НОВОСТИ

06.07. 19 месяцев игры: жжем дальше!
19.06. Правило для неканонов!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Hiemali Tempore [5 Харинга, 43 ВД]


Hiemali Tempore [5 Харинга, 43 ВД]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://www.pauljoyce.co.uk/wp-content/uploads/2018/07/fantasy_world_building_Yartar-Snow.png

Hiemali Tempore [5 Харинга, 43 ВД]

Время суток и погода: Вечер, лёгкий снег
Место: Орлей, Халамширал
Участники: Иссала, Мис
Аннотация:
В погоне за прошлым можно зайти очень далеко. Иссала, ушедшая из отряда тал-васготов ради того, чтобы найти подругу, с которой её разлучили, знает это лучше всего. Скромные слухи приводят отступницу Кунари в Орлей, а тающий на глазах след - в Халамширал. Город эльфов кажется единственным разумным местом, откуда стоит начать поиски. Однако... эльфы не могут не понять, что высокая женская фигура, пусть и закутанная в плащ, совсем не принадлежит их роду. И конечно это интересует очень многих местных, от ревнителей веры до эльфийских революционеров.

0

2

Это было чисто ее инициативой. А иницатива часто была наказуемой. И дело Мис пахло чем-то опасным. Азартом - разумеется, горечью - достаточно сильно, опасностью - неимоверно. Халамширал был городом, в котором она впервые познала горе. Но сейчас дело было совсем в другом. Не следовало отвлекаться на мелочи. Не стоило отвлекаться на прежние чувства, ведь Мис - это Мис, борьба до последнего. Мис прощупывала ту часть местных эльфов, которые могли склониться к восстанию.
Следовало быть осторожной. Мис всегда говорила Бриале, что будет осторожной. И часто не была таковой. Да, опасно, да, страшно, но опасные дела всегда интересны. Особенно тем чувством под ложечкой, сведением мышц в сталь.
У нее не было чувства меры. Иногда в своих стремлениях Мис перегибала палку. Иногда у нее напрочь отшибало чувство самосохранения. Иногда она шла по головам. Только чтобы достичь целей Бриалы. Она полностью была предана ее делу, а еще... Бриале самой. Бриала тогда, еще давно, помогла, разглядев в несчастной бродяжке нечто стоящее. Мис сомневалась в самой себе, но Бриала... Бриала всегда понимала ее, даже когда Мис не понимала сама себя. Бриала была лидером. А кем была Мис?..
Но уже точно не той жалкой Танталлой, что рыдала над своей несложившейся жизнью. Да, она теперь хотела жить. Так сильно, что сама забывала, когда такое было. Ее жизнь устраивала теперь. Пусть они и были изгнанниками. Но оставалась одна мелочь - месть. Призраки прошлого преследовали ее во снах. Хорошо, что не наяву. Наяву она бы растерзала их, как волчица. Изничтожила бы любым способом, предпочтительно, наиболее болезненным. Но не затем она здесь. Мис скинула капюшон, наслаждаясь холодным воздухом, ветром, зарывшимся тут же в волосы.
Город готовился к Первому дню Зимохода, началу года. Мис было откровенно наплевать на это. Хотя веселиться она умела, сейчас то было неуместно. Странно вообще, разглядывая снежинку на перчатке, думала она, что после того, что произошло с ней, она все же нашла силы радоваться. И, возможно, Бриала была тому причиной. Снежинка съежилась и обратилась в воду. Стряхнув воду с перчатки, Мис обратила внимание на говорящих между собой эльфов, которых прежде не замечала, поглощенная мыслями.
Назревало нечто интересное. Даже более интересное, чем вербовка агентов.
-Да клянусь тебе, своими глазами ее видел. Кунари! - Закутанный в капюшон, в обноски, говорил сухощавый эльф, что уже явно был преклонного возраста. Мис хмыкнула, обозначив свое присутствие - и для эльфа постарше, и подростка.
-Привет. А в чем дело-то? - недоверчиво склонив голову, спросила она.
-Да дело в том, что в городе... кунари! - с надрывом произнес старший эльф. Да, у него даже были морщины, и ему было далеко за пятьдесят. - Надеюсь, они не захватят наш город. Потому что иначе, дорогие мои, я не знаю, что ему тут было делать. Или ей... О, Ужасный Волк, демон ее разберет!
-Ладно, не ругайся, старый. Мы посмотрим, для чего он здесь. - Молодой эльф кивнул и улыбнулся несмело, адресуя улыбку Мис. Мис осклабилась.
-Я видел ее на входе в Эльфинаж. Вот этими глазами видел, - чтобы усилить впечатление от своей речи, старик ткнул себя в глаза, прикрыв веки.
-Верю-верю, - отмахнулась Мис. - Тогда мы знаем, с чего начать. Следопыт из меня не особо хороший, но вдвоем-то будет легче найти. Я пойду ко входу в эльфинаж, а ты иди в трущобы. Если найдешь... Во всяком случае, проследишь, вернешься и скажешь мне, где он. Мы же точно не знаем, зачем кунари здесь. Будь осторожен.
Сама она осторожности будто не знала. Кунари ее беспокоили только в том ключе, что они могли нанести вред эльфам. Либо начать обращать в веру. И неизвестно, что хуже...

