НОВОСТИ

06.01. Двадцать пять месяцев играем!

14.01. чистка профилей и эпов: ознакомьтесь, пожалуйста

Рейтинг: 18+



Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Перепутье [15 Волноцвета, 9:45 ВД]


Перепутье [15 Волноцвета, 9:45 ВД]

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Перепутье [15 Волноцвета, 9:45 ВД]

Время суток и погода: заполночь, легкий восточный ветер, прохладно
Место: Вейсхаупт, Андерфелс
Участники: Валья, ГМ (в количествах)
Аннотация: мать грифонов не могла не почувствовать что-то неладное, не могла не проснуться, когда один из загонов молодых животных оказался пуст.
Кто-то украл грифона и улетел на нём прочь из крепости. Немыслимо! Но это произошло.

Валья, тебя нашел взволнованный караульный, заметивший, как за стену крепости кто-то сиганул. Молодой страж отрапортовал, что огромная тень могла быть ничем иным, чем тенью грифона и всадника, но сегодня никто не собирался в дозор.

+1

31

Аданна чувствовала… беспокойство.
Не такое, какое тревожило ее в те моменты, когда она подолгу оставляла Скриакс одну, или когда отправленные в дозор Серые Стражи, которых она знала лично, слишком долго не возвращались; такая тревога была объяснимым чувством, простым и понятным, не владеющим ее мыслями всецело.
Сейчас тревога не просто донимала ее - она подселяла в ее голову страх. Аданна никогда не полагала себя бесстрашной, но среди сослуживцев, которые ходили с ней в дело, она считалась бойцом крепкой закалки: мало что могло поколебать ее уверенность, а если и могло, то Аданна не подавала виду.
Но ей почему-то было страшно за Валью. Не за грифонов, не за себя, а именно за нее, эту молодую эльфийку, которая сейчас так спокойно держала ответ перед тем, кого Аданна видела только во снах. Что-то было не так. Эта беспричинная, почти болезненная тревога мешала Аданне думать.
Нечто похожее мог вытворять знакомый ей Страж: будучи чародеем-энтропистом, он вызывал в сознании своих врагов пугающие картины и насылал на них черный морок. Это срабатывало даже с примитивными умами порождений тьмы: они рычали и рыли когтями землю, стоило им угодить в насланное на них энтропическое облако магии. Но ведь чародей не колдовал. Сейчас она бы почувствовала даже малейшее колебание Тени.
Аданна коснулась виска, глубоко вздохнула. Оставаясь в укрытии, она не могла слышать всего, но какие-то отрывки разговора Вальи и чародея долетали до ее слуха.
Анарис. Все верно, именно это имя она слышала в своих снах, причем не один раз. Но сны не наполняли это имя содержанием так, как могли бы знания, почерпнутые Аданной в реальном мире. Имя тревожило ее память: сосредоточившись, она постаралась вспомнить то немногое, что могла знать об эльфах. Предания старины о могущественных эльфийских богах, поведанные хагреном в эльфинаже? Едва ли: Аданна могла не помнить его лица, но она не забыла его историй, и в них не было никого с таким именем. Записи и книги о долийцах, хранящиеся в Круге? Тоже нет: тамошние школяры знали о долийцах еще меньше, чем городские эльфы.
Но тогда откуда?..
- Анарис – это имя одного из Забытых, - неожиданно для себя вспомнила Аданна, выходя вперед. – Есть одна легенда… Долиец рассказал мне ее. Легенда о том, что когда-то давно Анарис задумал убить Ужасного Волка за его предательство, но был заточен в Бездне прежде, чем месть свершилась.
Аданна не сразу поняла, что вышла вперед. Нахмурившись, она встала рядом с Вальей, и в этом жесте было куда больше желания защитить, чем защититься самой.
- Мое имя Аданна. Это со мной ты говорил во снах и просил явиться с грифоном в Око Тало, - несмотря на мутное половодье, которое все еще путало ее мысли, голос Аданны не дрогнул. – И вот я здесь. Мы здесь.
Она посмотрела на Скриакс и убедилась в том, что она цела, прежде чем вернуть долгий взгляд на чародея.
- Ты говоришь, что Андерфелс не всегда был таким. Но объясни, как эльфы, которых ты призвал к себе на службу, помогут тебе возродить эти земли? Мы не получили ответов в своих снах, - Аданна нахмурилась, - но теперь ты – не сон, а явь.
[nick]Аданна[/nick][status]лети, перышко, лети[/status][icon]http://sh.uploads.ru/TwLij.png[/icon][LZ]Старший Страж Вейсхаупта, наездница Скриакс[/LZ]

