НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » Волк в клетке [15-е Волноцвета, 9:45 ВД]


Волк в клетке [15-е Волноцвета, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s8.uploads.ru/6sKzw.jpg

Волк в клетке [15-е Волноцвета, 9:45 ВД]

Время суток и погода: полдень, тепло и облачно
Место: тюрьма в Минратосе
Участники: Фенрис, Максвелл Тревельян, Каллиан Табрис.
Аннотация:

«Если я правильно понял, этого эльфа зовут Фенрис. Я «поговорил» с ним пару раз, но он так и не признался действовал ли он по чьему-то указу или же это была его личная инициатива. По большому счёту он вообще ничего полезного не сказал, только огрызался. Я бы поставил на то, что его кто-то нанял, но если это тот самый Фенрис (за что я готов поручиться), то никакого нанимателя в виде мотивации ему и не нужно. Я, конечно, могу повозиться с ним ещё, но не вижу смысла. Передавайте его суду.

- Гарон, Главный Палач.»

Отредактировано Фенрис (2018-10-15 22:57:44)

+4

2

[icon]http://sg.uploads.ru/icKXh.jpg[/icon]    Глупо. Как же это было глупо!
    Он рассчитывал на то, что сможет незаметно пройти мимо охраны, убить магистра и так же тихо выбраться обратно. Это был бы славный подарок для молодожёнов. Но всё же он просчитался и угодил в западню, затем просчитался ещё раз и проиграл бой, но сильнее всего он просчитался, когда не умер и позволил взять себя в плен.
    И теперь он вновь в Минратосе, в цепях и в руках магистров. И как же эльф был зол на всё… это!... А ещё… а ещё ему было страшно. Как бы мерзко не было это признавать, но ему было. Он прятал свой страх за злобой, за переругиваниями с палачом, но в глубине души понимал, в сколь паршивой ситуации он очутился. С ним больше не было Хоук, так что и помощи было ждать не откуда, и он слишком хорошо знал, что могут сделать с ним магистры. Пытать? Казнить? О, это далеко не самый плохой вариант. Ставить эксперименты? Это наверняка подарит ему много-много часов боли и необычных ощущений (ни одно из которых не будет приятным). Вновь сделают его рабом?
    Эльф стиснул кулаки и что было сил от злости дёрнул стягивающие его руки цепи. От этой заранее обречённой на провал попытки его раны и синяки, - труды местного палача и пары охранников, -  отдались тупой болью, да и запястья вновь заныли.
    «Я им этого не позволю, - говорил он себе. – Я больше не буду рабом. Я больше не буду марионеткой магистра. Никогда!» Но порой знание и впрямь умножает печаль становясь тяжким бременем, а Фенрис знал, что у магистров есть… способы. Что они умеют заставить других делать то, что им хочется. При одной только мысли о подобной перспективе он начинал злиться: на эти кандалы, на стены, на охранников и палача, на магистров, на проклятую магию крови, на весь Тевинтер и самого себя. Вот только злобе этой не на кого было излиться, и она принималась сжигать эльфа изнутри. А ведь он знал это чувство. О, как хорошо он был знаком с чувством собственной беспомощности! Он полагал, что уже не испытает его, что он свободен от этого.
    Что-то неразборчиво прорычав Фенрис принялся биться в цепях, пытаясь освободиться, и ругаться, не шибко стесняясь в выражениях. Шансов высвободиться подобным образом у него не было никаких, но зато на душе немного полегчало.
    - …Во что же я влип на этот раз, - насколько приятнее было задаваться этим вопросов возле Хоук, едва ли можно было передать словами.
    «Если бы я смог высвободиться из наручников…» - подняв взгляд наверх эльф внимательно изучил толстый блестящий металл, врезавшийся в его запястья. Используя клейма, он мог бы освободить руки, затем попробовать сломать замок, выбраться из камеры и столкнуться с кучей охранников в каком-нибудь из коридоров, которые почти наверняка изобьют его и вернут обратно в камеру. И всё же он не задумываясь воплотил бы свой план в жизнь, если б только мог. А ещё он знал, что дверь в его камеру дополнительно заколдована, а значит замок едва ли поддастся. «Впрочем, если попробовать… пожалуй, я мог бы…»
    Размышления эльфа прервал тихий скрип двери: кто-то спустился к пленникам с верхних этажей. «Вот сейчас и проверим…» - усмехнулся эльф, опуская голову и делая вид, что дремлет. «Ну же, зайди ко мне, ублюдок... Будет весьма славно, если это окажется сам Гарон.» Ожидания Фенриса оправдались. Охранник (тоже не плохо), - он узнал его по сапогам не поднимая головы, - остановился напротив его камеры, отворил дверь и вошёл внутрь.
    - В чём дело? Получил нагоняй от начальства и решил зайти утвердиться за мой счёт? - эльф поднял голову и поприветствовал его презрительным взглядом. – Ну попробуй…
    В прошлые разы, когда к нему заходили охранники его попросту били. Нельзя было сказать, что перед этим они не перекинулись парой-тройкой крепких выражений, но тем не менее… Ему просто нужно было, чтобы тот подошёл поближе, ближе чем расстояние вытянутой руки. А если плане не сработает? Что ж, злому волку казалось, что возможность укусить оправдывает вероятные побои. Всего-то нужно было хорошенько сосредоточиться… Возможности лириумных клейм не было до конца изучены даже самим Данариусом, да и защита, наложенная на кандалы, была не совершенна, а значит у него был шанс. Просто нужно было подпустить добычу поближе и сосредоточиться. Сосредоточиться.
    Охранник и впрямь имел неосторожность подойти на расстояние удара. Тогда эльф собрал всю свою силу и концентрацию на правой руке, клейма вспыхнули, магия, удерживавшая его руку, вспыхнула, обжигая огнём, но Фенрис чувствовал, что в этот раз всё было иначе. Он мог это сделать! Мог! На лице пленника мелькнула хищная улыбка. Магия на кандалах лопнула, породив короткую ярко-оранжевую вспышку. И вот уже пальцы устремились к грудной клетке охранника намереваясь вырвать его сердце… или кусок лёгких с рёбрами, что тоже неплохо.
    В какой-то миг эльфу показалось, что тот у него в его руках, но охранник умудрился отскочить назад и пальцы схватили воздух.
    - Fasta vass! – злобно прошипел Фенрис.
    Впрочем, попытка того стоила.

