НОВОСТИ

06.10. 22 месяца игры: цитаты и мобильная версия

25.08. важно помнить: будущим неканонам сюда!

Рейтинг: 18+



Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Проблемы лояльности [начало Волноцвета 9:45 ВД]


Проблемы лояльности [начало Волноцвета 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/vD4QR.jpg

Проблемы лояльности [начало Волноцвета, 9:45 ВД]

Время суток и погода: время изменяется по ходу сюжета, погода — типичный средиземноморский конец весны, температура от +10 ночью до +20 днём, дует свежий ветер, небо чистое, сухо.
Место: провинциальная Неварра
Участники: Эйелис, Цесси, Оливия Никс
Аннотация:
Больше полугода минуло с той злополучной поездки в горы в компании коварной чародейки Никс, куда, не слушая шипения друга, отправился Солраад Адаар — и откуда не вернулся, затерявшись со всеми следами в водах Недремлющего моря. Не дождавшись друга к зиме, Эйелис, горящий желанием вытрясти из проклятой зазнобы васгота всю правду, отправился на поиски. И вот, всеми правдами и неправдами его рысканье и вынюхивание наконец-то увенчались успехом. Не без помощи одной вольной организации под названием "Лэутус" узнав, где найти чародейку, некогда запятнавшую себя причастностью к делу венатори, эльф находит в провинциальном неварсском городке нынешнее место жительства неуловимой контрабандистки. Самой Оливии на месте, увы, не оказывается — а вот её дочь-подросток... В очередной раз (с повторениями) нелестно отозвавшись об умении васгота выбирать себе баб, Эйелис остаётся в городе, намереваясь добраться до Оливии через Цессарию и веря в то, что чародейка непременно вернётся за ней. Он еще не в курсе, что его желание крепко поговорить по душам с Никс для куда более радикальных Лэутус — плюнуть и подтереться, и что он, слив им всю найденную за полгода информацию о женщине, не то чтобы много на этом выиграл...

Мельница — Горец

Отредактировано Эйелис (2019-07-10 22:26:28)

+2

2

Это был приличный район вполне приличного городка — выросшего за пару десятков лет на вполне приличном расстоянии от заезженных торговых трактов среди вполне приличных пейзажей, которые полюбились приличным людям. Аллонс, одно из любимых и время от времени особенно входящих в моду мест отдыха неваррской средней аристократии, был полон начисто выметенной и протёртой от пыли благопорядочности, умеренности и аккуратности, делавшей его изумительно скучным и правильным. Чистенький, еще не успевший износиться за века дождей и ветров, пусть и подёрнутый легким запустением после стылой зимы и сырости весеннего распутья — до зубовного скрипа хороший городок. Эйелису здесь было неуютно, словно каждое окно на белёных стенах смотрело на него с брезгливой укоризной. Вообще смотрело на него, что само по себе уже нервирует. Спешащие по своим делам эльфы-слуги, смеющиеся горожанки, пара спокойных и добродушных на лица стражников в гербовых туниках, что прогуливаются по улице у рыночной площади... Даже под ноги в сердцах не плюнешь, неудобно станет. Искать здесь живущую совсем другими делами мистическую чародейку, дважды сматывавшую удочки у него прямо из-под носа, Эйелис прежде и не подумал бы — и, очевидно, ошибся.

Хотя ладно, не совсем ошибся: сама Оливия здесь и вправду почти не показывалась, не светилась и не оставляла следов в местном довольно прозрачном и внимательном обществе. Но именно этому обществу — благоразумно, и в благоразумии этом в кои-то веки предсказуемо, — она доверила то, чем, очевидно, дорожила — свою дочь. Светленькую, веснушчатую и похожую на свою "мать" примерно настолько же, насколько луна похожа на сухую сливу, но — не первый год виденную с чародейкой и тут, и там, а значит, совсем не случайно так названную, насколько бы родственными на самом деле не были их связи. Дочь. Сол, ты знал? Или на это, как на всё что угодно другое в отношении своего чудесного видения тоже клал с... сапоги на стол? Проклятые упёртые васготы и говённое их "вижу цель, не вижу препятствий"! Ребенок, связи с контрабандистами, мутные свидетельства о работе на венатори, еще и сама по себе тевинтерка проклятущая, из нации, коварством своим всему Тедасу известной — бесподобный набор не просто звенящих колокольчиков, а грёбаных набатов не связываться! Но нет же, у рогатых уши слишком высоко, чтобы голос разума слушать, поскольку разум не иначе как в заднице, и тот с орех размером! Эйелис в который раз скрипел зубами в бессильном негодовании, перебирая в уме все факты, что ему удалось вызнать-вытянуть из разных источников касаемо госпожи Никс, составляя цельную картинку. Он же предупреждал, демоны его разорви, пре-ду-пре-ждал! И чем всё закончилось? Вот этим и закончилось! Пропал, как не было, и всё из-за этой бл... бабы! Ну точно пора садиться за написание книги с названием "Грёбаная херня, насчёт которой я был прав"!..

