НОВОСТИ

06.09. 21 месяц игры: сборник цитат
25.08. обновление в правилах: неканонам сюда!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Ладно иголка, мне стог бы найти! [начало Дракониса, 9:45 ВД]


Ладно иголка, мне стог бы найти! [начало Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.pinimg.com/564x/59/8c/aa/598caa06eb0f7aced7fb4d5ef973e39b.jpg

Ладно иголка, мне стог бы найти! [начало Дракониса, 9:45 ВД]

Время суток и погода: вечер, холодно, в каменных коридорах улиц свистит ветер, сильно пахнет морем и подгнившей рыбой, но зато меньше - типичной местной живописью
Место: Киркволл, Нижний Город, таверна "Висельник"
Участники: Эйелис, Каарас Адаар
Аннотация:
В поисках канувшего в неведомую бездну друга Эйелис перетряхивает все возможные связи, особенное внимание уделяя родственным. Сол не раз упоминал своего старшего братца Каараса, да и вообще о своей семье рассказывал, особо не таясь. С разнообразием имён у рогатых известная напряжёнка, в этом Эйелис уже убедился, а вот рыжих среди преимущественно белоголовой расы ещё пойди встреть. Так что эльф отправляется на свою "малую родину", в Киркволл, надеясь, что информация о виденном среди обретающихся там наемников Вало-Кас рыжем кунари подтвердится, и он окажется именно тем, кто ему нужен. А не как в прошлый раз...

Отредактировано Эйелис (2019-07-14 14:03:35)

+2

2

Киркволл.
Эйелис поднялся из трюма на палубу торговой плоскодонки, неспешно подтягиваемой ветром к недружелюбной скалистой гавани, заметной издалека по монументальным статуям и цепям со звеньями толщины, наверное, с самого эльфа, — и в числе немногих пассажиров встал у борта, разглядывая приближающиеся виды. На сердце было как-то неспокойно, противно даже — ничего хорошего от этого города Эйелис не ждал. Он смутно помнил, как оказался здесь в первый раз, на том кораблике, забитом беженцами, и сесть-то особо негде было. Да и не было ему тогда дела до видов, в том первом и самом поганом плавании в его жизни, спасённой только благодаря милосердию странной небедной тётки, решившей покрасоваться перед Создателем и собрать вокруг себя бедных осиротевших деточек. Вот только жить по правилам её приюта эльф отказался, забрав её кошель, и, намотав одеяло, как плащ, дал дёру в ночь от всех правил и ограничений. Он до сих пор не мог сказать, глупо это было или всё-таки не очень. Как знать, что с ним сталось бы, останься он вставать до рассвета и встречать восход солнца авторскими песнями Создателю, которые тётка заставляла их разучивать. Тогда ему это показалось невыносимой дрянью. Но у приютских ребятишек, во всяком случае, всегда была постель, одежда и еда, на зависть иногда возвращавшемуся понаблюдать за ними Лису. Киркволльская Клоака на всё это была не особенно щедра. Даже кошель у него отобрали на второй день — ну как, попытались отобрать...

Эльф фыркнул и тряхнул головой, с недовольным видом запахиваясь в плащ поплотнее и подёргивая воротник. Да ну в... в пень. Всё это было и прошло, и ни к чему сейчас, глядя на эти серые стены и высеченные в скале ступени вспоминать те, давние холод и грязь липнущей к позвоночнику одежды. И без этих въевшихся в память ощущений, — отравивших собой даже не такие уж мрачные последующие годы здесь, в которых, на самом деле, хватало и веселья, и азарта, и побед, — и без них о городе добро не думалось. Все те слухи, что кружились и множились вокруг него после взрыва в Церкви — поблекшего по сравнению с подорванным Храмом на Конклаве, но всё ещё неприятным событием, — и после поступка рыцаря-командора Мередит, и после вскрывшихся проблем с красным лириумом... Какая нелегкая принесла сюда служить отряд наемников-васготов после всего, чего этот город натерпелся от кунари, тоже было загадкой. Это ж было... Драконья отрыжка, неужели и правда десять с лишним лет прошло? Эйелис моргнул, удивлённый этим осознанием, и досадливо усмехнулся сам себе. Десять лет. А ведь когда-то ему казалось, что уже в двадцать пять он будет старым...

