НОВОСТИ


Март пришел
Герои вниз полезли
Глубинные Тропы смущать

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Fel'assan [17 Волноцвета, 9:45 ВД]


Fel'assan [17 Волноцвета, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

--

Fel'assan [17 Волноцвета, 9:45 ВД]

Время суток и погода: вечер, ливень
Место: Внутренние земли
Участники: Эллана Лавеллан; Солас
Аннотация: So instead, he shot an arrow up into the sky. The villagers asked Fen'Harel how he would save them, and he said to them, 'When did I say that I would save you?'

+1

2

Ветер крепчал. Тяжелые черные тучи лениво ползали по небу, предвещая скорую непогоду.
Долийка знала, что от промозглого ветра её не защитит просторная рубаха и сандалии, а от дождя не спасет короткая вязаная серая шаль. Но она и не собиралась уходить надолго. И уходить далеко.
Всего-то проверить силки под кустами, которые она поставила ещё вчера утром, когда роса облепила толстые стебли травы.
Силки были пусты. Как и за день до этого.
На пригорке у озера пару дней назад Эллана видела двух пасущихся баранов, и пожалела, что не взяла с собой ничего, помимо ножа. Тогда она не охотилась, а лишь разведывала обстановку с соседями. Ближайшим жилым местом оказался Перекресток. Он все еще восстанавливался после войны, но размерами вскоре должен был нагнать Редклифф. Его границы уже захватили разрушенную крепость неподалеку, а люди принялись восстанавливать постройку, чтобы что-то там организовать. Этого Эллана уже не стала разведывать. Достаточно было того, что люди отнеслись к ней настороженно, и задрали цены так, что за пятерку шкур фенека удалось выторговать всего баранью ногу, и ни медяком больше. Хотя бы не промариновали мясо в концентрате из Корня Смерти, да не плюнули в спину - и то хорошо.
К эльфам нигде больше не будут благосклонны. После разнесшихся слухов о том, что армия Фен'Харела, сплошь, судя по тем же слухам, состоящая из бешеных эльфов и демонов, отбила у Инквизиции Скайхолд, ситуация обострилась ещё хуже.
А тут появилась она. Заняла старую охотничью лачугу на отшибе. Иногда приходила торговать. Сперва травами, затем тушками мелких зверей. После - шкурами зверя крупнее фенека.
Дом нуждался в хозяине, а Лавеллан нуждалась в доме. Они решили помочь друг другу.
В лачуге когда-то жил охотник с молодой женой. Охотника храмовники замучили, приняв за мага, а его жена давно ушла из этих земель. Слухи, в которых она не слышала ничего подозрительного.
За годы без хозяина дом пришел в запустение. Снаружи он выглядел крепким, но зарос плющом. Плетеный забор, ограничивающий маленький огород по левому боку хижины, повалился и врос в землю, пустив молодые побеги. Сам огород порос сорняками, а инвентарь проржавел и рассыпался. Даже на досках, которыми охотник скорее всего хотел перекрыть крышу, выросли мох и грибы.
Внутри всё наверное осталось по-старому: камин все так же чернел голодной пастью в одной из стен, у кровати отгнила ножка, и шкуры на ней пропахли сыростью и тленом. Однако сохранились стол, стулья, пара полок и даже какая-то посуда. Например, тяжелый чугунный казан. А в погребе, среди плесневелых овощей и запаутиненных полок, отыскались закрытые бутылки вина и какие-то зелья, которые Эллана перетащила наверх и расставила над камином.
Но сколько бы Эллана ни выгоняла пауков, беспощадно выметая их дома с углов, сколько бы ни отмывала окна и не чинила мебель, сколько бы ни пыталась привести огород в порядок, аромат тлена не выветривался из лачуги, на земле ничего, помимо сорняков, не всходило, а дела с охотой шли всё хуже с каждым днем. И ведь живность во Внутренних Землях водилась, долийка знала это.
Не знала лишь, что за добычей ей придется снаряжаться в походы на двое-трое суток, переходя ради этого почти на другой край, к самому Имперскому Тракту. Магия и война осквернила эти места, и животные не желали сюда возвращаться.
С очередными пустыми силками энтузиазм Лавеллан угас ещё сильнее. И пусть  в её распоряжении оказался неплохой дом, который все-то надо было снова обжить, люди, которые пусть и ворчали, пусть и шушукались, пусть и глядели исподлобья, но не решались нападать... Что-то всё равно было не так. Что-то всё равно казалось ей исключительно неправильным.
Ветер крепчал, колко зарываясь под простую рубаху. Эллана куталась в шаль, стараясь идти быстрее.
Капустная похлебка и черствый хлеб будут ей наградой за ещё один прожитый день. А завтра она попытается снова. Послезавтра - ещё. И ещё, ещё и ещё.
До тех пор, пока этот мир не взорвется в тысяче разрывов, и все не погибнут.
Не так Эллана представляла себе свободу. Но лишь свобода была тем, что принадлежало ей здесь по-праву.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2019-01-12 17:30:45)

