НОВОСТИ

06.09. 21 месяц игры: сборник цитат
25.08. обновление в правилах: неканонам сюда!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Выбор из двух бед [4 Волноцвета, 9:45 ВД]


Выбор из двух бед [4 Волноцвета, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://funkyimg.com/i/2LD7V.png

Выбор из двух бед [4 Волноцвета, 9:45 ВД]

Время суток и погода: около половины четвертого ночи, холодный сильный ветер в горах, ночь ясная
Место: Скайхолд, тронный зал и внутренние помещения // Тень, Перекресток
Участники: Морриган, Эвелин Тревельян + игроки по желанию (прием пока открыт)
Аннотация: никто не ждал нападения. Никто даже не мог подумать, что Завеса может быть разорвана за стенами крепости. И зеленая вспышка разрыва расколола реальность во дворе и в замке.
И пока снаружи поднимался шум, в замке первыми отреагировали слуги, еще по темноте взявшиеся за рутину своих дел.
Огромный разрыв образовался ровно перед ступеньками у трона, из него полезли демоны гнева. Два мелких разрыва - у входа в ротонду и у главного входа в помещение.
Таким образом, крыло разведки, библиотека с обитателями и подвальные мастерские гномов невольно заблокированы лезущими демонами. Из-за пламени демонов может начаться пожар.

Дополнительно:
1) В башне магов есть один молодой ученый - Ларс, изучающий феномен Разрывов. Больше магов, хотя бы, знакомых в техникой закрытия, кроме Инквизитора, в замке нет.
2) Рядом с крупным разрывом есть ещё по паре более мелких. Сейчас из разрывов лезут первые мелкие демоны.
3) Морриган слышит отголоски магического возмущения в тени, но сперва ей нужно разобраться со своими целями на Перекрестке.
4) После каждого круга, ожидайте ход Мастера, пожалуйста.

+1

2

[indent][indent]Когда Тень вздыбилась и лопнула разрывами, будто застывшая сукровица, от напряжения кожи вновь пропускает кровь... Тревельян проснулась. Будто стояла на хорах, а ударил огроменный колокол и мир разбился.
[indent]Инквизитор села, свесив ноги с постели, и тревожно посмотрела на окна, забранные тяжелой тканью штор - слишком темно еще было за ними - там, где стекло осталось не закрытым, синела ночь и перемигивались звезды.
[indent]А на душе было так паршиво, что хотелось выть.
[indent]Что-то случилось с Тенью рядом.
[indent]Кто-то в крыле магов набедокурил или новая диверсия? Уже не важно. Уснуть, когда воспитала в себе долг почти до рефлексов ручного мабари, не получится - нужно проверить, убедиться, обезопасить. Нужно.
[indent]Зажечь свечи и начать одеваться. Медленно, методично, утирая рукавом лицо от сонных наваждений уже потом. Когда выровнялась и пристегнула рукоять к поясу и оглянулась.
[indent]Не заправленная постель, недоеденный ужин на столике у кровати, книги вокруг, письма. Наверное, Эвелин давно и тяжело больна отчаянием, если, вернувшись с Бресилиана, почти заперлась в своей башне, пытаясь понять как спастись от мира, что уже встал на дыбы.
[indent]"Раньше было легче..."

[indent]Тревельян перехватила посох, когда услышала тревожные, поднимающиеся всё выше крики. Это сюда, к ней. То, что случилось, выбилось за рамки нормы и нельзя медлить.
[indent]Сапоги без шнуровки стучат по ступеням вниз - открыв дверь, магичка сбегает навстречу шуму. Чтобы встретить даже не караульного - перепуганную служанку.
[indent]- Демоны! - Кричит Хлоя. И, надо бы думать, кто-то из магов доигрался и, на радость храмовникам, оказался малефикаром, но что-то не так.
[indent]- Я уже иду. Можешь, если очень страшно, посидеть наверху. - Улыбаться не получается. Но, может, служанке замка хватит спокойного тона Инквизитора? Уверенности (которой нет, на самом деле), что проблема решаема.
[indent]Служанка всхлипывает и спрашивать больше нечего.

[indent]Трата времени.
[indent]Вниз и еще вниз.
[indent]Уютный старый замок будто подбрасывает под ноги десятки и десятки ступеней.
[indent]Пока все ощущения мага не вздыбливаются от почти что боли - искаженная Тень звенит и плавится совсем рядом.
[indent]И крики так близко.
[indent]Тревельян видит их - пятеро человек: караульный, с мечом наголо, две служанки и пара гномов, растерянно и испуганно стоящих посреди приемной, где прежде Жозефина любила сидеть у камина.

[indent]- Они в тронном зале! Демоны! Разрыв!- Почти рапортует караульный.
[indent]"Может быть, это сон? Слишком правдоподобная тень? Меня догнал демон Отчаяния или Кошмар?" - Эвелин закусывает изнутри губу. Болит.
[indent]- ... - Не находится слов. Сперва.
[indent]- Безоружные и не умеющие сражаться назад. Сейчас я открою дверь и... - Эвелин не знает, что "И". В ее дом не приходило зло. Скайхолд чист от любого зла... раньше был.
[indent]И за этого надругательство над лучшим местом на свете, Тревельян готова разорвать на части любого демона.

[indent]Когда сияет Барьер, Эвелин входит в большой зал, а,будто бы, на четыре года в прошлое.
[indent]Демоны! Разрыв Завесы! Много демонов!
[indent]Она ввязывается в бой с отчаянием зверя, защищающего своих щенят, свою нору.
[indent]- Зовите подмогу! Где Каллен?! Где храмовники?! Где маги! Зовите! - Кричит, но большинство слов исходит на магию. Рукоять посоха нагревается за считанные минуты.
[indent]"Если он сломается, возьму клинок."
[indent]Разум работает как гномий механизм только касаемо самых простых вещей. Мир дробится. Осколки шипят и ранят.
[indent]"Как.закрывать.грёбанные.разрывы.одной и без Метки?!"
[indent][indent]Демоны визжат от восторга - такая славная добыча и вся - им.

+3

3

Что-то происходило.

  Вторую ночь подряд голоса умерших в голове непривычно тихо перешёптывались, замолкая и словно прислушиваясь к чему-то. Вторую ночь подряд Морриган пыталась внимать им и прощупывала Тень во сне. Эфир привычно клубился хаотическими водоворотами, касаясь её холодной души, и Морриган, словно паучиха в центре паутины, прислушивалась к его колебаниям. Что-то происходило. Что-то назревало словно гнойный пузырь, готовый прорваться. И как обычно, это обещало открытием новых возможностей. Разобраться было сложно, но Тень как обычно заговорила с ведьмой знакомым голосом. Это - она, незримая подруга, что с удивительной настойчивостью крутилась возле Морриган всякий раз, когда она оказывалась в Тени. 

- Мать Мести не отвечает на наш зов, но это не важно.  Ведь нам известен секрет: волк ушёл на охоту, он оставил свою нору... Мы не упустим такой возможности, не можем упустить. Сила лежит без присмотра.  Мы чувствуем? Мы чувствуем колыхание Паутины. Мы ведь чувствуем? Чувствуем. Слабые духи уже сгрудились у истончившихся стен, готовы вкусить телесность, но мы не торопимся. Мы хотим большего. Мы вместе найдём секреты лорда обмана... 

  Сладкий шепот Жадности дрожал от напряжения и волнения, словно голос наркомана, вымаливающего дозу наркотика. Словно захлёбывающийся скулёж голодного пса, узревшего в пределах досягаемости сочную кость. И хотя Морриган как обычно хотелось одёрнуть демона, что никакого "мы" нет, она знала: Жадность всегда за версту чует лакомый кусочек. Даже лучше чем сама Морриган.  А это значило, что игра стоит свеч.

  Где же ещё искать способ убить божество, если не у самого божества?

  И мечтая повергнуть бога, Морриган думала не о Фен'Хареле.

  Ведьма дала себе день, чтобы привести Кирана к отцу и побыть с ними до того, как сядет солнце. Конечно, Алистер не отпустил бы её одну, знай он, куда собирается отступница, поэтому Морриган ушла незаметно - когда король Ферелдена и его внебрачный сын уснули крепким сном не совсем естественного происхождения. Этой ночью из окна спальни ферелденского монарха в который раз выпорхнул чёрный ворон, но уверенности в том, что он вернётся тем же путём уже не было.

***

  Перекрёсток пустовал.

  Серый, подрагивающий потусторонним маревом - он вызывал головокружение и слабость, которые обычно Морриган нивелировала силой амулета, сотворённого на эльфийской крови - одно из многих украшений, которые ведьма носила на груди. Но теперь ведьма проникла на чужую территорию чёрным желтоглазым волком, которому недомогания, одолевающие людей, гномов и кунари были не страшны.

  Как обычно, Перекрёсток не давал сосредоточиться на предметах, и обернувшаяся волком Морриган по привычке не задерживала взгляда на одной точке дольше минуты. Это место изменилось. Когда-то - больше десяти лет назад - заброшенный и всеми забытый Перекрёсток пустовал, поддаваясь медленному разложению, пока Морриган и её новорождённое дитя не нашли здесь укрытие. Но теперь место, подарившее ведьме долгожданную передышку и покой, выглядело... восстановленным?

  В тоже время ведьма уже не чувствовала себя в безопасности. Несмотря на то, что Перекрёсток выглядел пустым, острый волчий слух и чутьё говорили Морриган: агенты Фен'Харела ещё здесь. Охраняют главные входы, главные выходы, патрулируют, наблюдают. Происходило что-то большое, но всё, чего хотела дочь Флемет - добраться до логова Ужасного Волка и тех секретов, что он оставил здесь.

  Бесшумно ступая в высокой покачивающейся без ветра траве, волчица притаилась, ожидая, пока в нескольких метрах от неё мимо пройдёт угрюмый эльф (очевидно, долиец) и чёрной тенью прошмыгнула дальше, втягивая неземной воздух влажным носом. Убедившись, что больше поблизости нет врагов, оборотень замер, и вскоре не тяжёлые мохнатые лапы - но две белых ладони, усыпанных старыми перстнями, упирались в землю.

  Морриган выпрямилась и глубоко вдохнула, привыкая к человеческому облику. Дальность зрения значительно сократилась, богатство звуков и запахов оскупело. И всё же слабый прилив ностальгии коснулся её. Как же давно она не навещала этого места! В молочно-синем, подёрнутым дымкой небе всё так же плавали невесомые острова, мёртвыми глазницами пустели сломанные элувианы, которых стало гораздо меньше, чем прежде.

  Она вернулась. Кошка залезла в кладовую. Главное - не наследить.

Отредактировано Морриган (2018-10-24 15:04:22)

+2

4

[indent]Где-то далеко, часть мира за Завесой приняла Морриган, как родную.
[indent]Здесь и сейчас, внизу, в тронном зале древней крепости, сквозь разорванное полотно Завесы проникали в материальный мир демоны. Огромный, с выкрученными рогами, демон гордыни впервые издал крик, дробящийся на тревожные осколки вокруг. И после тварь взмахнула рукой, отметая в сторону стол, потрясла тяжелой башкой и посмотрела на этот мир материальными глазами. Втянула воздух, пропитанный ужасом, растерянностью и гневом, а после заверещала вновь: в грудину ей ударило ледяной иглой - магичка с верхних этажей, успев сбежать к ротонде, выскочила, чтобы защищать свой дом.

