быть даже не кем-то, а просто вещью, которую можно купить и продать, которую можно пинать ногами и делать всё, что хочется. Вырваться из эльфинажа, чтобы потом попасть в рабство, что может быть ужаснее? Вдруг на глубине охваченного паникой мозга мелькнула мысль – огонёк надежды. В одной из таверен Каринуса они с сэром Аароном застали двух хмельных альтосов, обсуждавших переговоры Инквизиции с Тевинтером. Тогда Вэйя и не обратила на это внимание, проходя к хозяину, чтобы заказать чего-нибудь поесть и выпить. Но сейчас, сейчас это могло спасти ей жизнь. Хотя в голове тут же завертелась мысль – а признает ли тебя Инквизиция своей? Кто ты ей? Рассказывала ли Шартер кому-нибудь о ней или умолчала, сочтя ненужным беспокоить вышестоящих такими нелепостями как одна эльфийка? Вэйя постаралась отогнать от себя ненужные сейчас мысли. Так она выйграет себе хоть немного времени. Если её и казнят, то значительно позже, когда свяжутся с Инквизицией. Эльфийка набрала в легкие воздуха и закричала, что есть силы.
- Я из Инквизиции! Требую тут же проводить меня к вашему капитану!
Её услышали, но не так, как она ожидала. Одна из рук, держащая её, ослабила хватку, и она соскользнула вниз.
- Из Инквизиции говоришь? Сейчас мы устроим тебе Инквизицию!
На неё тут же посыпался град ударов со всех сторон. Вэйя прижимала руки к лицу, защищаясь. Однажды она уже испытывала это – полное подчинение воли другого - жестокого и безжалостного. Её было лет девять, и она была одна, без ватаги других детей-эльфов. Раньше они никогда не оставляли друг друга, как им всегда советовали их матери. Но Вэйя была полна решимости. Хотелось доказать, что она уже большая, что не боится никого и ничего на свете. А на самом деле детская глупость застилала глаза, мешая увидеть настоящую картину мира. Их было пять или шесть, сейчас уже не вспомнить. Она тащилась с рынка Иджхолла с набитыми карманами, полными яблоками, грушами, сливами. Столкнулись в переулке, неловко и нелепо. Вэйя сразу почуяла неладное, но было уже поздно – её окружили. Мальчишки со злыми сердцами, ненавидящие эльфов, потому что их родители так им сказали. Они были рады новой добыче – смеялись и напевали обидные песенки про эльфов. Эльфийка кружилась, пытаясь найти выход и вырваться наружу, но обидчики только наступали. В конце концов они повалили её, растоптали все фрукты и начали избивать, с таким же наслаждением, как и сейчас. Это внезапное воспоминание помогло ей остаться в себе. Кто-то облили её холодной морской водой, и вновь пара рук подхватила её и потащила дальше, вглубь корабля. Вэйя поняла, что они зачем-то остановились и теперь кто-то громко переговаривался прямо у неё под ухом. А когда смысл сказанного дошёл до неё, то волосы на загривке встали дыбом. Быть изнасилованной, а потом убитой – что могло бы быть хуже. Она до сих пор помнила Анариэль, которая познакомилась с парнем из Иджхолла и пошла с ним на свидание в лес, никому не сказав ни слова. Закончилось всё довольно предсказуемо. Её нашли вскоре после этого в том же самом лесу, повешенную. Но, кажется, она ещё представляла ценность, потому что говорящего грубо оттолкнули, и она поплелись дальше. В клетку её втолкнули, не забыв добавить сверху пару тумаков. Провожавшие ещё пару минут простояли над клеткой, посмеиваясь и переговариваясь, а потом ушли, оставляя эльфийку наедине со своими мыслями. Карцер был совсем маленький, если бы она захотела, не смогла бы даже лечь во весь рост, приходилось прижимать под себя колени. Забившись в угол, Вэйя старалась прийти в себя. Ребра ныли от боли, голова раскалывалась, из рассечённой брови глаза заливала кровь. Дышать приходилось рваными маленькими порциями. Но всё же она была пока что жива. Сэр Аарон всегда учил её находить во всё плюсы. Хотя в такой ситуации их количество было близко к нулю. Немного оклемавшись, Вэйя осторожно ощупала пол и стены своей камеры. Даже несколько раз ударила по замку двери, на что сразу же услышала раздраженный голос, что кто-то ей по голове настучит. Хотя на что можно было вообще рассчитывать – даже если бы её клетку случайно оставили открытой, ей пришлось бы пробираться сквозь весь корабль без оружия. Она ещё раз вздохнула, и стала размышлять. Кажется, упоминали какого-то Ворона и кажется он был то ли генерал, то ли кто-то вроде этого. И именно с ним ей придётся вести беседу. Что можно сказать, чтобы убедить человека, что она не шпион. Я не шпион? Оставалось надеяться, что генерал будет более разумен, когда она упомянет Инквизицию. Вместо того, чтобы тратить время на попытку найти выход из безвыходной ситуации, Вэйя решила дать своему организму передохнуть. Она как можно удобнее улеглась на полу и закрыла глаза.
- - -
Она открыла глаза от того, что лязгнул ключ, поворачиваясь в замке. Эльфийка даже не ожидала, что сумеет расслабиться и впасть в дрёму в таком состоянии, но ей всё же это удалось. Дав таким образом своему телу небольшую передышку, теперь она всё ощущала более чётко. Боль никуда не ушла, но она могла с ней справится. Вэйя привстала, и её тут же схватили за руку, грубо выволакивая её наружу. Не дав её опомниться, её быстро подхватили и потащили назад. Она уже различала эти помещения – так они уже шли, только в обратном направлении. Девушка надеялась, что генерал не поменял свое решение допросить её, и её не ведут сейчас просто на убой. Но вскоре они добрались до места и перед ней распахнули дверцу каюты. На секунду она опешила, но её споро втолкнули внутрь и захлопнули за собой. Первое, что учил её делать сэр Аарон в незнакомой ситуации – это осмотреться. Вэйя обвела глазами довольно простенькое убранство, на секунду даже усомнившись что её привели к генералу, и остановила взгляд на стоящем человеке. Сразу стало понятно, что это тот самый Ворон, о котором матросы говорили ранее. Под суровым взглядом стало неуютно и холодно. Хотелось побыстрее спрятаться, но приходилось стоять. Слова, такие же отрешенные и острые, как и сам говоривший. У Вэйи вдруг подкосились ноги, и она чуть не рухнула в любезно отодвинутый стул, но удержала себя только силой воли. Вспомнив всё, что говорил ей сэр Аарон, эльфийка попыталась выпрямиться и встретила взгляд незнакомца.
- Вэйя. Первый эльф-оруженосец Ферелдена сэра Аарона Хоторна. Попасть в Антиву.
Вэйя прикусила себе язык, чтобы не добавить насмешливое ‘’магистр’’. Сейчас было не время и не место для этого. Человек выслушал её и стал как будто ещё более хмурым, чем был до этого.
- Кто тебя подослал?
- Я являюсь частью Инквизиции, как вам уже, возможно, доложили, но здесь не по её заданию. Здесь я только по своей воле и глупости. Хотела как можно быстрее оказать в Антиве, чтобы помочь чем могу. В том числе и Инквизиции.

