НОВОСТИ

06.07. 19 месяцев игры: жжем дальше!
19.06. Правило для неканонов!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Разбитые зеркала » Дейрдре Рейвенхолд | малефикар


Дейрдре Рейвенхолд | малефикар

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Персонаж

1. Основная информация

1.1. Имя персонажа:
Дейрдре Рейвенхолд / Deirdre Ravenhold
1.2. Раса:
Человек, наполовину аввар, на другую ферелденка
1.3. Статус:
Малефикар, беглянка, ученица Оливии Никс
1.4. Возраст и дата рождения:
15 Зимохода, 9:24 Года Дракона, 21 год

2. Расширенная информация

2.1. Внешность:

Emily Ruhl

http://s3.uploads.ru/TXRqv.jpg

Обернусь я белой птицей,
Да в окошко улечу,
Чтобы в ясно небо взвиться
К солнца яркому лучу.

Волосы светлые, кажутся почти молочно-белыми, мягкие, на солнце преображаются, переливаясь ярким солнцем, кожа едва бледная, а глаза — голубая трава. Невысокая, но ладно слаженная, на кистях и пальцах ног, тыльной стороне стопы и на голени, чуть выше голеностопа — татуировки, на правом запястье два браслета в виде серебряных змеек.

Свернутый текст

http://s7.uploads.ru/CQeOA.jpg
http://s3.uploads.ru/aZTEq.jpg

2.2. Биография:

Спеши за мной, дыши со мной,
Узнай мою свободу,
Иди, не стой, на запах мой,
Испей меня, как воду.

Отец — храмовник, а мать знахарка одного из многочисленных авварских племен. Судьба свела их вместе, когда он выслеживал мага-отступника. Его занесло в горы, и пусть свою цель он в итоге выполнил, но оказался на границе между жизнью и смертью. Его, полумертвого, побитого и окровавленного нашли охотники Рейвенхолда, клана Белого Ворона, принесли в свое племя и оставили на попечение знахарки. Она позаботилась о нем, выходила и приютила, отец стал гостем в её доме до полного выздоровления, а затем и чуть дольше. В благодарность он рассказывал ей о мире, обо всем, что бы она не спросила. Они влюбились, они наслаждались временем друг с другом, отец стал другом племени, и он мог бы остаться,  но у него был долг, от которого он не собирался отказываться, и когда пришла пора возвращаться, мать сбежала с ним. Знала, что племя не отпустит её, но всё равно ушла, бросила и предала свое племя. Так они считали. Мать и отец ушли тайно, под покровом ночи. Новая жизнь уже жила у неё под сердцем, хоть мать и не подозревала об этом.
Они поселились неподалеку от озера Каленхад и башни магов. А потом родилась Дейрдре, и была она вылитая мать, разве что глаза отцовские — светло голубые. Девять лет они жили в мире, рука об руку, дикарка из племени авваров и храмовник-Андрастеанец, но временами мать жалела, что сбежала. Чувствовала себя виноватой.
Она многому успела научить свою дочь, она рассказала много сказок, поведала о своих богах, которые стали и богами Дейрдре, вопреки желанию отца, который пророчил своей дочери веру в Андрасте. Поведала о многом, так казалось девятилетней Дейрдре, но как она поняла позже, — это было ничтожно мало.
Мать Дейрдре была простой знахаркой, но бабка, уже почившая, — шаманом соседнего племени. И вот, в девятилетней девочке пробуждается дар, выплескивается через край, и это замечает отец. Для него, любящего свою дочь и её мать, человека стойкого и мягкого но верного своему долгу, это стало ударом. Никаких исключений, предписывала Церковь, маги должны быть под надзором, даже если это твоя родная дочь. И Дейрдре, против своей воли и воли матери, насилу отправляется в Круг, через озеро, на которое любовалась ночами. И в тот момент, когда лодка зарылась носом в противоположный берег, девочка, которую отняли у матери, поняла: она потеряла маму, потеряла свободу. Потеряла всё, даже отца, который с того момента перестал быть отцом. Он стал еще одним тюремщиком. Мать, которая хотела сбежать со своим ребенком, с каждым днем хирела всё больше, пока не слегла. Спустя полгода она умирает.
С тех пор начинается недолгая жизнь Дейрдре в Ферелденском Круге магов. Четыре долгих года. Её учили, её заставляли думать о себе иначе, они пытались перечеркнуть всё то, чему учила её мать, они заставляли её ненавидеть себя и свой дар, они навязывали свою веру, они заклеймили её еретичкой, называя её богов ложными, а учение Андрасте единственно верным. И каждое слово девочка воспринимала в штыки. С каждым днем её ненависть и отчаяние росли, усиливаясь в присутствии отца, которого она ненавидела больше остальных и обвиняла в смерти матери и своем положении. А он... пытался присмотреть за своей дочерью, он любил её, несмотря ни на что, как любил и её мать. Возможно, он раскаивался в содеянном, возможно жалел о своем решении. Но ведь это его долг, твердил он себе. Маги должны быть под надзором.
Дейрдре пыталась сбежать, но маленькой девочке ни разу не удалось даже приблизиться к желаемой свободе. Она не думала о том что будет делать, когда обретет её. Куда ей было идти, куда сбежать, где спрятаться? Мама мертва, племя забыло её, а дочь беглянки не примет. Да и она совершенно не представляла где сейчас находится племя Белого Ворона. Единственное, что она знала точно, — за ней отправят погоню.
Но она всё равно пыталась, с упорством и остервенением.
И она была магом, человеком, наделенным большой силой. Но так же она была ребенком, потерянным, разбитым и уязвимым. Слишком уязвимым для тех, кто ждал её по ту сторону сна. А она желала. Отчаянно желала свободы. И силы, чтобы эту свободу отвоевать. И однажды к ней во сне явился демон. Он сулил исполнение сокровенного желания, он мог показать ей как быть сильной. Он мог дать Дейрдре то, чего она так отчаянно желает. Цена не высока, говорил он. Я хочу свободы так же, как и ты, говорил он. Кто, как не ты, должна понять меня, говорил он. Знала, что демонам нельзя верить, но она понимала. И верила. Потому что не видела иного выхода. Потому что хотела быть собой, хотела верить в своих богов и не хотела ненавидеть себя за то, кем она является.
Демоны придут к тебе в ночи, их речи будут сладки и убедительны, они покажут тебе твои мечты, они воплотят их в жизнь, но помни: это не сладость, это яд. Обман. Они воспользуются тобой, они возьмут твою суть и проглотят, и ты сгинешь. Все твои друзья погибнут из-за тебя, из-за твоей слабости и оплошности. Если хотя бы на секунду поддашься, поверишь, — станешь одержимой. И Дейрдре стала.

