НОВОСТИ

06.06. Тридцать месяцев с вами! Летим!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Корона из шипов [23 Джустиниана, 9:45 ВД]


Корона из шипов [23 Джустиниана, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

--

Корона из шипов [23 Джустиниана, 9:45 ВД]

Время суток и погода: сырой вечер после дневной грозы
Место: Денерим, зал Собрания Земель
Участники: Эвелин Тревельян, Анора Тейрин (иные участники - по договоренности)
Аннотация: Инквизитору предстоит держать слово перед баннами и тейрнами, ответствуя, что сказала Верховная Жрица и о делах Священного Похода.
Королеве же держать слово и править разношерстной толпой, каждый в которой жаждет, прежде всего, выгоды для себя.
Веселый намечается вечер.

0

2

Анора чувствовала себя человеком, пытающимся толкать в гору тяжеленный камень, который с каждой новой попыткой норовит обрушится на неё и задавить. Таким было правление Алистера. Объявить Собрание Земель и уйти на Тропы — очень по-алистерски. Он словно не знал, что такие походы непредсказуемы. Или, может быть, специально решил оставить королеву одну разбираться с последствиями, принятых им решений? Бессовестный и безответственный. Живущий одним днём и ничуть не думающий о будущем страны. Что будет с Ферелденом, если его правитель сгинет? Гражданская война. Часть баннов уже давно пытается разнюхать о мальчике, с которым Короля неоднократно видели. Другая готовится заключать союзы. Третья в случае необходимости встанет на сторону Королевы и будет сражаться за то, чтобы корона осталась на её здравомыслящей голове. Но наступление такой необходимости вовсе не прельщало Анору. Она цеплялась за целостность страны и то единственное, что могло бы её обеспечить — ребёнка, цена рождения которого настолько велика, что решиться было не просто. Эрлина давно, еще в те времена, когда Алистер хотя бы делал вид, что вопрос продолжения рода Тейринов ему интересен, советовала перестать винить во всём себя и завести любовника — такого же широкоплечего и светловолосого, похожего на мужа. Фрейлина утверждала, что у Стражей редко бывают дети, и именно в этом причина, а уж от того, как "часто" удаётся вразумить Алистера — надежды и старания сводятся к нулю. И вот теперь, когда после встречи в Орлее на государственном небосводе среди сгустившихся хмурых туч неопределённости в вопросе престолонаследия забрезжил лучик света — Король решает спуститься на Глубинные тропы. И застрять там. Или что еще произошло? Анора боялась, что задержка, которая помешала Алистеру явиться и самостоятельно решить вопросы с баннами, могла быть предвестником весьма плачевной для страны ситуации. Ситуации, к которой они не готовы. И поэтому она несколько часов простояла на коленях перед ликом Андрасте в молельной комнате дворца. Ничья жизнь не стоит для неё так много, как судьба страны. Судьба мужа была бы ей безразлична, если бы от него не зависело так много.

В отличие от Короля, леди Инквизитор с маленьким сопровождающим отрядом прибыла вовремя, и Анора распорядилась предоставить всё необходимое, чтобы гости могли отдохнуть с дороги. Непогода последних дней вряд ли прошла для Тревельян бесследно. А Королева и без лишних поводов для сомнений до сих пор не решила, поддержать ли Эвелин, как настоятельно просил Алистер, или наоборот. Анора не могла закрыть глаза на подвиг этой девушки, на заслуги созданной ей организации не только перед Ферелденом, но и перед всем миром. Она не могла недооценивать новую угрозу, нависшую над Тедасом. Не могла игнорировать просьбы Верховной жрицы, но меж тем… Ферелден уже отправил тысячное войско и выделил половину флота для их перевозки. Ферелден уже приютил оставшуюся бездомной Инквизицию, уже помогал им материально, уже снарядил экспедицию на Глубинные тропы и даже отправил туда своего Короля. И словно этих усилий мало — Тревельян приехала просить ещё. Анора не могла не учитывать того, что Инквизиция полезна и что её заслуги перед миром неоценимы, но меж тем она — брешь расходов, которым нет ни конца, ни края. 

И королева не знала, имеет ли смысл помогать и теперь, когда сколько ни дай — мало, и Инквизиции нужно только больше и больше. Словно пиявка, присосавшаяся к Ферелдену, с большим трудом поднявшемуся из руин, в который его превратил Мор всего четырнадцать лет назад. И все эти годы они строили, вычищали, привлекали людей, помогали всем пострадавшим, заключали контракты и договоры, шли на риск, подстегивая экономику, прощали, жертвовали, не спали ночей, лишь бы вновь уверенно стоять на ногах. В то время как Алистер с королевского плеча щедро жертвовал на благие цели то, что доставалось народу Ферелдена тяжелым трудом. И вот опять. Снова и снова.

Королева вздохнула, обдумывая сложившуюся ситуацию и глядя на своё отражение в зеркале. Её внимание было поглощено совсем не строгим платьем небесно-голубого цвета и не изысканной причёской, которую соорудили служащие при ней много лет эльфийки, не пожелавшие бросить госпожу в погоне за снами, и не жемчужная брошь — подарок банна Сеорлика, которую королева одела специально, чтобы порадовать старика. Нет, совсем не внешний вид интересовал Анору — она внимательно вглядывалась в лицо, то хмуря брови, то улыбаясь, то чуть приподнимая уголки губ, словно тренировалась перед встречей и желала убедиться, что достаточно владеет мимикой сегодня и готова выражать ею ровно то, что нужно и ничего более. Уверенность, участие, спокойствие даже тогда, когда сердце стучит и ладони становятся холодными от волнения. Никакой слабины. Никакого права на ошибку. Она не надеялась, что Собрание пройдет гладко и что банны, съехавшиеся из большинства земель, не воспользуются возможностью обсудить свои интересы, от души поругаться друг с другом и затеять какой-нибудь спор, и хотела быть готовой если не ко всему, то ко многому. Поэтому Эрлина и её люди сбились с ног, слушая, следя, подглядывая, собирая информацию, донося выжимки до правительницы, которая относилась к ним с пристальным интересом и особым вниманием, пытаясь подёргать за ниточки и решить часть вопросов еще до Собрания: чаепития, личные встречи, приветствия прибывающих, особое внимание; хорошо обласканные подданые — залог поддержки. Но, кроме сторонников, всегда остаются недовольные. Те, кто до сих пор не понимает, чьими усилиями Ферелден на плаву. Те, кому нужен только их блестящий и бравый король, с которым проще тянуть на себя одеяло. Они и будут основной проблемой. Помимо той, что, переговорив с заместителем главнокомандующего Ферелденской армией, королева и сама не горела желанием делиться оставшимися в её распоряжении Королевскими войсками. Она не могла позволить оставить страну без защиты и надеяться на то, что никакая очередная беда не постучится оттуда, откуда совсем не ждешь. Нет, если Священному походу нужно войско, выбивать его придётся из баннов и эрлов. И это не будет просто.