По странному взгляду встречной женщинки в белёном переднике осознав, что дал своему норову слишком уж много воли, Эйелис, которого от волнами подымающейся злости едва что не трясло, с усилием согнал с лица гневный оскал и с хмурым видом ускорил шаг, сгибая спину. Одетый, как служка, в простенькую рубаху и жилетку да потёртую куртку явно с чужого плеча, он почти не отличался от других, забрав волосы в скромную косу и упрятав ту за воротник. А что хороший служка обычно на лицо как-то попроще, взглядом поскромнее, не хмурится, как встопорщенный дикобраз, и не звенит в манере движений напряжением взведённой арбалетной пружины, словно вот-вот кинется и вопьётся с чавканьем до самой кости, так то уже вкусовщина. Может, он лошадей умеет чистить так, что потом аж блестят. Мало ли. Эйелис не мог сделать себя проще, чем делал уже — разве что если мордой о стол васготской лапищей приложить, да и то не факт, что поможет.

Но в целом, эльфу влиться в жизнь городка было легче. Никто к ним, остроухим, особенно не присматривается и учёта не ведёт, сегодня одни, завтра другие, все на одно лицо за далеко торчащими ушами, расходный материал, не понравилось - выгнал, а убил - никто и не поморщился, новые народятся. Сколько их таких, присланных готовить дома хозяев к приезду, нанятых служить, нагруженных сто и одним делом. Он тоже делал вид, что занят, что бегает по поручениям, а не просто так, и пока это работало. Несколько дней форы, прежде чем первые шероховатости привлекут лишнее внимание, так что в них кровь из носу надо было уложиться. Он ходил, следил, прикидывал, изучал - зная от своих информаторов, что девчонка Оливии, вполне вероятно, тоже маг, и ухо с ней надо держать востро. Но Лис и не собирался провоцировать и прибегать к какой-либо грубой силе. Не сразу.

Сначала он хотел просто поговорить. Всё-таки эта женщина была Солу небезразлична до одурения, и на жертву мага крови в этом своём увлечении он вроде как не походил, сколько бы Эйелис не подозревал его зазнобу в таких тёмных методах. Как бы не хотел он видеть такое простое объяснение, детали головоломки не сходились, оставались стыки, толкающие под локоть пониманием, что удобная трактовка не равна правильной. Твою ж драконью прабабушку, по чём там так с ума сходить? Не последняя симпатичная баба на свете! Но ведь сходил же. Нет, сходит. Всё ещё где-то там сходит, нельзя так... в прошедшем времени. Идиот. Дуболом рогатый.

В этой всей ситуации Эйелис порой ощущал себя мотыльком, бьющимся о стекло фонаря. И понимал, что раз орать в ухо не работает, придётся идти другими путями. Всё это уже полгода как зашло слишком далеко, чтобы проблему можно было взять нахрапом.

Он ждал, высматривал, выбирал, примерялся - мало что понимая в детях, но примерно догадываясь, что с незнакомцем на улице та разговаривать, скорее всего, откажется, а для второй попытки может не оказаться времени. На счастье, девочка не была совсем уж затворницей. И подходящий случай на четвертые сутки всё-таки представился.

В приличном районе и торговые лавки были приличные. У книжника на двери с витражными вставками даже колокольчик висел, веселым перезвоном проводив сначала Цессарию, а затем — и вошедшего следом Эйелиса. Да уж, местечко это было явно для людей культурных, образованных и при деньгах. Не слишком-то озираясь, словно не в первый раз здесь, Лис отошёл к каким-то полкам, по вытащенной из кармана бумажке с какими-то каракулями принявшись сверяться с надписями на корешках, краем глаза следя за девчонкой. Пожилой мужчина в рясе, в котором можно было опознать если не хозяина, то смотрителя этой лавки, беседовал с каким-то другим важным посетителем, одутловатым и напомаженным, с каким-то гнусавым говорком, нарушающим тишину, — и обращать внимание ни на ребенка, ни на эльфа не спешил. Тем лучше.

Пользуясь тем, что девочка задержалась у невысокой стойки, где были выложены книги в искусно оформленных обложках, Эйелис улучил момент подойти поближе.

— Цессария? — осторожно окликнул он, без особого старания пытаясь изобразить улыбку и понижая голос так, чтобы беседующие в стороне его не слышали. — Ты ведь Цессария, да? Можно с тобой поговорить? Это о твоей маме, Оливии, — эльф остановился, оставив несколько шагов вежливого расстояния между собой и целью. Ребенок, беззащитная и хрупкая. С магией или нет, но подкрасться со спины, закрыть лицо надушенной одной особой дрянью тряпкой и утащить - проще простого. Или походя незаметно ткнуть иголочкой, хитро смазанной паралитическим ядом. Не может быть, чтобы Никс не понимала этого. Или надеялась, что об их связи никто не узнает, и не найдётся тех, кто решит зайти ей в тыл через такое соблазнительное слабое место? Ну, дурой чародейка точно не казалась. Многим она казалась, но дурой - точно нет. Впрочем, грань между недо- и переоценить, добавив себе лишних проблем, отвратительно тонка.

И потому он надеялся, что просто поговорить всё-таки сработает.

