НОВОСТИ

19.06. Правило для неканонов!
06.06. Полтора года игры: мы могЁм!
30.05. Сжигаем кунари! Обсуждение сюжета


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Долг платежом красен [13 Жнивеня, 9:41]


Долг платежом красен [13 Жнивеня, 9:41]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://funkyimg.com/i/2PZdK.png

Долг платежом красен [13 Жнивеня, 9:41]

Время суток и погода: Холодный осенний полдень.
Место: Убежище, Ферелден.
Участники: Жозефина Монтилье, Шокракар.
Аннотация:

"Здорово, рыжая, помнишь меня? Это я - та самая рогатая потрошительница, которая на этом вашем Конклаве потеряла дохерищу солдат и которой ты ещё должна кучу денег. Найти тебя было не просто, но мне тут птичка на хвосте принесла, что ты теперь в голове какой-то организации. Вало-Кас не упустит возможности лично поздравить тебя с новой должностью, поэтому жди нашего визита тринадцатого жнивеня.

P.S. - Если ты забыла, то напомню, что мы договаривались о почасовой оплате вне зависимости от успеха операции. Готовь золотишко.
P.P.S. - Что это за волосатый глаз у вас на гербе? "
- Шокракар. 


Отредактировано Шокракар (2019-01-08 23:19:29)

+3

2

Прошло совсем немного времени с тех пор как Жозефина впервые прибыла в Убежище, пускай ее участие во всей этой большой, и в чем-то сумасбродной, авантюре обсуждалось и готовилось ни одним днем. Решение было взвешенным и обдуманным, учитывая все комментарии и мнения родни, близких друзей и влиятельных коллег. Рисковое во всех смыслах решение, которое может как поднять молодого посла до небывалых высот, так и окончательно поставить крест на любой возможной карьере. Да, Монтилье по привычке подошла к поставленному вопросу со всем присущим прагматизмом, когда все только затевалось ее не заботила духовная подоплека происходящего, подобные мысли непозволительная роскошь для дипломата, а Церковь один из сильнейших институтов власти - позволь ей пасть и все сферы жизни цивилизованного общества захлестнет хаос. На фоне развязавшейся войны, усугубившись несвоевременной смертью Верховной и катаклизмом неизведанной магической природы, весь центральный Тедас оказывался на краю пропасти и это касалось каждого, даже самого честолюбивого самовлюбленного эгоиста, чье будущее точно так же висело на волоске, быть может не так очевидно, быть может "авось пронесет". Жози не могла оставаться в стороне и если могла хоть чем-то помочь, сделает все что в ее силах. А главное мысль была верной, оставалось только оформить ее правильно и преподать сильным мира сего с индивидуально подобранными доводами и выгодами. Увы, даже война не меняет людей, а вот доблестных бессеребреников как всегда единицы.

Всю прелесть собственных домыслов Жозефина в полной мере ощутила на месте, погрузившись в кипу переданной корреспонденции и прочих бумаг с пометками собратьев по несчастью, выполнявших иные задачи в восстанавливающимся ордене. Даже недюжинные организаторские способности Монтилье не позволяли ей ужаснуться полу-походным условиям нового промозглого пристанища в южных краях, она почти не покидала своего кабинета, не разгибая спины и не отрывая глаз от испещренных чернильными буквами пергаментов, лишь время от времени прерывая труды для участия в собраниях ставки командования и личного общения с разномастными визитерами.
Инквизиции были нужны ресурсы и деньги, но вооруженные силы нужны были ничуть не меньше. По первому пункту кое-как удавалось сводить концы с концами, как бы крепко не запирал Великий Собор свою казну, им приходилось мириться с волей почившей Верховной, и все же артачились, муссируя конфликт касательно правдивости происхождения "Вестницы" и ныне пустующего Солнечного трона. Покуда дело дойдет до переговоров с Императрицей Орлея, советница вынуждена была изыскивать договоренности и сотрудничества по всем прочим каналам. Помимо текущих расходов и финансирования грядущих кампаний существовали еще неоплаченные долги.

Вот и сегодня единственная запланированная встреча изначально сулила лишь траты за былые сомнительные заслуги поредевшего наемничьего отряда. Лелиана предпочла делегировать беседу с ними своей давней подруге, возможно чтобы не оговаривать лишний раз связанные с ними траты и сэкономить время хотя бы на этом. Когда послушница сообщила о прибытии в церковь отряда "кунари", Жози не стала заставлять себя ждать и убрав черновик письма в стол, сразу направилась в просторный вестибюль храма. Их в самом деле было сложно не заметить, пускай представители этой народности не были большой редкостью в Тедасе и самой Жозефине не раз доводилось видеть их, сдержать собственный взгляд от того, чтобы он был не слишком любопытным или навязчивым стоило некоторого осознанного усилия. Леди-посол же в своем обыкновении держалась с формальной учтивостью, пока визави не показали себя и того, в каком именно русле следовало с ними общаться.