Анора чуть повернула голову, прислушиваясь к легким шагам в коридоре, и кивнула, вошедшей Эрлине:

— Ваше Величество, пора. Все в сборе, — сказала эльфийка, и королева, кинув последний взгляд на своё отражение, со всей подобающей грацией вышла навстречу делам:

— Я рада видеть вас в добром здравии, леди Тревельян, — приветливо улыбнувшись, Анора лишь наклоном головы почтила однорукую воительницу-магичку, совсем недавно спасшую мир и до сих пор стоящую на его защите. — Надеюсь, вам и вашим спутникам, — лёгкая улыбка и мимолётный взгляд достались сопровождавшим Инквизитора солдатам, —  Удалось отдохнуть и набраться сил перед Собранием.

Стража открыла двери в зал, и Анора, не медля лишнего, вышла на невысокий балкон, с которого монархи проводили собрания. Она медленно обвела взглядом столпившихся внизу людей, ничем не выдавая волнения и отмечая, в каких частях зала собрались её сторонники, а в каких, наоборот, противники; были здесь и те, кому поперёк горла стояла Инквизиция, и те, кто до сих пор ждал, что Король появится в последний момент и почтит присутствующих, отчего теперь их лица выражали разочарование. Но Королеву это ничуть не смутило. Она улыбнулась одной из тех властных улыбок, не оставляющих сомнений, кто истинный хозяин положения.

— Господа, я рада приветствовать вас на Собрании Земель, — звучно произнесла Анора, и её голос пролетел над головами собравшихся. Она говорила достаточно громко, чтобы было слышно на другом конце огромного зала, наполненного людьми, но меж тем её голос не был похож на крик. Он был наполнен уверенностью, радушием и привычной королевской властностью. — И благодарна, что вы откликнулись на призыв Короля и прибыли в столь короткий срок. Ситуация, которая вынудила нас собраться сегодня — новая угроза, нависшая над Тедасом. Как вы знаете, Верховная Жрица объявила Священный поход, и Ферелден отправил часть регулярных войск под её знамёна. Сегодня среди нас Инквизитор, — королева сделала паузу, проводя рукой в сторону Тревельян, словно хотела, чтобы все, кто вдруг не заметил, обратили внимание на девушку в строгом зелёном костюме, возглавляющую некогда могущественную организацию, теперь вынужденную с щедрой руки Алистера ютиться в Каэр Бронаке. Она знала, что некоторые банны не рады такому соседству, и упреждающе глянула в их сторону, пытаясь считать по их лицам настроения и что  эти настроения сулят. — Леди Тревельян прибыла к нам с новостями о том, как обстоят дела на фронте, и…

Анора собиралась передать слово Инквизитору, не давая возможности баннам ввергнуть Собрание в хаос личных перебранок, но они, словно почувствовав намерения королевы, решили взять дело в собственные руки. Первым вылез представитель Южных земель, за ним зашумели противники расположения Инквизиции в Крествуде — видимо, Анора недостаточно строго на них посмотрела, а меж тем, разместить там войско Верховной жрицы была идеей любимого ими Короля, — ну а дальше проблемы посыпались по нарастающей, грозя превратиться в перебранку, к которым с удивительной нежностью относилось старшее поколение, с ностальгией вспоминая Собрания при короле Мэрике.

— Господа! — с нажимом сказала Анора, опираясь руками на перила и обводя грозным взглядом собравшихся в зале, пресекая дальнейшие споры, — Я с большим вниманием отношусь к проблемам, которые вы озвучили, и к тем, которые уже готовы сорваться с ваших уст. Никто не уедет из Денерима не выслушанным и не услышанным, — строго сказала она, готовая держать ответ за данное слово и по окончании Собрания погрязнуть в решении местных разборок, но не сейчас. Не тогда, когда Ферелден должен стоять единым фронтом, принимая совсем не шуточные решения. — Но сейчас прошу вашего внимания. Инквизиция не раз спасала ваши жизни и ваши владения за последние годы. Проявите уважение, — настоятельно произнесла королева, отходя на шаг назад и обращаясь к Инквизитору. — Леди Тревельян, вам слово.