+2

32

[indent]Эльфийка и спорила, и не спорила одновременно. Сопротивлялась, но мягко. Почему-то, с женщинами всегда было сложнее, чем с мужчинами. Последним было достаточно продемонстрировать силу и несколько аргументов. В синих глазах Вальи Анарис видел то, что не позволяло ему диктовать правила игры с позиции силы.
[indent]- Я скажу, что придет новый Мор. Скоро. И Стражи, нынешние Стражи, не готовы к нему. Слабы, слепы, погрязли в своей игре в великую политику Андерфелса. - В голосе эльфа звучала насмешка и скорбь.
[indent]- Мор можно не только остановить, убив Архидемона, но и использовать его как обоюдоострый клинок - возвратить на Глубинные Тропы и одним злом завершить другое. Один Архидемон спит. Второй проснулся. Так пусть сожрут друг друга...
[indent]Но колдун не договорил. Осекся, слыша вторую женщину, повернулся, смотря на нее внимательно. Не улыбался, но и не был разочарован.
[indent]- Да, это ты, Аданна... Не ожидал, что кто-то помнил не самую правдивую и известную байку. - Эльф скривился. А ему еще было отвечать на оставшийся ворох вопросов.
[indent]- Люди - быстрая кровь. Они ничего не смогут сделать, если этот мир начнет разваливаться на части. Только эльфы-Стражи могут всё изменить. Разве не ясно? Разве вы сами не слышите, как дрожит Завеса мира? Вы ведь... - Выразительный взгляд по лицам. - Будь вы нечувствительны, вы бы не пришли сюда. Я могу простить ложь, Валья, и я её прощаю, но не обманывайте больше, что глухие. Не обманывайтесь сами.
[indent]Анарис смотрел на женщин, после перевел взгляд на грифонов.
[indent]- Возможно, они вернулись в этот мир не зря. Тоже - дети старой крови.

