НОВОСТИ


Маются гномы эльфы
Кунари и люди
Не пора ли взрывать?

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Начало пути [20 Облачник, 9:38 ВД]


Начало пути [20 Облачник, 9:38 ВД]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

--

Начало пути [20 Облачник, 9:38 ВД]

Время суток и погода: день близится к вечеру, на улице становится прохладно
Место: Халамширал, Орлей
Участники: Мис, Бриала
Аннотация: Бриале никогда не было чуждо желание помочь тем, кто в этой помощи нуждается. Особенно, если это эльфы. Особенно, если это эльфы, пострадавшие от рук шемов.

Отредактировано Бриала (2019-01-19 13:55:11)

0

2

Халамширал. Даже здесь есть грязь. Есть низы. Как и везде. Куда ни плюнь, одно и то же. Грязь не только на земле, распутица, темные закоулки, но и грязь иная. Ее не заметишь сразу. Она прячется под маской... прячется в глазах, прячется под одеждой. Как жаль, что понимаешь это тогда, когда уже поздно. Слишком поздно. Таль всхлипнула, остановившись, и размазала по лицу слезы вместе с пылью.
Если ты оказался на улице, ты по определению оказался  в нижней части города, а если повезло - то не среди бедноты. Таль не везло. Ей не повезло с самого начала, она начинала думать даже, что с рождения. Она потеряла свою семью, своих господ. Она перебивалась теперь у каких-то случайных знакомых или дальних родственников. Но Танталла понимала, что такому не суждено продолжаться долго. Ей не хотелось становиться кому-то обузой или лишним ртом, у других забот и так хватало. Ей это не показывали ясно, но она прекрасно понимала, что выглядит захребетницей. В конце концов, ее все бросят, и она останется одна, в канаве, полной помоев и грязи. Не лучший вариант, хотя и наиболее вероятный. Или же ее снова введут в Игру, сделав бардом или шутом - да кому она, в принципе, нужна?.. По сути, никому.
Таль чувствовала себя одинокой, потерянной в городе, в котором она родилась, и слезы текли у нее по лицу, подставленному солнцу. Почему, почему все так сложилось?.. Лучше бы ей и не рождаться было в услужении у людей. Теперь она не знала, что делать дальше. Ей больше не хотелось иметь дел с людьми. Шемы - словечко, подцепленное  Таль у свободных эльфов, - создавали большинство проблем. Причем не только себе. Раньше она зналась с некоторыми слугами, впоследствии ставшими бардами... большая часть их проклинала свою жизнь. Это был не их выбор. Это была не жизнь.
Таль почему-то чувствовала себя обманутой. Словно ей дали красивую игрушку и тут же отняли, громко рассмеявшись.  Жизнь казалась ей прежде чередой прекрасных дней. Таль была наивной и глупой. Теперь эльфийка признала это. Жизнь была беспощадной, и нужно было быть всегда готовой к нападению.
Неожиданно в животе у Таль забурчало, и  она остановилась в тени какого-то здания, находившегося прямо рядом с развалами торговцев. Товары здесь были низкого качества, но ей едва хватало на них. Воровать она не умела.
Она в задумчивости стояла среди других эльфов, когда услышала разговор каких-то двоих остроухих о Бриале. Бриала! Это же была сама Бриала! Таль хотелось увидеть ее. Она поспешила за двумя разговаривающими, стараясь не потерять их в толпе.

