Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Книга героев » Каронел | Серый Страж и грифоний всадник


Каронел | Серый Страж и грифоний всадник

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Персонаж

1. Основная информация

1.1. Имя персонажа: Каронел.
Ласково сокращается до "Каро", но Страж мало кому позволяет подобную фамильярность и особенно не одобряет её на публике. Андерцы выговаривают имя как "Каронель", с соответствующим акцентом.
1.2. Раса: эльф
1.3. Статус: Серый Страж Вейсхаупта, грифоний всадник
1.4. Возраст и дата рождения: 9:18 ВД, 12 Облачника (27 лет)

2. Расширенная информация

2.1. Внешность:
A few minutes later a handsome young elf knocked on their door. He wore the Wardens’ blue and gray with casual arrogance, but his manner was far less intimidating than Sulwe’s military correctness had been. His hair was the color of rich honey, and it tumbled to his shoulders in loose curls.
An easy smile warmed his face.

глаза: голубые; на свету можно различить золотые искорки в узорах радужки;
волосы: насыщенного медового оттенка, слегка волнистые, длиной по лопатки;
рост: 168 см;

Каронел — обладатель классически красивой — "несправедливо красивой" (с), — эльфийской внешности, с легкостью повергающей в пылкое смущение всех чувствительных и романтичных особ. Приятен не только чертами лица, но и мимикой, уверен в себе и непринуждённо искренен — этот эльф, очевидно, давно забыл, что такое жить с оглядкой и страхом; серо-синие цвета униформы дают ему всё возможное право быть собой. Он не просто красив, он знает о том, что красив, и держит себя соответственно. Легкая улыбка, внимательный взгляд — он без труда способен расположить к себе других, едва на пол-шага соступив с того пьедестала, на который возносят его эта привлекательность и та изящная горделивость, с которой он её преподносит. И нельзя не отметить, что волнующая внешность Каронела многих заставляет переоценивать значимость его внимания.

Как все эльфы, выглядит моложе своих лет, на вид ему немногим за двадцать. Шагает легко, держит голову высоко, а спину ровно; в жестах и походке нередко проскальзывает старательно смягчаемая горячность, резкость и прямота нрава. Серьёзно относится к своим тренировкам и регулярно посвящает им часы времени, совершенствуя свои способности. У него закалённое крепкое тело, не раз проверенное на прочность долгими неделями дозоров в жестоких пустынях Андерфелса, однако настоящую силу в бою эльфу приносит магия, которой Каронел умеет наполнять себя и свой меч, давая тому способность ранить не только тело, но и душу.

Обычно одет в униформу Серых Стражей: тунику или лёгкую броню в крепости, и среднюю, а то и тяжёлую — когда приходится её покидать. На земле носит волосы лишь слегка присобранными на затылке, позволяя им свободно спадать на плечи, но когда предстоит подняться в полёт — заплетает их в тугую косу и прячет под шлем.

2.2. Биография:

• Каронел родился и вырос в денеримском эльфинаже, где его родители держали небольшую обувную мастерскую. Ему было всего двенадцать лет, когда в Ферелдене разразился Мор. Хаос в стране, последовавший за гибелью короля Кайлана, обратил гнев и панику сражающихся за выживание людей против эльфов. В очередном нападении горожан на эльфинаж мастерская родителей Каронела была сожжена, им едва удалось спастись. Огонь искалечил руки его отца, опалил тому глаза и отметил самого Каронела широким шрамом на пояснице. Бессильная ненависть к людям тлела в его душе ещё долго, не собираясь угасать.

• Отдав едва ли не все сбережения за место корабле, они смогли пересечь море и попасть в Вольную Марку с волной прочих беженцев. Там скитания семьи продолжились, помимо нищенского существования осложненные ещё и тем, что спустя полгода со времени их побега у Каронела в полную силу проявился магический дар. Напуганный слухами об ужасном обращении с магами в Кругах, он умолял родителей не отправлять его туда; они и не настаивали. Несколько раз семья перебиралась с места на место, скрывая его магию, но чем старше Каронел становился, тем яснее понимал, какой ценой это даётся родителям, скольким они жертвуют ради его свободы. Свободы, в которой его ждало... что? Как он будет жить, когда магия, как её ни замалчивай, как ни дави и не скрывай, снова и снова проявляла себя в самый неподходящий момент; портила, отравляла их покой, разрушала всё, что удавалось отстроить? Каронелу не было места в обычной жизни. Всё больше он чувствовал себя обузой, помехой, видел усталость и горькое сожаление в почти слепых глазах отца, к которому так и не вернулась полная подвижность пальцев. Снова становиться запертым в высоких стенах пленником своей судьбы Каро не хотел, но и дальше взваливать заботы о себе на родителей не мог. Он желал им лучшей жизни, жизни, которую они не могли найти, постоянно прикрывая сына-отступника.