Отредактировано Фенрис (2018-10-18 01:49:22)

+2

3

Вот уже две недели маг не мог выбросить из головы невероятное зрелище, которому стал свидетелем там, где ожидал подобного меньше всего - на свадьбе старого друга. И даже несмотря на то, что торжество проходило в столице печально известной Империи, кровавые и масштабные сражения между местной охраной, гостями и одиноким эльфом были всё же редкостью. Особенно с участием эльфа, обладающего воистину восхитительными в своей научной ценности лириумными метками. Максвелл даже сейчас, через столько дней, едва не вибрировал от желания изучить их вблизи, как они взаимодействуют с магией вокруг, с самим телом эльфа, как работает эта кажущаяся почти невероятной способность буквально проходить сквозь плотные объекты, включая живые (и не очень) тела...
- Господин?.. Пройдемте?
Нетерпеливый голос охранника выдернул мужчину из его мечтаний, и он коротко кивнул паре стражников, покорно последовав за ними вглубь тюрьмы. Ему действительно стоило собраться, пускать коту под хвост две недели напряженного планирования и подготовки вовсе не хотелось... И, если сегодня всё пройдет как задумано, совсем скоро ему не нужно будет мечтать, ведь это великолепное тело со всеми его секретами окажется в полном его распоряжении. Но всё по порядку. Сначала, нужного ему эльфа стоило хотя бы найти. Тревельян вовсе не тешил себя надеждой, что такого ценного пленника держат где-то на одном уровне с мелкими воришками и прочим сбродом, куда и посадили скорее всего его агента, предварительно засланного именно в эту тюрьму. Но всё же они прошли достаточно далеко, чтобы не встретить в ближайших коридорах ни одного дополнительного стражника, кроме сопровождающей самого мага парочки... Которая быстро сократилась до одного человека, стоило им открыть решетку, - пока заключенный там ловкий эльфийский юноша скручивал одного из опешивших от такой наглости воинов, Макс привычным и точным движением вогнал кинжал в горло второго, точно под белоснежной маской, чтобы не оставить лишних следов. К счастью, хлынувшая горячим потоком кровь не запачкала ни одного из присутствующих, а, повинуясь воле малефикара, закрутилась гудящей спиралью, подминая под себя волю и разум оставшегося в живых охранника. Какая-то минута, и он уже был послушной и безотказной марионеткой в руках мага, безучастно наблюдая, как тот накидывает поверх своей брони мантию его мертвого товарища, и даже позже помог затащить бескровный труп в опустевшую камеру, придав ему вид спящего заключенного.
- Ты знаешь, что делать, - негромко бросил Максвелл эльфу-помощнику, на что тот уверенно кивнул и двинулся по коридору в сторону выхода, караулить. К счастью, находящиеся в других камерах пленники, были достаточно умны, чтобы не поднимать шума и не привлекать к себе внимания малефикара с ножом в руках и явной готовностью убивать. - А ты, мой новый друг, покажи мне, где вы держите Фенриса.
- Да, мастер... - глухо и однотонно протянула человеческая марионетка, чуть качнувшись, повернулась и зашагала вглубь тюрьмы. Первая часть плана пока что проходила весьма успешно, и мужчина позволил себе немного выдохнуть с облегчением. И хотя основные сложности были впереди, любая мелочь, прошедшая без заминок, была хорошим знаком. Он не без оснований подозревал, что уговорить эльфа, столь яростно ненавидящего Тевинтер и магов вообще, что тот осмелился пробраться на свадьбу дворян, чтобы убить одного из них, будет ой как непросто. Но слишком ценным был этот приз, чтобы оставить его в руках бездарных городских властей, которые наверняка просто казнят его, или, что хуже, отдадут в собственность какому-нибудь помпезному идиоту, не понимающему всю уникальность попавшего к нему в руки...