+1

3

[icon]http://sd.uploads.ru/zXoE2.png[/icon][status]хищный кролик[/status]Пришедшая в город весна хотя и приносила в сердца эльфов надежду на то, что в будущем году станет жить легче, чем до того, но мало как могла сгладить тот факт, что со дня на день в школе шевалье скоро должен был состояться очередной выпуск, а это означало ещё и новую охоту за кроликами, которых будут гнать по тёмным улочкам опьянённые властью шемлены. Дать им отпор — подставить общину под удар ещё больший, чем смерть десятка эльфов. Не давать никакого — значило оставаться безропотными рабами и слабаками.
— Но в эту охоту с нами будет Бриала, — рассуждал крепко сложенный эльф, ведя увлечённую беседу со своим товарищем и не обращая никакого внимания на хвостик, увязавшийся за ними. Охота занимала головы всего эльфинажа, снова решившего осесть в домах и трусливо прятаться. Понятное дело, что нравилось это не всем. Коротко стриженный рыжий эльф, знакомый с Бриалой, сердито то сжимал, то разжимал кулаки, когда думал о том, чему предстояло произойти ночью. Его товарищ был гораздо спокойнее: капюшон плаща прикрывал его острые уши и снисходительную усмешку от глаз посторонних, но его звучащий уверенно голос не скрывало ничего.
— Даже Бриала, на которую вы все смотрите с таким обожанием, не сможет спасать твою задницу из всех передряг, в которые ты так старательно встреваешь, Реми, — капюшон дёрнулся, а из-под него вырвался очередной смешок. - Нет, и не гляди на меня так. Будто бы я не прав в том, что твоя дурная голова не принесёт никакого добра ни тебе, ни ей. Лучше бы тебе отсидеться дома. Твой старик-кожевник был бы рад, если бы ты в эту ночь не выходил никуда.
- Но шемы...
- С шемами разбираться не нам с тобой. Вряд ли если убить парочку шевалье, остальные тоже вымрут, - плащ снова хохотнул, пропуская друга вперёд к потрёпанному домику, куда оба медленно направлялись, петляя по самым узким улочкам и редкими кивками головы здороваясь со встречными знакомыми эльфами.
- Шевалье так не умирают, - звонко заявила Бриала, встречая их у покорёженной двери скрестив руки на груди. - Их непременно ждут битвы и дуэли во имя Её Великолепия, и гибнуть они будут только с её именем на устах.
Она обняла обоих знакомцев, принимая от одного дружеский поцелуй в макушку и забирая плащ второго.
- А это что за мышонок с вами? Или вы, болтуны, опять слишком громко рассуждали о выпускном и привели с собой желающих послушать? - эльфийка хмыкнула, недобро глядя на незванную гостью.
- Так и будешь молчать, мышонок, или сразу же скажешь, чья ты и кому побежишь докладывать о том, что видела и слышала в эльфинаже?