- Позвольте представиться. Леди Жозефина Монтилье, посол и глава дипкорпуса Инквизиции. - прозвучало переливистым антиванским акцентом, в то время как едва ли уставшие лучистые карие глаза прошлись по лицам гостей, с минуту задержавшись на светловолосой женщине, не то по воле слепой интуиции, не то уловив ее осанку и позу по отношению к остальным.
- Сестра Соловей... Лелиана просила меня уладить вопросы касательно оплаты ваших услуг, о которых вы писали ей ранее. - вновь обратилась она ко всем пришедшим, как ни в чем не бывало, давая возможность высказаться тому, кто в действительности был назначен вести подобные разговоры, прежде чем пригласить в кабинет для приватной беседы.

Отредактировано Жозефина Монтилье (2019-01-19 11:34:10)

+1

3

Какой гений решил, что заснеженные склоны Морозных гор являются удачным местом для расположения деревни? У этого места даже в названии слово "морозный", чтоб его. Так думала недовольная Шокракар, когда два неуверенных солдатика, переглянувшись, всё-таки отворили перед ней и её наёмниками двустворчатые двери коренастого храма, украшенные клёпаной металлической пластиной в виде мохнатого солнца Создателя.

  О, как долго она шла к этому месту. Замолкшая рыжая заказчица базировалась в Ферелдене, который Шокракар всю свою жизнь на рогах вертела. Привыкшая если не к тропической духоте Пар-Воллена, то хотя бы к Антиванскому солнцу, потрошительница почти никогда не навещала эту суровую страну без обещания большой выгоды. Но цена вопроса измерялась почти в сотне золотых, поэтому Шокракар примерила на себя и двоих своих ребят роли коллекторов.  После долгого и дорогостоющего путешествия в страну собаководов-любителей наёмникам пришлось целую бесконечность переть верхом сквозь снега туда, куда шли только немногочисленные религиозные фанатики, которые даже за деньги не желали показывать дорогу группе мрачных "кунари", замотанных в шкуры и меха по самые рога, но становились гораздо сговорчивее если немного побыковать. По словам людишек, они все шли к "Убежищу" чтобы хотя бы одним глазком глянуть на какую-то там Вестницу Андрасте - Шокракар даже запоминать не стала. Фанатики и в Ферелдене фанатики: кто Вестников ходит смотреть в далёкие ебеня, а кто заради одной украденной книги флот на рога поднимает. В отличие от одухотворённых ферелденцев, весь этот путь потрошительница проделала исключительно с самыми меркантильными целями, но коли кривая занесла в этот Кослуном забытый край, она решила, что после обязательно заскочит в то самое место, где прежде стоял Храм Священного Праха (Священного. Праха. Нет, ну вы подумайте). Мёртвые, в конце концов, ещё могли подождать, а вот выжившим - и главное, пленённым - деньги могли понадобиться уже сейчас.

   Деревня, как ни странно, жила довольно-таки активной жизнью и разворачивалась вокруг этого самого храма. Лениво озираясь внутри, Шокракар проводила боязливо откланявшегося остроухого малыша и переговаривалась с Таарлоком и Касом, в ожидании, пока ими займутся.

- Ну хорошо, мы знаем, где оба Ашаада, но искать остальных среди воюющих между собой басов... - рассуждал Таарлок, почёсывая в чёрной бороде.
- Сат точно отыщется, главное, внимательно слушать новости. А насчёт остальных - возможно, волосатый глаз знает, где их искать... - Услышать тёплый антиванский акцент в сердце закованых вековой мерзлотой горах было всё равно, что внезапно напороться на райский оазис посреди андерфелской пустыни, поэтому когда занятая переговорами со своими товарищами Шокракар обернулась на звук этого голоса, испещрённое шрамами лицо её выражало лёгкую заинтересованность. И ей очень понравилось, что предстало её глазам.

  Тал-васготка ответила не сразу, прежде беглым взглядом оценив свою визави с ног до головы. Наверняка наряд Жозефины был продуман до малейшей своей детали, и каждая пуговка на нём имела смысл, но этого Шокракар не умела прочесть. Всё, что она видела — это бронзовый отлив кожи, беспросветный уголь волос, очаровательную горбинку на носу, милую родинку под губой и золото, золото, золото. На фоне унылого серого Ферелдена золотистая антиванка казалась сосудом солнечного света. Она вроде бы даже светилась, или это свет факелов играл с глазами потрошительницы злую шутку? Однако разговаривала эта неземная дамочка важно, сразу видно, что книгами печей не топит, моется чаще раза в месяц и вообще не цыпа с кухни, а всамделишная благородная особа. И имечко какое: мало того, что Жозефина, так ещё и Монтилье. Кто этим басам имена придумывает? Звучит конечно, красиво, специально под реверансы. Но запоминать случайные комбинации ничего не значащих звуков Шокракар не любила; другое дело — бунтарка, кувалда, смерть, рыжая, резкая. Сразу ясно, с кем имеешь дело. Ну то есть, потрошительнице было ясно, а остальное, естественно, по боку.

  В общем, с такими редкими особями деликатный подход нужен, решила наёмница и сделала шаг Жозефине навстречу .

