НОВОСТИ

06.07. 19 месяцев игры: жжем дальше!
19.06. Правило для неканонов!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Проблемы лояльности [начало Волноцвета 9:45 ВД]


Проблемы лояльности [начало Волноцвета 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s3.uploads.ru/vD4QR.jpg

Проблемы лояльности [начало Волноцвета, 9:45 ВД]

Время суток и погода: время изменяется по ходу сюжета, погода — типичный средиземноморский конец весны, температура от +10 ночью до +20 днём, дует свежий ветер, небо чистое, сухо.
Место: провинциальная Неварра
Участники: Эйелис, Цесси, Оливия Никс
Аннотация:
Больше полугода минуло с той злополучной поездки в горы в компании коварной чародейки Никс, куда, не слушая шипения друга, отправился Солраад Адаар — и откуда не вернулся, затерявшись со всеми следами в водах Недремлющего моря. Не дождавшись друга к зиме, Эйелис, горящий желанием вытрясти из проклятой зазнобы васгота всю правду, отправился на поиски. И вот, всеми правдами и неправдами его рысканье и вынюхивание наконец-то увенчались успехом. Не без помощи одной вольной организации под названием "Лэутус" узнав, где найти чародейку, некогда запятнавшую себя причастностью к делу венатори, эльф находит в провинциальном неварсском городке нынешнее место жительства неуловимой контрабандистки. Самой Оливии на месте, увы, не оказывается — а вот её дочь-подросток... В очередной раз (с повторениями) нелестно отозвавшись об умении васгота выбирать себе баб, Эйелис остаётся в городе, намереваясь добраться до Оливии через Цессарию и веря в то, что чародейка непременно вернётся за ней. Он еще не в курсе, что его желание крепко поговорить по душам с Никс для куда более радикальных Лэутус — плюнуть и подтереться, и что он, слив им всю найденную за полгода информацию о женщине, не то чтобы много на этом выиграл...

Мельница — Горец

Отредактировано Эйелис (2019-07-10 22:26:28)

+2

2

Это был приличный район вполне приличного городка — выросшего за пару десятков лет на вполне приличном расстоянии от заезженных торговых трактов среди вполне приличных пейзажей, которые полюбились приличным людям. Аллонс, одно из любимых и время от времени особенно входящих в моду мест отдыха неваррской средней аристократии, был полон начисто выметенной и протёртой от пыли благопорядочности, умеренности и аккуратности, делавшей его изумительно скучным и правильным. Чистенький, еще не успевший износиться за века дождей и ветров, пусть и подёрнутый легким запустением после стылой зимы и сырости весеннего распутья — до зубовного скрипа хороший городок. Эйелису здесь было неуютно, словно каждое окно на белёных стенах смотрело на него с брезгливой укоризной. Вообще смотрело на него, что само по себе уже нервирует. Спешащие по своим делам эльфы-слуги, смеющиеся горожанки, пара спокойных и добродушных на лица стражников в гербовых туниках, что прогуливаются по улице у рыночной площади... Даже под ноги в сердцах не плюнешь, неудобно станет. Искать здесь живущую совсем другими делами мистическую чародейку, дважды сматывавшую удочки у него прямо из-под носа, Эйелис прежде и не подумал бы — и, очевидно, ошибся.

Хотя ладно, не совсем ошибся: сама Оливия здесь и вправду почти не показывалась, не светилась и не оставляла следов в местном довольно прозрачном и внимательном обществе. Но именно этому обществу — благоразумно, и в благоразумии этом в кои-то веки предсказуемо, — она доверила то, чем, очевидно, дорожила — свою дочь. Светленькую, веснушчатую и похожую на свою "мать" примерно настолько же, насколько луна похожа на сухую сливу, но — не первый год виденную с чародейкой и тут, и там, а значит, совсем не случайно так названную, насколько бы родственными на самом деле не были их связи. Дочь. Сол, ты знал? Или на это, как на всё что угодно другое в отношении своего чудесного видения тоже клал с... сапоги на стол? Проклятые упёртые васготы и говённое их "вижу цель, не вижу препятствий"! Ребенок, связи с контрабандистами, мутные свидетельства о работе на венатори, еще и сама по себе тевинтерка проклятущая, из нации, коварством своим всему Тедасу известной — бесподобный набор не просто звенящих колокольчиков, а грёбаных набатов не связываться! Но нет же, у рогатых уши слишком высоко, чтобы голос разума слушать, поскольку разум не иначе как в заднице, и тот с орех размером! Эйелис в который раз скрипел зубами в бессильном негодовании, перебирая в уме все факты, что ему удалось вызнать-вытянуть из разных источников касаемо госпожи Никс, составляя цельную картинку. Он же предупреждал, демоны его разорви, пре-ду-пре-ждал! И чем всё закончилось? Вот этим и закончилось! Пропал, как не было, и всё из-за этой бл... бабы! Ну точно пора садиться за написание книги с названием "Грёбаная херня, насчёт которой я был прав"!..