+2

6

совместно

Тевинтерец, кажется, не обращал никакого внимания на то, как и что хочет сказать ему пленница: со стороны казалось, будто он решил все наперед. На деле, конечно, не совсем так - но вид его, весьма недобрый и прямо-таки излучающий недоверие, намекал вполне определенно.
- Так оруженосец из Ферелдена или эльф из Инквизиции? - мрачно проговорил Максвелл, щуря глаза и перехватывая взгляд. Остро, словно желая пронзить душу сквозь этой души зеркало. - Кто  тебе сказал, что это судно направляется именно в Антиву?
Девушка на секунду замялась под суровым взглядом, стараясь придумать или ложь поинтересней или правду получше преподнести. Мысли ворочались долго и неповортливо.
— А разве оруженосец из Ферелдена не может быть эльфом из Инквизиции?
И тут же осеклась, поймав чужой тяжелый взгляд.
— На причале. Есть люди, которые умеют наблюдать и которые готовы поделиться своими наблюдениями с другими за хорошую плату.
Надо сказать, для недоверия хватало причин. Генерал помнил, как сестра рассказывала ему про Скайхолд месяц назад, той самой последней ночью перед его уходом. Про Скайхолд, Ужасного Волка и эльфов. После того, что случилось, очень слабо верится в то, что среди Инквизиции остались эльфы. Это все равно, что косситы в войске Империума - немыслимо. Максвелл бы их ни за что не оставил. В лучшем случае - в лагере, а скорее всего на ближайшем суку. Просто во избежание.
Кроме того, он знал, что Эвелин планировала направляться в Ферелден, а оттуда - как раз-таки в Антиву вместе с войском. Надо полагать, и ферелденским - а потому странно, что оруженосцу ферелденского рыцаря не довелось ехать помогать именно так, как было логичнее всего: с юга.
Вэйя чувствовала, что то, что она говорит - глупость. Действительно, какой Ферелден и какая Инквизиция? Вдали и от того, и от другого кричать и бить себя в грудь, доказывая обратное было бессмысленно. Разве можно доверять шпиону, пробравшемуся на корабль тайком и устроившим такой переполох. Возможно, стоило действовать продуманнее, предоставлять более надежные факты, но у эльфийки в рукаве, к сожалению, не было никаких тузов, а лишь одни шестерки. Всё казалось глупым - и вся ситуация, и вопросы. Сжав зубы, Вэйя продолжила.
- В порту Каринуса. Какой-то моряк, первый раз видела и больше встречаться не собираюсь.
"Правильно". Хоть что-то в рассказе шпиона было правильным: название порта. Спрашивать про моряка, похоже, бессмысленно: и так понятно, что с ним случилось. Наверно.
Но вот все остальное - не то. Не так. Неясное предчувствие, что неоднократно спасало жизнь, шептало ему: нет, не верь. Шпионы кунари ни за что не стали бы действовать столь... хаотично. Диверсия в Соласе - как по нотам, до самого нападения никто не мог и предположить, откуда будет нанесен удар: Макс и сам внутренне поежился, вспоминая выражения лиц эльфов, пронзавших его тело кинжалами тогда, на злополучном приеме. Вспоминал - и четко осознавал, что эта нелепая ситуация вполне может оказаться искусной ловушкой.
И все же, и все же что-то говорило ему, что прятаться на корабле могут не только шпионы. Десятилетия назад один очень юный и очень глупый маг тоже забрался на корабль на правах паршивого нага, жмущегося в углах трюма - разве что корабль был не военный, и шел совсем не туда...
- Кто может подтвердить твои слова?
"Правильно". Хоть что-то в рассказе шпиона было правильным: название порта. Спрашивать про моряка, похоже, бессмысленно: и так понятно, что с ним случилось. Наверно.
Но вот все остальное - не то. Не так. Неясное предчувствие, что неоднократно спасало жизнь, шептало ему: нет, не верь. Шпионы кунари ни за что не стали бы действовать столь... хаотично. Диверсия в Соласе - как по нотам, до самого нападения никто не мог и предположить, откуда будет нанесен удар: Макс и сам внутренне поежился, вспоминая выражения лиц эльфов, пронзавших его тело кинжалами тогда, на злополучном приеме. Вспоминал - и четко осознавал, что эта нелепая ситуация вполне может оказаться искусной ловушкой.
И все же, и все же что-то говорило ему, что прятаться на корабле могут не только шпионы. Десятилетия назад один очень юный и очень глупый маг тоже забрался на корабль на правах паршивого нага, жмущегося в углах трюма - разве что корабль был не военный, и шел совсем не туда...
- Кто может подтвердить твои слова?
Вэйя подумала вдруг о побеге. Кинуться в ласковые волны и сразу пойти на дно,чтобы не успели спасти и вытащить на поверхность. Она даже украдкой обвела взглядом каюту ещё раз, стараясь оценить обстановку. Ей смутно вспомнилась дорога сюда - сколько там нужно будет ещё бежать, пока она достигнет кормы. Да и шансов, что ее не успеют перехватить или что ей в спину не польется огненный дождь из рук этого же генерала было очень мало. Эльфийка переступила с ноги на ногу, выправляя плечи. Сколько ещё продлится этот допрос. И не прибегнуть ли потом к какому-либо другому способу, чтобы разговорить её, не поверив на слово. Всё это пролетело быстрым потоком, и в голове осталась лишь одна мысль - бежать некуда. А если бежать некуда, учил её сэр Аарон, то надо вставать лицом к своей опасности и драться.
- Сэр Аарон Хоторн. И агент Шартер из Инквизиции.
- Где сейчас находятся эти люди? - жестким голосом продолжил генерал, отодвигаясь от спинки стула и прерывая зрительный контакт.
- Сэр Аарон на пути в Ферелден, а агент Шартер - не знаю, скорее всего,  там, где Инквизиция.
Вэйя задумалась, стоило ли рассказывать генералу тевинтерской армии такие подробности, но пути назад не было.
- И где же сейчас Инквизиция? - с усмешкой парировал Максвелл, поднимая взгляд обратно. "Неужели не знает? Уж кунари-то наверняка в курсе того, что произошло в Скайхолде... Проклятье, да все в курсе, кроме него самого до определенного времени."
Это был тот вопрос, на который она не могла дать ответ, даже если бы хотела, просто потому что не знала. До них долетели разрозненные слухи, что Инквизиция разбита и вытеснена из Скайхолда. Но вот где её штаб располагается сейчас - этого она не знала. У нее было свое собственное расследование, а всё остальное было неважно.
- Я... Я не знаю.
Она сдалась, не решилась лгать в лицо человеку от которого зависела её жизнь.
Максвелл услышал все, что хотел. На самом деле, надеяться вытащить из кунарийского шпиона что-то важное на обычном допросе без технических средств - дело заранее гиблое - не для того, совсем не для того к нему привели пленницу. Но главное он увидел: это не Бен Хазрат. Уверен в этом уже без всяких "почти". Никакой не оруженосец и не слуга инквизиции, скорее всего. Бандит? Беглый раб? Да кто угодно: Тревельян и сам был таким когда-то. Может быть, поэтому предчувствие тормозило его?
- Ты слишком глупа для того, чтобы быть из Бен Хазрата... - задумчиво пробормотал маг, вновь возвращаясь к столу. Вытянув из-за ремня сильверитовый кинжал, один из отобранных у пленницы, он вонзил его в столешницу и тут же вновь вонзился взглядом в девчонку. - Узнаешь? Не слишком ли дорого для... кем ты там себя называешь?

