НОВОСТИ

06.07. 19 месяцев игры: жжем дальше!
19.06. Правило для неканонов!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Пчелы и пасечники [5 Волноцвета, 9:43 ВД]


Пчелы и пасечники [5 Волноцвета, 9:43 ВД]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s7.uploads.ru/lcrEi.jpg

Пчелы и пасечники [5 Волноцвета, 9:43 ВД]

Время суток и погода: Вечереет, дует легкий ветер
Место: Деревня окрест Денерима
Участники: Каарис, Велия Сулис
Аннотация:

Никогда не знаешь, на кого нарвешься на пасеке. На пасечника? Нет, не только, оказывается.

0

2

Велия знала, что именно в этом селе есть то, что ей нужно. Откуда знала? У нее было много контактов за пределами Денерима. Вот только не имела понятия она, чем это все может обернуться. Обычно плана у нее не было, по большей части из-за рассеянности и недальновидности.

Один. Два. Три. Три улья всего успела она собрать, но этого было недостаточно. Очевидным было, что никого здесь нет, однако...

— Та-ак, кто тут здесь? — спросил какой-то голос из-за спины. Велия оторвалась от сбора ульев и, обернувшись, подняла глаза. Шем. Высокий, как жердь. Худощавый, с полосками морщин на щеках. Загорелый, с ярко-голубыми глазами.
Ничего хорошего не последует, как сразу было понятно.
— Уходи, шем, — просящим голосом ответила Велия. Но шем не уходил. Еще бы он ушел. Высился над ней тенью. Эльфийка прижала уши, готовясь услышать отповедь. Людей она побаивалась, но и не очень любила.
Пасечник поправил соломенную шляпу, нарезая эльфийку взглядом буквально на куски. Велия вздрогнула, чувствуя на себе тяжелый взгляд, словно приковывающий ее к месту.

Велия сглотнула. Что-то шло не так. Все шло не так! Все шло наперекосяк, и кто, скажите, был в этом виноват? Велия по-тихому прокралась в сумерках сюда, не думая, что этот дрянной человек здесь объявится! Подштанники Создателя, да это явно была чья-то уловка! Хотя, может быть, и нет...

Позже, чуточку, все это подтвердилось. Следующими словами пасечника:

— Я знал, что здесь орудуют Дженни. Вот только впервые вижу ту самую Дженни. Ты же, вроде, должна помогать беднякам, так что ж у них воруешь?

Да.
Он знал. Велия опустила взгляд. Значит, информация где-то просочилась. Значит, среди них есть шпион. Сэра убьет его, и дело с концом. Но как жаль... Жаль, что так вышло. Велия не желала смерти никому, но иногда приходилось чистить ряды Дженни. Хотя и Велия сама могла быть виновата, что ее подставили. Кто-то из людей Дженни. Именно из людей, которые ее недолюбливали.

— Дженни здесь не орудуют. Тебя обманули, человек. А мне... мне просто нужны эти пчелы. Надеюсь, мы сможем договориться... — не оставляла надежды Велия.
— Тьфу ты, — сплюнул пасечник. — Отдавай то, что взяла. Не порть мне пасеку.
— Я не стану отдавать, извини. Мне нужны эти пчелы. Я могу дать тебе немного денег, и... Ты будешь доволен?
— Буду ли я доволен?! Я своей пасекой на жизнь зарабатываю, а ты будешь здесь воровать? Ах ты, дрянь вороватая! — Он попытался поймать Велию, но та ускользнула.

— Сзади! — крикнула она, увидев краем глаза другую фигуру, повыше пасечника. Пасечник обернулся, а Велия скользнула в тень, хоть немного довольная уловом. Только... оставалось понять, кто был позади. Явно не шем.
И Велия бросилась наутек еще с большей скоростью, почти уверенная, что больше здесь ей ничего не обломится.
— Вот твои пчелы, шемлен! — фыркнула она вслед. — Подавись ими.

Отредактировано Велия Сулис (2019-05-01 16:48:12)

+1

3

— Дебильная идея, дебильные порядки, дебильная страна. — Разглагольствовал мужичок, который ехал в той же телеге, что и Каарис. Васгот решил сэкономить и дождался, пока экипаж возьмёт ещё парочку пассажиров и тем самым забьётся вся телега. Пассажирами оказались низкорослый пожилой лысеющий мужик без полного комплекта зубов и его молодой приятель, такой же нескладный и с явными чертами близкородственных связей. Он глупо хлопал глазами и не понимал, почему ругается старший товарищ. — И ты дебил. Малолетний!
Каарис весело хмыкнул, прослушав эту тираду раз пятый за поездку. Шутка, которую повторили несколько раз, смешнее не становилась, а вот искреннее негодование совсем не красноречивого мужичка — очень даже становились. Правда, всё-таки васгот успел пожалеть, что не прихватил с собой лютню, чтобы хоть как-то забить это бурчание и занять пальцы.
— Да будет те', Пучок, — гнусоватым голосом отвечал молодой. — С'ча бум' в Денериме, там всё бу'ит...
— Не, ну ты слышал малолетнего дебила? — Пучок обратился к Каарису, которого, кажется, совершенно не боялся. Каарис охотно кивнул, подтверждая, что слышал. Правда ничего не понял, кроме того, что эти два разбойника-неудачника не смогли отбрехаться от патруля стражи и приспустили аж до столицы. — Ну тупой дебил...
Повозка остановилась. Кучер коротко бросил, что приехали и Каарис одним рывком выпрыгнул из телеги, встав на обе ноги уже на земле.
— Доброго здоровья вам. — Попрощался серокожий. — Доброму вознице, и вам, Пучок и Дебил.
Когда щёлкнул кнут, погоняя толстую рабочую кобылку, молодой спутник всё ещё пытался сообразить, это было видно по его отсутствующему выражению лица. Но стоило Каарису отвернуться, как он напрочь забыл об этих двух шутах. Он стоял посреди деревни, название которой выветрилось из головы вместе с пропитыми рожами из повозки. Не то Дерриш, не то Перриш. Точно какой-то "...риш". А может, и "...шиш". Да, демоны с названием, Каарис вообще не отличался желанием помнить каждую деталь, и как только она переставала быть нужной, он её тут же забывал, освобождая место для стихов.
На окраинных полях
Жужжат пчёлы, все в делах.
Там, на пасеке, видали
Подозрительных кунари.
Требуется их поймать,
И немного наказать.
Не у всех у них рога.
Утка, будка и нога.
Небольшой стишок, чтобы проще было запомнить. Цель была простая, конечно, но память - удивительная штука. Она держит в себе всякие глупости, и чем проще глупость, тем надёжнее. Таких стишков у Кас-Васгота было припасено на все случаи жизни, для того, чтобы вспомнить своё имя, для того, чтобы хотя бы чуть-чуть понять, чем он занимается вообще, и для каждого контракта он тоже сочинял их. Однажды Каарис видел, как после удара напрочь отшибало память и решил подстраховаться таким вот способом. Правда, последнюю строчку васгот прилепил, что называется, "от балды", потому что ничего по существу туда не влезало. На той полянке действительно видели, по слухам, шпионов Пар-Воллена. Каарис связывал это дело с появлением Вало-Кас в Ферелдене, но тем не менее, даже если так, Бен-Хазрат требовалось и правда "поймать и немножко наказать". Или "множко". Как получится.
Видел их пасечник, а, значит, идти нужно было прямиком к нему. Ловя на себе взгляды деревенских, которые испуганно прятали детей под юбками, за спинами и в домах, васгот, держа руку на рукояти меча на поясе, быстро шёл "по адресу".
Искомый пасечник стоял и ругался на кого-то пониже ростом. В темноте было плоховато видно, да и вести диалог с такого расстояния - поистине затея, достойная прозвища молодого товарища Пучка. Чуть сбавив ход, чтобы не напугать хозяина полей и полосатых трудяг из деревянных домиков, Каарис приблизился настолько, чтобы фигура, беседовшая с пасечником, закричала и бросилась бежать. Мужчина повернулся и попятился в страхе. Не то он опрокинул один из ульев, не то это умышленно сделала фигура с высоким голосом, но огромная туча насекомых поднялась в воздух и угрожающе нависла над Каарисом и мужичком. За то короткое время, пока рой размышлял, в кого вцепиться своими иглами в брюшках, Каарис размышлял, что делать. Первым сообразил всё-таки рогатый, а не крылатые. Кас-васгот выставил вперёд руку и покрылся мутновато-белым, но всё ещё прозрачным щитом, буквально за пару мгновений до того, как в него вгрызлась первая пчела, после чего задорно отлетела, словно отпружинив. Другие её подруги повторяли манёвр.
— Какого хрена тут происходит? — Спросил у мужика Каарис, — Кто это был?
— Кунари! — заорал мужик. То, что он имел в виду стоящего перед ним, а не убегающую эльфийку, васгот понял уже потом. Сорвавшись с места, поэт вприпрыжку летел за беглецом и кричал вслед, чтобы тот остановился. Но беглец даже не думал. В конце концов Каарису это надоело и он, выставив вперёд руку на ходу, послал яркую молнию вдогонку. Она прошла мимо и ударилась в дерево чуть впереди убегающего.
— А ну стоять! — пробасил Каарис. "Данвиш" — всплыло в памяти название деревушки.

