НОВОСТИ


Март пришел
Герои вниз полезли
Глубинные Тропы смущать

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Пусть Фен'Харел не услышит твоих шагов [17 Жнивня, 9:44 ВД]


Пусть Фен'Харел не услышит твоих шагов [17 Жнивня, 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

--

Пусть Фен'Харел не услышит твоих шагов [17 Жнивня, 9:44 ВД]

Время суток и погода: солнце близится к закату, на улице сыро и мелкий дождь
Место: Антива, пригород Риалто
Участники: Солас, Северо Ратей
Аннотация: У Воронов заказ - устранить угрозу миру, пока не стало ещё совсем поздно. Лучшие из лучших отправлены за головой Ужасного Волка, а достигнувший цели получит хорошее вознаграждение.

+1

2

Риалто он покидал поспешно, оставляя за собой слишком много следов, чтобы все охотившиеся за его головой пернатые наёмники не могли не заметить той дороги, которой он собирался покинуть город. Вороны дураками не были, добычу свою выслеживали ладно, но он себя добычей не считал, пока тихо посмеивался в кулак и наблюдал в тени за двумя воронятами, заплутавшими в том море подсказок, что оставили им его собственные агенты. Одно радовало: нескольких удалось сбить со следа, наивный молодняк останется дома и вернётся к мастерам ни с чем. Они не представляли для него никакой опасности, пусть и натренированные с детства выслеживать и убивать, вряд ли в арсенале Воронов было средство от древней магии и случайной возможности обратиться в камень.
- Отправитесь тут вниз по улице, выйдете на площадь, где цветами торгуют, повернёте от неё налево и там вас уже будет ждать проводник, - торопливо объяснял эльф-антиванец, пересчитывая на ходу монеты и проверяя их на зуб. Прячась от накрапывающего дождя, он накинул капюшон на голову, молча кивнул и отправился по указанному маршруту. Старик не врал, и площадь и торговля цветами - всё было на месте. Не договаривались они лишь о двух тенях, что шли за ним следом и выслеживали ровно до площади, а потом потерялись в толпе.
Стоило бы грязно выругаться из-за собственной невнимательности, но эльфы - кажется, те двое были именно эльфами - оказались проворнее и больше на глаза не показывались, будто специально играли, дав своей «добыче» понять, что за ней следят и по её голову уже пришли. Иной бы испугался, ему же страшно не было. Лишь нос зачесался от мысли о том, что с предателем-агентом придётся что-то сделать, чтобы никто из своих больше не попался в цепкие когти Воронов по незнанию.
- Берите розы, они в этом году особенно красивы, - подошедший к нему эльф с кривой улыбкой, верно, был тем самым проводником, о котором так усердно твердил старик.
- Я предпочитаю фиалки, - проскрипел он из-за повязки, скрывавшей лицо на половину, условленную фразу, а затем двинулся вглубь переулка, из которого вынырнул связной. Бегать от Воронов было порядком утомительно, потому он предпочёл покинуть Риалто, а за ним и Антиву тоже. На Перекрёсток у Воронов хода нет и вряд ли появится, уже хоть какое-то спасение от их назойливого внимания. Но пока он находился на их территории, было любопытно посмотреть, что именно могла преподнести эта гильдия убийц, преподносящая смерть как искусство, в тех местах, где они имеют полный доступ к своему арсеналу.
- Эта дорога верная? - проводник кивнул, непонимающе уставившись на него. - Тогда вот тебе сразу за твои услуги. Из города я выйду сам.
Кто знает, может, и этого тоже успели перекупить Вороны, но смотреть на то, как юнец погибнет, потому что оказался не в том месте и не в то время, он не собирался. Всё же погода и время были на стороне убиц: в дождь все сидят дома, а вечером после всех слухов о Волке, что по ночам уводит эльфов, вряд ли кто-то из них подумает высунуть нос из дома и стать случайным свидетелем.