+1

4

В общем-то, Танталле было плевать и на весну, и на первые цветы, конкретно так плевать. Для кого-то это было романтичной порой, но, скорее всего, не для жителей эльфинажей. Таль не была рождена в этой грязи, в которой сейчас была перепачкана. Ее перебинтованные мягкой тканью руки покрывали кровавые мозоли, непривыкшая она была к тяжелой работе, непривыкшая... Она чувствовала себя похожей на свиноматку, роющуюся в помоях, когда что-то ей здесь перепадало. Да, где-то далеко от правды это не было. Поэтому ее душа кричала от боли, от несправедливости... Неужели нет таких, как она? С теми же проблемами. Конечно, такие были. Они — обычно — заканчивали плохо. Им отрубали руки и, в худшем случае, головы. Те из них, кто больше не хотел служить, кто не мог жить иной жизнью. Она не хотела больше служить никому из шемленов. Таль ясно не могла представить свое будущее, но людей в нем больше не будет, знала точно. При слове "шем" Танталла невольно до боли смыкала зубы. Будь она бродячим псом, которых здесь водилось в избытке, она ощерилась бы и подняла загривок.
Таль не просто так вспомнила о псах - иногда она даже спала рядом с псами, когда не имела возможности спать в хоть какой-то халупе эльфинажа. Шерсть псов была теплой и свалявшейся, как войлок. Не все псы терпели такую фамильярность, некоторые рычали, не позволяя к себе подойти. Иные виляли хвостами. Танталле нравился пятнистый черно-белого окраса пес, которого она назвала Другом. Он четко разделял дружественность и фамильярность. Таль с удовольствием трепала его за ушами, когда он был благосклонен.
А потом он исчез тоже. Она осталась одна. Вот поэтому сейчас она и пыталась ухватиться хоть за какую-то надежду, за луч в сгущающихся сумерках. Пусть даже и за соломинку, которая оставит на ладони лишь печальные обломки.
А о Бриале она слышала от других эльфов, и они хорошо о ней отзывались, называли ее защитницей эльфийского народа. И разные истории слышала, и досужие слухи, которым не верила. На Бриалу многие надеялись; сама же Таль не знала, чему верить.
Наверное, стоило проверить. Пробираясь сквозь толпу, она ловила нить разговора, в котором почти ничего не понимала, а потом увидела ту, на которую все смотрели с трепетом. Мис же не увидела ничего, кроме обычной эльфийки.
Таль остановилась и наклонила голову.  В обносках, с перебинтованными руками Таль была похожа на мышонка, действительно. Она была серая, зажатая, и  отчаянно пыталась не плакать.
Почему Бриала приняла ее так холодно?
— Я... — она чуть было не расплакалась, но быстро проглотила слезы и стала ровно. — Меня зовут... Мис. — Это имя она выбрала, когда ей было страшно. Когда ей хотелось стать выше и больше, чем она была, как, наверное, иногда желал Друг в уличных потасовках. Больше — потому что ты кажешься страшнее и распугиваешь наиболее опасных хищников. Это было долийское слово... но лучше уж иметь какое-нибудь другое имя, чем то, которым тебя называли раньше господа. — Я... знаю, что ты желаешь эльфам добра. Поэтому я пришла к тебе. Ты даешь надежду. Я... потеряла всех, кому служила. — Мис сделала паузу, задыхаясь, дрожащими пальцами убирая  пряди волос, налипших на влажные глаза. — Кому была предана. Потеряла родных. Я оказалась на улице  из-за шемленских разборок. Вот, — она грустно улыбнулась, —  и вся моя история. Сейчас я принадлежу сама себе.

+1

5

[status]хищный кролик[/status][icon]http://sd.uploads.ru/zXoE2.png[/icon]Мужчины ушли в глубь домика, удобнее устраиваясь у огня, но всё равно держали ухо в остро и кидали редкие взгляды через плечо на Бриалу и навязавшуюся гостью. Внезапное появление незнакомой эльфийки не нравилось никому из них, более рослый эльф скалил острые зубы в злой ухмылке, но большего себе пока не позволял, а его товарищ молча грел руки в беспалых перчатках у пламени и сохранял удивительно безмятежное выражение.
- Хорошее имя, - только бросил он в сторону эльфиек, потерев одну ладонь о другую, и снова затих, не напоминая о себе ни звуком, ни шорохом.
- Да, хорошее, - задумчиво протянула Бриала, разглядывая прибившуюся эльфийку и пытаясь понять, где под этими обносками можно было спрятать оружие. Вариантов было немного, но Игра научила её не верить чужим словам, а проверять их в деле.
- Прости, я не имею привычки доверять каждому, кого вижу впервые. Если ты служила своим господам хорошо, то должна понимать это. Если не возражаешь, то прежде чем впустить тебя в дом, я тебя обыщу. Если против - тебе придётся поискать кого-то другого, кто согласится в эту ночь пустить тебя к себе в дом, - Бриала была серьёзна, а вот её знакомые еле слышно хмыкнули, заставляя эльфийку недовольно повести плечом и шикнуть в их сторону.
Пристыженные эльфы умолкли.
- Разбирайтесь там уже быстрее. Похлёбка стынет и не станет ждать!
- Не ты её готовил, не тебе ей и распоряжаться. Но мой друг прав: ужин в эльфнаже не терпит того, чтобы его откладывали. Жизнь здесь отличается от жизни в богатом особняке, - хмыкнула эльфийка, окинув взглядом и убогий домик, и потрёпанную одежду всех четырёх эльфов. Мис - или как там её на самом деле звали - знала, как её зовут, а потому могла и хотя бы немного знать, где именно работала сама Бриала, а потому с её стороны замечание о плохой жизни в эльфнаже могли бы звучать цинично. Но Бриала об этом узнала не в последние несколько лет, а за последний десяток. И уж ей-то точно было известно, что раньше жизнь в эльфнаже была ещё отвратительнее.