+2

33

Предупреждение Анариса о грядущем Море, к удивлению Вальи, не всколыхнуло в ней сильных чувств. От услышанного не испытала она того болезненного изумления, что выбивало почву из-под ног, круша привычную Валье картину мира – мира, в котором новый Мор ей застать не удавалось. Последний Мор закончился совсем недавно по меркам истории Моров, пауза между которыми – время зыбкого покоя – могла затянуться на пару столетий, а то и дольше.
Валью не сковал смеющийся ужас: как бы далеко ни бежала она от собственных страхов, неизвестности будущего и опасностей этого мира, угроза, что должна была страшить Валью сильнее всего – Мор, возможно, вопреки всему готова была настигнуть ее, да не под защитой крепких стен Круга, а на передовой. Но и эта тревога – пока мнимая и определенно новая для Вальи – еще не поселилась в ее мыслях, не завладела сознанием так, как сама Валья представляла много раз до этого.
Не испытала Валья и проблеска ложного восторга – он мог переполнять разве особую группу Стражей, что втайне жаждали Мора. Только Мор, считали они, был способен оправдать их жестокие ошибки и напрасные жертвы, подарить желанное покаяние и горькую славу, пускай и посмертно.
Были среди Серых Стражей и те, кто грезили о Море, но к ним Валья не относилась, а узнала об этом только теперь, услышав несуразные, с чужого плеча, грубые слова: «Новый Мор».
К собственному удивлению, Валья не почувствовала ничего – из простого неверия, блаженного самообмана или надежды, наивной и чистой, словно гладь прозрачной озерной воды, оазиса посреди безлюдной горячей пустыни.
Грифоны, что в последнее время вели себя беспокойно, будто чуяли, а то и предрекали невзгоды – что с того? Плохие сны, бессонные ночи, предчувствие беды у самой Вальи и не только у нее – ну и что же? Ожидание несчастья и несчастье – не одно и то же.
И все равно… что если Анарис был прав?
– Откуда ты знаешь, что Архидемоны сожрут друг друга, а не объединят силы, чтобы вместе уничтожить наш мир? – прищурилась Валья и скрестила руки на груди: все еще не доверяла, но по-прежнему слушала.
Валья надеялась, что Аданна покажется из укрытия лишь в случае крайней необходимости – нападения ли Анариса, появления иной опасности, как той, что затаилась за стенами пещеры в ожидании команды хозяина, невидимо скалилась, хлопала черными крыльями, разгоняя ветер, – создание нарождавшейся ночи в услужении у Повелителя снов.
Часть Вальи была рада появлению Аданны – теперь ей было с кем разделить бремя переговоров. Другая часть ее была разочарована и опасалась худшего. Пыталась ли Аданна помочь Валье, думая, что таким образом лучше защитит ее? Не смогла больше оставаться в стороне, ведомая речами недруга, что сумела разобрать? Так неопытный маг незаметно для себя поддается искушению, еще противясь, но уже отдав душу демону горя и отчаяния, давно ожидавшего его прибытия в Тени.
Забытые. Валья и знала о них, и не знала: знала потому, что, как и многие эльфы, слышала здесь и там проклятые имена. Изредка они срывались с уст эльфов в виде увещаний и даже ругательств, при этом едва ли произносившие их понимали, что эти слова означают и откуда появились в речи и памяти.
Эльфийские боги, чьи имена боялись произносить вслух даже эльфы, – и это имя взял себе колдун?
Спрашивать о том, настоящее ли оно, Валья не стала – недолго и разозлить их с Аданной нового знакомца, нарушив и без того хрупкое равновесие непростой беседы.
Осторожность и такт Вальи, впрочем, быстро изменили ей, стоило Анарису обернуться к погруженным в сон Крюкохвосту и Скриакс.
– Возвращение грифонов не имеет отношения к судьбе. Нет никакого «высшего предназначения», которое эти звери должны исполнить. Ты ведь не поверишь, если я скажу, что «вернулись» грифоны по чистой случайности?

+1

34

«Ну, вот и все».
Самые страшные опасения Аданны подтвердились. Конечно, многие из Старших Стражей знали, что близость нового Мора неизбежна, но каждый из них втайне друг от друга надеялся на то, что разведчики ошиблись, а командование – поспешило с выводами; что, на самом деле, все эти тревожные следы – звери, невесть откуда подхватившие моровую болезнь, и тихий Зов, исподволь вторгающийся в сознание Стражей во снах – были всего лишь совпадениями, но не более того.
Но когда даже таинственный чародей, не входящий во внутренний круг посвященных Ордена, предсказывает Андерфелсу скорую погибель от Архидемона, для сомнений просто не остается места. Он не мог угадать – это Аданна признавала с прискорбием. Если только, вторгаясь в сны эльфов-Стражей, он не вычленил эту информацию из их спящих умов, но это входило в разряд мистики и магии крови.
Аданна насторожилась, но ничего не сказала вслух.
- Нечто похожее предлагали Серым Стражам Орлея. Все мы знаем, чем закончилось это скверное дело в Крепости Адамант, - хмуро отметила Аданна. – То, что ты предлагаешь… Здесь тоже замешана магия крови?
Этим вопросом она не осуждала и не демонстрировала свою предвзятость: она прослужила в Ордене достаточно давно, чтобы забыть предрассудки Круга и научиться рассматривать магию крови не как запретное искусство, а как эффективный инструмент в борьбе с порождениями тьмы. Однако Аданна осторожничала. Многих Стражей сгубил соблазн покончить с Морами раз и навсегда, прибегнув к могуществу запретных знаний, да и удар, нанесенный по репутации Ордена в Адаманте, был все еще свеж в памяти Стражей.
И тем не менее…
Скриакс дернула ушами во сне. Почему она до сих пор не проснулась? Это отвлекло Аданну: она скосила взгляд на грифоницу, вполуха прислушиваясь к Валье. Стражи верно говорили про нее: Валья может казаться окружающим самой тихой эльфийкой на свете, но стоит вам посмотреть на ее грифонов – «детей» - недобрым глазом, то пиши пропало. Аданна тихо восхитилась и не стала встревать. Это было не ее делом: она могла сразиться за Скриакс и за любого из грифонов насмерть, но она не вправе была делиться секретом их происхождения.
Это была история одной Вальи – и ей было решать, делиться своими знаниями с незнакомцем или нет.
[nick]Аданна[/nick][status]лети, перышко, лети[/status][icon]http://sh.uploads.ru/TwLij.png[/icon][LZ]Старший Страж Вейсхаупта, наездница Скриакс[/LZ]