+2

3

[indent]С серединой осени даже на севере Тедаса холодало, вперемежку с сухими бледными (ну, не выпекающими душу вне тени в дневное время) ясными моментами появлялись всё чаще хмурые ветренные недели и, конечно, зимние шторма. Море становилось прохладным, тёмным и неласково ершилось волнами. И даже Вороньё летело домой. В том числе потому, что их семью из Ривейна отозвали Когти. Это значило, что скоро всё должно разрешиться. Вести уже давно гуляли по миру, и его ученики отдавали в агентский общак, хотя делали вид, что ничего не происходит.
[indent]Северо тоже делал вид, что ничего не происходит, просто вовремя вывез всё гнездо на заработки и скоблил пиратские черепа и подбирал удобные задания из местных разборок меж разными сортами бандитов, в законе и не очень, чтобы не ставить ребят в неудобное положение. Чтобы им не приходилось убить и подставить достаточно эльфов в их жизни, чтобы здраво опасаться одного долийского клана и выходцев из пары эльфинажей или других влиятельных кодл, где ему пришлось посветиться и прикинуться своим, прежде чем устроить очередную городскую страшилку с целью заказа.
[indent]Словом, Северо находился в интересном положении, в каком обычно и находятся при конфликте интересов такие нейтральные, лояльные и доброжелательные ребята, как по жизни держался он: равно слывущие анонимными блядунами среди декаданствующих кутил и благопристойными гражданами среди прихожан, просто потому что равно мило и рассеянно-смущённо улыбаются на всё подряд, от павлинства о небывалых похождениях до кудахтанья о болящих икрах. Такой вот идеальный двойной агент. Его ученики считали, что он был с ними, другие мастера и Когти не знали, что почти вся его семья успешно скрывала измену, а он ещё не определился, кого же будет потрошить. Хотелось всех, если честно, только не хотелось думать, как, потому что план по сворачиванию шей был. Он начал бы не со своих, конечно, а с, например, Кеман. Если бы эта чума не пошла по ещё не прошедшим испытания и подвластным наиболее зверствующим инструкторам ученикам, паники бы не случилось. Теперь же он мило улыбался Совету Когтей и понимал, что подставляется лично, если со встречи с лже-божком вылезет живым. И немного скорректировавшим оценки и риски. То есть, подставляется в любом случае, конечно. Потому что на заброшенную виллу на берегу залива жрать оливки и запивать чуть мучнистой и солёной ключевой водичкой он не вернётся, похоже, никогда.
[indent]Вот и постигай со своими глубоко запрятанными экзистенциальными и моральными дилеммами смирение, смазывая погибелью магов и паралитиком болты в кивере и метательные ножи на протупее.

[indent]Он, как всегда, в качестве прикрытия работал цирюльником, и сегодня утром тоже, на переулке впритык к главной улице-дороге из предместья на большак. Пусть даже в ненастье зацепиться глазами за очень приметную по каждому описанию лысину не мог, ему она конкретно была и не нужна. Нет, Северо делал вид, что в охоте не участвует, хотя участвовал, поклявшись накануне лично, что будет работать, один, используя свои каналы, и цель, на которую так истерично спустили всех собак, особенно щенков, подстрелит. И теперь он наблюдал за перебежчиками, хотя их не ловил и не наказывал. Поэтому он точно знал, как они поведут своего кумира, ещё загодя, по обычной логике Ворон: бери самый вероятный путь, пропускай, бери следующий - пропускай тоже, и выбирай из третьего или пересекающегося со вторым четвёртого. Любая внезапность и случайность в их случае гасилась опытом мастера из поколения постарше, который обучал их избегать самый очевидный маршрут в любой день кроме толпы битком, и делился на чутьё и знание ученика по мастеру, по Дому, по стилю, манере делать дело, любимому оружию. Говорили, в одной Антиве, без Ривейна и островов, больше мерзавцев и подонков, среди которых они, Вороны - цетусы, ну, акулы, жрущие планктон и мелких рыб - больше, чем в самом заливе Риалто - рыбы и прочих гадов. И, за пределами живописной, сытой и ленивой деревенской пасторали с домашними сырами, лимончеллой у каждой хозяйки на окне, которой Северо не пил ни разу за тридцать восемь лет, что предлагали, хотя вид делал исправно - это казалось правдой. Вон один, и два, и три, и это он видел из одной тенистой лавки, пока изображал мирного жителя, как ему полагалось на территории изображать. Или он просто старел и его утомлённое предсказуемостью и не всегда предсказывающим будущее опытом ожидание обманывало идущие пятнами от серебристой белизны неба глаза?..
[indent]Эскорт из воронят, указующий на цель, он встретил взглядом, находясь уже после рабочего утра и хмурого полудня на наблюдательной точке над въездом на площадь, и тогда же двинулся со своей лёжки с арбалетом, параллельно, запомнив рост и плащ и походку ведомого. Походка - куда важнее того и другого, потому что в другом плаще можно присесть и затеряться, но походку менять учатся даже такие как он, безликие двойники. Северо поспешил кратчайшим путём на окраину. Канализации с удобными выходами нет, да и стоки тоже все приметные - на краю цивилизации и подступов природы он бы их и перехватил. И, пусть он уже был не мальчиком, чтобы бегать по крышам - быстро ходить по переулкам и взлетать на приземистые одиноко отстоящие деревья с хорошими точками наблюдения, на которых повисают ещё шестилетние пацаны - умел славно. Это была классическая точка наблюдения, между дорогой и пешей тропой, уходящими на север. Он и повис, расправляя плечи арбалета, кладя в полозья болт и возводя затвор. Выбирая между погибелью магов и паралитиком, он выбирал скорую смерть. Все слухи, которые витали вокруг этого вот Ужасного Волка, насчёт его силы и возможностей, вызывали опасения, но если он состоял из плоти и крови, это его должно было ослабить вернее, чем просто выжигающий энергию лириумный яд. Все эти Теневые-Завесные истории были недостоверны. Но если он перестанет нормально двигать руками и дышать - шансов выжить будет точно больше.
[indent]Северо свесился ровно под тенью редкой у нижних ветвей кроны и дождался фигуры с примеченным ростом, плащом и походкой, на дороге. Мимо него удобно проехал какой-то одинокий конный путник, дав и момент для оценки скорости, и выдержки прицела примерно на стык шеи и плеча, и укрытие. Сухо щёлкнул, с едва слышным шелестом пробивая зубчатый лист, арбалет. Какие-то разбойники подбирались сзади, а Северо предпочитал снимать из укрытия, с затёкшими (грёбаная погода) суставами, зато с сохранёнными загонщиками помоложе, которые вообще не в курсе того, что он и его семья вернулись в Антиву, силами.