Она проснулась на своей койке, в той же опостылевшей башне. Не превратилась в неуправляемое чудовище, не впала в ярость, забывая себя. Нет, она Дейрдре. Дейрдре Рейвенхолд, дочь знахарки из клана Белого Ворона и храмовника. Она была собой. Всё было в порядке. За исключением одного: всё казалось таким далеким, словно она смотрит на мир сквозь длинный коридор. Она встала с постели, потная и мокрая, с налипшей на тело сорочкой. Должно было быть холодно. Босые ноги касались холодного пола башни, но она не чувствовала холода. Она шла, но не понимала что идет.
Комнаты учеников остались позади, храмовников нет... никого нет. Только окованные металлом дубовые двери по кругу, по кругу, по кругу вверх... ненавижу вас всех. Ненавижу вас... Она знает куда идти, она идет и одновременно стоит на месте. Она... далеко. Где-то далеко, а демон рядом. Он сидит в ней, он управляет ей, он направляет. Она нужна демону. Она — это сосуд. Демон хитер. Но что важнее, — у демона были знания. Дейрдре рассказала ему многое. Она стала одержимой по собственной воле, рискуя потерять себя. Она впустила в свою душу демона, она позволила ему управлять собой. Она отчаялась. Она хваталась за любой шанс. И она знала, что ему ничего не стоит забрать её жизнь себе. Она боялась. Её охватывал ужас, но она стойко прятала его так глубоко в себе, что даже демону было невдомек. Она желала свободы. И была готова умереть за неё. В борьбе с тюремщиками или демоном И пошла на это. Так странно... не чувствовать ничего, и одновременно ощущать такую силу. Силу, не принадлежащую тебе. Будь у неё такая сила, она смогла бы вырваться. Она бы непременно вырвалась!
Она шла одна по неприветливой башне, по ненавистной тюрьме, которая вызывала только отвращение и злость. Она шла одна по пустому коридору, но она была не одинока. Тринадцатилетняя девочка и демон желания, тринадцатилетняя девочка, чей разум сжался и дрожал, и демон, забирающий себе её жизнь. Храмовник, спит, опустив голову на доспех.
Она поднимает руку, кровь стекает по запястью, смешиваясь с потом, она касается его виска, она говорит, но не слышит слов. Храмовник не просыпается. Он видит сны. Красивые сны, приятные сны, блаженные сны. В этих снах его жена счастлива, она улыбается, она жива. Он обнимает её, а по щекам стекают слезы. Он счастлив. Он снова может обнимать свою любимую, целовать сладкие губы своей жены. Затем они перемещаются в спальню. Ох, как давно он не видел свою любимую, как давно не держал в руках её грудь, как давно он не желал женщину. Только её. Всегда. Он снова в ней, и она извивается под ним, обхватывает ногами. Она такая пылкая, страстная, она стонет от наслаждения, она впивается ногтями ему в спину, расцарапывает её до крови, а затем выгибается... потный, уставший, но довольный. Они оба довольны. И вот он падает на постель, пытаясь отдышаться. Он счастлив. Его желание исполнилось. Если это всего-лишь сон, то пусть он никогда не кончается. Но это не может быть сном. Она такая реальная. Она улыбается, целует его грудь, опускает голову... нет, это не сон.
«Это сон. И ты, мой сладкий, больше не проснешься.»