[indent]Эвелин присоединилась к ударам магией по демонам. Концентрируясь, женщина пропустила сквозь себя энергию и прикоснулась разумом к воющей, точно демоны, Тени за Завесой - бросая в настоящий мир злые, сизо-фиолетовые молнии, роящиеся и рассыпающиеся на долгие изломанные языки, бьющие по великану-демону.
[indent]В воздухе звенело от напряжения и криков.
[indent]- Охраняйте выходы! Все! Надо дать всем шанс уйти отсюда! - Рядом, пропуская удар лапой по бедру, свалился один из солдат-охранников. Эвелин его знала. Она знала по именам и в лица почти всех старожилов Скайхолда. И сейчас было ужасно-больно.

[indent]Снаружи тревожно гудели сигнальные рожки,значит, битва шла и за стенами замка.
[indent]"Неужели Солас разбил Завесу и это оно? Его желанный сопряженный мир?!" - Шаг назад и руна, вычерчивая культей, себе и раненному под ноги.
[indent]"Каллен... Каллен... он должен быть живым! Обязан!"
[indent]Сзади грохот - распахиваются тяжелые створки дверей - судя по человеческим голосам и подбадривающим крикам - солдаты, подмога. Но бой будет проигран - три зеленых разрыва заливают слабо освещенное огромное помещение ужасающим светом.
[indent]И в этот момент Эвелин, выдыхая слова-связку очередного заклинания, цепляется взглядом за сияющий камень на своем перстне. Щедрый подарок Морриган. Поможет ли сейчас? Но терять, кроме надежды, нечего. И, зачерпнув горсть силы, направляя магию сквозь себя, Тревельян мысленно кричит: "На помощь! Помоги!"

* * *
[indent]Морриган может слышать как Тень, потревоженная, гудит сомнами отзвуков мыслей и голосов - куда-то устремляются привлеченные духи и демоны. Пиршество в мире за Завесой, где-то там... где-то близко и безмерно далеко от Перекрестка и всех его дверей.
[indent]И где-то там, в определенном и материальном мире, проникая сквозь пространство магии, сияет искра связи. Морриган может узнать, может услышать - немногим она отдавала такие подарки и обещания о помощи.

+2

5

Логово Волка. Пустое, наводящее интригу, почти приглашающее. Неосмотрительность или ловушка? Скорее, второе, если верить многочисленным легендам элвен о плутоватом боге. Поэтому в каждом шаге воровки сквозила осторожность - нет ли какого подвоха. В нагромождениях зелёного кристалла, растущего из основания деревьев с идеально-круглыми кронами на Морриган смотрит её искажённое отражение, пока она ищет тайник, схрон, склад, что-нибудь, что может хранить Фен'Харел. И видит то, что привлекает её внимание - небольшой плывущий в пустоте островок в метре от поверхности. Парящие плоские камни ведут к нему висящей в воздухе лестницей, а сам он порос деревьями, сплетающих живые ветви в прозрачный потолок. Морриган чувствует что-то, всё её нутро тянется туда - к этому островку. Хаотичный шёпот древних эльфов в голове вдруг сменяется гармоничным единым пением, вводящим в транс, единый унисон умерших душ... когда их разом перекрывает крик.

  Крик отчаяния.
  Крик о помощи.
  Эвелин. Тысяча архидемонов, только не сейчас!
 
  Кольцо на пальце пульсирует обжигающим холодом, внутренний зов пронизывает Морриган сонмом чувств: решимость, злость, тревога, страх и... надежда. Инквизитор надеется на ведьму из Диких Земель, и можно ли судить её за это, если отступница сама вложила в неё право просить помощи, подарив лириумное кольцо?
   [i"]У тебя больше друзей, чем ты думаешь,"[/i] - то были слова Морриган, и за язык её никто не тянул. Ведьма морщится словно от боли и делает ещё несколько шагов навстречу далёкому островку, пока кольцо пульсирует на пальце. И словно по сговору с поющими голосами, отголосок Тени в Перекрёстке тоже поёт - звенит голосами воющих духов и демонов, плачет и визжит криками новорождённых, явившихся на свет по ту сторону Завесы, чтобы вкусить остроты и реальности вещного мира. Ведьма уже хочет сорвать с пальца злополучное кольцо, которое по глупости и минутной слабости всучила Эвелин. Ведь там хранится какая-то сила. Важный секрет. Эхо крика Эвелин стоит в ушах, и Морриган стискивает зубы, зло шагая в сторону заветного острова. Если Тревельян просит о помощи, значит опасность, что ей грозит - колоссальна. Там, где Инквизитор могла бы справиться сама, она бы это сделала. Ну и что? Перед Морриган лежит шанс найти секрет убийства бога, и это заслуживает приоритетное место в её действиях. Конечно, ведьма может ринуться на помощь Эвелин, но тогда они обе могут погибнуть, упустив шанс победить Ужасного Волка. Но если Морриган пожертвует Эвелин, позволит ей, умерев, ослабить Соласа, то она сможет сама напасть на него - свежая, напитанная божественной и древней силой... Разве не этого захотела бы сама Инквизитор?

  Все эти мысли Морриган чеканит в подсознании ледовым холодом рассудка, но вдруг обнаруживает, что ноги больше не идут навстречу силе, а кольцо всё ещё на пальце - жжёт и пульсирует.
  Почему?..

  "- Я не понимаю! Киран сбежал в элувиан, но попал в Тень... Как это возможно? Сам бы он не смог, - потерянная, бледная, испуганная - такой Морриган предстала перед Эвелин, когда они вместе оказались по ту сторону зеркальной глади. Никто ещё не видел её такой, сжимающей белые кулаки, скрывающую страх за злобой. Её сын, её кровь, самый дорогой человек на всём свете - исчез. И Морриган опасалась, что случилось самое страшное. Та, от кого она прятала сына годами... Ведьма обернулась к Эвелин и порывисто подошла к ней. - Эвелин, прошу, помоги мне найти его."

   И Эвелин помогла. Без условий. Без упрёков. Не требуя награды. Просто молча кивнула и прошла с Морриган весь путь до самого конца. Она видела всё. Встречу с матерью. Раскрытие правды. Осознание полной зависимости от воли Флемет. Потерю Уртемиэля. Унижение. Облегчение. Бессильный гнев. И хотя Эвелин взамен получила поддержку, она всё равно рискнула пойти за Морриган в неизвестность и встала лицом к лицу с древней богиней.
 
  Нет, не в порыве минутной слабости ведьма дала своё обещание.
 
  Обречённо вздохнув, Морриган закатила глаза, презрительно фыркнула и развернулась, оставляя за спину то, чего так жаждала.

  Ну в конце концов, смерть Инквизитора означает обезглавливание армии тех, кто способен сейчас противостоять Ужасному Волку, так? Прийти на помощь Инквизитору, пренебрегая возможностью обрести знания и силу разумно, так?..

- Ugh, поздравляю, Морриган, ты официально записана в клуб геройствующих дураков, - вслух обратилась ведьма сама к себе и торопливо, не таясь, двинулась знакомой дорогой к элувиану, ключ от которого был только у неё с Эвелин.

***

  Подвалы Скайхолда встретили вышедшую из элувиана Морриган прохладной и запахом сырости. Ведьма выскочила чуть запыхавшейся, потому что ей пришлось убить обнаружившего её эльфа. Долийца, со шрамами на лице - видимо, сам пытался лишить себя валласлина. Впрочем, теперь ему, вымороженному до смерти, было уже всё равно.

  Теперь же, чертыхаясь и ругая себя, ведьма Диких Земель пробиралась мимо завешанного пыльными серыми тряпками хлама туда, откуда приглушённо доносились крики и грохот. Как она и думала.
  Скайхолд стал полем битвы.

  Запертая на ключ тяжёлая дверь подвала не стала для Морриган преградой. Женщина приставила жезл к замку, и тот стремительно начал буреть, покрываться разъедающей металл рыжей ржавчиной, а дерево вокруг почернело и сгнило. Дверь открылась как миленькая, а ведьма уже легко взлетала вверх по лестнице - прямо в тронный зал. Агент Инквизиции - кажется, стражник Каллена - поворачивается к возникшей из дверного проёма Морриган, и держа её на прицеле, то ли удивляется, то ли констатирует:

- Леди Морриган!..
- С дороги, дурень! - быстро оценивая обстановку, запыхавшаяся Морриган двумя руками тянет через жезл силу, напитываясь ей. Разрывы. Демоны. Очень плохо. На другом конце зала мечущая гром и молнии Эвелин, а между ними - демон Гордыни - восхитительных королевски-фиолетовых оттенков, рогатый, многоглазый. И демоны поменьше. И разрыв. Руки тяжелеют от набрякшего в них заряда магии, так и требующей выход. Как раз для такой жирной цели. Заскрипев зубами, Морриган набирает концентрацию, не обращая внимание на летящие мимо неё заряды - прихвостень Каллена быстро додумался прикрыть магессу - и наконец позволяет силе сорваться с кончика жезла крохотной белой звёздочкой, котороая остро впивается в огромное бугристое тело Гордыни аметистового цвета. Исполинское тело замирает со вздыбленными кулаками, которые не успело обрушить о каменный пол, застеленный коврами. Демоны гнева, что ярились вокруг, замерли тоже.

  Массовый паралич. Гордыню продержит не долго, а вот мелких можно будет успеть хорошенько покалечить.

- Защищай меня, - приказным тоном отрезала Морриган, обращаясь к удивлённому воину и не дожидаясь ответа, воздела руки, набирая сил для небольшой локальной зимней бури вокруг пустующего трона - милое дело для огненных демонов, тем более, что солдаты Инквизиции ещё не попали из рядов. Лишь несколько минут спустя, когда буря улеглась, пробираясь через припорошенный льдистым сверкающим снегом зал и прячась за прикрывающим её стражником, Морриган доберётся до Эвелин, чтобы наконец сказать запыхавшимся голосом:

- Ну и бардак. Есть план, как это вымести?..

Отредактировано Морриган (2018-10-27 20:12:25)

+2

6

[indent]Солдаты, всего лишь люди. Всего-лишь люди, которые не дрогнули - пошли вперед, на демонов. Будто бы не было сытых спокойных лет. Будто бы не было надежды, что больше не будет войны, что даже вся заварушка с Соласом и эльфами - это сказка. Это кошмарная история на ночь в карауле - чтобы глаз было не сомкнуть.
[indent]Но потом - Бресилиан и чудом закрытая Брешь.
[indent]И теперь... люди, всего лишь люди, всё еще просто люди, бросаются создавать живую преграду своей сталью щитов и клинков.

[indent]С этими людьми и нелюдьми, с этими - соратниками, Эвелин не страшно. Не страшно так, как могло бы быть, останься она одна. Наибольший ужас "вершительницы судеб" - остаться одна, посреди ничего, отвергнутая теми, ради кого пыталась изменять этот мир.
[indent]И сияет фиолетовым заревом мир вокруг, а потом рассыпается крошевом коричневой дымки, когда рядом, щедро черпая силу с разверзтой Тени, выступает, врывается в бой Морриган, возникшая будто из ниоткуда, но так вовремя.

[indent]"Пришла!" - Отчаянно выкрикивает у себя в голове Инквизитор, а после, когда лед бросается жрать замерших в стазисе демонов, Тревельян подбадривает солдат криком: " - Переворачивайте столы! Делайте баррикады. И рубите тварей! - Нужно организовать эвакуацию. Нужно уже посылать людей по этажам, забирать, собирать, у б и р а т ь с я отсюда.
[indent]Потому что Бресилиан закрывали больше месяца. Потому что закрыли чудом. Потому что больше чудес не предвидится - только кошмары.