Отредактировано Эйелис (2019-07-10 22:37:19)

+2

3

Цессарии понравился этот тихий неваррский городок, куда занесли их с Оливией странствия, но наученная горьким опытом она не спешила к нему привязываться, зная, что в любой момент чародейка может вернуться со своего задания и потребовать собираться снова в дорогу. Долго они на одном месте нигде не задерживались, и за последние несколько лет Цесси довелось немало попутешествовать со своей наставницей по материку. Хотя анализируя (от нечего больше делать) огромную карту на письменном столе вырисовывалась забавная картина – север и юг Тедаса они всегда старательно избегали. На севере был Тевинтер, туда и сама Цессария возвращаться не горела желанием, а вот юг... Загадочная надпись «Дикие земли Коркари» здорово будоражила детское воображение. Почему-то в её представлении веяло от названия чем-то неуловимо похожим на её родной дом. Непокорный, дикий Сегерон.
Впрочем девочке действительно уже несколько дней делать было откровенно нечего. Последнее задание, которое оставила ей Оливия, Цесси закончила и самоуверенно считала, что все знания из проклятых талмудов, которые нужно было прочесть к её возвращению, осели в памяти и выскочат по первому щелчку пальцев. С прошедшими в безделье днями эта уверенность постепенно таяла и блекла, но юной магессе всё-таки не терпелось прочесть что-то другое для разнообразия. Прежде чем она снова откроет набивший оскомину учебник по теориям стихийной магии, повторяя заученные ранее формулировки.
Ну в самом деле, у неё и без того прекрасно получается создавать красивые и яркие молнии. Можно ведь заняться чем-то поинтересней!..
И Цесси даже знала чем.     
«Пособие по практическим урокам величайшего из искусств – некромантии. Том III» - гласила золотистая надпись на чёрной обложке из виверновой кожи, потёртая от времени, но всё равно неизменно приковывающая взгляд.
Цессария несколько дней подряд ходила на неё любоваться в книжный магазин дядюшки Прейна, что располагался через две улицы от постоялого двора, в котором Оливия снимала им комнату. А ещё она точно помнила, что позавчера на полке, так удачно находящейся как раз на уровне глаз девочки, поколись все три тома. А не один как сейчас. 
Цесси бросила недовольный взгляд через плечо на Прейна, занятого каким-то посетителем, и выдохнула недовольство носом. В прошлый раз вредный старикан отказался продавать ей пособие по некромантии. Погладил потной ладонью по голове, как маленькую, и отправил в раздел детских сказок.
Цессария тогда полдня негодовала. А затем придумала план.
«Ну же... подыграйте мне кто-нибудь...» - девочка лениво поковыряла пальцем корешки книг, ненавязчиво кружа вокруг стеллажа с заветным манускриптом. Но посетители заходили и выходили, никто так и не интересовался уголком, который облюбовала маленькая колдунья.
А потом её внезапно позвали по имени. Мужским голосом. 
Цессария вздрогнула, едва не отпрыгнув подальше от незнакомца, но потом вспомнила, что это же было как раз именно то, о чём она мечтала. Грех было упускать такую возможность!
- А в-вы кто?.. – опасливо прижимаясь к стеллажу, проблеяла “пугливая сиротка”, ручками цепляясь за стоящие на полке книги.
Окликнувший её по имени оказался эльфом, да ещё очень симпатичным. На фоне этого внезапного открытия заметно померкло удивление, что кто-то неизвестный знал их с Оливией имена. Хотя уже спустя удар сердца такая осведомлённость показалась крайне подозрительной, и тип был тоже показался  подозрительным, раз такой симпатичный... Поэтому Цесси наконец очухалась, набрала в лёгкие воздуха и завопила высоким писклявым голосом, но с удивительной для такой тщедушной малявки громкостью:
- АААА!!! ПРИСТАЮТ, ПОМОГИТИ-ИИИ!!! – в конце срываясь на натуральный визг, чтоб у эльфа наверняка лопнули барабанные перепонки.
Закрепляя эффект, Цессария ещё поскидывала с полок книги резким движением (не забыв будто невзначай сгрести под мышку пособие по некромантии – для этого всё и затевалось же!) и в завершение своего выступления толкнула стеллаж на эльфа, со всех ног устремившись к выходу из магазинчика.
«Кунари не поймали, тевинтерцы не поймали, а старый Прейн и подавно не догонит», - ныряя в ближайший переулок, весело думала маленькая воровка.
Надо только теперь дождаться возвращения Оливии и убедить её поскорее покинуть этот городок. А то что-то это они засиделись тут, в самом деле.   

[nick]Цесси[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/BxHWQ.jpg[/icon][LZ]<br><b>Маленькая отступница</b> <br>12 лет, почемучка и непоседа[/LZ][status]try  everything[/status][sign]А у маленькой девчонки загребущие ручонки.[/sign]

+2

4

Эйелис только открыл рот, чтобы ответить, как ударная волна визга впихнула ему обратно в глотку все слова, толком не успевшие сорваться с языка. Эльф рефлекторно шатнулся назад, морщась от звона в ушах — и отскочил только дальше, когда на пол полетели книги, а за книгами — и хлипкий стеллаж, грохот которого в тихом книжном, впрочем, был ошеломительный. Удивленные возгласы, ругань, и где-то среди других полок заверещала какая-то женщина, оседая в обморок... Малявка ужом, с ловкостью уличной воровки шмыгнула к двери.

"Вот дерьмо!.."

Самому Эйелису путь вдогонку был заказан — он дёрнулся было с места, но и только. Проклятье! Вот и поговорили!
У него было считанных три или четыре удара сердца на то, чтобы сориентироваться и решить, что делать. Догонять мага — и вообще играть по правилам мага, — провальная затея, очевидно. У него был другой вариант — не тот, в котором эльфа, устроившего переполох и разрушившего до основания пол-магазина со страшными убытками, будет потом искать вся городская стража. Не на девочку же вину валить и не о всего-то одной опрокинутой в углу полке жаловаться, в самом-то деле.