Отредактировано Мис (2019-04-20 23:40:05)

+1

3

Лучик надежды найти Иву появляется случайно. Где-то недалеко от Эльфийского Города в Орлее происходит стычка с тевинтерцами. Тевинтерцы проигрывают и те, кто сражался с ними, освобождают рабов, в том числе и эльфов. Эту новость Иссала слышит уже во многоразовом пересказе в придорожной таверне, где чудом может остановиться за гораздо большие деньги, чем для кого бы то ни было. Никто не хочет и никогда не захочет принять серокожих. Лишь те, кто нуждается в деньгах готовы сотрудничать, не забывая обобрать до нитки. Такие, как хозяин этой таверны, из которой Иссала выскальзывает на рассвете, не желая больше ни с кем говорить. Самое необходимое она услышала: дорога ведёт её в Халамширал.
"Тамассран" проскальзывает за спинами стражей в ворота, пока они отвлекаются на какого-то торговца. Пусть так, ей нет никакого дела, что они решают между собой, она здесь только ради Ивы. Если бы только знать, что подруга именно здесь... В этом гнетущем городе, который отчего-то напоминает ужасы плена. Холодный воздух заставляет закутаться поглубже в плащ. Пальцы на руках и ногах уже плохо гнуться и болят. Но остановиться нельзя... и негде.
Иссала поняла, что на неё смотрит каждый прохожий слишком поздно, чтобы пытаться скрыться. Виной тому вовсе не огромный рост для большинства здесь – она видела людей, почти равных ей. И не из-за пепельно-серой кожи, мало видной под одеждой. Конечно нет, всё дело в рогах, которые мешают даже накинуть капюшон, не говоря уже о шлемах. "Нужно избавиться от них" – эта мысль приходит случайно, но именно сейчас она кажется решением таких проблем. Иссала старается не крутить головой, чтобы не дать понять жителям, что она насторожена. Уверенность, пусть и мнимая, работает лучше выставленного напоказ оружия. Группа эльфов, стоящая спереди, убегает, стоит "Тамассран" приблизиться на несколько шагов к ним. С узкой дороги расходятся другие жители. И все смотрят прямо на неё, будто бы ждут, когда она нападёт. Так же ведут себя в лесах, когда встречают дикого хищника. Иссала невесело хмыкает сама себе, но идёт дальше в город, в глубину.
Она безошибочно находит место, где живёт больше всего эльфов. Гнетущее впечатление производят дома и нищие, что сидели рядом с ними, грязь, смешанная со снегом, да и атмосфера упадка и недружелюбности. Но привыкать ли Иссале? Она смело шагает на дорожку и идёт к первому нищему, сидящему на грубой лавочке. Тамассран достаёт три серебряных монетки и подходит ближе, показывает ладонь: нет, я не враг.
– Я ищу девушку, – речь как можно спокойнее. – Моя подруга, эльф. Она может быть в городе совсем недавно, она долийка и её зовут Ива...
Тут же Иссала осекается. Ивой звала её она, но пользуется ли подруга этим именем до сих пор, когда их разлучили? Истинное имя Иссала называть отказывается, так просила долийка. Не в городах.
– Ничего тебе не скажу, – нищий не убегает, но враждебен. Иссала боялась, что он не поймёт торгового, но эльф успокоил её своим ответом. – Пошла отсюда, Кунари.
Тамассран распрямляется и протягивает мужчине монетки. Тот, конечно, не берёт их, тогда она кладёт их рядом на скамью и разворачивается, стараясь попытать счастья в другом месте.
– Стой, – она уже почти уходит, как голос за спиной вновь зовёт её. Иссала оборачивается. Эльф показывает куда-то между двумя серыми деревянными домами рукой, на которой не хватает пальцев. – Хочешь что-то узнать, иди вон туда. Прямо между домов.
– Спасибо, – кивает Иссала. Конечно, это ловушка. Она ни за что не пройдёт туда. Зябко кутаясь, Тамассран продолжает идти и проходит мимо указанного дома, смотря по сторонам. Конечно, лучше вновь в какой-то трактир, где можно и погреться, и, наверное, что-то узнать. Но есть ли здесь такие трактиры? Пока она ищет, плутая по узким грязным улочкам, она не обращает внимание на то, что к ней сзади приблизились несколько мужчин-эльфов. И потому, что у них было в руках оружие, Иссала поняла, что они не просто так сюда пришли.
– Тебе же велели между домов, – говорит один из них высоким голосом. – Теперь уже поздно. Отдавай всё, Кунари.

