НОВОСТИ


Апрель расправляет
Грифоновы крылья
Полёт будет долгим

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Пыльная быль » All your base are belong to us [14 Дракониса 9:32 Дракона]


All your base are belong to us [14 Дракониса 9:32 Дракона]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

--

All your base are belong to us [14 Дракониса 9:32 Дракона]

Время суток и погода: недавно был обед, облачно, безветренно и душно.
Место: Киркволл, Верхний город, имение Амеллов Хоуков
Участники: Мариан Хоук, Варрик Тетрас
Аннотация: богатство, как известно, откроет любые двери. Мариан Хоук с честно украденным завещанием Аристида Амелла сумела добиться внимания наместника своим туго набитым кошельком, он же послужил весомым аргументом в её ходатайстве о возвращении фамильного имения в руки тому, кому оно по закону принадлежит. Итак, дело сделано. По людским обычаям, перед тем как новосёлам самим зайти в новый дом, в него сначала пускают кошку. Андерс своего котёнка почему-то пожадничал, но зато у Хоук была её изобретательность и знакомые гномы.

+2

2

После череды неудач в жизни, как правило, просто обязано случиться что-то хорошее.

И если эпический выверт на Глубинных тропах в исполнении старшего сына семьи Тетрасов и вынужденное расставание с младшим братом нельзя назвать чередой неудач, то уж извините. Вернувшись на поверхность, Мариан искренне считала, что заслуживает моральной компенсации. Горячую ванну после недель блужданий по подземельям, например. Сочный жареный окорок, потому что от нажьего мяса ее начало тошнить уже в пятый день их путешествия. Письма от брата, заверяющего ее в том, что он жив, здоров, огурец и вообще, пусть матушка не переживает, все путем.
Невероятно, но факт: загаданное сбылось – и даже сверх того. Помимо ванны, окорока и весточки от Карвера, Хоук наконец-то получила право на аудиенцию у наместника. Право выглядело как повязанные узлами мешки денег, которые Варрик презентовал ей после продажи ее доли сокровищ с Глубинных троп. Мариан даже лень было считать, сколько там. Считать пришлось Бодану – названные им цифры Хоук находила астрономическими. Астрономически большими.
Таким образом, в список «хорошего» вошел еще и фамильный особняк Амеллов-теперь-уже-Хоуков, ключи от которого Мариан со всей доступной ей претенциозностью вручила милой матушке. Милая матушка была в восторге, но заявила, что право на обустройство родового поместья принадлежит Хоук как главной кормилице семьи. То есть, она сказала «дочь, если ты думаешь, что я буду убирать всю эту вековую пыль в одиночку, то ты серьезно ошибаешься», просто в очень вежливой форме. Мариан оценила заботу. И принялась действовать.

Вспомнив о своем деревенском прошлом, в назначенный день Хоук пришла во всеоружии. Повязанная на голове красная бандана, обхватывающий талию фартук и фамильный веник Хоуков, сжатый в правой руке, придавали Мариан сходство с великими генералами древности. Андрасте вычищенных до блеска полов. Каленхад отполированных зеркал. Хоук была готова ко всему, а того, к чему готова не была, она не боялась – богатый жизненный опыт (старшая дочь в семье, на плечах которой – близнецы, готовка, стирка и уборка в то время, пока родители заняты в поле) и бездонные запасы решительности исключали возможность провала.
Подмышкой Хоук держала щит с гербом Амеллов, с трудом отвоеванный у наместника. «Со щитом или на щите» - такие настроения тогда обеспечили ей победу в переговорах с наместником. Разумеется, свою роль сыграл и тугой кошель золотых, который Мариан всучила ему в обход педантичного мессера Брана, но ей нравилось верить, что решающую роль сыграли ее природное обаяние и красноречие. В любом случае, в скором времени ему – щиту, а не наместнику – предстояло занять свое место над камином. Или на самой видной стене в доме. Или над дверью. Мариан пока не решила.

- Варрик. Ты делец. Рассказчик. Торговец. Великолепный гном. Мой друг, в конце концов. Но скажи честно, - издалека начала Хоук, оглядывая поместье с фундамента до крыши, – как много тебе известно о генеральной уборке особняков?