+1

4

Этот дед много знал. Больше, чем остальные селяне. Он был из тех, кто узнавал все первым, знал, что происходило вокруг на мили окрест. И хранил кучу сплетен и прибауток в своей голове. Таких дедов можно было встретить почти в каждой деревне, и уши у них всегда были длинные, а глаза — зоркими. Не натурально, конечно, да. И с Дженни он был знаком, даром что в Дженни у него был какой-то дальний родственник. А таких родственников было с десяток, как яиц у несушек, ей-богу. Вот его родственник и предупредил, что кое-кто позарился на его соты и ульи. А уж зачем, старику было невдомек. Да он и спрашивать ничего не стал, так возмутило его то, что собирался сделать какой-то там Друг Дженни. С Велией, не знавшей почти ничего о старике, никто не делился детальной информацией о том, кто рассказал и зачем. И кто подставил — и тоже зачем. Но она знала, что, как и многие, он не в восторге от той части народа, к которой принадлежала Велия, и которую она защищала от насмешек и издевательств шемов. Об этом говорил наморщенный лоб и ощетинившиеся усы. Но старик за ней бежать не стал, а вот от "кунари" побежал, да так смешно переваливаясь, что Велия прыснула.

Она прислонилась к стогу сена и принялась наблюдать за происходящим. Из тени, конечно, чтобы никто ее не заметил. Растворившись в тени стога. 

"Кунари" — что-то отдаленно Велия слышала об этом народе. Даже что-то, отдаленно связанное с королем Ферелдена. И с Киркволлом, из писем Дженни. Но не видела ни разу. И этот кунари был магом. Хотя плохого от магов не было ровно нисколечки (кроме восстания, но ее лично это не затронуло), эльфийка не могла такого припомнить. И даже ее собрат, слуга, прислуживавший работорговцу Альфонсо Мигелю, ее пленителю и редкостному мерзавцу, был тоже магом. Духовным целителем. Клемент был отличным представителем общества магов. Велия даже любила его, наверное. Наверное. Когда-то. Она не сильно разбиралась в собственных чувствах. С трудом разбиралась. Но сейчас в груди была лишь  тяжесть и горечь. Клемент боялся своего дара. Когда он сдался храмовникам, когда Велия пыталась бежать... Как же они были глупы. Не стоило вспоминать об этом.
Старик проявлял чудеса скорости, но быстро выдохся. Народ звать он не стал, да и народа-то было раз-два и обчелся. Да и кунари... с кунари ему в одиночку не справиться, лучше сдаться сразу.
Подтверждая его мысль, мимо пролетела молния. Кунари что-то заорал, и старик забежал в конюшню, чтобы спрятаться от молний. Хотя неудачное он место выбрал, ой, неудачное.
— Г-господин, — дрожащим голосом начал пасечник, увидев подходящего кунари. — У нас особо ничего нет, чтобы грабить. Разве что, только меда немножко, но и нам надо что-то есть. Мы все отдадим, только не убивайте.

Велия, следовавшая за ними и усмехавшаяся простоте старого дурня, вышла из тени, все также наблюдая. Хотя, возможно, она об этом пожалеет. Но слишком уж было велико искушение взглянуть на рогатого вблизи. А потом, наверняка, убежать. Никогда ведь не знаешь, что может быть в голове у тех, кто пытался захватить город, верно?
Рогатый он был, это точно. И серый. И вымазанный в каддисе, скорее всего. А вот злой или нет, разговор со стариком покажет.
Но Велия загодя решила вставить свое веское слово. Просто так, чтобы напомнить. Убежать всегда успеется, да хоть бы и от двоих.

— Послушай, я позаимствовала у этого старого пня несколько ульев. А у него их сколько? Целая пасека! Мой народ голодает, да и пчелы мне для бомб нужны. Об эльфах, кроме меня, никто не подумает. А ты знаешь, как люди с ними поступают? Их убивают, над ними насмехаются и... и... — Велия вздохнула. — В... общем, это все.

Она сложила руки на груди, в защитном жесте. И, склонив голову, посмотрела на "кунари".

— Да, эта дрянь у меня воровала! — тут же подключился к разговору мужик, явно желавший вернуть свое добро назад и сразу позабыв о страхах. Думал, вероятно, что кунари все-таки примет его сторону.
— Вот, о чем я говорю. Упрямый же ты, пень. И жадный. Нельзя таким быть.

Отредактировано Велия Сулис (2019-05-02 21:43:37)