+1

4

По-видимому, кунари здесь не было. Снег замел любые следы какого бы то ни было присутствия. Мис хмыкнула и поняла, что надо ставить на то, что увидит малец. Она нарезала еще несколько кругов, всматриваясь в белое крошево под ногами - и пошла обратно. Старик уже успел исчезнуть. Какие эльфы городские все-таки трусливые, подумала она, не причисляя почему-то себя к ним. Гордые и хвастливые долийцы приходились Мис больше по душе. Хотя и обладали лишь крупицами знания о прошлом, но все же  знали чуть больше, чем плоскоухие. О прошлом, да. Их общем прошлом. Впрочем, она едва ли сильно была увлечена наследием, она глядела в будущее. Когда-нибудь эльфы вернут то, что потеряли. Неважно, какой ценой. Мис была уверена в этом. И никто не смог бы пошатнуть ее уверенность.
Ее малец вернулся, запыхавшись, спустя несколько минут. Щеки его были красными, а речь сбивалась. Он торопливо рассказал о том, что видел, бросая боязливые взгляды за спину. Мис смотрела на него едва ли не с презрением, но, в общем-то, у юноши были свои причины так вести себя. Он был один, безоружный. Мис поправила кинжалы за спиной и пошла за ним, оглядывая Эльфинаж на предмет изменений. Там прибавилась пристройка, здесь дом обвалился. Но, в принципе, все было почти по-старому. Эльфинаж не вызывал у нее более приязни. Теперь, под крылом у Бриалы, Мис почувствовала свой потенциал и исчезло практически все, что связывало ее с этим местом. Потому она скалится, оглядываясь, и потому в ее взгляде столько неоправданной гордости. Хотя, нельзя сказать, что она не припоминала, с чего все начиналось. Эльфинаж, сердобольные соседи, пресная баланда и двое эльфов, приведших ее к Бриале.
Да, особенно баланда. До тошноты противная. И, если удавалось, перехватывала кусочек пресного, сухого хлеба, похожего на пемзу больше, чем на хлеб. В начале пути ее никто не баловал, особенно Бриала. Она видела всю изнанку города. Шевалье, убивавших эльфов, так развлекавшихся. Тогда она поняла, как не умеют ценить чужие жизни люди. И да, именно она. Убийца, перерезавшая их глотки. Подливавшая яд в их питье. Потому что их жизни она тоже не ценила. Редкостная была шваль - эти люди.
Но и некоторые из долийцев тоже были разбойниками, почище людей. Так что ни их, ни людей нельзя было оправдывать. Мис пришла к этому выводу давно. Лучше вообще никого не оценивать, потому что это приведет к весьма неприятным выводам.
Юнец был испуган сильно, когда подходил к шайке эльфов. Мис же была полной его противоположностью - само спокойствие, приправленное презрением, вполне обычным для нее.
Надо было разобраться в ситуации.
- Ma halam?* - спросила Мис хладнокровно, отрезвляюще глядя на картину в целом. - Или это будет продолжаться? Думаю, эта женщина порубит вас в капусту. Или попросту побьет. Не будьте дурачьем. Меня зовут Мис. - сказала эльфийка, обращаясь уже к кунари. Честно говоря, кунари ее несколько пугали. Серая кожа, совершенно иное отношение к... да ко всему. Да и, как уже было сказано, представители ее народа часто обращали в свою веру других. У кунари с эльфами было совсем немного общего - разве что, острые уши.  - Ты... зачем ты здесь?
Не похоже было, что кунарийка была агрессивно настроена. Хотя все может быть.

*"Вы закончили?", эльфийск.

Отредактировано Мис (2019-04-26 10:33:24)