- Если бы я знала, что в сокровищнице Инквизиции есть такие драгоценности, я бы приехала за своими денежками раньше, золотистая, - наконец присвистнула Шокракар, мгновенно подыскав эпитет для своей новой знакомой. Наёмничья шайка за её спиной отозвалась усмешками и гоготком, а сама потрошительница примерила на располосованную рожу неуловимую, но явственную тень усмешки. Несмотря на жуткий вид, холодные серые глаза потрошительницы смотрели улыбчиво и даже мягко - так смотрят люди, уверенные в своей силе и от того спокойные. Эффект подкреплялся заметными лучистыми морщинками в уголках глаз. Однако, к таким деталям ещё нужно было присмотреться, потому что в общем вид у Шокракар был пугающий: и без того громоздкие габариты косситки усугублялись чудовищной медвежьей шубой нараспашку, тяжёлый бурый мех которой был припорошен каплями талого снега. На голове её покоилась мохнатая волчья шапка с отверстиями для крючковатых рогов, а в ушах блестели крупные золотые кольца, от чего вид потрошительницы напоминал о лихих атаманшах-разбойницах.

- Я Шокракар, а эти обмороженные ребята - она большим пальцем указала за своё плечо на Таарлока и Каараса, - Вало-Кас, и они бы не отказались от горячего грогу или чего вам там не жалко, пока будут ожидать окончания нашего разговора. "Сестра Соловей"? В таком случае пташка хорошо подобрала себе замену, -  глухо ударяя коротокими коваными каблуками в каменные плиты, Шокракар присоединилась к Жозефине на их пути в более интимную обстановку. По дороге она искоса смотрела на сопровождающую её антиванку, до поры до времени сдерживая в себе желание основательно и от души подкатить. Но первым делом - деньжата, а женщины, разумеется, потом.

+1

4

И все же кунари в походных меховых одеяниях этой области были тем еще зрелищем, на мгновение Жозефина даже перестала пытаться удерживать учтивую отстраненность в глазах, дав волю также присущей себе же мечтательности и как следует оглядев гостей Убежища. Физически крепкие, суровые в своей природе, уроженцы самых северных земель Тедаса удивительно органично вписывались в грубую сшитую из меха диких зверей одежду лишенную какого то ни было лоска, украшений или нарочито ровных стежков и деталей, создающих из материи предмет не только практичный необходимый для жизни, но и преследующий иные, социальные, функции. Любопытный взгляд легко проскользил по густой черной бороде рогача, которая точно бы перетекала в такую же черно-бурую кудлатую опушку дубленого плаща и вернулся к говорившей с ней женщине, кожа которой своим расовым загорелым оттенком в купе с массивными золотыми серьгами и растаявшими снежинками на ворсинках меховой шубы, делали ее похожей на некую вторженку-завоевательницу из южных земель. Впечатляюще и едва жутковато, особенно если смотреть снизу вверх.
Лихой комментарий так запросто слетевший с губ собеседницы очень скоро нарушил это невольное "любование" зазевавшейся советницы и застал ее врасплох. Не то, чтобы она была непривычна общаться с наемниками и рядовыми солдатами, не отличавшимися особой куртуазностью в отношении дам, слышать в свой адрес что-то подобное и в таких фразах от женщины было, как минимум, необычно. Жози даже смутилась бы, еслиб скоро бы не нашлась, вернув ход собственных мыслей в деловое русло. Конфуз антиванки едва выдал лишь легкий румянец коснувшийся холеных непривычных к морозам щек, осанка и выражение лица остались меж тем неизменны. Шокракар - Жозефина только сейчас поймала себя на мысли, что читая письмо, опрометчиво приняла писавшего за мужчину.

- Ваши спутники могут отдохнуть с дороги в здешней таверне. - радушно ответила Монтилье - Немного позднее мы сможем разместить вашу команду на ночлег. В последнее время Убежище в самом деле стало куда больше похоже на штаб Инквизиции, чем на простую деревню и пристанище для паломников. - пояснила она для связки слов, мысленно оценивая спутницу, которая и за словом в карман не полезет и явно не забудет набить себе цену.

А цену себе эта кунари совершенно точно знала. Женщина сдюжившая стать лидером боевого отряда васготов, дерзкая и прямая, закаленная в боях, не привыкшая церемониться. Остался открытым вопрос на какой стороне морали она находилась. Впрочем Лелиана была не менее щепетильна в своем ремесле, не стала бы подряжать на Конклав кого попало, но отчего-то... Размышления Жозефины оборвала тяжелая закрывшаяся дверь кабинета. Пройдя к своему креслу, она выудила из кипы бумаги Лелианы, мягким жестом указав на стул напротив.

- Присаживайтесь, Шокракар. Я понимаю, что контракт вы заключали при других обстоятельствах и лично с Помощницей Верховной Жрицы. Обстоятельства изменились к большому несчастью для всех нас. Не стану утомлять вас внутренними деталями, суть в том, что Церковь оказалась буквально обезглавлена и Лелиана более не занимает ту должность... - будничным официальным тоном затянула советница.

В другой ситуации Монтилье вполне могла бы поднажать и сдобрить сказанное тем, что часть вины в произошедшем лежит как раз-таки на тех, кто согласно бумаге в ее пальцах был нанят в качестве охраны и очевидно не очень-то справился со своей частью сделки. Она не стала этого делать пока. Во-первых, прекрасно понимая, что при наличии личной охраны Верховной, храмовниках, шпионах и прочих подобное обвинение было сильно преувеличено, хоть и по форме. Набожной фанатичкой, к счастью для них обеих, Жозефина тоже не была, но дипломатом, работающим с тем что есть. Поэтому и во-вторых, настоящая беседа преследовала совершенно иные цели.