- Здесь... - указывая на перекрывающий дальнейший проход тяжелую дверь, промычал стражник. - Я... Не могу, открыть, мастер. Нужна магия.
Но Максвелл уже видел, чувствовал кожей проблему. От металлических пластин двери действительно исходила достаточно сильная ограждающая магия, и несколько осторожных определяющих заклинаний выявили сложную вязь зачарований. Впрочем, не настолько сложную, чтобы её нельзя было осторожно развеять, благо сил у малефикара было сейчас хоть отбавляй - свежие трупы дают вдосталь топлива для любой магии, особенно если знать, как его эффективно использовать. Несколько минут напряженной работы, и металлическая дверь распахнулась с протяжным скрипом, как в лучших традициях мистических пьес. Не хватало только леденящего душу порыва загадочного ветра и завываний призраков каких-нибудь убитых здесь заключенных, которые от злости решили преследовать место своей смерти даже в загробной жизни. Вместо этого перед взором мужчин открылся темный и сырой проход с лестницей, ведущей вниз к паре камер и уходящий ещё дальше, теряясь в неосвященной факелами тьме. Стражник всё той же походкой пьяного гуся отправился прямиком к правой темнице, и малефикар последовал за ним, ответив про себя, но не обратив особого внимания на шум из оставшейся по левую руку камеры.
Ведь в той, что нужна была ему, вид, представший перед глазами Максвелла, был куда лучше каких-то там призраков и загадочных неизвестных заключенных. Тот самый Фенрис, которого Тревельян видел лишь издалека и в гуще боя, теперь предстал перед ним во всем своей великолепии... Насколько это было возможно, учитывая целую коллекцию синяков, ушибов, порезов и других ран, покрывающих его тело. Мужчина едва не бросился вперед, проверять, целы ли лириумные метки, когда эльф поднял голову, язвительными репликами ясно показывая, что хотя бы дух его оказался не сломлен подобным обращением. С одной стороны, это было полезно для побега, с другой, представляло целый набор трудностей для дальнейших планов... Но о них можно было подумать и потом, когда они, предпочтительно целыми, выберутся из тюрьмы и из города. А пока, зачарованный изящным белоснежным узором на истерзанной коже, Макс неосторожно подошел слишком близко к закованному цепями и магией пленнику... Чтобы тут же отшатнуться, когда тот продемонстрировал сразу несколько своих способностей, выжигая магию и освободив руку, пусть и всего одну,  из кандалов.
- Невероятно!.. Похоже, но всё же отличается от того, что делают храмовники... Настолько, что позволяет практически развоплощать тело носителя на короткое время, наверное, из-за настолько близкого постоянного контакта лириума с плотью, - снова увлекшись исследовательской стороной вопроса, забормотал себе под нос мужчина... И только звон цепей немного привел его в чувство, заставив встретиться взглядом с эльфом и догадаться снять маску, показывая, что он вовсе не один из его мучителей. Пока что, - О, и я бы попросил воздержаться от дальнейших попыток меня убить, если ты, конечно, не предпочитаешь остаться в этой темнице вплоть до своего суда и казни? Или чего-нибудь похуже, смотря до чего додумаются здешние доблестные служители порядка...
Презрительно фыркнув, он перевел внимание на пока что пребывающую в кандалах вторую руку эльфа, прикидывая, сможет ли он развеять защиту на ней, не подняв тревоги, или стоит оставить сию задачу самому пленнику, ведь он явно мог с ней справиться, если захочет... Впрочем, судя по его изможденному виду, возможно, не самым мудрым было бы позволять ему напрягаться ещё больше, а поберечь силы на будущее. Если, конечно, удастся убедить его пойти добровольно, а не тащить бесчувственным грузом.
- В случае, если ты готов пойти на эту, согласись, вполне разумную уступку, я с радостью и прямо сейчас, помогу тебе сбежать из этого негостеприимного местечка. Что скажешь?