+2

5

Иссала хочет было сказать, что она не Кунари, но это лишь запутает всё. Для тех, кто никогда не встречался с Кун все, у кого на голове пара рогов - Кунари. Да и что она должна отдать? У неё ничего нет, кроме тёплого плаща, двух кинжалов и пяти золотых, что остались у неё от всех "жалований". Но для этих эльфов и эти скромные деньги - богатство. Иссала тяжело вздыхает, когда смотрит на них. В нищете, в страхе, они всё ещё ведут жизнь лучше отступников Кунари. Хотя бы потому, что у них есть дома. Место, где их можно построить. И их родичи, кто живёт "как должно", как Ива - они не стремятся убить всех несогласных с этим. В отличие от действительно Кунари.
– Ты оглохла, Кунари? – злится эльф с высоким голосом. Другие стремятся обступить непрошеную гостью, и стало видно, что их всего четверо. – Снимай плащ и отдавай деньги. У тебя они есть.
– Я не желаю зла, – отвечает "Тамассран". Она так же поднимает руку с разжатой ладонью вверх. – Я ищу эльфийку...
– А нашла нас. Мы сейчас поможем тебе снять твой плащ...
– Ma halam?
Новый голос. Женский. Он раздаётся позади спин этих разбойников. Иссала смотрит в ту сторону, откуда услышала звук и видит ещё одну эльфийку. Хрупкую и темноволосую - темноволосую по меркам Кунари. Васготов. Светловолосых. Она издалека напомнила вновь об Иве, что-то похожее сквозит в её движениях... Лёгкость, которой никогда не бывать у серых. Эльфийка говорит со своими сородичами, пугает их всего двумя фразами, которые рассказывают о самой "Тамассран", из-за чего разбойники слегка притихают и вновь собираются в кучу.
– Верно... – всё тот же, с высоким голосом. – Может, нас и убьёт...
Иссала не замечает, как они пропадают с глаз, бесшумно, словно тени. Перед ней стоит теперь одна Мис, именно так представляется девушка. Рядом с ней есть ещё один житель города, он был заметно мал, имекари. Ребёнок.
– Иссала, – представляется "Кунари". она всё так же показывает открытую ладонь. – Я не хочу зла вам всем. Я всего лишь... ищу.
Тал-васгот достаёт вторую руку и медленно показывает, что в ней ничего нет. Всё ещё держит их на виду, чтобы Мис видела и дальше настрой. Несколько шагов вперёд, чтобы подойти ближе. Кажется, мальчишка испугался этого.
– Я знаю, что недалеко от вашего города проходил отряд Тевинтера. У них в плену должна была быть эльфийка, светловолосая и невысокая. Скорее всего, у неё есть прозвище, Ива. Она… – Тамассран замолкает на секунду и думает, а правильно ли поймёт её стоящая перед ней строгая девушка? – Она моя подруга. Мы обе были в плену этих тевинтерцев. Я хочу знать, если она здесь, и только.
Иссала молча стоит и ждёт, что скажет или как поступит Мис. Вряд ли высокой Тал-васгот удасться сбежать и затеряться в городе, где каждый эльф, что увидит её, наверняка расскажет преследователям. И наверняка тогда с Иссалой никто не заговорит больше, её сразу же казнят на месте.
Немного времени прошло, прежде чем их беседу прервали. Из-за домов и переулков, по дорожкам, как угодно выходят эльфы. Те, кто ушёл, вернулись и вернулись с подмогой. Если раньше их было четверо, то теперь не меньше дюжины... и их уже не под силу будет одолеть и двум Тал-васготам.
– Ну теперь она точно никого не порубит, – кричит их предводитель, но не Иссале, а своей соплеменнице. – И что же теперь будет делать она?
Иссала убирает руки под плащ и медленно нащупывает две рукояти кинжалов. Пусть не удасться выжить, но больше сдаваться она не намерена. Ни за что.

+2

6

– Боюсь, я мало чем могу помочь, Иссала, – хмыкнула Мис, изучающе глядя на собеседницу. – Я сама здесь... давно не была, хм, скажем так. Так что мы в равном положении. Пока я знаю не больше, чем ты.
Да и, в общем-то, не хотелось. Все-таки между ней и кунари была огромная пропасть. Но иначе, с другой стороны, виделось Мис, они от нее не избавятся. И спокойствия как нет, так и не будет. И, как ни презирала Мис жителей Эльфинажа, ей не хотелось бы, чтобы здесь случилась травля и смертоубийство. Да, обратите внимание: ей, убийце. Мис была практичной, в самом деле. Ей смерти или обращение в чужую веру не нравились лишь с позиции вербовщицы. Это были лишние помехи в ее работе.
– Мне думалось, тевинтерцы убивают кунари, –  сухо произнесла эльфийка, отводя глаза. –  Пойдем... Эм-м...
А эльфы-то смекнули, что им вчетвером не справиться. Жаль, что Иссала не ушла до того, как эльфы успели вернуться. Нужно было как-то решить надвигающийся конфликт. Молодой эльф, стоявший рядом, съежился еще сильнее, чем мог.
Мис обратилась к разбойникам – да, ничем не больше, чем разбойникам:
– Не стоит, все равно. Держите эти деньги и уходите. С кунари я разберусь сама, без вашей помощи. Я –  под протекцией Бриалы, и она –  тоже, пока я рядом с ней, – со вздохом распрощавшись со своими немногими сбережениями, сказала Мис, передавая их горластому эльфу. На этом, как она считала, совершенно не нужный конфликт был исчерпан. Десять золотых монет на дюжину эльфов –  пожалуй, это было почти как дневное жалованье слуг. Если, конечно, она правильно помнила.
В то время она не считала денег. На еду и крышу над головой хватало, да и она никогда не занималась расчетами, ибо отец вел все дела сам. Глупая же она была. Хотя не настолько, чтобы нападать на кунари из-за поганого плаща. Видимо, они совсем отчаялись, раз бросались на, подобно себе, безденежных. Или совести не было, но это уж вряд ли.
Мис хмыкнула громче, состроив кривую улыбочку:
– Ну же, не будьте глупышами. Мне не нужно лишних проблем.
Иссала уже готова была напасть на голодных оборванцев. Зря. Мис сокрушенным взглядом проследила за ней.

