НОВОСТИ


Март пришел
Герои вниз полезли
Глубинные Тропы смущать

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » [ивент] Неправедный мир


[ивент] Неправедный мир

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s9.uploads.ru/TnfBb.jpg

Неправедный мир


Каллен Резерфорд, Эллана Лавеллан

Однако, Бог, всесильность показав,
Не защищен от собственных ошибок.

Грешащий, согрешая, оглянись!
Уже палач настроил гильотину.

[icon]https://pp.userapi.com/c849536/v849536025/9aa23/1_yowi4xGt8.jpg[/icon][nick]Эллана I[/nick][status]Nine of Swords[/status][LZ]Власть меняет даже эльфов. [/LZ]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-11-17 16:10:21)

+4

2

    Окружившая Скайхолд ночь напоминала собой купол из тёмно-синего авантюрина. Его глубокие и бархатные оттенки как никакие иные подчёркивали свет сотен факелов и пожаров, которые развели бунтовщики, а заливавшая снег, камни и трупы кровь казалась практически чёрной.
    Она лилась рекой ради Верховной Жрицы…
    Людям было тяжело принять эльфа на Солнечном троне, тем более бывшую долийку. По сути это стало возможным лишь благодаря тому, что до всего этого Эллана I была Инквизитором и спасла этот проклятый мир, несмотря на то, что он старательно сопротивлялся и вставлял Инквизиции палки в колёса. Если бы не этот факт Орлей скорее всего лопнул бы от переполнившего его негодования… Впрочем, кто сказал что его не было? Воцарение Элланы не прошло гладко, ей не предлагали эту должность, её не приглашали и не соблазняли, она просто пришла и взяла, когда ей показалось, что Церковь слишком немощна чтобы и дальше вести свою паству к свету. И демоны её побери – то как легко Лавеллан всё провернула говорило о том, что Церковь и впрямь потеряла все свои зубы! «Ей нужен сильный лидер,» - думал Резерфорд глядя на то, как Эллана сжимает кулак, собирая все силы, выжимая всё из имеющихся ресурсов, не отступая ни перед чем, распространяя свою власть всё дальше и дальше…
    - Долой Верховную Жрицу!
    - Долой, долой! – подхватила толпа. – Долой!
    Они прорывались.
    В начале толпа снесла входные ворота, несмотря на то, что их поливали стрелами и горящим маслом. Она ворвалась во двор сея всюду хаос, разрушение и смерть. Она злилась на сами камни, по которым ходила Эллана I. Каллен боролся как мог: он приказал расстреливать, колоть и резать обычных жителей для большинства из которых эта битва была первой и последней… он приказал… И кровь залила весь внутренний двор.
    Она лилась во имя освобождения от тирании…
    Когда же это произошло? Когда желание помочь превратилось в вечно голодные всепожирающие амбиции? Когда она взошла на трон? А что если это случилось раньше? Он не заметил… Несмотря на то, что он не мог одобрить захвата Солнечного Трона силой, он всё же встал рядом и стал её правой рукой, её щитом и мечом. Он видел, как аристократы щерили зубы в оскале пытаясь выдать его за улыбку, слышал какие гадости говорили за её спиной и в лицо, чувствовал то давление, которое обрушилось на неё со всех сторон. Но Элана не ломалась… нет, она крепла подобно мечу, по которому бьют молотом придавая форму, который бросают то в жар, то в холод. Но меч — это орудие войны… Он понимал, что она имеет