+2

3

Каждый визит в Денерим напоминает Эвелин попытку залезть в пчелиный улей. Вал-Руайо ощущается не так — столица Орлея кажется равнодушной до последнего, лишь его дворцы гудят любопытством. Денерим — от самых ворот, до последних досок пирсов говорит: "ты здесь чужая, уважай нашу жизнь и не лезь". Это странно, но Ферелден, сколько бы Тревельян не пыталась ему помочь, будто бы не принимает её на веру.
Стоило закрыть Брешь над Бресилианом и..? Парады? Поздравления? Восторги? Как бы не так — Инквизиция, вынуждено занявшая Каэр Бронак, вновь поперек горла баннам и их прислужникам, будто Эвелин нравится занимать чужое. Будто бы агенты Инквизиции просто так стаптывают сапоги, жертвуют собой и идут сквозь косые взгляды — исключительно чтобы позлить упрямых собачников, не иначе.
Последний месяц, с тех пор как через Амарантайн и Джейдер пошла подмога к Антиве, вообще были сумасшедшими. Жалобы сыпались со всех сторон — где-то агенты не уступили места на судах ферелденским торгашам, где-то — заняли все трактиры, а где-то и вовсе некому поля пахать, к вящему огорчению ферелденцев, потому что все мужики ушли под зеленые стяги этой организации, которой, по документам, практически и нет, а, по факту — вот вам Священное Воинство Верховной Жрицы и Священный Поход в придачу, не подавитесь.
Чтобы быть ненавидимой дворянами, хватило бы и меньшего, а Тревельян еще и не спешила говорить о помощи и поддержании притязаний кого-либо из баннов в каком-либо вопросе — рядом не было ни Жозефины, ни Лелианы — лезть в политику Инквизитор вообще не горела желанием.
Эвелин ехала в столицу Ферелдена, чтобы просить денег. Скайхолд и все его сокровища были недоступны, а на пожертвованиях неравнодушных далеко многотысячная организация не уедет.
И столичный замок, будто чуя с чем Инквизитор пожаловала, казался особенно сер в этот летний день. Впрочем, гроза по дороге Тревельян уже пережила и потому, вместе со своим небольшим отрядом, была в меру мокрой, голодной и злой, чтобы быть готовой к хорошей драке, но не к дипломатии. Будь во дворце Алистер, возможно, пришлось бы разговаривать о важных вещах сразу же, с дороги, но сейчас правила всем Анора, а потому Инквизиции давали время привести себя в порядок.
И потому Эвелин, переодевшись с помощью агента — молодой марчанки, выполняющей заодно и функции телохранителя, закрепив лириумный протез, была едва отдохнувшей с дороги и готовой к очередным танцам политических игрищ. Оставалось понять только — с Её Величеством будет танцеваться хорошо или без отдавленных пальцев не обойдется это Собрание Земель?
Королева была неотразима — в небесном платье, жемчугах и с причудливо уложенными волосами. Не удивительно, что на неё заинтересованно поглядывали даже мужчины, прибывшие с Тревельян. Королева была намного старше Эвелин, но выглядела без возраста. На заострившемся лице магички, одетой не в платье, а в костюм из зеленого бархата, печать возраста и потерь была прекрасно видна.
Поклонившись, пройдя ближе к Аноре Ферелденской, Эвелин терпеливо дождалась позволения говорить: это с Алистером они могли оставить расшаркивания: а роза суровой страны была окружена шипами правил.
[indent]— Приветствую, Ваше Величество. Надеюсь, сегодняшняя встреча принесет всем нам пользу. — Эвелин, вот сейчас, вблизи рассматривая лицо Аноры, даже показалось, что та помолодела. Или удаление от мужа и визит в Орлей так влияли на ферелденскую красавицу?
Вежливая улыбка оставалась вежливой. Отдых в покоях денеримского замка был немыслим. Так получалось, что здесь Тревельян никогда не чувствовала себя на своем месте. Впрочем, она не ночевала в других дворцах. Возможно, все дело в том, что живя в собственном замке, перестаешь чувствовать покой в чужих? Хотя теперь, когда Скайхолд захвачен...
"Солас всё время злился на нас, живущих на его территории?" — Но эти мысли могли подождать одиночества.
[indent]— Спасибо за заботу, Ваше Величество, ваше гостеприимство, как всегда, безупречно. Мы не будем расстраивать дворянство. Не в его ожидании. — Слегка кивнув, магичка не удержалась от лёгкой иронии. Даже зная как сильны банны и эрлы в Ферендене, она не хотела заигрывать с ними. Куда проще было взаимодействовать с правителями. Хотя, учитывая слухи и состояние политических дел всего Тедаса, страны и власть лихорадило. Возможно, вот-вот начнутся войны за престолы. Во времена смуты, во времена войны, когда надо держаться, не чистые на руку люди, наоборот, пытались ухватить кусок власти побольше.
Выйдя к Собраний, Инквизитор приветственно кивнула, занимая место в ряду, справа от королевы. Ферелденская особенность публичных диспутов и собраний состояла в том, что дворяне почти никогда не сидели в креслах и за одним столом. Они предпочитали стоять, лишь для самых старых и слабых были скамейки по периметру залы. Послы, гости и представители оппозиции, изредка, наблюдали или вещали с балкончиков, чтобы их было хорошо видно и слышно. Но, обычно, вот здесь внизу, на широком ковре, вершились судьбы, подле возвышения и двух тронов, один из которых так часто пустовал.
Аноре шла власть. Этого было не отнять.
Первым выступил глашатай-распорядитель Собрания:
[indent]— Ваше Величество, Собрание, в лице баннов юга, просит об уменьшении податей. Последние марши армии к Бресилиану и отток жителей...
[indent]— Да разве это важно! Почему в Крествуде опять крепость стала орлейской? Мой отец воевал не за это! — Выгаркнули из толпы молодых баннов. Толпа согласно шумела.
[indent]— Да подождите вы со своими каменьями! Что с территорией в Денериме? Неужели целый район придет в запустение. Эрл столицы не справляется.
[indent]— Это я-то не справляюсь?!
[indent]— Да заткнитесь вы все! У нас война с кунари или еще нет? Мне созывать рекрутов?
Тревельян перевела взгляд на королеву. Сама магичка с подобными шумными спорами справлялась кое-как. Инквизиция, изначально, была куда более сплоченной и в ней практически никто не видел выгоды. Здесь же было иначе, увы.

* * *

[indent]И вот - слова королевы сказаны и Собрание их услышало, затихло многоголосье и надо выходить. Выставлять себя на эту политическую сцену. Которую из? После речи на Священном Совете, Эвелин надеялась, что перестанет, что минует её эта горькая доля говорить, внушать, умолять и умасливать. Но время неслось вперед горной рекой и острые камни событий били и били.
[indent]Речь.
[indent]Магичка вышла вперед, не пряча свое увечье, без плаща, так, чтобы каждый видел - у неё одна воздетая и безоружная рука. Вот , смотрите - бледное лицо, синева под синими глазами - пыль дорог удалось смыть с тела и одежды, но все бедствия уже поселились морщинами в уголках глаз и губ, на тонких полосах у переносицы и на лбу.

[indent]- Ферелденцы! Вашей смелости и подвигов не перечесть за один вечер. Вашей выносливости и силе духа завидуют другие, ваша стойкость вдохновляет в балладах и даже Андрасте, спасшая этот мир, была кровь от земли вашей... а я - пришла просить у вас о ещё одном акте великодушия и храбрости. Век Дракона не сладок. Мор, войны, потери, страх перед грядущим и ужасы настоящего. Мы не можем спрятаться по домам... у некоторых... у тех, кто воевал долгие годы, у Инквизиции, теперь даже дома нет. Всё, что мы можем, всё, что я могу и чего желаю ныне - защищать этот мир. От ещё одной войны и ещё одного порабощения. Кунари вторглись в Ривейн и осадили Антиву. Кажется, что так далеко - за Недремлющим Морем, но... дредноутам не нужен попутный ветер, а те, кто веруют в Кун, не останавливаются перед препятствием далёких расстояний. Если сейчас не ответить на эту агрессию, Тедас потеряет северо-восток. Не будет больше ни антиванских вин, ни свободной торговли с севером, волны беженцев и отступников заполонят города и сёла юга, как когда-то ферелденцы бежали в Вольную Марку, потому что Мор пришел и выжег их дома... Я прошу вас о помощи. Как Инквизитор и как беженка. Как рыцарь и как слуга Церкви Андрасте.
Пауза. Перевести дух. Смотреть в лица огромного зала. Стараться видеть каждого мужчину и женщину.
[indent]- Священный Поход против ереси - вот что ждет нас всех. Ереси не церковной, а против всего нормального и привычного нам. И дело не только в кунари. По весне солдаты Инквизиции прошли к Бресилиану и, вместе с ферелденской армией, защищали лес Бресилиан от нового разрыва, порожденного эльфийской магией. И, я думаю, эти события связаны. Кунари напали на Антиву и Ривейн, отбили Сегерон только потому, что обезумевший эльфийский маг вошел с ними в сговор - в хаосе куется ужасное будущее для этого мира. И только обьединенными силами Священного Похода можно предотвратить и прекратить жестокие потери.
[indent]Я прошу вас, герои и защитники своей страны, помочь не Инквизиции, не Священному Походу, а помочь Ферелдену и Тедасу. Вы - нация воинов и знаете, что один в поле... не выстоит. Только объединив усилия, только работая на общее благо, можно возводить мосты и города, спасать жизни. Я умоляю вас спасти Тедас.
[indent]Вчера ещё я спешила по дорогам к Денериму, возвращаясь с запада. Орлей, Тевинтер, Неварра, Вольная Марка - все бросают силы на помощь востоку. Мир впервые может быть обьединен ради общего блага. Мир можно спасти. Вам, доказывающим невозможное и остановившим Мор за один год, это ли не знать. Помогите, прошу Вас.