+1

5

— Сдался мне твой мёд, — несколько более сурово, чем нужно, бросил Каарис, входя в конюшню. Хлипкая калитка за его спиной громко стукнула, посланная мощным импульсом рывка рукой, и не выдержала, рухнув на примятую траву. Старик страдальчески посмотрел на подходящего. — Во имя всего сущего, какого… рожна убегал?
— Я думал... д-д-думал, что вы с той эльфийкой…
— С кем? — непонимающе моргнул вагант, опустив ранее поднятую руку. — С какой эльфийкой?
Кажется, начинали сходиться концы с концами. Если те слухи были правдой, то загадочная "та эльфийка" могла быть замешана в делах кунари, а там, где одна эльфийка, наверняка в кустах и таверне сидит ещё десяток всяких разных интересных тел. Сейчас Каарис был склонен подтягивать факты к цели, потому что в таких ситуациях всегда лучше немного "перебдеть", чем "недобдеть" и закончить жизнь в канаве.
— Так. А теперь по порядку. — Васгот примирительно выставил ладонь, давая понять, что отрывать голову, забирать мёд и совершенно спокойную кобылку в конюшне он не собирается. — Эльфийка. Кто? Откуда? Что делала?
Старик открыл рот, но ответ на вопросы раздался совершенно с другой стороны. Откуда-то сбоку, да ещё и внезапно, настолько, что Каарис схватился за меч и едва-едва не успел его достать. Перед ним стояла девочка-подросток со светлыми волосами и рассказывала историю, что развернулась здесь до прихода рогатого вторженца. История про пчёл и эльфов, которым нечего есть, слезливая сказка об убийствах длинноухих людьми. Ну... должна была быть слезливой, наверное, самого Каариса такие истории впечатляли мало. Куда больше рогача заботило само наличие эльфийского имекари посреди деревни, который ворует пчёл для голодных эльфов, которым нужны бомбы. "Словно сюжет для кабацкой песни" — пронеслось в голове. Прежде чем перепалка продолжилась, Каарис успел влезть с одной чрезвычайно важной ремаркой.
— Anaan esaam Qun!
Но старик, кажется, не услышал вовсе. Реакции от эльфийки тоже не последовало, по крайней мере, кроме некоего подобия замешательства, как его интерпретировал Каарис. Но это могло говорить и о том, что Бен-Хазрат не ожидали увидеть здесь ещё одного кунари, потому и возникла пауза. Отсутствие должного оклика ничего не опровергало и не подтверждало, следовало смотреть дальше.
Но пока всё действительно выглядело как в крестьянской песне для придорожного трактира. Блондинка, судя по всему, действительно воровала у старика пчёл, и светлоголовка этого не собиралась отрицать. Напротив, она сама перешла в нападение и обвинила мужичка в жадности. Мужичок аж покраснел и едва ли не кинулся на эльфийку с кулаками, но Каарис придержал его за шиворот и вернул на место, вновь подняв руку.
— Parshaara! — Решено было проговаривать слова на кунлате, чтобы следить за реакцией этой самой подозрительной воровки голодных пчёл для убитых эльфов. С каждой новой фразой шансов на то, что она была хоть каким-нибудь боком связанной с Бен-Хазрат становилось всё меньше, а шансов на то, что Каарис вместо дела оказался втянут в какую-то мелкую работу сельского патруля — всё больше. — Во-первых, я не понимаю, зачем нужны пчёлы для бомб. Их придётся здесь каждую выдоить, чтобы яда хватило свалить собаку. Во-вторых, воровать нехорошо. Убивать тоже нехорошо, но что-то мне подсказывает, что вот этот могучий мужчина вряд ли кого-то способен убить, кроме слишком ретивой пчелы.
Услышав про "могучего мужчину" старик приосанился, но когда Каарис заканчивал фразу, вновь "сдулся", со злобой теперь глядя и на эльфийку, и на васгота.
— В-третьих, если ты у него заберёшь пчёл, то с голоду уже умрёт он. — Каарис задумчиво посмотрел на почти уже зашедшее солнце и тяжело вздохнул. После чего повернулся к пасечнику. — А в-четвёртых, и это самое главное, у меня нет времени на всё это. Я кое-кого ищу в вашей столице мёда, способной сравниться по роскоши с Вал-Руайо. Ходят слухи, что у вас появились подозрительные чужаки в лесах рядом.
Старик тяжело задышал и посмотрел на пчелиную воровку. Кас-Васгот проследил за его взглядом, вновь окинул с ног до головы хрупкую блондинку и с надеждой всё же спросил.
— Только не говори, пожалуйста, что это ты...

+1

6

— Это на каковском ты сейчас ругался? — спросила Велия между прочим. И покачала головой, что, мол, не поняла. — Да мне много-то и  не нужно. —  Пошла на попятную эльфийка. — Еще один улей, и я уйду. А бомбы... не буду же я рассказывать? Дженни будут против разбазаривания нашего маленького секрета.
Мужик смотрел за разворачивающимся действом и не понимал ни демона. Кунари ругался, эльфийка понимала едва ли больше, чем старикан собственной персоной. Он в задумчивости поскреб усы и взглянул на кунари ярко-голубыми глазами, щурясь.
— Она и не чужачка. Она Друг Рыжей Дженни, страх богачей. И моя неприятность. Прогони ее, кунари. Я расскажу, что ты хочешь.
— Да ты и просто так расскажешь. Иначе Друзья тебя затиранят. — Фыркнула Велия, разозлившись на старого из-за того, что были названы имена. — Нам нужно хоть какое-то подобие мира, а также защита. От всякой мрази, вроде той, которая сейчас устроила разборки  в денеримском эльфинаже. Да, именно на них я собираюсь пускать пчел. Противные, мелочные, богатенькие шемы. — Она скривилась. — Пчел они не любят.
— Ладно-ладно, — в ответ ей вздохнул старик-пасечник. — Я расскажу. Эта эльфийка — из Друзей Рыжей Дженни. Меня предупредил... один человек, что ко мне наведаются Друзья. Они воры, и ничего святого в них нет, хотя беднота их любит. Но вот эта самая Дженни стала мне вредить. Сейчас, до этого она не вредила. Уж не знаю, откуда она прознала про пасеку, видно, уши у них везде. Острые больно. — Велия обиженно скуксилась.
— Я, честно, не понимаю, о чем вы сейчас толкуете. — Эльфийка искренне хлопала глазами. — И я местная, вот, я из Денерима. О каких чужаках вы говорите-то? И за острые уши — обидно, однако.
— А о каких чужаках вы спрашиваете? —  Выдохнул старик, глядя на серого гиганта. Не сказать, что человек не дрожал, но он старался скрыть свой страх, что, возможно, выглядело комично.
— Я одного сейчас только вижу. — Рассмеялась Велия, покосившись на старого. — Благородного. И не шема, ясное дело.