право злиться и проявлять жёсткость в сложившейся ситуации. К ней ни единожды подсылали убийц, недовольные её реформами и политикой. Она объявила эльфинажи свободной самостоятельной территорией, а их предводителей поставила едва ли не на одну линию со знатью. Чем здорово оскорбила последних. Она хотела восстановить Арлатан… Безумная идея в которой, впрочем, Верховной жрице не смогли отказать. Жаль эльфы трактовали всё превратно и подняли восстание, тем самым вынудив Эллану I принять ответные меры и жестоко покарать бунтовщиков. «А какие у неё были варианты?» - спрашивал себя Каллен, понимая, как внимательно следят за каждым её шагом, зная, что её винят во всех убийствах, совершённых эльфами. Что лучше котла эльфийской крови смыло бы с её рук кровь человеческую? Он не знал ответа на этот вопрос и потому молчал…
    Но всё это пошатнуло её власть: верные люди сперва были шокированы её жестокостью, затем начали медленно увеличивать дистанцию и под конец уходить. Все её друзья и союзники, все те кто были её опорой принялись утекать подобно воде… Верховную Жрицу подобный расклад не устраивал. Она принялась запугивать, шантажировать, подсылать убийц… «Не она первая…» - думал Каллен вспоминая Лелиану с её шпионами и бардами. – «У неё благие намеренья…» Но правда была в том, что с этого момента это всё больше и больше было просто словами. Словами не подкреплёнными былой уверенностью и верой в своего лидера.
    - Отступаем! В крепость! Отступаем!! – орал Резерфорд, срывая голос.
    Остатки сил стягивались к воротам, заполняли большой зал, переворачивали столы и стулья готовя их в качестве баррикад и оборонительных сооружении. Белоснежная скатерти с золотыми солнечными лучами, серебряная с золотом посуда и канделябры при этом летели на пол с неуместным торжественным, благородным, чистым звоном, чтобы быть растоптанными тяжёлыми сапогами суетившихся солдат. На дверь навесили огромный тяжёлый засов, её подпёрли самые крепкие плечи и всё же дерево в ней трещало, а плели стонали под напором.
    «Мы не справимся…» - осознал Каллен окидывая взглядом зал. Их осталось так мало… слишком мало. Даже смешно – как же так вышло, что столько профессиональных воинов сложило головы из-за восстания простого народа? Скайхолд должен был выдержать напор целой армии, но им противостояла не армия… им противостояло целое море злое и жестокое… Но впервые Правая Рука не ощущала себя такой уж уязвлённой глядя на приближающееся поражение. Это было… возмездие… Создатель отвернулся от них. Отвернулся от Верховной Жрицы что дерзнула величать себя Вестницей Андрасте и прикрываться этим титулом как щитом, коля им как мечом, срезая косой. Внезапно он ощутил, что сожалеет лишь об одном – о смертях солдат, сложивших голову в этой битве и пролившей свою кровь за неё…
    Просто ради исполнения своего долга…
    «Быть может нам сдаться?» - думал он с несвойственным ему отрешением глядя на суетящихся солдат, на трещащие двери, слушая гневные вопли и лязг стали о сталь, глядя на то как блики от огня танцуют на стенах. «Нет… мы не сможем. Толпа слишком разъярена, они не станут слушать. Они не остановятся, пока не разнесут здесь всё… Хотите ли вы по-прежнему сражаться и умереть ради Жрицы или же просто боретесь за свою жизнь вверив её в мои руки?» Он посмотрел в лица солдат…