Отредактировано Северо Ратей (2019-01-07 22:20:06)

+2

4

Арбалетный болт был близок к цели и со звоном разбил защитный барьер, заставляя его сделать шаг в сторону и сбиться с намеченного пути. Нападение было ожидаемым и мера предосторожности, в которой он был абсолютно уверен, спасла ему если не жизнь, то от глупого ранения, которое могло выбить его из колеи. К его счастью, этого не произошло. К несчастью нападавшего, он был крайне раздосадован этим пренеприятнейшим обстоятельством. И всё же он правильно поступил, отсылая от себя проводника: мало кому нужны свидетели, а жаждущие его крови убийцы вряд ли бы стали церемониться с тем, кто застал смерть того, кого Воронам настоятельно рекомендовали устранить, как лицо нежелательное. Равно как и не нужны были свидетели ему, не имевшему привычки раньше времени сообщать потенциальным агентам, какая участь ждёт их за любой проступок, который ему покажется ужасным.
Двое других нападавших наконец-то решили показаться из тени, играючи и по-детски пытаясь его запугать показным вращением кинжалов и громкими обещаниями скорой смерти. Он только покачал головой: воронята не понимали, что план их был обречён, артачились и были уверены, что странноватый лысый эльф окажется для них лёгкой целью. Убивать их было досадно, но раскрывшийся в Завесе разрыв смял одного и перемолол, оставляя в реальном мире кисть руки и ноги. Его товарищ оказался проворнее и взяв по кинжалу в руку поспешил завершить то, что не смог сделать болт, но запутался в собственных ногах, сбитый с толку порчей и внушением, а затем так же сгинул в разрыве, не оставив после себя ничего.
Точек для удачного отстрела заплутавших приметных путников в округе было немного: пара деревьев, из которых не понравилось ему только одно, но отрицать возможность ошибки было нельзя. Он зло осмотрел все три, резким движением отправляя по огненному шару к корням каждого. Незадачливого убийцу спасал моросивший дождь и мокрая земля, пламя не могло разгореться должным образом, но держалось достойно и лизало рыжими языками воздух, грозя поджарить всех и каждого, кто рискнул бы оставаться в укрытии дольше. План не искрил гениальностью, но лучшего выхода у него не было: покажи он всё, что умел, и в Антиве снова начнут трубить о том, что Ужасный Волк прибыл в эти края, чтобы лично похищать каждого из эльфов, соблазняя их сказочным богатством и женщинами. Невероятная глупость!