[indent]"Нужно было учиться магии Разрывов, нужно было цепляться к Соласу и слушать, но я слушала Вивьен. Всегда слушала Вивьен, даже когда думала, что решаю своей головой. Дура... великая дура!"
[indent]Раздраженно, злая на обстоятельства и на саму себя, Тревельян оборачивается и кивает Морриган:
[indent]- Спасибо. Нужно эвакуировать людей. Ты можешь провести их элювианом? - Шумно вдыхая воздух следом, чтобы вновь сплести чары, бросая руны и барьеры на солдат. Им очень нужна поддержка.

+2

7

Морриган в своей жизни уже приходилось проигрывать, однако она ещё не в полной мере овладела этим искусством. И когда она приняла решение отвернуться от возможности завладеть секретами Фен'Харела, то делала это ради победы плечом к плечу с Эвелин. Но вот эта однорукая женщина смотрит на неё своими чистыми глазами и говорит: уходим, сдаёмся, отступаем. Бросаем крепость, спасаем людей, потому что Инквизиция - это не Скайхолд, а те, кто его населяют. И всё равно Морриган не верила своим ушам. Каким бы эмпатическим бревном не была эта дикарка из Дебрей Коркари, она прекрасно видела безграничную нежность в глазах Инквизитора, когда они долгими вечерами беседовали о Скайхолде, разгадывая его загадки. Эта женщина реанимировала древнюю твердыню, вернула ему подобающее величие, дала новую жизнь. И теперь собиралась отдать в руки вероломного плешивого божка вот так?..

« - ...Подумать только, всё это время Скайхолд был разлагающимся трупом, затерянным в горах, заселённым отчаявшимися и бездомными. Теперь он стал неотъемлемой частью событий, что сотрясут этот мир... Интересно, удовлетворён ли он своей участью?.. - Солнце заливало своим светом внутренние сады Скайхолда, и Морриган нежилась в его лучах, сидя на периллах своего излюбленного газебо в компании Эвелин. То были другие дни. Инквизиция готовилась дать отпор древнему сумасшедшему магистру, объединённая, крепкая, казалось бы, нерушимая. И Эвелин позволила Морриган присоединиться к этому могуществу, к силе, которой ведьма всегда была одержима. Дочь Флемет всегда говорила о Скайхолде так, словно он был живым левиафаном с собственной волей и рассудком.
- Эта крепость была построена на священных руинах древних эльфов, - рассказывала она Эвелин. -  Они звали его Тарасил'Ан - "Там, где хранится небо". Говорят, небесный свод спускался сюда, чтобы отдохнуть на плечах цитадели. И всё же эльфы исчезли, как и люди, что пришли вслед за ними. Новые кости ложились на старые, безмолвные - покуда не явилась ты. Магия этого места пропитала его самый фундамент, защищая Скайхолд от тьмы. И те, кто забросил его в руинах не понимали его настоящей ценности. Но ты, я вижу, дала Небесной Крепости должное уважение и заботу, которые она заслуживает. »

  Чтож, по всей видимости, Эвелин была не из тех, кто кладёт собственных солдат во имя спасения даже лучшей из твердынь в мире. А Морриган - несмотря на всю свою коварную амбиционзность - умела подчиняться приказам и признавать чужое лидерство.

- Чтож, Инквизитор, твоя крепость - твоя воля, - кивнула Морриган, плохо отдавая себе отчёт в том, что может чувствовать сейчас Эвелин. Всё-таки ведьма никогда и ничем по-настоящему не обладала, стараясь не связывать себя узами к вещной собственности. Не было места, которое она могла бы назвать своим домом. Не было вещи, с которой она бы не смогла расстаться безболезненно при необходимости. - Но боюсь, что уводить твоих людей через элувиан - дело гиблое. Люди, гномы и кунари на Перекрётке будут почти беззащитны, если Солас решит атаковать их там. А если послать туда твоих эльфов - не будет ли это ловушкой для них?

  Солас прекрасно знал о существовании элувиана в Скайхолде, хоть и не имеет к нему ключа. И тот факт, что он до сих пор не разрушил и не запечатал этот выход на Перекрёсток означал, что он всегда был готов к визиту незванных гостей из Инквизиции. Морриган нахмурилась, сопротивляясь уже зародившейся в голове мысли. Нет, она не собиралась  жертвовать собой ради спасения да хотя бы всей Инквизиции и Скайхолда вместе взятых. Она должна была вернуться живой - к Кирану, к Алистеру. К жизни, к миру, беззаветно влёкшему её под покров своих тайн и секретов - и даже спасение тысячи невинных людей не изменило бы этой эгоистичной позиции. Но прямо сейчас Морриган ощущала в себе столько древних знаний, столько силы, столько могущества. Сумасбродная, самоубийственная иллюзия собственного бессмертия, которая обязательно когда-нибудь приведёт ведьму к гибели. Злясь на саму себя, Морриган с животным рычанием ударила посохом в землю, пронзая вздыбившегося над ней и Эвелин демона голода острыми кристаллами магического льда, проросшими из каменного пола, и вновь повернулась к Инквизитору, произнося слова, которых, как она думала, не произнесёт в своей жизни никогда:

- Уводи своих людей. Я задержу врагов... но не ручаюсь, что Скайхолд после этого останется нетронутым.

Отредактировано Морриган (2018-11-14 15:00:37)

+2

8

[indent]"Нужно уходить. Нужно уходить. Нужно уходить." - Мысли рефреном крутятся в голове. Мысли мешают и наслаиваются. Он огромных дверей слышится шум - это солдаты Каллена. Они помогают и будут помогать. Растеряны, но сражаются. Растерянны, но разгневаны достаточно, чтобы воевать и защищать других людей. Не подавлены слишком. Значит, их генерал жив. Значит, всё почти хорошо.
[indent]Только Скайхолд окружен демонами!
[indent]А магов разрывов всего... Корнелиус Соран! Наставник в замке!
[indent]Морриган отвлекает от выстраиваемой теории.

[indent]- Что?! Да... ты права. - Магичка хмурится. Хочется выругаться. Леди Тревельян раздраженно бросает копну молний на демонов. Мысли вновь крутятся вокруг проблемы - куда деваться.
[indent]Куда деваться из собственной крепости, которую так неистово любила. Любит! Которую любит и не может просто так покинуть. Без боя. Но бой уже идет. Бой гремит внутри замка и снаружи - тревожно трубят рога. Тревога нарастает. Горы вокруг замка отзываются далеким эхом боли - Скайхолд не достоин такой участи. Инквизиция не должна была обернуться таким предательством для её участников.
[indent]Эвелин скрипит зубами, колдуя дальше.

[indent]- Уходим! Забирайте всех! Держите центр зала и двери. Капрал, трубите отход. ТРУБИТЕ! - Тревельян рычит раненным зверем и смотрит на колдунью, которая пришла на помощь и рискует дальше, хотя у нее маленький сын-волшебник. На глазах у Вестницы злые слёзы. Застят взгляд. Зря. Очень зря.
[indent]- Делай всё, что посчитаешь нужным. Мы отстроили Скайхолд и отстроим еще раз, если понадобится. - "Спасибо!"
[indent]- Отходим! Все, кто не может сражаться и держать выходы, во двор и за ворота! Живо! - Кричит Эвелин вновь, не зная какая ловушка будет ждать снаружи замка: Солас уже выпустил своих мятежных эльфов. Двор превращается в куда большее побоище и хаос.
[indent]Молот и наковальня боли и отчаяния. И Инквизиция между ними.

+1

9

В целом мире был лишь один человек, чьи слёзы кое-как тревожили струны сострадания в чёрствой ведьминой душе, и его не было рядом. И всё же при виде такой решительной, такой отчаянной Эвелин Морриган осознаёт горечь ситуации, возможно, не эмпатически - но гораздо глубже, чем ожидается от дикой эгоистичной колдуньи. Чем больше ресурсов было вложено в построение структуры, тем страшнее и разрушительней последствия. И дело не только в деньгах, ресурсах, материалах. Дело в потраченных усилиях. Дело в посвящённых Скайхолду надеждах и чаяньях. Урон будет расчитываться в единицах гораздо более тонких, нежели золотые монеты: подрыв морали, подрыв духа. Но, умудряясь оставаться нейтральной, даже заняв сторону Инквизиции, Морриган видит оборотную сторону медали. Вот теперь они поверят. Когда дрогнет одна из самых влиятельных организаций Тедаса, когда падёт одна из самых неприступных крепостей, больше никто не сможет отвернуть свой взгляд и отмахнуться неверием, разве что слепой и глухой идиот. Возможно, чтобы голос Инквизитора Тревельян был услышан, в нём было недостаточно боли и страха.

- Я расчищу вам путь, - кивнув напоследок, Морриган упёрлась в скрипящий снегом пол посохом и махнула свободной рукой защищающему её солдатику. - За мной. Меня не должна потревожить ни одна стрела и ни один клинок!

  Стиснувший зубы стражник кивнул с лаконичностью, доступной только идеально вымуштрованным псам войны, какими были солдаты Каллена. Он уже был знаком с колким норовом советницы Инквизитора и стоически игнорировал его неровности, зато, кажется, приказал ещё одному стражу следовать за собой. Вместе с ним черноволосая колдунья под прикрытием стражеского щита оставила Эвелин организовывать и группировать своих людей, и направилась к аркоподобному выходу из крепости, в котором торчали на фоне тронутого ранним светом неба силуэты лучников, засеивавших двор Скайхолда россыпью стрел.

- Пусть все, кто может идут внутрь и отступают с Эвелин! Быстро!

  Где-то раздались гаркающие команды бойцов, трубящих отступление, где-то с безнадёжным надрывом трубил капрал. Выбежав под сырое блеклое небо по кромке которого танцевали зеленоватые всполохи ещё одного разрыва, Морриган замерла и начала медленное погружение в себя, доверяя рефлексам своего случайного защитника. Ледяной кусачий ветер растрепал её волосы, словно чёрное разодранное знамя, сквозь обрывки которого зло мерцали жёлтые щелки глаз. Капризные всегда сочащиеся ядом губы сжаты в полосочку, голова опущена - словно мимо не свистят смертельные снаряды, словно стража Каллена не пытается сдержать натиск демонов, пытающихся прорваться внутрь главного зала, словно мимо не бегут отступающие. В моменты, когда твоей жизни грозит опасность, сосредоточение - сложно достижимое состояние, но для опытного и холоднокровного чароплёта вроде Ведьмы Диких Земель это не помеха. Она тянется к чудовищу, спящему внутри неё на стальной цепи студёного контроля. Будит его мыслями о смерти, о распаде - словно ударами бича. Она не умрёт здесь. Её ждут те, чьих ожиданий она не хочет предать. Мысли о том, что смерть холодит своим дыханием её затылок злит, яростное, жаркое желание жить овладевает ей животным инстинктом самосохранения, и Морриган чувствует, как зверь в ней просыпается. Не остервенелый пёс, не сердитая медведица, не коварная паучиха.

  Дракон. 

  Выпущенную наружу ярость не остановить - она несётся вперёд себя, пухнет, подобно снежному кому, распирая каждую клеточку тщедушного женского тела. Раскалённая добела боль застилает рассудок, и шум боя меркнет за оглушительным пением служителей Митал. Боль вонзает дерущие когти в кожу, плоть, костный мозг, когда они рывками бесконтрольно разрастаются, и Морриган падает на пол, впиваясь острыми когтями в стёртые плиты высокой лестницы. Впрочем, никому из окружающих не видно скрюченного женского силуэта в белом коконе света. И хотя для Морриган время стягивается в века, всё происходит довольно-таки быстро: по-птичьи тонкий женский крик набирает в громкости и срывается в землесотрясающий рёв, от которого самые слабые в округе рискуют оглохнуть.