Сейчас посыпятся вопросы, но Тревельян сходит вниз со ступеней, чтобы низко поклониться, держа ладонь у сердца. Она ненавидит эти речи, но давно забыла как жить только лишь для себя и для своего комфорта. пусть забудут и остальные. Ради общей цели.
"Андрасте... помоги мне."

+3

4

Анора слушала леди-Инквизитора, стоя чуть в стороне и с большим вниманием наблюдая за собравшимися в зале баннами, чем за лидером армии Верховной жрицы. Всё, что говорила Тревельян, не было новостью, и, к сожалению, того времени, что было предоставлено, не хватило Вестнице для отдыха — бледность и залёгшие под глазами тени в совокупности с выставленным на показ увечьем… вызывали у королевы жалость. Она не видела в ней лидера и полководца, лишь замученную свалившимися одна за другой бедами женщину — бедами, с которыми Эвелин вынуждена справляться в счёт той отметины, когда-то ставшей знаком избранности, которой сейчас она была лишена. Только память о том, кто перед ними, всё ещё придавала веса словам. Память и вера в Священный поход, объявленный Верховной жрицей. Многие собравшиеся в этом зале были искренне преданы Церкви, другие, наоборот, настроены весьма прагматично, и стоило Эвелин закончить говорить, как зал зашумел:

— Как долго это будет продолжаться?! — возмущались с задних рядов представители мелких баннорнов юга.
— Опять Ферлден доить вздумали?! — вторил им седовласый Дарен Браудер. Его лицо было испещрено морщинами, а на груди в специально изготовленном кулоне висел локон волос — всё, что осталось от потерянного в годы Мора сына. Дарен возглавлял средний баннорн на западе страны. Он не был ярым сторонником Алистера, но и Аноре не симпатизировал. Себе на уме, погрязший в собственной трагедии.
— За правое дело, поможем Инквизиции! — стремительно выкрикнул молодой эрл Вулф, словно поддержка могла искупить грехи, не им совершенные, но тенью лежащие за спиной.
— Надо гнать кунари в шею! — поддержали его голоса из левой части зала, но центр перекрикивал их:
— Мы уже отправили своих сыновей! Не дадим больше!
— Проблемы Антивы нас не касаются!
— Антиванцы сами виноваты, нельзя было полагаться на воронов. Нет армии, нет страны!

Собрание Земель разделилось. Впрочем, королева и не ждала от них единогласного решения — эти люди не уставали годами спорить и по куда менее важным вопросам.

— Господа, я вновь прошу вашего внимания, — вступила Анора, сделав несколько шагов вперёд, становясь рядом с Инквизитором. Она была уверена в своих словах и действиях, её взгляд охватывал толпу и, казалось, видел каждого в ней насквозь, а чистый сильный голос, звучащий в этом зале далеко не в первый раз, доносился до самых последних рядов, несмотря на царящий гул перешёптываний и угасающих споров. — Мы с вами прекрасно понимаем, что если не остановить наступление в Антиве, война прокатится по всему Тедасу, — напомнила Анора, согласная с тем, что Кун не остановится на захвате Ривейна и Антивы, и рано или поздно будет штормовать уже берега _её_ Ферелдена, особенно если действительно имеет место сговор. — Если мы не хотим допустить войны у нас дома, мы должны присоединиться к Священному походу, как просит нас Верховная жрица. Мы сильны. Мы едины. И не позволим спорам разобщить и ослабить нас.

— А где король? Мы хотим говорить с королём Алистером! — воскликнул один из баннов севера, едва дождавшись когда в речи Аноры возникнет пауза.

— Его Величество постановил собрать Совет Земель, но не менее важные дела задержали его в пути, — Анора не собиралась делать акцент на том, что именно это за дела, сдерживая собственное к ним отношение и волнение, что обвал мог зацепить нерадивого правителя, так и не оставившего стране настоящего наследника, прежде чем в очередной раз бездумно рисковать головой. Она могла сколько угодно злиться, будучи наедине с собой, но здесь, перед лицом ферлденцев, выступала с королем единым фронтом, даже не надеясь на то, что когда-нибудь ему хватит благоразумия поступить так же. — Мой муж полагается на ваш здравый смысл и рассчитывает на вашу поддержку в своем решении поддержать Священный поход, — обращаясь к залу и особенно к той его части, откуда прилетел вопрос, Анора намеренно расставила акценты, подчеркнув то, что решение принять участие в войне в первую очередь принял король.  —  Я уверена, что Алистер сказал бы вам тоже самое, но дредноуты не будут ждать возвращения нашего короля, чтобы у вас была возможность услышать его слова.

— Леди Тревельян, — обратилась Анора к Инквизитору спокойным деловым тоном, чуть тише, чем говорила с собранием, но уверенная в том, что присутствующим её слова слышны. — Вы можете рассчитывать на поддержку Гварена, мы отправим кораблями пятьсот наших воинов.

— Банны и эрлы, я призываю вас обдумать услышанное и сообщить в ближайшее время... — но договорить Аноре не дали, перебив новой волной горячих споров, которые, направленные королевским решением в нужное русло, уже никто не стремился прерывать.

— Мы с вами! Мы соберём сотню!
— Безумцы! Не жалеете своих сыновей!
— Двести солдат народного ополчения!
— Мы не хуже Гварена, дадим пятьсот!
— Вы все умалишенные!
— Сам такой! Жадюга!
— За благое дело! Славься, Андрасте! Пятьдесят воинов!

Выкрики и горячие споры, которые больше походили на рыночную площадь в базарный день, сделали своё дело — Собрание земель обещало предоставить в распоряжение Инквизиции полторы тысячи воинов.

+2

5

На Священном Совете Эвелин держала слово лишь в конце: ультиматум, а не слово, брошенный на стол свод правил и свидетельство того, что всё не так радужно, как бы хотели послы всего мира - отсутствие руки. Отсутствие "метки избранницы Андрасте". Сейчас всё было иначе. Сейчас леди Тревельян не могла ничего диктовать, у неё не было даже того гнева, на котором прежде держалась. Только надежда и усталость.
А перед ней было людское море. Знать юга, не избалованная изысками интриг Орлея, но знать: те, кто должен заботиться о состоянии своих земель и своего наследия; те, кто считает цыплят по осени и обычно не делит шкуры неубитых медведей, а подсчитывает возможную выгоду и риски. Ещё не негоцианты Антивы, но уже и не хасинды, с которыми можно и нужно говорить, доказав, что достойна, избавив от чудовищ в лесной чаще.
Знать Ферелдена - пестрое шумное многоголосое море.
Эвелин смотрела вперед и слушала уже королеву Анору. Ту, что умела говорить с этим морем, заклинать его.
Возможно, потому что была его частью, а, может, дело было только в личном таланте и харизме, но стройную светловолосую женщину в венце слушали и любили, если не любили, то принимали и понимали. Наверное, будь Анора уже королевой и матерью, перед ней благоговели бы.