• Было начало весны 33-го года, когда Каронел — ему было почти пятнадцать, — сбежал, оставив только записку, чтобы объяснить родителям свой поступок. С этого момента он был сам по себе. "Дикому", необученному магу, в отсутствие внятных знаний полагающемуся на интуицию, трудно было скрывать свой дар. Вне поселений для него, городского, не было жизни, а в деревнях храмовники и местные жители быстро замечали его "странности". Трижды ему удавалось сбежать, снова и снова бросая попытки прижиться где-либо и найти работу. В последнем из таких побегов Каронел столкнулся со странствующим Серым Стражем, волей судьбы оказавшейся втянутой в конфликт между ним и храмовниками. Поняв, что парень маг, Страж воспользовалась правом Призыва — и Каронел цепко ухватился за этот шанс изменить свою жизнь, выбраться из череды бесконечных несчастий, опаски и постоянной предосторожности. Он не знал, что ждёт его впереди — а кто знал бы? Легендарные Серые Стражи умеют хранить секреты.

• Вместе со Стражем, направлявшейся в Андерфелс с какими-то важными вестями, Каронел добрался до Вейсхаупта. Там эльф, которому к тому моменту исполнилось семнадцать с небольшим, с рекомендацией старшего Стража Габриэлы Шарно — той самой, что спасла его, — в 9:35 ВД пережил Посвящение. Пятый Мор давно закончился, слишком короткий, чтобы оставить по-настоящему глубокие шрамы — но земли Андерфелса не знали отдыха от порождений тьмы. 

• Мирное время или нет, а служба у Стражей нелегкая. Вейсхаупту приходится отвечать на много вопросов, связанных с противостоянием порождениям - и после Пятого Мора таких вопросов стало особенно много. Старые страхи ожили в людских сердцах, Стражи нужны были повсюду, по всяким, зачастую преувеличенным поводам. Каронелу в последующие несколько лет довелось вдоволь помотаться и по северу континента, и даже за его пределами в составе отряда более опытных Стражей. Одна из таких зачисток случайных крупных появлений порождений в Ферелдене, где Орден после многолетнего забытья в изгнании только набирал былую силу и нуждался в поддержке, привела его отряд в древние эльфийские руины леса Бресилиан. Там, ведомый собственным любопытством и очарованным интересом к наследию предков, он нашёл в одной из комнат филактерию с заключенной в ней душой эльфа тех давних веков. В обмен на свободу от плена эта душа научила его секретам применения магии в ближнем бою.

• В конце весны 9:41 Века Дракона Каронела озадачили обязанностью помочь освоиться в Вейсхаупте пятерым магам из Хоссбергского Круга, искавшим спасения от войны. Им было дано задание отследить в хрониках Четвертого Мора все возможные упоминания о нетривиальном поведении Серых Стражей или появлении разумных порождений тьмы... но вместо этого одна из магов, эльфийка Валья, наткнулась на информацию совершенно иного толка.

• Грифоны. Была ранняя весна 42-го, когда они отправились в Могилу Красной Невесты, — несколько лет назад едва не ставшей могилой для самого Каронела и лишившей его четырёх друзей-Стражей, — чтобы найти там последнюю живую кладку яиц, сохраненную во времени мощной магией. И если бы не Сека, он и эту встречу с тенями и скелетами тоже не пережил бы. Но юный маг спас их всех. Благодаря его жертве они вернулись живыми — и стали героями, доставившими в Вейсхаупт птенцов, наследников крови Крюкохвоста, грифона Гараэла, Героя Четвертого Мора.

• Возвращение грифонов в Вейсхаупт было воспринято с понятным восторгом и трепетом, вдохнуло в жизнь Ордена совершенно новую надежду — но и проблем принесло достаточно. Всего тринадцать птенцов, бесценных и хрупких, они получили лучшее, что мог дать им далеко не такой роскошный как прежде Орден: место, внимание и бесконечную заботу. Существование птенцов не спешили предавать огласке, даже если скрыть их полностью не было никакой возможности — особенно когда молодые звери стали летать. И всё же пока о возвращении грифонов ходят только ничем официальным не подтвержденные слухи.

• К 45-му году все тринадцать грифонов обрели своих всадников, и Каронел оказался в их числе, став напарником дымчато-серого грифона, в честь героя старых ферелденских легенд получившего имя Тираннон. Правда, об этом имени только гравировка на сбруе и напоминает — потому что между собой капризного зверя зовут не иначе как Брыком за привычку выражать многие эмоции и отношения пинком задних лап.