+1

7

— Кто такие "дженни"? Почему они будут против? Если они страх богачей, то при чём тут ты? Что вообще… — начал было рогатый, но махнул рукой, в прямом и переносном смысле. Шумно выдохнув, Каарис потёр переносицу и посмотрел прямо на девушку. — Заплати этому величайшему лендлорду-пчеловоду или возьми в рост, отдашь чуть больше, но потом. А ты цену скажи, только не гни, словно неваррские вина орлессианцам продаёшь…
Но парочка, кажется, и не думала успокаиваться, переговариваясь дальше о каких-то друзьях. От выросшего в горном лесу Каариса ускользал смысл восклицания "О, Создатель!" все эти долгих тридцать лет, когда он слышал, но именно сейчас до него дошло. Все эти люди, эльфы и даже гномы, которые верили в этого самого Создателя, восклицали так именно в таких случаях. Захотелось и Каарису, но тот лишь в очередной раз натужно выдохнул, изображая на лице всю скорбь васготского народа.
— Стоп-стоп-стоп, — поднял руку Каарис. — Богатые шлемы — это, стало быть, те, у кого есть деньги? Пусть. Но давай обратим твой взор сюда…
Каарис положил широкую ладонь на плечо этой эльфийки и осторожно повернул её спиной к стойлам в конюшне, показывая залитый закатным солнцем луг пасеки. Неказистые деревянные домики, забитые воском изнутри, от этого самого солнца были красно-розовыми, деловитые (и, наверняка, очень обиженные непрокусанным щитом) пчёлы чёрными точками возвращались в свои ульи. Вдали виднелись сикось-накось срубы и избы, дрянные заборы, тощие козы. Более-менее приличный дом в лучшем случае был в трёх милях от конца пасеки. Каарис ткнул в воздух пальцем, указывая на выгребную яму, выглядывающую из-за дерева, затем вновь развернул к старику и показал на него. Худой, длинный, седой, с непарным набором зубов, в штопанной-перештопанной одёжке и соломенной шляпе.
— Вот скажи, — мягко обратился к так и не названной эльфийке Кас-Васгот. Чем больше он их слушал, тем меньше верил в причастность хоть кого-нибудь здесь к Пар-Воллену. — Похож этот Мастер-над-Пчёлами на богача?
Старик, хлопавший всё это время глазами и дрожащий, как осиновый лист, влез в разговор, закончив тираду острыми ушами. Поэт как бы невзначай потеребил и себя за мочку, но ничего не сказал. Но, кажется, никто из этих двоих не обратил внимание на эту шутейку и Каарису пришлось перестать истязать своё ухо. Влезать в заново разгорающуюся перепалку он не стал, лишь опёрся плечом на стену конюшни, отчего она слегка накренилась и жалобно скрипнула. Долго ждать не пришлось: парочка вышла на изначальный вопрос. Васгот отлип от стены и наставительно поднял палец, но убрал его и тихонько "хрюкнул", услышав в свою сторону эпитет "благородный". "Да уж, благороднее поискать!" — Каарис припомнил, как парой-тройкой лун назад он топил в лошадиной поилке какого-то задолжавшего купца за солидное вознаграждение. Но рассказывать, конечно, этого он не стал.
— Тут у вас водятся какие-то разбойники, в лесочке, недалеко от вашего поместья. — Васгот смотрел прямо на старика, и, кажется, до него стал доходить саркастичный смысл дифирамб владениям. — Поговаривают, что это кунари. Мне бы их найти и потолковать с ними. Слышали, может, чего?
— Бандиты? — Пасечник призадумался, а затем хлопнул себя по лбу. — Так, это, наверное, те молодые, что проходили деревню! Но кунари я там не видел, ты первый, господин...
— Они могут работать на кунари, — вздохнул в очередной раз поэт. Проще было отмахнуться, чем объяснять. После этого он посмотрел на эльфийку и хлопнул в ладоши. — Предлагаю, значит, вот что. Ты, дед, показываешь, в какой стороне видел их последний раз. Ты, девочка, раз местная, помогаешь мне их найти. Я плачу за этих пчёл, и потом мы все идём в три разные стороны. Идёт?
— Но я не хочу идти никуда! — запротестовал дед. — Как же? У меня ж тут и хозяйство, и пчёлы, и дом, и Ханна…
— Хорошо, отец, ты можешь остаться, уговорил, — начал слегка сердиться Каарис. — Мы уйдём в две разные стороны. Ну, что скажешь, светловласка?

+1

8

— Да. Именно. Но я не собиралась брать все. Все должно быть честно. Я ему отплачу... хорошо, — выдохнула Велия в ответ на мягкую укоризну рогача. Она даже не дергалась, когда тот ее развернул лицом к пасеке. — Честно говоря, я не собиралась этого делать, так как он — шемлен. А я не люблю людей.
Она нахмурилась, сдвинув тонкие светлые брови.

Велия хмыкнула, щурясь против солнца, на все сказанное стариком, и все сильнее ей не нравилось то, что предстояло сделать. Она оказалась замешанной в каких-то делах кунари. Не представляя, что такое вообще возможно, с самого утра. Если честно, совсем никогда не представляя. Да и страннее всего, что эти кунари были в Ферелдене. Такого Велия и подумать не могла. Однако, вот он — один. А там и еще несколько. Жуть.
— Меня зовут Велия. — Представилась Сулис, обращаясь к рогатому. — Я ни разу не видела кунари. Не думала встретить.
Нельзя сказать, что они ей нравились. Они были страшные настолько, что мама не горюй. Огромные рога напоминали бычьи, а лицо было жутковатым. Скорее, непривычным для взгляда простого эльфа. Но чувство юмора и что-то вроде "благородства" не то, что не отталкивало, а и вовсе вызывало хорошее отношение.

— Бандиты, работающие на кунари? Ладненько, я помогу. Правда, не обещаю, что сильно. А шемлен пускай остается, раз у него "хозяйство" и все такое. — Прыснула Велия. — Нечего ему там делать. Кстати. Как тебя зовут? И, к слову... Извини за нашу с шемленом болтовню.
Все-таки в этом деле были одни кунари. Сплошные кунари. Кунари везде. Стоило поостеречься. Или вообще не лезть. Но Велия не была бы Велией, если бы не лезла в опасные дела. И это вовсе не означало, что она была совершенно безбашенной, это означало лишь то, что думала она редко, предпочитая полагаться по большей части на эмоции.
— С чего начнем? И они вправду бандиты? Я понятия не имею о них, честно. И... давай без кровопролития? Я... не переношу вид крови. — Велия была самой честностью, стоило им оставить пасечника за спиной. Пожалуй, людей она все же больше терпеть не могла, чем кунари. Кунари показался Велии более доброжелательным, чем все ее представления об этом народе. Более, чем шемы, особенно богатые.

Отредактировано Велия Сулис (2019-05-10 13:13:35)

+1

9

— Может быть, эти кунари и есть бандиты, — внёс "ясность" Каарис, после чего махнул рукой, мол, "не бери в голову". — Я — Ка-арис.
Сперва васгот хотел представиться своим "сценическим" именем, но подумал, что это не лучшая идея, если все поймут, что автор нескольких широко известных в узких кругах пасквилей более чем двухметровый рогатый здоровяк. Кто его знает, на кого эта эльфийка работает в действительности? Пусть не на Бен-Хазрат, мало ли любителей поохотиться на крупную дичь?
— Шлемлен! — повелительным тоном обратился к пасечнику васгот и ткнул в его сторону пальцем. — Показывай, в какую сторону проходили бандиты!
Дед закивал и во всех подробностях описал тропинку в лес сразу за пчелиным полем. Пожалуй, даже слишком подробно и слишком детально для того места, что располагалось в нескольких десятков метров. Не прощаясь Каарис зашагал следом, жестом позвав за собой Велию. Васгот всё ещё думал над словами про кровопролитие. Он вроде бы и не обещал ничего, но всё равно было какое-то лёгкое ощущение договора. Нарушать их было не впервой, конечно, но кто знает, как себя поведёт Велия в такой ситуации.
— Я постараюсь без кровопролития, — обтекаемо ответил, наконец, Каарис, чуть сбавляя шаг, чтобы эльфийке не приходилось слишком уж бежать следом. — Но всё зависит от них, сама понимаешь.
Дорога по уже потемневшему лесу была, пожалуй, обычной для тех дорог, которые проходили через потемневший лес. Неглубокая колея от тележных колёс виднелась в засохшей весенней грязи, рядом были такие же следы. Импровизированные напарники следовали дальше, до места, где дорожка поворачивала налево, а колея продолжала идти дальше прямо и упиралась в неестественно накренённый кустарник с поломанными ветками. Каарис переглянулся с Велией, подошёл поближе и поднял этот куст вместе с корнями.
— Это дверь такая, — пояснил больше даже для себя Каарис, откидывая в сторону давно уже мёртвое и сухое растение. Где-то в отдалении был виден яркий оранжевый огонёк. Рогатый приложил палец к губам, повернувшись к эльфийке и пошёл вперёд, изо всех сил стараясь ступать как можно осторожнее.
Колея шла дальше, делала небольшую дугу неподалёку от подъёма куда-то на холм и сходила ниже. На холме кроме кустов, кажется, не было ничего, но Каарис решил выбрать именно это место для того, чтобы оглядеть окрестности. Упав на живот, он пополз вверх по склону, надеясь, что эльфийка пойдёт следом. Достинув вершины, васгот раздвинул траву, что была перед глазами и его взору предстала занятная картина.
Первое, что он понял — он на холме, заканчивающемся обрывом. Там не было высоко, метров пять, но всё же. А в небольшой низине, на полянке, разбит лагерь. Пяток палаток кружком вокруг яркого костра, на котором стоял котелок и вокруг него крутился местный, стало понимать, повар. Там же - пара бочек, вода и выпивка. У самой дальней палатки стояла искомая телега, которая оставляла эту колею, но вот лошадей не было видно. Ещё парочку человек было видно у входа в палатку, они бросали кости на каком-то подобии скамьи из бревна. Но что-то подсказывало, что это не все. Остальные либо в палатках, либо не в лагере. Каарис присмотрелся получше и издал странный звук. Всем этим "бандитам" на вид не больше двадцати — и это слишком высокая оценка их возраста. Васгот попятился назад, чтобы его не было видно и посмотрел на Велию.
— Без кровопролития, говоришь? — Задумчиво протянул рогатый и вытащил небольшой пузырёк из поясной сумки. Поднял его, будто проверял на свету, потряс и протянул Велии. — Ну тогда нужна твоя помощь. Ты же ловкая? Влей вот это поровну в бочки и котёл так, чтобы они не заметили. Сможешь?