Под скрип досок и натянутых канатов, пересвист и гаркающие голоса портовых рабочих корабль пришвартовали, и глухой удар брошенного на причал трапа отголоском гулкой дрожи прошёлся по доскам под ногами. Эйелис затерялся где-то в конце спускавшихся с вещами людей и нырнул в толпу, с привычной легкостью быстрого шага прокладывая свой виляющий между менее подвижными горожанами путь вглубь города. Потому как что десять лет назад, что, как пить дать, сегодня, хочешь что-то узнать о городе и его жителях — ступай в Висельник. Хотя "ступай", конечно, для этого места - слово с явным избытком поэтичности. В Висельник уж скорее вступишь или вляпаешься. Зато цены на алкоголь хороши, даже если сам алкоголь не так хорош, и есть где кости бросить. И свои, и игральные. Интересно, старый Джонни ещё ведёт там матчи или всё-таки утоп в бочке с четвертой попытки?..

Кто бы сомневался, васготы Вало-Кас в Киркволле были на слуху. Ну, насколько может быть на слуху группа двухметровых серокожих, работающих, вроде как, на самого наместника. Разумеется, самостоятельно обивать пороги их базы с вопросами Эйелис не собирался — зачем, когда под такое дело есть всегда готовые заработать монетку местные ребята, среди которых даже не чужой этому городу эльф — ну как, не чужой этому городу восьмилетней давности, — казался себе чужестранцем. Приятное ощущение, на самом деле. Он не хотел и не собирался считать Киркволл своим домом — как сбежал, так назад и не тянуло никогда. Как к дрянным родственникам, сюда только в гости наведываться. И лучше бы пореже. Как бы занимательно и удобно не было сидеть тут при деньгах и оружии, и знать, что от пяти дней съема комнаты не обеднеешь, и через неделю думать над тем. как свести концы с концами, не придётся. А с азартными играми Лис всегда был осторожен. Ну... почти всегда.

За недолгой беседой удостоверившись, что мальчишка всё понимает правильно — в том числе и то, что схитрить и выкинуть бумажку за ближайшим углом будет не в его интересах, — Эйелис отправил парня с запиской и указанием найти на базе Вало-Кас кого-нибудь рыжего или того, кто умеет читать. Как работают наемничьи банды, Лис отлично знал на своей шкуре: с какой стороны осиный улей не ткни, результат одинаков. Весть о том, что его ищут, уж точно не обойдёт уши рыжего васгота. Имя его в записке эльф указывать, впрочем, не стал. Это можно и так спросить. А то мало ли, какие хитрецы эти рыжие. В глаза-то соврать не так просто.

"Рыжему васготу из Вало-Кас,
у меня есть вопросы о блондинках, ответы на которые могут быть интересны нам обоим. Я буду ждать в Висельнике пять дней, приходи. Третий от входа столик - тот, что тебе нужен.
P.S. Выпивку ставлю. Дважды, если придёшь до третьего дня."

Облюбовав этот самый третий столик, Эйелис отправил девушку-разносчицу на кухню с заказом, а сам с удовольствием и чуть ли не урчанием вгрызся в голову вяленой рыбы, поданой трактирщиком вместе с кружкой эля. Приятно, демоновы когти, ни перед кем не отчитываться, в каком порядке ты ешь свою еду. Уже ради этого определенно стоило сбежать из того приюта...