"Создатель... да кунари отгрыз бы себе что угодно, но добрался до своего оружия! Какая, в бездну, из нее может быть таллис?"
Когда Вэйя увидела у генерала в руках свой кинжал - так и засосало под ложечкой. Захотелось взять в руки, ощутить вес, пробежаться пальцами по рукоядке. Кинжал со звоном вонзился в столешницу и задрожал.
- Вы мне поверите, если я скажу, что это подарок?
Она вдруг снова подумала о побеге. Стол был совсем рядом - всего в нескольких шагах. Если собрать силы, стремглав преодолеть это расстояние и вонзить лезвие в горло. А если есть один кинжал, рядом должен быть и второй. Так у нее будет шанс на побег, пусть он и закончится в море. Вэйя исподлобья взглянула на Ворона и сделала маленький шапочку вперед.
Уловив недобрый взгляд, словно ожидая его, Корвус тонко улыбнулся. Вокруг ладони, свисающей со спинки стула, засиял ореол начинающего загораться пламени.
- Ого, а теперь я почти поверил. Но нет. Ты не кунари, так что я не отдам тебя солдатам. Но все же ты обвиняешься в проникновении на боевое судно на секретном задании и, вероятно, в убийстве имперского матроса. За одно это моряки отправляют гулять по доске, а в моем легионе - вешают на ближайшем дереве... Девочка, тебе настолько надоел твой хозяин, что ты решила рисковать жизнью?
Раб. Определенно не самого бедного хозяина. И не самого жесткого, что удивительно - судя по тому, как она выглядит. Вдвойне неясно, что не хватает эти ушастым - Макс, освободивший своих рабов и позволивший им перейти в слуги-либерати в первые же недели после их получения в награду, не очень понимал специфики рабско-хозяйских отношений. Не понимал и зачем рабу, к которому относились довольно неплохо, бежать от доброго хозяина, рискуя быть пойманным.
- Впрочем, твоя фантазия достойна уважения. Я дам тебе шанс. Единственный.
Отойдя назад, чародей потянулся за пазуху - и в этот же момент, касаясь висящего на шейной цепочки кристалла, почувствовал легкое касание тепла и покоя, греющего душу изнутри. Они нечастно общались, даже через волшебный камень: операция проходила в строгом секрете, и никто не гарантировал, как именно этот кристалл повлияет на ветра магии... Сейчас же, после того светопреставления, что Азек и Корвус устроили дредноутам, на тонкие потоки наверняка было бы наплевать.
Рука, окутанная тонким огоньком, касается кристалла, передавая искру энергии - и Тревельян, на долю секунды сконцентрировавшись, направляет эту энергию по жестко зашитому каналу, открываемому камнем.
- Эвелин. - хрипло шепчет он с нежностью и теплом, несильно, но явно контрастирующими с тоном несколько минут назад. - Отзовись, если ты меня слышишь.