Взгляд антиванки прямой и доброжелательный скрашивал официоз повествования, выражая намерение договориться полюбовно.

- Нет, не поймите меня превратно. Не желай мы исполнить "свои" обязательства, не стали бы заставлять вас проделывать такой долгий путь. Однако, формально контракт можно считать недействительным в силу того, что я уже успела озвучить. Лукавить не стану, на данный момент орден Инквизиции, в отличии от ваших прежних нанимателей, весьма ограничен в средствах, при этом нуждается и в хороших бойцах. Поскольку теперь это "Филькина грамота", - Монтилье передвинула пергамент контракта наемнице - Хочу предложить вам договориться о взаимных уступках. Скажем, мы готовы заплатить часть причитавшегося и как-то иначе возместить ваши издержки, заключив новую сделку о найме Вало-Кас в предстоящей кампании. Поверьте, здесь обе стороны оказались в весьма незавидном положении.

Васготке она могла открыто сказать, что положение дел организации не такое уж радужное, как хотелось бы, с ней не нужно было пускать пыль в глаза или бравировать для поддержания внутренней морали сопартийцев. На понимание Жози особенно не расчитывала, вот только они были нужны друг другу, как ни крути. Пошли Шокракар ее к демонам прямо сейчас, осталась бы ни с чем и все труды наемников были бы напрасны. Пока оставалось догадываться насколько рассудительна или вспыльчива предводительница отряда.

Отредактировано Жозефина Монтилье (2019-01-12 17:28:09)

+2

5

Кабинет Жозефины оказался местом угнетающим, и скорее напоминающим о тюремных камерах, чем о рабочем кабинете. Несколько толстых свечей натужно прогоняли тьму в углы маленькой комнаты, квадратные столы и сундуки, набитые макулатрой, наводили уныние, толстые корешки однотипных книг скучно повторяли друг друга, и Шокракар оставалось только пожалеть, что такая красивая женщина заточена в четыре каменные стены угрюмого храма на склоне суровой горы. Этой бы красотке да в залитый солнцем сад, чтобы свет золотил солёную от зноя кожу рваными пятнами скозь сочные зелёные кроны. Чтобы орали попугаи, журчали фонтаны и цвели бесстыже-яркие цветы. Вместо этого золотистая горбится над кипой бесцветных бумаг, царапает их пером, пачкает пальчики чернилами и портит глаза в скупом свете свечи.

  Ух, я б тебя... на прогулку вывела, мысленно пригрозила симпатичной Жозефине наёмница при виде её теплеющих щёк. Проветриться, смахнуть книжную пыль с золотого плеча. А то куда же такое годится?

- Слушай, красотка, - Шокракар опустилась в резной основательный стул со спинкой и подлокотниками в виде вырезанных собачьих голов. Села, расслабив плечи, но чуть подавшись вперёд к Жозефине и зафиксировав её внимательным взглядом серостальных глаз. Шапку потрошительница с белобрысой головы стянула, открыв дрожащему свету свечей чуть потрёпанные седые волосы, и теперь держала на колене. - На Конклаве мы конкретно так обосрались: тут уж нужно быть честным. Я пока ещё не знаю, как и почему, но факта это не отменяет да и не важно, по сути. Да только как наёмник, я продаю время и усилия своих солдат. И проведённые на месте Конклава часы работы должны быть оплачены - даже посмертно.

  Говорила женщина негромко, медленно, и без форсажа. Никакой угрозы ни её взгляд, ни интонации, ни поза не несли, хотя своим оставшимся ребятам она успела дать задание: если они с Таарлоком и с Каарасом не вернутся или вернутся ни с чем, то своё у Инквизиции придётся забрать силой. Благо, силушек на ночной набег пока ещё достаточно. Но до того момента Шокракар всё ещё жопой чуяла, что профит возможен, а потому о худшем сценарии даже не думала. О каком худшем сценарии можно думать, когда на тебя смотрит пара тёплых чайных глаз в ореоле густых ресниц?

- И если честно, кто какой пост занимал не имеет значения: работа моих ребят стоит столько, сколько стоит,  - женщина в свою очередь полезла серой ладонью за пазуху своей шубы и вынула оттуда свёрнутый в трубочку пергамент.  - Но справедливости ради, я, конечно, не могу просить у волосатого глаза всю сумму.

  Покинув кресло, Шокракар обошла письменный стол золотистой антиванки и бессовестно встала у неё над душой. Письмо в её руках было развернуто перед Жозефиной поверх "филькиной грамоты".

- Вот смотри. Во-первых: вы с рыжей не должны нам платить за последние два дня. Ну, потому что их небыло, - упираясь в столешницу жёсткой ладонью, усыпанной крупными перстнями,  Шокракар тыкала серым пальцем второй руки в презентованную ей хартию, над которой целый вечер трудился Таарлок. - Во-вторых: половина дохода каждого работника обычно уходит в общак, вторая - достаётся ему. Но так как некоторых моих ребят распылило взрывом, то причитаемую им долю - так и быть - оставьте себе. Ну и минус за невыполнение миссии в качестве компенсации - это так, торговый жест...