+2

5

[indent]Ну, у него было передовое мясо, и это утешало. Немного. И вряд ли утешало их мастеров, членов очень обескровленной в нынешнем старшем поколении гильдии, наводнённой ещё необученным молодняком, заказами - и тревогами.
[indent]Северо подтянулся назад на ветку, в укрытие, и быстро заряжал свой арбалет вторым болтом. Опять, если он не напутал с оперением в своём сомнамбулическом трансе, паралитик. Стоп, нет. Это всё-таки погибель магов. Когда очень скверно, выматывающе спишь с повторяющимися по одному и тому же сценарию с самого детства кошмарами - уже явь начинает походить на смутный и похожий кисель сон за пределами адреналиновых ражей.
[indent]Но когда он был готов попробовать вновь - мальчишек уже не было, а на стволах деревьев, старых, отполированных поколениями порток древолазов с облупившейся в отдельных местах и являющих как кость светлую древесину, полыхало магическое пламя. Северо быстро подтянулся, чувствуя резкую боль с занемевшей от промозглости сегодняшнего дня спине, но перегнулся и сгруппировался и спорхнул с ветки в сторону, в полёте выцеливая мага. В стрелковых трюках он практиковался, конечно, но последний раз это было лет двенадцать назад и по тарелочкам, а не по живым и довольно заинтересованным в выживании хмырям.
[indent]Андрасте, ну это хоть как-то внушительно - он не разглядел пролившегося, как выжатая изувеченная живая кукла, мальчугана, но чуял, что случилась беда, издали - убиться о мифическое чудовище, которое все хотят убить. Тогда и Реми и остальных перестанет держать в гильдии его зловещая тень - они, ученики его - в первую очередь по его попустительству недисциплинированное, самонадеянное малолетнее хамло, которое никогда не перепрыгиваемых для них барьеров не видало, тепличные, мать их, ландыши (ядовитые, как и все, но капризные, что дорогие бляди), но он знал, что стоило ему лишь чуть напомнить, что он такое, на что способен - они поджимали губы, прятали глаза и отвращение и страх, и искали укрытия где угодно. К сожалению, терпение Северо испытывали часто, а он устал скалиться. Больно затянулась игра в нормально функционирующее что-то.
[indent]Он поспешил, не прицелился - и не попал. Но подлесок, в том числе благодаря нехватке деревьев, был густой, и ровно на краю расчищенной перед предместьями зоны Северо и спрятался, и это давало ему шанс поприветствовать, сбросив арбалет, мага ножами. Проклятье. Он давно не ходил на задания, почти год, и не стрелял всерьёз. Только вслед засранцам и ровно на полпальца мимо подставленной жопы. Надо было не давать скидок и метить прям в очко.
[indent]Но ножей было в обрез, и бить вслепую должен был маг, чтобы ответил он.
[indent]Не любил мастер тактические стычки. Для легко защищённого и вооружённого ассасина они почти против любого противника значили убил или умер.

Отредактировано Северо Ратей (2019-01-08 13:20:43)

+1

6

Это было уже гораздо веселее. Неизвестный с арбалетом хотя бы был достаточно умён, чтобы не показывать себя из укрытия, а потому на каплю уважения заслужил больше, чем пережёванные Тенью воронята. Уж он-то наивно думал, что по его голову гильдии хватит ума послать лучших или хотя бы понимающих, что биться с ним лицом к лицу - затея дурная. А тут на трёх пытавшихся убить его мозги варили только у одного.
Наёмник выходить из укрытия не спешил и прятался, словно стыдливая девица. Только подарил ещё дротик, но промазал снова, вынуждая наконец-то вспомнить, что находиться на одном месте было подобно смерти. Нужно было двигаться, чтобы не дать возможности выстрелить снова. Хватило ему пролетевших двух мимо цели дротиков, третий точно после такой примерки должен был бы прилететь ровно в цель, а такого счастья позволить наёмнику он не хотел.
Стоять на месте и не получалось, он переходил с места на место, злым взглядом высматривая, не мелькнёт ли где-то совсем рядом чёрная тень или подаст какой-то другой знак, чтобы бить можно было ровно в цель и насмерть. Пару минут ничего не происходило: только дерево слева догорало, с треском, а в остальном удивительная для ещё днём оживлённой дороги тишина. Ни тебе путника, ни даже самого завалящего всадника. Но пауза затягивалась, а тратить время на тракте на навязанную драку он больше не собирался. Пора было заканчивать и хотя бы посмотреть, что там за везунчик тактично скрылся в пролеске.
Глаза сверкнули синим, и по земле начал стелиться нехороший туман, от которого и он сам поспешил отойти, уступая ему возможность клубиться дальше вперёд, к предполагаемому укрытию горе-убийцы. Хорошего туман не предвещал, плохого тоже: заклинание могло лишь сбить с толку и внушить пару-тройку самых разных страхов и ужасов, не зря же долийцы его называли поаелителем всех дурных снов и мыслей, что только приходили в их остроухие головы. В остальном же противник должен был остаться цел, если только не навредит сам себе, поддавшись внушению.