Отредактировано Максвелл Тревельян (2018-10-16 10:10:35)

+2

4

Рано или поздно попадаются все.
Табрис думала, что умрет. Была практически уверенна - выпитый накануне яд превращал сознание в склизкое месиво, а тело, любезно переданное охране, а дальше - городской страже, стало не более чем тренировочным манекеном для блюстителей закона. Впрочем, рыжей опять повезло.
То ли Создатель, и правда, существовал; то ли свою помощницу хранил Ужасный Волк, но когда Табрис бросили в темницу, предварительно обобрав все карманы, воровка ещё оставалась в сознании.
Её не связывали. Приковали цепью с ошейником к стене - видимо, сочли не опасной - ни одного трупа в поместье. Чего бояться неудачливого ворья.

Чтобы достать крохотный флакон с противоядием, ушли последние силы.
Табрис думала, что потом станет легче - она ошибалась. Яд выходил из тела с жидкостями, так что рыжая металась в дурной лихорадке неделю.
Не ела. Пила, стоило только надсмотрщикам просунуть между нижнего ряда прутьев клетки плошку с водой.
Даже если бы там была разведенная моча, эльфийка бы её выпила.

Следует отдать должное тевинтерцам - они оказались достаточно брезгливы, чтобы трогать больную. А после, когда стало ясно, что воровка не пополнит коллекцию испустивших дух в камерах, её потащили на допросы.
Видать, к тому времени все заинтересованные альтусы уже вернулись домой, чтобы понять, что именно у них пытались украсть.

В Тевинтере, видимо, особое отношение к своей работе - трепетное. Или к эльфам - слишком брезгливое: самый страшный кошмар Каллиан всё не приближался. Обливания холодной водой, вырывание ногтей и художественная роспись ударами кулаков по телу - были. Но Табрис знала, что это - мелочи. В подземельях одного ублюдка в Денериме с эльфийками творили куда более страшные вещи.
Только, кажется, минратосским палачам не было так интересно вытаскивать сведения о ворах, когда наверху, в городе, творилось что-то странное.
Камеры пополнялись бунтовщиками.
Табрис дежурно били, сломали ребро слева и ногти у нее закончились даже на ногах.

Кажется, прошел уже месяц.
Очень много времени. Воровка уже выучила маршруты, походку и имена стражников. Голоса соседей по застенкам. Она вынашивала план, хотя, кажется, проще было сбежать при транспортировке к месту казни или судилища.

Вынашивала.
Но когда вместо стражника с миской блевоты, которую здесь называли кашей, в коридоре, а после в камере напротив, где сидел кто-то остроухий, оказался маг, Фенек поняла, что вот он - её шанс.
С магами почти всегда можно было договориться.
Последняя ошибка - не в счет.

Маг убивал стражников и торговался-уговаривал того, кто едва-едва светился холодным белым светом в глубине такой же вонючей камеры.
Воровка переползла до двери, не способная до нее дотянуться - ошейник пережимал горло. Взвизгнула звяканьем цепь. Всё сознание Табрис сейчас занимал вопрос как же вынудить имеющего власть, зарвавшегося ублюдка (а других в Тевинтере не водилось) выпустить её.
Но затуманенное бездеянием и жестоким настоящим сознание прояснилось будто в один миг.

"Фенрис."
Все киркволльцы, особенно те, что имели дела с теневой стороной города, знали о эльфе, что может светиться как луна и вырывает сердца голыми руками сквозь доспехи.
- Фенрис! - Вскрикнула эльфийка, тут же закашлявшись. - Помоги мне... я... я друг Хоук. - Врать - так до синих лун. Табрис было не страшно пользоваться именем той, кто её то ловила, то отпускала. Лишь бы другой остроухий поверил и согласился сейчас на предложение малефикара.
А дальше, возможно, Табрис поможет ему.
Только бы выбраться отсюда.

