Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Давай без соли? [2 Волноцвета, 9:42 ВД]


Давай без соли? [2 Волноцвета, 9:42 ВД]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Давай без соли? [2 Волноцвета, 9:42 ВД]

Время суток и погода: погожий вечер, немного ветренно и прохладно
Место: Скайхолд
Участники: Сэра, Эвелин Тревельян
Аннотация: есть огонь небесный, огонь земной, и есть тот, что между:
грани чистой веры, искры шальной надежды.
бесконечность, свернувшись кошкой, легла на плечи.
время движет горы, но ничерта не лечит.

только мелким ситом, звёздной колючей сетью
ловит важное: ветер, солнце, осколок лета.
остальное - не стоит самой избитой драмы.
видишь: нам дали нас.
с остальным разберёмся сами.

+2

2

После бала в Халамширале Инквизиция всем составом выглядела вся замученная-замученная, что не прекращала замучиваться даже месяц спустя. Смотреть на их всех было жалко; не говоря уже о том, что вызвать они своим видом могли лишь сильный-сильный приступ тоски, а кто так Кортофея побивать идет, ну.
И самый главный умученный в их войске идиотов и прочих бурно находчивых был, угадайте кто? Ну, вон она с зеленой хренью на руке ходит. С выправкой – не то генерала перед атакой, не то рядового, поставленного у стены и ожидающего меткого болта от расстрельной команды. За какую такую провинность?..
Не, ну она так просто не играет.
Ну, реально – ну кто-кто так на Корфипейса идет? А воодушевление? А тонны идеализма? А задор в глазах? А, а, а, словом, что там дальше идет?
И Варрик тут обмолвился – оптимист блин всей Вольной Марки выискался – что Инквизитор у них протагонист повествования и может из-за этого погибнуть. И что он сочувствует генералу. Тьфу! Вот дурачок запутался совсем в своих книжках. Инкви – у них человек. ЧЕ-ЛО-ВЕК! А не прото... кто-то там... Так прямо их гному и ответила.
И пошла печеньки делать.
Она же обещала, что следующие будут вкуснее и вообще Сэра должна привыкнуть к тому, что печенье – теперь что-то очень хорошее. А не…В общем, то что было.
- Инкви, хватит за бумагами сидеть! – смеется она, влетая в кабинет Эвелин, умудрившись не врезаться по пути в служанку, половое ведро, дверной косяк и разложенные то тут, то там книги.
И не давая сказать ни слова:
– Там печеньки захватывают мир! Ну,…в смысле… - смущается. – У меня, кажется, получились СЪЕДОБНЫЕ.  Мне подопытный кроли.…Ой! Ну, этот как его? Дегулятор нужен!
Кажется, не то слово…
- Ну, этот… ну как его… Тьфу! Понапридумывают своих умных слов – приличным лучникам хрен упомнишь! Пробователь печенек, короче, - выкрутилась одна-из-Дженни.

+2

3

[indent]Она не заметила как наступил вечер.
[indent]Заниматься бумагами, в принципе, было увлекательным занятием, если научиться видеть за куртуазными виньетками слов суть. Но Эвелин доставались уже упрощенные варианты переписок - письма от просителей с пометками от Лелианы или же Жозефины, изредка - приносили гонцы от Резерфорда, практически никогда - личная переписка касалась самой Эвелин, как человека. Все чего-то хотели от Вестницы или Леди Тревельян. Одних предложений брака - пять штук уже набралось, а сколько там прошло времени с тех пор, как церковницы и фанатики перестали звать молодую магичку отступницей и еретичкой?
[indent]Но прошение от мадам де Фюр-что-то-там рисковало остаться не прочитанным: легкая и бесшумная, как андерфелский торнадо, в спальне, что давно и подозрительно напоминала кабинет, образовалась Сэра. Тревельян удивленно моргнула, запоздало улыбнулась и отвела руку с пером, убрав письмо в сундучок для переписки, вставая из-за стола.
[indent]- Печеньки? Печеньки это... замечательно! - Оказывается, если резко встать, то спина тут же напоминает о себе. И вечер уже - сквозь новые витражи, с трех сторон, бьет золотисто-красной чехардой отблесков света. Залюбоваться можно. Неожиданно и сильно.
[indent]"Надо делать перерывы..." - Уговаривая саму себя, Эвелин подходит к нетерпеливой эльфийке. Осторожно смахивает с края её одежды белую мучную пыль.
[indent]Вот бы все проблемы Инквизиции и мира было так легко смахнуть в ящик.
[indent]Желудок урчит на слова о еде. Кажется, тело умнее, чем его владелица.
[indent]- Я буду рада попробовать твоих печенек, пойдем, уверенна, получилось вкусно. - Когда Эвелин заслужила доверие Сэры, это было необычно. Для магички, в первую очередь. Она была не из тех, кто легко веселится: вечно мешали десятки тысяч сковывающих "но"... и, все же, только тихонечко, шепотом и себе наедине, Эви могла признаться, что эта хаотичная, взбалмошная как ребенок и жестокая так же, эльфийка, была мудрее неё в том, что умела жить, ценя моменты. Тревельян жила полетом выпущенной в цель стрелы и была, кажется, даже не стрелой, а тетивой - и ей перетереться, исполняя свой долг, когда будут поражены цели.