+2

7

совместка с Эвелин

- Максвелл, здравствуй. - Кристалл в руках колдуна вспыхнул ответным сиянием - с той стороны подхватили потоки силы, соединяющие два кристалла, некогда бывшие единым целым.
- Я так рада тебя слышать! - Доносился голос Инквизитора.
- И я тебя. Не  представляешь, насколько. - ответил Максвелл, лишь в последний момент вспомнив, что не находится наедине. Свободной рукой он накрыл кинжал, дабы не давать недошпионке лишних соблазнов. - Но сначала - дело. Скажи мне, Эвелин, легко ли связаться кое с кем из твоих людей? Агент Шартер, если я правильно расслышал...
По выдоху можно было судить, что собеседница там далеко-далеко улыбнулась.
А после была глубокая и тянущая пауза.
- Шартер убили. В Скайхолде. Она не выбралась оттуда. Но... зачем тебе она?
Не то, чтобы Макс удивился подобному ответу - ничего странного, ведь Инквизиция, похоже, хранила все яйца в одной корзине. Скорее удивиться должна была Вэйя - именно на нее чародей бросил красноречивый взгляд, все еще крепко сжимая кристалл.
- Очень жаль... Мои люди поймали "шпиона", проникшего на корабль под видом одного из матросов. Не очень сообразительного, надо сказать, учитывая что под матроса замаскировалась девчонка-эльф. -  он продолжал говорить, не отрывая взгляда от пленной. - И на допросе она ссылалась именно на Шартер. Утверждая, что состоит в Инквизиции.
Эвелин молчала долго.
- Если это полевой агент, то я не знаю... у нас должны были быть агенты в Тевинтере, но я не занимаюсь нашими шпионами. Это дело Лелианы и Шартер. Лелиана...  пропала.
- Еще она утверждает, что является оруженосцем рыцаря Аарона из Ферелдена, и спешила в Антиву  из Каринуса. Врет, я полагаю. - пожав плечами и усмехнувшись, закончил наконец генерал. Про то, что девчонка скорее всего беглый раб, он предпочел не говорить... кто знает, не придумает ли тогда сестра какую-нибудь ложь, чтобы спасти эльфку?
- Аарон Ферелденский? Я знаю его. - Энергичнее ответила женщина. - У него.. и правда, есть оруженосец-эльфийка. Вейя! Точно! Вспомнила. Я слышала эту историю. Чем занималась оруженосец в тевинтере без своего рыцаря? - Удивилась магичка, но поспешила добавить. - Если это, и вправду, она... то... - Замялась. - Я бы хотела забрать девушку. Когда мы встретимся.
А вот теперь настала очередь удивляться - и Максвелл удивился. Да так, что по лицу, обычно не особо эмоциональному, сейчас удивление читалось, прямо сказать, крайнее.
- Оруженосец занималась поиском проблем на свою задницу, пробравшись на имперский галеас, полный моряков, что уже больше месяца не ступали на берег. А после - оказавшийся в центре морского боя. - проворчал он, крутя в руке кинжал. - Она назвала именно это имя, да. Но рыцаря при ней нет... Ты знаешь, как выглядит эта настоящая Вэйя?
- Кажется, она воровка и потому... шпионка. - Не смотря на всю серьезность ситуации, слышалось что-то такое извиняющееся и смешливое в тоне невидимой собеседницы. Эвелин не знала - наедине ли Максвелл, поэтому осторожничала немного.
- Я с ней никогда не виделась лично. Но... я тебя поняла. Отчаянный поступок. Спроси у этой Вэйи... Шартер мне рассказывала. Чем она занималась в Тевинтере? Что её туда привело?
На несколько секунд Эвелин не слышала брата - так бывает, когда потом энергии к кристаллу временно затихает. Или когда от него отходят по той или иной причине. Причина сейчас была очевидна: Корвус спрашивал Вэйю, отлично слышавшую их с Вестницей разговор, на вопрос о целях пребывания в Тевинтере.
- Говорит, искала красный лириум... - сосредоточенно хмуря лоб, Максвелл возвращается в беседу с сестрой.
- Значит, это она, Вейя. - Эвелин, видимо, напряженно вслушивающаяся, выдыхает. - Прошу прощенияза её поведение. Я не давала такого приказа - шпионить за армией Тевинтера, но, кажется, это и не был шпионаж, верно? Я готова принести официальные извинения, если понадобится, но... Максвелл, прошу... не карай девушку.
- Ручаешься за нее? Тогда отдам ее тебе, когда мы встретимся. А пока посидит под домашним арестом ради ее же блага. - в ворчании Тревельяна-старшего было отчетливо слышно, как закатываются его глаза. Цирк, да и только, что тут еще скажешь?
- Считай, что сегодня твой второй день рождения, девочка. Стража!
Легионеры явились весьма быстро - похоже, стояли и слушали снаружи. А может быть, крик был усилен магией. Так или иначе, те же самые бойцы, что притащили эльфийку на допрос, вновь стояли по обе руки от нее.
- Отвести к квартирмейстеру, пусть подыщет ей каюту в офицерской секции. За пределы секции не выпускать без особого распоряжения. Из рядового состава никого не подпускать, не лапать, силу применять только при попытке бегства. Вопросы? Выполнять!