2.3. Характер:
"Опасность? Ха! Я смеюсь в лицо опасности! Ха-ха-ха-ха!"
Он был городским эльфом из небогатой семьи, жителем социального дна, он был магом-отступником, которому разбило жизнь проклятье дара — но становление Серым Стражем перечеркнуло обе эти принадлежности. Ни раса, ни дар больше не определяют Каронела так, как прежде. Кто посмеет назвать "ножеухим" Серого Стража? Кто скажет Серому Стражу, что его дар — опасен и нуждается в ущемлении? И всё же Каронел не хотел становиться Стражем; даже героическая победа над Мором в Ферелдене не вдохновляла тогда его, совсем не видевшего себя бойцом и спасителем. Он просто хотел жить; будь у него лучший выбор, Каронел ни за что не согласился бы на Посвящение. Даже годы службы в Ордене не изменили этого мнения, если не сказать, что упрочили его. Когда бы смерть ни пришла к нему, это всегда будет слишком рано. Он не готов умирать, и неизбежность этого горькой обидой отравляет ему существование.

“I became a Grey Warden not because I wanted to save humanity from the Blight, but because I wanted to save myself. I didn’t care about humanity. If anything, I wanted to watch the shemlen burn just like they tried to burn my family. Given the chance, I would have thrown them all down the Archdemon’s gullet, one by one, and counted myself lucky to have done it.”

И всё же он служит Стражам, служит верно и старается быть благодарным за полученный шанс. Именно жизнь в Ордене сделала его тем, кто он есть сейчас. Стражи дали ему место, дали ему силу, дали возможность расправить плечи и почувствовать себя — собой. Дали, как ни каламбурно звучит, волю воле — позволили получить право на самоопределение, право на равенство. Каронел знает, как бывает по-другому; он понимает, что даже короткая жизнь в Ордене лучше многих иных судеб, которые он мог бы иметь — даже если не может простить Стражам этот топор палача, висящий над шеей на все истончающейся веревке.

The elven mage shook her head. “All I know is that it involved ‘walls of magic and walls of stone.”
“And walls of restless churning bone,” Caronel said, imitating her intonation. He made a wry face. “Sorry. Impromptu poetry should really be punishable by bludgeoning, I know.”

У него живой и сильный нрав, внутренняя сталь в характере, нет-нет да проглядывающая острыми краями насмешек и подначек, испытывающих терпение и проверяющих на прочность. Дар боевой магии пришёлся Каронелу точно по мерке — в общении его кусачая горячность ещё как-то смягчается его харизматичностью, а вот в бою проявляется в полную силу. С мечом и магией он идёт в первых рядах в ближний бой, и это смелое стремление быть на острие, реагировать быстро и действовать открыто не иссякает в нём и в мирное время. Он не боится говорить, он не боится отличаться, он не боится даже ошибаться — ценя себя и не испытывая за это чувства вины перед другими. Он сделал в жизни достаточно, чтобы его не испытывать. Очень немногим — и очень немногому, — удаётся пробить этот щит твёрдой уверенности в своём праве. Каронел себе на уме, не боится одиночества — привык к тому, что оно ему не грозит, — и с чем у него точно нет проблем, так это с силой воли.

“Come out, you bastards!” Caronel bellowed into the dark. A crackling bolt of spirit energy coalesced around his bared sword and howled into the gloom, crackling as it struck some enemy none of them could see. “Face us if you dare!”
They did.

Многие назовут Каронела компанейским, контактным парнем, которому легко даётся общение — и который наслаждается бытием в центре внимания. Но это не совсем соответствует истине. Симпатяге вроде него не приходится даже прилагать усилий к тому, чтобы привлечь и удержать внимание — чаще наоборот, этого внимания и общества с трудом удаётся избегать. Каронелу пришлось научиться говорить "нет" и выставлять границы, что теперь даётся ему с такой уверенной легкостью, словно и не было тех лет, когда его сердце и правда вздрагивало от комплиментов в его сторону. Когда ему всё ещё было важно, когда он тянулся за чужим тёплым вниманием, навсегда заклеймённый тоской по утерянному дому. Это время прошло. Сейчас, видя в чьих-либо глазах восхищение и понимая, что его лицо опять завоевало чьё-то сердце, когда он даже рта не успел открыть, эльф не испытывает ничего, кроме усталого разочарования. Этим легко достающимся вниманием он пресыщен донельзя... и всё же не находит смелости проверить, что стало бы с его привычной жизнью, если бы он избавился от своей красоты — побрился налысо, перестал отмерять жесты и чистить тунику до безупречности. Бр-р. Нет. Хоть красота эта и кажется ему порой тесной клеткой, но она же — фундамент, на котором он стоит, и без которого, как сам боится, не будет представлять из себя ничего достойного. Как бы ему не хотелось, чтобы его ценили за что-то большее, чем красоту и улыбку, но унять в себе тщеславие Каронел не может — это один из грехов, присущий и знакомый ему больше прочих.