+1

7

[indent]Капли падали ему на плечи и на оголённую спавшим капюшоном голову пополам с догорающими ужасно быстро из-за лютости магического огня лепестками пепла.
[indent]Северо дышал медленно, но неглубоко, прерывисто, стараясь уйти с линии задымления и огня прежде, чем пострадали его лёгкие и глаза. Особенно глаза. Он обходил по дуге, следя за тем, чтобы его ноги не делали шуму по густому подлеску. И, конечно, он заметил туман магического происхождения и начал искать способ его минуть. Но спина упиралась в кустарник, в который никак не получалось провалиться и спастись если не от колючек - так от всепроникающего стелющегося заклинания. Деревья-то горели.
[indent]Эльфа внезапно тряхнуло как от ночного озноба, мир покрылся пеленой вместе с его осознанием происходящего. Как всегда. Как будто один и тот же сон родом из его подростковых кошмаров догнал его до усталости, до попытки прикорнуть, которые становились тем отчаянней и безнадёжней, чем беспросветнее была ночь. Не важно, дремал Северо в чёрном чулане или в залитом закатном солнцем лесу на ветке раскидистого дуба.
[indent]Ему всегда были какие-то смешнадцать, когда не ломило суставы, зато он был легче и всё ещё слабее не только косситов с тяжело снаряжёнными людьми, но вообще даже женщин, то есть почти всех целей. С такими или убил, или труп. И он всегда начинал там. В сырой комнате с умирающим брошенным на пол в пыль и грязь факелом, в городе воров и шлюх, мерзавцев и ублюдков, охотников и жертв. Все его мертвецы могли подвернуться ему там, а некоторые очень настойчиво сопровождали его в этом сне годами. Годами! Мастер, например, снился постоянно чуть ли не десять, пока не умер, не начал забываться и становиться редким, и не всегда даже страшным кошмаром.
[indent]Северо-подросток в начале своего всегда повторяющегося с одинаковыми мотивами сна не успевал подобрать и зарядить оброненный арбалет, пока факел затухал, поэтому Северо-мужчина, бодрствующий, но пленённый иллюзией, сразу пошёл с метательными ножами прочь из комнаты во сне - дальше в обход в реальности. В этот раз он выходил в бледный сырой переулок, в которым очень реально пахло дождём, и видел чудовище своего детства, в тяжёлом плаще, поворачивающееся к нему, и в руках блестят цепи. Всегда художник.
[indent]Убийца давно знал, как в своём кошмаре выживать до пробуждения, ну, когда это был обычный такой эпизод "здравствуй, тьма, мой древний друг". Да, активный сон превращал его в спящего на ходу, но зато у него не рвало сердце, он не вскакивал с криком в холодном поту. Он просто уже умел убивать их всех, всех и каждого. Даже учеников, даже немногих друзей его мирных масок. Но в этот раз он чуял погибель магов где-то на ножах в руках и это его смущало, и он не мог физически поднять руку. Скрыться? Шелестела ещё листва вокруг. Нет, бить. Нет, скрыться. И он просто замер где-то в кустах, ослеплённый видением и дезориентированный, лёгкая добыча.