[indent]Сквозь окно, выходящее на запад, на лицо Сэры упал свет зеленых стеклышек, получилось красиво. Если вдруг вынырнуть из мира долга, настоящий мир так красив.
[indent]- А даже готова бежать вниз наперегонки! - Выкрикивает магичка, которой, вообще-то уже двадцать четыре года (в её возрасте приличные дворянки, не изгвазданные магией, уже третьего рожают, а она!) и, огибая удивленную донельзя служанку, спешит к выходу. - На дегустацию! - Это похоже на сорвавшийся поток камней с горы: вчера Киран, сегодня Сэра, будто мир намекает, что Тревельян что-то и где-то капитально не предусмотрела и теперь разрывается на части, пытаясь поймать неуловимое чувство лёгкости жизни.

+2

4

Инкви внезапно так бурно подхватывает идею, будто вся эта хренотень задолбала её настолько что, наконец, можно забыть про верность долгу и верность долгу. Где-то там еще третье такое же словосочетание подкрадывалось.
Чтобы задушить в объятиях, не иначе.
В людях и нелюдях Сэра разбиралась вообще никак, поэтому её всегда радовали такие удачные совпадения.
Ну, хорошо – раз она так (кто там на дальнем плане так ржет заразительно?!) типа главы местных Рыжих Дженни – как-то немножко разбиралась. Иногда. При удачном ретроградном чем-то там и прочем положении звезд.
- Вот как? – хитро щурится эльфийка. – Догоняй! А то применятся на запах и съедят. Кто последний – тот моет потом посуду!
А посуды от неё осталось… Дофига, в общем. Сэра вспоминает лицо увидевшего это все повара и переставшего сердиться на неё лишь после искренних слов, что она честно-честно все тут приберет. Но потом. Сейчас просто очень-очень нужны печеньки и часик времени. 
Служанке достался высунутый язык – попривыкают, что все эти властители мира и душ человеческих (и не очень) все серьезные-серьезные, ну прямо как герольд, объявляющий гостей императрицы Селины. Или древнее эльфийское надгробие. И от важности просто надуваются как индюки. 
Ха! Они просто с Остряком не знакомы, державшим в своих руках паучьи нити ответственности за всю гномью торговлю Тадаса и жизнь одного вольного дурацкого города.
Сэра же не совсем идиотка и понимает, что быть наместником города и одновременно главой гильдии – не фигушки драконам показывать.
Или вот – Инквизитором.
Забегая на второй этаж, она замечает, что кто-то из Быков одобрительно подмигивает им из своего угла. Эти ребятки умели ловить момент. Мимолетно думает, что им еще нужна «Порочная Добродетель» и Варрик. Варрик умный, в речи и уговоры умеет, как мало кто из её знакомых умел. А там может он и Каллена уговорит – она хочет еще раз бесплатно полюбоваться на голого генерала Инквизиции. Хоть в мемуарах будет, что описать.
Переводит дух. Кажется, до её комнатки они долетели одновременно.
- На крыше. Там, если что, покидаться в прохожих можно.
Не то чтобы выросшая полугодной эльфийка любила кидаться едой – она же не какая-то любимая дочка богатеньких знатнючек – просто, а что делать с неудавшемся тестом? А птицы тоже жрать хотят!
Сэра начинает немножко нервничать. Ну, а вдруг печенье только на её вкус получилось?!

+2

5

[indent]Эвелин помнит как впервые поднималась на основную башню Скайхолда и как впервые увидала вершины гор с балкона. Помнит, как высоко и далеко это. Помнит, как гуляют сквозняки коридорами. Но когда нужно бежать вниз,со всех этажей и коридоров, оказывается, что мир прыгает тебе навстречу солнечным зайчиком, обдавая лицо дыханием ворвавшейся сквозь щели в старей иссохшейся раме весны и... где-то на подходах к главному залу уже почти колет в боку, но магичка всё равно бежит. Она сумасшедше-давно не бежала к целью, которая, скорее, отсутствует, чем наличествует. Только от себя у леди Тревельян прекрасно получаются гонки. Куда там скачкам на неваррских верховых! Куда там гонкам на драколисках!
[indent]Огибая строительные леса, перепрыгивая через ступеньку, уже во двор. Рабочие удивленно оглядываются, а если на своем балконе сейчас принимает солнечные ванны Вивьен, то ей будет что сказать по поводу неуставного и непочтенного поведения Эвелин. Но сейчас Тревельян плевать.
[indent]Рядом, то обгоняя, то почти отирая локтем, бежит Сэра и, кажется, в этом побеге каждая находит для себя какое-то удовольствие.