Любой знает, что на битву с пылью и паутиной нельзя идти в одиночку – нужно позвать верного соратника. На Варрика можно было положиться во многих вещах. В торговле – сбагрить дорогую безделушку с Глубинных троп для него было как два пальца о мостовую. В красноречии – врал и балаболил он намного лучше, чем Мариан, так как имел безлимитную возможность практиковаться на Торговой гильдии и пьяных слушателях в Висельнике. Собственно, в выпивке – никто и никогда не видел, чтобы Варрик нажирался в ничто и терял достойное гномье лицо, поэтому всем остальным в его компании было безопасно уходить в пьяный разнос. Хоук помнила долгие вечера, проведенные в таверне за бутылкой эля. Точнее нет, нихера не помнила, но всякий раз она возвращалась после них целой и живой – не иначе как заслуга Варрика.
И тем не менее, уборка могла быть для него неизведанной территорией. Терра инкогнитой гномьего мировоззрения. Мариан с трудом могла представить Варрика, переставляющего мебель в своем дорогом номере в Висельнике. Или смахивающего тряпочкой пыль с изваяний Совершенных. Это было что-то страшное. Что-то, что можно было бы увидеть в пьяном сне (потому что Хоук знала все и даже больше о пьяных снах).

По главной площади сновали горожане, но даже они благоразумно обходили стороной особняк, у которого уже который день разгорались ожесточенные баталии. Грузчики выносили старую мебель и заносили новую. Грузчики возвращались, чтобы переставить мебель, которую установили неправильно, и опять уходили напиваться. Грузчики возвращались, чтобы попросить надбавки к жалованию. Этот порочный круг продолжался до тех пор, пока темпераментная Мариан не взбесилась и не погнала их всех тряпками, обкладывая лотерингским матом. Сама управится. И коня на скаку остановит, и занавески под цвет ковров выберет, вот это все.

- Ладно, глаза боятся, а руки делают, - заключила Хоук, по-хозяйски отворяя дверь плечом. - Бодан и Сэндал уже внутри шуруют, на нас с тобой – первый и второй этажи. Потом бухаем, честное слово.
Просто Бодан и Сэндал занимались уборкой в самой страшной, самой гиблой и самой пропащей части особняка – в винном погребе. Им с Варриком еще повезло.

Мариан придержала Варрику дверь, а сама зашла в особняк следом – как гостеприимная хозяйка, она пропускала гостей вперед. Лихо прикрыв дверь ногой, Хоук поставила тяжелый щит на пол, удобнее перехватила веник, развернулась лицом к приобретенной ей недвижимости и.
И.
И ахнула.
- Локоны Андрасте, вот это размерчик! Да тут десять лачуг Гамлена поместятся. Вместе с Гамленом, - присвистнула Мариан, обозревая главный зал из коридора. – А потолки какие! Как мы с этой люстры паутину снимать будем, елки-иголки. 
Хоук полуобернулась и весело глянула на Варрика. Как правило, этот взгляд не сулил ничего хорошего. Ей очень хотелось пошутить про гномий рост. Очень. Сильно.
- Слушай, а если я тебя магией катапультирую – ты дотянешься?..