Отредактировано Эйелис (2019-08-19 21:40:23)

+1

3

Адаар ещё издали заметил в рыночной толпе одного из знакомых мальчишек-Созерцателей, но не придал этому значения. Прошлые обиды и недоверие к глазастой мелюзге успели кануть в лету. Каарис, частенько подкидывающий детишкам работёнку, как никто другой убедил их, что с Вало-Кас лучше сотрудничать и больше не подставлять. Потому васгот смотрел на мелькающих рядом с их базой детей с миролюбивым равнодушием, впрочем, так и не удосужившись хоть кого-то из мелюзги по имени запомнить. На беззлобное «Эй, мелкий» откликался каждый из мальцов, и  всех это устраивало. А рыжий наёмник в свою очередь всегда честно и вовремя платил за исполнение своих редких поручений.
Вот только ныне подобное равнодушие с его стороны оставило в загрубевшей от времени шкуре рогача ощутимую занозу, отдающую сожалениями. В их городе появился какой-то псих, и дети, едва успевшие пожить, погибали безымянными для васгота, так и не узнав, что мир взрослых на самом деле тоже ничуть не лучше.
- Для вас письмо, мастер Адаар, - подёргав за рукав наёмничьей куртки, сообщил вихрастый мальчишка из Созерцателей, и Каарас неохотно вынырнул из болота своих мыслей.
Оказывается, он становился у прилавка со свежей (то есть позавчерашней) выпечкой и молчаливо буравил мрачным взглядом ни в чём не повинный поднос с пирожками. А пока он там отсвечивал огромной рогатой фигурой, лавку пекаря старательно огибали все прочие клиенты, на что мужчичок в фартуке только тяжко вздыхал, но ни поторопить, ни просто окликнуть рыжего наёмника не решался.
Обернулся Каарас не сразу, а когда настойчивое дёрганье повторилось. Опустив взгляд вниз, Кас наконец заметил протянутую бумажку, которую ребятёнок гордо обозвал письмом. Хотя ни печати, ни подписи на помятом и заляпанном чем-то жирным кусочке бумаги после беглого осмотра не удалось обнаружить.
- Ага, молодец, - Адаар, не читая, сунул записку в карман и неуклюже потрепал мальчика по волосам, чего он никогда не делал ранее. Тем более за такое пустяковое дело. – Скажи лучше, ты случайно не знаешь девочку, что в порту лепёшками с крысятиной торговала? Постарше тебя, смуглая, в платьице сером. 
- Лола, что ли? – с сомнением протянул мальчишка, уже приплясывающий от нетерпения ускакать дальше по своим делам.
- Допустим Лола, - кивнул Кас. – У неё есть родные? Близкие?
- В прошлом месяце бабка преставилась. Ничейная она теперь. А что?
Адаар помрачнел рожей ещё сильней и только качнул головой, показывая, что разговор закончен.
- На вот, держи, - смахнув с прилавка несколько пирожков, рогатый отдал юному посыльному еду, а сам, не замечая деловитого покашливания продавца, снова нырнул в свои невесёлые мысли.
Не ничейная теперь эта Лола, а уже неживая. Вчерашней ночью они с Сатом нашли её остывшее тело за старыми ящиками в переулке. А после половину дня  провели в Наместнической Крепости в беседах со стражниками и даже удостоились аудиенции у вечно занятой рыжей капитанши. Та в свою очередь поведала, что это не первый случай подобного убийства с таким явным почерком.
- И переда... – Кас замолчал на полуслове, обнаружив, что обращается в пустоту, а юркого ребятёнка уже и след простыл.
Что ж, придётся потом попросить Каариса провести с мелкотой воспитательную беседу, чтоб девочки из Созерцателей не шастали поздно ночью с сомнительными личностями. Времена нынче неспокойные в городе... Хотя едва ли тут вообще когда-то было иначе.
- С вас три серебрушки, - наконец напомнил о себе торговец лавки, заметив, что васгот собрался уходить.
- Две держи, - отозвался Каарас и бросил на прилавок монеты. – А я не буду тебя во лжи упрекать. Выпечка-то не свежая.