+1

35

[indent] - Чего сильнее всего жаждет Архидемон? Вы задумывались над этим, Стражи? Почему он так рвется на поверхность и ведет свое воинство против чистых от Скверны? Почему так страшны его крики? - Эльф мрачно улыбался. - Архидемоны были не просто древними Богами. Они были теми, кого отлучили от власти. Оставшиеся двое... если все сведения из Тевинтерских легенд не врут... ненавидят друг друга.
[indent]Но мирной демагогии был прерван ход, когда дело коснулось грифонов. Маг вздохнул, покосился на Валью взглядом бесконечно-уставшего от проделок учеников ментора.

[indent]- Нет. Нет никакой случайности в том, что возродились драконы, а следом за ними в мир возвращаются грифоны. Магия Тедаса - больше не костная мука обломков старого мира. Тот, кто привел в ход сущее, возвращается. Но он неосторожен. Он самонадеян. И если он будет столь тороплив и исполнит свои планы прежде, чем уничтожить Архидемонов, те восстанут во всей своей силе и славе. Случайностей не существует. Валья, Адана. Мир дал вам крылья не затем, чтобы вы ползали. - И маг кивнул на грифонов опять.
[indent]- Мой зверь кричит, пока ваши спят. Времени мало. Задумайтесь. Когда проснутся грифоны, становиться ли на крыло, чтобы лететь туда, где нет будущего? Я не враг вам. Но вы нуждаетесь во мне больше, чем я в вас. И не верите в судьбу, сами стоя на её жерновах.

+1

36

Магия крови. Аданна задала вопрос, что мучил Валью еще до того, как она осмелилась придать ему словесную форму и выразить вслух. Смелая, гордая Аданна вновь опередила Валью, сделав это за нее.
Магия крови, а еще – сны. На каких правах колдун вторгался в чужие грезы? Как ему это удавалось? Сновидцем ли был он, обладал могуществом иного рода и как далеко оно простиралось? С какими демонами заключил сделку Анарис? А может, он и сам был воплощеньем, сосудом одного из них?
Ни одного ответа и вопросы, вопросы, вопросы… Задавать их не было ни смысла, ни времени. И все же Аданна осмелилась озвучить главный из них.
Валья промолчала, ничего не добавив. Магия крови не пугала ее так, как раньше; не пугала она и Аданну. Обе помнили – да и как тут забудешь? – что, будучи Серыми Стражами, и сами связаны узами проклятой крови, и от этой клятвы на скверне им не сбежать и не уйти до конца дней своих, до самого Зова.
Магию крови, как и любую магию, можно было как обратить в орудие зла, так и использовать во имя всеобщего блага – всё зависело от намерений того, в чьих руках это орудие пребывало. Валья узнала об этом от Иссейи и урок не забывала.
Не забывала Валья и о том, что, возможно, некоторые знания лучше оставлять под замкóм: велика беда, коли попадет это знание в беспокойные руки, необузданным голодом одержимые.
– Ты говоришь так, будто знаешь об Архидемонах и Морах больше, чем мудрейшие из Стражей. Но откуда? – обратилась Валья к Анарису с новым словом. – Легенды легендами, но я уверена лишь в одном: Архидемоны несут смерть. А со смертью сделок не заключают. Даже на крови.
Валья представила, что Анарис не лжет, ведь и такую возможность исключать было нельзя. Что предстояло сделать им с Аданной? Как поступали Стражи, первыми получавшие весть о начале Мора? Ни в одной из хроник, что довелось изучать Валье, об этом не говорилось. Мор просто начинался – тихо, с плача, с жалобной песни; песни, которую могли слышать только Серые Стражи.
А потом во снах им начинал являться Архидемон – точно так же, как являлся эльфам во снах Анарис с недавних пор: грубо, непрошено, незвано.
– Что думаешь ты, Аданна? – вдруг обратилась Валья к наперснице, но головы не повернула и всё не сводила внимательного взгляда с Анариса. Его лицо в тусклом свете луны казалось матово-белым, словно у мертвеца или маски из мрамора бледного. – Стоит ли доверять ему?
«Ты всё еще готова последовать за голосом из снов, Аданна?»
Валья как никогда ощущала пустоту на месте своего посоха – его она доверила Аданне, уходя. Доверила так же, как доверяла теперь ее суждению; доверяла, быть может, не только будущее всадников и грифонов, но саму жизнь – свою, Вальи; Крюкохвоста, Скриакс и многих, многих других.
И если Анарис предлагал новый, лучший путь, если ожидал, что они, первыми из многих, последуют за ним…
– По твоим словам, возвращение грифонов не случайно. Какую же роль отводишь им ты, Анарис? Не судьба, не таинственный «он» и даже не сам Создатель, но ты.  Прежде чем встать на крыло, я заслуживаю услышать правдивый ответ. Мы  заслуживаем.