По странному взгляду встречной женщинки в белёном переднике осознав, что дал своему норову слишком уж много воли, Эйелис, которого от волнами подымающейся злости едва что не трясло, с усилием согнал с лица гневный оскал и с хмурым видом ускорил шаг, сгибая спину. Одетый, как служка, в простенькую рубаху и жилетку да потёртую куртку явно с чужого плеча, он почти не отличался от других, забрав волосы в скромную косу и упрятав ту за воротник. А что хороший служка обычно на лицо как-то попроще, взглядом поскромнее, не хмурится, как встопорщенный дикобраз, и не звенит в манере движений напряжением взведённой арбалетной пружины, словно вот-вот кинется и вопьётся с чавканьем до самой кости, так то уже вкусовщина. Может, он лошадей умеет чистить так, что потом аж блестят. Мало ли. Эйелис не мог сделать себя проще, чем делал уже — разве что если мордой о стол васготской лапищей приложить, да и то не факт, что поможет.

Но в целом, эльфу влиться в жизнь городка было легче. Никто к ним, остроухим, особенно не присматривается и учёта не ведёт, сегодня одни, завтра другие, все на одно лицо за далеко торчащими ушами, расходный материал, не понравилось - выгнал, а убил - никто и не поморщился, новые народятся. Сколько их таких, присланных готовить дома хозяев к приезду, нанятых служить, нагруженных сто и одним делом. Он тоже делал вид, что занят, что бегает по поручениям, а не просто так, и пока это работало. Несколько дней форы, прежде чем первые шероховатости привлекут лишнее внимание, так что в них кровь из носу надо было уложиться. Он ходил, следил, прикидывал, изучал - зная от своих информаторов, что девчонка Оливии, вполне вероятно, тоже маг, и ухо с ней надо держать востро. Но Лис и не собирался провоцировать и прибегать к какой-либо грубой силе. Не сразу.

Сначала он хотел просто поговорить. Всё-таки эта женщина была Солу небезразлична до одурения, и на жертву мага крови в этом своём увлечении он вроде как не походил, сколько бы Эйелис не подозревал его зазнобу в таких тёмных методах. Как бы не хотел он видеть такое простое объяснение, детали головоломки не сходились, оставались стыки, толкающие под локоть пониманием, что удобная трактовка не равна правильной. Твою ж драконью прабабушку, по чём там так с ума сходить? Не последняя симпатичная баба на свете! Но ведь сходил же. Нет, сходит. Всё ещё где-то там сходит, нельзя так... в прошедшем времени. Идиот. Дуболом рогатый.

В этой всей ситуации Эйелис порой ощущал себя мотыльком, бьющимся о стекло фонаря. И понимал, что раз орать в ухо не работает, придётся идти другими путями. Всё это уже полгода как зашло слишком далеко, чтобы проблему можно было взять нахрапом.

Он ждал, высматривал, выбирал, примерялся - мало что понимая в детях, но примерно догадываясь, что с незнакомцем на улице та разговаривать, скорее всего, откажется, а для второй попытки может не оказаться времени. На счастье, девочка не была совсем уж затворницей. И подходящий случай на четвертые сутки всё-таки представился.

