НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Иная Тень » [Ивент] Последний бой.


[Ивент] Последний бой.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/t/Eazcl.gif

Последний бой

Время суток и погода: ночь, апокалиптически красное небо, осадки в виде дождя из крови порождений.
Место: крыша форта Драккон.
Участники: Кара Алонсо в роли Героя Ферелдена, Шокракар в роли её спутницы.
Аннотация: Даже если ты большая и сильная, непросто быть телохранительницей юной особы, что постоянно ищет проблемы на пятую точку. Особенно, если ей вдруг взбредёт в голову стать Серым Стражем. Особенно, если ей суждено объединить Ферелден перед лицом Пятого Мора. Особенно, если ради победы над Архидемоном ей предстоит отдать жизнь, которую ты столько лет защищала.

Отредактировано Шокракар (2018-10-20 15:38:30)

+3

2

Р-раз!.. Сорок шестое порождение тьмы валится навзничь, и Шокракар с некоторым трудом выдёргивает из расколотого черепа тяжёлый боевой топор. Кто это - генлок, гарлок, гатлок? Насрать, главное, что уже не рыпается. С высоты её роста всё равно не разберёшь, и Шокракар просто прорубает себе путь в ржавом, гнилом, гнусно-орущем и ужасно пахнущем живом лесу Порождений. Сколько их осталось позади? Сколько ещё ждало впереди? Сотни? Тысячи? Глаза заливала солёная смесь пота и крови, и Шокракар уже не разбирала деталей бушующей перед ней битвы. Здесь смешались в кучу все - люди, гномы, эльфы, порождения, а на другом берегу этого штормового  океана громоздился в своей чудовищной красоте и уродстве Архидемон на фоне грозового кроваво-красного неба.

  Что она, рождённая в Пар Воллен, делает здесь? Шокракар было сложно за раз прочертить весь свой путь и осознать, каким образом она жирно пополнила собой жиденькие серостражеские ряды Ферелдена? Но главная причина крутилась прямо перед ней. Девчонка в серостражеском доспехе, черноволосая, живая, тоненькая. Девчонка за которой Шокракар с самого её детства ходила огромной серой тенью, потому что семья Алонсо хорошо платила телохранителю маленькой госпожи.

  Это было непостижимо и неправильно. Как эта юная особа, от вида и голоса которой у Шокракар смягчался взгляд, оказалась посреди этой битвы? Насколько силён был кадровый голод Серых Стражей, если они рекрутировали эту девчонку? Конечно Кара Алонсо обладала обезоруживающим талантом влипать в неприятности, но юным девицам не место под носом у Архидемона, что простёр порванные Риорданом крылья над своей кишащей армией. Ей бы  вести выверенные и непонятные телохранительнице переговоры, ходить на приёмы, заключать сделки. И всё же она здесь. А куда Кара - туда и Шокракар, так было и, по всей видимости, так будет до самого конца. Женщина уже не помнила, когда работа телохранительницей стала призванием. Наверное, в тот момент, когда осознала, что шебутная девочка с карими глазами заняла неотъемлемое место в её сердце. Тут грубой Шокракар было не разобраться - слишком уж тонка материя. Единственное, о чём потом думала васготка, это что кровь Архидемона - самый крепкий и ядрёный напиток, который ей приходилось пить даже по сравнению с кровью виверна и пойлом Огрена. И ни разу об этом не пожалела. Тем более, что компания у них собралась прекрасная: милый дружище Огрен, который с самоотверженностью героя принимал вызовы Шокракар выпить весь лишний алкоголь в лагере и стоически их проигрывал, но никогда не сдавался. Весельчак Зевран, с которым  за бутылочкой бренди можно было славно и душевно поболтать о делах сердечных и тех, что пониже пояса. Восхитительная  ворчливая Шейла, которую смущали комплименты рогатой воительницы её внешности и фигуре. Добродушный простак Алистер, неспособный на предательство, и красавица Лелиана, от песен которой васготку пробивало скупой слезой, а сердце щемило в приступе острой тоски.

  Конечно, был ещё Стэн. Но эту проблему Шокракар решила быстро ещё в Лотеринге. Когда два серокожих гиганта сцепились, разнять их не получилось ни у Кары, ни у Алистера с Лелианой, и вскоре огромный кунари с разбитым в крошево лицом последовал за своим мёртвым отрядом за Завесу, и никто по нему не плакал.