“So it’s a secret you’re keeping from the Grey Wardens, not me,” Caronel said. His tone had lightened; a hint of remembered pain lurked in its depths, but she could almost believe he was back to himself again. Almost.

По этой же причине легкости завоевания чужого расположения он так ценит настоящую дружбу — ту, что мотивирована совсем не такими поверхностными причинам, как симпатия и влечение, возникающее и угасающее одинаково быстро. И, как бы там ни было, держится крепко за то дружеское взаимопонимание, что сложилось между ним и Вальей за прошедшие годы. В крепости только ленивый ещё не пошутил про это и не назвал их "милой парочкой" — несмотря на то, что оба это отрицают, а Каронел, как и прежде, не испытывает недостатка в женском внимании и не гнушается этим пользоваться. И хорошо бы сказать, что за всё это время он ни разу не пренебрёг общением с Вальей в пользу этих развлечений, но — ничего не скажешь; всякое бывало. Вот только причины, толкавшие его к этому, не имели ничего общего с его отношением к ней.

2.4. Способности, навыки:
• Каронел — маг, оперирующий ветками стихии (специализируется на стихии льда и имеет существенный ментальный блок на огонь, с которым до сих пор борется с очень переменным успехом, но большим упорством) и созидания. Его специализация — боевой маг, — по сути, вариант рыцаря-чародея, умениям которых она послужила прототипом; с той лишь разницей, что Каронел не проходил обучения по кодексу чародея и не владеет духовным клинком. Вместо этого он направляет энергию Тени через настоящее оружие и собственные конечности, не просто увеличивая выносливость и силу, но и обретая способность наносить большой урон голыми руками*. Как и эльфы древности, он превращает в оружие всё своё тело, может становиться частично нематериальным, создавать мощные барьеры вокруг себя, стремительно двигаться, необычайно высоко прыгать и не уставать в тяжёлой броне, пока имеет запас маны и возможность пополнять его. Стоит заметить, что использование способностей боевого мага сжигает ману значительно быстрее, чем обычное заклинательство.

• Закалён физически, много времени уделяет физическим тренировкам, отлично обращается с мечом. Щитом ему служит магическая энергия, свободную руку использует для плетения заклинаний без посоха прямо в ходе боя.

• Имеет крепкий вестибулярный аппарат, без труда переносит кувырки грифона в воздухе и хорошо ориентируется в свободном полёте, понимает высоту, скорость и направление на уровне интуиции. Как Серый Страж, чувствует порождений тьмы, наделен всеми сопутствующими бонусами и минусами - тем, например, что на всё про всё у него остаётся десять, от силы пятнадцать лет до конца жизни.

• Говорит и пишет на всеобщем и андерском языках, благодаря Валье выучил немного слов из эльфийского и тевина.

Игрок
3. Обязательная информация:

3.1. Планы на персонажа: Встревать в самые разные ситуации, смотреть, к каким реакциям и переменам в характере и судьбе персонажа это приведёт, отыгрывать всякие сложности и противоречивости в отношениях, нарваться на проблемы вплоть до усмирения и так далее, и так далее. План, в общем-то, один-единственный - играть, а что сыграется, так то уже время покажет.
3.2. Мастеринг и сюжет: С удовольствием.

4. Пробный пост

<...>

Отредактировано Каронел (2020-05-17 03:02:41)

+8

2

http://forumstatic.ru/files/0019/4f/84/82640.png

Добро пожаловать!


Дополнительный квест - пройти регистрацию личного звания.
Бонус за пройденное задание - полный допуск к функциям игры.
Находите союзников и врагов, создавайте эпизоды и приятной Вам игры!

Хронологию персонажа, его отношения с другими персонажами и прочие детали, важные для личности персонажа, Вы можете размещать в этой теме ниже.

0

3

Хронология

Сказки странствий [16 Царепути 9:39 ВД] // вечер в таверне

Бесплодные земли [конец Царепути, 9:42 ВД] // подготовка Вальи к Посвящению

Цена спокойствия [начало Утешника, 9:44 ВД] // странный случай с приездом короля Алистера

Белое солнце багровой пустыни [11 Волноцвета, 9:45 ВД] // необычная находка в пустыне

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Книга героев » Каронел | Серый Страж и грифоний всадник