  Эту драконицу запомнили многие обитатели Скайхолда, кто учавствовал в битве со Страшим, но только считанные члены Инквизиции знали, откуда она пришла и куда потом исчезла. Те, кто не видел её - знали понаслышке. Поэтому для солдат Эвелин было ясно, на чьей стороне будет биться взявшееся ниоткуда чудовище, сползающее с узенькой для него лестницы. И всё же они благоразумно бросились в разные стороны, прыгая с в близрастущие кусты и освобождая место. Но Морриган уже не видела их. Она смотрела на хаотичную армию разномастных демонов, уже завладевших внутренним двором. Она взмахнула огромными крылами, подняв вокруг себя локальный ураган и тяжело спрыгнула в толпу врагов, задним числом надеясь, что не задела никого из оставшихся "своих", прикрывающих уход тех, кто отступил первым. Под тяжестью массивных лап беснующегося дракона сминались искривлённые реальностью малые и сильные духи, а те, кого сия участь миновала - карабкались на громаду чешуйчатого тела, плевались ядом, огнём и молниями в безумии. Грохот и гул, крики и вой - ввввввввввввух! - тяжёлый удар хвоста сметает целую группу демонов, крошит часть высокой лестницы в каменный щебень, грозя отрезать этот вход в Скайхолд как своим, так и чужим. Откинув коронованную кривыми рогами голову, крылатый монстр делает мощный вдох, наполняя огромные лёгкие разреженным воздухом. Но мгновение спустя не огонь прорвётся сквозь капкан разверстых челюстей. Драконица извергает из пасти клубящиеся потоки беспросветно-чёрного цвета. Злые языки чёрного пламени обрушиваются на всё, чему не посчастливилось оказаться в зоне его досягаемости, волной смешиваются с пылающей зеленью разрыва, жрут истончающиеся кривые силуэты. И под прикосновениями этой тьмы материя не горит - она разлагается, тлеет, умирает. Вся трава во внутреннем дворе, где некогда ещё раздавались приглушённые песни Мариден, мгновенно почернела и рассыпалась в прах. Все деревья распались на труху, весь металл покрылся толстым слоем сыпкой ржавчины, а попавшие в чёрное пламя демоны постепенно рассеивались невидимой эфирной пылью, оставляя после себя лишь скрюченные обрубки сущности.

  Высшая драконица, кажущася почти чёрной в зелёном свете разрыва, встала на дыбы и несколько раз взмахнула крыльями, пытаясь встряхнуть с себя цепкие демонические тела, и с силой оттолкнулась лапами от земли, оставляя в ней глубокие вмятины и взлетая на отделяющую её от другой части двора стену уже освобождённую от едва проснувшихся лучников. Прямо под этой стеной некогда лечили раненных, а чуть поотдаль торговцы бились за право водить дела с Инквизицией. Где-то между ними на Морриган взирал ещё один - третий глаз разрыва, словно сама Тень заглядывала через него в реальность. Но между ними ещё бушевало море битвы. В этот раз среди непрошенных гостей были ещё и эльфы мятежного бога, надеявшиеся успешно взять Скайхолд в безнадёжную осаду.

  Чёрный драконий силуэт на фоне бледно-зелёного неба расправил крылья, которые жалили укусы вражеских стрел и магических снарядов. Боль лишь распаляла первобытную ярость. Осады не будет. Инквизиция сумеет отступить.

  Крылатый монстр, вытянув шею, взмыл в пустоту ещё тёмного предштормового неба, и, выставив перед собой растопыренные когти задних лап, обрушился на тех служителей Ужасного Волка, кто уже пытался отрезать Инквизицию от остального мира. Двор - даже такой обширный как в Скайхолде - казался Морриган тесным, и она даже развернуться не могла без того, чтобы не задеть очередную постройку кончиком крыла или хвоста. Чей-то огненный шар подорвался прямо перед огромной клыкастой мордой, на время ослепляя и заставляя драконицу попятиться, сотрясая воздух оглушительным рёвом. Остаться в живых. Новый вдох - и вот уже ощетинившуюся оружием группу эльфов охватывает поток чернильной тьмы, въедающейся в их тела, заставляя их гнить, стареть и разлагаться. После этой атаки земля выглядит чёрно-коричневой, покрытой прахом, который послужит славным удобрением для новой жизни. Энтропия всегда была коньком Морриган, но прежде ведьма не осознавала насколько. Путь для отступления открывается - те, кто бьётся здесь отвлечены на дракона. Теперь ей тоже нужна помощь, потому что даже с мощью Митал в своих венах Морриган наврядли устоит против чужой армии в одиночку.

Отредактировано Морриган (2018-11-28 13:34:33)

+1

10

В четвертом часу утра ей не спалось.
У нее было очень важное дело, без которого не победили бы Соласа, не взошла бы рожь и не помыли бы полы в библиотеке.
Сэра искала соль.
И сахар.
И вообще хоть что-нибудь.
На кухне было пустенько. Точнее как: мешок с горохом – был, картофель – был, капуста вон тоже лежала под столиком. Только вот подменить продукты с такими данными не выйдет. Что ж следовало признать, этот раунд остался за главным поваром Донатьеном, и завтра никто не съест сладкий суп или выпьет соленый чай.
Воровато оглядевшись, она цапнула со стола красивое алое яблоко, и шмыгнула за дверь. Ивовые прутья повар и не только для мальчишек-поварят использовать мог, оно ей надо – проверять их на собственной шкуре, даром, что не слуга. Повар на своей кухне король и бог – ему все равно, какие отношения у нее с Инквизитором. 
Во дворе было тихо. Только караульные о чем-то там своем общались.
И до жути знакомый зеленый цвет невдалеке от конюшен. До того знакомый, что у Сэры на него уже аллергия началась.
- Ау! Подъем, народ! Демоны! Духи! Манка с комочками! – за считаные мгновения влетая к себе в комнату, орала по пути эльфийка, на правах гонца с плохими вестями поднимая на ноги таверну. Пожалуй, последнее в выкрикиваемом списке было страшнее всего.
Ну, еще и пенка с молоком.
Натянула охотничью куртку, схватила лук с кочаном и пару бомб. Выскакивая во двор через крышу, совершенно позабыла еще об одной, закатившейся под стол.
***
- Да чтоб вас всех, вот хрень долбаная! Демоны, мать их, Тень-херотень, дерьмо собачье! – активно ругалась на всех Лютик, давно ставшая так себя называть с легкой руки Варрика, не забывая осыпать неприятеля стрелами. Она творчески прошлась по всей его генеалогии до девятого колена, сексуальным привычкам, нравам и прочим обычаям жителей Тени, включая их близкие взаимоотношения.
Воин слева добавил еще и от себя немного. Сэра искренне поразилась тому, что узнала пару новых слов.
– Вурдалака вам на брачное ложе, – это теплое пожелание ушло уже эльфячным остроухим, тоже решившим атаковать Ставку Инквизиции.
Она всегда говорила, что увлечение прошлым до добра не доведет. И вот, посмотрите: массово нападают на Скайхолд.
Беспросветные идеалистические психи.
Что ж вам бедная крепость-то сделала, дурные остроухие?
***
- …И, и, и… Чего?! – отвлекается Сэра от предсмертной вдохновенной речи, а она как раз дошла до самого главного: кто заберет ее любимый лук.
Положение, в котором она оказалась, было без-на-де-ж-ны-м. Кто ее дернул в этом бардаке согласиться забраться на привлекательную башню, решив, что из окна будет лучше вид? Двое мальчишек-магов, младше самой Сэры чуть ли не вдвое, которые и подбили ее на эту авантюру, уже ушли в Тень, но вспоминать погибших она будет потом. Вспоминать убитых не будет никогда, приснятся еще, ну их нафиг.
Некоторое краткое время, казалось бы, все получилось, однако затем противник отрезал их от основных сил, если так можно назвать попавшую в ловушку и растерявшуюся армию. Спаслась только тем, что мгновенно скрывшись за стоящий перед окном высокий ящик, и сейчас постреливала из-за него. 
Мальчишки скрыться не успели.
И стрел осталось, быстро пересчитала она, на семь выстрелов. Одна бомбочка. Дальше можно сигать прямо с этой башни – живой в руки она попадаться не хотела. Если эти вообще берут пленных.
И вот на самом интересном месте ее отвлекли.
Они привели ДРАКОНА?!
А, уф, отбой тревоги, она его знает – во время боя с Картифеем он напал на его домашнюю зверюшку. Еще запомнилось, что с координацией у бедняги тогда были нелады – летел в жопу раненым оленем.
Дракон – это не только сорок тонн высококалорийного легкоусвояемого холодца, но средство к спасению. Если прыгнуть на спину. И на этом мысли в голове забуксовали: она как-то ходила с Инки на высшую драконицу. Офигенная такая скотина, дышала льдом, часто взлетала и вообще активно сопротивлялась собственному убиению. Сэра пришла тогда в полный восторг, даром, что пару раз чуть было не попала под ледяной душ.   
Этот видимо активно дышал магией смерти. 
И был драконом.
Здоровенной зверюгой, которой раз махнуть, и Сэра превратится в не очень неаккуратную лепешку на какой-нибудь замковой стене.
И если не допрыгнет – тоже. Только уже на каменной кладке.
И вообще она этого никогда не делала, если уже на то пошло.
Но хоть смертью, хоть огнем, хоть розовыми дракончиками, но прыгать надо. Выбора все равно нет, коли крыльев лишена. И, не дав себе более задумываться над собственным сумасшествием, эльфийка кинула в проход последнюю бомбу и, использовав всеобщее замешательство, перепрыгнула подоконник широкого окна.
- МА…МАМОЧКИ! – все-таки не сдержалась Сэра, искренне понадеявшись, что это ее не последние слова и постаравшись, чтобы позорный испуганный вопль хотя бы немножко походил на почетный боевой клич.
…Судя по всему – вышло не очень.
Лютик закрыла один глаз. Закрыла бы и оба, но побоялась, что тогда точно грохнется. Почему, вот почему на драконах не растут седла? Было бы гораздо удобнее.
Если она выживет – следующую книжку Варрика не читает.
А еще сменит имя и внешность.
И переедет в другую страну.
Если, конечно, выживет. Похоже, красиво так все полягут. Героически, мать его. Всегда было интересно: почему героев будущих книг это тоже мало утешает? Спросить бы Варрика – да нет его под рукой.
И это очень хо-ро-шо.
…Хм.…А отсюда открывается прекрасный вид.
«Эх, пропадай моя телега, все четыре колеса», - решилась на сумасшедшую авантюру эльфийка, все равно уже еще больше своей репутации не навредит. 
- Если ты меня не будешь сбрасывать, я все-таки постараюсь хотя бы нескольких из этих козлов зацепить! – прокричала она дракону. Дракон зверушка умная – если верить Фредерику де Серо – должен понять человеческую речь.
А если сбросит и она сломает шею, то Сэра обязательно вернется злобным духом и начнет доставать этого дракона.
Например, рисовать во всех видах.

+3

11

[indent]Они уходили. Бежали из Скайхолда, из помещений замка, в чем были. Оборона захлебывалась: не нужно быть генералом, чтобы понять, что пойманных врасплох людей, отсеченных от привычного, отсеченных от своих командиров, беспокоящихся о близких... легко смять.
[indent]Напасть на Скайхолд было гениальным решением - Эвелин это могла признать. И проклинала. Изо всей силы проклинала Соласа, который решил всё так. Просто и жестко. Жестоко. Обрекая на смерть.