И Анора Ферелденская могла справиться без Алистера Тейрина. Возможно, пятнадцать лет тому назад Айдан Кусланд совершил ошибку, оставив своему другу корону. Возможно, королева уже нашла бы себе другого мужа. А, возможно, её мужем мог быть сам Кусланд... нет, последняя мысль казалась Эвелин слишком невероятной.
Но всё уже было сделано и последствия пожинались здесь и сейчас: леди Тревельян стояла рядом с женщиной, что заговаривала и успокаивала баннов. И у неё это получалось!

[indent]- Это честь, услышать о пополнении Священного Воинства воинами Гварена, Ваше Величество. - Эвелин склонилась, прижав ладонь к груди, а после выровнялась, сдерживая улыбку, слыша как рокотом по залу прокатывается волна одобрительных и раззадоренных выкриков. Их было не мало. Их оказалось не так-то много, но больше, чем можно было опасаться. Намного больше.
Бегло подсчитывая, держа в уме то, что кричать у церкви ещё не значит жениться, Эвелин все равно улыбалась: по всему выходило, что не менее тысячи клинков отправятся в Антиву. Почти десятая часть всех сил Инквизиции, когда те были.
Так мало теперь. И Инквизиции, и добровольцев.
Но больше, чем ничего. И, главное, - у тех, кто отправится в поход, есть то, чего нет у кунари: те, кто защищаются и стерегут рубежи, знают, что они теряют. Серокожие захватчики остаются и останутся чужаками за морем.

[indent]- Я немедленно передам Верховной Жрице о великодушии и смелости Ферелдена. - Теперь Инквизитор поклонилась, смотря в море лиц, слыша гвалт голосов. Всё складывалось. Анора Тейрин была союзницей. Надолго ли? Да пусть и только на эту кампанию, но сейчас стоило принимать любую помощь.
[indent]- И, чтобы показать, всю искренность Инквизиции, от лица которой я тоже говорила с вами, я, Инквизитор Тревельян, обещаю, что к осени мои люди покинут крепость Каэр Бронак и больше не осядут на землях Ферелдена.

Это было риском. Но это было тем, что должно быть: взаимные уступки. Жертва на жертву. И ещё один камень на шею Эвелин. Но так надо было: в этом магичка не сомневалась, как и в том, что агентурной сети, в нынешних условиях войны с Соласом, безопаснее не держаться вместе, как и не оседать надолго всей организации в одном месте и большими группами.
У Инквизиции нет сил древних эльфов, но это не значит, что нельзя воспользоваться тактикой Ужасного Волка - бить из теней, быть везде и нигде. Да и многим агентам пора увидеть родных... если у Инквизиции не получится, если они не успеют опередить Соласа, если увязнут в войне с кунари... значит, мир рухнет. И тогда лучше бы перед смертью многие увидели дом.

+2

6

Тревельян было чем удивить, но Анора лишь сдержанно кивнула, услышав заверения о предстоящем осенью освобождении крепости Каэр Бронак. В отличие от баннов тех земель, которым войско Инквизиции под боком словно бельмо мозолило глаза (они встретили эту весть радостными возгласами),  королева не спешила радоваться, озабоченная вопросом  внезапности принятого Эвелин решения. Они были плохо знакомы друг с другом, но Анора хорошо знала жизнь и надеялась, что глава армии Верховной жрицы не склонна к импульсивным поступкам, а значит, выходя к Собранию земель, Инквизитор обдумывала подобную возможность, собираясь использовать как козырь в переговорах. Но никто не отдаёт свой «дом», если его передача не сулит определённые выгоды и не найдено новое пристанище. А значит, определенные планы у Тревельян были. Только какие?..

Королева вскользь глянула на Уайта, лишь особым наклоном головы подзывая подойти ближе.  Хмурый широкоплечий мужчина в военной форме ферлденской армии всё это время простоял за спиной Аноры, держась правой стороны. Он заявил о себе еще во времена Мора и в послевоенные годы лишь упрочил положение, завоевав уважение среди солдат и знати. Решительный, прямолинейный, справедливый и рассудительный — тот, на кого королева могла опереться. Ему прочили должность Генерала, когда Алистер щедрой рукой отодвинул Вестера в сторону, презентуя должность старому другу, только-только вернувшемуся в страну после пятилетнего отсутствия.

— Господа, я вновь прошу вашего внимания, — обратилась она к залу, делая небольшой шаг назад плавным жестом, указывая на поравнявшегося с ней Вестера. — Всем вам знаком сэр Уайт, который в отсутствие Айдана Кусланда исполняет обязанности главнокомандующего войсками. Я прошу вас обсудить с ним сроки, место сбора, снабжение наших людей и другие важные вопросы, которые должны быть решены сегодня на общем Собрании, чтобы мы могли как можно быстрее выполнить данные леди Инквизитору обещания, — сделав паузу и пробежав взглядом по залу, словно желая убедиться, что её слова не только услышаны, но истолкованы предельно верно, Анора продолжила: — Всех, у кого есть другие вопросы, требующие моего личного внимания, я, как и всегда, приглашаю явиться позднее в мой кабинет. Леди Грейс назначит вам время, — закончила она с поистине королевской улыбкой, в которой странным образом сочетались вежливость, холодность и радушие. Королева действительно не чуралась решения даже самых мелких вопросов, если баннам требовалось её участие, но и злоупотребления этой склонностью не собиралась допускать, доверив своей племяннице роль секретаря. Светловолосая девушка с аккуратными косами на плечах, стоявшая в первых рядах Собрания, присела в почтительном поклоне, принимая поручение.

Кабинет, о котором шла речь, находился не далеко от зала Собраний на общей, доступной для посетителей территории дворца. Его использовали для подобных встреч ещё во времена Мэрика, и теперь Анора предпочитала принимать гостей там, не допуская «случайных» людей в личное пространство уютного рабочего места на верхних этажах.

— Леди Тревельян, я хочу предложить вам небольшую прогулку. Мне кажется, глоток свежего воздуха пойдёт нам обеим на пользу, — впрочем, обращение к Инквизитору было лишь сформулировано как пожелание. Анора была абсолютно уверена в том, что, находясь на территории дворца, сложно отказать королеве в чём-то столь незначительном, — но меж тем, как можно было понять по прямому взгляду Тейрин,  несомненно важном.