+1

6

Она понимала, что здесь она чужая. По взглядам, по мимике эльфов, по всему было видно, что от нее хотели избавиться. Но Мис была упрямой. Она была даже отчасти навязчивой, и знала это. Ей тоже хотелось помогать эльфам, своему народу, чтобы они наконец смогли жить так же, как и люди. Свободно. В слове "Мис" звучала свобода, помимо силы. Через кровь на клинке, через обещание. Танталла всем существом хотела его дать. Эльфам понравилось вымышленное имя, или Таль показалось?.. Она бросила короткий взгляд на эльфов, за которыми увязалась.
Нет. Едва ли. Думается, они повидали оборвышей еще почище нее, то есть, на деле, погрязнее. Бриала смотрела на Таль с подозрением, которого она, убитая горем, сначала неверно истолковала.
— Конечно. — Она с грустью посмотрела на Бриалу.
Когда Бриала проверяла ее на наличие заточек и всякого другого колющего-режущего, которого у нее при себе не было, Танталла продолжала говорить.
— Я клянусь всем, что у меня есть, своей свободой, что буду служить твоему делу. Мне нечего терять. 
Всегда есть, что терять. И говорила она полные глупости, того не сознавая. Ей было очень больно. И страшно, что ее не примут, что от ее предложения откажутся, что она останется наедине со злобой и желанием мести, которое в конечном итоге сделает из нее злобную и безумную оборванку, пляшущую на чужих костях. Нет. Месть —  это блюдо, которое надо подавать холодным, как ни банально. Сейчас — Таль ничего не умеет. Она умеет сносно воровать и метать ножи, но разве то поможет ей в осуществлении мести? Конечно, она могла бы отравить их всех, включая ненавистную Мадлен, и в ее жизни точно исчез бы смысл. Бриала — это было предложение той жизни, какую она еще не ведала. Бриала защищала своих. Бриала была надеждой многих. Таль глядела на нее восхищенно, словно на идеал. Так, наверное, на нее смотрели многие эльфы. Прежде. Не одна Таль.
—  Я... смогу остаться? Мне некуда идти. Пожалуйста, не прогоняйте меня...
Ей снова захотелось плакать, но она проглотила горькие слезы. Тыльной стороной ладони она вытерла глаза. Показывать свои чувства было уже как-то стыдно. Танталла взглянула на занятых похлебкой, и вздохнула.
Если ее сейчас не примут к себе, ее будет ожидать холодная ночь в каком-нибудь грязном углу.