...И только когда стук кованных сапог легионеров, уводящих бывшую пленницу прочь, удалился, а сам генерал, выглянув наружу, не увидел там больше никого - он с коротким стоном коснулся лба и шумно развалился на стуле, упираясь в его спинку.

- Вот и все... Расскажи кому - ни за что не поверят. Во имя Создателя, Эви, среди твоих людей много настолько же альтернативно-одаренных?..
Магичка всё слышала, но молчала, пока брат к ней не обратился. Послышался короткий смешок.
- Инквизиция - добровольческая организация. Полагаю, смелых и отчаянных ребят, готовых однажды противостоять злу... именно из таких, как ты сказал, альтернативно-одаренных и получается. Она доставила много хлопот? - В интонации слышно беспокойство и вина.
- По большей части - себе. Я должен был либо повесить ее, либо, окажись она беглым рабом, в чем я был уверен - вернуть хозяину. И это в лучшем случае. Единственная женщина среди нескольких сотен мужиков, сидящих в море больше месяца... ну, ты понимаешь. - усмехнулся в ответ Максвелл, и неясно было, насколько серьезно он говорит.
- Теперь сотням мужиков придется потерпеть до ближайшего порта и его борделей. - Взволнованно и несколько раздраженно прозвучало с той стороны. Было слышно, что женщина вздохнула несколько раз глубоко, успокаиваясь. - Я не привыкла к такому. В Инквизиции женщины всегда были наравне с мужчинами и... Как ты? - Смягчился далекий голос.
- На флоте все не как у людей. Навты женщин не пускают принципиально. На самом деле, самуправство карается жестоко, и случись с ней что - виновников бы повесили.  - звучало так, словно генерал оправдывается, не желая показаться тем, кем считают тевинтерцев. Заслуженно считают, зачастую. Но казаться тем, кем стал, он не хотел. Не перед Вестницей.
- Я скучаю, Эви. Всего месяц, а кажется - целая вечность.
- Я тоже. - Шорох, посторонние звуки. - Я уже иду в Антиву. Я скоро буду там. - В голосе и отчаяние, и надежда. - Мы встретимся. Обещаю.
- Конечно. Ты ведь пообещала забрать девчонку. - Максвелл шутит, просто чтобы не позволить женщине на другой стороне невидимой нити упасть в отчаяние. За те полтора дня, что они были вместе, чародей успел запомнить, насколько сильна тень, упавшая на ее душу. Нельзя допускать, чтобы эта тень росла, ведь тогда она поглотит ее. Его сестру. Его любимую.
- В Ферелдене, стало быть, все прошло порядком? Они помогут? Пришлют своих рыцарей верхом на собаках?
Смех не громкий, почти вымушеный:
- они помогут, правда, рыцари отдельно, мабари тоже. - Пауза, напряжённая, звенящая. - Мне снился дурной сон. Думала, с тобой что-то случилось.
Он тихо вздохнул, давно уже привыкший не верить снам. В его-то собственных снах - сплошные мертвецы и тени день ото дня - стоит лишь забыть выпить зелье. Или не пить намеренно, как в ночь перед боем.
- Мы столкнулись с небольшим флотом, когда шли к месту высадки. Дредноуты с десантом и пушками, как полагается... Потеряли немало людей и два корабля, но у них живых не осталось. - задумчиво и мрачно, перескочив с шутливой ноты. - Это все Волк, как ты и говорила. Ищет слабые места, бьет в уязвимые точки... Ты больше не пьешь валостум?
- Ты не пострадал?! - Кажется, встала на ноги и стала мерить шагами комнату.
- Я уснула... Забыв его принять. Пью, конечно же.
- Я в порядке. Даже не поцарапало. - а в пмаяти порывы бури, вырывающей из рук посох, свистящие рядом стрелы и падающий с пробитым горлом товарищ; а в глазах отражается яркое пламя горящих кораблей на заледенелой от буйства стихий водной глади. Нет, ей ни к чему знать, как близок он был к смерти, решение которой - в броске костей рукою судьбы. - Расскажи мне, так будет легче.
- Точно? - Подозрительно проворчала женщина, а после вздохнула.
- Рассказать? Сон? Просто дурной сон, где вокруг тебя смыкаются клинки. Много клинков, что, как волны, бьют все ближе. Врагов я не видела. - Умолкает голос ненадолго.
- Мы уже в море. Как хорошо, что я не боюсь качки.
- Точно. Я не пострадал, а вот мои люди... это словно в один день потерять тысячу сыновей. Мало приятного. - отвечает и замолкает, позволяя Вестнице продолжать.  - Где будете высаживаться? Раз кунари везут резервы с Сегерона на север, то наверняка материковые силы уже брошены к вам.
- Я сочувствую. - Проглотив "понимаю", хотя другая Тревельян понимала состояние брата прекрасно.
- В Вольной Марке. К Салле уже не подойти, а рисковать и прорываться к залив Риальто сейчас не возмется ни один контрабандист. Нас ждет пеший марш.
- Сколько вас? - пожалуй, самый главный вопрос, ведь в войне против кунари единственное, что может помочь, кроме магии - численность.
- И разве Лломерин уже пал? А Антива-столица?
- Инквизиционных сил - две тысячи, но они уже на материке. Союзных. Будет пять тысяч от Ферелдена и семь орлейских. Вольная Марка и Неварра... но я не знаю числа, как и не командую. - Эвелин вздохнула. - Антива в осаде с моря. С Лломерина давно никаких вестей. Информацию не добыть, а хороший шпион ныне... как видишь. - Усталый смешок. - На вес золота.
- Плохо. Мы будем наступать через перешеек севернее Тревизо, чтобы запереть в Ривейне, но если залив Риалто в их руках - ничто не помешает кунари стягивать в Антиву резервы морем.
- У нас нет флота. И у Ферелдена. Никто не хочет снимать торговые суда, да и проку с них против дредноутов. Весь бассейн Недремлющего не был готов к подобному. Торговцы и транспортники, яхты... Кунари знали, когда нападать. Только Тевинтер может им противостоять на море. Ты гордишься? - Попытка сгладить серьезный тон улыбкой, звучащей в последней фразе.
- О, да. Мы можем с трудом побеждать, имея двухкратный численный перевес. - улыбнулся тевинтерец, забыв, что сестра его не видит. - Корабли здесь не особо помогут. Магия - наш единственный козырь... Твоя Жрица ведь не успела загнать всех магов обратно в Круги и посадить на голодный паек?
Очередь Макса невесело усмехаться.
- Макс... - Вздох, немного раздраженный. - Нет, я вот на свободе еще гуляю.
А после стало слышно отчетливее, не только слова, но и дыхание, будто кристалл поднесли к губам.
- Я очень скучаю. И это никак не исправить магией. С первой же возможностью - буду спешить к тебе.
- Жаль, что за века маги так и не научились телепортации, да? - на лице старшего Тревельяна теплая улыбка, отражающая тепло душевное. - Я знаю, Эвелин. Но не спеши слишком, а то ошибешься и...
Он не договорил, не смог, не захотел представлять, что будет, если она ошибется. Не перед боем.
- Я люблю тебя, Эви. Просто помни.
- Законы мира... но древние эльфы могли. Сейчас я завидую Соласу. - Дальше почти всхлип, а не вздох. - Я помню. И люблю, Макс.
И тянущая жилы пустота тишины.
- Жаль, мы даже не сновидцы.
- Да. Жаль, что мы не выбирали судьбу. Кто-то идет. До скорого, сестренка. Береги себя.