    - Командир! Командир! Всё исполнено! – подбежавший к нему растрёпанный офицер был невысокого роста эльфом, из-под его шлема на шею и грудь сбегала, толкая струйка запёкшейся крови. Он смотрел на Каллена большими и широко раскрытыми глазами в которых читался страх и отчаянная готовность сделать всё что угодно. – Будут ещё указания?
    Неужели из всех главных офицеров остался только он?
    - Да… - помедлив ответил Каллен стаскивая с головы шлем. – Передвиньте столы к двери, забаррикадируйте её всем, чем сможете… а затем бегите в подземелья.
    - Сэр?...
    - Крепость очень старая, офицер, у неё очень глубокие и очень запутанные подземелья. Спрячьтесь на самом дне и сидите тихо. Надеюсь вас не найдут… Не медлите ни секунды.
    Он уже делал это. Однажды он пошёл против Мередит несмотря на её чин потому что она пересекла демону и сожалел лишь о том, что не сделал этого раньше. С Эвелин вышло точно так же. Давно, уже очень давно её следовало одёрнуть… но как плавно и легко произошла эта чудовищная трансформация. Почему он не заметил? Почему?
    - Сэр! – офицер поймал его за руку. – А как же вы? Куда вы идёте?
    - Мне нужно поговорить с Элланой, я должен сообщить ей, что она скорее всего больше не сможет оставаться Верховной Жрицей.
    - Но сэр…!
    - Не теряйте время офицер, я дал вам приказ!
    Каллен рывком высвободил руку после быстрым шагом направился к двери ведущей в башню, где располагались покои Верховной Жрицы. Его люди… они не хотели его смерти, они любили его. Так почему же он не спуститься с ними в подвал? Это было бы через чур подло, вот так просто взять и бросить Лавеллан? Всё-таки когда-то она была Инквизитором, когда-то она спасла мир, когда-то они сражались вместе… так давно, что словно в другой жизни… Взбегая вверх по ступеням он перебирал в голове лица и имена погибших офицеров и командиров, хороших военных, знакомых, друзей… список был таким длинным, что он добрался до покоев быстрее, чем припомнил всех.
    Тяжёлая латная перчатка трижды ударила в дверь, пока за ней не послышался голос Элланы. Глупая формальность кажущаяся такой неуместной в этот момент, когда даже в коридоре на верхних уровнях слышно, как рвёт толпа у ворот. Интересно, солдаты уже успели спуститься вниз или всё ещё таскают тяжёлые столы? Может стоило приказать им сразу спускаться в подвал? Но ему хотелось, чтобы у них было чуть-чуть больше времени на побег и разговор… И раз уж всё так плохо, то почему бы не соблюсти пару формальностей?
    Дверь едва слышно скрипнула, когда он вошёл. Окованные железом сапоги ступили на дорогущий красный ковёр наброшенный на лестницу. Поднявшись по ней, он оказался в спальне и тотчас же встретился взглядом с эльфийкой в роскошном белом одеянии. Она была прекрасна. Как и всегда.
    - Мы проиграли, ваша милость, - сообщил Резерфорд. – Я не знаю, что ещё мы можем сделать. Солдаты держат ворота в главный зал, но их осталось слишком мало, они не справятся с бунтовщиками. Враг оказался слишком силён… Сегодня погибло очень много хороших людей, ваша милость и пролилось очень много крови.
    «И вся она пролилась в пустую…»