+1

8

У него было всё время мира, и он ждал той реакции, которая неизменно была у каждого, попавшего под внушённые ужасы и вынутые из глубины сознания кошмары. Где-то должен был раздаться крик, возглас, хоть полузвук, но не было ничего. Мир словно и не изменился после этого заклинания, словно не было никого рядом, а все арбалетные выстрелы его слуху почудились, после всего времени проведённого в дороге и в недружелюбной стране, полной тех, кто в любой момент готов был броситься на него из укрытия и убить.
Он уже даже не верил, что заклинание хоть как-то задело нападавшего. Либо же у него не было никаких кошмаров вовсе, либо он сам был страшнее всех своих кошмаров.
Было интересно и непонятно. Когда-то Она сказала, что любопытства в нём больше, чем в ком либо ещё. Может, оно сейчас играло с ним злую шутку и не давало так просто бросить начатое, но непременно требовало закончить дело и посмотреть, что там такое таилось в кустах, где обычно мало когда можно был найти что-то хорошее. Он не стоял на месте, но осторожно пробирался ближе, дальше, внимательным взглядом осматривая всё вокруг и проклиная уже самого себя за то, что решение поджечь деревья показалось ему хорошим. Дым резал глаза и путал запахи вокруг, и потому найти кого-то в этой бьющей по голове какофонии запахов и цветов для него представлялось невозможным.
Пришлось медленно отступать, и так же неторопливо снимать заклинание, которое паучьей сетью уже успело накрыть почти всё вокруг, чтобы в этот раз наверняка услышать и уже не дать скрыться от пары огненных шаров или молний в затылок. Пусть даже противник оказался весьма достойным, но оставлять такого живым и знать при этом, что он будет охотиться за твоей головой и не успокоится, пока не достанет её, - было бы самым настоящим самоубийством. Их неуклюжий танец по деревьям и кустам вызывал у него каплю уважения к противнику, но прошлый опыт показывал, что оставлять живыми даже самых мелких врагов - наивно и смешно. Правда, в живых оставляли его, а не он, но ведь это тоже шло за опыт.

+1

9

[indent]Он часто так спал: с чётким осознанием, вдавленным куда-то изнутри в стенки черепа, и при этом не имея возможности - или желания тратить силы - вырваться из кошмара. Что-то в плотной иллюзии, дёргающей за ниточки его восприятия, всегда было не так. Давно мёртвые, в его снах - самыми разными способами - эльфы и люди. Это его глаза всегда могли предать, хоть видел он неплохо, слишком нежный и прихотливый источник чувств. Поэтому он всегда заострял внимание на полной картине. Запахи, звуки, осязаемость сырого тумана, дыма или гулких от сквозняков проулков - всё шло на то, чтобы выстроить и сберечь в спящем сознании маленькое утешение: сон его пугал, не отпускал, но он не обязан был вестись на трюк, а мог играть по удобному сценарию.
[indent]Мастер был почти всегда плотно одет, что сразу мешало любому оружию, физически его крепче и сильнее. Не подерёшься. Действовать надо было быстро, удачно раскрываться, и он отрабатывал эту тактику до автоматизма, сотни раз. Заходя из-под правой руки со спины, как повернулся - ножи по лицу,
как заставляющий гнуть спину и терять устойчивую позу при уклонении отвлегающий манёвр и чтобы точно поцарапать ядом при попадании. Затем подсечка, уходя из радиуса рук вниз, по колену тоже сзади. И ведь лет до сорока Северо отлично кувыркался и тем пользовался, в контактном бою действуя как можно грязнее, пока хоть что-то соображал и на глаза не ложилась пелена подавленного азарта.
[indent]Убийца выскользнул из кустов именно так, как хотел, хотя не имел ориентации в реальном пространстве: чуть позади и сбоку от шарящего и слышного оттого мага, сразу выбрасывая оба ножа как рассчитывал - примерно напротив уровня не видящих расфокусированных глаз, чуть выше. Шорох листвы и веток уже в рывке, которых не было в вечном кошмаре, сдёрнули иллюзию отчасти с его сознания, но реально прочувствовал и горечь дыма, и сырость мороси на крупных камушках дороги Северо, когда растянулся в подсечке, упёрся ладонью в беспалой перчатке и черпнул гравия с царапающей крошкой, а не пыльный и гладкий мостовой булыжник. Вдохнул ушедшую из-за пожара и иллюзии к самой земле свежесть.
[indent]С осенней свежестью прояснился и густой и яркий туман в голове: он дрался не со своим пожизненным кошмаром, а с магом с посохом. Благо хоть выше его. С Ужасным Волком. Убийца клацнул челюстьми, быстро ориентируясь.