+1

10

— Шлемлен! — Стоило Каарису сказать подобное, Велия тихонько рассмеялась и прошептала: "Шемлен". В исполнении кунари это слово звучало отчего-то комично, тем более, учитывая, что оно было неправильно произнесено.

Каарис был слишком высок, чтобы не производить столько же шума, что произвел бы тот же самый лось. Или медведь. Велия шла следом за этим слоном в посудной лавке, неслышно ступая. Он распугал всех ящериц окрест и белок. Ну, и кузнечиков, разумеется. Велия готова была прыснуть со смеху, но вовремя вспомнила, что, вообще-то, они тут разбойников-кунари выслеживают. Больно был забавен этот Каарис. Да, вообще, он был чудной. Рога ее несколько забавляли, добавляя Каарису сходство с быком. Но быком, к счастью, Каарис не был. Только если наполовину. Не самое подходящее было выбрано время, чтобы рассуждать, откуда произошли кунари, но Велии, как всегда, было интересно. Может, она после всего спросит у Каариса о кунари. Если этот Каарис вообще захочет говорить с ней о кунари. А если нет?

Все-таки, она ему поможет.

— А ты точно уверен, что эти — те самые? — спросила Велия в ответ на вопросы Каариса, решив немного прояснить для себя. — А вдруг ошибешься? Хотя, если задавать столько вопросов, можно и вовсе не начинать поиски. — Ответила она тут же самой себе. — Но все-таки, все-таки я думаю, что это могут быть не разбойники. Что ты на это скажешь?

Велия подумала еще пару минуток и решила заодно уточнить, увидев предмет их поисков. Люди? Эльфы? Велия невольно подняла взгляд на Каариса, ища ответа.
— Что-то они не похожи на кунари. Это люди и, кажется, эльфы. А, точно, — рассеянно хлопнула эльфийка себя по лбу. — Они работают на  кунари. Эм, или, как там... — она не менее рассеянно махнула рукой, не сумев подобрать слова. — В общем, ладно.

Велия так и не нашла подходящих слов. Она долго глядела на Каариса, гадая, почему именно он, кунари, обратился против работающих на кунари людей и эльфов. Здесь его мотивы были непонятны. Велия тут же вспомнила, что эти люди и эльфы — бандиты, и картина немного прояснилась. Но не полностью.

— Конечно, я сделаю, как ты просишь. Думаю, тебе лучше знать, чем мне, те это разбойники или не те. — Она понурила голову, поняв намерения Каариса. Ей не хотелось никого убивать. В конце концов, у них наверняка были семьи. Как когда-то у нее. Не самая счастливая семья, но все же. Велия не понимала, как можно решать вопрос насилием, даже не зная толком, какие у кого-то были намерения. Это было жестоко. Все-таки, кунари совершенно иначе смотрели на мир, нежели городские эльфы из Эльфинажей. Пусть и городские эльфы происходили из Друзей Рыжей Дженни.

Отредактировано Велия Сулис (2019-05-18 10:23:36)

+1

11

Каарис не смог не восхититься ловкостью его новой знакомой, с которой она подлила требуемое зелье по всем трём целям и ускользнула, словно тень. Оставалось всего лишь немного подождать, совсем чуть-чуть. Сперва - возвращения Велии в эти уютные кусты, а затем — когда настойка подействует.
Первого долго ждать не пришлось, эльфийка с несколько понурым видом вновь смотрела на Каариса. Тот всё никак не мог взять в толк, отчего вдруг ей стало жалко людей, ведь ещё с час назад она пыталась стащить полосатых медоносных жуков у куда как более достойного представителя их рода. Пожав плечами своим мыслям, в которых не нашлось ответа, поэт похлопал по траве рядом с собой ладонью, приглашая Велию присесть и немного расслабиться.
— Любишь шапито? — будничным тоном поинтересовался Каарис, достав из поясной сумки немного вяленого мяса, разорвав его пополам и протянув кусок эльфийке. — Цирк, в смысле. Не палатки.
Разбойники не были особенно скрытными и тихими и о том, что у них началось время яств, услышала, наверное, вся округа. Каарис расплылся в улыбке.
— Ты же не сильно торопишься? —  уточнил васгот, после чего не дождался ответа и продолжил. — Вот и славно. Нужно совсем немного подождать...
Прошли пара десятков минут. За это время Каарис успел предложить немного вина из бурдюка, кусок грубого хлеба, но всё это отчего-то не слишком веселило Велию. Наконец, на той стороне раздалось какое-то непонятное "ой".
— Занимай лучшее место, — подмигнул Каарис, вставая на ноги, приосанившись, вытащил меч и зашагал за холм-обрыв.
Настойка из вытяжки корня с соком того нелепого колючего растения с юга сделала своё дело. Сидящие вокруг костра восторженно перебирали руками воздух, смеялись, глядя друг на друга, один из них, судя по всему, молодой эльф, пытался обнять ствол дерева, который был раза в два толще самой широкой части мальчонки. И в момент этой идиллии как раз и появился Каарис. Появился он, стоит отметить, очень эффектно. Выставив вверх левую, свободную от меча, руку, он выстрелил в небо ярким трескучим лучом молний, отчего на полянке запахло озоном. Резкий звук заставил всех, кроме обнимающего дерева имекари-эльфа, повернуться.
— КТО НАЗВАЛ СЕБЯ СТОРОННИКАМИ КУНАРИ?! — Громогласно и строго спросил Каарис. Секунда молчания и раздался вопль ужаса, недотёпы-"разбойники" пытались вскакивать, но хитрый сок пустнынных колючек отнимал способность к прямохождению и они падали в траву. Каарис подошёл к первому упавшему и поднял его за шиворот деревенской рубахи. Тот уже даже не кричал, а просто висел в могучей руке васгота с открытым ртом. — ЭТО ТЫ НАЗВАЛ СЕБЯ КУНАРИ? ТОГДА СОБИРАЙСЯ, МЫ ОТПРАВЛЯЕМСЯ НА ВОЙНУ! БУДЕМ ВСЕХ УБИВАТЬ! ТАК ТРЕБУЕТ КУН!
— Помогите!.. — пропищал парень, глядя на Каариса. Наверняка, в глазах этого неудавшегося возмутителя спокойствия Кас-Васгот выглядел по меньшей мере размером с замок и демон его знает, что ему там ещё виделось в этой полудрёме наяву.
— ВАМ ВСЕМ ПОМОЖЕТ КУН, СОЛДАТЫ КУНАРИ, КОГДА МЫ ОТПРАВИМСЯ В БОЙ!
Тот, что выглядел самым старшим, на коленях подполз к ногам Каариса и слёзно запричитал, сбиваясь на каждом слове. Из его неясной речи стало понятно только очевидное: никакие они не кунари, они просто пользовались этим словом как страшилкой, чтобы трясти селян в округе. Ну и десяток разных вариантов слова "извините".
— ТАК ВЫ НЕ КУНА-А-А-А-А-А-А-АРИ?! — Грозно закричал васгот, отпуская мальчишку. Все хором подтвердили: нет, не кунари. И очень слёзно просили их отпустить. — ЧТОБЫ ИСКУПИТЬ СВОЮ ЛОЖЬ, ВЫ ДОЛЖНЫ ОТРАБОТАТЬ ЕЁ НА ПОЛЯХ! И ВЕРНУТЬ ВСЁ УКРАДЕННОЕ! ИНАЧЕ МЫ ПРИДЁМ ЗА ВАМИ! ТАК ГОВОРЮ Я, КУНАРИ ИЗ КУНАРИ!
Для пущей убедительности, Каарис выстрелил в воздух молнией ещё раз, топнул ногой, затем развернулся, прихватил с собой небольшой свёрток, что лежал на бревне-скамье и ушёл обратно, за холм, оставляя попадавших в обморок от ужаса "разбойников".
— Жить будут, — ухмыльнулся поэт, глядя на Велию. — И, скорее всего, никогда в жизни больше оружие не тронут. Пошли за твоими пчёлами.