— Госпожа! — только окликнул девчонку Эйелис, но оклик был оборван истерично зазвякавшим колокольчиком и хлопнувшей за нею дверью. Дверь, впрочем, тут же распахнулась обратно, и звон колокольчика был почище визга; еще и мужик какой-то с улицы, не сообразив помешать выскочившей из магазина девчонке, ворвался внутрь, вопрошая, что случилось. Ну да ему было, кому ответить — а эльф, неловко помявшись на месте, взялся поднимать опрокинутый стеллаж, охая и морща лоб с горестным видом.

— Что... что произошло?.. — бледный, как мел, словно сам на грани обморока, как та женщина, которую сейчас приводили в чувства сразу трое неравнодушных, включая ворвавшегося с улицы мужика, хозяин — или смотритель, кто он там? — магазинчика подошёл к маленькому бардаку так, будто тот был готов взорваться.

— Ох, мессир, вы извините великодушно, — запричитал Лис, торопливо поставив поднятую с пола книжку на полку и сцепляя пальцы рук, сгибая плечи и вообще держа голову и в половину не так высоко и прямо, как было, когда он вошёл. — Простите, я всё сейчас поправлю, мне очень жаль, госпожа не хотела... — эльф снова попытался взяться за расстановку книжек.

— Госпожа?.. — в недоумении уставился на него смотритель.

"Ну а что, не может быть, что ли?!.." - чуть не огрызнулся эльф. Чуть.
Эйелис заискивающе кивнул, позволяя своим рукам суетиться, и то берясь бестолково поправлять книги, то сжимая и разжимая пальцы, дёргая себя за рукава. Обычный служка, зашуганный городской эльф, и только. Ох и не без труда он душил подступающий гнев, усиленно морща брови в дурацкую мину обиды да пожевывая губы нервно — это позволяло ронять паузы между словами, придумывая на ходу.

— Она госпожи моей дочка. Цесси. Маленькая госпожа. Госпожа меня присмотреть прислала, сама в отъезде пока, да только не желает она под присмотр, вот, не нравится ей, — Эйелис шмыгнул носом, поднимая ещё парочку книжек и засовывая их на полки. — Сбегает от меня, кричит, знать не хочет. Разбойником обзывает. Уж не знаю, что нашло на неё, обиделась на меня, видно. Я всё уберу, пожалуйста, она не со зла... Дети, ну они же такие, — эльф беспомощно улыбнулся, исподлобья поглядывая на растерянного смотрителя, выудил из-под соседнего стеллажа отлетевшую туда книгу и аккуратно пристроил на полку, кончиками пальцев поправив обложку так, словно она была сделана из хрупкого сахара.

Смотритель, посмотрев на это несколько секунд, всплеснул руками, забывая о ступоре и степени шокированности произошедшим.

— Да что ж ты делаешь! Как ты ставишь! Законы невероятностей сюда, на нижнюю полку! Материализации — сразу за ними! Ох! А ну не трожь! Не трожь, и долой с глаз моих! Помощник выискался!.. — взмахнув на попятившегося эльфа рукавами, он принялся переставлять книги в одному ему понятном порядке.

— Простите, мессир. Простите великодушно, — кланяясь, Эйелис, не выпрямляясь до конца, так и вжимая голову в плечи, поспешил развернуться и выйти наружу, буквально выскользнув сквозь едва приоткрытую дверь на свежий воздух. Бездна! Едва отойдя на несколько шагов, эльф в злости плюнул себе под ноги. Будет уезжать отсюда — подожжёт этот магазинчик с их книгами ко всем вшивым псам!..

Но сначала надо разыскать девчонку. Куда она, обратно на постоялый двор рванула? Селиться там и светиться заранее, а уж пуще того, пытаться правдами и неправдами пробиться в комнату, вполне возможно, защищенную магией, Эйелису не хотелось совершенно. Нет, у него была пара флаконов с дымовой взвесью "погибели магов", по заверениям Лэутусов, действующих хоть и не на все сто, но достаточно, чтобы оборвать парочку заклинаний и дать разбойнику десяток секунд форы — это больше, чем достаточно. Даже барьеры, говорят, берёт, если их не рыцарь-чародей ставит. Но сработают ли они против той защиты, которую наверняка оставила там вместе с "дочкой" тевинтерская магичка?..
Впрочем, как знать, может, лезть ещё и не придётся. Глубоко вдохнув-выдохнув, чтобы унять пожар злобы и желания кого-нибудь придушить до скрипа сжимающимися в кулаки пальцами, Эйелис с силой потряс головой и торопливым шагом служки двинулся к постоялому двору. Первым делом — проверить обстановку. А потом уже решать, что, куда, к чему, и где лучше выпить эля, там или в таверне при его ночлежке в полуквартале отсюда...

