Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Хлеба и зрелищ [14 Утешника, 9:27 год]


Хлеба и зрелищ [14 Утешника, 9:27 год]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sh.uploads.ru/t/42e1A.png[float=right]http://sg.uploads.ru/t/mBfM4.jpg[/float]

Хлеба и зрелищ [14 Утешника, 9:27 год]

Время суток и погода: жаркий летний день, небо без единого облачка.
Место: город Антива, бойцовые ямы.
Участники: Жозефина Монтилье, Шокракар, Aдорно Сьель Отранто(нпс).
Аннотация: гладиаторские бои в последнее время особенно популярны у знати. А уж когда по Антиве разнеслась весть о битве двух самых крупных звёзд арены, ставки пошли просто неслыханные. Говорят, бой будет грандиозным, и разве что глупец позволит себе пропустить такое зрелище. Но юный лорд Отранто не глупец. Он не упустит шанса впечатлить очаровательную Жозефину Монтилье, которая, по слухам, должна будет стать его невестой. И всё равно, что родители не давали на это своего позволения. Разве настоящему молодому лорду и его друзьям нужно разрешение?..

Отредактировано Шокракар (2018-12-10 18:30:08)

+2

2

На трибунах, обложенных по бокам блестящей каменной кладкой, единым потоком шумели человеческие голоса, что каждый раз заставляли Жозефину содрогаться. Огромные флаги с государственной символикой, гордо реющие на отдаленных массивных шпилях, блестели в лучах яркого солнца. В этот день, погода отличалась особенной сухостью и жарой, даже по меркам южной Антивы.
Жозефине было страшно. Бесконечная череда людей — кричащих, топающих, скандирующих незнакомые имена — заставляли девочку останавливаться, и лишь твердая мальчишеская рука не давала ей задерживаться на месте больше минуты.
Она успела тысячу раз пожалеть о своем соглашении посетить этот еженедельный турнир — оплот развлечения взрослых дворян (ибо только у них хватало денег на посещение подобных мероприятий). Лорд Отранто, юноша пятнадцати лет, проявил особую настойчивость и убедительность, обещая взращенной в тепличных условиях, двенадцатилетней Жозефине «море веселья и свободы от надоедливых гувернеров». Тогда, сидя в саду и тихо поигрывая с любимыми куклами, девочка искренне посчитала это хорошим разнообразием не особо ярких на события будней.
Но сейчас, она боялась. И с каждым приближением к трибуне, чувство неистовой паники усиливалось. Не видящая зла и насилия, Жозефина издала судорожный выдох, стоило ей заслышать дикий рев откуда-то снизу. Отранто же усмехнулся, но девочка не слышала этого — ломающийся голос юноши растворился в орущей толпе.
Продвижение к трибуне продолжалось, и Отранто, крепко держа свою юную нареченную невесту за руку, внимательно выглядывал свободное пространство. Его взор быстро упал на место возле самого борта, настолько высокого, что стоящим вблизи некоторым мужчинам приходилось подниматься на мыски туфель, чтобы увидеть что-то…
Жозефина покорно следовала за ним, но чувствовала, что с каждым шагом ей становится хуже и хуже. Солнце продолжало беспощадно печь голову, шум голосов ярким отзвуком отдавался в ушах, а воздух был насквозь пропитан запахом свежего пота. От такой палитры ощущений, девочка была близка к тому, чтобы упасть в обморок, и лишь движения спутника не давали ей сделать этого.
«Будет весело… Будет хорошо… Он же обещал. Он не может меня обмануть!»
Когда расстояние до заветного места на трибуне было преодолено, Отранто облегченно вздохнул и вытянулся, чтобы посмотреть вниз: На арене продолжался ожесточенный бой между двумя мужчинами. Яростно и молниеносно поражая друг друга градами ударов, бойцы — суровые гладиаторы — сопровождали каждый свой выпад истошным воплем, который заставлял доселе ничего не видящую Жозефину подскакивать на месте. Ей уже хотелось уйти отсюда.
— Кажется, мы пришли вовремя, миледи! — Отранто излучал такую восторженность, что девочка почувствовала себя совершенно беззащитной, — Вы только посмотрите, как они сражаются!
Жозефина, вжав голову в плечи, взвизгнула, стоило энергичному подростку подхватить ее на руки. В иной ситуации, это бы смутило ее, но происходящие события не располагали на реакцию — слишком сильно было впечатление от происходящего. Нескладная девочка оперлась ладонями о скользкий борт трибуны и с ужасом в глазах уставилась на сражение. Ей показалось, или на разгоряченной земле мелькала лужа крови?
— В-вы говорили, что будет весело…! — Голос Жозефины стал на удивление тонким и несдержанным. Руки нервно вздрагивали, и девочка старалась не смотреть на арену, жмурясь и отворачивая голову, — В-вы солгали! Я… Я расскажу отцу! Это ужасно! Ужасно!
Половина восклицаний прошли мимо ушей Отранто. Крепко (и весьма целомудренно) придерживая свою будущую невесту, он с полными восхищения глазами наблюдал за битвой. Мужчины бились не на жизнь, а на смерть, и даже от Жозефины не ускользнуло это. Происходящее до дрожи пугало ее, и вместе с этим очень возмущало. Мысленно, девочка начала продумывать хоть какое-то подобие плана, как можно убежать отсюда и что объяснить родителям.
Она потеряла счет времени, не помнила, сколько продолжалась эта битва и эта персональная пытка. В какой-то момент, один из мужчин громогласно заорал и взмахнул своим огромным топором. Толпа восторженно заорала ему в ответ, и
у Жозефины на мгновение заложило уши.
— Какая победа! Толпа торжествует! Но кто же станет следующим участником? Давайте узнаем!
Отранто крепче прижался к Жозефине и несдержанно выдохнул. Ему не терпелось показать то, ради чего он и привел свою суженую сюда.
— Смотрите внимательно, миледи! Я все еще обещаю, что Вы останетесь в восторге!
Последние слова юноша прошептал Жозефине на ухо, и та упрямо зажмурилась и попыталась вывернуться, из-за чего чуть не упала. Благо, Отранто удержал ее на месте.
На мгновение, половина толпы притихла, и послышался скрип огромных ворот. Наступила очередь следующего бойца.