Глоток свежего воздуха и правда был прекрасен. Из общего зала собраний, пройдя по широкому дворцовому коридору, они попали в уютный внутренний дворик, окруженный просторной галереей, по которой было приятно прогуливаться даже в такую погоду. Лёгкий летний дождик то и дело начинал моросить с самого утра, и во дворе царил аромат упоительный аромат свежести, расцветших всего несколько недель назад розовых кустов и мокрой земли. Прохладные струи стекали с крыши, мерным журчанием снимая напряжение после шумного переполненного зала и нелегкого разговора. Хотя Собрание прошло куда легче, чем королева предполагала, Анора не спешила считать это добрым знаком, готовая ко второй половине дня, где на неё обрушатся личные беседы. А пока…

— Не скрою, ваше решение оставить Каэр Бронак — сюрприз для меня, — выдержав паузу, сообщила Анора, глядя на Инквизитора внимательным взглядом. — Куда вы намерены дальше отправить своих людей, леди Тревельян?

Отредактировано Анора Тейрин (2020-03-07 12:31:52)

+2

7

Ферелденцы радовались. Радовались тому, что Инквизиция покинет "их" земли. Это обижало. Нет, даже оскорбляло, но Эвелин умела держать лицо: смотреть спокойно и держать на самом дне синих озер яд и глубинных чудовищ. Каэр Бронак не принадлежал ни одному из этих дворянчиков. В Каэр Бронак несколько лет жили бандиты и никто не решился собрать сотню воинов и выбить из крепости мерзавцев. Никто из тех, кто радовался сейчас, не шел по колено в иле и дерьме, отыскивая тела утонувших селян, никто не лез в старые штольни, чтобы избавить деревню от демонов и призраков. Это Инквизиция налаживала поставки, следила за безопасностью дорог к перевалам. Это её агенты рисковали собой.
Ни разу солдаты Инквизиции не насиловали сельских девок, но вешали насильников - такое было. Ни разу солдаты Инквизиции не воровали, но отрубали руки ворам - такое тоже было.
Они вели себя не как захватчики, а как властители... негодящим и негодным царькам своих маленьких наделов это не понравилось.
И этих дворян Инквизиция тоже защищала.
Леди Тревельян четыре года тому назад была намного наивнее, намного светлее и добрее. Теперь она осталась одна: Жозефина отправилась домой и Жозефину еще необходимо было спасти из горящей Антивы; Лелиана где-то пропала, сгинула; Кассандра ушла в горы с Искателями; Каллен получил свою войну и новую армию. Инквизиция отошла в практически единоличную власть Эвелин. И, как почувствовала магичка именно сейчас, именно глядя на это людское море жадных лиц, Вестница не собиралась покидать своё детище и прощать нанесенные ему удары. Ни Соласу, ни дворянам - никому.
У неё не было сейчас сил - ничего. Всё получает терпеливый. У магички была память - долгая память.

И женщина опустила взгляд, отошла в тень, давай королеве Ферелдена править и миловать, сообщать подданным вещи, уже не касающиеся Инквизиции. Эвелин успокаивала свое холодное пламя гнева, а потому, когда пришло время выйти в коридор замка, магичка выглядела такой же отстраненно-задумчивой, как обычно.
[indent]- О, благодарю, Ваше Величество, глоток воздуха будет очень уместным. - Невысокая темноволосая женщина пошла рядом с правительницей, рассматривая узоры на стенах, украшения помещений и, когда выбрались во дворик, замечая цветы и порхающих над ними мотыльков.
"Подумать только... в мире всё ещё продолжают цвести цветы, а кто-то собирает их в букеты, бросает в окна любимых женщин или же поёт баллады... Возможно, именно потому Солас с нами и носится. Мы ужасны. Но мы живы, пока есть красота."
Впрочем, мысли о нежности удаляются с поспешностью крыс при свете факела.

Дождавшись слов королевы, Инквизитор удержалась от простецкого жеста: пожатия плечами. Посмотрела на профиль белокурой женщины, так уверенно и гордо вышагивающей по саду, едва изобразила улыбку уголками губ.
[indent]- Инквизиция, как вы знаете, Ваше Величество, ныне представляет из себя плачевную организацию без лишних ресурсов. А наши мастера снабжения и отчеты, сгоревшие, увы, при штурме Скайхолда, твердили всегда об одном - дом ест много денег. Даже временный дом. Я намерена воевать на северо-востоке. И будет лучше, если почти все мои агенты будут ближе, чем через море. Главные баталии ждут нас в Антиве, а Песнь Света и клинок Церкви нужнее будут там и в Ривейне, уже порабощенном кунари.

+2

8

Несмотря на неспешный, прогулочный шаг и вид, по которому и не скажешь, насколько предмет разговора на самом деле её беспокоит, Анора была предельно внимательна к собеседнице, её словам и решениям. Содержание крепости и того, что осталось от некогда грозной силы, удержавшей Тедас от гибели, стоило денег, и королева, временами бравшая на себя труд ознакомиться с отчётами генерала армии и приближенных к нему в ответственности лиц, представляла, каких. Инквизиция сейчас, превратившись в условно миротворческую церковную организацию, лишилась большей части финансирования — и с почти десятикратным сокращением численности это можно было бы пережить, оставайся за ними Скайхолд... но теперь все они снова были беженцами, заявлявшими, что не успели спасти ничего, кроме собственных жизней. И Анора, даже признавая возможную выгоду от такого решения, каким бы поспешным оно ни было, всё равно находила это проблемой. Существенной. Король, пожаловавший Инквизиции крепость широкой рукой, увы, не думал об экономической стороне вопроса, предполагая, видимо, что Тревельян со всем справится сама. Видимо, она и собиралась, коль скоро Анора не слышала просьб о помощи и попыток к диалогу по этому вопросу — только решимость, сквозь все домыслы и трактовки остро отдающую жертвенностью. Решимость, для королевы не слишком удобную. Горсть песка в огонь недовольства баннов — пожар, который тушить должна была не Тревельян, тем более, что не она начала его. Возможно, оставаясь в этом вопросе в позиции наблюдателя до сих пор, королева была не права, и нужно было вмешаться, выстроить заранее выгодные отношения для обеих сторон. Но как же иногда хочется позволить Алистеру самому отвечать за последствия принятых им решений.