+1

7

Иссала опускает голову и смотрит исподлобья на Мис. Ей не откуда знать разницу, конечно. Но только всё равно это слово теперь - словно ножом в сердце. Для всех вокруг далеко от городов Кунари, все высокие серокожие и есть Кунари. То, их раса зовётся иначе не все рогатые великаны даже знают, что уж говорить об эльфах в таких забытых всеми местах? Иссала качает головой.
– Я не Кунари. – Но она осекается. Не лучшее место для рассказа. И сам рассказ стоит ли того? Мис, кажется, и не слишком интересуется самой "Тамассран". Ей нужен покой здесь, а что будет с "Кунари" её не заботит. Иссала прекрасно понимает. Уже делает первые шаги вслед за эльфийкой, но вокруг вновь возникают эльфы. Те же, что ушли несколько раньше, но вернулись. Всей шайкой.
Мис торгуется, убеждает, называет имя. Слыша "Бриала" несколько из разбойников переглядывается и отходит обратно, в тень, из которой вышли. Но их всё равно слишком много для драки. Серокожая ловит на себе странный взгляд эльфийки, последний раз сжимает рукояти клинков и отпускает их, доставая руки из-под плаща. В ладони сжимает горсть серебряных монет. Больше отдать она не может, неизвестно, когда в следующий раз сможет получить эти несчастные деньги.
– Вам нужны деньги, – она не спрашивает, утверждает. Смотрит на то, что предлагает Мис. – Я не отдам свои вещи. И все деньги. Возьмите это.
Эльфы вновь переглядываются. тот, что с высоким голосом, протестует, но его не слушают. К девушкам выходит не молодой мужчина. У него плотная повязка на глазу, надетая наискось. Из-под неё видно шрам, наверное, рана, которая лишила его глаза. Недобро смотрит на Иссалу, когда та высыпает скудные монетки ему в руки. Затем идёт к Мис и берёт её предложение.
– Убери это отсюда, как можно быстрее. – Эльф не говорит больше ни слова, разворачивается и уходит. Вместе с тем уходят и прочие бандиты, остаётся лишь тот "предводитель" с высоким голосом и парень, который пришёл с Мис.
– Этого мало! – наконец говорит он. – Отдавай последнее, Кунари!
Иссала выпрямляется, отчего выглядит ещё выше, чем до этого. Наглец едва доходит ей до груди, но всё ещё уверен в себе. Будто его опьянил успех. "Тамассран" скрещивает руки и смотрит сперва на оставшегося, а затем на эльфийку. Она уже поняла, что внутрь их общества ей лучше не влезать.

+1

8

– Если ты не кунари, тогда кто ты? – вопрошает Мис. У эльфийки есть свои резоны спрашивать подобное. Важно, чтобы эта "не-кунари" ничего не натворила. Не посеяла раздор в Эльфинаже, не принялась убивать направо и налево. С нее могло статься.

Вроде, раса у нее должна быть такая - кунари. Но, не слишком в этом разбирающаяся, орлесианская эльфийка слышала только самое общее о тал-васготах. Да и встретить одного из них никак не ожидала. Жизнь и не с такими сводит, усмехнулась про себя она. "Кунари" до сих пор не проявляла явной агрессии, только если из-за самозащиты, и это успокаивало Мис.

Но настырный козел не думал успокаиваться. Все ему было нужно от кунари, которую, по правде, Мис уже отчасти жалела. 
– Кунари тоже надо как-то жить, сородич. Ir abelas*. Сейчас странное время и опасное. Пойдем, – кивнула Мис Иссале. – Слухи в таверне – самый надежный источник информации. Но если ты и я будем здесь ошиваться, вряд ли получим желаемое. Только лишние проблемы наживем. Малыш, доброго тебе вечера, – попрощалась с мальцом эльфийка, глазами сказав многое, что не должно было быть услышано. Он разузнает побольше об Иве, и докладываться придет к ней, Мис. Юноша быстро отвел взгляд, развернулся и побрел обратно, начиная поиски в трущобах. Имя Бриалы для него значило многое, как и для большинства молодежи, грезившей об Арлатане.

Мис уверенно шла к таверне, не удосужившись даже оглядываться. Эльфийка шла быстро, подстраиваясь под шаг Иссалы. На подходе к таверне Мис остановилась и тихо произнесла, чтобы ее услышала одна лишь васготка:
– Этот мальчик сможет тебе помочь, наверное. Мы встретим его в таверне. Но позже. Очень надеюсь, что это хоть чем-то поможет.
На самом деле, надежды было мало, но Мис умолчала об этом. Потому что все было мутно, запутано и наверняка уже постфактум произошло. А еще ей самой не очень хотелось разбираться в этой каше. А еще оказаться в ее эпицентре, но, ir abelas, она уже оказалась во всем неприглядном деле по самые кончики ушей. Не особо ей нравились тевинтерцы. Они были опасны и непредсказуемы, почти настолько же, насколько кунари.

*Извинение, сожаление, эльфийск.