Дейрдре знала, — это была магия крови, то, что она сделала с храмовником. Она проникла в его сон, тихо, мягко и незаметно, ведомая чужой рукой, рукой демона желания, а затем увидела. Всё. Всё что было. Демон, сам того не желая, показал ей. Дал часть той силы. Выполнил свое обещание, пусть и против воли. Чувства вернулись. Теперь она снова чувствовала. Холод... слишком холодно, она стоит босиком на каменных плитах, в одной ночной сорочке, мокрая от пота, истекая кровью. И она краснела. Но самое главное — она снова была собой. Ненадолго. Демон не успел поглотить её полностью. Нужно бежать. Бежать без оглядки. Теперь она знала что нужно делать, знала, что теперь у неё хватит сил сбежать.
«Ты моя.»
Она не смогла вспомнить как шла по коридору, как мелькали лица, не слышала как кричали люди. Она снова и снова проходила мимо распростертых на полу тел. Они живы. Дейрдре знала это. Не убила. Ни одного из них, хотя и ненавидела. Даже если бы хотела... она была слишком напугана, слишком опьянена своим желанием. Она бежала без оглядки. Она застала своих тюремщиков врасплох. Демон, как и она сама, рвался на свободу. Единственное, о чем они могли думать, — это о свободе. Только о ней.
Ладони в крови, в крови и весла. Она медленно удаляется от башни, на пристань. Там тоже стражи... но никто не встанет у неё на пути. Не сейчас. Как тряпичные куклы они разлетаются в стороны. С каждым движением сил становится всё меньше. Они покидают её вместе с кровью. Обернула рану оторванной тканью... в глазах темно, двоится, ноги ватные. Но она бежит. Домой. В пустой, ужасающе темный и одинокий дом с видом на озеро. Отец не жил здесь после смерти матери. Слезы обжигают кожу, и она даже не старается утереть их. Собрать всё что можно и бежать... прости, мама, это я виновата в твоей смерти... бежать, бежать без оглядки, ведь они пустятся в погоню. Рано или поздно.
Она бежала пока не выбилась из сил. Какой-то лес... темный, с корявыми деревьями. Прислонилась к дереву и забылась тяжелым сном смертельно уставшей маленькой девочки.
Мама...
И могла вовсе не проснуться. Могла стать отголоском самой себя в теле, принадлежащим демону. Да и мало ли какую угрозу таит в себе лес даже для взрослого человека. Но ей повезло. Дух матери хранил её.
Она, так же как и отец, встретила человека, который помог, выручил и выходил. Он тоже был магом, странствующим. Беглым. Он помог. Он совершил кровавый ритуал, он принес в жертву преследующего Дейрдре храмовника, одного из стражей пристани. Он вошел в тень, он сразился с демоном. И победил. А Дейрдре осталась собой, с даром, который оставил ей демон. С знанием о магии крови.
Недоверие быстро сменилось благодарностью, а вскоре и привязанностью. Но он никогда не отвечал на вопрос о том что делал так близко к башне и храмовникам и куда шел, только улыбался.
Они провели вместе полтора года. Привязались друг к другу, стали чуть ли не семьей. Он был очень одиноким, Дейрдре чувствовала это. Ему нужен был рядом близкий человек, и Дейрдре стала таким. А он стал для неё. Но он был и учителем.
Не очень хорошим, правда. Но он учил  Дейрдре как пользоваться своей новой силой.   Куда податься двум беглым магам, как не в Тевинтер, рассуждал он. Это было его целью, и стало целью Дейрдре.