В приличном районе и торговые лавки были приличные. У книжника на двери с витражными вставками даже колокольчик висел, веселым перезвоном проводив сначала Цессарию, а затем — и вошедшего следом Эйелиса. Да уж, местечко это было явно для людей культурных, образованных и при деньгах. Не слишком-то озираясь, словно не в первый раз здесь, Лис отошёл к каким-то полкам, по вытащенной из кармана бумажке с какими-то каракулями принявшись сверяться с надписями на корешках, краем глаза следя за девчонкой. Пожилой мужчина в рясе, в котором можно было опознать если не хозяина, то смотрителя этой лавки, беседовал с каким-то другим важным посетителем, одутловатым и напомаженным, с каким-то гнусавым говорком, нарушающим тишину, — и обращать внимание ни на ребенка, ни на эльфа не спешил. Тем лучше.

Пользуясь тем, что девочка задержалась у невысокой стойки, где были выложены книги в искусно оформленных обложках, Эйелис улучил момент подойти поближе.

— Цессария? — осторожно окликнул он, без особого старания пытаясь изобразить улыбку и понижая голос так, чтобы беседующие в стороне его не слышали. — Ты ведь Цессария, да? Можно с тобой поговорить? Это о твоей маме, Оливии, — эльф остановился, оставив несколько шагов вежливого расстояния между собой и целью. Ребенок, беззащитная и хрупкая. С магией или нет, но подкрасться со спины, закрыть лицо надушенной одной особой дрянью тряпкой и утащить - проще простого. Или походя незаметно ткнуть иголочкой, хитро смазанной паралитическим ядом. Не может быть, чтобы Никс не понимала этого. Или надеялась, что об их связи никто не узнает, и не найдётся тех, кто решит зайти ей в тыл через такое соблазнительное слабое место? Ну, дурой чародейка точно не казалась. Многим она казалась, но дурой - точно нет. Впрочем, грань между недо- и переоценить, добавив себе лишних проблем, отвратительно тонка.

И потому он надеялся, что просто поговорить всё-таки сработает.

Отредактировано Эйелис (2019-07-10 22:37:19)

+2

3

Цессарии понравился этот тихий неваррский городок, куда занесли их с Оливией странствия, но наученная горьким опытом она не спешила к нему привязываться, зная, что в любой момент чародейка может вернуться со своего задания и потребовать собираться снова в дорогу. Долго они на одном месте нигде не задерживались, и за последние несколько лет Цесси довелось немало попутешествовать со своей наставницей по материку. Хотя анализируя (от нечего больше делать) огромную карту на письменном столе вырисовывалась забавная картина – север и юг Тедаса они всегда старательно избегали. На севере был Тевинтер, туда и сама Цессария возвращаться не горела желанием, а вот юг... Загадочная надпись «Дикие земли Коркари» здорово будоражила детское воображение. Почему-то в её представлении веяло от названия чем-то неуловимо похожим на её родной дом. Непокорный, дикий Сегерон.
Впрочем девочке действительно уже несколько дней делать было откровенно нечего. Последнее задание, которое оставила ей Оливия, Цесси закончила и самоуверенно считала, что все знания из проклятых талмудов, которые нужно было прочесть к её возвращению, осели в памяти и выскочат по первому щелчку пальцев. С прошедшими в безделье днями эта уверенность постепенно таяла и блекла, но юной магессе всё-таки не терпелось прочесть что-то другое для разнообразия. Прежде чем она снова откроет набивший оскомину учебник по теориям стихийной магии, повторяя заученные ранее формулировки.
Ну в самом деле, у неё и без того прекрасно получается создавать красивые и яркие молнии. Можно ведь заняться чем-то поинтересней!..
И Цесси даже знала чем.     
«Пособие по практическим урокам величайшего из искусств – некромантии. Том III» - гласила золотистая надпись на чёрной обложке из виверновой кожи, потёртая от времени, но всё равно неизменно приковывающая взгляд.
Цессария несколько дней подряд ходила на неё любоваться в книжный магазин дядюшки Прейна, что располагался через две улицы от постоялого двора, в котором Оливия снимала им комнату. А ещё она точно помнила, что позавчера на полке, так удачно находящейся как раз на уровне глаз девочки, поколись все три тома. А не один как сейчас. 
Цесси бросила недовольный взгляд через плечо на Прейна, занятого каким-то посетителем, и выдохнула недовольство носом. В прошлый раз вредный старикан отказался продавать ей пособие по некромантии. Погладил потной ладонью по голове, как маленькую, и отправил в раздел детских сказок.
Цессария тогда полдня негодовала. А затем придумала план.
«Ну же... подыграйте мне кто-нибудь...» - девочка лениво поковыряла пальцем корешки книг, ненавязчиво кружа вокруг стеллажа с заветным манускриптом. Но посетители заходили и выходили, никто так и не интересовался уголком, который облюбовала маленькая колдунья.
А потом её внезапно позвали по имени. Мужским голосом. 
Цессария вздрогнула, едва не отпрыгнув подальше от незнакомца, но потом вспомнила, что это же было как раз именно то, о чём она мечтала. Грех было упускать такую возможность!
- А в-вы кто?.. – опасливо прижимаясь к стеллажу, проблеяла “пугливая сиротка”, ручками цепляясь за стоящие на полке книги.
Окликнувший её по имени оказался эльфом, да ещё очень симпатичным. На фоне этого внезапного открытия заметно померкло удивление, что кто-то неизвестный знал их с Оливией имена. Хотя уже спустя удар сердца такая осведомлённость показалась крайне подозрительной, и тип был тоже показался  подозрительным, раз такой симпатичный... Поэтому Цесси наконец очухалась, набрала в лёгкие воздуха и завопила высоким писклявым голосом, но с удивительной для такой тщедушной малявки громкостью:
- АААА!!! ПРИСТАЮТ, ПОМОГИТИ-ИИИ!!! – в конце срываясь на натуральный визг, чтоб у эльфа наверняка лопнули барабанные перепонки.
Закрепляя эффект, Цессария ещё поскидывала с полок книги резким движением (не забыв будто невзначай сгрести под мышку пособие по некромантии – для этого всё и затевалось же!) и в завершение своего выступления толкнула стеллаж на эльфа, со всех ног устремившись к выходу из магазинчика.
«Кунари не поймали, тевинтерцы не поймали, а старый Прейн и подавно не догонит», - ныряя в ближайший переулок, весело думала маленькая воровка.
Надо только теперь дождаться возвращения Оливии и убедить её поскорее покинуть этот городок. А то что-то это они засиделись тут, в самом деле.   