  Но в остальном это было чудесное время. Много славных приключений они пережили бок о бок с Карой, которая проявляла свой ораторский талант, ловко заключая союзы направо и налево. И это было прекрасно, потому что не было больше обязательств, которые связывали юную госпожу семейным долгом заключить выгодный брак, и от этого на душе Шокракар было спокойно и хорошо. Делай, что нужно; делай это хорошо - и будь что будет.

  И теперь, кромсая врагов, Шокракар рычала и выла от восторга, покрывая своим голосом гомон сечи. Это было ещё лучше, чем драться с демонами в башне Круга, убивать хитрожопую мамашу красотки-Морриган или косить толпу мертвецов в Редклиффе. Именно для таких массовых битв Шокракар закаляла своё тело в бесконечных тренировках. И мускулы упоительно горели силой, и вкус металла и соли на языке вызывал аппетит, а изуродованное лицо скривилось в маску ужаса, ярости и драйва - именно брошенная в гущу сражения Шокракар оказывалась на пике своей эффективности. Огромная васготка, торчащая из низкорослой толпы как истукан, прекрасно отвлекала на себя покорёженных скверной исчадий, и лишь жалела, что не сумела взять на крышу башни Датраса, с которым топтать порождений было бы ещё веселее. Сечёная рана на бедре, треснувшее ребро, многочисленные укусы, заплывший синяком глаз - всего этого залитая вражьей кровью потрошительница попросту не замечала в приступе боевого угара. Главное - не упустить из вида Кару. Главное - успеть нанести смертельный удар Архидемону, пока эта девчонка опять не сунулась, куда ей не следует.

  Потому что Шокракар заключила контракт, скреплённый деньгами, кровью и временем.
  Потому что некоторые контракты не имеют конца. 
  Потому что это был контракт, заключённый с собственным сердцем.

- Кара, сзади! - во всю силу своих мощных лёгких гаркнула Шокракар и с рычанием бросилась в роковом прыжке туда, откуда на её юную госпожу неслась опасность. Огр, огромный, сизый, нёсся по умирающим под его ногами порождениям и рыцарям Эрла Эамона, но потрошительница встала между ним и Карой, намеренная не пропустить его.

  За Кару. И лишь после за Денерим, Ферелден, мир или что им там нужно спасать.

Отредактировано Шокракар (2018-10-24 18:27:29)