[indent]Бегущие мимо, озаряемые вспышками набрасываемых щитовых чар, люди не выглядели армией в атаке или обороне. Просто люди, поднятые с кроватей. Просто... оруженосец, прикрывающий тяжелым щитом пару служанок, выводя их из каморки у кухни. Рыдающая кухарка, так сильно стиснувшая запястье сына, что у мальчишки будет синяк... если мальчик переживет эту ночь. Солдат, с плетью повисшей рукой. Упавший солдат... Вспышка демонического света от Разрыва: демоны никак не успокоятся.
[indent]Тревельян смотрит на тяжелые дубовые балки, поддерживающие свод зала, но... не может себя заставить обрушить крышу главного зала. Утешает себя тем, что на верхних этажах еще могут быть люди. Правда - ужасная - Эвелин не может разрушить свой Скайхолд. Пока что - пока есть шанс бежать, а не остаться в его могиле.

[indent]Во дворе - седьмое пекло.
[indent]- Каллен?! - Вскрикивает леди Тревельян, не выдерживая более свой страх в себе.
[indent]"Пусть он будет жив! Создатель! Пусть он будет жив!"
[indent]- Дальше! Отходите! Живо! Прочь отсюда! К воротам! - Им нужно бежать отсюда. Пока откроются ворота. Пока...

[indent]Раз услышав крик дракона, не забудешь его никогда. Морриган-драконица была больше, чем раньше. И куда более страшной. Страшной здесь и сейчас - выдыхающей яд разложения, который не щадил никого. Бросающаяся на демонов, будто те были клещами, которые просто придавить и выдернуть из тела этого мира.
[indent]Драконица справлялась. Остальные - нет. Падали. Многие падали. Быстро. Очень быстро - под клинками и стрелами. В когтях демонов.

[indent]- К воротам! - Эвелин нужна хотя бы минута на то, чтобы создать какие-то существенные чары, оградить хоть один флаг барьером, но у Инквизитора нет минуты на подготовку. Нет шанса спокойно стоять и думать о векторах силы. Мелкие удары магией - вот все, что можно. Поддерживая тех, кого можно и... пытаясь не замечать, сколько же падает, уже не способными подняться.

[indent]Крик драконицы становится раздражительным. Ей несладко. Всего несколько минут, не более, есть у Инквизиции.
[indent]Если их выпустят отсюда. Если долийцы и обозленные городские, армия Соласа, позволят им уйти.

+2

12

Новая очередность в связи со сведением событий!
— Джим
— Каллен Резерфорд
— Морриган
— Сэра
— Эвелин Тревельян
- Северо Ратей
— Солас

Воины во дворе успели убить демона Гордыни, прежде чем появились люди из замка и драконица. Держимся такой хронологии.

0

13

Голова противно, до тошноты закружилась, едва он приподнялся на локтях, однако Джим, стиснув зубы, тут же поспешил отползти подальше, чтоб не попасть под ноги наконец-то подоспевшему подкреплению. Приход солдат, чьё появление просигналил звук боевого рога, принес окрыляющее чувство надежды и воодушевления. Как и внезапное отсутствие на горизонте огромной фигуры демона Гордыни.
«У Каллена получилось... получилось!..» - Джим с облегчением выдохнул, когда покрутив головой, заметил генерала, целого и невредимого, слава милостивой Андрасте. Рядом с Калленом стоял Великий Чародей собственной персоной, отчего внутри маленького разведчика росла и крепла уверенность, что теперь-то ситуация точно будет под контролем.
Пока высокое начальство о чём-то торопливо переговаривалось, Джим, опираясь на свой щит (меч он уже где-то успел выронить), с трудом поднялся на ноги. Все ушибы и ссадины сразу же дали о себе знать, а на бедре некстати обнаружился неприятный порез - видимо при падении неудачно напоролся на чьё-то брошенное оружие. «Повезло, всего лишь царапина», - мельком отметил про себя Джим, бегло  осмотрев расплывшееся на штанине тёмное пятно. 
Тут рядом раздался булькающий стон, заставив разведчика нервно схватиться за кортик. Но это оказался не одержимый труп, а ещё живой солдат, которого Джим еле успел оттащить в сторону, чтобы присоединившийся отряд храмовников не промаршировал по раненому товарищу.
- Билли! – узнал он в залитом кровью юноше своего старого знакомого. – Держись, дружище, не отключайся. Мы справились, завалили Гордыню!
Билл ему бы ответил, уголки губ парня дрогнули в  слабой улыбке, но тут его лицо перекосила гримаса острой боли. Хватило и одного короткого взгляда, чтоб понять, как плохи его дела.
- Всё будет хорошо, слышишь? – разведчик улыбнулся, стирая со лба пот и не замечая, как размазывает по лицу чужую кровь. – Гордыню победили, скоро и остальных перебьём. Инквизиция и не таких врагов уделывала. Помнишь Адамант? Не помнишь? Там вообще дракон был, представляешь? Толпа малефекаров, демонов и огромный злой дракон. Вот, где был страх-то... Но мы и там победили. Так что держись, ладно? Я сбегаю за магами, они тебя быстро подлатают. Подожди, не засыпай, хорошо?.. 
Джим ещё тараторил что-то ободряющее, пока разыскивал в траве и грязи выроненный меч товарища, вот только вложил он его уже в неподвижные пальцы солдата, устремившего стеклянный взгляд в безучастное тёмное небо над Скайхолдом.   
- Да примет Создатель твою душу, Билли, ты был хорошим воином, - тихо выдохнул Джим, закрыв погибшему глаза. И, обернувшись, быстро оглядел внутренний двор.
Билл не единственный пострадавший в бою солдат, поэтому позвать мага будет всё равно правильным решением. Хотя бы одного - это может значительно увеличить шансы раненых на выживание. К несчастью, Джим не знал, что в рядах волшебников образовался раскол, и некоторые эгоистично посчитали, что их эта битва совершенно не касается.
Взлетев по лестнице на стену, разведчик решил поверху срезать путь до башни магов. Но стоило ему замешкаться и обернуться оценить обстановку в другой части Скайхолда, как на мгновение он потерял дар речи. Воздух в той стороне, около таверны, тоже сиял тусклым зелёным светом, выстреливая энергией Тени и выпуская на свободу всё новые и новые потусторонние сущности, которые визжа от охватившего их безумия, разбредались по замку, набрасываясь на всех, кого встречали на своём пути.     
- Сохрани нас всех Создатель... – невольно вырвалось у Джима, легко подхваченное сильным ветром, что он даже не услышал собственного голоса. 
Сразу два больших Разрыва, две болезненные раны в материи пространства. Это не случайность, не совпадение, это... всё меняло самым болезненным образом. Дела у Инквизиции, на самом деле гораздо хуже, чем можно было представить изначально.
«Надо сообщить Каллену! Быстрее!.. Быстрее!..»
Демоны уже успели залезть на стены, основательно проредив ряды стрелков, которым пришлось отступить, сдавая свои позиции наверху. Джим едва успел их догнать и проскользнуть мимо, с одной стороны ему помогал щит, с другой редкий залп отступающих лучников, которые сразу после него забаррикадировались в башне старыми столами и стульями. Однако разведчик не останавливался и выскочил уже в следующую дверь, успевая уклониться от когтистой лапы, после чего с удвоенной скоростью побежал дальше, пока снова не ввалился в кабинет Каллена. Тут, чередуя скулёж и рычание, метался из угла в угол и царапал двери мабари, вздрагивая от раздающихся снаружи криков и лязга оружия.
Джиму потребовалось несколько секунд на принятие решения, хотя на самом деле всё решили за него. Едва только человек метнулся к следующей двери, зверь бросился ему в ноги, пыхтя и толкаясь. Оттеснить мабари в сторону не вышло бы и при других обстоятельствах, поэтому из кабинета первым выскочил Капрал и сразу же набросился на поджидавшую у входа горбатую тварь.
- Молодец, дружище! - воскликнул Джим, помогая прикончить изрядно покусанное чудище. А затем со всех ног помчался за псом. Капрал бежал к своему хозяину, и разведчик без раздумий следовал за ним.
- Генерал! Генерал! – его голос сначала потонул в звуках битвы и радостном лае Капрала, отыскавшего на поля боя своего хозяина. – Сэр!.. – лёгкие жгло огнём, но Джим позволил себе только два судорожных выдоха, прежде чем выложить неутешительные новости. – У таверны ещё один... разрыв... Такой же большой! Демонов слишком много! Они уже заняли часть стены, оттеснив наших лучников. И наверняка пролезли в крепость...

[nick]Разведчик Джим[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y3uJX.jpg[/icon][LZ]<br><b>Агент Инквизиции,</b> <br>26 лет, разрушитель романтики и важных моментов [/LZ][status]Разношу рапорты, вовремя и не очень[/status]

Отредактировано Каарас Адаар (2019-01-18 22:33:21)

+4

14

    - Что значит «я не буду помогать»!?
    Поведение магов в столь критичный момент, мягко говоря, удручало. Понять этих людей можно было – они на такое не подписывались, они были напуганы суматохой военных действий, демонами, видом крови и смерти. Можно было. Но нужно ли? Вокруг умирают люди, хорошие люди, которые выполняют свой долг, защищают гражданских, хватаются за оружие те, кто может лишь отличить эфес от лезвия и бегут в бой, а ты, маг способный кидаться огнём заявляешь, что это не твоё дело!? Когда в этом самом деле замешаны демоны и разрывы?
    Наверняка генералу стоило быть мягче и осторожнее в высказываниях, но учитывая обстановку и пережитое ему не слишком этого хотелось, а потому между ним и магами быстро завязался неуместный спор, который Великий Чародей пытался сгладить по возможности. Благо дело разрешилось довольно быстро – большая часть магов согласилась помочь солдатам, в то время как несколько персон были отправлены в замок.
    - Хорошо, теперь нам нужно придумать, как закрыть Разрыв. Великий чародей, у вас, кажется, была какая-то идея?
    «Демоны не такая большая проблема как Разрыв. Если маки смогут его закрыть, то Скайхолд вновь будет в безопасности. Если же нет…» О том, что будет «если нет…» думать не хотелось…
    Но пришлось…
    Слова, сказанные Джимом, который внезапно вынырнул из всего этого шума вместе с Капралом, заставили Каллена застыть, обдумывая услышанное.
    - Что? Ещё один?
    «Ублюдок…»
    На какое-то время повисла тишина. Люди вокруг кричали, сражались, свистели стрелы и магические снаряды, гремела сталь, но между ним, Великим Чародеем, магами и Джимом висела тишина.
    - Нужно немедленно организовать эвакуацию, - выдохнул Каллен. – Великий Чародей, возьмите магов и попробуйте закрыть хотя бы один Разрыв… А я тем временем займусь гражданскими. Цел? – бросил он уже разведчику, быстро оглядывая его с головы до ног. Тот выглядел запыхавшимся, но похоже ещё мог держать в руках оружие. «Стало быть Солас решил отнять у нас крепость? Или просто напасть посреди ночи и быстро всех вырезать? Уж не начало ли это того конца света, который он запланировал?» - Идём…
    Вернувшись к солдатам Резерфорд быстро перестроил войска – теперь задачей было не сколько перебить всех демонов, сколько удерживать ворота и центр двора через которые необходимо было провести гражданское население Скайхолда.
    - Постой, ещё один путь есть через подземелья, он отмечен на карте. Карта в столе. Быстро разведайте путь и выводите по нему людей, если там будет безопаснее, - отдав последнее распоряжение Каллен вместе с Джимом и Капралом направился ко входу в замок. – Теперь нам нужно срочно найти Дагну, - пояснил он, когда они оказались у одной из боковых дверей. – Отдавать наш замок просто так этому остроухому я не собираюсь…
    Благо Чаровницу обычно было не сложно найти. Просто пройти по коридору, подняться вверх в зал и свернуть в небольшую комнатку у трона. Был и другой путь, но именно этот в данный момент был самым коротким.