+1

7

[status]хищный кролик[/status][icon]http://sd.uploads.ru/zXoE2.png[/icon]Обыск шёл споро, но по лицу Мис и так уже теперь было понятно, что оружия при ней не было никакого. Разве что обломанные ногти и небольшие кулаки, но вряд ли ими она могла хоть как-то навредить любому из эльфов, что сейчас находились в доме. Все они были явно сильнее её, выносливее и на голодную жизнь не жаловались, сколь бы странно это не было для эльфинажных жителей. Им Бриала старалась помогать лично деньгами и едой, потому что оба они были её единственными друзьями, а не просто шпионами, сообщающими о том, чем недовольна толпа на этот раз.
- Я не выгоню тебя, Мис. Ты знаешь, что будет этой ночью? - по глазам эльфийки было понятно, что не знает. Да и куда ей: судя по выговору, она относилась к тем, что носили платья чище и служили в богатых домах. Может, она и получала оплеухи от хозяев за пролитое на ковёр вино или сгоревшее жаркое и это казалось ей большой и несправедливой карой, но местные жители страдали гораздо больше.
- У шевалье сегодня выпускной, - буркнул один из эльфов у огня так, словно это всё должно было объяснять даже самому глупому ежу.
- Ты ведь ничего не поняла, да? Наследники лучших людей империи соревнуются в том, кто убьёт больше эльфов. В эту ночь любому из нас опасно находиться на улице, - пояснила Бриала.
- Пойдём, погреешься у огня и поешь, если эти двое ещё что-то нам оставили, - она поманила эльфийку за собой, сгоняя с одного из стульев рыжего эльфа. - Ужин у нас сегодня скромный, но он хотя бы есть. Расскажешь взамен, как оказалась на улице и кто тебя выставил?
Бриала в своих вопросах предпочитала не юлить, а говорить прямо. С эльфами иначе это и не работало. Это люди предпочитали за пять слов прятать сотни смыслов, намекая на всё и ни на что сразу. От этих загадок она отдыхала душой и телом в компании друзей, не глупых, но прямых и не держащих за спиной пару камней, которые при случае можно было бы в неё кинуть.
Она помолчала, разливая по глинянным мискам ещё тёплую похлёбку и покрошила немного оставшихся лепёшек, чтобы ужин стал хоть немного сытнее и гуще, а не напоминал водицу и плавающие в ней варёные овощи. Варёная морковка была всегда зрелищем весьма удручабщим.
- Держи. Ударить, если нужно будет, сможешь? - спросила Бриала, доставая из-за спины кинжал и вкладывая её в перемотанную ладонь Мис.

+1

8

— Я не выгоню тебя, Мис. — Мис на мгновение замирает, и ее дыхания  хватает только на один выдох. Она... рада? Нет, она наконец успокоилась и взяла себя в руки. Она меньше Танталла сейчас, этот сжавшийся комок, похожий на мышонка, а больше Мис, спокойная и еще раз спокойная. Частично даже опасная, но не для жителей домика. Не затравленная жертва Игры, по горячему следу которой гнались шуты. Просто тень, из тех немногих, что населяют вечерний город.
Да, стоило один раз оступиться, и все пошло наперекосяк. Но она должна была забыть это, оставить как есть и отпустить, хотя бы временно. Ей нужна была передышка от всепожирающей ненависти и злобы на Мадлен Моро. Утешение от боли сейчас, а не ковыряние в едва покрывшейся коркой ране. Но так было нужно. Бриала заставит ее рассказать то, что пожелает, в том не было сомнений у Мис.
Что будет ночью, Мис не имела понятия, и взглянула на Бриалу вопросительно, снизу вверх. Женщина тут же ответила на свой вопрос,и ей не пришлось драть пересохшее горло, чтобы спросить.
— Мерзавцы. — Только отрезала она сухо, расширенными глазами глядя куда-то в пространство. Люди нравились ей все меньше и меньше. Ей не нравились правила, по которым они жили, их вседозволенность по отношению к эльфам. Сколько раз ей встречались обесчещенные эльфийки из богатых домов. Сколько ей попадались старики-эльфы, доживающие свой век не в господском доме, а в грязных халупах эльфинажа. И те, над которыми издевались. О, этого было достаточно, чтобы вспомнить о ненависти. Но мстить всем и сразу было затеей глупой и невозможной, потому следовало сохранять хладнокровие. Это было опасной чертой, которую не нужно переступать. В конце концов, у всех правил есть исключения. Хотя приводить в пример семью Лефевр не стоило. У них были свои методы обращения со слугами. С Танталлой. Которой приходилось быть подобием барда, им не являясь. Просто род Лефевр являл собой обнищавших аристократов, стремивших выровнять свое положение всеми возможными способами. Это знала и Танталла. У них не было барда. У них была она. Способная, тихая, безропотная Таль, чьими руками травили чересчур зазнавшихся выскочек и кровных врагов. Ей это нравилось? Нет, пожалуй. Но ничего не оставалось, как подчиняться. Чтобы мадам одевала ее в красивые платья, словно куклу, увиденную однажды на ярмарке, потому что у мадам Лефевр не было дочери. Чтобы заслуживать ее привязанность и расположение. Чтобы помогать в заботах с младшим сыном, пустившимся во все тяжкие... Ох. Это была странная, но в чем-то, сравнительно малом, счастливая жизнь. В том понимании счастья, какое было у Танталлы. По сравнению с сегодняшним днем.
Гюстава, старшего сына мадам, она вообще любила. И Гюстав, лучшее, что было у семьи Лефевр, погиб из-за ее, Таль, неосторожности.
— Меня не выставили. Меня едва не убили. Просто... я была неосторожной в Игре.— Мис нахмурилась. — Навела на свой след убийц. Мой дом спалили, семью, которой я прислуживала, убили. Всех. — Ей было сложно сохранять спокойствие. Ее душили чувства, поровну гнев и тоска. — Убили мою семью. Я едва успела унести ноги. И... не без последствий.
Она не стала говорить об ожогах. Да и показывать их — неприлично.
Бриала вложила в руку Мис оружие, и Мис была обескуражена. Она ударила, выбив щербину из деревянного стола, чтобы показать —  да, действительно, может.
— Спасибо, я вправду голодна. —  Мис принялась есть жадно, испытывая удовольствие от каждого кусочка пищи. Это можно было заметить. По всей видимости, Бриала сказала все, что ей хотелось сказать, и Мис переключилась на еду, смакуя скромную пищу.