+2

3

Какой же ты козёл, братец. Весьма прибыльное предприятие превратилось в неделю увлекательных похождений на Глубинных Тропах, приведшее к исчезновению Бартранда и уходу из семьи Хоуков Карвера. Конечно, экспедиция не ушла с пустыми руками, добыча участников без преувеличения озолотила. Временно занявший место главы семьи Варрик, хотя и сам потерял родственника, несколько увеличил долю Хоук за свой счёт, попросив взявшегося за сбыт трофеев Бодана не говорить о том Мариан. Феддику, обнаружившему превышение суммы платежа по контракту, возразить было нечего. А что? Тетрасы и без того как сыр в масле катаются, Варрик это, в отличие от старшего брата, видел. Кроме того, у Тетраса и без продажи добытого в первозданном тейге прибавилось забот. Гном всё никак не мог взять в толк, как Бартранд без помощи умудрялся ходить на собрания Торговой Гильдии, следить за выполнением всяких договоров да ещё успевать заключать новые и при этом высыпаться. Краснобаю же без помощи наёмных счетоводов и книгодержателей было не обойтись. Стрелок не терял надежды, что скоро Бартранд вернётся, и тогда с разбитым лицом он сможет вернуться к своим любимым бумажкам, а Варрика вся эта белиберда оставит в покое.
Так он и сидел в своём номере в Висельнике, разбираясь с бумагами. Стоило ему бросить в урну записку с неумелой попыткой шантажа и взять депешу от гильдмастера литейного цеха, как вдруг дверь варрикова люкса открылась с ноги. Так в жилище краснобая входят только бесцеремонные субъекты, которые не обеспокоены тем, как это скажется на их с Варриком отношениях, и которое явно не боятся стрелы в лоб. В эту категорию входили головорезы-новички Общества, кунари и Хоук. Поскольку ухо краснобая не уловило звука покидающего ножны металла, список возможных визитёров сократился до одного. Услышав своё имя, гном поднял взгляд с мелко исписанного листа  на безудержно оптимистичное лицо Мариан, показавшееся в дверном проёме. Она позвала за собой, обещая сюрприз, и тут же юркнула обратно за косяк. Зная Хоук, Варрик мог ожидать чего угодно. Но что бы это ни было, оно явно интереснее возни с документами. Сняв со стены Бьянку, Варрик вышел в помещение таверны, успев заметить за закрывающейся дверью Висельника красный головной платок. Гном поспешил догнать подругу, но та как будто смеялась над ним, не переходя с бега на шаг. Впрочем, даже не догнав её, Варрик догадался, что монна Хоук направлялась ко вновь приобретённому особняку, которым не без помощи Варрика она теперь безраздельно владела. Краснобай нагнал Мариан у самой двери в имение, и лишь теперь мог её как следует рассмотреть. Вид у Хоук был ещё более лихой и боевитый, чем обычно, даже с веником вместо посоха она выглядела более чем воинственно. Даже аляповатый фартук никак не скрашивал образ. Варрик сделал себе отметку в памяти добавить такого колоритного персонажа-боевая домохозяйка!-в книгу, как представится возможность. Мариан позвала его по имени.
-Да. Да. Да. Естественно. Конечно. Что?-Варрику показалось, что он ослышался,-То время, когда Тетрасы были прислугой сами себе, кончилось, когда мне было лет пять. Знаешь, сюрприз удался, но ты бы могла и предупредить, что зовёшь меня драить полы, я бы и костюмчик не такой презентабельный надел. Так что, знаешь, подожди меня здесь, а я лучше...
Но хорошо знающая своего ушлого друга Мариан не дала Тетрасу слинять, цепко схватив того за руку, и уволокла за дверь. Гном решил не сопротивляться. Услужливо открыв дверь перед гостем, магесса пропихнула Варрика вперёд, отсекая собой путь к отступлению.
-Не завидую им,-вздохнул краснобай,-где-то там, помнится, мы с тобой намусорили. Мусор уже наверняка схватило трупным окоченением, а уж запах... Если только предыдущие владельцы не сбросили мусор в Клоаку. 
Варрик считал, что после бойни, в которую вылилась тайная вылазка за завещанием деда Хоук, занявшие здание охотники на рабов в тот подвал старались заходить как можно реже.
-Знаешь,-Варрик почесал подбородок,-я бы сказал, тебе повезло. Среди знати размеры жилища, скажем, что-то вроде мерила аристократичности. Так вот, по вельможести ты довольно близко к наместнику. Даже забавно наблюдать, как время от времени какой-нибудь богатей перестраивает свои хоромы, чтобы те казались побольше, и все рушится. Как будто лопнули от самодовольства.
Гном такой бурной реакции, как Мариан, не проявлял. Тетрасы уже долгое время жили в особняке не хуже, а с учётом обжитости-точно лучше. А главное, главный зал был так велик, что в нём можно было устроить полноценный бал по орлейским правилам, даже если все участники будут големами. Бывший владелец особняка не особенно заботился о нём, не утруждая себя его уборкой от слова совсем. Не последнюю роль сыграл и незабвенный Гамлен, продавший за долги почти все имущество Амеллов. Шутки с подбрасыванием Варрик не оценил.
-Эй, гномами не бросаться! Дотянуться-то дотянусь, но по приземлению у тебя будет на одного друга меньше.-стрелок пнул валявшуюся на полу деревяшку, бывшую когда-то ножкой стула,-Позвала бы лучше Изабелу-она легче и лучше в акробатике, да и не так жалко.
Большой проблемы в паутине он не видел.
-Найди мне в этом хламе тряпку или ветошь. Оберну вокруг стрелы, ты её подожжешь, а Бьянка сделает всё остальное. Огненным шаром ты только люстру испортишь.
Варрик прошёл вперёд и встал перед давно не топленым камином. У дальней его стенки почему-то стояла закопченная ваза.
-Где ты эту бандуру повесишь?-гном указал на гербовой щит,-Предлагаю над камином.