[indent]Ступеньки в трактире скрипят, дверь - будто сквозняком подхваченная, хлопает за спинами женщин.
[indent]Согнувшись в три погибели, уперевшись правой ладонью в стенку, Эвелин выдыхает. Взмокшие пряди неприятно облепляют лицо, так что первое, что Инквизитор делает, слегка придя в себя, умывается, заметив, что кувшин и таз в этой пестрой, заваленной барахлом и подушками, комнате имеется. У Сэры странно, но уютно, если не спотыкаться о... сапоги? Судя по размеру, утащенные у Быка.
[indent]Крыша, до которой добираться, став на подоконник да подтянувшись наверх, совершенно не высока. И болтать ногами, сидя в трех-четырех метрах от полувытоптаной травы двора - вроде бы и не совсем героично и красиво с подвывертом. Но здесь, и правда, хорошо.
[indent]И голуби, воробьи да ласточки не успели склевать заботливо накрытую пестрым платком тарелку печенья.

[indent]Одна из потревоженных черно-белых птиц, едва не задевает плечо магички крылом, но виляет в сторону. Эвелин провожает её взглядом. А потом достает первую печенюшку. В голове - зияющая пустота. И, кажется, это хорошо. На все еще красном лице Сэры мило украсилась в цвета солнечной ржавчины каждая конопушка, а на голове, кажется, то самое ласточкино гнездо из волос. Тревельян не сомневается, что выглядит подобным образом - шпаной.
[indent]Печенье песочное. Крошится, но сладкое и пахнет ванилью и ягодами.
[indent]- Очень вкусно! Никаких бросаний в прохожих. Самим мало. - И умолкает, сосредоточенно жуя.

[indent]Солнце, в последний раз мигнув, окончательно прячется за высокие стены Скайхолда. И тени становятся гуще. Скоро зажгут первые чаши с огнями. Чтобы было светло и никто не сбился с дороги или не ушибся. Разжигать бы подобное в сердцах. Говорят, тем и должна заниматься Церковь и вера. Эвелин уже немного пожила на свете, Эвелин не уверенна, что так это и есть.

+1

6

- Тааак! А ну КЫШ! – сурово гаркает она на глупых голубей, чуть было не отставивших их без ужина. – Извините, это я не вам, – сконфуженно продолжает аж вздрогнувшему проходящему внизу пожилому воину. Последний лишь укоризненно покачал головой: вообще эльфийка с катушек слетела. 
Леди Тревельян ныне выглядела не как леди.
Леди Тревельян ныне выглядела как самая простая девчонка с улицы, которая всех этих ледь в гробу видела, да причем не своем, а того лысого зануды. Был у них в Денериме один такой – все носился с человеческой уникальностью, как петух с яйцом.
- Отвыкла ты бегать, как обычные люди, леди Инквизитор, - смеясь, заявляет ей Сэра.
Она ощущала себя физически явно много лучше чем Вестница. А казалось бы – старше. Видать каждый месяц той, которая держала на плечах весь мир, засчитывался за год.
Смотрит на Инкви и сдерживает вздох. Окружающие – идиоты. Беспробудные. Не, ну разве это только она замечает? Кроме, пожалуй, того жутика со странными речами. То что-то там про её уши, в Тень смотрящие, говорит, то про вьющихся вокруг Вивьен духов. Хотя когда Вивви заявила, что жутик – питомец Эвелин, Сэра обиделась и насовала их леди-зануде улиток в постель. Ибо нефиг обижать Эви и даже их жутика!
«Платье идеально, туфли идеальны, шляпа идеальна, посох – парадная принадлежность, а не оружие. Моя комната. Мои люди. Моё», - как там их жутик своим вечным мерным голосом говорил.
И как эта надменная лицемерка среди их оравы безумных и находчивых оказалась? Спросить бы кого – да кто ей ответит? Она же глупая Сэра, которая совсем-совсем неотесанная деревенщина.
Тьфу! Вот как придут всякие дурацкие мысли – не отвяжешься! Ну, на них!
Садится на самом краю и махает нижними лапами в туфельках.   
– Надо как-то потренироваться, а то зачахнешь на своих балах да в бумагах! Каллену бы предложить – да он сам мрачный не-бородач, вечно серьезный такой, почетно держащий третье место среди серьезных людей Инквизиции. Ну, если бы у нас проводились такие конкурсы, конечно.
Замолкает. А то сейчас наговорит и ей вкусностей не достанется!
Печенье внезапно напомнило дом.
Не Эммальд, а тот первый, почти забытый. Лето, праздник, мама, приятель пообещал научить смешному фокусу, как она выздоровеет. От окна немного дует – ибо как последний дурак приоткрыла ставни и смотрит за ливнем, сейчас бы по лужам. Шерстяной шарф колется – колючий. Мама все-таки спохватывается и отправляет в постель. Ягоды в печенюжке пахнут теплом и тоской. Ибо так тепло, как дома в детстве, не будет уже никогда.     
А вот когда она его пекла – ей это как-то не вспоминалось.
…а приятель погиб от ребяток Вогана – не понравилось ему, видите ли, что вонючий эльф невесту защищать полез.
У Инквизитора, похоже, всяких разных дурацких мыслей нет. И это хорошо.
- О! Первая звезда! – показывает она на яркую точку на востоке, понадеявшись, что Эви хоть что-то разберет, пока она с полным ртом говорит. – Тут на крыше хорошо за ночным небом смотреть – вечно все усыпано, хоть и меньше чем в пустыне.
Надо будет как-нибудь Инкви вытащить и среди ночи, а то ведь реально чокнется за своими бумагами. А то, что у неё там свет временами под утро горит?! Типа: страшно мне спать без света, в замке полном народу, ночник нужен?!