  Серым рогатым утёсом нависая над сидящей за столом антиванкой и разъясняя ей свои условия, Шокракар принюхалась. Помимо бумаги и запаха палёного воска, ноздри её щекотал тонкий, удивительно приятный аромат, который в дикой ферелденской глуши обычно не найдёшь. Пряный, перечно-сладкий, тёплый и такой лёгкий, что приходилось принюхиваться. Как-то так пахло во время людных антиванских рынков у стоек с дорогущими специями на вес золота. О, наёмница хорошо помнила залитые солнцем улицы Антивы: палатки с лопающимися от сока фруктами, над которыми жужжат пчёлы, свежесловленная рыба в кусках колодезного льда, юркие эльфы, снующие с корзинами на головах, и горластые торгаши с сильверитовыми зубами в орущих ртах. Запах Жозефины Монтилье на короткое мгновение унёс васготку за многие мили отсюда. Странно, какой силой обладает обоняние - вдохнул, и словно в прошлое вернулся. Наёмница тряхнула головой, возвращаясь в реальность.

- Эээ... как я и говорила... - Шокракар выпрямилась, сложив руки на груди и морща расчерченный шрамами лоб. - Ах да. Короче, в остатке вы всё ещё должны нам пятьдесят шесть золотых, красавица. И тут уж, изволь, торговаться я не собираюсь. Нам, видишь ли, ещё живых разыскивать и вызволять, а в этом деле золотишко необходимо.

  Оставив свой листочек Жозефине на память, Шокракар вернулась к предложенному ей креслу и вновь ухнула в него, на сей раз закинув одну ногу на другую. Высокие её ботфорты при этом громко скрипнули кожей, а подолы тяжёлой шубы легли на каменный пол.

- Что скажешь, золотистая? - рогатая слегка сощурила глаза, изучая лицо черноволосой антиванки так, как смотрят на красивую картину - будто из удовольствия эстетического. Нет, носик у неё решительно хорош. А губы-то, губы. Как занесло её сюда - интересный вопрос. Но ответ на него Шокракар уже в тайне надеялась получить за кружечкой чего-нибудь горючего в обстановке более непринуждённой. А то заработалась, поди совсем, бедняжка.

Отредактировано Шокракар (2019-01-26 12:44:18)

+1

6

Легкое напряжение в ожидании размеренного по-свойски небрежного хода собеседницы сменилось на лице антиванки дернувшимся на миллиметр изгибом брови и приподнявшимся в подобии уважительной ухмылки уголка рта. Она и в самом деле была приятно удивлена ответом Шокракар. Пусть изъяснялась женщина подобно разбойникам и разгильдяям под стать наемничьей братии, смысл ее слов контрастировал с формой, выгодно подчеркивая разумность и опытность говорившей. Тут сам собой напрашивался вывод, что васготка была сильна не только кулаками, не первый раз вела переговоры с весомым нанимателем и, к счастью для своих подчиненных, была достаточно дальновидной. Как бы не резали слух иные, что уж - безцеремонные, обороты с переходами на личность самой Монтилье, отмеченные качества подкупали не хуже дружелюбного тона и умения держаться на равных.
Конечно этой Шокракар было позволительно лукавить для успеха предприятия и использовать свои маленькие уловки. Однако же кого это волнует, когда речь идет об общей пользе.

- А вы неплохо подготовились. - с тенью улыбки констатировала Монтилье, вчитавшись в развернутый перед ней пергамент.

Никто не собирался оставлять наемников без оплаты, это даже не обсуждалось, но и как говорится "медь золото бережет", а одна из задач Жозефины на этом посту как раз в том и состояла. По сути переговорщица сделала добрую часть ее работы, предоставив собственные расчеты удовлетворявшие ее ожиданиям, дело оставалось за малым.

Жози согласно кивнула, скоро взглянув на стоявшую позади собеседницу - Справедливо.

И пускай в идеале она расчитывала сторговать сумму контракта до пятидесяти золотых, учитывая ферелденские цены. Шесть золотых вполне могли стать ответным "торговым жестом". Озвучивать эти размышления Шокракар не было никакой необходимости, а потому немного поразмыслив под, как показалось, мечтательным взглядом присевшей напротив васготки, антиванка вновь подала голос.

- Признаться, не ожидала что нам так быстро удастся найти общий язык. Благодарю за такую готовность к сотрудничеству, Шокракар. - тепло произнесла Жозефина, не выпуская из пальцев расчеты - В свою очередь хочу вас уверить, что от своих обязательств никто не отказывается и мы готовы выплатить указанную сумму с учетом всех обстоятельств.

Дабы не быть голословной, советница отперла ключом ящик стола и выложила перед наемницей пять кожаных кошелей, по десять золотых в каждом, и шесть соверенов отдельно.