+1

3

Чёрная шерсть свалялась и была перепачкана в крови и грязи, смоль стекала с лап, оставляя угольный след позади, но ни усталость, ни погода не могли остановить его. Замысел его был прост, но касался не его одного, а потому следовало предупредить того - ту - кто мог помочь или не помочь в его исполнении. Соглядатаи донесли, где её искать, сам он долго наблюдал за тем, сколь непростой жизнь стала для неё теперь, когда его же руками отношение всего Тедаса к эльфам было резко повёрнуто в русло недоверия. Остроухих жителей любых городов и деревень боялись и не любили, их сторонились и их осыпали проклятиями. Миру стоило ненавидеть его одного, а они, как всегда, выбирали тех, кто слабее и не мог почти никак ответить на всё то зло, что было направленно на них.
Мир менялся: запахи липли к носу и он узнавал в них больше нот того мира, что был ему привычнее. Здесь, где мир был истерзан войнами и междоусобицами, Завеса была тоньше всего и готова была порваться от любого слишком сильного заклинания. И зверьё, как и он сам, чувствовало это, стараясь убраться от опасности как можно дальше. Люди шли следом за зверьём, боясь остаться в столь непростое время голодными, а Лавеллан упрямо шла против течения и рвалась к центру бури, словно и не её он учил видеть знаки опасности в том, какие травы растут и в неспокойном поведении лесных жителей.
И всё же кое-кому сбежать не удалось: морда его тоже была перемазана в крови, а горящие алым глаза глядели на трупы с нескрываемой ленью. Это была охота ради охоты, добыча, столь глупо попавшаяся, ему была без надобности. Стеклянные бараньи глаза смотрели на чёрную фигуру с застывшим навсегда испугом и создавали впечатление, что вот-вот туша с разодранным горлом не смотря на все увечья подскочит и убежит, желая как можно скорее скрыться от него.
Бараний бок был перемазан в грязи, но он упрямо дотащил его до одной из лачуг, над которой вился дым, придавая ей вид более живой, чем всем остальным заброшенным домам. Ему стоило бы удержать её в крепости, предложить хотя бы на время задержаться, чтобы не пришлось жить вот так и по его одно вине, отшельницей, которая не может пойти ни в город, ни к долийцам, потому что большинство долийцев сейчас были в Скайхолде или на подходе к нему. Он еле слышно рыкнул, ворча себе под нос, но подошёл ближе к дому, кожаным носом втягивая холодный воздух и убеждаясь, что кроме них двоих в округе нет почти никого. И лишь потом осторожно поскрёб лапой по деревянной двери, чудом уцелевшей в этом неспокойном месте.