Когда в дверь постучали, Максвелл уже убрал кристалл, лишенный волшебных сил, обратно за пазуху - и вопросительно воззрился на вошедшего моряка.
- Капитан зовет. - коротко ответил на незаданный вопрос моряк, определенно тяготясь обществом мага. - Он у штурвала.
"Ну что еще?" - мысль с обреченностью и раздражением, и все же, махнув рукой, генерал выдвигается.
Корабли идут уже довольно долго. До бухты, что должна стать их целью, не так уж и далеко - разведчики на маленькой парусной лодке ушли ранним утром, сразу после боя, прихватив с собой корабельного ворона. Опасности, впрочем, быть не должно - десант кунари уже давно кормил рыб или томился в камерах...

+2

8

Конечно, стоило ожидать допроса. Наверное, она даже должна быть благодарна, что её сперва выслушают, а не просто отправят прогуляться по доске. Это значит, что она ещё может поменять мнение о себе и как-то отредактировать свою версию, но вот времени, чтобы придумать хорошую красивую сказку уже не было, когда она стояла перед генералом. Врать или не врать, но если и делать это, то о чём таком, что в последствии не вскроется с плохими для неё последствиями. Но сэр Аарон её учил, что нужно быть предельно честной на краю своей гибели, а она всегда выполняла наказы её учителя. Вэйя старалась не горбиться, хотя ноги едва ли не подкашивались, и она грозилась упасть на дощатый пол. Сил не хватало и в конце концов эльфийка позволила себе вцепится в стул, стоящий рядом. Вопросы, которые ей задавали, были вполне логичными. Но вот по-настоящему внятный ответ она дать не могла и скорее всего выглядела как последняя лгунья. Но выбора было мало – либо гнуть свою линию, либо менять всю свою историю, чтобы подстроиться под желаемый от неё ответ. Вэйя подозревала, что о ней можно подумать. Эльфийка, в Тевинтере, пробравшаяся на корабль, идущий далеко за пределы Империи – такое описание подходило только рабам. Каждый ответ, вылетающий из её уст казался ей уже заранее неправильным и абсолютно неубедительным. Девушка внимательно наблюдала за генералом, пытаясь разгадать, что он думает, но человек перед ней был спокоен, твёрд и уравновешен. Он постепенно выпытывал из неё всё, что хотел знать, и Вэйя не могла даже сопротивляться. Можно было догадаться, что это скорее всего маг, раз занимает такую высокую должность, но больше ничего ей не удалось подцепить из его образа и поведения. Когда он небрежно вытащил её кинжал из-за пазухи, эльфийка немного напряглась. Такое оружие и правда не могло принадлежать обычному человеку, тем более эльфу. Вэйя надеялась, что это наоборот сможет убедить, что она именно та, за кого себя выдаёт. Генерал сразу заметил её небольшой манёвр в сторону кинжалов, когда мысль о том, что она сможет схватить оружие со стола и убить его овладело её. Он зажег вокруг своей руки пламя, подтверждая её теорию о том, что он маг. Последняя надежда на побег растворилась. Оставалось только надеяться, что её рассказ имеет хоть какой-то смысл для человека напротив.
- Впрочем, твоя фантазия достойна уважения. Я дам тебе шанс. Единственный.
Эльфийка тут же подняла голову. Что значит этот шанс? Ей дадут шлюпку и отправят в свободное плавание? Или её оставят на борту до первого жилого поселения, где и высадят? И означает ли это, что ей вернут её кинжалы, которые ей были довольно дороги? Все эти вопросы пролетели в голове за долю секунды. Но Вэйя совсем не ожидала того, что произойдёт дальше. Генерал поднял плащ и вытащил оттуда кристалл и произнёс что-то. А потом кто-то ему ответил, и явно кто-то очень родной и близкий, судя по тону голоса, с которым Ворон обращался к кристаллу. На несколько секунд ей даже стало неловко, что она присутствует при таком разговоре, но отогнав от себя эти мысли, эльфийка попыталась прислушаться. Тот, кто был на той стороне, мог спасти ей жизнь, судя по всему. Услышав, что агент Шартер убили при захвате Скайхолда, Вэйя напряглась, потому что Шартер была именно той связующей её с Инквизицией ниточкой. А рассказывала ли она кому-то о ней оставалось под вопросом. Может быть Лелиана. Но как оказалось