- Как я уже говорила, и Церковь и Вало-Кас понесли свои потери во всей этой истории. Поэтому нам хотелось бы предложить кое-что еще нашим товарищам по несчастью. - продолжила антиванка, заглянув в глаза цвета серой стали - Отчеты сообщают, что не всех Вало-Кас отправленных на Конклав постигла эта ужасная судьба. Вполне очевидно, что повинные в исчезновении ваших бойцов - наши общие враги и серьезная угроза, если сумели сотворить такое с Завесой, не говоря уже о прочих продолжающихся вооруженных конфликтах. Коль скоро здесь прозвучало слово "сотрудничество", мы могли бы объединить наши силы. Уверена, что вам не безразлична судьба пропавших собратьев, а посильная помощь в становлении Инквизиции посулит и немалые выгоды.

Новый расчетный листок, ловко выуженный из стопки бумаг Жозефиной, был повернут к наемнице.

- Вступи Вало-Кас в ряды наших агентов, мы могли бы объединить усилия, в том числе и в поисках. У Инквизиции уже есть шпионы, солдаты и определенные связи в различных кругах, это существенно облегчит задачу. Жалование агентов конечно скромнее, чем то, что предлагалось за охрану Конклава, но орден берет на себя все расходы по содержанию, экипировке и размещению.

Секунду смолчав, изучающе оглядывая собеседницу, антиванка коротко улыбнулась, в этот раз от себя, не в угоду переговорам. Какое-то внутренне чутье располагало ее к этому отряду наемников, точно бы их присутствие в обойме стало бы ненапрасным.

- Подумайте над этим предложением. Орден лишь только зарождается и набирает вес, планы и перспективы по истине велики. Что же до дела, Лелиана куда лучше моего может посвятить вас во все детали.

Отредактировано Жозефина Монтилье (2019-01-19 11:33:33)

+2

7

Услышав согласные нотки в бархатистом голосе Жозефины, васготка удовлетворённо улыбнулась и лениво повела широким плечом:

- Я всегда готова, - удивительно, но бравада наёмницы выглядела не так уж дёшево и даже походила на правду, потому что в действительности застать врасплох Шокракар всегда было сложновато. Жизнь для этой женщины был чередой проблем, которые всё время приходилось решать если не в целях выживания, то уж точно удовлетворения базовых нужд ради. А всё потому, что волей обстоятельств неотёсанная и необразованная тал-васготка подкожным чутьём знала железно, на что у неё в этой жизни право есть, чего она хочет и какой куш по справедливости жестокого выживания ей причитается. И эти свои нежирные свободы Шокракар отстаивала естественно и ощущая себя в своём праве, и именно они расставляли её ориентиры; и благодаря ним почти не было в жизни этой женщины моментов, когда она не знала, что ей делать и куда идти. Правда, даже если свобода эта кончалась далеко за границами чужой - а оно и так, к сожалению, бывало. Но с антиваночкой этой, по всей видимости, покамест им было по пути, и это не радовать не могло.

  Жозефина мягко чирикала про "общий язык" и приятно по-антивански резала имя своей собеседницы на ясные слоги, а Шокракар слушала её и думала: до чего приятный голос. Вот такой голос хорошо слушать засыпая, да на ушко - аж мурашки по серой коже при мысли. Ух, а если б до крику и причитаний её довести! А когда к приятному звуку антиванского акцента присоединилось не менее, а даже более приятное бряцанье золотых монет в пузатых мешочках, потрошительница категорически решила, что лучшего финала у этой истории с долгом быть попросту не могло. Ну, если только симпатичная Жозефина расщедрилась бы на приватный танец в знак скрепления дипломатических уз между Инквизицией и Вало-кас.

- Мне нравятся женщины, у которых слова не расходятся с действием, - не выдержала Шокракар, не спуская Жозефину с прицела своего прямобойного взгляда и между тем гребя причитающийся ей и её наёмникам капитал. Увесистые мешочки отрадным грузом тяжелили тёпло-серую ладонь, а наёмница всё не унималась, стиснув один кошель в пальцах и вкрадчиво добавив:

- И золото я люблю.

  В тишине кабинета позвякивали кошельки, исчезающие за пазухой чудовищной медвежьей шкуры, а выражение лица Шокракар, читать которое было просто даже несмотря на неряшливый росчерк шрамов, было столь недвусмысленно, что и Создатель - если он существовал - где-то на небесах наверняка тяжко опустил в длань чело.
  Соверены сверху наёмница сунула в тугой карман кожаных штанов, но одну монетку всё-таки оставила в руке, по-шулерски ловко поигрывая ею в украшенных грубыми перстнями пальцах.

- О, - серокожая наконец вернула внимание от самой Жозефины к её словам, - Может, у вас и информация о моих недобитках есть... но это тоже к рыжей, полагаю.

Кокетливо приподнятая бровь, рассечённая надвое шрамом, выдала в наёмнице самые понятные настроения, однако деловую хватку эта рогатая голова, кажется не потеряла. Перехватив двумя пальцами протянутую ей бумажку, Шокракар лишь по диагонали изучила его и сунула к спрятанным кошелькам:

- А я смотрю, хватка у тебя стремительная, малышка, - несмотря на вульгарное обращение, в голосе наёмницы проскользнуло уважение и похвала. - Знаешь когда брать быка за рога, да? Я изучу твою бумажку, поболтаю с рыжей, перетру со своими и обязательно вернусь к тебе. Кто знает, может, в результате мы будем тесно сотрудничать?