+2

7

[indent]Сэра кричала на голубей и извинялась прохожим. Сэра совала мелкую живность под одеяла особо занудным лицам (странно, что у Эвелин еще не завелся какой-то жабьерогий слизопотам под подушкой... или, возможно, завелся, просто магичка этого не замечала до сих пор, валясь спать полумертвой); Сэра была беспросветно-простой и живой. И, от чего-то эдакого, дельного и светлого, дурацкого и настоящего у леди Тревельян сейчас щипало веки и подкатывал к горлу ком. Нет, не из-за печенья - оно, и правда, было вкусным, но Инквизитор, кажется, хотела плакать. Вот так вот взять и нареветь на свю свою усталость, страх, разочарование и надежды. И на влюбленность в воителя, который то отдаляется, то приближается; и на неверие в то, что Корифея можно победить, но надо держаться и делать вид, что всё идет по плану, даже если план собран на коленке и впереди с десяток переходов и блужданий на ощупь, в поисках идей, как ослабить древнее Порождение Тьмы.
[indent]А еще дворяне кусаются каждым письмом и выходкой. А ещё иногда просто вспоминаются все по-женски неудобные моменты, особенно когда впереди несколько суток перехода верхом, а ещё, а еще...
[indent]Бык напоминал, что она должна быть человеком. Варрик, сам в делах как в шелках, пытался говорить с ней, как с родственницей; Сэра вот - печеньками кормит, а у Эвелин нет ни грана чего-то великого и полезного, чтобы им отплатить. Ну, вот кроме руки, которой лучше бы не размахивать и к слезящимся глазам не подводить, хотя Метка здесь, в Скайхолде, практически не шалит.

[indent]Хорошо, что Сэра из тех, кто видит и лужи, и звезды. И можно поднять голову, выискивая взглядом ту самую вечернюю зарю, давай себе шанс перестать разводить мокроту тут. В конце концов, зачем растраивать лучницу, которая вполне себе может и устать носиться с Тревельян, как с протухшим скарбом.
[indent]- И правда. Быстро так. Это всё потому, что дело к лету идет. Как думаешь, здесь тепло будет или куртки мы так и не снимем? Слышала на днях, орлесианцы планируют делегацией к середине лета, Варрик поставил десять золотых, что все ради того, чтобы Каллена и многих агентов без мехов и курток увидеть. Эвелин откусывает еще, жует, с удивлением отмечая что все - надо новую печеньку брать. Старая вышла вся. Или влезла. Как посмотреть.
[indent]- Ошень вкуфно.

+2

8

Возможно, у Инквизитора оказался бы в сапогах кто-нибудь из семейства земноводных, если бы Сэра не умела прислушиваться к обычной солдатской болтовне. И не умела наблюдать.
Они боготворили леди Вестницу, как никого другого. Причем все, вне зависимости от чина или положения. Обычные солдаты рассказывали, помимо повседневных сплетен и хвастовства любовными победами, о том, как Вестница Андрасте с Искательницей прорубались сквозь орды демонов к Храму. Как они, по пути встретив гнома и мага-эльфа, заодно спасли разведчиков от участи быть съеденными и прочих противоестественных связей демоническими отродьями. Как там, встретив охрененно большого демона, отбились не только от него (пусть и с помощью лучников Лелианы), но и Разрыв закрыли. И пусть сейчас эта дыра в небе, из которой посыпалось всякое барахло, открылась опять, но сам фа-а-акт. Как потом надавала по шапкам мятежным магам и храмовникам, из-за терков которых всякая гнусь происходила, во Внутренних Землях. А заодно помогла там простым людям с добычей баранов и прочим. Как в Вал Руайо к ней доебались из-за Соласа, а Инкви задвинула его за спину и заявила, что с её людьми (или не-людьми) сама разберется.
Оказавшись среди здешних людей (и, кстати, леди Тревельян даже не послала её куда подальше с её не-армией и не-шпионами!) Сэра, возможно, сочла кое-что преувеличением. И ей всё было интересно, когда знатнючка закончит этот маскарад, даже когда она увидела, что та села рядом с простыми вояками и едва пригубив, вломилась на кухню и отвесила всем таких звонких люлей, что там до сих пор от этого воспоминания вздрагивают, и никакое пиво теперь не разбавляют.
Ибо придумать или преувеличить подвиг легче легкого, а вот такая вот простая-препростая человеческая забота доступна далеко не каждому. Не, аристократии кто-то там писал в их наставлениях, мол, они – народ то бишь – нуждаются в пригляде и заботе как дети малые. Сэра еще тогда пока читала – нахохоталась власть, даже бумагу на отхожее место было жаль тратить: каждый кто внизу, знает, что знатнючки и забота не хотят вставать в одно предложение.
Миледи Вестница, похоже, приняла данные наставления всерьез. 
Сейчас Сэра давно перестала считать поведение Инкви маскарадом.
А что касается Инквизиции…То практически каждый в ней – даже не из-за умения латать всякую дивную хрень, а что Вестница не брезгует их простым обществом – был готов не только носить Эвилин на руках, но отдать за неё жизнь, душу и иную требуху несъедобную.
Хотя, наверное, лягушку в гардероб сунуть надо – чтобы квакала и развлекала.