+1

12

Велия откровенно не понимала Каариса. Он вынудил ее пойти на убийство, но для нее это было против правил. Против ее небольшого «кодекса», сложившегося за годы и годы ее некоторого рода деятельности, который лучше не озвучивать. Но раз старик озвучил, тут уж ничего не попишешь. Велия решила высказать все, что она по этому поводу думает. И звучало все как-то жалко.
— Я не хотела их убивать. — Невпопад ответила Велия на вопрос, целиком занятая своими мыслями. — Пусть некоторые из них и люди. Но ведь и эльфы есть. Я… я в ужасе. Это ужасно, это все ужасно… —  Обхватив руками голову, твердила она, не замечая практически ничего.
Картина мира в ее глазах рушилась. Все было неправильно, она не хотела так. И ей пришлось. Она была загнана в угол. Своей совестью, своими принципами. На кунари она практически не обращала внимания, даже отвернулась от него. Когда он предложил сесть, села машинально, да и большей частью потому, что ноги у нее подкашивались.
— Зачем ты заставил меня сделать так? — растирая слезы по лицу, спросила она. — Я никогда никого не убивала…
Но ответ был странным. Велию вышибло из ступора это Каарисово «занимай лучшее место». Что он еще там удумал? Велия недовольно сдвинула брови и скорчила гримасу отвращения. Жалко, что Каарис эльфийку сейчас не видел, полностью бы проникся ее отношением к себе самому. А он знай себе шагал в закат, вооружившись мечом. Непонятно, зачем, непонятно, почему. Велия привстала на холме и увидела всю картину… Эти люди и эльфы вовсе не собирались умирать, а… веселились неизвестно чему. Один даже дерево обхватил. Велия наблюдала с широко распахнутыми глазами за Каарисом и тем, что творили опоенные разбойники. Каарис орал на них как резаный, так глотку драл, что Велия закрыла руками уши и слышала речи лишь в половину их громкости.
Каарис решил над разбойниками посмеяться. А вовсе не убивать, как она, дуреха, подумала. Она должна будет извиниться перед ним за несправедливые обвинения. Она тихо вздохнула. Как теперь извиняться, что говорить, она не имела ни малейшего понятия. Она наговорила глупостей и теперь чувствовала себя пристыженной. Право слово, Велия не была виновата. Просто не ожидала такого поворота дел. Она уже заклеймила себя убийцей, высказала все свои мысли. Зато теперь поняла, какой дурой выглядела.
Все действительно выглядело весьма забавно. Разбойники визжали от ужаса – да, честно говоря, в первый раз увидеть кунари немного страшновато. Этакий огромный, с ничего не выражающим лицом чурбан с рогами. Не для всех приятное знакомство. 
— Ты… извини, — встретила она Каариса. — Я-то не думала, что ты их осмеять хотел. Думала, я их убила. А  оно вон как. Извини, и… пойдем.
Велия почти пришла в себя и даже немного поела перед дорогой. Она умяла практически все мясо, которое ей предложил Каарис, за обе щеки. И сменила гнев на милость, конечно же.
Эльфийке не терпелось заняться своими очень важными делами. Но для начала надо спросить про кунари. Можно было сделать это по дороге, как эльфийка и поступила, семеня за Рисом.
— А кунари вообще откуда произошли? И почему у них… у тебя… такие рога?

+1

13

— Убивать? Этих сопляков? — Хохотнул Каарис. — Да я сам так умираю в свободное время. Завтра проснутся и даже похмелья не будет.
Оставалось лишь хмыкнуть и махнуть рукой. Велии даже невдомёк, что подозрения в убийстве на фоне всего, что хоть раз слышал Каарис было сродни похвале. Серьёзно, после обвинений, выкрикиваемых суеверными крестьянами о магии и демонизме, которые удалось послушать в первый год в Вало-Кас, суждение "ты заставил меня отравить детей" - это даже не серьёзно. Эльфийка, наконец, приступила к какому-никакому угощению, и уже когда вынужденные напарники вышли на дорогу, ведущую обратно к деревне, она вдруг задала достаточно внезапный, но ожидаемый вопрос. Просто в весьма странной форме. Кас-Васгот чуть сбавил ход, чтобы поравняться с Велией, и посмотрел на неё сверху вниз. Всё это выглядело со стороны, будто бы родитель с ребёнком. Родитель, которому другой родитель решила изменить.
— Ну, во-о-обще с островов далеко на севере, — васгот поскрёб себя по брови, по-настоящему задумавшись. — Есть ещё колонии по всему Тедасу, но в основном на севере. Сегерон, Пар-Воллен, как-то так. Но лично я родился в Морозных горах.
Каарис ещё раз внимательно посмотрел на Велию. Она казалась немного наивной и какой-то... действительно, по-детски, непосредственной. Совершенно не производила впечатление шпиона, хотя именно такими они и должны были быть, не выдающими себя ничем. Наверное, если она шпион, она и согласилась на эту авантюру, прекрасно зная, что никакие это не шпионы кунари. Но вот её расстройство было едва ли поддельным. А если и так, то Каарис был в общем-то готов принять поражение от настолько талантливой актрисы.
— Не все кунари - это кунари. — Продолжил отвечать васгот. — Кунари — это те, кто верит в Кун. Что-то вроде религии и законов одновременно. Так что если ты вдруг станешь в это верить, то ты тоже будешь кунари. А если веришь, а потом перестаёшь, то ты становишься тал-васгот... Ай, не забивай этим голову.
Они уже подходили к пасеке, где на скамейке сидел всё тот же грустный дед. Возможно, грустным он не был, но как только увидел приближающихся, моментально состроил страдальческое выражение лица, да ещё и так, что заметно это было издали. Каарис ухмыльнулся, чуть тронул Велию за плечо и показал на вновь поникшего старика. Оставался последний вопрос, на который васгот не ответил.
— А что — рога? — Всё так же весело, как и после указания на пасечника, уточнил поэт и постучал пальцем сначала по большому, а затем по малому, на виске. — Это как борода. У кого-то есть, у кого-то нет. Чаще есть, иногда и не одна пара. Старик! Пакуй пчёл для покупательницы и говори цену.
Пока Велия и пасечник договаривались и, кажется, снова переругивались, васгот провожал глазами последние лучи солнца. Над деревушкой повисла тьма и куда-то ехать сейчас было бы самоубийством. Окончание торгов и прений заставило Каариса вновь повернуться к парочке и обратиться к Велии.
— Планирую поужинать и переночевать в этом прелестном уезде с чудесными усадьбами. Ты со мной? Я плачу.