[nick]Цесси[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/BxHWQ.jpg[/icon][LZ]<br><b>Маленькая отступница</b> <br>12 лет, почемучка и непоседа[/LZ][status]try  everything[/status][sign]А у маленькой девчонки загребущие ручонки.[/sign]

+2

4

Эйелис только открыл рот, чтобы ответить, как ударная волна визга впихнула ему обратно в глотку все слова, толком не успевшие сорваться с языка. Эльф рефлекторно шатнулся назад, морщась от звона в ушах — и отскочил только дальше, когда на пол полетели книги, а за книгами — и хлипкий стеллаж, грохот которого в тихом книжном, впрочем, был ошеломительный. Удивленные возгласы, ругань, и где-то среди других полок заверещала какая-то женщина, оседая в обморок... Малявка ужом, с ловкостью уличной воровки шмыгнула к двери.

"Вот дерьмо!.."

Самому Эйелису путь вдогонку был заказан — он дёрнулся было с места, но и только. Проклятье! Вот и поговорили!
У него было считанных три или четыре удара сердца на то, чтобы сориентироваться и решить, что делать. Догонять мага — и вообще играть по правилам мага, — провальная затея, очевидно. У него был другой вариант — не тот, в котором эльфа, устроившего переполох и разрушившего до основания пол-магазина со страшными убытками, будет потом искать вся городская стража. Не на девочку же вину валить и не о всего-то одной опрокинутой в углу полке жаловаться, в самом-то деле.

— Госпожа! — только окликнул девчонку Эйелис, но оклик был оборван истерично зазвякавшим колокольчиком и хлопнувшей за нею дверью. Дверь, впрочем, тут же распахнулась обратно, и звон колокольчика был почище визга; еще и мужик какой-то с улицы, не сообразив помешать выскочившей из магазина девчонке, ворвался внутрь, вопрошая, что случилось. Ну да ему было, кому ответить — а эльф, неловко помявшись на месте, взялся поднимать опрокинутый стеллаж, охая и морща лоб с горестным видом.