+1

37

«Но мы же заключили сделку со смертью, - грустно подумалось Аданне. – Сделку на крови. Век Стража недолог, Валья, а преимущества, которые мы получаем в обмен на служение скверне, очень скудны».
Но здесь было не время и не место, чтобы говорить об этом вслух.
Аданна была старше и близость Призыва, который висел над каждым Стражем гессариановым мечом, не пугала ее; это была неотвратимая данность, самая неблагодарная награда за долгую службу в Ордене, от которой не мог отказаться ни один из них. И чем ближе был этот день, тем сильнее было негодование Аданны: какой смысл в смерти, если при жизни ты не успел сделать ничего достойного? Этим и была ее служба в Вейсхаупте: скучной, бессмысленной, недостойной того, чтобы ради нее хотелось умирать.
Но если есть возможность предотвратить Мор, даже самая маленькая… Аданна рискнула бы. В конце концов, зачем еще ей было дезертировать и разыскивать чародея из легенд. Она шла к цели, у которой не было ясных очертаний, и волею судьбы заставила Валью увязнуть в этом болоте; теперь они стояли тут вместе и принимали решение, последствия которого тоже были крайне размыты.
- Я думаю, - нахмурилась Аданна, - что доля правды в его словах есть. Я не верю в судьбу и оккультные разговоры о неизведанных материях, но в одном он прав, и прав безоговорочно – нам нужна помощь. Вейсхаупту нужна помощь, но так как они никогда этого не признают, кому-то из нас придется рискнуть.
Она снова посмотрела на Скриакс и Крюкохвоста, теперь уже с какой-то долей сожаления.
- Я не вернусь в Вейсхаупт, когда грифоны проснутся, нет. Я уже приняла решение и не отступлюсь от него теперь, - Аданна медленно кивнула чародею. – Но уговаривать Валью я не буду. Если тебе нужно, чтобы мы последовали за тобой вдвоем, убеди ее сам. Пусть она сама примет решение.
[nick]Аданна[/nick][status]лети, перышко, лети[/status][icon]http://sh.uploads.ru/TwLij.png[/icon][LZ]Старший Страж Вейсхаупта, наездница Скриакс[/LZ]