- Инкви… – снисходительным взглядом – так мать на ребенка верующего в добрую императрицу смотрит – глянула она на Тревельян. – Инкви, ну откуда тепло в горах? Это горы. Тут всегда хо-лод-но. За теплом нужно в низинные города ехать.
И передергивает плечами.
- Хотя в Скайхолде мне почему-то ни разу не было холодно. Даже вот в рубашке спокойно хожу.
Передергивает плечами опять, не желая разбираться в данной загадке.
- Спорю на «рога» нашей Леди Совершенства, что генерал и тут не подкачает, и выйдет, застегнувшись на все-все пуговицы, ибо суровые ферелденецы не отступают даже перед лицом Кортофея, что уж про каких-то орлесианцев говорить, – смеется она.
Ну не было у неё лишних десяти золотых, чтобы их кон ставить. Да и нелишних тоже – попыталась припомнить лучница, когда она такую сумму в руках последний раз держала. Выходило, что ни разу. Или она просто не помнит. Капризы, конечно же, не считаются.
Так. Нужно грабануть чью-нибудь сокровищницу, а то, что она какая-то совсем-совсем темная.
У Сэры не было абсолютной уверенности, что попытки их генерала контролировать все и вся случаются лишь из-за родной занудности. Каллен вроде в Цитадели Киньлох служил, а там полный ужас из-за одного долбодятла вышел.
Вечно эти глупые маги всё портят.
Хорошо. Не все (Эви, Дориан и Хоук – точненько хорошие и знаться с демонюками, вроде как, не собираются; а Дориан пообещал, если что, её предупредить), но многие.
- Е-ху! – бурно радуется от того, что у неё все же получилось (чтобы знали: печенье делать – это вам не венатори по кустам гонять, тут опыт нужен) и рывком поднимается на ноги.
- Ша. Я забыла, что нам нужно чем-то запивать. Мигом. 
Звуки сбежавшей по лестнице эльфийки услышать, пожалуй, могли даже в Вал Руайо. По крайней мере, трактирщик отозвался однозначным насмешливым: «В таверне Сэра грохотала…».
Очень быстро возвращается с добычей – глиняным кувшинчиком вкусного морсика (она проверяла!).
- Кабо лично передал. Не какое-то ссаньё тевинтерское разбавленное. Из шиповника.

+2

9

[indent]Вот и Эвелин было не холодно. И, большинство времени, не жарко. С голодом и усталостью дела обстояли почти так же. Вивьен даже сетовала, что они с Жозефиной будто состязаются в количестве сожженных свеч и ночей за столами, но, на самом деле, Тревельян просто знала, что не успевает. Катастрофически. Настолько ужасно не успевает ничего, что остается только действовать по плану и по меняющейся обстановке на ходу срезать из трактов по бездорожьям; мирить соседей методом ножа и топора; любить того, кто сам по горло занят, а потому никогда не упрекнет в нехватке внимания или же нелюбезности; пересекаться и говорить по душам с агентами, когда и за обеденным столом, когда и трясясь в седле.
[indent]На четвертых стоптанных сапогах и разорванных перчатках, начинаешь понимать, что самый бесценный дар Создателя - это время. И самая жестокая же его насмешка.

[indent]И Эвелин смеется, сидя на пологом скате крыши трактира. У неё нет времени на этот смех и эти разговоры ни о чем. И есть все время мира. Потому что один в поле не воин. Потому что Вестница - это просто штандарт и стяг армии, не более. А армия, а сила - это Сэра, Варрик, Дориан, Джим, Джесси, Ханна, Лика, Люка, Шана, Явин и десятки сотен имен и судеб. И если не знать их, если не пытаться хоть немного очеловечивать "военные силы", если не знать, что мир спасается и держится жизнями других, то чем она лучше Корифея и безумных?
[indent]Сэра исчезает с грохотом, достойным падения орлейского великого сервизного сервизища, но так вовремя, оставляя Эвелин наедине с лёгким сплином, что магичка ей благодарна. А потому, когда эльфийка возвращается, улыбается ей, забирая её печенюшку и отпивая морс, прямо из кувшина, вот так. По-обыкновенному.
[indent]И морс вкусный, и сдоба, и хочется просто опрокинуться в это высокое красивое небо и...

[indent]- Знаешь, Сэра... когда всё закончится, я найду себе какой-то домик в деревне у озера. И, веришь, буду садить репу и переписывать старые книги. Честно-честно... - Голос, сначала мечтательный, дрожит в конце вздохом: - Если всё, конечно же, счастливо закончится. - Но Инквизитор спохватывается.[indent] - А ты? Вернешься в Орлей?