+1

4

Иногда она любила, глядя в окно на бушующую за стенами стихию, думать о том, что всё могло быть куда как хуже.
Что местные могли гоняться за ней по пригоркам с факелами, вилами и луками, например, полные желания выгнать пришельца с принадлежащих им территорий. И они были бы полностью правы в своем стремлении: вдруг она шпионка Фен'Харела? Но люди за ней не охотились. Многие даже не знали о острых ушах, благодаря капюшону и бандане. Кто знал - задирал цены так, что получалось, будто ему и за молчание также платили. А их коммерческие душонки были слишком повернуты на торговле, чтобы терять выгодного - в одну сторону - покупателя.
Что непогода эта, с далекими раскатами молнии и грома, сумасшедший ветер и накрапывающий дождь, грозящий превратиться в ливень, могли застать её в пути с пустыми силками на плече. Или ещё хуже: ей некуда было бы вернуться с ними. Палатка не была вариантом.
Эта привыкла появилась у Элланы совсем недавно. Буквально пару дней назад. И выглядела как попытка убедить саму себя в правильности принятого решения.
Также она раз в день стабильно повторяла: в Скайхолде был бы плен, а не жизнь. Помогало.
Долийка зажгла свечу, одиноко стоящую на столе рядом с пустой миской. Свечи были ещё более ценным ресурсом, нежели еда.
Она прекрасно понимала, что творится с этими землями. С детства Имшэ научила её читать следы и знаки. Этот навык никуда не делся, а только отточился с возрастом. При его содействии тоже.
Эти земли менялись от постигшей их магической скверны. Не той, с которой им когда-то пришлось столкнуться. Не та, которая была как болезнь.
Эта скверна меняла природу, а животные лишь следовали прочь, чувствуя надвигающуюся бурю, о которой Лавеллан лишь могла думать, но не ощущать.
Она так же прекрасно понимала, что через какую-то пару недель останется без пропитания и денег, а это значило - и без возможности дальше упорствовать против урагана. Который несомненно будет куда страшнее сегодняшней непогоды.
Пламя свечи задорно плясало, тускло освещая комнату.
Эллана надеялась, что ей показалось. Она даже сомневалась какое-то время, стоит ли подходить к двери.
Но подошла. И открыла. Держа ладонь на кинжале, всунутом в ножны на правом бедре.
Сперва её взгляд уперся в баранью тушу на пороге. Несмотря на недавний ужин, Эллана почувствовала гнетущую пустоту в желудке, глядя на гору мяса, которая буквально сама к ней пожаловала. Она даже мигом вспомнила, где положила мясницкий крюк. А потом перевела взгляд.
Волк. Чёрный. Шесть глаз. Моргают вместе, а не поочередно, как ей сперва казалось.
Если бы не это, она бы подумала, что сошла с ума - волк делился добычей с другим охотником. Либо что зря не взяла лук. Шкуры волков шли нарасхват и дорого.
- Нашёл, - с досадой в голосе отозвалась Лавеллан, открывая дверь шире. По голым лодыжкам тут же скользнул холодный ветер, заставляя поежиться.
Но это был не просто волк. Это было как минимум напоминание о могуществе и наблюдательности. О том, что её разговоры слушали и помнили о планах.
О том, что ей нигде не скрыться, если того он не пожелает сам.
- Заходи, раз пришёл. Сейчас не та погода для прогулок.
Она отвернулась и прошла вглубь дома, оставив дверь нараспашку. Глупо было отказываться от подношения. И если уж всё равно нашли - столь же глупо было это отрицать. Лучшим вариантом оставалось простое сохранение спокойствия.

+1

5

Волк вильнул хвостом и вошёл в внутрь, не давая сквозняку ворваться следом. Чего он пришёл за Лавеллан, он и сам не знал, но внутри что-то грызло зло и усердно, не давая забыть о том, что по его вине она лишилась почти всего, что было у неё в этом мире. Он отнял у неё Инквизицию, попросив не вмешиваться в войну и встать в стороне. Он отнял у неё возможность вернуться к своим, потому что своих на месте уже не было. Долийцы стыдливо прятались на Перекрёстке, за зеркалами, жались друг к другу и смотрели во все глаза на ту красоту, которую им открывал другой мир.
- Здравствуй, Эллана, - он смотрел на неё уже одной парой глаз, светло и грустно. Ни намёка на чёрного волка с тремя парами глаз, ни намёка на грязь и мокрые следы лап, что должны были бы остаться за ним позади. Только высокая фигура в доспехе, закрывающим его от любого удара, который могла бы нанести рука предателя. Насколько было бы проще, если бы он был обычным эльфом.
- Ты выбрала интересное место, для того чтобы поселиться после ухода из Скайхолда, - он еле слышно хмыкнул, оглядывая выбранный Лавеллан домик и не зная, куда потом деть глаза. Быть может, такой жизни она хотела. И от него в том числе. Простого счастья в домике где-то в небольшой деревне, чтобы пара эльфов не вызывала ни у кого неприязни. Чтобы его магические способности не бросались так явно в глаза.
- Если хочешь пожить ещё немного, тебе стоит покинуть Внутренние земли, а лучше уйти из Ферелдена. Завеса здесь в ближайшее время вряд ли станет спокойнее, - отделить Эллану от остальных эльфов даже спустя столько времени было легко. Когда он говорил о том, что этот мир должен умереть свободным, находясь не под властью кунари, он думал о Лавеллан в первую очередь. Ему казалось, что такая жизнь была бы ей в тягость. Что свобода для любого живого существа, а особенно для Элланы - главное в жизни. Кунари путали его планы - он был рад спутать их. В своей победе над серокожими он не сомневался, хотя и представлял, на какие жертвы ради неё придётся ему пойти и о чём попросить других.
- Впрочем, я пришёл говорить не об этом: что делать со своей жизнью, ты должна решать сама, - он помедлил, спуская с плеча туго перемотанный свёрток и протягивая его Эллане. - Я принёс тебе подарок. Думаю, ты помнишь, что это такое.