Отредактировано Варрик Тетрас (2019-02-14 21:29:14)

+1

4

- Вот ты только не говори, - Хоук выразительно изогнула бровь, отрываясь от созерцания проблемной люстры, - что бедным аристократам больше нечем мериться, кроме как своими домиками. Потому что это какой-то совсем печальный способ самоутверждения. Что-то в духе «природа выдающимися атрибутами обделила – так я себе дворец построю», ужас какой.
Она уже представляла, как пойдет здороваться с соседями. «Здравствуйте, меня зовут Мариан Хоук, по матери – Амелл. Да-да, те самые. Очень приятно познакомиться! Заходите как-нибудь в гости. У меня охерительно большой дом. Просто огромный. И я, как видите, ничего этим не компенсирую, так как грудь у меня тоже в порядке».
Абсурдность ситуации все никак ее не отпускала. Будучи простой беженкой на вольных наемничьих хлебах, Мариан, хоть и стремилась к заоблачным высотам, никогда не думала, что однажды станет хозяйкой большого дома и собственной жизни. В Лотеринге о материальных ценностях думать почти не приходилось - тогда ей достаточно было семейного тепла и возможности шляться по деревне с подружками по ночам. В Киркволле Мариан пришлось пересмотреть жизненные приоритеты, но даже тогда она не стремилась к богатству: ей просто хотелось обеспечить безбедное существование брату и матери, вот и все. С братом немножко не получилось, но хотя бы матушка порадуется на старость лет. Все, лишь бы не ее сетования на то, что Хоук такая умница и красавица, вот только до сих пор не замужем. Где внуки, Мариан, где мои внуки, вот это вот все.

Хоук обошла зал по широкому кругу с видом ферелденской землевладелицы, обозревающей богатые поля своего баннорна. Педантично провела пальцем по запыленной поверхности письменного стола у стены. Презрительно фыркнув, оценила масштабы катастрофы. Генеральную уборку здесь не проводили очень давно. Хоук, которая в душе всегда была и оставалась хозяйственной женщиной, уже видела перед собой цель. Цель имела очертания сияющего чистотой особняка, благоухающего цветами и свежей выпечкой.

- Изабелу мы звать не будем, - перетирая пыль меж пальцев, решительно заявила Мариан, - потому что тогда дело до уборки не дойдет. Мы как бухать начнем, так к рассвету и не закончим. Что я, плохо нас знаю что ли.
Хоук знала своих друзей очень хорошо – именно поэтому к уборке был приглашен только Варрик. Авелин была слишком занята важными стражескими делами (хотя позвать ее все-таки стоило: Авелин бы справилась с грязью так же, как справлялась с преступниками – жестоко, сурово и беспощадно), Мерриль могла создать им лишних хлопот, потерявшись в комнатах, Фенрис до сих пор не прибрался в своем поместье (тела! Создатель милосердный, да он до сих пор не вынес тела!), у Андерса было валом дел в клинике, а Изабела… Ну, Изабела – это Изабела. Что тут еще скажешь.

Бодан должен был принести в особняк инструменты, необходимые для масштабной уборки. Мариан обнаружила их под тем самым столом, что обрастал пылью и молил о снисхождении. Вытаскивая из-под стола два больших холщовых мешка для мусора, Хоук пообещала себе вернуться к этой проблеме, но позже.
- Так, а вот давайте без поджогов и Бьянки, - чуть не выронив мешки, встрепенулась Мариан, вслушавшись в ужасающий план друга. Вот что значит жить на съемной комнате в таверне, где за тебя уборку делает расторопная Нора. Наверняка Варрик был из тех людей (простите, гномов), которые верят в то, что чистые простыни берутся из воздуха, а пыль под кроватью и на самых высоких полках книжного шкафа вообще вытирать не надо. – Она, конечно, замечательная, и я ею искренне восхищаюсь, но благородной монне не пристало маяться с уборкой. А нам с тобой это не зазорно, да, Варрик?
Вместо ветоши Хоук передала Варрику один из мешков.
- О бандуре подумаем после того, как облагородим вид моего достойного жилища. Собирай все, что похоже на мусор, - пояснила Мариан, раскрывая и осторожно встряхивая свой мешок. – Даже то, что лишь отдаленно его напоминает. Этот дом должен сиять, и раз я так сказала, - в глазах Хоук мелькнули отсветы грозы, - то так и будет.