+1

14

— Да, смерть весьма любопытная, — поддакнула Велия, убирая прядь волос с лица. — Но, честно, я бы не стала это пробовать. Дженни бы не одобрили.
Она говорила о них, как о семье. Они и были ее семьей сейчас. Утратив связь с настоящими братьями и сестрами, Велия искала и никак не могла найти своего места. В семье, в Эльфинаже жизнь была непростой, но все же знакомой и понятной, а когда все в мире пошло наперекосяк, не будешь уверенным не то что в близких, но и в своей дальнейшей судьбе. Велия всем сердцем прикипела к Денериму и его остроухому народу, к немногим Друзьям. К стычкам, неизбежным и оттого привычным. Но сейчас в Денериме днем с огнем не сыщешь собрата-эльфа, а в Эльфинаже происходит дележ между дворянами. А еще эти сны… Да, дерьмовая штука. Но Велия чувствовала в них обман. Арлатан уже никогда не вернуть, она знала это. Глупо было вообще полагать, что эльфы вернут утраченное величие. Просто… оттого что они даже не представляли себе, как оно должно быть. А Волк обманывал их, из неизвестных целей. Велия слышала о нем, как и об Инквизиции. Пусть шемы, но Инквизиция пыталась бороться с угрозой всему миру, с Брешью… Велия почти уважала их, по-своему. Их дело правое. Она думала иногда, что стоит присоединиться к ним, но из-за своей рассеянности нередко забывала, о чем думала. Это частенько становилось ее бичом.
— То есть мы практически земляки. Вот удивительно, — ответила эльфийка на слова о Морозных горах. — Там, правда, я никогда не бывала. Там земли Коркари совсем близко, а сунется туда только дурак. Жуткое место, — шепотом добавила она. Быть там — она ни разу не была, но слышала множество рассказов про дикарей и варваров. А еще — про ужасную старуху, что живет там. В общем, неприятное местечко.
Рассказ о кунари Велия выслушала серьезно и покачала головой:
— Странные они. Но это всяко лучше, чем верить в Создателя и Андрасте, — скорчила она гримасу. — Просто  не люблю я человеческих богов. И не верю в Фен’Харела, потому что глупо верить обманщику. Точнее, не верю ему. А вот в Творцов верю. Нехорошая там сложилась история.
Велия имела в виду историю про Творцов и Волка, но решила не объяснять. Наверняка Каарис слышал об эльфийских богах.
Ими вообще сейчас заинтересовались многие.

— Эй, старый! — воскликнула она, когда достаточно приблизилась к пасечнику. — Отдавай свои ульи. Так уж и быть, три всего.
— Ладно, — поморщился старик, как от кислого. — Хорошо. Два серебряника.
— Вот еще! Так не пойдет! Ульев три всего!
Спор продолжался, и в конце концов они сошлись, с крайней степенью возмущения старика, на серебряной монете. Велия повернулась к кунари и вздохнула.
— Таких денег у меня нет. Всего пятьдесят медных монет, а это немного. Не хватит. А почему это ты решил платить за меня? Уж по правде, я не просила, но раз ты так хочешь, то пожалуйста.
Она поняла наконец, что все дело было в помощи Каарису. И со вздохом покачала головой.
— Да, в самом деле, уже темно. Не хотелось бы нарваться на разбойников. Я с тобой.

+1

15

Каарис вложил в руку старика нужную монету без лишних слов, кивнул Велии и медленно зашагал в сторону трактира, настолько медленно, что был уверен в том, что его новая знакомая его догонит уже с полученными пчёлами. Васгот внезапно понял, что очень уж устал за сегодня. Дорога с двумя дурачками, межрасовый спор, малолетние лесные бандиты… это было забавно, но очень утомительно. Поэт внезапно понял, что зря притащился в такую даль. Ещё и безрассудно решив, что смог бы справиться, будь здесь настоящие кунари, а не эти дети, которые хотели сделать себе быстрое имя. С другой стороны, хоть немного развеялся и побывал на "родине". Почему-то только сейчас до васгота дошло, что имела в виду Велия, сказав, что они земляки. Хмыкнув своим мыслям, Каарис развернулся и посмотрел назад: эльфийка уже шла в его сторону, поэтому рогатый решил постоять и подождать её.
— Видишь, как хорошо жить честно? — первым делом спросил у светловолосой Каарис. Конечно, он бы не стал уточнять, насколько честно живёт он сам и чем зарабатывает на "честную" жизнь. — Шемлен, не шемлен, не все, кто зарабатывает деньги — ворьё и жульё. Пошли.
Каарис открыл дверь и пропустил Велию внутрь трактира. Обычный деревенский постоялый двор, в котором выпивали местные мужики и кидали кости после тяжёлых пахотных работ. Разумеется, весь трактир притих, когда в помещение втиснулся Кас-Васгот, едва не зацепив большими рогами потолок и крестовину со свечами, служащую местным светильником. Направляясь в полной тишине к трактирщику, рогатому пришлось вжать голову в плечи и чуть склониться.
— Эй, хозяин, — пробасил Каарис, положив на стол монеты. — Две койки и два ужина. Мне и ей.
— На тебя нет коек таких, — буркнул трактирщик.
— Ну тогда ей койку, а я на полу посплю, — не допускающим возражения тоном отрезал поэт. — А раз мне придётся спать на полу, то ты ещё и два эля нальёшь за это и даже не плюнешь туда. Так ведь?
Было видно, как у трактирщика вздулись желваки на скулах, но он сглотнул и покорно кивнул, собирая монеты.
— Вот и чудно. — Хлопнул в ладони Каарис и хлопок разнёсся по тихому трактиру как пушечный выстрел. — Еду и питьё в комнату, мы тут вам уж мешать не будем, благородная публика. Веди.
Комната как комната. Маленькая, вдали от лестницы. Едва-едва прибранная. Велии досталась дешёвая постель с соломой, покрытая парой слоёв ткани, чтобы не кололось. Каарису же предназначался невероятно удобный и мягкий грязный пол или же хлипенькая узкая скамеечка, стоящая перед маленьким столом. Васгот выбрал второе, прислонив скамеечку к стене, чтобы можно было откинуться и опереться спиной на неё. Для пущего удобства он закинул ноги на стол и потянулся.
— Ну-с, — обратился наконец он к эльфийке. — Куда ты завтра поутру со своими пчёлами?