+2

3

Рефлекс сработал - Кара остановилась так резко, что пошатнулась вперед, но не упала. Какой бы высокой и широкоплечей ни была ее охранница, она не могла закрыть собой чудовище трупно-сизого цвета. Должно быть, огр еще и вонял, как разрытая могила, в которую нагадила свора порождений, но запаха Кара не чувствовала - нос давно заложило от дыма и запаха подгоревшего мяса.
Кара знала, что умрет. Это знание было чистым и звенящим, как кристалл лириума, оно прочно засело у нее в голове, но на замахнувшееся страшилище антиванка смотрела без страха. Кажется, с остатками страха она рассталась еще там, на подземных тропах - когда увидела матку. Пока изрубленная плоть истекала кровью и слизью, Кара блевала у стеночки, жалея, что вместе с содержимым желудка не может извергнуть из себя матку, которая, попадись она порождениям, со временем начнет исторгать таких же чудовищ. Так что антиванка была даже рада, что ей придется умереть сейчас, а не дожидаться, пока кровь начнет загнивать, погружая ее все глубже, глубже во мрак, где можно умереть - или стать такой же. Страха не осталось - теперь внутри жил обжигающе холодный, животный ужас, заставляющий ее драться, и уворачиваться, и увернувшись - снова бить.
Среди Серых Стражей было немного женщин, и Кара не знала, уходили ли они на Тропы, когда наставал час. Милосерднее было бы сразу же прикончить их или дать упасть на собственный клинок, но не отдавать в когти порождений, которые скармливали им человечину и...
Обычно, когда Кара думала об этом, ей хотелось заплакать и зарычать одновременно. По ночам, когда становилось совсем невыносимо, до стука в висках, до рези в животе, практически до рвоты, Кара подскакивала на куче наваленных шкур, служивших ей постелью в походной палатке, и тогда Шокракар, догадывавшаяся, а может быть, и знавшая, что за кошмары мучают ее маленькую госпожу, подсаживалась к ней и заводила отвлеченный разговор, трепала ее по макушке, как испуганного ребенка, неловко прижимала к себе, покачиваясь из стороны в сторону в инстинктивном женском движении, не зависящем от расы, которое просто не могло быть знакомо кунари, расстающимся с собственными детьми сразу же после рождения. Только тогда Кара чувствовала, что судорога, которой свело мышцы, отпускает, и она неловко высвобождалась из рук своей охранницы, дрожа от наступившей реакции, стыда за минутную слабость и чего-то еще, что она иногда ловила в обращенном на нее взгляде Шокракар.
Теперь, когда конец близился, они обе дрались, как демоны. Кара была слабой, но ловкой, и причастие кровью еще увеличило ее реакцию, так что, увернувшись, девушка одним ударом могла убить неповоротливое порождение, резанув сквозь щель в доспехах. Правда, это могло сработать лишь тогда, когда Шокракар отвлекает на себя внимание, мощными ударами круша все на своем пути. Иногда Каре хотелось, чтобы у нее тоже была такая сила. На поле сражения Шокракар превращалась в вихрь, нет, в лавину, сметающую все на своем пути. Она, казалось, не знает ни сомнений, ни жалости. Тем удивительнее, какой Шокракар становилась с друзьями. Где они сейчас? Живы ли? Битва разбросала всех, и Каре некогда было оглядываться, разыскивая взглядом Лелиану или Алистера. Она смотрела только вперед.
Земля содрогнулась под ногами, когда огр упал, но Кара уже не смотрела на него. Вначале ей показалось, что по полу башни вьется громадная змея, но мгновение спустя Кара поняла, что то, что она приняла за туловище змеи - это шея, а тьма, сгустившаяся позади - огромные крылья. Проскользнув под локтем Шокракар, антиванка побежала навстречу архидемону, слыша только шум крови в ушах и видя только черную чешую, казавшуюся высеченной из оникса, на которой плясали отсветы бушующего внизу пламени. Подняв над головой кинжал, Кара бросилась на пол ногами вперед, скользя под чешуйчатой шеей, пропарывая тонкую кожу под челюстью. На руки, в лицо хлынула черная, дымящаяся кровь. Ослепительная вспышка резанула по глазам, и Кара почувствовала, что парит в воздухе. Это ощущение не проходило, несмотря на то, что она, отброшенная бьющимся в агонии чудовищем, упала на каменные плиты.
Все тело объяла невыразимая легкость, так, что антиванке казалось - подними она руку или ногу, и она взмоет вверх, навсегда затерявшись в клубящемся тучами небе.
На фоне туч замаячили знакомые рога.
- Все закончилось, - прошептала Кара, но ей казалось, что собственный голос отдается в голове, как звон колокола. - Он мертв. Мы возвращаемся домой. Почему ты так смотришь? - антиванка не чувствовала беспокойства, и боли в усталых ногах она тоже больше не чувствовала - ниже ребер все тело казалось холодным, легким и как будто чужим. Кара подняла руку, оставляя на щеке Шокракар пятна крови Архидемона. - Забери меня домой, - так же тихо попросила она, рефлекторно притягивая к себе охранницу, чтобы за ревом огня и криками та могла услышать ее.

+3

4

Кара и её могучая телохранительница всегда были славным тандемом на поле боя. При виде Шокракар враги попросту забывали о маленькой и юркой девочке с кинжалом, что давало той возможность проворно убирать их точечными ударами одного за одним. Эта стратегия всегда казалась васготке удачной, потому что уберегала юную госпожу от излишнего внимания недоброжелателей. Но не в этот раз. 

  Уворачиваясь от бочек-кулаков разъярённого огра, что месил каменную плитку в пыль и крошево, Шокракар раз за разом подобно дровосеку рубила его толстые как древесные стволы голени. Откуда-то сверху мимо просвистели меткие стрелы Лелианы, жаля чудовище в маленькие свинячьи глазки, и ослепший огр повалился на четвереньки, мотая рогатой головой будто осаждаемый мухами бык. Почуяв момент убийства, Шокракар - лишь на долю секунды - поддалась потрошительской ярости и выпустила из поля зрения маленькую госпожу. Взмахнув увесистым топором в мощном прыжке, женщина обрушила на толстую перевитую жилами шею огра смертоносный удар, нечеловеческой силой перерубая позвонки, мясо и гортань гигантского порождения. Безумный хохот залитой гнилостной кровью потрошительницы слился с какофонией битвы, пока её топор отделял рогатую голову от содрогающегося в агонии тела. Кровь-кровь-кровь! Смотри, милая Кара, ещё один труп к твоим ногам на пути к нашей победе! Торжествующий оскал пирующего хищника на изуродованном лице васготки застыл, когда серые глаза забегали по кишащей толпе перед ней. Но где же Кара?