+2

10

- Ты там покроешься плесенью, Инкви… - искренне хохочет она. Пытается представить Инквизитора выращиваемой репу. Фермерская шляпа сползает на бок. «Так, репа, либо ты растешь, либо узнаешь на себе всё недовольство мага-чародея». Бедный овощ…Хохочет опять.
- Тебе не пойдут грабли. И лопата. И что там для выращивания репы еще нужно.

Эвелин её поймала. Совершенно. Озадачила на все сто.
– В Орлей, Ферелден – туда, где нужна. Даже если не вернусь.… Как объяснить по-научному то… - задумывается она и рассеяно машет рукой.
Рыжие Дженни давно перестали быть организацией. Рыжие Дженни – идея. Можно грохнуть Сэру, но как знатнючки грохнут саму идею? У них мозгов не хватит.
- Никогда не думала всерьез о будущем. Не знаю… Живу и всё. Настоящее интереснее. Сейчас у меня печеньки и морсик, - шутливо салютирует она печенькой. Жует. Вкусно.

С этого места хорошо наблюдать за снующим туда-сюда народом. Большая часть, конечно, уже ушла в таверну или зал жрать там, пить себе и ус не дуть. Виднелись солдаты на посту замковых стен, несущих свою службу денно, нощно, со всей серьезностью и все такое прочее. Ну и пусть себе несут. А вдруг драконы?! Кортофей?! Бешеные наги?! Пусть себе бдят. Интересно если запечь бешеного нага, он будет такой же вкусный как не-бешенный?
Смотрит в далекое небо и все же говорит давно терзаемое – после храма принудительной эльфийской истории:
- Прикинь, вся эта эльфячья хрень ОКАЗЫВАЕТСЯ реально существует!
И смущенно добавляет:
- Просто некому больше на ухо обалдевать.
И еще более смущенно добавляет:
- это… Извини что я с луком тогда накинулась…
Скривившись от неприятного воспоминания, Сэра отпила напиток. Иногда лучше пить, чем болтать. Во всем как всегда виноваты гребанные демоны и магия. И развалины те с лужой!
- Хорошо, что ты не стала в неё прыгать. А Морриган ведьма – че с ней станется? Сидит, со своими голосами болтает, не отсвечивает. Ну, надеюсь, она не превратится в кого-нибудь типа Картофея, а то тупо будет, да и этот материк двух психованных магов не вместит.

+2

11

[indent]Эвелин даже была готова обидеться, немного: её идеальный план с выращиванием репы Сэра обсмеивала так заливисто, что, в конце концов, и Вестница фыркнула смешком.
[indent] - Ну, зато это будет абсолютно мирное дело, которым я ранее не занималась. мудрецы древности говорили, что полезно посвящать себя умиротворяющим вещам. Что может быть более умиротворяющим, чем садоводство? Или это фермерство? Я не сильна в теории... - В практике, в общем-то, тоже, но Сэра уже отвлеклась и тему можно было не продолжать.

[indent]- Интересно... это хорошая идея - Дженни. Очень хорошая, правда. Я слышала о ней... о них, и в детстве, но всегда представляла настоящую вездусущую рыжую и смешливую дамочку... теперь у нее, в моей голове, твое лицо. - Морс и сладкое, и правда, было хорошим настоящим. Возможно, лучшим. Возможно - лучшим из того, что мог себе позволить этот вечер и эти люди. И нелюди. Глава неорганизованной организации и не-глава ещё более неогранизованной не-организации всюду наличествующих не-героев. Хорошая компания, самое то для спасения мира.

[indent]Мир этим вечером выглядел так, будто его уже спасли: было хорошо и тихо. Скайхолд жил своей жизнью, даже черепица ската крыши под мягкими местами сидящих на ней не слишком-то впивалась в кожу через ткань, грозя синяками. Всё было хорошо. Как затишье перед бурей, которое вот только началось и ещё не стало угрожающим.

[indent]- Представь, Сэра, я тоже удивилась и сильно. Всё, что я знаю о мире, опять перевернулось. Будто живого Корифея было мало. А что ещё будет настоящим, а что - мнимым? Ох, замучаются же всякие церковные хронисты и теоретики, через года, это всё обьясняя. Надеюсь, к тому моменту, у меня уже будет самая послушная репа на континенте и самая отдаленная деревушка. И лягушки будут квакать. И... всё. И всё будет спокойно, обязательно. - Салютируя небу кружкой с морсом, Эвелин вздохнула.
[indent]- Жаль, я сама не верю в то, что всё может дальше быть спокойно.

+1

12

Сэра тем более не понимала в научном выращивании репы, морковки, яблок и прочих овощей. Она просто запрокинула голову и посмотрела в небо. Глаза были сухие, да и сколько лет уже прошло.
- На самом деле это идея Тиля. Раньше же Дженни изображали Воронов по-феледерски – серьезные были, как надгробие Джиневы I. Правда пафоса поменьше. Тиля уже нет, а идея – вон она…по половине Тедаса разошлась. Надо еще имперцев соблазнить. И кунари. Хотя пес последних знает – там у них все так мудрено устроено. Я у Быка попробовала пораспрашивать, но всё равно не поняла особо.
Она вспомнила, что про него ничего не говорила, но что тут можно сказать? Поэтому махнула рукой.
- Тиль.…Ну, это… не родной брат.