+4

15

...Утро постепенно вступало в свои права: солнце не рухнуло за горизонт, и звёзды не посыпались с небес мириадами неоплаканных слёз — всё шло своим чередом, а между тем во дворе Скайхолда царили хаос и разрушение. Тучи стрел взмывали в воздух, стуча и щёлкая о чешую ярящегося дракона, полыхало зелёное пламя разрывов, выли демоны, обезумевшие от помноженных на тысячу эмоций страха, боли, торжества и гнева. Но самое странное — с небес посыпались эльфы. Иначе как было объяснить, что прямо над шипастой лопаткой Морриган вдруг как снег на голову, зовя свою неизвестную мать, свалилась... Сэра! Эту дурную спутать нельзя было ни с кем даже при самом яром желании, и — тем лучше, потому что почувствовав на себе незваного пассажира, драконица могла устроить ему такое родео, на котором он долго бы не продержался. А Киран бы очень расстроился, узнав, что его любимая эльфийка, у которой он тайком учился ругательствам, превратилась в мокрое место на каменной кладке Скайхолда.

  Конечно, маг, который набросил бы на Морриган барьер, ускорение или отвод стрел был бы полезней, но лучница тоже сойдёт.

  С шипением выпустив чёрный дымк из ноздрей, чудовище дрогнуло в полёте, словно пытаясь поудобнее усадить орущую эльфийку между спинных шипов и массивно взмахнуло крыльями, делая низкий круг над внутренним двором. Когтистые лапы — а их, свободных было аж четыре, — то и дело цеплялись за башенки стен, хватали куски крыш и обрушивали кучу этого мусора как снаряды на целые отряды врагов. Пока агентов Инквизиции здесь было слишком много, чтобы можно было разойтись на всю катушку, с нехарактерной для Морриган щедростью тратя на захватчиков гнилостное дыхание. Но даже это не мешало дракону-оборотню время от времени плеваться в неуспевшие рассосаться скопления врагов - преимущественно демонов и самых активных эльфийских магов - сгустками чернильного пламени, а потом отвлечься на огромную фигуру ещё одного демона гнева, стегущего всё живое вокруг себя электрической плетью.

  Мысленно пожелав Сэре держаться покрепче, Морриган сделала широкий круг над полыхающим заревом разрыва у конюшни и рухнула прямо на демона Гнева, без посадки впиваясь в защищённые костяными наростами лиловую плоть демона зубами, когтями и сея вокруг себя беспорядочное разрушение. Взмах хвостом — и от конюшни, где Том Ренье стругал свои поделки остаётся лишь куча древесных обломков — и обезумевшие животные, которых не успели вывести жители Скайхолда, вырываются и бегут, топча любого, кто попадается им на пути, а Морриган продолжает свой полёт над стонущей сотнями голосов крепостью, но уже с необычной добычей в зубах и лапах. Тяжёлый демон не позволил драконице набрать высоту, огненными плевками заставляя чешуйчатое тело содрогаться, но сомкнувшиеся на мускулистом демоническом торсе челюсти от этих ударов сжимаются только сильнее, перемалывая наспех сформированную вещным миром плоть и передними лапами раздирая её в лоскуты. Чтобы закончить свою трапезу, Морриган взмыла к восточной куртине, усевшись на неё как исполинская птица, и замотала рогатой головой, пару раз ударив Гнев о каменную стену бастиона, от чего на ней расцвели чёрные пятна щедро пролившегося демонического ихора. Покорёженный и раздавленный демон безвольной грудой скатился вниз по стене, повалившись в окроплённую кровью траву, а драконица, цепляясь лапами за зубцы крепостной стены и расправив заслонившие небо крылья для сохранения баланса, перебралась на крышу проездной башни. Морриган надеялась, что убивая самых больших демонов, она сумеет закрыть хотя бы этот разрыв — что зияет прямо перед главными воротами — и Инквизиции будет легче бежать. Тем более, что отличить армию Соласа от армии Эвелин было не так уж просто, а демонов видно издалека — тут не ошибёшься. А уже отсюда — с боковой башни ворот, когда беглецы покинут взятый замок, можно будет приступить к тотальному разрушению и обрушить главный вход, чтобы отрезать хотя бы часть армии Ужасного Волка от людей Эвелин, обрушить мост и оставить их наедине с демонами и разрывами. Если бы Морриган была собой, она могла бы надеяться, что среди жертв, учинённых буйством аметистовой драконицы со сверкающей в изумрудном свете чешуёй, оказалось не много агентов Инквизиции, но боль от шквала атак будила в колдунье-оборотне такую ярость, сдерживать в узде которую было чудовищно сложно - она постоянно требовала выхода, набираясь в горле комками ядовитой разъедающей желчи. Только теперь ведьма могла понять, откуда в раненных потрошителях берётся столько гнева.

  Но даже несмотря на это, золотые глаза дракона всё выискивали в толпе одну-единственную цель. Конечно, покончить с Соласом вот так враз скорее всего невозможно, как это было невозможным с Флемет; да ведьма и не думала, что будет той, кто сделает всю тяжёлую работу и сразит его. Для этого была Эвелин. Но если сегодня Фен'Харелу будет нанесён решающий удар, ведьма надеялась, что она будет рядом в этот момент, словно стервятница поджидать его последнего часа, чтобы вытянуть из умирающего "бога" его силы. Ведь никто же не подумал, что Морриган принеслась сюда, ведомая бескорыстным геройством?

  Низко зарычав, от чего даже воздух вокруг задрожал, Морриган на мгновение повернула голову, кося золотым глазом на Сэру, чтобы убедиться, всё ли с той в порядке.

[icon]http://funkyimg.com/i/2RMVm.jpg[/icon][status]Death and destruction[/status]

Отредактировано Морриган (2019-02-28 01:29:01)

+5

16

Двор был заполонен людьми.
Сумрак утра, которое еще не наступило, подсвечивалось вспышками заклинаний и огней демонического пламени.
Корнелиус Соран, выслушав генерала, махнул рукой своим помощникам, отходя в сторону сада Скайхолда, прислушиваясь к взвывающей Тени.

Каллен и солдаты, поднявшиеся к замку вместе с ним, смогли открыть дверь на цокольный этаж, но в главном зале Скайхолда было черно от трупов демонов и людей, защищавших помещение.
Эвелин Тревельян и Морриган как раз отошли по главной лестнице во двор, уводя тех, кого успели эвакуировать.
Ворвавшиеся с бокового хода солдаты могли прорываться вниз, не зная, что гномы уже покинули подземелья. В центре зала, возле ступеней к трону, зияла рана незакрытого разрыва, несколько виспов летало по помещению, но крупные твари устремились туда, где есть живые души - наружу и вверх по этажам замка.

0

17

Фантазия у бабы, свалившейся с неба, а назад, как водится, не вернувшаяся – из этого мира выдачи нет – всегда была больная и богатая.
Они сдохнут.
Они перебьют половину нападающих, потом сдохнут.
Они перебьют половину нападающих, потом Эви героически сложится о Лысого, и все сдохнут.
Они перебьют половину нападающих, потом Эви героически сложится о Лысого, потом Лысый, как за ним водится, исчезнет, а оставшихся прибьет Морриган.
Где она кстати? Будет жаль, если сложилась, мальчик огорчится.
Они перебьют половину нападающих, потом Эви героически сложится о Лысого, потом Лысый, как за ним водится, исчезнет, а оставшихся прибьет Морриган, которая сделается колдуньей суперэлитного уровня и отправится воевать кунари.
Там она падет от рук Аришока, которого затем успешно травят верные подданные засахарившимся вареньем.
Ужасный Волк их знает, есть ли на родине кун варенье.
Кунари потом складываются с Империей, которую в свою очередь захватывают эльфы, вопя при этом «За Соласа!».   
Солас, кстати, устраивает большой бада-бум.
Оставшиеся в живых Рыжие Дженни – ибо она их выживаемость знает – напевают срамные песни, сидя на трупах остроухих.
Жили они потом счастливо, но очень недолго.
…вот поэтому Сэре никогда не разрешали рассказывать детям сказки. Утешные сказочки у неё выходили, что не говори.
Только в последний-последний момент, когда уже позняк метаться, она поняла, что она. Сейчас. Оседлала. Высшую. Драконицу. Сразу пришла на ум чья-то объяснительная, однажды подсмотренная в караулке в доме одного богатея: «Оседлав большого писписа, стражник Данзик используя слабые места и встречный план, взял на себя дополнительные обязательства и приказал долго жить».
Пока драконица, со всей своей щедрой душой, доламывала то, что не успели сделать противники обеих фракций, Сэра занималась более важным делом.
Она пыталась удержаться и не загреметь вниз на радость врагам, включая Лысого (вдруг, он догадался, кто ему тогда лягушку в постель подсунул).
Да что тут так скользко-то?!
От короткого полета у Сэры перехватило дыхание.
Ух-ты! А красиво.… Ой, мама моя родная, только что так сильно страшно?!
Пожелав драконице приятного аппетита, Сэра поудобнее перехватила лук, который она не выронила даже в таких обстоятельствах.   
Прицелилась.
И какой-то ненормальный остроухий маг (хотя, по мнению лучницы, это и так уже диагноз), собираясь стрелять в их добрую милую ящерицу, которая никому не причинила плохого – ну подумаешь демонов покусала да и ядом поплевалась, не выспалась зверушка, что ж так сразу-то – тяжело сел, примерно как куль с мукой, когда тот перед прохожим с крыши бросаешь. Прохожий тогда, помнится, ее чуть было не словил, со всеми теплыми пожеланиями, которые мог придумать.
О, а кажись неплохо пошло!