+2

5

[icon]http://sg.uploads.ru/icKXh.jpg[/icon]    Фенрис ожидал, что охранник в ближайшее время хорошенько ему врежет, - потратив разве что немного времени на пару грязных ругательств, - и, вероятно, не один раз. Он в свою очередь планировал воспользоваться свободной рукой и попробовать хоть как-то контратаковать. Хотя силы явно были не равными. Однако, вместо этого очевидного и естественного исхода тот внезапно оживился, пришёл в восторг и стал распевать ему хвалебные дифирамбы… Что было весьма скверно, ибо выдавало в нём не простого дуболома, а учёного. Фенрис же в свою очередь предпочёл бы оказаться пару раз избитым, чем угодить в руки учёного.
    Что вообще мог значить этот визит? Магистры уже что-то решили на счёт него? Ведь всё это явно было не с проста. Что он собирается с ним делать? И почему второй охранник стоит как истукан, он ведь только что пытался убить этого ненормального. Который, к слову, в свойственной учёным манере не к месту и не ко времени провалился в свои рассуждения, быстро превратившиеся в непонятное бормотание.
    - И кого ты мне сюда притащил? – бросил эльф, глядя на охранника.
    Он ожидал ухмылки, этих мерзких щурящихся глаз, которые выдавали не скрываемое веселье вызванное выпавшим эльфу будущем. Пожалуй, он уже порядком побесил охранников, чтобы они начали испытывать приятные ощущения при мысли о том, что скоро ему сделают больно. Но Фенрис вновь обманулся в своих ожиданиях – охраннику было совсем не весело, ему вообще было… никак. Маска, капюшон и слабый свет не дали бы никому другому разглядеть выражение глаз охранника, но пленнику, проведшему в полумраке камеры, хватило и этого скудного освещения, что давали коридорные факелы. «Магия крови?» - он знал это заклинание, а потому не мог ошибиться. Но если это и впрямь контроль разума, то что здесь вообще происходит?
    Недоумевающий и настороженный эльф повернул голову в сторону малефикара, а звякнувшие при этом цепи так удачно вернули его в реальность и тот расщедрился на кое-какие объяснения. Значит он пришёл сюда спасти его? Точнее помочь ему бежать, а судя по его интересу к клеймам – это был далеко не бескорыстный поступок. «Сильно же ты хочешь меня заполучить, раз рискнул забраться в тюрьму Минратоса,» - почему-то подобное внимание Фенрису не польстило, и он первым делом задался вопросом не один ли это из тех магистров, что периодически пытались его поймать. Сверх того, что этим же занимались представители Имперской власти, работорговцы и прочие кому он успел насолить за всё это время.
    - Богатый же ты мне представляешь выбор, маг, - саркастично бросил эльф, дёргая вторую руку и пытаясь сосредоточить оставшуюся энергию в клеймах на левой руке. К несчастью её было недостаточно, чтобы освободиться. – Какая мне должна быть разница, что ты будешь ставить на мне свои опыты, что магистры – свои? Может мне стоит покричать немного? Судя по тому, что твой спутник находиться под воздействием магии крови ты проник сюда незаконно, значит охрана едва ли будет с тобой любезна. А если бы ты обладал существенным влиянием, то достал бы меня несколько иными способами. Но если я подниму шум, один из моих потенциальных мучителей точно получит по заслугам.
    Это был один из тех случаев, когда волк рычал, но кусать не собирался. Сбежать от одного-двух магов будет проще, чем в одиночку выбираться из тюрьмы… к тому же этот учёный прибыл весьма вовремя – палач явно уже с ним закончил, а значит дело вот-вот попадёт в суд и едва ли ему дадут залежаться. Зато вглядываться в черты незнакомого лица теперь было интереснее…
    - И это если ты сможешь вытащить меня из кандалов, - прибавил он, так как подметил смущённый взгляд малефикара, направленный на цепи. - На них наложены более сложные чары, чем на дверь…
    И тут в их разговор вмешалась та самая пленная эльфка. Фенрис не знал её имени, и они особо не общались: большую часть времени она провалялась в бреду и лихорадке, а когда пришла в себя им здорово помешал палач, после визитов которого болтать не хотелось никому. И теперь она заявляла, что была знакома с Хоук.
    «Друг Хоук?» - повторил он про себя в некотором смятении от услышанного. Уж больно дико это прозвучало. Всё это время друг Мариан сидел в соседней камере, и они друг друга не узнали… Впрочем, плевать. Может она просто хотела выбраться, может и впрямь была знакома с Мариан, сейчас это не имело никакого значения. Впервые за целую прорву времени у него появилась возможность что-то предпринять, и он собирался выжить из этого всё, что можно.
    - Ладно, маг. Я пойду с тобой, если ты освободишь и её тоже.
    «Дождусь, пока он ошибётся и сбегу. Главное сберечь побольше сил…» - решил он.