+2

38

Слова Аданны, сделанный ею выбор не застали Валью врасплох. Вместо горечи поражения, досады она, к удивлению своему, испытала облегчение. Так, после долгого полета ступив на твердую землю, Валья чувствовала порой невероятную легкость в ногах и голове, когда немного покачивало и чудилось, будто она по-прежнему там, наверху, но уже знала, что никуда не упадет.
Наверное, Валья поняла сразу, еще тогда, на холодном плато неподалеку от легендарной крепости Серых Стражей: убедить Аданну вернуться в Вейсхаупт ей не по силам, и теперь для обеих не было пути назад.
Валья знала, как поступит Аданна в конце концов, и все равно надеялась, что будет иначе.
Да, порой надежда придавала сил, наделяла отвагой, толкала на подвиги. Но гораздо чаще обманывала, заводила совсем не туда, куда вела, казалось, проторенной дорогой, а в конце оставляла путника ни с чем. И лишь изредка, как теперь, надежда приводила не в тупик, а к очередному перекрестку: оставалось лишь выбрать, по какой развилке продолжить торный путь.
Решение, что предстояло принять и самой Валье, было не из легких. Сейчас, вспоминая, она не могла сказать, тяжелее ли было покинуть Круг магов, отправиться в Могилу Красной Невесты или пройти Посвящение в Серые Стражи. Однако именно теперь, когда все уже случилось, Валье ее нынешнее положение представлялось ужасно непростым. Может, так оно и было; или, как водится, выбор, что еще предстояло сделать, казался сложней, чем был на самом деле; куда сложнее поступков, что остались в прошлом, что уже не вернуть и не изменить.
Решение, что предстояло принять, было не из легких. И вот, к разочарованию Вальи, оказалось, что выбор свой она сделала гораздо раньше, не в пещерах Ока Тало, во мраке, сослепу. Выбор свой Валья сделала в ту роковую ночь, когда оседлала Крюкохвоста и ринулась в погоню за неверной беглянкой. Ведь обещала же Валья себе еще тогда, что без Скриакс не вернется?
Но чародея не обманешь. Он уже поймал Валью на неумелой лжи и сделает это еще раз. А посему… В конце пути, когда угасла надежда, остается только правда: твердая, как камень; светлая, как день; холодная, как сталь.
Валья повернулась к Аданне и протянула руку: могло показаться, что она хочет взять ее ладонь в свою и увести прочь из Ока, от Анариса, Мора, Зова, чудовищных порождений Скверны – всего того, чего Аданна так истово боялась, хоть и не подавала виду; вернуть Аданну домой.
Валья и сама на мгновение поверила, что это возможно, но лишь на мгновение, не дольше.
Едва заметным кивком Валья дала понять, что пришло время Аданне вернуть доверенный ей посох – единственное оружие Вальи. Не для того, чтобы сражаться, но для того, чтобы продолжить торный путь.
Тогда Валья вновь обратилась к Анарису, заглянув в его ледяные глаза, изо всех сил стараясь выдержать тяжелый взгляд. Выдерживать оказалось нечего: выражение глаз колдуна все так же лишено было и света и жизни. Валье не привиделась эта его мертвость в ложном свете бледной ворожейки-луны, как думалось поначалу.
Анарис ждал ее, Вальи, ответ.
– Не стану врать: мне нравится все это еще меньше, чем Аданне. Слова твои, Анарис, не вселяют надежды – только страх. Серых Стражей, ведомых ужасом, обманывали и раньше – не так давно. Этого не должно случиться вновь.
А вот Валью отчего-то страх покинул. Она знала, что это не навсегда, что она все так же боялась всего на свете и была трусихой из трусих, а потому решила воспользоваться минутным оцепенением. Оно притупило все сильные чувства, но Валья знала: те обрушатся на нее позже, разом, в самый неподходящий момент.
Анарис мог напасть на нее из-за спины, напустить чернокрылое создание, сторожившее выход из пещеры, а Валья все равно взяла, подошла к грифонам близко-близко и дотронулась до холки Крюкохвоста, а затем и Скриакс. Так, будто надеялась, что одним прикосновением могла разбудить их от колдовского сна.
Разумеется, этого не произошло. Тогда Валья обернулась к чародею и заговорила снова. 
– Я не доверяю тебе, Анарис, но верю Аданне. Куда бы ни отправились она и ее грифоница, я последую за ними. Даже если ты или кто-нибудь другой встанете у меня на пути. Таков мой выбор. Принимать его или нет – решать одному тебе.

Отредактировано Валья (2019-11-10 22:52:40)