Решительность Мариан прослеживалась во всем. В бою - в схватке Хоук не сдавалась до последнего и даже когда у нее иссякал запас магических сил, она могла просто забить врага посохом по хребту. В готовке - Мариан могла испечь приличный пирог, имея в наличии минимум ингредиентов, и заварить крепкий чай из собранных по углам листьев. В делах сердечных - о ее безответной влюбленности в одного отступника из Клоаки знали, кажется, все, кроме самого отступника, но Мариан продолжала верить в лучшее и не прекращала заигрываний. Хоук отрицала поражение как концепт и поражения отвечали ей взаимностью – обходили ее стороной, плюясь и ругаясь матом. 

- Варрик, а как так получилось, что я никогда не была у тебя в гостях? В смысле, у тебя дома, а не в «Висельнике», - спросила Мариан, собирая в мешок пустые винные бутылки, спрятанные за камином. – Или это такая гномья традиция – не приглашать человека в дом, пока не сходишь с ним на Глубинные тропы? Чтобы пройти боевое посвящение, так сказать. Проникнуться духом Камня.
Хоук подшучивала – она прекрасно знала, как Варрик относится ко всему истинно “гномьему”. О его неправильности как почитающего заветы Совершенных гнома говорило отсутствие бороды (перекочевала на грудь, все нормально), боязнь тесных пространств и прочерк в графе базовых знаний об устройстве подземных пещер. Она все еще помнила, как Варрик путал сталактиты и сталагмиты. Это было забавно.
- Кстати, да, - вдруг сказала Хоук, смахивая старые письма и ненужную корреспонденцию со стола в мешок, - над камином щит неплохо будет смотреться. Еще бы скрещенными копьями приукрасить. Чтоб повоинственнее было.