0

9

[status]хищный кролик[/status][icon]http://sd.uploads.ru/zXoE2.png[/icon]Тишина, воцарившаяся в домике, нарушалась лишь стуком дерева о дерево и потрескиванием дров в импровизированном камине. Им предстояла долгая ночь без сна и покоя, потому что в Орлее жизни людей ставили выше жизней эльфов, последних считая домашним скотом, милыми питомцами или забавными игрушками. кто-то наряжал эльфов, кто-то насиловал их, считая, что чувств у них быть не может, кто-то жестоко пытал невыполнимыми заданиями или запирая в тёмных подвалах. Бриала знала об этом и понимала, что ей просто повезло оказаться в постели Селины, в постели той, кого она любила и той, что любила её и была ласкова и нежна. Но о своём счастье она предпочитала молчать, чтобы чужие сердца и умы, охваченные горем, страхом или тревогой, не захватили ещё гнев и ненависть к ней, старающейся дать свободу им всем.
Мужчины, уступившие им с Мис места ближе к огню, устроились на лавке и будто бы дремали, набираясь сил перед предстоящей охотой. Бриала рассказала о том, что произойдёт в эту ночь, но не открыла всей правды. В этот раз кролики не станут молча сносить все удары судьбы и благородных шевалье, но ответят первыми, тоже начав свою охоту и свои испытания. В этот раз с головы эльфов не упадёт ни одного волоса, а за головы шемов Бриала ручаться не собиралась. В тишине прошлоещё немного времени, пока где-то в эльфинаже не раздался громкий звук трубы, означающий начало комендантского часа, когда всем остроухим лучше было не показывать носа из-за деревянных дверей. Бриала встрепенулась, расправляя плечи и потихоньку разминаясь, её друзья тоже повскакивали с мест, но на их лицах читалось недовольство.
- Бриа, не подумай, что я не доверяю тебе, но ты уверена? - вопрос повис в воздухе незавершённым: одного взгляда Бриалы было достаточно, чтобы понять. Она уверена и от остальных ждала точно такой же уверенности.
- В прошлом году они убили трёх моих знакомых, а дочку одного из них изнасиловали и бросили умирать в переулке. Она выжила, но когда узнала, что понесла... К её похоронам я принесла самое лучшее платье, что смогла достать, - глядя мимо эльфов ответила Бриала, доставая припрятанные кинжалы и поправляя кольчужный доспех. С таким ей не нужно было бояться ни меча, ни стрелы, ни кинжала. Селина позаботилась о том, что бы у её шпионки было всё самое лучшее. И пускай сильверитовое оружие бросалось в глаза, как и сильверитовые кинжалы, но Бриала доверяла этому металлу, не раз и не два проверяла его в драке и приноровилась к тяжести, с которой кинжалы приятно ложились в ладони.
- Мис, мы знакомы не так давно, но ты можешь пойти с нами на улицы сейчас, если хочешь. Нас трое и мы с можем прикрыть тебя, если что-то пойдёт не так. Но если ты решишь остаться в стороне, я не стану осуждать. Стражникам вряд ли понравится то, что собрались сделать сегодня эльфы Халамширала. Наказание постигнет многих, но, надеюсь, хотя бы так знать Орлея задумается о том, сколь дики их традиции, - она предложила эльфийке руку, чтобы помочь подняться и впервые за вечер тепло и добро улыбнулась ей, желая приободрить.