+1

16

Компания они были что надо. Трактирщик это оценил, судя по тому, как у него лицо скисло, что простокваша. Присутствие кунари никому не понравилось. Тем более, в компании эльфийки. Это выглядело, в самом деле, странно.
— Честно говоря, мы тут не к месту, — тихо произнесла Велия, обращаясь к Рису. — Как бродячий цирк... ей-Творцы.
А вот Творцы тут были к месту.
Тем не менее, Велию и Каариса  обслужили. И обсуждали. Главное, чтобы на вилы не насадили еще поутру. Интересное было чувство юмора у Риса. Велия не знала, куда себя девать. Уйти надо будет завтра как-нибудь совсем незаметно, раз спуталась с кунари по велению случая. А там посмотрим.
Комнатушка была так себе, но не Велии привередничать. Хоть покрывало постелили — и то хлеб. Зато с клопами она, вероятнее всего, будет хоровод водить.  Или со вшами. Лучше вообще не думать, что может оказаться в сене.
— Скорее всего, в Денерим. Или в какой-нибудь эрлинг, где досаждают эльфам. В любом случае, где-нибудь, да окажусь к месту. — Бесхитростно ответила Велия, демонстрируя ровные мелкие зубы в улыбке. — Я не пропаду, не волнуйся.
Но даже ей с ее простотой было понятно, что кунари о ней не печется. Да и чего у них могло быть общего? Острые уши? Велия хихикнула, больше своим мыслям, чем Каарису. Он забавный и нисколько не страшный, что бы там о кунари ни говорили. У него даже есть какое-то подобие чести и честности, и она на его фоне всего лишь какое-то жулье. Какое-то...
Она ведь честно и дня не прожила, не наживаясь на чужих потерях. Она крала, как дышала. Для нее вполне естественным казался подобный порядок вещей. Упустить лакомый кусочек или какую-нибудь вульгарную, аляпистую вещицу — невозможно. Не зря некоторые называли ее Сорокой, в глаза и за глаза. Трескотни от нее было много, да и имела, к тому же, вкупе страсть к блестящему. Воровство ее было патологическим. Таким, что ей перекрывали воздух, когда заставляли жить по правилам, где не имелось места воровству. Так что она в корне не соглашалась с образом жизни Каариса. Ей он казался странным. Как можно не стащить что-то, что плохо лежит? Да и почему другие могут иметь столько полезных для нее и ее народа вещей, когда она сама — нет? Нечестно. В конце концов, со старым пасечником ничего бы не сталось, если бы Велия взяла чуть больше. А тут вмешался Каарис со своим кодексом чести. И все испортил.
Да все наперекосяк пошло, чтоб вы знали. Велия немного даже раздражена была, но что тут сделаешь? Она всегда жила иначе. Кунари ее невозможно понять. Тем, кто честно зарабатывает на хлеб, тем более.
— Если честно, я всегда воровала, — произнесла Велия, прислонившись к стене и удобнее устраиваясь в кровати. — Ну... Почти всегда. Всяко лучше, чем быть на побегушках у шемов. Я просто... не хочу и не умею иного. И не подумай, что я оправдываюсь, — нахмурилась она в который раз за этот день. — Мне просто не по нраву то, что ты пытаешься меня учить. Я совсем не та, кем кажусь. Не маленькая девочка, я имею в виду. Я многое повидала в своей жизни. На этом закончим, пожалуй. Я хочу спать. — Она отвернулась, укутавшись одеялом, и некоторое время прислушивалась к тому, скажет ли чего Каарис. Этого бы не хотелось. Нравоучения нравоучениями, а Велия с Каарисом все же были едва знакомы. Да и толк от нравоучений — с гулькин нос. Велия на следующий же день что-нибудь стащит.
Каарис не знал, что у нее за плечами. Ни к чему ему знать больше, чем она того хочет. А она ну вообще не хочет рассказывать. Нисколечки.

Отредактировано Велия Сулис (2019-06-06 23:04:58)

+1

17

Каарис обхватил принесённую уже трактирщиком глиняную кружку с элем за края двумя пальцами, словно это была стопка, принюхался к элю, после чего залпом в два глотка вобрал в себя перебродивший эль и отправил следом кусочек грубого хлеба. Велия, кажется, немного горячилась, но это почему-то совсем не беспокоило подуставшего васгота. Он даже не сразу понял, о чём она говорит, настолько та фраза не имела под собой никакой цели. Но, видимо, задела эльфийку сильно. Когда она закончила, Васгот лишь пожал плечами и махнул рукой, после чего потянулся и зевнул.
— Делай как знаешь, — пояснил Каарис и откинулся на стену, забросив ноги в сапогах на стол.
Это были последние слова, которые поэт сказал эльфийке. Спать он не мог, моментально затекали ноги и болела шея от того, что у неё не было опоры. Сидеть без дела в темноте тоже не было никакого желания. Окна в каморке не было, а внизу было довольно тихо. Просто какое-то посмертие, скучное и не очень-то приятное, подвешенное состояние безделия при полной невозможности сделать что-то. Каарис пытался себя развлечь тем, что рифмовал в голове всё, что видел, тихо дул на перо, занимался ещё неизвестно чем, пока не начало светать. Тихо поблагодарив всё сущее за это, рогатый гигант поднялся со своего места, потряс конечностями, подхватил отставленные вещи и, стараясь не шуметь, вышел в дверь, осторожно её прикрыв. По счастью, внизу никого не оказалось, не считая спящего прям там трактирщика, лежащего кверху немаленьким пузом. Всё так же стараясь никого не разбудить, вагант вышел на улицу и вдохнул прохладный утренний воздух.
С одной стороны, ему даже было немного неловко бросать тут светловолосую эльфийку, которую, по сути, сам сюда и привёл и в каком-то смысле подставил под удар. С другой стороны — всё остальное. К тому же, она сама сказала, что справится, так чего тогда переживать? Вряд ли кто-то заметил огромного рогатого мужика, выходящего из трактира поутру, верно? Пусть думают, что они всё ещё внутри вдвоём. Прежде чем сделать шаг по грязной дороге, на которую Каарис вышел, он потряс свой бурдюк с водой, проверяя, сколько там осталось. Осталось достаточно для того, чтобы не искать колодца и не задерживаться больше в этой деревушке, чьё название он забыл вновь. Предстояло сейчас уйти далеко на север, где его должны будут подобрать и вновь отвезти в их "дружный" Вало-Кас. Шагая по дороге, Каарис думал, как и что рассказать Таарлоку, ведь на самом деле окаалось, что васгот притащился сюда просто так. Да, был слух, что в деревне кунари, но на подобные другие слухи всё же реагировали с меньшим энтузиазмом, а тут сам он вызвался, да ещё и настоял. Хорошо хоть никого с собой не прихватил. Невесело хмыкнув своим мыслям, уже достаточно отойдя от деревни, поэт достал походную трубку, на ходу забил её и поджог "от пальца" синеватым огоньком. Огромная фигура удалялась на Тракт, идя на встречу "честной жизни": шантажу, наёмным убийствам, войне за деньги.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Пчелы и пасечники [5 Волноцвета, 9:43 ВД]