+1

5

Варрик хохотнул.
-Не ограничиваясь, конечно. Да и когда это бешеные толстосумы держались в рамках разумного? В этом их роль-наглядно показывать, что бывает, когда ты не очень хорошо знаешь, что такое здравый смысл.
Шутки шутками, но краснобай переживал за Хоук. Она выбила из наместника, к счастью, не буквально, для своей семьи поместье и дворянский титул обратно. Жаль, что из семьи у Мариан осталась только мать, но Карвер хотя бы жив, пусть и где-то далеко отсюда. Варрика тревожило, как магесса начнёт входить в новую жизнь. Как бы он её ни уважал, Хоук оставалась простой деревенской девушкой, не лишенной манер, но всё равно не привычной к жизни в Верхнем городе. В Киркволле, Создатель миловал, не было такого напряжения, как в Вал Руайо с его Игрой, но всё же и здесь есть, кого опасаться. Богатство, обретённое на Глубинных Тропах, не обеспечивало Мариан авторитет, но служило способом его приобретения. Как торговый принц, Варрик знал не понаслышке, что золото-это власть. Власть, которую кое-кто захочет отнять. Конечно, гном сумеет подстраховать, но ведь он не вечно может быть рядом. Впрочем, у Хоук была мать-сама аристократка по крови, и, опять же, Варрик, так что магессе было, на кого опереться. Тетрас усмехнулся сам себе. Что это он так переволновался? Да они с Лиандрой при желании из Мариан настоящую кисейную барышню прямиком из Зимнего Дворца сделают, хотя неподобающую леди ферелденскую страсть к сильно прожаренному мясу устранить краснобай даже пытаться не стал бы. С другой стороны, если очень припечёт, то рядом всегда будет готовый слуга с бутербродом под ливреей.
Тем временем Хоук навернула круг по захламлённому залу. Даже в такой бытовой ситуа бывшая наёмница внушала уверенность в своих, то есть, её силах и твёрдое намерение одержать победу. Её посох-швабра, её заклинание-концентрированный мыльный раствор, её враг-запустение, её верный друг-изо всех сил пытается избежать своей участи и посидеть в тылу, как это обычно в драках и бывает. Слова подруги об Изабеле Варрик нашёл удручающе правдивыми. На кого бы ещё свалить работу? Очевидным вариантом была Авелин, как наиболее хозяйственный член их гоп-компании (время от времени всё та же Изабела настаивала, что этот титул принадлежит ей, но Фенрис точно подметил, что ей идёт другой-вороватая как голодный хартиец), но Варрик знал, что под завалом своих стражнических дел она не спит уже третьи сутки, и звать её на помощь было бы откровенным свинством. А ну как согласится? Нет, стрелок не был готов огребать за то, что из-за цейтнота суровая воительница потеряла в одночасье работу, стол и кров. А Хоук уже подобралась ко столу, который почему-то стоял  тут же, у лестницы, достала оттуда два мешка, и, услышав предложение гноища, передернулась. Идею использовать помощь Бьянки она почему-то не оценила.
-Поджог? Обижаешь, обижаешь,-покачал головой Варрик.
Мариан не проняло, и она протянула мешок гному.
-Так-то оно так, но... Слушай, я тут пару стражников знаю, они мне в карты задолжали. Может, отработают?-не надеясь на успех, спросил Варрик. Блефовал как мог: городские стражники в большинстве своём либо научены горьким опытом, либо хорошо о нём наслышаны, но почти всегда слишком трезвы, чтобы играть с ним, однако если бы Хоук его отпустила, то он бы хоть с наместником договорился.
Вздохнув, Варрик раскрыл мешок и стал медленно ходить по периметру зала, собирая всякое дерьмо. Ему хотелось верить, что только фигурально.
-А что тебе там делать?-стрелок кинул в мусорный мешок какие-то обглоданные косточки,-Там скучно. Туда-сюда бродят угрюмые каменные глыбы с бородами, лакеи бегают с кипами бумаг, бутылками чернил, подносами с приправленной сусальным золотом едой, иногда всё сразу в одной паре рук, за каждой третьей портьерой прячется посыльный Торговой Гильдии и норовит похоронить тебя под письмами от гильдейского старшины, а ещё каждые полчаса слышится нажий вопль питомца моей троюродной тётушки. Даже знать не хочу, что она там делает. Мне больше всего нравится версия одного виночерпия: она отрывает от него по куску и жрёт, а бригада магов по одному его воскрешает, каждый раз выхватывая из Тени на грани такой желанной смерти. Дерьмо! Нет, натурально. Требую лопатку или что-нибудь вроде.
Варрик прошёл мимо подозрительного засохшего куска чего-то, который специфического аромата не издавал. Был ли тому причиной возраст субстанции, или тот факт, что это невесть откуда взявшаяся густая лесная грязь, Тетрас значения не придавал.
-Копья, мне думается, банально. Я бы повесил за щитом два меча клинками вниз, двумя параллельными линиями. Заодно гармонирует с прямыми линиями крыльев на гербе.
Приглядевшись, краснобай увидел пятна на паркете. Кровь? Краска? Вино? Вряд ли отмоется.
-Скажи мне, Хоук, как ты думаешь тратить свои потом и кровью нажитые деньги? Вон, кстати, действительно кровь. Ну, я так думаю. Часть уйдёт на ремонт, на отделку, на интерьер. А потом?
Это не был праздный вопрос. Варрик был уверен, что Мариан слишком умна, чтобы повторять ошибки Гамлена, но надо было знать точно.

Отредактировано Варрик Тетрас (2019-03-22 12:17:44)

+1

6

- У твоей тетушки есть домашний наг? – встрепенулась Хоук, посмотрев на Варрика сложносочиненным взглядом. – Кто-то держит их дома? Что за бессмысленная жестокость. Теперь я просто обязана побывать у тебя в гостях!

Варрик проецировал в ее сознании занятные картины. Теперь ей казалось, что гномы только на людях ведут себя как достойные наследники Камня, пекущиеся лишь о богатстве и своих роскошных бородах. За закрытыми дверями Торговой гильдии они наверняка творят непотребства, набивают трубки ассигнациями и делают ставки на нажьих бегах. И страдают от голода, потому что как можно есть что-то, заправленное золотом? Или это какая тонкая аристократическая шутка, для понимания которой Хоук была слишком деревенщиной?