+1

39

[indent]Анарис ждал терпеливо, как ждет кот у мышиной норы. Ждал и был совершенно не удивлен, что Аданна решилась. Он говорил с нею в снах. Он защищал её разум от сомнений. Он слишком много стараний вкладывал в каждого, кого следовало переменить на свою сторону. Кому следовало открыть глаза на иное положение вещей. Да, аданна оказалась прекрасной и искренней душой.
[indent]Куда интереснее было услышать слова другой. Эльфийки, что вернула этому пропащему миру легенду. Эльфийки, которая сама могла написать легенду о себе. Потом и кровью или же слезами и проклятиями. Всё равно, любая из легенд однажды извращается в ложь, а светлые перья темнеют и превращаются в прах. Серым Стражам было то ведомо лучше всех. Серые Стражи всегда были в тени грифоньих крыльев своего великого оболганного прошлого. С силой этой лжи могли сравниться лишь рассказы о древних эльфах.
[indent]Отступник молчал до последнего, наблюдая за Вальей, а после махнул рукой, отпуская чары, которыми держал сознания грифонов в долгом счастливом сне.
[indent]- Всё, чего я хочу - быть услышанным и стать камнем в лавине, что изменит этот мир. Даст ему новый шанс. Ступай за Аданной, за мной. Мы не сотворяем зла.
[indent]- Аданна. Валья. - Анарис повернулся к первой стражнице, улыбаясь уголками губ и едва кивая. - Скоро вы встретитесь со своими соратниками, что уже пришли ко мне. И услышите то, что они думают. Узнаете то, что они увидели. Держите грифонов крепче сейчас. Они привыкнут к моей виверне после. Наш путь - на юго-запад, туда, где ваши картографы рисуют конец этого мира. И тоже лгут, как и все, кто учил вас прежде.

+1

40

Пробуждение грифонов от зловещего, колдовского сна было мирным и вялым. Крылатые чудовища шевельнули громадными, неповоротливыми спросонья туловами в ночном мраке, будто сама скала встрепенулась сквозь чадную дремоту. Полуприкрытые глаза грифонов не выражали ни удивления, ни раздражения, так по-человечьи порой сквозивших во взгляде, движениях, ворчании своенравных мифических созданий.
Крюкохвост встал и потянулся когтистыми лапами, царапнув о камень с гулким скрежетом, и прищелкнул клювом, сладко зевнув.
Видят ли грифоны сны? А кошмары?
Своей, без сомнения, запрещенной магией Анарису удалось приручить легендарных созданий, пускай и в царстве грез, а не наяву – пока что. Созданий столь независимых, что и всаднику своему подчинялись лишь тогда, когда желали того сами; подчинялись временами совсем не так, как всадник ожидал от грифона – существа, наделенного сознанием, сложными чувствами и интеллектом, но обделенного речью.
Оставалось лишь гадать, насколько Крюкохвосту и Скриакс нравилось происходящее. Наслаждались ли они обретенной наконец свободой летать, исследовать земли, в которых не бывали прежде? Скучали по сонному покою Вейсхаупта, рутинным полетам и дозорам, так похожим друг на друга, что следовали один за другим день за днем?
Скучала ли Валья?
Считалось, грифонам неведомы страх и сомнения, и по всему так оно и было. Даже в бой, особенно с Порождениями Тьмы, грифоны бросались без раздумий и опаски, так свойственных и самым суровым из воинов, закаленных в десятках войн и сотнях сражений. 
Валье и самой казалось, будто она лишь теперь очнулась от глубокого, беспробудного сна. Высока будет цена, которую заплатили Аданна и Валья, сделав свой выбор; цена, которую вынуждены будут заплатить вместе с ними их подопечные – Скриакс и Крюкохвост, а вероятно, и многие-многие другие.
Но какой будет расплата и срок ее, оставалось неведомым. Один Анарис знал, что ждет их впереди, да и он, сомневалась Валья, смог бы угадать наперед, что принесет завтрашний день там, на краю света, куда чародей позвал их.
«Ты уже изменил мир, Анарис, – подумала Валья. – Мир Андерфелса, мир Серых Стражей, Вейсхаупта. Наш  мир. К добру или к худу».
Вслух так ничего и не произнеся, она молча отправилась седлать Крюкохвоста и готовиться к новому перелету – туда, за границу познанного, в земли, не отмеченные на картах этого мира.