Она понимала, что в покое её не оставят. Узнала, что у храмовников есть филактерия с её кровью. Но чего она не знала, так это того, что за ней послали шестерых: отца в том числе, у которого сохранилась филактерия дочери, даже после восстания магов. Они были упорными и верными своему долгу. И они намеревались поймать и уничтожить опасного малефикара.
И вместе со своим новым другом она бежала прочь, подгоняемая страхом перед храмовниками. Они бежали, пересекли море и дальше, пока Дейрдре снова не осталась одна.
Это произошло в одной деревушке Вольной Марки, самой обычной, мало чем отличающейся от сотни других. Люди опасались двух пришлых чужаков, но позволили им переночевать на сеновале. Лучше бы им бежать оттуда пока была возможность. Кто знает, как всё обернулось бы иначе. 
Селяне узнали в беглецах магов. Может быть, подслушали, может увидели. И озверели.
Им снова пришлось бежать. На этот раз не только от храмовников, но и от селян. Простых людей, сломленных происходящим в мире. Может, кто-то из беглых магов спалил сарай? Убил ребенка? К чему разбираться, да и селяне не сказали бы. Не говорить хотели. Убивать.
И Дейрдре снова пришлось бежать. Прочь, прочь, прочь, подгоняемые простыми людьми, к которым напросились на ночлег, и чем-то худшим — храмовниками. Они бежали пока единственный близкий человек не поскользнулся на мокрых камнях. Внизу речка разливалась бурным потоком а её друг, человек, которого она любила, ударился головой и упал вниз. Вот так просто лишился жизни. Не убит разъяренной толпой, не зарезан за пригоршню серебряных монет, не усмирен. Умер по неосторожности. Спасаясь бегством от тех, кого мог бы остановить мановением руки. И подхваченный бурной речкой его тело понесло вниз, а кровь из разбитой головы смывалась будто её и не было.
Дальше бежать Дейрдре не могла. Ноги не слушались. Не могла даже пошевелиться. Она стояла на коленях перед обрывом, завороженно наблюдая, как очередной любимый человек ускользает из её жизни.
Там же её настигли крестьяне. И она взъярилась. Воспользовалась силой. И убила каждого из них, используя их же собственную кровь.
Потом... было что-то. Всё как в тумане. Руки болят, не слушаются, мозоли вскрылись, но она продолжала идти вдоль течения. И молилась. Своим богам.
Тело найти она так и не смогла.
Она осталась одна. На долгих полгода, которые тянулись куда медленнее, чем те полтора. Но она шла вперед, она знала, что впереди её ждет Тевинтер, его цель была её целью.
Она всё еще желала свободы больше всего на свете. И она будет бороться за неё до конца.
Оборванная, грязная, исхудавшая, но всё такая же упорная и решительная, она идет в Тевинтер. Там маги живут спокойно, говорил он, там они свободны. У них есть всё что пожелаешь, и их не преследуют и не усмиряют. Впереди Тевинтер, а позади храмовники, боль, страх, и ничего хорошего. Почему она так уверена, что её всё еще преследуют? Что не забыли? Не отпустили? Один раз, еще до того, как её друг умер так нелепо, они настигли их. Тот вечер Дейрдре не забудет. Горящие, безумные глаза храмовников, уставших от бесконечной погони, желающих только одного — смерти.
Теперь их стало больше. Но среди них всё так же был и отец, с печатью усталости на лице, постаревший, казалось, на десяток лет. В каштановой шевелюре уже пробивались седые волосы. Он постарел. Погоня высасывала его силы. Может, дело в том, что он охотился за собственной дочерью?
Как бы то ни было, они настигают её снова. На этот раз она одна, и она тоже устала. Устала, и не смогла убежать, не смогла отбиться. Но за свою свободу и свою жизнь она цеплялась до последнего, до тех пор, пока на глаза не наворачивалось темное ничто небытия, пока силы не оставили её. И её бы казнили, если бы не Оливия. Она вмешалась, перебила всех. Шутка ли, но почти всех. Отца среди убитых не было. Дейрдре даже не была уверена, участвовал он в битве или нет.
И теперь она была куда ближе к своей цели, чем думала. К их цели.
Это был отряд тевинтерцев. Это была Оливия, её будущая учительница на долгих три года. И она была другой. Совсем другой. Что-то увидела в Дейрдре, взяла к себе. И именно она привела Дейрдре в Тевинтер, она помогла Дейрдре достичь цели. Но Оливия не была такой, каким был он. Он улыбался и шутил, они с Дейрдре были близки, а Оливия оставалась холодной.
Но всё-таки, она привела Дейрдре в Тевинтер. Она спасла ей жизнь. Это чего-то стоит.
И она оставила Дейрдре в городе. А затем ушла на передовую, воевать. Воевать за Тевинтер. И Дейрдре осталась сама по себе. И она училась. В обширных библиотеках Минтароса, училась и познавала мир, искала знания. Искала упоминания магии, которую практикуют шаманы авваров, их быта, всего, что могло бы помочь ей стать ближе к ним, к своей крови, к крови своей матери.
А спустя пару месяцев Оливия вернулась. Бежала. И Дейрдре бежала вместе с ней, прихватив пару любопытных книг из библиотек Минратоса.
Три года они были вместе, как учитель и ученица. Три года, и за эти эти года Дейрдре узнала куда больше, чем узнала бы в Круге. Совсем иное отношение к себе, совсем иное отношение к дару. К магии. Свобода. Оливия очень интересовалась магией Дейрдре. Этой дикой, необузданной, кустарной магией, да еще и магией авваров, которую Дейрдре начинала осваивать и о которой слышала от матери.
Вместе с Оливией Дейрдре была охранницей караванов, а затем и контрабандисткой. Училась, выполняла задания своей учительницы, но неизменно возвращалась. Наверное, это можно считать некоторой извращенной подобией семьи? Совсем другой, не такой как было с ним, не так, как было и есть с отцом.
Три года она не видела отца, но знала: он где-то там, идет по следу. Уставший, но не сломленный. Сжимает в кулаке филактерию дочери и смотрит в небо.
Думает о том как убьет собственную дочь? Или о том как будет извиняться перед дочерью, которую мучают кошмары и демоны?