+5

3

Когда всё пошло не так?
Молодая долийкая девчонка. В глазах - страх. На руке - ядовитое сияние. Ноющая боль, разливающаяся по телу, отдающая в сердце. Единственная выжившая на взрыве на Конклаве.
- Лучше бы выжила Верховная Жрица, - скрипит зубами народ. И Эллана тоже думает: лучше бы.
Но потом она закрывает разрыв, принесший разруху и демонов в этот мир. А затем ещё и ещё. Тогда, когда никто уже практически не верил в возвращение старого мира, без огромной злобной дыры в небе, видной из каждой точки Тедаса, как казалось.
Эллана подчиняет храмовников, считая, что доверять им больше нельзя. В попытках ловко выискать предателей в лицах оставшихся от ордена единиц, она сеет в их сердца, как ей казалось, уважение и признание. Оказывается, многие ловко умеют прятать ненависть за тенями в глазах.Инквизиция - сила, с которой уже можно - нужно! - считаться. Птенец, выросший под крылышком Церкви, но превратившийся в ястреба.

В Скайхолде Каллен подстрекает толпу:
- За Вестницу! За Инквизицию!
Держа обеими руками огромный меч - олицетворение силы и возрождения - Эллана тоже кричит: за Инквизицию! В то, что она - Вестница Андрасте - долийка не верит. Но пользуется титулом ловко и искусно. Её вера здесь не главная. Главная здесь - ошибочная вера других.
Тогда ли всё пошло не так?
Молодая долийская девчонка. В глазах - решимость. Она компроментирует Флорианну на глазах орлейской знати, а когда приходит время - лично казнит заговорщицу, опустив на тонкую шею острый меч. Флорианна не боялась смерти от рук напыщенной девчонки, которую все звали Инквизитором.
В последний момент её сломал вовсе не страх, а всепоглощающая ненависть. На дощатый пол капала не только кровь. Под ней высыхали слёзы.
Серые Стражи, послушавшись Зова ложного бога, опозорены и изгнаны из Орлея. Они были виноваты сами. Но многие этого не одобрили.
Эллана фыркнула, закидывая ногу на подлокотник трона в зале Скайхолда. Сказала небрежно, махнув рукой:
- Вас никто не держит, если вы не одобряете моих решений.
Блэкволл ушёл первый. Он первый разглядел и осознал, куда приведёт этот путь. Он слишком хорошо знал дорогу.

На скулах - бледный валласлин Митал. Хоть один долиец во всём Тедасе мог похвастаться тем, что ему такое поручали?
Эллана вела армию в Арборскую Глушь. С посохом в руках. Деревянным, с костяным наконечником из волчьего черепа.
Выступала в авангарде, отдавая приказы, сражаясь плечом к плечу с лучшими воинами армии, которую сама и создала. Отрадно было видеть слаженность действий.
Хоть один маг мог похвастаться такой свободой?
И это всё она - молодая долийская девчонка. В глазах - сила. И решимость в действиях.

Она глядит на Корифея уже смело. Боль от Метки доходи до сердца, но отпускает, когда его мерзкая рожа растворяется в разрыве. Он отправлен в Тень, в которую так хотел попасть. "Так пусть демоны-пауки вгрызаются в его глазницы!" - думает Эллана. Где-то раздаётся драконий рёв.
Они победили. Это было главным.

Оставалось лишь решить вопросы. И Эллана начала с главного: Джустиния погибла там, в Тени, вытащив за руку молодую долийку из лап Кошмаров. Судьба ли это? Знак?
Её называли Вестницей Андрасте. Она не отрицала факта, и никому, помимо Жозефины, не говорила страшное: я не верю в это. Шальная мысль кружила голову, кто-то требовал решения, и Инквизитор решила не отдавать золотой саван. Амбициозная Вивьен наступала ей на горло в каждом диалоге, Лелиана раздражала скрытностью, Кассандра была слишком занята восстановлением Искателей - идеей, которую, словно наваждение, Лавеллан подсадила ей в голову ещё после заселения в Скайхолд.
Каллен не подстрекал толпу. Эллана не держала меч. Никто не кричал, радостно вскинув руки к голубому ясному небу.
Неловкие перешептывания за спиной стали привычным гомоном, когда Инквизиция стала личной армией, а Инквизитор - Верховной Жрицей.
Никто не кричал:
- За Верховную Жрицу!
Зато многие шептали:"Наш мир сошёл с ума..."
Мир, встречающий Эллану I.

Когда всё пошло не так?
Верховная Жрица. Долийка. Маг. Молодая девчонка с колючим холодным взглядом орлицы и злобной насмешкой на бледных тонких устах. Это приняли немногие. Смирились - тоже.
А она не пыталась понравиться, лишь выполняла давно запущенный в голове план.
Она начала с эльфинажей. А эльфы, почувствовав свободу и поддержку высокой стати, начали с ближайших соседей.
Эллана I не ступала по улицам Денерима, залитых кровью, не пачкала туфли в слезах выживших. Но своей рукой подписала указ о казни. Раз они не распорядились свободой так, как нужно было - свобода им не нужна, думала она. А свобода для неё равнялась жизни.
В Денериме не осталось эльфов. Эльфинаж превратился в кладбище. Улицы от крови отмывают до сих пор.
Поблажек больше не было. Ни для кого.
Она пыталась возвести второй Арлатан, используя костяк нынешнего мира в качестве основы фундамента. Но он затрещал по швам, стоило лишь прикоснуться к нему молотком и гвоздями.