дальше по разговору – Лелиана пропала. Всё меньше и меньше оставалось у неё шансов, и эльфийка начала снова подумывать о побеге. Пока генерал отвлёкся на разговор, можно попробовать снова завладеть кинжалом. Но накрытые сверху рукой они представляли собой сложную добычу. Приходилось продолжать прислушиваться и ждать. Где-то на середине разговора Вэйю вдруг озарило, что по кристаллу говорит никто иная как сама Леди-Инквизитор, Эвелин Тревельян. Точно, вот чьё имя произнесено было вначале и которое она не расслышала. Конечно, Вэйя не могла узнать её по голосу – им ещё не доводилось встречаться. Но приходилось много слышать о славных подвигах её и её друзей. И о падении Инквизиции. Интересно, где сейчас они, оставшиеся силы? Эльфийка расслышала вопрос, который задала Эвелин и который мог спасти ей жизнь. Хотя она и не хотела бы раскрывать перед тевинтерским генералом такие подробности, выбора не было.
- Я занималась расследованием о красном лириуме.
На ней быстро взглянули и тут же передали ответ в кристалл. А потом стало понятно, что никого сегодня не поведут гулять по доске. Ну не её точно. Вэйя с облегчением вздохнула. Она спокойно стояла, пока генерал отдавал приказ на её счет, а потом послушно вышла вслед за стражей.
Там её ожидала озлобленная толпа, которая только и жаждала, что хлеба и зрелищ. Но сегодня им не удастся получить ни того, ни другого. Вэйе на секунду даже захотелось остановиться и показать всем язык, но она решила не рисковать повернувшейся к ней сегодня лицом удачей. Она проследовала вслед за легионерами. Ей выделили, конечно же самую маленькую и убогую каюту без окон, где едва-едва помещалась кровать и небольшая тумбочка. Когда за неё закрылась дверь, Вэйя облегчённо вздохнула – на сегодня ей хватило приключений. Она прошла к кровати и буквально рухнула на неё. Подумать о том, что делать дальше, она может и потом, сейчас ей нужен был небольшой отдых.

+2

9

Отправляясь к капитану судна, Максвелл был готов ко всему, хоть и надеялся, что обойдется без лишних проблем. Ситуация со шпионом, оказавшимся вовсе не шпионом, а не самой умной девчонкой, в любой момент могла перерасти в проблему - стоит лишь нескольким не удержать язык за зубами. Несмотря на сказанное Эвелин в отношении наказания за изнасилование, генерал совсем не был уверен, что таковое последует на самом деле. Не на войне, не к той, кого считали агентом кунари. У флотских вообще были своеобразные взгляды, они в принципе не очень рады тому, что сейчас ими командует сухопутный. Именно поэтому приказал закрыть в отдаленной каюте, никуда не выпускать и держать под личной охраной...

...Повезло. В какой-то мере: оказавшись на мостике четверть часа назад, генерал не услышал и слова об инциденте со "шпионом" помимо краткого вопроса на тему "решена ли проблема". Вот только было это по той причине, что взамен приходила проблема куда более серьезная.
Кунари.
Стоило ли надеяться, что горстка дредноутов, отправленная на корм рыбам прошлой ночью, окажется единственной? Да хера с два, разумеется. Рогатые вообще довольно редко ограничивались чем-то мелким, и даже обычные рейды кунари часто завершались кровавой позиционной войной. И все же, и все же надежда не умирала никогда. Но не сегодня.

- Я не ослышался? Сидят на мели? - капитан корабля был настолько удивлен, что даже и не вспомнил о "шпионе".
- Сидят и разгружаются. У самого берега. И, похоже, большая часть уже пуста.
- Это нормально, друг мой, это же кунари. - усмехнулся Максвелл, вертя перед собой развернутое письмо с зарисовкой. - Когда они высадят всех и вытащат все свои манатки, они начнут толкать эти проклятые корабли обратно, кормой вперед, пока не вытолкают. Ничего нового, они всегда делают так, если море спокойно, а вокруг нет ни врагов, ни подходящего причала.
- Варвары. До такого додуматься.
- О, не то слово. Очень изобретательные варвары. Так что же будем делать?
- Проскочим, пока заняты.
- А что наши?
- Прилетал ворон, они в дневном переходе от Бринлоу.
- А сколько досюда?
- Дня полтора-два. Для человека, не для коссита.
- Проклятье.