2.3. Характер:

Забирай эту ложь,
Горе, нежить и небыль,
Я стеклянный сосуд со свечою внутри;
Мы отвержены — что ж,
Упади же из неба
И у этого мира меня забери,
И навеки меня забери,
Слышишь, в небо меня забери.

Тихая, грустная и не словоохотливая, Дейрдре любит тишину и завывания ветра, шум прибоя и шелест листвы. Она потеряла многое в этой жизни, и не расстраивается из-за неудач, потому что привыкла к ним, привыкла к боли и лишениям, привыкла переносить их стойко и молча. Привыкла к неудобствам и недостаткам. Но тем сильнее она переживает каждую следующую потерю любимых людей, потому что она одинока, и ей нужен рядом близкий человек, без которого она чувствует себя уязвимой и потерянной. Она боится подпустить к себе кого-то, потому что знает: она снова останется одна, но между тем, отчаянно желает вновь полюбить. Одинаково комфортно может развалиться на сеновале и на пуховой перине. Она упорная, в крайней степени упорная, и в своих целях пойдет до конца. Эмоциональная, но эмоции свои старается не показывать, и только с самыми любимыми людьми сможет раскрыться. А еще — свободолюбивая. За свою свободу в любом её проявлении начнет грызть глотки зубами. Никогда не была злобной и завистливой, корыстолюбивой и никогда не жаждала власти, но хочет лучшей жизни, понимает и принимает тот факт, что только она сама сможет обеспечить себе такую жизнь, даже если придется заниматься грязными и жестокими вещами. И к такой жизни она идет — свободной от страха, свободной во всех проявлениях. Всю свою жизнь полагалась на магию крови, и не видит ничего плохого в том, чтобы использовать свою и чужую кровь для получения силы, ведь только с силой приходит свобода, за которую нужно сражаться каждый день. Часто ненавидит. Много ненавидит. В её жизни было слишком много ненависти, и ей просто необходимо ненавидеть кого-нибудь, это дает ей силы. Хотя бы отца, к которому испытывает противоречивые чувства, подпитывающиеся еще и воспоминаниями детства, до того, как он забрал её в круг. Она его всё еще любит, несмотря на ненависть, обиду и злость.
А еще гадает почему тот ускользнул с поля боя. Не хочет думать о том, что это из-за неё, что у него не поднялась рука убить собственную дочь, хотя эти мысли и греют ей сердце, потому что она всё еще та же маленькая девочка, которой нужен отец.
2.4. Способности, навыки:

Я разорву тебя на девяносто девять ран,
Я отплачу тебе за луны полные сполна!
Согрею кровью твой голодный лик, холодный храм.
Не смей ходить в мой дом, Луна.

В первую очередь она малефикар, и магия крови — её первейший и главный инструмент, который она освоила как самостоятельно, так и под присмотром первого учителя, который, тем не менее, преподал ей уроки духовной и поверхностными знаниями стихийной магии. Со временем её знания пополнялись, но в основном за счет личного опыта, и уже гораздо позже — за счет нового ученичества и книг.
Бережно хранит знания, переданные ей матерью, знания о травах, обрядах и быте своего племени, знания о магии авваров, переданные той от бабушки, но знания ничтожные, которые она старается приумножить и понять.
Грамотна, владеет языком рун авварских племен, которому обучила её мать, и общим. Некоторые знания, полученные в круге, помимо магических наук, тоже присутствуют, но слушала она невнимательно и без охоты впитывала, так что... их мало. И вряд ли сможет отличить короля Ферелдена от зажиточного рыцаря.

Игрок
3. Обязательная информация:

3.1. Планы на персонажа: Разобраться с отцом, обрести наконец свободу, побарахтаться в теряющем опору мире.
3.2. Мастеринг и сюжет:Конечно. Да. Еще бы. Дайте два.

4. Пробный пост

Пробный пост включает в себя описание ситуации: "Путь вашему персонажу преграждает стража."

Отредактировано Дейрдре Рейвенхолд (2019-01-25 20:41:32)

+3

2

http://forumfiles.ru/files/0019/4f/84/82640.png

Добро пожаловать!


Дополнительный квест - пройти регистрацию личного звания.
Бонус за пройденное задание - полный допуск к функциям игры.
Находите союзников и врагов, создавайте эпизоды и приятной Вам игры!


Хронологию персонажа, его отношения с другими персонажами и прочие детали, важные для личности персонажа, Вы можете размещать в этой теме ниже.

0

3

Ветер поет то ли сказку то ли быль

Семейные неурядицы в багровых тонах
[28 Первопада, 9:44 Века Дракона]
Кто: Алистер Тейрин и Дейрдре
Где: Денерим

Лишь благодаря счастливому (или не очень) случаю  становится известно, что королева Анора встречалась с неким магом-отступником. Одолеваемый тревожными предчувствиями Алистер Тейрин не придумывает ничего умнее, кроме как вломиться по следам венценосной супруги в чужой дом и попытаться вытрясти из таинственной незнакомки все ответы. Однако он даже не представляет, кто именно ждет его внутри, и что, возможно, ответ придется держать ему самому.


How to Steal a Dragon
[3 Зимохода 9:43 Века Дракона]
Кто: Оливия Никс, Халани, Дейрдре Рейвенхолд
Где:Орлей неопределенный

Драконы — без сомнения прекрасные создания, особенно, когда не норовят спалить крышу твоего дома или сожрать домашний скот. Так как же поймать такого дракона?
Никак. Убить-то с трудом можно.
А что делать тогда?
Найти драконьи яйца. И молиться, чтобы из них вылупились кошки, а не злые и голодные рептилии (некоторые предпочитают называть их новомодным "орнитозавры").

Отредактировано Дейрдре Рейвенхолд (2019-01-28 09:54:32)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Разбитые зеркала » Дейрдре Рейвенхолд | малефикар