Отредактировано Мис (2019-05-06 17:34:27)

+1

9

Иссала лишь кивает. Не похоже, что Мис ведёт её в другую западню: если бы она хотела, она бы оставила "Кунари" здесь, а после забрала всё, что нужно. Не похоже, а значит, можно следовать. Девушки идут быстро, кажется, что быстрее нужного. Но теперь торопиться приходится всегда.
Дорога идёт в молчании. Лишь хруст снега и дыхание, от которого исходит густой пар. Мис спереди, двигается легко и ловко. Легче высокой "Тамассран", что идёт следом широкими шагами. Они не оглядываются, посмотреть на кого-то - значит, новые проблемы. Эльфы ушли, но хватит ли им тех денег? И почему та, что сейчас ведёт, выкупила её? Иссала подносит руку ко рту и чуть дышит, пытаясь согреть замёрзшие пальцы. Взгляд жёлтых глаз направлен на Мис: о чём думает её спасительница? И спасительница ли?
Остановка. Нет времени думать об этом, остаётся лишь слушать. Мальчишка, тот, что был с Мис, это он должен помочь? Но... почему? Иссале не хочется быть неблагодарной или же напротив, быть слишком благодарной, она не задаёт этого вопроса. Медленно кивает в ответ, немного молчит, а затем произносит:
– У меня нечем заплатить ему за помощь.
Почти чистая правда. С каждой минутой Иссала всё больше жалеет, что пошла на зов сердца сюда, в этот город. Ей не следовало, или хотя бы нужно было знать точно. Искать одну Иву в таком городе – будто одну настоящую иву в огромном лесу. Ведь именно этого изящного деревца может и вовсе здесь не оказаться. Иссала поднимает взгляд: дверь в таверну. Там наверняка тепло и... может и правда, там кто-то что-то сможет сказать? Она просит Мис подождать и достаёт длинный рулон серой ткани, который быстро-быстро разматывает вокруг головы и рогов, скрывая их под чем-то подобным причудливому головному убору священников людей, клобуку. Пусть лучше так, чем сразу увидят рога – решает Тал-Васгот и открывает перед эльфийкой дверь, пропускает вперёд, а следом идёт сама.
В лицо сразу же бьёт жар. Внутри немного посетителей, но все смотрят на них, когда они входят. Иссала зябко кутается и идёт к самому дальнему не занятому столу, надеясь, что эльфийка последует за ней. Она попробует узнать что-то, но позже. Нужно согреться, всё это время в дороге - и почти без костра. Очень холодно. Очень хочется съесть хоть что-то.
– Там, на улице, – Иссала ловит взгляд Мис, когда та оказывается рядом. – Ты спросила, кто я, если не Кунари. Я - Тал-Васгот. Так называют тех, кто ушёл из Кун. Веры в благо и предначертанную роль. Это заменяет моему народу Создателя или... ваших богов.
Ива рассказывала об этом. У них, эльфов, что живут среди деревьев, другие боги. И они намного старше, чем Создатель, а это значит, что они и есть настоящие Создатели. Ну... так говорила Ива. Как это в правду? Кто же знает... Но точно не как говорит Кун.
– Не все, кто серый и с рогами Кунари, – "Тамассран" говорит это с печалью в голосе, не смотря больше на собеседницу. Она вспоминает, как видела спину убегающих "солдат", бросаюших её в руки ужасного плена. – И лучше бы Тевинтерцы убивали всех пленников, чем делали с ними всё... что они делают.

+1

10

—  На самом деле, все они просто боятся перемен. Боятся чужих в Эльфинаже. А еще они — за чертой бедности. — Сказала Мис, словно оправдывая поведение эльфов, сама того не желая. — Мне известно, как может быть плохо. Настолько плохо. Мне было бы жаль их, но они сами кузнецы своей судьбы, — честно призналась эльфийка. — В их ситуации я поступила бы иначе.

Оправдывать этот сброд ей не хотелось. Не хотелось и демонстрировать непричастность к общине. Это могло спровоцировать лишние, ненужные вопросы. Мис боялась их как огня. По большей части потому, что отвечать — равносильно тому, что рассказывать о себе все. Но она уже сделала неуместную глупость, намекнув на свою обособленность. Глупо, кошмарно глупо поступила. Но слова уже не вернуть назад. Она обернулась на Иссалу, вдруг остановившуюся так некстати.

Мис быстро взглянула на кунари и отвернулась. Вот еще. И то, что за всем этим и «подругой» кроется какая-то история — не эльфийки это было дело. Она не зря не стала рассказывать о себе потому, что не желала копаться в чужом грязном белье. Либо услышать какую-то задушевную историю. Она уже наслушалась подобного довольно и нагляделась в Орлее, где за масками скрывались нечистоты души и тела. А также тайны. Много тайн.
А сама Мис держалась особняком ото всех. Возможно, казалась при этом колючей и мнящей о своей персоне невесть что, гордой, презрительной, отчужденной, неприятной. Но вся эта неприязнь долго вырабатывалась. Годами пребывания в обществе, полном иллюзий и фальши. У нее это было чем-то вроде рефлекса — так она защищалась. Так она чувствовала себя спокойно. Только молча. Только презрительно кривясь на чужое «исподнее». Это презрение тоже было своего рода «маской», накрепко прилипшей к ее лицу. Некрасивой, но как есть. Мис не заморачивалась этим. И нисколько не связывала себя с другими убийцами, лестью и красивыми словами добирающихся до своих жертв. Она была другой.
Именно поэтому она ответила так, а не иначе, бросив слова, словно тяжелую вещь:
— Но довольно обо всем этом. Мальчик, как и я, желает спокойствия в Эльфинаже. Тут даже дело не в деньгах. Как я уже сказала, чужаков здесь не любят.