Отредактировано Жозефина Монтилье (2018-12-12 12:19:34)

+3

3

.  Адорно было всего пятнадцать, но о том, что правила существуют лишь для того, чтобы их нарушать, он знал уже давно. И как иначе, если ты юный, дерзкий и чертовски красивый, в кармане у тебя позвякивает пузатый кошель, нафаршированный золотыми андрисами, а по венам спешит темпераментная голубая кровь, разогретая на жарком антиванском солнце. Молодой лорд держался так уверенно, а его безупречные манеры уже так тонко граничили с умением ставить завуалированные ультиматумы, что вышибала, охраняющий вход на арену, был вынужден сдаться под напором благородного антиванца — им перечить, всё равно что добровольно согласиться на пытки к «воронам».

- Я ведь говорил, что нас пропустят, сеньорита, - галантно поддерживая свою леди под руку, напомнил юноша. Он внимательно следил за Жозефиной, улавливая её реакцию, и пока что оставался доволен, ведь его дама, по всей видимости, была действительно впечатлена. Потрясена до глубины души, так сказать. И правильно! Ведь сегодня состоится, возможно, самый зрелищный и кровавый бой за весь год. Подумать только: изгнанный авварский берсерк, мстящий за смерть своего тренера, против кунарийской потрошительницы, сбежавшей из пыточных лагерей кунари! Конечно, лорд Отранто был достаточно умён, чтобы понимать: биографии бойцов выдуманы их спонсорами для поддержания напряжения и интереса у зрителей, но браска! - как же это было клёво.
  Теперь они вдвоём стояли у парапета, наблюдая, как павшего гладиатора утаскивают с арены, а эльфы-прислуги быстро заметают следы от его истекающего кровью тела на песке. Как и подобает воспитанному сыну благородных кровей, Адорно поддерживал Жозефину, которая что-то ему говорила и выглядела так, словно  того гляди грохнется в обморок от восторга. Толпа вокруг галдела так громко, что из всей тирады девочки юный антиванец расслышал только "...весело!" и весь засветился от удовольствия:

- Охо-хо, леди Монтилье, я не ожидал, что вам так понравится! Кажется за внешностью кисейной леди прячется любительница острых ощущений. Я приятно удивлён, мой друг.  Но погодите, это был всего лишь разогревающий бой, самое весёлое ещё впереди. Смотрите! - протрубил рог, и кровожадная толпа взвыла, требуя продолжения банкета. Преисполненный предвкушением славного боя Адорно крикнул ей в унисон, и весь обратился во внимание. Барабанная дробь нагнетала интригу, и человеческое море на трибунах притихло, ожидая выхода на сцену первого гладиатора.

- Сеньоры и сеньоры! Встрееееечайте первого бойца: берсерк Гаааалахэээд Костедробитель! - прокричал магически усиленный голос смуглокожего арбитра, расхаживающего по арене.

  Одобрительный вой толпы смешался с недовольным "буууууууу", и под эти звуки на песок арены вывалился мускулистый бритый налысо мужчина с увесистым топором в толстых, перевитых канатами мускул руках. Его тело, не особо прикрытое одеждой и доспехами, лоснилось на солнце, и Костедробитель, отчаянно скалясь, страшно выкатывая глаза и шевеля челюстью, поднял над головой кулак, подбадривая своих поклонников и примерил пару бодибилдерских поз, выпячивая и без того очевидные плюсы своей фигуры.