  Потрошительница грузно поднялась со своего седалища, возвысившись над рабочим столом Жозефины и накрыв её своей массивной тенью:

- А пока, я могу угостить тебя чашечкой чего-нибудь крепкого и горячего. Я бы отдохнула после дороги, да и ты, наверняка заработалась? Где у вас тут таверна?

  Предложение было сделано тоном столь невозмутимым, как будто звучало не в первый раз, а молодые очаровательные аристократки всё время вслепую так и бегают на свиданки с грубыми васготами-наёмниками. Как будто, не было в этом ничего предосудительного, и Шокракар верила - что не было. Не для того ли сбегала она из тюрем и лагерей, чтобы иметь возможность пригласить понравившуюся девушку на свидание? Пусть даже такую красивую и с таким сложным именем. И если бы ей в морду потыкали Жозефининым дворянством, титулом и профессией, и сказали: ну куда ты лезешь, быдло рогатое, -  таких аргументов Шокракар не увидела бы и в упор. Потому что Жозефина - вот она, сидит перед наёмницей настоящая, живая, и между ними только воздух и стол - и тот сломать как два пальца обоссать, а больше никаких помех. Единственное, что держало на невидимой привязи грубую воительницу, это не произнесённое леди-амбассадором согласие. И именно его Шокракар теперь и ждала.

+1

8

Коситка легко и с удовольствием согласилась, возможно у Вало-Кас не было на примете иных заказов на ближайшее время, а золото она очевидно любила, слова ее не врали. Быть может и шанс нахождения пропавших товарищей играл не последнюю роль в происходящем, что несомненно делало ей честь. И все же, не смотря на все очевидные достоинства собеседницы, ее фамильярный тон немного смущал, вызывая невольное желание очертить границу и удерживать ее на расстоянии вытянутой руки. Вот это как раз-таки могло спровоцировать ненужный конфликт в зарождающемся дальнейшем сотрудничестве. Жозефина лишь только смиренно улыбалась уголками губ на пассажи бронзово-серой женщины, что была довольно настойчива в своем дружелюбии. Пока не было веской причины обхаживать и опаивать этих гостей Инквизиции, а Монтилье... В иных декорациях и при иных делах возможно она не отказала бы себе в новых впечатлениях и путевых рассказов новых случайных знакомых.

- Из церкви по прямой и налево. Ваши спутник наверняка уже обнаружили ее. - пояснила антиванка, поднимаясь из кресла, чтобы проводить гостью к выходу - Была бы счастлива составить вам компанию, да только где-то через час должен прибыть посланник одного из соседних баннорнов, необходимо подготовиться к его визиту. К тому же я редко прерываюсь в течении дня, а вечером, чтож вероятно мы обе не очень-то привычны к местным морозам.

Держась за дверную ручку, она протянула ладонь для рукопожатия.

- Приятно вести с вами дела, Шокракар. Всего доброго, дайте знать если что-то понадобится.

***

Советница не лукавила в своем вежливом отказе. Этот день, как и все предыдущие, прошел в заботах и хлопотах, бумажной волоките и просчете ближайших шагов. Отвлечься, подышать свежим воздухом и прочее - прочее было заманчивой альтернативой, однако маленькая жаровня с тлеющими углями под столом и кувшин травяного отвара каждый раз намекали, что лучше проводить время с пользой внутри, чем рисковать здоровьем снаружи. И самым привычным отдыхом в этих стенах по прежнему оставались теплая перина и очередной томик привезенной с собой литературы. Исследовательница Минева всегда возвращалась перед сном проверить не поступило ли новых записей о встреченных агентами существах - это служило знаком ее соседке, о том что пора бы сворачиваться и отправляться на ужин. Кто-то предпочитал горячие напитки и залихватские песни в таверне во время вечерней трапезы, Жози же обычно не бродила по снегу, ужиная в немноголюдной церковной столовой.

+2

9

Так тактично Шокракар в жизни ещё не посылал никто. Наёмница мотала себе на ус: «пожалуйста-спасибо», и вот те на — она стоит не солоно хлебавши перед закрытой дверью с покачивающимся кольцом дверной ручки. Женщина одобрительно хмыкнула, погладив белобрысый затылок ладонью и припоминая мягкость смуглой ладони в рукопожатии чуть более долгом, нежели того требовал этикет. Хороша, чертовка! Ладно, прячься в своей пещере за своими бумажками до поры до времени. Когда-то ты оттуда выходишь...

  Последующий день, впрочем, выветрил чудный профиль красавицы-антиванки из рогатой головы наёмницы. Вместо этого забита она была числами, разговорами с рыжей, изучением карт, спором с Таарлоком, приятными новостями о том, что как минимум четверо её долброгих живы, а Сата — Шокракар ощутила, как нагнетамое неизвестностью напряжение отпускает её - даже на свободе вроде как видели. Не совсем разодран по кусочкам её живой капитал.