+2

5

Окрылённая удачно провёрнутой кражей, Цессария бодро отчесала целых два квартала, несмотря на свою довольно увесистую добычу, и перешла на шаг только когда, поплутав по переулкам, убедилась, что никто за ней вдогонку не увязался из услужливых добровольцев или случайно оказавшихся поблизости стражников. Редкие прохожие равнодушно следовали мимо по своим делам, изредка мимо проносился очередной посыльный с письмом, и девочка наконец расслабилась, больше не оглядываясь назад и не петляя по улицам перепуганным зайцем.
Можно было возвращаться в родную берлогу и наконец хорошенько изучить свой трофей.
«А всё-таки ловко я всё провернула», - радовалась про себя Цесси, едва ли не пританцовывая на ходу. – «Ещё не растеряла полезные навыки».       
По дороге домой очень хотелось умыкнуть у шагающего впереди толстого гражданина его не менее увесистый кошель, болтающийся на поясе, но девочка себя вовремя отдёрнула. Сейчас не подходящий момент для очередного триумфа, да и не за чем ей снова испытывать удачу, та дама капризная, может и обидеться.
Свернув на один дом раньше от постоялого дома, где они с Оливией остановились, Цессария вернулась в комнату тем же способом, которым оттуда ускользнула – от забора вверх по крышам, по крышам и в открытое окошко. Так трактирщик Розз до сих пор был уверен, что светловолосая девочка все ещё у себя и к обеду не спускалась.
Пристроив толстый фолиант на не заправленной кровати (а кто ей попеняет, наставницы ведь нет рядом), Цесси скинула рядом курточку, оставшись только в лёгкой рубахе, подпоясанной толстым кожаным ремнём. Когда тут, перекрывая внутреннее предвкушение, раздалось громкое урчание живота, намекая, что одного яблока на завтрак ему уже явно недостаточно.
Цессария в задумчивости подёргала себя за длинную чёлку, пожевала губу, но вынуждена была признать, что игнорировать зов желудка слишком долго не получится. Она давно уже привыкла к сытой жизни, оставив позади все ужасы голодного детства, прожитого на вечно оккупированном неприятелями острове. С тех времён осталась только бледная тень привычки - держать под рукой что-нибудь, чтобы погрызть, кусочек вяленой конины или сухарик, однако постоянные мысли о том, что нужно-нужно найти еду, остались  далеко в прошлом.
«Наберу сразу много и не буду выходить несколько дней», - решила девочка, вытаскивая из кармана ключ и покидая комнату, которую она старательно за собой заперла.
- Мне обед и ужин и завтрак, пожалуйста, - сообщила она трактирщику, сверкнув милой улыбкой, Вдруг чего лишнего к заказу добавит по доброте душевной. – Я тут подожду.
В помещении было малолюдно, только два столика были заняты, один - престарелой соседкой снизу, другой - крепким мужичком и его учеником. Сидя у стойки, Цессария как обычно от скуки пыталась угадать, каким ремеслом промышляет парочка, что-то активно обсуждающая, склонившись над какими-то бумагами. Увы, подслушать их ей всё никак не удавалось. А потом в трактир зашёл уже знакомый эльф, и у неё появился объект для изучения гораздо интересней.
Правда сначала Цессария торопливо соскользнула со стула и спряталась за стойку.
- Ты чего?.. – недоумённо спросила Мийла, местная подавальщица, но юная волшебница возмущённо на неё зашикала.
- Прячусь, чего ж ещё... Пойди, спроси у того посетителя, что ему нужно.
Девушка хотела возмутиться, но сперва глянув в сторону, куда её послали, передумала и уже лёгкой походкой, покачивая бедрами, устремилась к столику, за которым устроился темноволосый эльф.
- Воображала, - фыркнула себе под нос Цесси, не совсем понимая, что за странное чувство у неё поселилось в грудине, с тех самых пор, как она во второй раз увидела этого парня.   
Он ведь просто хотел поговорить, не так ли?.. Что в этом плохого.
- Ну как? Что он хотел? – спросила она у вернувшейся Мийлы и мысленно злорадно улыбнулась – на лице девушки отчётливо виднелась печать разочарования.       
- Просто выпить, - отмахнулась подавальщица, подсовывая деревянную кружку под носик бочки с элем. 
Дождавшись, когда девушка отнесёт заказ незнакомцу, Цессария выскользнула из своего укрытия и направилась в сторону эльфа, пристроившись правда за соседним столиком, но ровнехонько напротив, чтобы хорошо его видеть. Таким образом между ними оказалось две столешницы и две скамьи, и этого было достаточно, чтоб девочка чувствовала себя в безопасности.
- Надеюсь, тебе не слишком досталось от Прейна, - спустя паузу, обратилась она к эльфу, чуть повысив голос, чтоб не получился скромный писк, которым она чуть ранее разговаривала с трактирщиком. Но тот стоял рядом, поэтому услышал.
Однако в тот самый миг, едва открыв рот, она поняла, что её беспокоило всё это время.
Будь на месте незнакомца человек или гном, Цессарию бы совершенно не заботили последствия своей выходки. Ну поорали они бы там с продавцом друг на дружку. Не страшно, переживут это как-нибудь взрослые дядьки. Однако к эльфам отношение было другим, полным предубеждений, и остроухим приходилось сполна расплачиваться за то, что легко прощалось другим расам.
Этой несправедливости Цессария вдоволь навидалась в Тевинтере.

[nick]Цесси[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/BxHWQ.jpg[/icon][LZ]<br><b>Маленькая отступница</b> <br>12 лет, почемучка и непоседа[/LZ][status]try  everything[/status][sign]А у маленькой девчонки загребущие ручонки.[/sign]

+1

6

Недолгая прогулка быстрым шагом выветрила из головы остатки злым зудом гуляющего по загривку негодования, и Эйелис придержал ногу, выдыхая в размышлениях. Скрываться больше смысла не имело — девочка теперь знает, зачем он здесь, знает, что он пришёл за ней, и среди других эльфов ему больше не раствориться. Оставалось только идти ва-банк, напрямую — и не спешить применять силу. Не спешить. Несмотря на желание сгрести трижды проклятую магичку за воротник, поднять и хорошенько потрясти, допрашивая о судьбе Солраада — в своём воображении Лис, конечно, был способен на это, — эльф прекрасно понимал, что начинать заход за информацией с угрозы, не важно, в адрес ли самой Оливии или её "дочки", — не вариант. То есть, может, и вариант, но последний, на который он пойдёт в здравом уме. И ради себя, и ради Сола.