Отредактировано Фенрис (2018-10-18 01:58:34)

+1

6

Конечно, ожидать покорности и благодарности от кого-то с предысторией эльфа было глупо, а потому Максвелл был вполне готов выдать ему тщательно продуманную историю, что он делает в этой самой темнице... Вот только чего он не мог представить, так это помощи, которая пришла откуда совсем не ждали - безвестная пленница, подавшая прекрасную идею, кажется, лишь парой фраз завоевала если не доверие, то хотя бы проявление доброй воли от Фенриса. И это было слишком хорошей возможностью, чтобы не воспользоваться, пусть даже и ложь будет куда более спонтанной, чем малефикар обычно предпочитал.
- Прекрасно, значит у нас всех есть общие друзья, - заключил маг, насколько воодушевленно, насколько мог, что было средненько в лучшем случае. Сухой щелчок пальцев для привлечения внимания марионетки, и тот вытянулся по стойке смирно, покорно ожидая указаний. - Открой ту дверь и выпусти пленницу. Аккуратно.
Последнее дополнение, казалось, было не лишним, если судить по слабости воззвавшего к ним голоса, что и понятно - едва ли пленники в здешней тюрьме могли похвастаться хорошими условиями жизни или достатком заботы о здоровье. Хорошо было бы, если та сможет идти сама, впрочем, если нет, тоже невелика потеря, легче будет убедить эльфа оставить её при первой же возможности, аргументируя помехами его побегу. А пока что Максвелл сосредоточился на оставшихся на самом Фенрисе цепях, приближаясь к тому с небольшой опаской, но, вопреки всем худшим опасениям, тот не напал, а лишь недружелюбно зыркнул на своего освободителя.
Радоваться тому, что есть - вот чему в числе прочих научила мага война, и он отрешился от происходящего вокруг, вместо этого обращая внимание на остатки магии в кандалах. При ближайшем рассмотрении, некоторые связывающие заклинания оказались парными, и когда эльф освободил одну руку, он даже не то что разорвал эту связь, а словно взорвал её... но лишь частично. Некоторые зачарования по ощущениям мага словно висели ошметками, в то время как другие полностью развеялись, а третьи остались практически нетронутыми. Ученой части в мужчине не терпелось как можно подробнее каталогизировать все различия, на месте начав выяснять, от чего же зависят подобная разница в эффектах. Ведь, что интересно, больше всего от всплеска энергии пострадали самые сложные из наложенных чар, что было в общем-то вполне логично... Но крайне занимательно. Значило ли это, что более простые, но мощные чары были выгоднее в плане обездвиживания эльфа, или они выстояли в этот раз лишь из-за наличия более сложных? Была ли разница из-за количества слоев? Источника магии или накладывающего их мага? Все эти вопросы так и роились в голове мужчины, пока он работал над кандалами, но в конце концов часть отвечающая за рациональные решения и инстинкт самосохранения всё же выиграла и заставила его сосредоточиться на более насущных вопросах. К счастью для всех присутствующих, Тревельян, пусть и после нескольких весьма напряженных минут ковыряния в исковерканных заклинаниях, сумел снять их все, и даже без единого взрыва или других неприятных побочных эффектов, что, конечно же, не оценил ни один из пленников, ничего не смысля в магии...
Вот только насколько бы не были интересны эффекты уникальных лириумных меток на какие бы то ни было заклинания, учитывая, сколько времени Макс уже провозился в темнице, им стоило не просто поторапливаться наружу. А использовать план, который он бы предпочел оставить про запас, слишком уж много внимания он привлекал. Но, учитывая, что к ним в спутницы добавилась ещё и вторая пленница, особого выбора у мага не было - после такого длительного отсутствия, охранники на выходе точно будут слишком настороженными, чтобы протащить ещё и её мимо них.
Особенно, если не только она, но и главная цель всей этой авантюры не сможет самостоятельно ходить. Как только малефикар не просто развеял магическую защиту, но и расстегнул вторую часть кандалов, эльф, потеряв вместе с ними точку опору, едва не рухнул на каменный пол, благо, рефлексы мага не подвели, и он успел его подхватить. А потом, не обращая внимания на протесты и жалобы, осторожно отвести к стене, стараясь не потревожить остальные ранения. Дальнейший подробный осмотр показал, что причиной падения была скорее долгая неподвижность, чем что-то более серьезное, но Тревельян всё равно позволил себе несколько более тактильный подход, чем того требовала необходимость... Слишком уж большой соблазн был коснуться загадочных меток, и те не разочаровали, отзываясь легким отзвуком таящейся в них силы даже в таком истощенном состоянии.
- Живой лириум... Но должны быть и побочные эффекты... Физические ощущения? Боль?.. - бормотал ученый себе под нос, снова увлекшись, когда метки, словно откликаясь на прикосновения, наполненные магией легкого обезболивающего заклинания, мягко засияли... А может быть это была ярость их хозяина, который был явно не в восторге от такого пристального внимания к своей персоне, и чье выражение лица заставило быстро и показательно убрать руки подальше от эльфа. 
Но уже в который раз Максвелл раздумывал, а не имеет ли смысл попробовать уговорить Фенриса пойти с ним добровольно... "Конечно. Уважаемый бывший раб, а не желаете ли подработать моим подопытным? Обещаю кормить, поить, не убивать, а за примерное поведение у вас будут даже выходные и прогулки на свежем воздухе!" - от бредовости собственных мыслей хотелось рассмеяться, что было не самым хорошим знаком. Нервозность в таких ситуациях не лучший помощник, и мужчина сделал пару глубоких вздохов, успокаиваясь и оценивая состояние своих новоявленных спутников. Пленницей, выторговавшей свой путь на свободу, оказалась ещё одна эльфийка, замученная даже сильнее Фенриса, что заставляло задуматься, чем она так насолила властям... Впрочем, пока она не мешала планам самого малефикара, ему было в целом на это наплевать, а вот на открытые раны - не сказать чтобы очень, слишком много рисков, если она вдруг отключится по пути в самый неподходящий момент. Поэтому он вручил ей исцеляющее зелье, выуженное из карманов собственной брони, скрывающейся под мантией охраны, и выглянул в коридор, где так и стоял болванчиком загипнотизированный стражник. И хотя в коридорах до сих пор было тихо, это спокойствие вряд ли продлится ещё дольше, они и так испытывают удачу. А значит, пора было поторапливаться.
- Ты. Отдай Фенрису свою одежду. И обувь, если она ему подойдет, - пока же марионетка бросилась исполнять новый приказ, Максвелл обратил свой взгляд на эльфов. - Я прекрасно понимаю, что никто из нас не особо доверяет другим, но мы должны хотя бы работать вместе, чтобы выбраться отсюда. Правда в том, что да, вы можете поднять шум и позвать сюда хоть все население тюрьмы... Но вы же первые и окажетесь обратно в своих камерах. Поэтому, держитесь меня и делайте, как я скажу. Пока что нам нужно подняться на верхние уровни, где содержится основная масса преступников. Не шумите, не привлекайте лишнего внимания, и не тратьте силы на драку, если это не удастся, а оставьте эту часть мне. [icon]http://s9.uploads.ru/9T6YS.jpg[/icon]