Не так уж было важно узнать, что не только она подобного мнения, но какой-то поддержки хотелось, не отвертишься. А то Кас сама серьезность – рожу кирпичом сделала и сидит, переваривает внутреннее. Эллана – долийка до последнего натоптыша правой пятки. К Леллиане и Каллену тем более с такими глупостями не пойдешь. Варрик, будучи гномом, в эльфийских премудростях понимал меньше неё. А Жози просто погребена под тонной свитков аристократичных глупостей; как они её еще не раздавили – не понятно.
- Церковь – еще что. Тут долийцы вон подштанники сожрут без соли, когда узнают! – весело гоготнула Сэра. – Ведь всё, что втирали особо умные представители моего многострадального народа, туфтой последней оказалось. Творцы-хренцы не боги совсем, а так…магические эльфячие выскочки. Или демоны. Демоны мне нравятся больше – они как-то прикольнее. Уморище же будет, если древние эльфы им поклонялись.     
 
Она задумчиво почесала в затылке.
- Не, мне, конечно, говорил один умный человек, что Век Дракона – не баран чихнул и будет всем весело, но не смешно всё столетие, но я не люблю такой пе..пи…пя…ээээ…такую безнадегу. Разве Инквизиции эти ваши дворянские короли и императрицы позволят независимо портить им настроение? Тут Церковь в первую очередь взбунтуется и попросит роспускания. Это когда с демонами сражаться – они предпочитают интриги плести, а как что-то хорошее распустить – это всегда за. И будет у тебя тогда самая послушная репа континента.
Прозвучало даже утешающе.

+2

13

[indent]Оставалось последовать примеру Сэры: небо оставалось небом, даже если в нем зияла Брешь или Шрам от нее, который никак не залатать с земли. Возможно, лишь само время властно над этой бедой? Вот ведь загадка для теоретиков. Только дело было сейчас не в далеких загадках, а в близком настоящем и прошлом.
[indent]- Кунари вряд ли могут быть объектами для Дженни... у них же нет знати. Агенты будут подкладывать ядовитых жаб в сандалии обижающих детей тамассран? - Улыбка всё равно получалась грустной. Может, это потому, что сама Сэра загрустила, вспоминая названного брата.
[indent]- О... я запомню. Знаешь... до... Конклава, до всего этого, у меня было совсем неважно с друзьями. Это странно, но... теперь мне лучше. Мне ужасно, конечно, и вечно болят ноги, а иногда приходится накладывать исцеляющие припарки на синяки и порезы поверх синяков и порезов, но я будто нашла семью. И это самое лучшее. - Тревельян никому еще толком не признавалась в этом. А тут сидит на крыше кабака, смотрит в поцарапанное магией небо и рассказывает всё эльфийке, которая не-такая-эльфийка-зато-знает-как-сложить-"Жопа"-из украденных подштанников-врагов.
[indent]Безумный Тедас. Безумный Век Дракона. И прекрасный.

[indent]- Это обидно, наверное, осознать, что всё, во что веришь, было ложью. Если это так, бедные долийцы... им будет очень тяжело. - Отвлекаясь, магичка покачала головой, а дальше пожала плечами.
[indent]- Если демоны и беды закончатся, а нас попросят на покой, я точно тебе говорю, научусь репу выращивать и... ну не знаю, придумаю пирог из репы и отправлю его новой Верховной Жрице. Кстати, я смертельно рада, что жрицы не собирались рассматривать мою кандидатуру. Иначе я бы точно убежала искать самый глухой угол для выращивания репы. - Тревельян подмигнула Сэре и взяла с корзинки еще одну печенюшку.

+1

14

Сэра уже не грустила — это существо не умело грустить дольше часа в неделю — Сэра уже хохотала во все горло.
- Ага! И коровьи лепешки под подушку Аришоку — ну, а че он? Чтобы быть мерзким, и обижать тех, кто ниже — не обязательно считаться официально знатью.
Сэра не считала долийцев бедными, в конце концов никто не заставлял их фанатично поддерживать замшелые никому не нужные истории. Ну может только ученым по всяким древностям. 
Вообще хорошо что Инквизитор не долийка, иначе бы пришлось бы выслушивать, что эльфы так себя не ведут, у нас древнее наследие, которое нам нехрена не помогло в разборках с людьми, но все равно же древнее и все такое. А! Еще наверняка смотрела бы томными глазками на Соласа как Эллана.
- Еще не вечер, Вестница, - обрадовала она Тревельян. - Вот разберемся с Кортофеюшкой, и решат они, что именно ты подходишь. Хотя лично я предлагаю выпихнуть на незанятое пока место Леди Обучену-с-Рождения — она в этих церковных премудростях варится лет двадцать, если не больше. Доедай, кстати, - посмотрела она на сиротливо лежащие пару печенек.
И последний раз отпила морсик, на который тоже кивнула: допивай мол. Никому еще не становилось плохо от морса — тетушка Сэра гарантирует. 
- А насчет друзей, - подмигнула Сэра. - Это будет хорошая история, про которую барды сложат хорошую песню. А может напишут тяжелую книгу. А по ней станут лет через триста играть в театре, а дети в Инквизитора и Корифея. И конечно же к тому времени все переврут.