* * *
- Это что у тебя? – Сата-кас подобрал с пола выпавшую из кармана Адаара бумажку и, пробежав глазами по тексту, насмешливо фыркнул. – Новой пассией обзавёлся? Блондинкой? 
Каарас, отложивший деревянную ложку и заливающийся супом прямо из плошки, чуть не подавился.
- Чего-о?.. Дай сюда! – грохнув тарелкой об стол, васгот так резко вырвал из рук товарища записку, что оставил в его пальцах два клочка. – Да чтоб тебя...
Отобрав обрывки записки, Адаар небрежно смахнул со стола крошки хлеба и, положив бумажки на стол, соединил их вместе, пытаясь прочитать послание. В некоторых местах слова пришлось угадывать чисто интуитивно, но общий смысл остался понятен.
Непонятно было только, кто автор.
«И это не Железный Бык», - вздох получился такой красноречивый, что сидящий напротив Сата-кас понимающе хмыкнул.   
- Не пойдёшь что ли?
- А нафига? – лениво отозвался Каарас, откинувшись на спинку стула. – Это или недовольный родственник какой-то запавшей на меня блондинки или её тайный ухажёр, которому ничего не светит. Ну их всех в жопу. Есть дела поважнее... – на лицо рыжего снова наползла серая тень. - Налей мне лучше эля, будь другом.
- Так закончился, - соврал Сат.  – Последнее допиваю, - и демонстративно опрокинул в себя содержимое своей кружки.
- Ууу, сволочь, - обиженно протянул Адаар, не преминув от души пнуть пяткой по ножке чужого стула. – Будто не знаешь, что я на мели сейчас.
- Знаю, - ухмыльнулся тал-васгот, затем прихватил всю грязную посуду со стола и ушёл, оставив рыжего угрюмо созерцать обрывки записки.

* * *
И всё-таки он пришёл. То ли обещанная халявная выпивка заманила, не то просто нужда как-нибудь занять этот долгий вечер, но в итоге Адаар нарисовался на пороге Висельника раньше своей смены. Дежуривший в этот день Ашаад сразу подскочил интересоваться, не случилось ли чего. На что Каарас сунул ему в руки кусочки записки, а сам окинул зал внимательным взглядом.
- Есть кто подозрительный?
- Не более обычного, - пожал плечами разведчик, возвращая рыжему бумажки. – Пока всё тихо-мирно. И, Кас... пусть всё так и останется, а?
Адаар пожал плечами, мол, тут не только от него зависит, и двинулся к ближайшему свободному столу у стенки. Отправитель упомянул третий столик от входа – но в какую сторону? Хотя гадать васгот откровенно поленился, вдобавок он всё равно не любил играть по чужим правилам.
Плюхнувшись на стул, Каарас завёл свободную руку назад за деревянную спинку, зевнул и лениво отодвинул ногой соседний стул, приглашая неизвестного собеседника присоединиться.
Топчущийся у входа алкаш принял это на свой счёт, поэтому через несколько мгновений на стул напротив упала тощая задница, и васгота обдало парами жутчайшего перегара.
- Чего изволите, сударь? – заискивающе начал мужичок.
- Ты искал рыжего из Вало-Кас?
- Нет...
- Тогда чего жопу пристроил? – удивился Адаар. - Кыш-кыш.
Снова придирчиво ощупав главный зал взглядом, васгот нашёл два стола, за которыми сидели потенциальные авторы записки. Но чисто визуально свою симпатию рыжий отдал тёмному ушастому типу у стены, ловя его взгляд и кивком головы приглашая за свой столик. А если и обознался, то не страшно, сегодня Каарас открыт для новых знакомств.
Хотя на пробу эта мысль на вкус отдавала чем-то горьким и терпким.

Отредактировано Каарас Адаар (2019-08-22 22:32:07)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Ладно иголка, мне стог бы найти! [начало Дракониса, 9:45 ВД]