— Я понимаю ваше желание держать своих людей под боком, так же как и необходимость быть вместе с армией на северо-востоке, — кивнула королева, задержав взгляд на Инквизиторе, стараясь лаконично сформулировать свои опасения и сомнения в принятом той решении мягко, но меж тем не умалив его значимости. — Но меня беспокоит ваше решение оставить Каэр Бронак и перебросить все силы на фронт именно теперь, когда названный вами заговорщик-эльф обосновался в Скайхолде. К счастью или к сожалению, — вздохнула она, отведя задумчивый взгляд, словно собиралась с мыслями, прежде чем продолжить или в поисках помощи у украшенных рельефами  стен, — я мало имею отношения к войне и не возьмусь советов… — Анора запнулась на полуслове, замечая в  десяти шагах впереди подпирающего одну из колон эльфа в чёрном облачении, словно спотыкаясь об него взглядом. Эйелис. Эльф, которого не должно было здесь быть и которому это ясно дали понять больше года назад. Один удар сердца, и королева отвела глаза, не сразу собираясь с так и не озвученной до конца мыслью. — Я не возьмусь советовать вам в столь сложной ситуации, но правильно ли я понимаю, что маг, собравший, судя по опустевшим эльфинажам, небольшое войско и уже единожды попытавшийся прорвать Завесу над нашими землями, останется на этом берегу?

Она бросила отстраненный взгляд на колонну, только чтобы обнаружить, что видение, так не вовремя сбившее её с мысли, рассеялось, словно его и не было. Осталось только смутное беспокойство — зачем он вернулся? — но Анора настойчиво вытеснила его головы, полностью сосредоточившись на Эвелин и проблемах, нависших над миром.

+2

9

[indent]Если всё пройдет так, как надо, сады продолжат цвести, женщины будут рожать детей, дети будут кричать обидные считалочки о всяких "корифреях" и "волках", а Тедас не погибнет. Если все, кто к этому причастен, не сдадутся, не отступят, не уйдут. Мысль не слишком-то согревающая, хотя определенная надежда в ней есть и Эвелин продолжает гулять по чужому дворику, что нет-нет, да напоминает тот, что остался в Морозных Горах. В такое время там уже должна была расцвести антиванская вишня и нежно-розовые лепестки сыпались бы ароматным дождем на колени тем, кто облюбовал бы каменные скамейки у стен.
[indent]Потерянное вспоминается каждый день. Казалось бы, есть более важные вещи, чем помнить о вишнях и о молодых воронятах в башне, что, возможно, сгорели вместе с гнездом... да только вспоминается.

[indent]Эвелин отрывается от созерцания растений, названий которых не знает, вновь смотрит на королеву Ферелдена, едва удивленно вскидывая темные брови.
[indent]- О, я понимаю, кажется, о чем вы, Ваше Величество. Но, боюсь, сведения на счет количества эльфов в крепости Скайхолд... не так однозначны. Шпионы Инквизиции не смогли подобраться близко к замку. А один из отрядов вообще не вернулся. В таких условиях мы можем только догадываться, что там творится. К тому же, эльфов у Ужасного Волка всё равно недостаточно для... открытого марша. Заслон, который могла бы предоставить Ферелдену Инквизиция, окажись все её войска на горных рубежах, был бы равно бесполезен, как и в настоящем. Эльфам не нужны дороги. Они путешествуют через древние порталы. Так что, скорее, имело бы смысл оцепить все древние строения по стране, а не ждать лавины врагов с гор.

[indent]Звучало не очень обнадеживающе и даже угрожающе, но Инквизитор была уверенна - люди и должны бояться, должны задуматься над тем, что враз обнищавшая, превратившаяся почти в ничто организация сделала это не от хорошей жизни и не потому, что они вели не верную политику, а потому что Враг куда опаснее, чем орлейская экспансия или же жадные лапы рабовладельцев Тевинтера.
[indent]- Солас лжец, но он сказал, что дает нам время. Несколько лет, возможно, солгал в том, что дает эти года - эти года просто должны пройти, пока осуществится его задумка и Волку самому нужно время. Но крупица истины лишь в том, что даже Скайхолд у Инквизиции отняли не потому, что он принадлежал Инквизиции, а потому, что это был эльфийский замок, понимаете? Нас всё ещё не считают за противника. События в Бресилиане это тоже подтвердили. Диверсии эльфов едва удавалось упреждать и минимизировать последствия. - Маг тронула пальцами в перчатке веточку какого-то куста и остановилась, поднимая голову, смотря в небо:
[indent]- Поэтому я боюсь снов, а не битвы в чистом поле, Ваше Величество.

+2

10

Слушая ответ Эвелин, Анора только сейчас поняла в полной мере, что перед ней стоит не дипломат, не дочь одного из знатных родов Оствика, а выращенный в Круге маг. Одна из тех брошенных, неприспособленных, оторванных от семей и социума детей, ради улучшения условий жизни которых она и проводила реформы в Ферелдене. И вместе с осознанием этого, пришла необходимость изъясняться проще, на уровне Алистера, а не придворной знати, и упаси Андрасте от речей в стиле орлейских лордов. Годы командования Инквизицией, определенно, научили Эвелин принимать решения, но сейчас королеве было нужно от неё больше, чем это. Впрочем, Аноре было не привыкать действовать в условиях ограниченности ресурсов.

— Боюсь, вы всё же не совсем верно истолковали мои слова, леди Тревельян. Речь не идёт о заслоне, но меня беспокоит, что все, кто сталкивался с Соласом и его эльфами и знает его методы, будут находиться на другом берегу, — фраза вновь получилась  длинной и витиеватой, и Анора задумчиво закусила губу, глядя в сторону, размышляя, как донести мысль проще — и приходя к выводу, что поможет лишь прямота высказываний, без лишних заигрываний со смыслами. — В своей речи, обращенной к собранию, вы сказали, что подозреваете Соласа в сговоре с кунари, — вернувшись взглядом к собеседнице, уточнила королева, прежде чем задать основной вопрос, на котором и сделала акцент, подчеркнув его интонацией:

— Как вы думаете, может ли часть их плана состоять в том, чтобы стянуть основные силы Инквизиции и армий подальше от мест реального интереса этого мага? Вы говорите, что Инквизицию не считают за противника. Даже если это действительно так, я думаю, что общими силами мы в состоянии это изменить. И если вы примете соответствующее решение, готова  помочь обеспечить Инквизицию средствами, которые позволят усилить существующий контроль за деятельностью эльфов на территории Ферелдена. Банны могут и будут возмущаться, леди Тревельян, но они возмущаются по многим поводам, — Анора позволила себе улыбку, снисходительную к тем, кого она держит под контролем своей власти. — Я хочу, чтобы вы знали, что Корона Ферелдена на вашей стороне в этой войне. Алистер уже сказал вам своё слово, теперь его говорю я.