Выбор и впрямь словно из двух стульев. Известно, гарнизон Бринлоу практически отсутствует; кто первым займет город - тот и останется хозяином положения в этом районе. И хотя имперцы шли впереди, кто даст гарантию, что кунари не нагонят? А если и нет - что если взяли с собой пушки?
- Что пишут разведчики? Там есть дредноуты?
- Два. Основная масса - большие корабли ривейнской постройки. Проклятые предатели. - офицер харкнул на пол, выражая общее мнение насчет жителей оккупированного Ривейна, принимавших Кун вместо обращения в безмозглых зомби или безнадежных боев за свою страну; одобрительные возгласы с разных сторон показали, что от тевинтерцев местным пощады ждать точно не придется.
- Мы можем подобраться к ним незаметно. Разделимся, пройдем на лодках, маги займут позиции и сожгут их.
- Рискуем.
- Как и вчера. По крайней мере, сейчас они не смогут маневрировать.
- Точно, за спиной тоже не оставить.

...Решение приняли нескоро. Но когда приняли - поредевший имперский флот, скорректировав курс и держась ближе к берегу, осторожно двинулся к той самой бухте, где высаживались кунари. Корабли должны выйти на дистанцию огня после того, как раздадутся взрывы охранения: без риска для основной массы.
Шлюпки, десант, маги Пятнадцатого - все почти в сборе.
Что до Максвелла - он направлялся к каюте, где была заперта "шпионка".
Короткий кивок - стражник, сидящий на стульчике перед дверью, отпирает замки; такой же короткий стук в дверь - уж неясно, что побудило Тревельяна включить джентльмена - и через пару секунд он раскрывает дверь, ища глазами эльфку.
Ее можно было бы оставить здесь, но...
Он ведь обещал Эвелин вернуть девчонку живой и здоровой. А поручиться в свое отсутствие за жизнь и здоровье генерал не сможет. Мало ли что произойдет?
- Ты идешь с нами. - холодно произнес мужчина, наконец найдя девушку взглядом и проходя внутрь. Сняв с пояса кинжалы, маг бросает их перед ней, указывая кивком головы, мол, можешь пользоваться, чужого нам не надо. - Надеюсь, твой рыцарь взял тебя в оруженосцы не за красивые глаза, и ты умеешь сражаться.

+2

10

Вэйе было не привыкать спать на жестком. В путешествиях по Тедасу они с сэром Аароном не раз останавливались прямо в дороге, где приходилось рассчитывать лишь на палатку и надеяться, что никаких камней под головой не будет. Поэтому кровать была, можно сказать, роскошью в её положении. Эльфийка сняла начинавшие натирать ей чужие ботинки на пару размеров больше и максимально удобно устроилась на койке. Она хотела обдумать свои дальнейшие действия. Стоило ли ей попытаться всё-таки сбежать, выкрав свои кинжалы, или это слишком дерзко и неразумно даже для неё. Но мысли путались и решение не шло. Она закрыла глаза. Сон пришёл практически мгновенно. Как будто измотанное тело и разум только и ждали момента, когда можно будет расслабиться. Вэйя надеялась, что никакие сновидения не придут к ней, что сон буде лёгким и спокойным, но этого не произошло. Сэр Аарон предстал перед ней в сияющих доспехах верхов на белоснежном коне. Он что-то сказал ей, кажется, про то, что из каждой ситуации есть выход и поскакал прочь. Девушка попыталась его догнать, но глотала лишь пыль из-под копыт коня.
Стук в дверь Вэйя услышала в самый последний момент и тут же подорвалась с кровати, пытаясь принять оборонительную позу, но только чуть не упала на пол. Не дождавшись ответа, в комнату вошёл генерал, допрашивающий её ранее. Эльфийка напряглась. Конечно, он вроде бы дал обещание сохранить её в целости и сохранности Леди-Инквизитору, но мало ли что у него было на уме на самом деле. Вдруг он уже поменял своё решение. Вэйя села на кровати, спустив ноги вниз. Генерал, лишь оглядев её с ног до головы, сказал, что она идёт с ним, больше ничего не уточняя. А эльфийка не решилась задавать вопросы. Быстро обувшись и перевязав поудобнее пояс на штанах, которые постоянно спадали с неё, она подобрала свои сильверитовые кинжалы. Ощутив в руках холод рукоятки и вес орудий, стало даже как-то спокойнее. Теперь она не была безоружна, а значит был шанс спастись или сбежать, если бы она решилась на побег. Хотя пока она отложила эту дерзкую мысль на потом. Ей ничего не угрожала, даже больше, из шпионки она превратилась в охраняемого гостя, если можно так сказать.
Не обращая на эльфийку никакого внимания, Максвелл, как она успела услышать из магического кристалла, проследовал прочь из каюты вверх на палубу. Оставалось только беспрекословно следовать за ним. Вэйя уже начала подозревать, что ничем хорошим это не закончится. Если уж ей вернули её оружие, значит, будет ситуация, где ей придётся им воспользоваться. И вот это уже вызывало много вопросов. Против кого они собираются сражаться? Как много будет врагов? Будет ли это её первый раз, когда она убьёт человека или человекоподобного существа в первый раз? Конечно, можно предположить ответы. Их враги, скорее всего, кунари. А значит, никакой пощады можно не ждать. Вэйя глубоко вздохнула. В конце концов она должна была рассчитывать на то, что она обагрит свои руки кровью, когда собиралась на войну. Но всё-таки как ей бы хотелось этого избежать по возможности.
На верхней палубе повсюду сновал народ, готовясь, видимо, к предстоящей битве. Она получила лишь несколько недовольных взглядов и те только вскользь. Большая часть людей была занята абсолютно другими вещами. Вэйя огляделась по сторонам и всё же решилась задать вопрос.
- Простите, можете мне объяснить, что происходит?

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » День гнева [27 Джустиниана, 9:45 ВД]