0

6

Ей следовало поскорее разобраться с мясом: втащить барана глубже в дом при помощи мясницкого крюка, найденного в подвале; освежевать, рассортировать по частям. Шкуру можно продать или укрепить ею истоптанные сапоги. Ведь зима не будет спрашивать, как много у тебя было времени подготовиться. А если сулил длительный переход... Мясо следовало отварить. Часть. А часть пошла бы на засолку. Потроха прекрасно подошли на роль приманки хищников. Их шкуры ценятся куда как лучше шкуры какого-то барана.
Конечно, если бы хищники уже давно не покинули эти проклятые края.
Этот волк пришел ведь именно за этим. Носом ткнуть в неправильность выбора. Мол, гляди, Лавеллан, за всё время так и не научилась знаки читать.
Но Лавеллан научилась. Только не видела смысла это доказывать.
Он не сказал "пожить здесь". И Эллана поняла, что имелось в виду. Знаков было много. Слишком, чтобы оставаться незаметными даже для самых глупых охотников. Для самых упрямых, возможно, нет. Вот к ним долийка и относилась.
Упрямая, словно бронто, она пыталась стоять на краю водопада, в смиренном ожидании надвигающейся волны, которая смоет её вниз, ударит лицом о скалы и уничтожит наконец неизмеримую гордость, которая не позволяет поступиться принципом.
Эллана недовольно насупилась в ответ на комментарии о её доме. Вслух не сказала ничего, посчитав ненужным. Но это её ощутимо задело. Весь последний месяц Эллана думала лишь о том, как выживать в одиночку. И едкие замечания о неправильности её выбора болезненно отзывались нытьем под рёбрами.
Ей хотелось ответить, кто загнал её сюда. Кто превратил одного из лучших следопытов Инквизиции в затравленную мышь, прячущую голову под капюшоном только чтобы скрыть острые длинные уши.
Но эти слова не покидали пределов её головы.
Перед ней стоял Солас. Почти такой, каким она его запомнила.
Не... Тот, который горделиво вышагивал по покинутым тайным тропам крепости в поисках древних знаний. Не тот, который хладнокровно убил Шартер на лестнице. И вовсе не тот, кто натравил демонов и армию эльфов на жителей Скайхолда.
При взгляде на протянутый свёрток в её голове перемешались интерес и недоверие.
Вещь под тугой тканью была слишком мелкой, чтобы являться луком. Её луком, который её ещё когда-то выстрогал отец, а позже она сама разукрасила его резьбой. Он остался в Скайхолде во время её незапланированного побега. Кажется, на крыше таверны или где-то в той области. Вернуться за ним попросту не было времени, а позже - не было времени, чтобы горевать о потере.
Вряд ли там были сапоги или свиток с древним заклинанием, потому что Лавеллан он был совершенно бесполезен в практическом плане.
А больше ничего на ум и не приходило. По крайней мере, сейчас.
- Нет, - после недолгого раздумья сказала она, - возможно, прошло слишком много времени, чтобы помнить.
Погода же за стенами не шутила. Раскаты грома становились всё громче и раздавались совсем близко, будто бы над головой. И Эллана вопросительно уставилась на гостя, насмешливо полагая, что это его рук дело. Но пока эльфийка закрывала дверь, подозрительность улетучилась. Волк и без того эффектно появился. Значит, гроза была просто грозой. И ничем более.
- Я бы предложила чай... Но ты ведь не за этим здесь.
Она положила руку на сверток, но не взяла его сразу. Под тканью прощупывалось нечто узкое и длинное, и догадка казалась крайне близкой. Но всё ещё далекой. Настолько, что гадать Лавеллан попросту перестала. И сверток остался в руках мага.
А потом она сделала шаг вперед и уткнулась лбом в его грудь. И осталась стоять так, будто уснула. Лишь попыталась поднять руку, чтобы упереться, но тут же бессильно опустила её вниз.
Перед ней стоял Солас.
Похожий на того, с которым она не раз путешествовала во Внутренние Земли в поисках артефактов, которые могли укрепить Завесу. Тот, который рассказывал ей о природе магии и пытался научить чувствовать её едва различимые от ветра колебания кожей, несмотря на то, что Лавеллан была полным профаном в таких тонкостях мироздания. Тот, который рассказывал ей о путешествиях и находках в Тени, когда она, закрывая уставшие глаза, расслаблялась после долгого дня и засыпала у него в руках. Тот, который кормил её ягодами с рук, и позволял без стука заходить в свою ротонду.
Они похожи. Несмотря на все различия, всё ещё похожи.
Проблема была всё в той же упертости, которая не позволяла рассмотреть врага в ставшем родным уже человеке. И даже после всего, что было. После демонов, смерти Шартер и Скайхолда...
Перед ней стоял всё ещё Солас.
- ... и я ничего не могу с этим сделать, vhenan, - тихо продолжила она свои мысли вслух.