Сделав небольшой крюк, чтобы выйти к постоялому двору с другой стороны, что не просматривалась из окон комнат, Эйелис, сам толком не зная, что хочет увидеть, недолго понаблюдал за зданием, в которое никто не входил и не выходил — не то место, не то время для густого потока постояльцев, — и, не то сдаваясь, не то наоборот, набираясь духа, со вздохом направился к двери.

От входа эльф зорко окинул взглядом помещение, на два удара сердца замерев на пороге — уголок глаза дёрнуло движение у стойки, слишком быстрое, чтобы быть нормальным для темпа трактира. Сведя брови с секундным подозрением — подозрением, маячившим между надеждой и недоверием, — Эйелис мысленно пнул сам себя и зашёл внутрь, устраиваясь за одним из столиков недалеко от входа... и ко входу спиной. Не так, как садятся те, кто осторожничает или ждёт кого-то. Впрочем, что ему осторожничать-то, обалдую остроухому? Удобно притвориться таким, когда твой интерес всё равно лежит внутри таверны... а лестницу к комнатам и стойку отсюда как раз прекрасно видно. Ему же не показалось? Нет, не могло. Проклятье, теперь так и хочется сверлить взглядом стойку, забывая об остальном окружении. Нет, он должен оставаться бдительным ко всему, что бы там от него не пряталось.

Едва удостоив подавальщицу косым взглядом, эльф, тяжело опирающийся локтями на столешницу, вжимающий голову в плечи и глядящий исподлобья — служка, отлынивающий от работы за недозволенной, но желанной кружкой эля, как он есть, — негромко буркнул, что желает эля, и под пальцами мелькнула монета, убеждающая, что он не только желает, но и в состоянии оплатить заказ.

Не поперхнуться пеной первого глотка, поверх принесённой кружки заметив выскользнувшую из-за стойки девчонку — ха! точно! — было отдельным испытанием, с которым Лис, впрочем, справился, медленно втянув в себя эль и следя за тем, как маленькая поганка устраивается за стоящим впереди столиком. Любопытство сгубило кошку, э? Только теперь и самому Эйелису было любопытно, что толкнуло её всё-таки вылезти из-за стойки.

Он и правда понятия не имел, чего можно ждать от детей.

Малявка разглядывала его, благоразумно оставаясь на расстоянии, и Лис не спешил начинать разговор первым, давая ей время освоиться и самой сказать, зачем подошла — только пену с губ облизнул, в том же молчании смотря на девочку и не убирая руки с кружки. Тон её слов моментально натолкнул эльфа на идею, и он не помедлил последовать этому наитию, понуро вздыхая и опуская взгляд в доски стола.

— Он накричал на меня, — грустно признался Эйелис. — Сказал, что это я виноват, и заставил поднять каждую книжку, по местам расставить... Наверное, виноват, в самом деле, — эльф снова вздохнул с горечью и в муках совести потёр ладонью шею под косой. — Что напугал тебя. Я... не хотел, правда... — промямлил он, бросив короткий взгляд на Цесси и снова опустив глаза.
Что, впрочем, не мешало ему видеть её периферией зрения, пряча ухмылку в глубине.

Отредактировано Эйелис (2019-08-18 13:49:53)