+2

41

Все было бы намного проще, будь Аданна здесь сейчас одна.
Бремя ответственности, которое она взвалила на себя, самовольно сбежав из крепости и, по сути, похитив Скриакс, было грузом, вес которого Аданна успела оценить – за все те бессонные ночи в Вейсхаупте, что она провела, просыпаясь после насланных Анарисом видений и обдумывая свой дерзкий план. Когда ты один, не страшно ошибиться, не страшно принять неверный выбор, потому что ты знаешь – тебе не придется отвечать ни за кого, кроме себя.
Глядя на Валью, Аданна невольно задумывалась о том, что из-за нее в это скверное во всех отношениях дело оказался втянутым еще один Страж, еще один грифон – и это нет-нет да подрывало ее каменную уверенность.
Чуть помедлив – потому что не сразу она поняла, что от нее требовалось, - Аданна вернула Валье посох. Она хотела что-то сказать – возможно, запоздало предостеречь или напомнить, что Валье совсем необязательно идти за ней или верить в то, во что верить ей, судя по всему, особо-то и не хотелось, - но Аданна осеклась.
Осеклась, потому взглянула на спящих грифонов и поняла, что все, что делала сейчас Валья, все то, что она говорила, было мотивировано отнюдь не непоколебимой верой в ее, Аданны, рискованное предприятие. Валья делала все ради грифонов и того, чтобы те были в безопасности – и выкрав Скриакс, Аданна поставила ее в безвыходное положение.
Это были ее личные домыслы, но что-то подсказывало ей, что она не так уж далека от истины.
А потом Аданна посмотрела на Анариса и вспомнила все те грустные, вдохновенные речи, что она слышала от него во снах; речи, которые накладывались на все то, что она видела в Вейсхаупте - и ее сомнения размывались водой.
- Ma ghilana mir din'an, Anaris, - согласилась Аданна. – Пусть будет так, как ты говоришь.
Страх смерти оставил ее за все те бесконечные патрули и дозоры, в которые она выходила без колебаний и сомнений – с чего бы ему взяться теперь.
Анарис владел ее вниманием недолго: стоило Скриакс отмереть и пробудиться ото сна, как Аданна тут же устремилась к ней следом за Вальей. Скриакс была спокойна, это радовало: тот факт, что спокойствие ее было навеяно сонливой усталостью, насланной магией, радовал Аданну меньше. Она протянула к грифонице ладонь и осторожно погладила ее по перьям: верно, этот жест успокаивал больше саму Аданну, чем Скриакс.
Валья возилась с Крюкохвостом: здесь, в отдалении, Анарис уже не мог слышать их. Аданна воспользовалась этим моментом – кто знает, как пристально будет Анарис наблюдать за ними в пути, выискивая зерно сомнений в их словах и решениях?
- Ты не должна была делать ничего из того, что делаешь. Но ты не отступилась, - Аданна кивнула ей. – Что бы тебя ни вело, спасибо.
«Легче не будет».
Путь в неизвестность не мог быть легким – не вселял он и той жажды открытия, о которой пишут в своих книгах первопроходцы и путешественники, исследуя земли за горизонтом.
Ведь путь их пролегал туда, откуда не возвращаются; и даже самое храброе сердце сжималось от страха перед такой перспективой.
[nick]Аданна[/nick][status]лети, перышко, лети[/status][icon]http://sh.uploads.ru/TwLij.png[/icon][LZ]Старший Страж Вейсхаупта, наездница Скриакс[/LZ]

+1

42

Эпизод завершен.
Итоги:
К вечеру 15 Волноцвета в крепости Вейсхаупт была поднята тревога: две грифоньи всадницы Валья и Аданна пропали вместе с грифонами, еще ночью, без дозволения руководства, покинув крепость по воздуху.
В последующие дни в небо были подняты патрули всадников, но следов Вальи и Аданны не было найдено.
Страж-командор принял решение усилить стражу вокруг грифоньих загонов и заковывать на ночь грифонов.
17 Волноцвета патруль, следующий на запад, обнаружил караван паломников, утверждавших, что недавно они видели в небе дракона и пару грифонов, летящих куда-то дальше на запад.
У оставшихся в крепости стражей-эльфов прекратились сны, в которых их звал кто-то, окутанный в темные одежды, но, возможно, кто-то может еще слышать далекий зов Фен`Харела.

Имеющиеся в крепости стражи-игроки: Каронел и Беррит - с 18 Волноцвета 9:45 могут использовать эту информацию и измененное состояние мира.

Валья и Аданна продолжают свою историю с Анарисом.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Перепутье [15 Волноцвета, 9:45 ВД]