  Сжимая топор в горящих силой руках, Шокракар заозиралась, выискивая на поле боя то единственное, за что боролась последние восемнадцать лет. Её малышка, её юная госпожа... Ужас казалось бы бесстрашной потрошительницs сжал её сердце в ледяном кулаке при виде тоненькой фигурки, подныривающей прямо под уродливую морду осквернённого древнего бога. Упрямо игнорируя кошмарное осознание, что уже слишком поздно, серая воительница сорвалась с места, сбив с ног ошалевшее порождение тьмы. Руки сами прорубали себе путь сквозь лес из тел, уже не разбирая - свой ли, чужой ли - а ноги несли, давя покорёженные лапами Архидемона трупы друзей и врагов. Проскочив под вскрытой и хлынувшей чёрной кровью глоткой дракона, потрошительница отбросила топор в сторону и в прыжке подхватила Кару, кубарем прокатившись с ней по залитому кровью полу и бережно укрывая от ударов о камень. Бессмысленно - ведь под руками Шокракар явственно ощущает, что тело её маленькой госпожи мотается безвольно, как кукольное.

- Лекаря! ЛЕКАРЯ! - дурниной проорала васгтка в полёте, но её голос покрыл оглушительный рёв умирающего Архидемона. Он сотряс саму вселенную - или так показалось воительнице. Воющие порождения тьмы внезапно побросали оружие, ища пути к отступлению и находя его в прыжке с края башни; а рыцари Эамона, гномы, эльфы и маги ликующе усилили победоносную атаку. Архидемон погиб от руки юной Героини Ферелдена, но сидящая на коленях Шокаркар ничего этого не видела и не слышала. Мир вокруг неё схлопнулся до испачканного кровью лица Кары - от этого не менее прекрасного, как искренне думала васготка. Ненавистное чувство бессилия налило руки неподъёмной тяжестью, и всё-таки женщина прижала к себе девочку, которую обязалась защищать, да не защитила. Никакой лекарь уже не успеет.

- Да, моя госпожа, мы победили, - совладав со словами, застрявшими в надсаженной боевым ором глотке, прохрипела Шокракар и поймала в твёрдую шершавую ладонь маленькие пальчики Кары - тонкие, как птичьи косточки. Крупные солёные слёзы, на которые эта страшная женщина всегда была удивительно щедра, протурили чистые полоски на измазанных кровью шрамированных щеках. - Сейчас старушка-Винн вмиг залатает вас, и мы вернёмся в Антиву... Это ничего, что я плачу. Я от радости. 

  Как же так может быть? Потрошительница помнила Кару несмысшлёной малышкой, произносящей свои первые слова; видела, как маленькая госпожа учится, растёт и из угловатого подростка расцветает в утончённой красоты девушку, прикоснуться к которой неловкими мозолистыми руками казалось невозможным - всё равно что ухватить бабочку за крыло. И Шокракар не трогала - лишь наблюдала со стороны, любовалась метаморфозой и довольствовалась тем, что благодаря её добросовестной охране однажды Кара превратится во взрослую, восхитительных качеств женщину. Все эти мечты в медово-солнечных тонах секундарно разлетелись на тысячи режущих сердце осколков.

  Наскребя в себе титанических сил, Шокракар заставила себя улыбнуться и выдавила:

- Мы возвращаемся домой. Вместе. - Сморгнув слёзы, воительница склонилась над Карой так, как склонялась уже множество раз, успокаивая её после ночных кошмаров и укачивая на своей груди. Шокракар так ни разу не отведала вкуса её губ, думая, что у них впереди ещё целая жизнь; так ни разу не сказала о своих чувствах, что были чем-то большим чем любовь, преданность и дружба. Но лишь теперь, запоздало поймав последний вздох с побелевших губ Героини Ферелдена, Шокракар поняла, сколько упустила. А упущенного - уже не наверстать.

  Могучие плечи потрошительницы поникли и затряслись, а рогатая седая голова повисла. Ощущая, как холодеют фарфоровые пальчики её маленькой госпожи, Шокракар прижалась серым лбом к золотистому чистому лбу Кары и скрипнула зубами, из последних сил сдерживая нечеловеческий вой, разрывающий грудь.

Отредактировано Шокракар (2018-11-09 11:40:50)

+3


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Иная Тень » [Ивент] Последний бой.