Говорили, Верховная Жрица одержима Демоном Гордыни. Что практикует кровавые ритуалы в своей спальне на вершине мира, в Крепости, Подпирающей Небо.
Или Демоном Зависти, которого принесла на плече из крепости Теринфаль. В это людям было поверить проще, чем в то, кем становилось создание, единожды и не столь давно спасшее их бренный мир. Создание, которое каждый хотел лично поднять на своих руках к нему, возздавая хвалбу Создателю за посланную Мессию.
От выкинутой из Разрыва напуганной долийской девчонки до Верховной Жрицы.
Всё пошло не так тогда, когда она выжила. И когда её простой головной убор стал золотой короной, больно сжимающей голову.
До слёз и крови.
Мир этого не заслужил.

- Рано или поздно это должно было произойти.
Эльфийка обернулась, глядя на бывшего храмовника. Он называл её "ваша милость". Не было больше имени как в самом начале, или Инквизитора, как хотя бы год назад.
В этой комнате на самом деле их было трое: командир - единственный из тех, кто до сих пор хранил верность, несмотря ни на что; запутавшаяся женщина и Светлый Образ, утопающий в бесконечной крови. Его теперь не отчистить. Слишком поздно.
Каллен обращался к Верховной Жрице в белоснежном одеянии и золотой ветвистой короне в светлых волосах, поселившейся в Скайхолде. Эллана почувствовала, как больно впивается ногтями в собственную ладонь. Ей захотелось завыть.
- Они не враги, Каллен. Они - глас недовольного народа. Глас народа, решившего свергнуть тирана. Глас, которому стоило возникнуть раньше. Возможно, тогда всё было бы по-другому... Почему я не слышала их криков раньше?
Долийка. Девчонка, выжившая после физической прогулки по Тени. Изгнанница клана. Инквизитор. Тиран с короной из терновника.
И она встаёт на колени перед тем, кто когда-то поклялся её защищать. Белые одеяния молоком расплываются по кроваво-красной поверхности ковра. Лавеллан берёт ладонь Каллена в свои, расправляя латную перчатку. Усмехается, вспоминая, что когда-то умела так делать.
- Я была так глуха... Каллен, как я могла?
Одинокая холодная слеза бороздит щёку, а слёзы застилают глаза. Но даже так Эллана видит острее, чем раньше.
Она не одержима демоном. Она сама - демон. И вся эта кровь никогда не смоется с её рук.
Стук сердца в висках не затмевает гула сотен голосов внизу. Все эти люди заслужили большего, чем она им пыталась дать.
- Ты не виноват, Каллен, - в его ладонь ложится острый ключ, больше похожий на шило, а взглядом Эллана указывает на гардеробную. - Если я могу, то попытаюсь спасти хотя бы твою душу.

За спиной скрипела старая дверь, которую она всё забывала приказать кому-нибудь смазать.
- Не помни меня такой, - единственное, что попросила она напоследок.

За прозрачным стеклом возвышались Морозные Горы. И дули холодные ветра.
Они уносили её с собой.
Ту, которая спасала и казнила. Которая принимала решения и ошибалась.
Единственный теперь доступный ей способ просить прощения.
Последний.
[nick]Эллана I[/nick][status]Nine of Swords[/status][icon]https://pp.userapi.com/c849536/v849536025/9aa23/1_yowi4xGt8.jpg[/icon][LZ]Власть меняет даже эльфов. [/LZ]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-11-17 17:12:27)

+4


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » [ивент] Неправедный мир