— Что... что произошло?.. — бледный, как мел, словно сам на грани обморока, как та женщина, которую сейчас приводили в чувства сразу трое неравнодушных, включая ворвавшегося с улицы мужика, хозяин — или смотритель, кто он там? — магазинчика подошёл к маленькому бардаку так, будто тот был готов взорваться.

— Ох, мессир, вы извините великодушно, — запричитал Лис, торопливо поставив поднятую с пола книжку на полку и сцепляя пальцы рук, сгибая плечи и вообще держа голову и в половину не так высоко и прямо, как было, когда он вошёл. — Простите, я всё сейчас поправлю, мне очень жаль, госпожа не хотела... — эльф снова попытался взяться за расстановку книжек.

— Госпожа?.. — в недоумении уставился на него смотритель.

"Ну а что, не может быть, что ли?!.." - чуть не огрызнулся эльф. Чуть.
Эйелис заискивающе кивнул, позволяя своим рукам суетиться, и то берясь бестолково поправлять книги, то сжимая и разжимая пальцы, дёргая себя за рукава. Обычный служка, зашуганный городской эльф, и только. Ох и не без труда он душил подступающий гнев, усиленно морща брови в дурацкую мину обиды да пожевывая губы нервно — это позволяло ронять паузы между словами, придумывая на ходу.

— Она госпожи моей дочка. Цесси. Маленькая госпожа. Госпожа меня присмотреть прислала, сама в отъезде пока, да только не желает она под присмотр, вот, не нравится ей, — Эйелис шмыгнул носом, поднимая ещё парочку книжек и засовывая их на полки. — Сбегает от меня, кричит, знать не хочет. Разбойником обзывает. Уж не знаю, что нашло на неё, обиделась на меня, видно. Я всё уберу, пожалуйста, она не со зла... Дети, ну они же такие, — эльф беспомощно улыбнулся, исподлобья поглядывая на растерянного смотрителя, выудил из-под соседнего стеллажа отлетевшую туда книгу и аккуратно пристроил на полку, кончиками пальцев поправив обложку так, словно она была сделана из хрупкого сахара.

Смотритель, посмотрев на это несколько секунд, всплеснул руками, забывая о ступоре и степени шокированности произошедшим.

— Да что ж ты делаешь! Как ты ставишь! Законы невероятностей сюда, на нижнюю полку! Материализации — сразу за ними! Ох! А ну не трожь! Не трожь, и долой с глаз моих! Помощник выискался!.. — взмахнув на попятившегося эльфа рукавами, он принялся переставлять книги в одному ему понятном порядке.

— Простите, мессир. Простите великодушно, — кланяясь, Эйелис, не выпрямляясь до конца, так и вжимая голову в плечи, поспешил развернуться и выйти наружу, буквально выскользнув сквозь едва приоткрытую дверь на свежий воздух. Бездна! Едва отойдя на несколько шагов, эльф в злости плюнул себе под ноги. Будет уезжать отсюда — подожжёт этот магазинчик с их книгами ко всем вшивым псам!..

Но сначала надо разыскать девчонку. Куда она, обратно на постоялый двор рванула? Селиться там и светиться заранее, а уж пуще того, пытаться правдами и неправдами пробиться в комнату, вполне возможно, защищенную магией, Эйелису не хотелось совершенно. Нет, у него была пара флаконов с дымовой взвесью "погибели магов", по заверениям Лэутусов, действующих хоть и не на все сто, но достаточно, чтобы оборвать парочку заклинаний и дать разбойнику десяток секунд форы — это больше, чем достаточно. Даже барьеры, говорят, берёт, если их не рыцарь-чародей ставит. Но сработают ли они против той защиты, которую наверняка оставила там вместе с "дочкой" тевинтерская магичка?..
Впрочем, как знать, может, лезть ещё и не придётся. Глубоко вдохнув-выдохнув, чтобы унять пожар злобы и желания кого-нибудь придушить до скрипа сжимающимися в кулаки пальцами, Эйелис с силой потряс головой и торопливым шагом служки двинулся к постоялому двору. Первым делом — проверить обстановку. А потом уже решать, что, куда, к чему, и где лучше выпить эля, там или в таверне при его ночлежке в полуквартале отсюда...

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Проблемы лояльности [начало Волноцвета 9:45 ВД]