Толкнув дверь, скрипнувшую петлями, Мис зашла следом за Иссалой.
И услышала о тал-васготах. Чуть было не закатила глаза, но удержалась от этого жеста.
— Никогда не бывала в Тевинтере. Но этим ребятам только дай кого-нибудь в кандалы заключить. — Неприятно улыбнулась Мис. — Спасибо… за ответ. Наверное, мне следовало бы сочувствовать, но, увы, я не склонна этого делать. На твоем месте я бы убила их.
— Ладно. — Хмыкнула Мис. — А теперь давай думать, как тебе помочь. Я предлагаю все же тебе поспрашивать народ, а не мне. Ты все же больше напоминаешь человека, чем я.

Отредактировано Мис (2019-05-13 22:14:53)

+1

11

Иссала ничего не отвечает, когда слышит про убийство. Лишь грустно вздыхает. Мис даже не сможет представить, что желалось мучителям и как часто... И та смерть, которую им подарили избавители, была слишком лёгкой. Слишком. Тамассран качает головой.
– Нет нужды в сочувствии, – Её и правда нет. Сочувствие ничем никогда не могло помочь, это то, что каждый должен нести один. – Я не хотела тебя разжалобить.
Что делать дальше? Мис предлагает именно Иссале узнать здесь. "Больше напоминаешь человека"? Она сомнительно склоняет голову. Пусть у неё нет миндального разреза глаз и изящных ладоней, но есть рога, пусть и скрытые тканью и огромный рост. Но всё же Иссале нельзя спорить здесь, отказываться от протянутой руки. Тамассран встаёт со своего места.
– Я куплю выпить. – Негромко сообщает Тал-Васгот спутнице. Спутница, Мис, чем-то напоминает Иву в первые ночи знакомства. Иссала чувствует всё то же недоверие, холодность, тихую агрессию... Пусть даже если их нет на самом деле, чутьё Тамассран говорит об обратном. Но здесь не плен, их ничто не столкнёт надолго. Они не любят чужаков, и Иссала не станет их задерживать и навязываться Мис. Даже если её мальчишка поможет, если и захочет, Иссала уйдёт. Если повезёт, то вместе с Ивой.
– Два... что у вас есть. – На стол она кладёт несколько монеток. Трактирщик смотрит долго, смотрит на ткань, что скрывает рога. За спиной перешёптываются и не говорят ничего доброго. Пусть, лишь бы не нападали. Хозяин не хотя наливает напиток и ставит на стол.
– Не хватает, – говорит он. – Ещё три меди.
Он заламывает цену, это очевидно. Но Иссала не подаёт вида и достаёт серебряную. Кладёт на стол и наклоняется ближе.
– Я ищу эльфийку. Она была здесь с тевинтерцами. Светловолосая. Невысокая.
– Это город эльфов, – отвечает хозяин. – И светловолосых здесь хватает.
– Зовут "Ива".
Трактирщик смотрит полным презрения взглядом и скрещивает руки. Он не будет ничего говорить, особенно Иссале. И, скорее всего, ничего не знает. Тамассран протягивает ему одну монету и забирает кружки. Идёт к Мис и ставит перед ней выпивку, осторожно садится на своё место.
– Они ничего не скажут, – краем глаза она видит, как трактирщик говорит с кем-то из гостей и те выходят на улицу, посматривая на их столик. – Мне лучше уйти, как ты говоришь. Я почти верю, что Ивы здесь нет.
Она делает глоток и морщится. Неприятно. Кисло. Может, так и было везде, просто Иссала отвыкла. Но больше пить не станет и отодвигает в сторону, добавляя для Мис: "Лучше не пей".