+1

15

[indent]- Аришоку? - Не поняла Марчанка, потом нахмурилась, вспоминая: единственный Аришок, о котором Эвелин знала и которого могла знать Сэра (явно не изучавшая историю Тедаса по многотомным фолиантам церковников), этот был тот рогатый, что устроил резню в Киркволле и которого приголубила Хоук. Вряд ли от поминания спесивого гада что-то изменится.
[indent]- Да ну его. Давно умер, а, насколько я поняла философию кунари, они вообще о мёртвых не вспоминают и вряд ли долго грустят или делают выводы. Во всяком случае, мне не нравится то, что Железному Быку они поставили ультиматум, пробравшись в Скайхолд... но это показало, что у нашей безопасности есть куча недостатков, Лелиана была в ярости... - Магичка осеклась и приложила ладонь ко лбу, потом провела по волосам до затылка, взьерошив тёмные волосы.
[indent]- Прости. Плохо у меня получается ни о чём не думать. Всё равно возвращаюсь к проблемам, а наша закуска уже заканчивается. - Впрочем, печеньку Эвелин принялась жевать. Выпечка была вкусной, вечер переходил в ту стадию, когда можно невозбранно укатываться в кабак. Там будет весело: агенты из тех, кто попроще, будут пытаться друг друга переплясать и перепить, Быки громко бедут гудеть о своем за столом под лестницей, Мариден, ехидно улыбаясь. заведет песню о Сэре, вокруг будет жизнь. Та самая, за которую стоит бороться.
Даже если через века всё переврут. Даже если дети, играющие за Корифея и Инквизитора, будут считать, что прав был магистр. Это всё случится потом. Если случится.
если ему позволят случиться.
А для этого некоторые хмурые взрослые всё никак не перестанут перебирать беды и дергать свою память, размышляя о том, что же делать дальше и куда бежать.
Даже если заканчивается печенье и морс, нужно сделать так, чтобы мир не закончился.

Эвелин осторожно покосилась на Сэру: та беззаботно смотрела куда-то или казалась беззаботной. Отчаянно хотелось обнять вертлявую грубиянку и почувствовать, что это всё на самом деле - они живы, сидят на крыше трактира и мир не рухнет в ближайший вечер.
Хотя кто его знает.
[indent]- Спасибо, Сэра. Кого бы не выбрали на Солнечный Престол и что бы дальше не случилось в войне, кажется, мир будет держаться на таких как ты. Кто не забывает зачем нужно делать печенье и ждать друзей.

+1

16

- Ну какой-нибудь другому там дурацкому аришоку — рогатых много, не могут же они быть там одними тамислен...тамосароен...тамасорен...Тьфу! Тамаэтими! Ну ты поняла! - отмахнулась Сэра. - Ничего, тебе думать по статусу положено.
А вот почему не положено думать жрицам Церкви — тут Сэра гадать опасается, ибо все одно в этом не разбирается. Все-то у тех положено... Покладено... Поклано. На всё-то у тех положено: и пока разбирались, кто самый главный в этом болоте, главный любитель красного решил кардинально решить проблему. 
Лучше бы сначала заглянул на огонек к кунари — хоть доброе дело сделал бы.
А еще, типа, бывший тевинтерский магистр. Ха!
Она скосила глаза на задумавшуюся Вестницу, решив, что лекция на тему «если долго думать — растут морщины на лбу» — все-таки будет следующим разом. 
Всё равно ведь не прислушается, самая упрямая человеческая женщина Ферелдена.
«Мой король, я вам предан, не ведаю, правда, какого рожна...». Она даже открыла рот, но быстро закрыла. Во-первых, это про Логэйна (а все знают, чем он кончил — ну его) в орлейскую; а во-вторых — пафос. А где Сэра и этот самый грёбанный пафос?
Ей показалось будто это уже было:  небо, крыши, печенье... Бррр! Ну естественно было, они тогда еще неудачными печеньками побросаться с крыши успели! Птичек подкормили зато. Передернулась от дурацких ощущений. И веселым тоном — типа Сэра тут вообще не причем, и это сейчас сидит рядом не она — начала:
- Девочка, не ходи через темный лес...
Жующая непринужденно её печеньки Инквизитор внушала надежду на светлое магически-эльфийское будущее. Ибо настоящее было непозволительно уныло темно-красным, а прошлое... Что прошлое? Что было — того уже нет; а о том, что истекло, Сэра все-таки предпочитала думать лишь когда оно попадало на хроники исторических романов.
Перед заключительными двумя фразами она замолчала, лукаво косясь на магичку и тем же тоном закончила:
- Девочка по дорожке идет одна... Лес понимает — поздно, ему хана.
Перед тем, как скрыться в глубинах таверны, Сэра приобняла подругу и шутливо пощекотала её, решив, что все невольные зрители как-нибудь данное непочтение Её Инквизиторской заднице переживут, а если не переживут, ну так пусть в сторонку отвернутся.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Давай без соли? [2 Волноцвета, 9:42 ВД]