+1

10

Показавшийся в поле зрения убийца начинал вызывать ещё больше уважения и зарабатывал в его глазах репутацию стоика. В принадлежности этого убийцы к широко известной в Антиве гильдии, впрочем, он начал сомневаться - прошлые пернатые, посланные по его шкуру, не держались в бою дольше пяти минут, а этот стоически терпел всё, достойно борясь даже с самым страшным кошмаром, который могло родить его воображение. Их знакомство длилось удивительно долго и никак не желало заканчиваться, хотя где эльфу должен был помогать опыт, там же должен был сказываться возраст. С каждой минутой бой становился занятнее, раздражающее и отвлекал от необходимости убраться из Антивы. Было интересно, сколько ещё своих убийц была готова послать гильдия, пока не поймёт, что всё абсолютно бессмысленно.
- Сколько... - договорить он не успел, собирая заклинание и ставя вокруг барьер, чтобы очередное появление эльфа с кинжалами не стало болезненным сюрпризом. В таком деле и правда стоило защищать спину: спереди к магам, готовых в любой момент кинуть в противника огненный шар или ледяную глыбу, подбираться рисковали немногие, да и те защищённые щитом или добротными латами, чтобы чаще всего приходящийся на грудину удар, не сломал рёбра, а просто оставил огромный синяк сливового цвета.
- Сколько за мою голову денег даст гильдия, если у тебя получится победить? - - задал он наконец-то вслух вопрос, желая получить на него честный ответ. Убийца мог на него и не отвечать: вряд ли ему удастся увидеть хотя бы часть этих денег. Или заработать их на других контрактах, сколько бы тех ни было. Собственная гордыня шептала, что за смерть того, кто грозится уничтожить весь мир, золота не пожалеют, а везунчика увековечат в памяти всех тедасцев, где-то на одном уровне с Героем Ферелдена, Защитницей Киркволла и Вестницей Андрасте. Победитель Ужасного Волка, Убийца лжебога - это только те варианты, что сразу приходили ему в голову. У Тетраса, несомненно, получилось бы придумать что-то более звучное и вызывающее уважение, народная молва обязательно придумает и что-то своё, против титула официального. Интересно было, выделит ли Антива какого-то конкретного Ворона или присудит победу всей гильдии разом.

+1

11

[indent]— На виллу у моря, — кривя губами в неприятной гримасе, низко и хрипло ответил эльф, глядя на мага снизу вверх с почти настоящей ненавистью во взгляде.
[indent]Которая была и так, не загорись ученики этой ретроградной холерой.
[indent]Лжебога будто бы и не задело, и он закрывался щитом. Это было плохо. Но барьеры магов почти никогда не изолировали их от мира коконом полностью, и были укреплены фронтально, неизменно слабея там, где концентрация энергии без удержания внимания взглядом или силы — руками была меньше. И это было хорошо.
[indent]Северо двинул по щиколоткам эльфу с размаха ноги, как косарь траву рубит, и он успел. Он не встанет, но и маг полетел в прибитую и размоченную моросью грязь. Убийца проковырял щит сбитого мага в пару ударов одного из вспомогательных клинков (сталь зазубрилась и оплавилась, теперь только на выброс) и навалился сверху с кинжалом на горле. Теперь они либо убивали друг друга в прямом контакте, либо говорили. Окольная тропа на север в смурной вечерний час всё так же молчала, но Северо заставил лысую голову мага нависнуть с утоптанного пирога дороги над поросшей пыльной травой обочиной с дымящимися кустами, заставляя глотать собственного же производства дым.
[indent]И это — всё? — задумался Северо вместо того, чтобы полоснуть лысому по горлу лезвием и закончить всё, пока его не убили первым, пока их обоих не прервали и не задержали за драку и поджог леса вблизи города. — Это всё их былое величие, последнее восстание, во славу живых богов. Чем всем вечно плоха жизнь здесь и сейчас, что надо было идти за первым же харизматичным шарлатаном? Плохо он старался, чтобы устроить им комфортные условия жизни в рабстве, аду, который прошёл сам по полной с детства и никто никогда его не жалел, и он сам не жалел, и не сломался и нашёл в себе силы искать что-то хорошее в жизни?
[indent]— С оливковой рощей на пару акров, — добавил убийца, прижимая и душа мага. Одно его колено давило руку, другим он придавил посох, но он колебался.
[indent]Хорошая награда за шарлатана вроде тебя.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Пусть Фен'Харел не услышит твоих шагов [17 Жнивня, 9:44 ВД]