- Браво, очень впечатляет! - заливал комментатор, - кажется Галахэд  сегодня как никогда в форме! Но что насчёт нашего второго участника? Паааприветствуйте: кррррасоткаааа-Шоооооооооокракарррррррр!

  Зрители вновь разразились гвалтом, но в этот раз Адорно присоединился к ним, отчаянно хлопая в смуглые ладони и пару раз оглушительно свистнув:

- Я поставил на неё тридцать андрисов! Отец убьёт меня, если узнает! - восторженно сообщил паренёк, впрочем, уже не глядя на свою очаровательную спутницу. Взгляд его был прикован к арене, на которую вышла серокожая великанша, страшная как жопа Архидемона, но от того ещё впечатляющая. И без того здоровенная, со своими рогами она была аж на полторы головы выше Костедробителя, хотя, тот и выигрывал в ширину. Одетая в одни только песочного цвета шаровары и лёгкий нагрудник, гладиаторша была с ног до головы вымазана красной краской, в которой обычно пачкались кунари. В руке своей гладиаторша держала что-то странное, похожее на розовую мухобойку, но только искушённый в бордельных удовольствиях зритель (а таких, признаемся, здесь было большинство) мог узнать в таинственном атрибуте игрушку для пикантной порки плохих мальчиков и девочек. Шокракар, не стала вставать в позы, но указала пальцем на Костедробителя, а потом показательно пошлёпала себя по ладони своим "оружием", очевидно имея в виду, что Костедробитель де в последнее время был плохим мальчиком, и пора бы его наказать. Антиванская публика благодарно разразилась хохотом, хотя часть всё ещё недовольно выла и улюлюкала.
  Адорно счастливо рассмеялся, полностью поглощённый  началом боя.

- Началось! - одними губами произнёс красавчик-Отранто, завороженный зрелищем двух кружащих по арене гладиаторов. - Драка года.

***

  ...И без того расчерченное шрамами лицо Шокракар уже давно опухло и размылось кровоподтёками от жестоких ударов Костедробителя, а один глаз совершенно заплыл под опухшим веком, наливающимся фиолетовым как августовский виноград. На теле её красовались две сечёные раны, хлещущие кровью. Костедробитель тоже красовался опухшей мордой, но и только. Совершенно озверевший берсерк победоносно ревел медведем и рубил воздух вокруг васготки топором, распаляясь от каждого шлепка розовым флогером по своему роскошному телу, а васготка выводила его из себя и посильно уворачивалась от одних ударов, и огребала другие. Трибуны вот уже несколько минут гремели не прекращая, и даже элегантный Адорно кричал с ладонью у рта, хлопал и, кажется, прекрасно проводил время. Внимание, которое доселе он столь рачительно умудрялся уделять своей леди, теперь полностью принадлежало гладиаторам. И не удивительно, ведь васготка, на которую он поставил столько денег, наконец завалила своего оппонента на песок и вбивала свой, по всей видимости, непробиваемый рогатый лоб в лицо Костедробителя, удерживая его вооружённую руку.

- Режь! Режь! Режь! - скандировала толпа, на вкус которой песок арены был слишком уж сух. Казалось, что лицо Галахэда тоже неряшливо разрисовано, как у Шокракар, но в отличие от неё это был не витаар. Схватившись в тугой клубок бугрящихся мускул, облитых красным и присыпанных песком, гладиаторы покатились по земле, мутузя друг друга почём зря голыми руками. Но вой зрителей нарастал и уже достигал своего пика, а это означало, что идеальный момент для расправы подошёл. Резня! Если люди хотят увидеть чудовище, они его получат. Шокракар, которая по всем законам давно должна была упасть от потери крови, словно красная демоница впилась зубами в горло берсерка, который за рога пытался отодрать её от себя. У каждого зрителя, кто стоял на самой краю арены от этого зрелища - и чего-то ещё - волоски на теле встали дыбом. Рычание васготки потонуло в шуме, и всё-таки когда она оторвалась от Костедробителя с вырванной гортанью в зубах, публика взорвалась торжествующим рёвом.

  Вырубить берсерка, казалось, практически невозможно - впрочем, как и потрошительницу. Чтобы угомонить противника, его нужно было убить, и Галахэд лежал, подрагивая в такт толчками покидающей его тело крови. А Шокракар, показательно сплюнув кусок своего соперника, медленно и с трудом выпрямилась под крики толпы и комментатора.

  Она победила. Сломанной веточкой у её ног лежал испачканный в крови флогер.

  [nick]Адорно Сьель Отранто[/nick][LZ]Юный лорд дома Отранто. Разбойник, дуэлянт. 15 лет. [/LZ][icon]http://funkyimg.com/i/2Pj9V.png[/icon]

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Хлеба и зрелищ [14 Утешника, 9:27 год]