Отредактировано Сэра (2019-03-05 08:59:58)

+4

18

[indent]Убийцы пришли с зеленоватыми, похожими на блуждающие лесные огоньки, виспами, с тылов, пользуясь данными планами замковой инфраструктуры. По правде, они уже спланировали появление через крысиные норы, и шарили вокруг Скайхолда, избегая дозорных, покуда Северо не увидел, уже привыкнув к Клинку, возможность надрезать уже растянутую дыру в ткани мироздания ещё чуть-чуть, настолько, чтобы пройти самому… и даже показать путь другим беглым Воронам. Через расходящуюся Завесу и прямо в тронный зал.
[indent]Виспы кружили там, где уже прошло, тесня людей, стадо голодных чудовищ, оставив убийцам следы побоища, недобитков на скорый дисциплинированный отстрел и мародёрскую дань, если бы у них только было время обирать трупы. Хаос, замешательство и паника прикрывавшие их прибытие от выбитых из зала защитников, позволил получить тактическое преимущество, и пока они шли без потерь: по две пятёрки вооружённых стрелковым оружием убийц и Северо в странном полуматериальном состоянии, в Тени и здесь одновременно из-за прорыва Завесы.
[indent]Возможно, иномирное безумие влияло только на него из-за этого располовиненного состояния и долгого контакта с Тенью, которого не было в планах природы на его жизнь. Гнев, гордыню и страсть, одолевающие его на фоне медитативно-спокойного состояния тишины в мыслях, он гасил злорадным, холодным и липким весельем, которое собиралось перед первым ударом, когда грянет боевая ярость и буря. Он давно перебесился. Его цели ему — меньше, чем никто. Сегодняшнее блюдо даже не месть, поданая холодной, ненависть — слишком яркое чувство для настолько мёртвой души. Это охота на разумную дичь, на спор и на счёт, спортивного ради интереса, и уже потом за дело Ужасного Волка. Сколько голов удастся ему поснимать теперь с этим кошмарным ножом? Годы и годы своей безбожно долгой работы убийцей он готовился и опасался бить магов из-за их смертоносности и изучил почти все защитные трюки, все пути, а теперь запросто их резал.
[indent]Странно, конечно, что мироздание больше не пыталось его вытолкнуть, затрудняя каждый шаг за десятым, и что теперь за ним и ножом тянулась целая тропа, а тело ощущалось эфемерно лёгким, оставаясь плотным. Его ученики, шедшие рядом, цепляясь за подол прорезаемого изменения, видели смазанные жесты руками в стороны лестницы и неисследованных ниш в боковых проходах. Они выцепят ключевые фигуры отступающих, а вот ему бы прорвать со спины магическое прикрытие и обернуть пока держащиеся, крепящиеся, сопротивляющиеся бедствию порядки Инквизиции в бегство, а бегство — в бойню. Потому что из башен быстрый выход из крепости под атакой — либо сигать со стен, парапетов и машикулей с высоты, либо — долгий спуск с боем во двор и в подземелья. Рядом с демонами мелкие тени налётчиков были так… незначительны, верно? Они шли за волной, но были несказанно более смертельны.
[indent]Убийцы обстреляли с луков и арбалетов всех встретившихся им людей и гномов, после чего разделились и распределились в нишах, ожидая ещё гостей на ключевой точке рыдом с тронным залом, и вскоре они появились.
[indent]Солдаты ещё не видели засаду, зато видели виспов и казавшийся, помимо мёртвых и умирающих, чистый зал, из которого на них по пути вылезли демоны. Они готовы были расслабиться. Но тут прямо из Тени, прорезая барьер единственного, и, увы, не целевого сильного чародея, о котором докладывали, на них сверзилось из ниоткуда, из тьмы и смущённой Разрывом энергии чудовище с размывающимися очертаниями жилистого невысокого мужчины и глазами с белками, утопленными в чернильной черноте. Клинок Теней прекратил заклинание одним ударом со спины сквозь рёбра в сердце, а в разлагающийся барьер полетели болты с заготовленной и заряженной для других жертв погибелью магов и ядами. Северо постарался укрыться в Тень сразу же, пока обмякающий в последних судорогах, пока он душил его второй рукой, маг собирал в себя быстрые атаки своей поддержки с флангов. Только самоубийцы наскакивают вот так. Самоубийцы, и почти неуязвимые чудовища. Наконец, труп рухнул, а убийца растворился, напоследок досадливо заметив, что рядом с магом был офицер из заметных. Генерал! Ничего, расстреляют. В тёмный шлейф вокруг Северо протекал алый. Его-не его. Не важно. Если на шум стычки прибегут ещё защитники — у них проблемы, им надо было соединиться с Ужасным Волком. Без магической поддержки кто угодно вблизи Тени и демонов — мясо. И вот подкрепление прибыло, и убийцы бросили завесы, отступая в проходы и вглубь зала.

Отредактировано Северо Ратей (2019-03-11 13:39:05)

+4

19

Каллен, Джим - в Главном Зале вы сталкиваетесь с эльфами.
Большинство из них отступает, перебив остававшихся до прихода подмоги солдат, закрывавших отход Тревельян со слугами и прочими мирными жителями во двор. Эльфы скрываются, выбирая путь в боковые двери и проходы, но вокруг творится форменных хаос. Солдаты, столкнувшиеся ранее с демонами, а теперь, с эльфами, устроившими засаду, начинают паниковать.
Вы слышите рёв дракона и звуки сражения снаружи и со стороны сада.

+2

20

    Будет ли конец этому кошмару?
    - Создатель! – то ли воззвал, то ли выругался Каллен крепче сжимая оружие. – Ещё один.
    Стоило только открыть дверь как он, даже прежде чем успел осмотреть весь зал, узнал зелёный свет очередного разрыва, щедро заливавший зал. «Кажется, стоило выбрать более длинный путь…» Едва расправившись с Гордыней они вновь оказались перед лицом демонов на очередной бойне: твари валили из разрыва и наседали на солдат, которые паниковали всё больше и больше, вокруг кружили, плюясь магическими сгустками виспы и… кто-то ещё. Кто-то кто весьма нагло заявил о себе напав на стоявшего возле Резерфорда мага.
    Что это было – живое создание или демон, понять было сложно, скорее демон, но в данной ситуации это не имело большого значения. Едва не дрогнув от неожиданного нападения генерал, однако, отреагировал довольно быстро. Практически не раздумывая он рванул вперёд и рассёк мечом воздух метя в шею создания из тени, но не был уверен в том, что успел. Во любом случае создание исчезло, тем самым заставив каждого, кто его видел, почувствовать себя в опасности. Маг же замертво свалился на каменный пол.
    - Что это было?! – гаркнул низким басом один из сопровождавших его солдат – среднего роста крупный и мощный мужчина с пышными светлыми усами, едва пробивавшимися сквозь забрало.
    - Храни нас Андрасте! Демон! – ответил ему другой. – Что это за демон?!
    - Держите себя в руках и сохраняйте бдительность – тогда во второй раз он такой трюк так просто не провернёт! – с уверенностью бывшего храмовника заявил Каллен.
    Царившая вокруг паника влияла и на пришедших с ним солдат, что было не удивительно учитывая, что им противостояло. Впрочем… возможно его предположение было слегка своевременно – спустя немного времени его взгляд нашарил в зелёном свете несколько фигур-силуэтов крайне напоминавших сложением эльфийское. «Стало быть Солас пустил в ход не только демонов и духов?» Убийцы и разбойники?... Скверная новость – демоны были страшными противниками, но хотя бы не такими умными. Эти же… Кто знает зачем они здесь – просто в роли бойцов или посланы для выполнения какой-то операции?
    Вот только времени на подумать у него нет.
    Выбор был простой – командовать отступление или удерживать зал. Несмотря на хаос Резерфорд был уверен, что сможет привести строй солдат в порядок и удерживать зал ещё какое-то время… Но какой в этом был смысл? Они теряли Скайхолд. Полным ходом шла эвакуация, а проводить невинных мимо разрыва никто не станет – благо крепость изобилует коридорами, в том числе и тайными. Он же со своей группой должен был как можно скорее попасть в подвал к Дагне, вход в который находился, казалось бы, так близко… Казалось.
    - Отступаем! – крикнул он, не щадя голоса. – Отступать к дверям и присоединиться к остальным во дворе! Отступайте, это приказ!
    Несмотря на творившееся вокруг ему всё же удалось докричаться до большинства, которое оперативно донесёт его приказ до ушей меньшинства. Так у солдат было больше шансов – удерживать зал необходимости не было – при наличии такой нужды справиться и с демонами, и с эльфами будет проще в узких проходах, когда практически нет возможности ударить в спину.
    - Это касается и нас, - бросил он остальным постепенно отходя к проходу, из которого они вышли.
    Рассчитывать на то, что Дагна не забаикадировала главную дверь – если она ещё там – было попросту глупо. Чаровница может и казалась крайне странной и порой по-милому неловкой особой – но глупой она не была. И пытаться прошмыгнуть здесь она вряд ле посмеет. Стало быть, необходимо воспользоваться другим ходом – возможно так даже лучше, у них был шанс перехватить её по ходу эвакуации. Наверняка ведь гномиха задержалась, собирая инструменты, дневники и прочие дорогие сердцу учёного вещи.
    Выйдя в боковой коридор одним из последних он стремительным шагом двинулся дальше по подвалу, позволив солдатам закрыть за собой дверь на засов.
    Созерцать гибель Скайхолда было больно, но хотя бы эта боль придавала ему решительности.
    Думать о том, чей дракон бесновался за стенами замка и вовсе не хотелось. Каллен искренне надеялся, что это была Морриган. К несчастью они не были знакомы настолько близко, чтобы он узнавал её по рыку, но если это впрямь так – то новость была хорошей. Жаль только, что их разделяет такое значительное расстояние, она могла бы стать отличной помощницей в задуманном деле.

+4

21

Джим смутно помнил, как они добирались до Тронного Зала. Он настойчиво выталкивал из головы все посторонние мысли, все волнения. Кроме тех, что помогали резвее переставлять наливающиеся свинцовой тяжестью ноги. Не отставать, только бы не отставать. Джим понимал, потеряй он из вида Каллена, и царящий вокруг хаос сразу же проглотит маленького разведчика. Раздавит и выплюнет на пол, как те неподвижные тела, через которые приходилось хладнокровно перешагивать, чтоб двигаться вперёд. И не мешкать, не останавливаться. Не вглядываться в знакомые, но навеки застывшие лица, напрасно выжигая себя изнутри. Потери они пересчитают потом. Будет время и на переживания, и боль, и слёзы. Но позже.
Лишь когда последняя на пути дверь пропустила их в главный зал, Джим почувствовал, как внутри со звоном оборвалась тонкая нить надежды, оставляя после себя пустоту. Ведь в воздухе, коверкая окружающее пространство около скинутого со ступенек трона Инквизитора, висела ещё одна зелёная, пульсирующая энергией дыра. А пол под ногами как ковром завалило трупами и обломками некогда богатого декора самого красивого зала Скайхолда.
- Значит, Разрывов три... – тихо пробормотал Джим. - Создатель милосердный...
На две мелкие щели он даже не обратил внимания, и без того это открытие пришлось как пропущенный удар под дых. Джим судорожно открыл рот, резко вдыхая, потому что на миг ему почудилось, что в помещении стало нечем дышать. Словно через эти мерцающие дыры Тень, как жадная и ненасытная пиявка, высосала из реального мира весь воздух. 
Раздавшийся впереди испуганный вскрик перекрыл даже лязг развернувшейся в зале битвы с демонами, почуявшими присутствие живых и устремившихся к Разрыву. Первые ряды отряда схлестнулись с врагом, удачно оттесняя прущих на людей тварей. Однако на их беду здесь поджидал новый, неизвестный противник. Худые, неясные тени оказались слишком быстрыми и юркими. Смертоносными. Расправившись с ближайшими к ним солдатами, вычеркнув из сражения мага, они нырнули в боковые коридоры, издевательски оставив дверь за собой открытой, словно приглашая последовать за ними. Поддаться ярости и боли, вспыхнуть жгучей жаждой мести, затмевающей разум. И погибнуть, угодив в ловушки, расставленные умелыми эльфийскими охотниками. 
Пусть атака по отряду Инквизиции вышла смазанная, настоящий урон оказался куда серьёзней. Среди солдат прокатилась волна паники, ведь выяснилось, что противостоять придётся не только безумным потусторонним тварям, но и разумным... куда более разумным, чем демоны, противникам. Которые своим появлением превратили неравную битву в безжалостную резню.
Вот, почему им по пути сюда не попадались раненные или умирающие.
Отступать было сложно и мучительно - как и бросать на верную смерть тех, кто мог ещё оставаться в крепости этажами выше. Однако люди понимали, эльфы всё равно доберутся туда быстрее. И всё, что Инквизиции останется – это созерцать кровавый пир во славу чужого безжалостного бога.
Каллен принял единственно верное решение - отступать. Только горечь на языке всё равно жгла, как настоящая.
Они едва успели нырнуть обратно в ярко-рыжее от горящих факелов нутро коридора, как скользкие от крови каменные плиты под ногами вдруг зловеще дрогнули, и на голову людям посыпалась каменная крошка. Даже сюда, перекрывая своей мощью лязг металла, крики и рычание демонов снаружи, долетел рокочущий утробный рёв, который ни с чем нельзя было перепутать. Рык разъяренного дракона  словно плетью хлестнул по взмокшим от напряжения спинам солдат, заставляя каждого в их небольшом отряде прибавить шаг. Но Джиму повезло меньше, ведь именно в этот момент из неприметной кладовки выскочила тёмная фигура, с которой разведчик не успел разминуться. Он бы принял атаку лбом в живот за нападение демона, но тут следом раздался высокий девичий голос:
- Это люди!.. Повезло как! Харритт, выходи! Тут безопасно!
- Я знал, что Инквизиция нас не бросит, - отозвался рыжеусый кузнец. Вид у него был помятый и растрепанный, а в руках один только кузнечный молот. Много с таким оружием не навоюешь. 
- Ну да, - фыркнула гномка, которая от навешанных на неё до отказа забитых сумок, казалась раза в три пухлее, чем есть на самом деле. – Еле отговорила его прыгать с обрыва и помочь мне заминировать вход к нам в подвал. Демонов ждёт сюрприз, когда они туда нагрянут.
- Здесь не только демоны, – исподлобья заметил Джим, незаметно потирая живот. – Ещё сторонники Ужасного Волка...
- Сычик, а ты как всегда с приятными новостями.   
Удивительно, но появление Дагны произвело на солдат целительное действие. На хмурых, напряжённых лицах мужчин промелькнула едва заметная тень улыбки. Даже Джим, слушая торопливую от перевозбуждения речь гномки и глядя на преисполненного мрачной решимости Резерфорда, почувствовал, как уголок губ нервно дёрнулся в попытке невесело усмехнуться.
Это ещё не конец, нет. Не будет Ужасному Волку чистой победы.       