- Параллельно? А что, так можно было? – Мариан задумалась, визуализируя все виденные ею прежде фамильные гербы. Во всех достойных домах, куда она проникала (незаконно, конечно), мечи и копья висели на стенах скрещенными. Хозяева этих домов были теми еще засранцами, так что Хоук могла поставить под сомнение их вкус. – Слушай, а ты прав. Надо будет сообразить что-то такое. Но прежде всего – уборка!
Энтузиазм Мариан был заразителен: то, с какой решимостью она выметала мусор и собирала его по мешкам, должно было воодушевить Варрика на еще большие подвиги, но нет. Ее верный друг был хитер и изворотлив, ибо он имел богатый опыт ухода от обязанностей, но Хоук была умнее. Она видела цель и не видела преград. Она видела кипу какой-то стремной макулатуры и не видела ни одной причины, по которой этот мусор должен был саботировать ее уборку.

- Ну, в первую очередь я нажрусь до потери пульса, конечно. Голодные блуждания по Глубинным тропам в поисках выхода и строгая наговая диета здорово раздразнили мой аппетит, - пропыхтела Хоук, утрамбовывая в мешок кипы пожелтевших бумаг, исписанных крупными цифрами. Где-то тут точно должна лежать долговая расписка ее драгоценного дядюшки. – Потом я закачу благодарственную вечеринку в «Висельнике» для всех друзей, поддержавших меня в моем экспедиционном безумии. Я даже написала пафосную речь! Она начинается со слов «я бы хотела сказать спасибо всем, благодаря кому я сейчас стою на этой сцене», чтоб ты понимал. Вечеринка будет в твоем люксе, конечно же, - повязав мешок хитроумным узлом, Мариан удовлетворенно хмыкнула, отряхнула руки и подмигнула Варрику, - потому что ты самый главный друг.
«А еще потому что у тебя в номере столы крепкие и из камня, на них танцевать можно».
- А потом… - тут Хоук словно растеряла свое красноречие; оттащив пузатый мешок к двери и вернувшись за инструментами, она нахмурилась, подобрала веник, махнула им пару раз на пробу и, наконец, вздохнула. – Я не знаю, Варрик.

Забавный факт: в мире существовали определенные материи, недоступные для понимания Хоук. Магия? Нет-нет, с магией она управлялась просто великолепно: домашнее обучение и возможность стрелять огненными шарами во всяких придурков, выскакивающих на них из переулков глубокими киркволлскими ночами, отточили ее мастерство. Отношения? Тут все было сносно: Мариан разбиралась в людях, могла отличить конченного мудака от мудака, подающего надежды на искупление, а еще друзей у нее было намного больше, чем врагов – достойное утешение в эти неспокойные времена. Денежная составляющая ее нынешнего положения? Создатель, увольте. Давайте оставим это дело профессионалам. Профессионалам, к которым Хоук себя не причисляла.

- Мне тревожно, если честно. Я же гордая деревенщина и в жизни не видела столько денег. То есть, я видела приличные деньги, но не настолько приличные, что они уже становятся неприличными, - выметая грязь по углам, Мариан вслух размышляла о запутанности своего положения. – До возвращения домой я боялась, что мне богатство в голову ударит, и я начну вести себя как Гамлен, разбрасываясь монетами направо и налево, но сейчас я словно … боюсь. Это вообще нормально? Бояться денег?
Внутренние переживания, отразившиеся на ее лице, можно было с легкостью принять за муки выбора. Каким совочком собрать мусор: маленьким или большим? Выбор Мариан пал на самый здоровенный совок в коллекции, а маленький она бросила Варрику вместо лопатки, о которой он просил.

- Хотя зря я переживаю. Мама шарит, - это был веский аргумент – почтенная мать семейства Хоуков могла с одинаковой уверенностью вести к процветанию фермерское хозяйство и заведовать счетами богатого имения. – Деньгами в любом случае будет распоряжаться она, я же ради нее старалась.
«И ради Карвера, но…»
Это была опасная тема. Сердце Хоук уже успело достаточно залечиться, чтобы не разбиваться при каждом упоминании брата, но знать, что он жив и при этом не сможет насладиться вольготной жизнью молодого аристократа было все равно тяжело.
- А еще у меня есть ты, дорогой друг. Образцовый толстосум. Мне еще далеко до твоего мастерства держаться одновременно богато и небрежно, но я быстро учусь! – Мариан усмехнулась, изобразив шутливый поклон. – Кстати, посоветуй, как лучше всего щегольнуть своим состоянием? Завести дорогущего нага и всюду носить его с собой в сумке? Или начать пить эль, оттопырив мизинец? Я в смятении.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Пыльная быль » All your base are belong to us [14 Дракониса 9:32 Дракона]