+1

7

Стрела с глухим звоном коснулась пола, а он крепче обнял Эллану, поддаваясь порыву и не пытаясь даже с ним бороться.
Она видела его всего целиком, со всеми тёмными сторонами, что он прятал и давил в себе, когда был частью Инквизиции, и что всё равно вырывались наружу в драке или после смерти Мудрости. Она видела, какие зверства он совершал, видела заполненных демонами Скайхолд и трупы когда-то бывших ей товарищами людей, эльфов, гномов. Тогда, чтобы добраться до него, ей пришлось переступить через труп Шартер, которая просто оказалась не в том месте и не в то время. И после всего этого она звала его vhenan и не бежала прочь, а решила обнять.
Она была безумна, и, наверное, безумие охватило и его тоже, раз он решил прийти к ней, а не оставить Лавеллан в покое. В её маленьком мирке, к которому она так стремилась.
Время нельзя было отмотать назад, дни нельзя было вернуть к тому моменту, когда Инквизиция одержала победу над Корифеем, расчищая теперь дорогу его планам. Быть может, он бы остался рядом. Или забрал бы Лавеллан с собой и вряд ли о них кто-нибудь вспомнил, кроме Лелианы, любившей контролировать всё вокруг и пауком сидеть в центре своей паутины.
В их истории могло бы быть столько если, а он выбрал дорогу к самому печальному концу, вполне в духе тех романов, что писал Варрик, чтобы выдавить из читательниц если не водопады слёз, то пару слезинок точно. Только вряд ли Тетрас правда запишет эту историю.
Он коснулся губами её макушки, пытаясь успокоить и дать понять, что пока он не собирается никуда исчезать. Что пока у него есть столько времени, сколько ему будет нужно, чтобы оба они могли спокойно насладиться компанией друг друга и просто поговорить обо всём, что происходило с ними. Эллане нужно было выговориться, поделиться всем, что грызло эти несколько лет изнутри, потому что говорить о нём в Инквизиции после случая на Совете вряд ли было безопасно. Он был для всех чужаком и врагом. Для всех, кроме Элланы.
- Тише, ma'lin. Всё с самого начала не могло быть просто, - он еле слышно усмехнулся, обдавая тёплым дыханием светлую макушку и кончиками пальцев поглаживая Лавеллан по спине. Он любил её и хотел, чтобы она была счастлива, даже если будет счастлива не с ним, но Эллана раз за разом доказывала ему, что на других не смотрела вовсе. За столько времени вдали друг от друга чувства могли бы уже и притупиться, наскучить и не вызывать былого отклика в сердце, но ему было не всё равно, когда Эллана стояла вот так близко к нему, честно показывая свою слабость и свои сомнения.
- Я не уйду сейчас, если ты сама не попросишь меня уйти, - хотя бы в этом он мог быть с ней честен. Даже если она погонит его прочь, в грозу, в дождь, он смирится с этим и уйдёт, оставляя свой подарок всё так же лежать на полу и не давая ему никаких объяснений. Он не сомневался в Лавеллан: она была хорошей ученицей и вспомнит, что и к чему. Поймёт его молчаливую просьбу и его разрешение. А лук - он сам принесёт ей самый лучший лук, благословлённый Эльгарнаном и Митал, чтобы рука Элланы не дрогнула.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Fel'assan [17 Волноцвета, 9:45 ВД]