Отредактировано Максвелл Тревельян (2018-10-23 09:42:55)

+1

7

Долгие мгновения ожидания были самыми тяжелыми в жизни Табрис: она уже почти разучилась надеяться, когда прозвучал хриплый голос эльфа из соседней клетки, а ему вторил уверенно-задумчивый голос малефикара.
Не связываться с магами крови, не попадаться в клетку, не верить никому.
Но вот Каллиан сидит в клетке, верит в чужое обещание и связалась с малефикаром - мир рушится давным давно, а Фенек помогает этому миру рухнуть, потому что он плох. Потому что он того не стоит - отдельные существа, возможно, но не мир.
На руинах этого ужаса Ужасный Волк выстроит новый. Или не выстроит - Каллиан все равно не узнает. Умрет раньше.
Но она сдохнет не здесь! Не сегодня! Не сейчас.

Когда стражник открыл клетку, когда его руки, как в полусне, перебрали ключи и отомкнули цепи, воровка хотела ликовать, кричать, визжать, вскочить на ноги, но её едва держали ноги: только марионетка-человек помог ей вылезти из клетки. Цепко держал, как вышколенный мабари. В голове путалось от счастья и от шока - остроухая стояла там, где ей позволил стоять маг. Каждый шаг из клетки дался болью, а теперь дышать смрад темницы было почти сладко.
Табрис жадно смотрела на мага и лиримного пленника, вслушивалась в их слова, пыталась понять, пусть мысли и путались.