+2

11

[indent]Небо не давало никаких ответов. Даже в Тени искореженный зеленью "верх" не давал ответов. Все ответы хранились в реальности и в головах вопрошающих. Хотя магичка уже не могла поручиться за то, что разум - однозначно-верный советник. Эвелин молчала, удивленная уточнением королевы, не слишком понимая к чему та ведет.
[indent]- Простите, Ваше Величество, я повторюсь, что силы Инквизиции ни в настоящем, ни в прошлом не могли соперничать с врагом, который передвигается не дорогами этой реальности. А что до интереса, то... - Пришлось пожать плечами по-простецки. - Мои агенты докладывали об участившихся случаях краж древних артефактов и предметов эпохи Арлатана. Думаю, Ваши подданные тоже жаловались на подобное или же до Ваших ушей доносились подобные слухи. Мы знаем, что Солас собирает ресурсы. Это всё, что мы знаем. Внедрение шпионов в ряды его последователей не удалось, как и попытки взять в плен его агентов.
[indent]Маг тронула края рукава, что охватывал пустоту там, где должна была быть рука.

[indent]- Если вы опасаетесь, что окажетесь застигнуты врасплох, у меня нет сил и аргументов, чтобы развеять ваши опасения. Я потеряла Скайхолд и была застигнута врасплох. Агенты, что сталкивались с Соласом и остались в живых, немногочисленны. Но я понимаю, что некоторые... люди будут полезны своей информацией. Я постараюсь обеспечить Ферелден несколькими агентами, чье пребывание в Антиве было бы расточительством, а их знания окажутся полезными для вас.

[indent]Напоминание о поддержке от Короны вызвало у Эвелин легкую улыбку. В начале весны Алистер только что на дверь не указал, когда Тревельян, в сопровождении Кусланда, пришла во дворец просить о помощи и дозволении прийти в Бресилиан и закрыть разрыв там. Впрочем, Анора не Алистер - это все понимали.
[indent]- Одно я знаю точно, простите за дерзость, Ваше Величество. - Магичка повернулась и стала так, чтобы смотреть в лицо королеве. - Соласу не интересен Ферелден или Орлей, или любая другая страна. Или любая корона. Ему нужен весь мир. И сразу. Завеса падет, вот что будет. А для этого армия не нужна. Поэтому лучшие агенты заняты поисками Волка и рискуют жизнью, а те, кто ничем не могут помочь, идут вместе со мной в Антиву, вместо того, чтобы просто сидеть на месте и ждать, где же полыхнет. Я бы желала применить более изящный ход и обыграть Волка, но... - Остается умолкнуть.

+2

12

Силы Инквизиции не могли соперничать… но меж тем соперничали. Встали заслоном между миром и армией Корифея, который на минуточку был не каким-то эльфийским магом, а одним из тех, кто однажды вошел в Золотой город. Древний тевинтерский магистр, посчитавший себя в праве называться богом, был остановлен армией, предводителем которой стала хрупкая девушка. Может быть, сейчас у неё и нет былого могущества, и Инквизиция понесла потери в довесок к тому, что и так была сокращена, в том числе и по настоянию баннов Ферелдена, но перед лицом неизведанной опасности — в ком еще искать союзников, как не в тех, кто уже однажды удержал мир на краю гибели?

— Я буду признательна, если вам действительно удастся оставить в Ферелдене агентов, на знания и опыт которых мы могли бы опереться, — кивнула Анора, никак не изменившись в лице под прямым взглядом. Но она не осуждала, наоборот — ей импонировали прямота и честность, хоть и мрачность прогноза оставляла в душе беспокойство. «Завеса падёт» — сказала Тревельян, но что можно сделать, чтобы этого не произошло? К чему быть готовыми в случае, если это случится? Какие укрепления и где выстроить? Ответов не было ни у кого, но, быть может, за то время, которое необходимо Соласу для осуществления замысла, им и удастся что-то придумать. Впрочем, что можно придумать в перспективе слияния мира и Тени, у королевы не было ни единой мысли. На это ей и нужны были специалисты — всех мастей, не исключая и Инквизицию.

— О, леди Тревельян, я прекрасно понимаю, что речь идёт не только о моей стране, и в данном вопросе предпочитаю рассматривать весь мир — и Ферелден как его неотделимую часть, — легкая, почти незримая улыбка коснулась губ Аноры, когда ей показалось, что Инквизитор поставила её в один ряд с теми, кто лишь о своём благополучии и печется. И может быть, если бы обсуждалась проблема локального характера, то так и было бы. Но речь шла об угрозе другого толка. — Возможно, вам могло показаться, что помимо моей власти и владений меня мало что волнует, но, смею вас заверить, это не так. Корона на моей голове — это прежде всего ответственность за судьбы тех, кто живёт на подчиненной этой короне земле. Именно поэтому я предлагаю вам всю возможную помощь, какую могу позволить Ферелдену оказать в борьбе с тем, кто угрожает не только моей стране, но всему мировому порядку, — Анора говорила вполне серьезно в надежде, что будет услышана. — Полагаю, мы поняли друг друга? — уточнила она напоследок.

+2

13

[indent]Понимание было так же ценно, как и время. О ценности времени слагали целые баллады. Ценность понимания? Нет, в Тедасе о таком не слышали. Люди не понимали городских эльфов, городские эльфы не понимали долийцев, долийцы не понимали всех вообще, а кунари готовы были огнём и мечем устранять недопонимание, пока Кун не расставит всё по местам. В этом мире, чтобы докричаться до других, нужно было прилагать очень много усилий. Эвелин это знала, потому что пробовала и пробовала: кричать, петь Песнь Света, плакать, сражаться за свою правду и точку зрения.
[indent]Только понимание и взаимопомощь могли хоть что-то решить в настоящем: когда древний маг, не узнавая и не понимая мир, собирался его уничтожить.

[indent]Магичка, миг медля, совсем не потому, что не была согласна со словами королевы Ферелдена, а лишь из-за усталости, кивнула и склонила голову.
[indent]- В это тёмное время, нам необходимо понимать друг друга. Я поняла вас, Ваше Величество, надеюсь, мы сумеем спасти и то, что нам важно по воле долга и то, чего жаждут наши сердца. - Вокруг всё ещё была жизнь и даже за толстые стены дворца в Ферелдене, ветром с востока, гнало запахи лета. Вокруг всё ещё была жизнь. Это нельзя было упустить. Эвелин улыбнулась.
[indent]- Не смею более отнимать время. Агенты будут предоставлены к Вашему ведому в кратчайшие сроки. -Возможно, королеву ещё ждет война с чужими словами: дворянство всегда чем-то недовольно; возможно, Анора Тейрин не слишком довольна случившимся разговором и условиям союзничества, но у леди Инквизитора не было рядом ни Жозефины, ни Каллена, ни Лелианы, по-правде, у нее рядом совсем не осталось советников, а потому магичка решала всё очень быстро.
[indent]Времени отчаянно не хватало. Даже если песочные часы, отмеряющие моменты настоящего, не существовали... Эвелин казалось, что песок уже почти ссыпался вниз. И она спешила.

[indent]Возможно, скорый уговор с Короной спасет чью-то маленькую вечность уже завтра.

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Корона из шипов [23 Джустиниана, 9:45 ВД]