+1

12

Иссала на удивление выдержанно вела себя. Мис не догадывалась, что той пришлось вынести, да ее это, мягко говоря, не особо-то трогало. Она неуютно повела плечами, присаживаясь за узкий стол – на них смотрели, и причем без интереса. С опаской, даже, скорее, агрессией. Это Мис не нравилось. Но чего еще она ждала, явившись в таверну вместе с кунари? Ей сначала показалось, что Иссала хорошо замаскировалась, но то было далеко не так. В Иссале признали кунари. Рост тому виной? Цвет кожи? В любом случае, саму Мис едва ли стали бы слушать, зная, что она эльфийка.  Люди вообще не очень любили ее сородичей, частично считали ворами, частично – прислугой. И ничего из этого не подходило Мис. Хотя играть служку она умела зачастую лучше, чем даже настоящие слуги. Правдиво. Убедительно. Неудивительно, ведь большую часть жизни она была прислугой. Ничего странного.
Иссала подписала себе приговор, говоря с владельцем таверны. Но сама Мис тоже имела какое-то отношение к ней, так что невольно стала мишенью неприятных взглядов. Зря, наверное, обе, Иссала и Мис, затеяли это все. Эльфы были меньшим из зол. А вот если им придется драться со всей таверной плечом к плечу... это наиболее вероятный ход развития событий. Кунари нигде особо не привечали. А тал-васгот Иссала или нет – дело десятое. Она же рогатая? Рогатая. Гигантского роста? Да, разумеется.
Будь Мис хоть немного осмотрительней, она бы поискала укрытие в Эльфинаже. Слишком напролом шла, слишком мало думала, беспокоясь лишь о том, чтобы увести чужачку из Эльфинажа и свести потери к минимуму, хмурясь, в мыслях проклинала она себя. Но что делать дальше, чтобы не разъярить людей и трактирщика? Бежать и отсюда? Малец же должен встретить их здесь. Уходить было рано. Впрочем, у нее всегда есть кинжалы, и она ловка достаточно, чтобы ускользнуть от удара. Мис предполагала худший из исходов, заметив переговаривавшихся трактирщика и людей. Неприятно. Не очень хорошая вышла ситуация. 
– Мы еще немного подождем и... пойдем отсюда. Не лучшая была идея. – Хмыкнула Мис, несколько растерянная. Она видела, как Иссала разговаривала с трактирщиком. Видела и последовавшие действия людей. Их не хотели видеть здесь. А какие взгляды... Мис отвернулась, забеспокоившись. –  Думаю, эльфеныш должен что-то узнать...
Эльфийка вздрогнула от прикосновения. Это был он. Маленький эльфеныш. Он подошел к ним почти так же неслышно, как обычно ходила Мис.
– Мис... Я нашел немного слухов. Да, здесь были тевинтерцы, проездом, но не работорговцы. И эльфов с ними не было.
– А жаль. – Эльфийка прищурилась. – Это все?
– Да. – Малец был несколько напряжен и поглядывал вокруг.
– Проведи ее безопасным путем, – кивнула Мис на Иссалу. – Это все, что мы можем сделать. Здесь слишком много людей, которые боятся и ненавидят твой народ. Лучше не нарываться и уйти быстрее. Мне – тоже, как... соучастнице.
Слишком... добродушно после всего. Но, честно говоря, тал-васготка чем-то ей напоминала себя, когда она еще не взяла имя "Мис". Чем-то неуловимым. Растерянностью?.. 
Мис поднялась из-за стола и выжидающе взглянула на кунарийку. К вину Мис даже не прикоснулась, зная, что таверна дешевая.
– А у меня остались дела. В Эльфинаже. Так что... я пойду?

Отредактировано Мис (2019-05-30 22:25:27)

+1

13

— Я не могу тебя задерживать, — Иссала отвечает тихо, почти шелестом. — Ma serannas.
Тамассран встаёт следом. Если она выйдет первой, то на Мис не будут обращать внимания. Она как никогда права — Иссала и так привлекает слишком много внимания. Не стоило идти сюда. Не стоило искать так. Не стоило, не стоило, не стоило… Но может ли она иначе? Конечно, нет. Стыд и обида, вот, что она чувствует о своей “свободе”. Единственная близкая, пусть и тогда — она всё ещё в плену. И даже если Ива больше не захочет Иссалу знать после всего, Иссала должна спасти Иву.
Тамассран кивает последний раз Мис и выходит за мальчишкой, который принёс вести, о которых она и так знала. Тедас слишком велик, чтобы всё было так хорошо. Не поднимает головы. Не смотрит по сторонам. Только в спину ловкому мальчику, который то и дело сворачивает вглубь домов. Они избегают людей и эльфов – кажется, что сам проводник боится. Но больше – саму Иссалу. И сложно судить его, её народ знает только силу к тем, кто не следует Кун, и если ничего не знать о Кун, то можно считать Кунари безжалостными, бездушными созданиями. Впрочем, если знать, то ничего не изменится – Иссала на себе знает, что они всё ещё безжалостные создания, чьи пороки прикрыты лицемерием Кун. И когда-то она была такой же. Слепой.
Малчишка приводит её к воротам, но не тем, через которые она вошла раньше. Другие, северные, кажется. Прежде чем он ушёл, Тамассран останавливает его прикосновением руки к плечу и смотрит недолго, но внимательно.
– Я не могу заплатить, – говорит она, – но спасибо за помощь. Ты ответственный и ловкий. Ты можешь стать прекрасным разведчиком, если продолжишь тренироваться. Dareth shiral.
Иссала убирает руку и, не поворачиваясь, идёт прочь из города. Мороз кусает её за лицо, она зябко кутается в свой плащ. Идти ей больше некуда, но нужно. Высокая женская фигура постепенно тает вдали, пропадая из взора стражников.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Hiemali Tempore [5 Харинга, 43 ВД]