+1

7

- Ну и дурак тогда, этот Прейн, - отозвалась Цесси, хмуря брови.
Всё сложилось именно так, как она подозревала, что случится. Человек по старой и уродливой привычке отыгрался на бедном эльфе. Самому видимо пузо мешало нагибаться за книжками, вот он и нашёл крайнего, невыгодно отличившегося длинной ушей и не знатным происхождением. Про почтенный возраст владельца магазинчика Цессария в этот момент как-то благополучно позабыла, внутренне булькая от недовольства.
Всё-таки нужно было ей другой удобный случай дождаться. Дотерпеть, когда бы к книжному стеллажу подошёл какой-то напыщенный аристократ или избалованная хорошей жизнью дамочка. А не подставлять ни в чём не виноватого симпатичного эльфа.
Цесси поймала себя на том, что слишком уж долго его разглядывает. И поспешила отвести взгляд, наконец-то заметив, что подавальщица бросает в их сторону любопытные, а в случае эльфа кокетливые  взгляды.
«И ничего тебе не обломится», - ехидничала про себя девочка, проследив, как грациозной походкой Мийла отправилась полировать и без того чистые пустые столы, будто бы невзначай оказавшись поближе к месту, которое занял остроухий посетитель.   
Впрочем Цесси как раз это было только на руку, она ничего не скрывала (кроме украденного томика по некромантии, но кто об этом спросит), а лишние глаза и уши служили дополнительной защитой от всяких неприятных неожиданностей. Хотя в таком ключе о черноглазом эльфе думалось с трудом. Ей постоянно что-то мешало воспринимать его как потенциальную угрозу. Оливии бы не понравилась такая беспечность своей подопечной.
- А что же ты тогда хотел? – Цесси, как могла, пыталась придать себе вид равнодушный и не заинтересованный, но в голосе всё равно проскользнули неподвластные ей любопытные нотки.
Однако прежде чем эльф успел ответить, его загородила крепкая фигура трактирщика Розза, поставившего на стол крепкий деревянный поднос с несколькими мисками и корзиночкой со свежим, ещё не успевшим остыть хлебом. 
- Мать разве не учит тебя не разговаривать с незнакомцами? – неодобрительно прогудел трактирщик. Хотя обернувшись через плечо и увидев, что её собеседник остроухий, едва заметно расслабился.
«Как будто тебя я хорошо знаю», - чуть не огрызнулась Цесси, хотя потом вспомнила, что у трактирщика был свой собственный резон следить за мелкой пигалицей. Какой именно – оставалось загадкой, потому как Оливия договаривалась с ним наедине, оставив подопечную торчать за дверью.
- Это знакомец, - вместо этого вдруг выдала Цессария, неожиданно даже для себя самой. – Посыльный.
- Ага. А сидишь ты так далеко от него потому что...?
- Он только от лекаря... Вдруг заразный?! 
Хорошо, что в этот момент она не видела лица бедного эльфа, на которого за этот день столько свалилось. И наорали, и оболгали и ещё вот заразным сделали. Во всяком случае Мийла этому поверила, ойкнула и торопливо упорхнула обратно за стойку под неодобрительным взглядом Розза.
Цессария же поспешила сменить тему, поковыряв ложкой содержимое одной из мисок.
- А почему каша холодная?
- Так это завтрашний завтрак. Сама просила наперёд выдать. Всё равно же остынет.
- Ну да, - поморщилась девочка, отламывая ломоть хлеба, как самое аппетитное, что покоилось на подносе. Хоть хлеб тут подавали действительно вкусный.
- Морковку из рагу не вылавливай, - Розз перебросил полотенце с фартука на плечо, зыркнул ещё раз на “тщедушного эльфа” и утопал на кухню.
«Хороший дядька», - про себя подумала Цессария и на мгновение даже пожалела, что вскоре забудет об этом месте, когда они с Оливией снова сорвутся в дорогу.
Куда именно они направятся – почти каждый раз было для неё неожиданностью. Оливию вели новые или старые контракты, иногда наводки на интересные артефакты. По крайней мере, это то, что ей рассказывала чародейка.
Хотя Цессария провела с наставницей немало времени, чтобы успеть понять – иногда Оливия что-то недоговаривала. Например, причину, почему изредка после очередного бокала вина на её красивое лицо набегала тень. Тень прошлого – как догадалась потом девочка. Такие тени у каждого есть. И вот даже у остроухого незнакомца напротив.
Цессария снова взглянула на темноволосого эльфа, заметив на его щеке старый шрам, ничуть, впрочем, его не портящий.
- Давай тогда начнём сначала, - юная волшебница поёрзала на стуле и постаралась изобразить деловой тон. - Кто ты и откуда ты знаешь Оливию?

[nick]Цесси[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/BxHWQ.jpg[/icon][LZ]<br><b>Маленькая отступница</b> <br>12 лет, почемучка и непоседа[/LZ][status]try  everything[/status][sign]А у маленькой девчонки загребущие ручонки.[/sign]

+1

8

Эйелис старательно изображал из себя грустного ослика с картинки в детской книжке — такого, чтоб и уши поникли, и морда тяжелая клином книзу, для чего он и опускал голову, изучая царапины и сколы на деревянном краю кружки, в которой медленно оседала пена над элем. От жалобной этой понурности — и себя в ней, агх! — хотелось взвыть и начать отплевываться, отряхиваясь, как от грязи, но эльф мог только мысленно стонать и проклинать последними словами тот, как его, поганца, ни крути, неоспоримый факт, что с острыми ушами прибедняться обыкновенно бывает результативнее всего прочего. И никуда не денешься, пойдешь проторенной тропкой. Быть таким, каким все привыкли видеть подобных тебе. Нищим духом и телом, затюканным, дрожащим, — обычным и не вызывающим подозрений. Нечему зацепиться взглядом. Нечему удивиться и запомнить. Эйелис предпочитал держаться другой стороны стереотипа — о тех остроухих, что от жизни бедной и дурной за разбой всякий берутся, и о том, что если видишь эльфа, который глаза поднимает — то поберегись заранее и спиной не поворачивайся, да глаз на страже держи. Но как часто нам для дела приходится прибегать к тому, что действительно нравится?..

Он едва раскрыл рот, как дорогу объяснениям перегородила объёмная задница, переходящая в спину держалы этого заведения, и эльф, негромко щёлкнул зубами, превратился в слух, медленно отпивая ещё глоток эля и удивляясь ответу девчонки. Знакомец, эвона как? Неужто жалость так мнение...

Эйелис прыснул вставшим в горле элем и без всякого притворства закашлялся, постукивая себя кулаком по груди. Да чтоб тебя, шмакодявка! Что ж тебе в голове перемкнуло эдакое?!..

Откашлявшись, он поспешно прикинулся грустным снова, голову в плечи втянул, сглатывая саднящее ощущение в горле, — разве что губы не выпятил обиженной гузкой под предостерегающе-придирчивым взглядом, отмеренным трактирщиком сверху вниз. Я что, я ничего. Я и заразным побуду...

Ох, Сол, век тебе потом платить не расплатиться, когда морду твою рогатую опять увижу...!, только и скрипнули на ручке кружки сжавшиеся пальцы и затянутая в потёртую чёрную полуперчатку ладонь.
Эйелис медленно и глубоко вздохнул, исподлобья ещё, с осторожностью побитой собаки глядя Цессарию.