+1

10

Мис вначале искренне не понимала стремления Бриалы переступить дорогу шевалье, но помалкивала, ежась. Это было очень опасно. Справятся ли они, эти трое? И она, безоружная, будет им обузой?.. Нет, совершенно непонятно. Она старалась быть спокойной, старалась спрятать лицо в волосах в то время, пока обитатели домика перекидывались словами. Пока Бриала не сказала о гибели несчастной девчушки, Мис удавалось сохранять спокойствие. Выверенное —  вдох-выдох —  спокойствие.
— Бедная девушка, —  то ли всхлипнула, то ли выдохнула эльфийка. — За такое стоит мстить.
Ей не раз и не два приходилось слышать подобные истории, но раньше, в счастливые дни, она ни о чем подобном не задумывалась. Она вечно крутилась перед зеркалом, представляя, как в новом платье могла бы пойти на бал, да только на бал слуг не допускали... разве что, как слуг. Отец и мать гордились ей, но мать за нее слишком сильно боялась. В те дни Танталла ничего не могло напугать. Мать-то знала, чем все закончится, мать хотела предупредить, оградить, просила снисхождения у мадам. Но женщина не хотела упускать такую талантливую ученицу. Раньше сама мадам была бардом и отравительницей, и ту же жизнь пророчила Танталле. Что ей было до слез и мольбы матери Таль, если мадам сама сквозь пальцы смотрела на своих детей? Она и не думала, по какой причине в плохую компанию попал младший сын, и недостаточно любила Гюстава, как считала Танталла. А ее саму как-то болезненно, страшно любила мадам. Маленькой эльфийке прощалось практически все. А ей был нужен Гюстав, и более никто. Но Гюстав был несколько старше Таль и в ее играх не участвовал, а играл в войну с детьми других дворян. Единожды Танталле получилось поучаствовать в одной из таких игр. Она потерялась в городе, как итог, и, дрожа, плакала. Гюстав нашел ее и посмеялся лишь ее глупости, не более. Таль было стыдно тогда. Она стала сторониться дворянских детей, и правильно делала. Смотреть в глаза Гюставу было сущим срамом, поэтому убирать его комнату она взялась в то время, как старшего сына мадам Лефевр не было. И все же иногда заставала. Ее единственная боль мучила тогда  — сердечная.
Теперь же в душе был лишь гнев. И плевать, что Гюстав хотел стать шевалье.  Как и Бриала, Мис жаждала мести им теперь тоже.
Бриала собиралась. Мис же могла похвастать лишь скромным арсеналом — в ее арсенале были лишь руки и ноги. Девушка несколько удивилась:
— Вы уверены, что я смогу помочь вам, а не буду мешать? Я бы с удовольствием...
Она поднялась, поддерживаемая Бриалой, и ответила улыбку — блеклым движением губ.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Начало пути [20 Облачник, 9:38 ВД]