  Шестерых смыло взрывом, но ещё троих убили грёбаные террористы. По описаниям Шокракар узнала их.
  Молчаливый Мераад, который первым поприветствовал Шокракар в рядах Вало-Кас.
  Красавица Хиссра, которую Шокракар так долго отвоёвывала у Кун.
  Малышка Като, мечтавшая однажды обзавестись собственной пекарней.
  Сухо моргая, командир наёмников приняла вести о подтверждённых смертях своих ребят со стоическим спокойствием. Они работали не просто на неё, а на собственную свободу. На собственное право когда-нибудь найти и обсутроить место, которое они назовут своим домом. За это и умирали — тут уж ничего не попишешь. Это уже потом, окружив со своими рогатыми коренастый стол в таверне, они негромко грохнутся кружками с чем-нибудь горючим и кто-нибудь из них  буркнет: «ваш бой окончен». Таарлок крякнет с досады, Кас, конечно, отмочит что-нибудь с весёлым воспоминанием об усопших, а Шокракар открыто всплакнёт в кружку и, если над её сентиментальностью вздумают смеяться, обязательно даст кому-нибудь по морде. И жизнь покатится дальше, и со временем об умерших вспоминать будут всё реже и реже, пока совсем не забудут.

  Се ля ви, или как там говорила та орлейская потаскушка.

  Тасуя полученные от разведки Инквизиции факты (кто конкретно в беде, а кто пока перебьётся; кто ближе, кого вызволить проще, кто будет подмогой, а кто обузой), Шокракар провела целый вечер в компании своих ребят и рыжей пташки, которая в отличие от Жозефины от неё отделалась одним лишь прозвищем. Конечно, Лелиана тоже обладала своей красотой — тонкая, изящная и в своей тёмной накидке похожая на таинственную андрастианскую святую, изваянную в фарфоре. Но от этой рыжей дамочки за версту так и разило опасностью, секретами, тайнами, и сделками с нечистой совестью. А секреты Шокракар очень не любила, а любила личностей открытых и понятных, чтобы не пришлось ждать подвоха. Нет, в такой тёмный омут Шокракар вступать не особенно хотелось — своих чертей хватает. Впрочем, никто её туда и не приглашал.

  Лишь вечером следующего дня все нужные решения были приняты. Шокракар шагала по холлу храма, мелодично звякая шпорами, и от гулкого стука её кованых каблуков по помещению гуляло шальное эхо. Шуба, без которой здесь даже в помещениях подчас было не обойтись, залихватски висела через широкое плечо, а в свободной руке женщина держала свёрнутый свиток и несколько чуть помятых цветов морозника. Сотрудничать с «волосатым глазом» Вало-Кас были готовы, пусть и не полным числом, и теперь капитан наёмников торжественно несла Жозефине составленные Таарлоком документы — как обычно, только свои (никогда не доверяй людишкам с числами, так?). Если всё будет так, как задумано, то приклеиться на время к Инквизиции — недурственное решение, особенно сейчас, когда эта пресловутая война между церковью и храмовниками обещает вспыхнуть с новой силой, а в небе зияет зелёная дырка и демоны шляются по Тедасу как у себя дома, откуда они там. Профессиональный нюх подсказывал Шокракар: замес будет значительный, крови должно пролиться много, а значит и денежка будет звенеть, и плечи размять будет возможность.

  Обитатели Убежища на огромную изуродованную васготку смотрели по-разному, но все как один - смотрели и чуть что, отводили взгляд, старательно принимаясь разглядывать каменную кладку стен или ковёр под ногами. Людская впечатлительность особенно Шокракар не волновала, однако в этот раз она всё-таки задержалась у большого оловянного зеркала. С покоцаной рожей, конечно, ничего уже не поделаешь, но у потрошительницы были свои достоинства и козыри. Разглядывая себя в зеркало, Шокракар фривольно приспустила шнуровку на вороте рубахи, поправила волосы и наконец пошла в атаку - если Жозефина выдержала первый романтический напор без нюхательных солей, то и это выдержит.

  Дважды постучав в заветную дверь, наёмница пригнулась, чтобы не врезаться рогами в дверной косяк и вошла в приёмный кабинет леди-амбассадора.

- Привет, золотистая, - найдя антиванку взглядом, Шокракар приветственно улыбнулась и сбросила с плеча тяжёлую шубу на какой-то заваленный свитками сундук. - Я тут приволокла тебе ещё макулатуры. Вало-Кас объединит силы с "волосатым глазом", пока не освободит всех своих выживших членов, а потом мы можем поговорить и о долгосрочном сотрудничестве. В принципе, вопрос уже решённый, но мне нужны твои подписи и печати...

  Словно вспомнив что-то, Шокракар вслед за свитком протянула Жозефине букетик лиловых в крапинку цветов:

- Ах да, и это тоже тебе. Прикинь, цветы в горах посреди этой вашей мерзлоты, - больше наёмница уточнять не стала. Действительно, зачем рассказывать, что она отжала их у какого-то мужичка, которому попросту не повезло оказаться у неё на пути. Правда, в своё оправдание Шокракар могла бы заметить, что мужичок отдал ей цветы совершенно добровольно. Она даже заплатить ему хотела, но, белый от страха, он убежал прежде, чем женщина успела всунуть ему несколько медяков. - Невесть что, конечно. Это в Антиве можно найти орхидеи размером с тарелку, но на бесцветье и крапива цветок, а?

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Долг платежом красен [13 Жнивеня, 9:41]