Флакон с исцеляющим зельем - дикая роскошь для жительницы Клоаки. Но сил хватило уцепиться пальцами, отвинтить крышку, жадно лакать пахнущее лириумом и травами зелье. После выхода от порога Создателя, после противоядия, после той дряни, что была здесь на еду, зелье текло по вниз, от жадного рта остроухой, наполняя её тело силой.
Малая капля в море боли. Но - целительная.
Каллиан не могла сказать "спасибо" - берегла силы... слишком малая доза. Слишком расточительно тратить все на такую глупость.
Только кивнула магу, опустив руку с пустым флаконом.

Маг всё спланировал давно. Ему не нужна была обуза и Табрис не собиралась ею становиться, как и оказываться снова в кандалах.
И когда у висков застучала кровь, эльфийка разлепила губы вновь: - Я умею быть тихой. - Воровка проскользила взглядом по коридору. - Стража сменится через час. Я считала.

+2

8

    Эльфа так и подмывало нетактично заметить «да неужели?», в ответ на слова мага. Нет, Хоук может и могла завести новые необычные знакомства, – с неё станется, - но что б вот так и вдруг он оказался окружён её приятелями. Ну-ну… В конечном счёте он ограничился коротким недовольным взглядом. Пусть говорит, что хочет, лишь бы вытащил его из тюрьмы.
    Малефикару потребовалось время, но всё же он успешно снял кандалы, что было весьма кстати, ибо самому эльфу пришлось бы восстановить силы прежде, чем он сможет вновь использовать клейма, а вот слабость в ногах – нет. Стоило признать – если бы не маг Фенрис наверняка поздоровался бы с грязным полом, хотя самому эльфу не хотелось этого признавать.
    - Kaffas, убери от меня руки, малефикар!
    Однако, несмотря на неблагодарные возмущения он был доведён до стены в которой нашёл подходящую и необходимую опору. Переступив с ноги на ногу и пошевелив пальцами Фенрис ощутил, как по ногам разливается приятное тепло, нужно было просто немного постоять и прийти в себя, не более. Вот только он не собирался тратить драгоценное время на такие мелочи. Маг тем временем вновь выпал из реальности и принялся бормотать себе под нос. То, что он догадался о возможной боли эльфу не понравилось, но ещё меньше ему понравилась магия.
    - Ещё раз сделаешь так и я сломаю тебе пальцы, - пригрозил он.
    Вообще обезболивающее заклинание было весьма кстати, но он попросту не доверял магу и ждал от него подвоха. И оно практически убрало боль в клеймах... «Интересно надолго ли?»
    Избавившись наконец от навязчивых прикосновений Фенрис поспешил выбраться из камеры в коридор где встретился с эльфийкой которая выглядела… не важно. Он даже усомнился в том, что от предложенного ей зелья будет прок.
    - Ты сможешь идти? – с искренним беспокойством поинтересовался эльф, прохаживаясь по ней взглядом. Лучше бы ей смочь, если нет – то придётся её бросить, но ему этого не хотелось. Слишком хорошо знал местных палачей и то, что с ней делали.
    Едва он успел спросить, как маг вновь подал голос и сказал в общем весьма разумные вещи.
    - Не волнуйся маг, мы всё понимаем. Давайте лучше поторопимся со совсем этим, мне уже осточертели эти стены…
    Натягивать на себя чужую одежду было не очень приятно – от неё несло потом, местами она была влажной, сапоги были немного больше чем нужно и весьма непривычны, но на самом деле всё это было мелочью и не вызывало лишь молчаливую неприязнь. В конечном счёте Фенрис был взрослым, а не ребёнком и несмотря на свой не слишком дружелюбный характер прекрасно понимал, что такое «надо» и «не надо». За то недолгое время что он возился ноги как раз успели прийти в себя, и он смог стоять ровно и идти прямо. Правда человеческая одежда немного висела на тонкой и более низкой эльфийской фигуре, ну да это вроде не сильно бросалось в глаза.
    - Я готов, давайте поскорее начинать и… - он остановился свой взгляд на эльфийке. – Ты знаешь, что ты скажешь на её счёт, маг?

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » Волк в клетке [15-е Волноцвета, 9:45 ВД]