— Меня звать Эйелис, — назвался он, не скрывая имени, которое могло бы сказать Оливии... достаточно. — Мама твоя была э... другом одному моему другу, хорошему другу... который пропал. Я хочу отыскать его, и про то мне и надо поговорить с ней. С Оливией. Вот только саму её, маму твою, тоже поди найди, — тяжко вздохнул эльф, разводя руками. — Потому я к тебе и пришёл. Кроме тебя, никто мне больше помочь не сможет, — он снова чуточку наморщил лоб, выгибая брови жалобно. Тьфу, дерьмо собачье. Аж самому за себя не то горестно, не то стыдно. Вот уж Сол посмеялся бы от души, увидев, как Лис такие рожи корчит да к малявке подлизывается. Это он-то, кинжалом да дымом ядовитым изъясняющийся едва не чаще, чем словами! И ведь работало! А тут — хрен чего напролом добьёшься. Благо, эльфы в деле путей окольных да в три погибели получше всяких там кунарей разбираются...

+1

9

Красивое у эльфа оказалось имя. Звонкое, мелодичное. Цессария мысленно покатала его на языке, но очень быстро изначальный вариант сократился и превратился в более удобный и душевный вариант. Эйлик. Вряд ли новый знакомый оценит простоту и лёгкость сокращённой версии, но мысленно Цессария стала называть его именно так.
Значит этот Эйлик неспроста тут появился, а был знаком с Оливией и у них даже есть общие друг с другом друзья. Тут Цесси попыталась напрячь память и вспомнить, упоминала ли её наставница о своих друзьях, и кто это мог быть. Однако на практике выяснилось, что запоминала Цессария скорее тех личностей, которым бы охотней насыпала гвоздей в сапоги. А старые знакомцы ещё со времён Сегерона на звание друзей категорически не годились.   
- Оливии сейчас нет, - немного помолчав, наконец ответила девочка и, отщипнув кусочек свежего хлеба, бросила его в рот. – Пока нет. И я не знаю, куда она отлучилась. 
Цессария не врала, она действительно не знала, куда уехала чародейка и по какому делу. И где-то в глубине души её обижала мысль, что ей приходится сидеть тут в неведении и просто ждать.
А если с Оливией там что-то случится?.. Вдруг она тоже вот так пропадёт (а люди пропадают каждый день, на городских досках всегда висит хотя бы один портрет пропавшего без вести). И где Цесси тогда будет искать её? К кому сможет прийти и спросить о своей наставнице?.. О самом близком и важном ей человеке.
То, что Эйелис переживает о своём друге, показалось Цессарии хорошим знаком. Ей и самой хотелось чем-то ему помочь, но только, увы, от неё мало, что зависело. А могла она сделать – и того меньше.   
Поэтому вздох вырвался совершенно искренний.
- Мне жаль, тут я ничем не могу помочь. Но Оливия ещё вернётся. Она всегда возвращается.
И это тоже было правдой.
Поначалу Цессария очень сильно переживала, когда чародейка отлучалась по делам. День её отсутствия – ещё удавалось потерпеть, а потом девочку начинал разъедать изнутри настоящий страх. За наставницу и за себя. Пока она не убедилась в том, что Оливия её не бросит, не оставит совсем одну в этом опасном мире. И эта вера согревала Цисси по ночам получше лишнего одеяла. 
- В общем... Я пойду тогда, - юная волшебница замялась, прежде чем слезть со скамьи. Но подхватив свой поднос с едой, всё-таки добавила. – Твоему другу повезло, что ты за него переживаешь.
Кивнув на прощание трактирщику, Цесси направилась по узенькой крутой лестнице наверх, выверяя каждый свой шаг, чтоб не расплескать и не уронить драгоценное содержание своего подноса. Это неожиданное знакомство с эльфом произвело на неё странное впечатление, от которого она захотела снова повторить домашнюю работу, которую ей оставила Оливия. Словно это поможет ей не только скоротать время, но и просто позволит окунуться в иллюзию, что чародейка где-то близко. А уж если Цессария сумеет удивить своими успехами, то потом ей будет вдвойне приятней от едва заметной сдержанной улыбки Оливии.
«Но лучше просто возвращайся поскорее...» 
Цесси поставила на пол свой поднос, немного помучившись с замком в комнату, а когда наконец скользнула внутрь, то удивлённо поглядела на открытое окно. Неужели вернувшись из книжной лавки,  она забыла его за собой закрыть?..
Ответ на этот вопрос обнаружился практически сразу, стоило только толкнуть пяткой дверь, закрывая её за собой. Две тёмные фигуры отделились от стен, и прежде чем Цессария успела хотя бы пикнуть, в лицо ей дунули вонючий белый порошок. Хватило одного испуганного вдоха, естественного желания вскрикнуть от испуга, и сонный дурман тут же возымел эффект. Цесси выронила так и не пристроенный поднос с едой на пол, а следом и сама осела безвольной куклой на старый потёртый до дыр ковёр.
- Ну вот, малявка у нас. Тепленькая, - услышала она скрипучий голос у себя над головой. И прежде чем закрылись потяжелевшие веки, уплывающее сознание уловило ещё один обрывок фразы. – Всё под контролем. Отзывай своего э... 

[nick]Цесси[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/BxHWQ.jpg[/icon][LZ]<br><b>Маленькая отступница</b> <br>12 лет, почемучка и непоседа[/LZ][status]try  everything[/status][sign]А у маленькой девчонки загребущие ручонки.[/sign]

Отредактировано Каарас Адаар (2019-10-07 13:24:53)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Проблемы лояльности [начало Волноцвета 9:45 ВД]