[nick]Разведчик Джим[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y3uJX.jpg[/icon][LZ]<br><b>Агент Инквизиции,</b> <br>26 лет, разрушитель романтики и важных моментов [/LZ][status]Разношу рапорты, вовремя и не очень[/status]

+3

22

Зудящий жар чужих заклинаний, рвущихся у оскаленой драконьей морды, ослабел и иссяк, а Морриган зорким глазом увидела, как пал словивший стрелу виновный маг. Так держать Сэра! Вот бы ещё тех стрелков с лестницы снять, а то стрелы у них точно зачарованные, иначе каким образом некоторые из них пробивают чешуйчатую шкуру, постепенно делая драконицу похожей на гигантского крылатого ежа? Она видела, что жители Скайхолда уже бежали сквозь ворота: самых слабых окружали воины, подбадриваемые капитанами и присутствием самой Эвелин. Мотая головой так, словно её одолели слепни , Морриган изрыгнула чёрный сгусток едкой желчи на добравшихся до неё воинов Фен'Харела, а потом оттолкнулась  когтистыми лапами от посыпавшей обломанными зубьями стены, одновременно уронив какого-то особенно ловкого эльфа в недолгий, но травмирующий полёт вниз. Дракон вновь взмыл в воздух, несколько раз туго ударив крыльями, прежде чем развернуться и рухнуть в окружающую Скайхолд пропасть. Эта бездна, которая как казалось прежде, делала старинную крепость совершенно неприступной, дышала холодом, беспросветной тьмой и равнодушием к происходящему, а через неё тянулся единственный путь к спасению: долгий мост, ниточка, которую так просто оборвать, оставив Эвелин и её товарищей на съедению Ужасному Волку.  Все оборонительные преимущества Скайхолда
той ночью обернулись против его собственных обитателей, ведь никто не строит замков, которые должны защищать от врага, что нападает изнутри.
  Мёртвые стражи Каллена, убитые одними из первых, лежали у ворот с перерезанными глотками, а на другой стороне уже затаились в ожидании отступающих обитателей замка эльфы — свежие, нетронутые боем,  ожидающие резни, с мечами наголо и стрелкàми за спиной. Они видели, как с рёвом взмыл в небеса чёрный силуэт вырезанного в зелёном пламени дракона и как он ухнул в чернь бездонной пропасти. Недоумение, нерешительная радость и ожидание застыло на их лицах, однако все эти чувство смыло когда прямо из бездны вынырнул гигантский крылатый ящер, между спинных шипов которого под некоторыми углами можно было заметить маленькую жёлтую фигурку. Морриган расчитывала, что стрелы Сэры заденут тех, кто окажется умнее и бросится наутёк. Дракон навис над воинами и сотряс воздух оглушительным рёвом, от которого задрожали внутренности, а потом разразился веером чёрного пламени. Проход был освобождён, только нечто напоминающее огрызки бесплотных костей остались лежать на почерневшей мёртвой земле, тут и там прикрытые приржавевшим металлом доспехов.
  Наверное, если бы Морриган попросили задуть свечи на торте, она задула бы их все до одной.

  Чёрная тень пересекла небосвод в обратном направлении, выписывая низкие круги над крепостью и временами поливая приглянувшуюся ей добычу гнилостным энтропийным огнём. Крохотные фигурки отступающих на мост всё не убывали, и Морриган становилось всё сложнее удерживать жажду уничтожения на стальном проводе воли, которая необходима любому магу, что ворочает особенно большими массами магической энергии. Но крики умирающих и свист стрел особенно раздражали. Отмерять клокочущее в груди пламя на маленькие осторожные плевки (лишь бы не убить больше друзей Эвелин, чем это удалось Соласу!) оказалось гораздо сложнее, чем ведьма представляла, примеряя чешуйчатый наряд Стража Митал. Это пламя через край выплёскивалось само собой, витой лентой струясь из ноздрей, прорываясь сквозь стиснутый частокол клыков, разгоралось пожаром на масле боли в продырявленной шкуре. Оно требовало выхода.

  Бегущих было много. Золотые глаза дракона выискивали в толпе знакомые лица. С сумками, наспех заполненными склянками и самыми драгоценными ингридиентами бежал Адан рядом с Деннетом, что тянул за поводья упирающихся лошадей. Здесь ли Лелиана? Морриган не разглядела рыжей в толпе бегущих, которые напоминали ей свору спугнутых грызунов, не больше. Когда ты такой огромный, время течёт быстрее и всё маленькое кажется таким... суетливым. То, что для было для людей, эльфов и гномов часом сужалось для дракона в его четверть. Крылатое чудовище опустилось на местами порушенную внутреннюю стену, защищая уходящих, жуя осмелившихся напасть, превращая в прах неуспевших убежать.

  Ещё немного.
  Ещё немного, и все, кто мог уйти - уйдут. Только тогда можно будет спустить внутреннее чудовище с цепи.

[icon]http://funkyimg.com/i/2RMVm.jpg[/icon][status]Death and destruction[/status]

+6

23

[indent]Когда Эвелин, убрав руку от лица, прежде закрываясь от обломков и каменной пыли, летящей от стен, куда попали вражеские заклинания, взглянула во двор, драконица вместе с безумной эльфийкой на ней, уже собирали кровавую жатву, внося сумятицу в ряды противника. Правда, демоны не выглядели слишком напуганными - кто вообще разбирается в том, что чувствуют демоны?
[indent]Так что было самое время разбираться с тем, что чувствуют и как прожить дальше людям Инквизиции.
[indent]- Отходим! Все к воротам! Прочь! - Срывая голос, кричала магичка. Мимо спешили, отбиваясь и защищая, соратники и новобранцы. Утро еще не раскрасило небо в голубой - было тревожно-сизо-розовая рябь облаков вверху, за стенами, но всё заволакивало дымом и копотью - внизу, во дворе, не церемонились. Нельзя загонять кого-либо в угол. Нельзя нападать на спящих. Нельзя бить в собственном доме.
[indent]Но кто скажет слово поперёк победившей стороне?
[indent]Дело было за малым - сделать так, чтобы эльфы не победили.
[indent]Сейчас это казалось почти невозможным, а потому Инквизитор отводила людей. Единственный выход из Скайхолда теперь оборачивался ловушкой. Высокая надвратная башня, тесный проход, где едва разьедутся две повозки. Люди бежали, Инквизиция отступала налегке. Буквально. В том, что было и с тем, что в руки схватили.
[indent]Не было времени ничего упаковать. Книги, ингредиенты, архивы, материалы, карты...
[indent]Когда приходит пожар - хватают самое необходимое и бегут.
[indent]Как оказалось, самым необходимым для Инквизиции было оружие и, едва ли, по свертку в руках.

[indent]Загрохотало. Над садом Скайхолда будто разорвало тучу молниями - это маги пытались сладить с демонами и эльфами, прикрывая выход для учеников и всех, кто бежал через правое крыло замка.
[indent]Со ската крыши, выбив окно на втором этаже, во двор спрыгивал какой-то мужчина. Зеленая повязка - кажется, кто-то из разведки.

[indent]Бросив ускоряющие руны под ноги бегущим, чувствуя, как в пальцах болит от напряжения, Эвелин удивленно моргнула, когда ей в ладонь упало воронье перо, подняла голову - черная стая покидала башню. Разведчики опустошали все клетки.
[indent]Кто-то из врагов выпустил стрелу - одна из птиц упала неподалеку. Вряд ли ту успели снабдить запиской, но ничего нельзя было оставлять.
[indent]Ничего и не оставляли. Под крышей главной башни вспыхнуло пламя. Никто не сомневался в том, что Скайхолд потерян - так не ведут битвы, так не выигрывают ни одну войну - умирая в собственном замке.

[indent]Маги, огрызающиеся чарами, начали отступать. Эвелин еще увидела в центре, окруженного пульсирующим магическим щитом, Корнелиуса Сорана, маг, некогда приветивший отступницу, сейчас спокойно стоял, будто бы это всё было тренировкой перед главной битвой. Черпал силу с резервов так, будто был готов сражаться вечность, прикрывая своих и чужих учеников, храмовников, духовниц. Этому стоило поучиться - Эвелин обязательно спросит как оставаться невозмутимой посреди пекла.

[indent]Драконица исчезла из виду. Пришлось кинуть барьер по площади перед воротами, расстилая его насколько хватало сил, шатром над головами бегущих. Пришлось остановиться, сосредоточиться. Прикрывающий солдат - мальчишка еще совсем с тяжелым, не под его руку, щитом, замер, тяжело дыша, поднимая щит и испуганно вращая глазами - искал опасность. Опасность была всюду. Свистела чужими стрелами. Пела кроваво чужой сталью. Скрежетала зубами-когтями демонов.
[indent]Скайхолд, в дыму и зареве, ранил небеса шпилями своих башен, вымаранными в розово-багряные тени рассвета.

+5

24

[indent]«Демон» двигался со смертоносной точностью. Все шаги и замахи кажущихся полуматериальными ног и рук имели ровно столько силы, чтобы не смазываться, не разбрасываться слишком сильно, и всё равно, убрав мага в рядах нарвавшихся на них защитников крепости, Северо протёк назад к рассеянным по стенам в укрытиях убийцам, которые держали оружие наготове, чтобы ещё разок обстрелять новую волну инквизиторского мяса. Те отступали — очень разумно, когда они не знали, сколько было эльфов-налётчиков в уже захваченном зале и не имея полного понимания, сколько агрессивных демонов может преследовать их, а не всё живое, по приказу вражеского мага, потому что их мага в первых же рядах Клинок Теней снял.
[indent]Впечатление было произведено что надо.
[indent]— Преследуем?
[indent]Северо покачал головой. Ни в коем случае. Терять преимущество позиции и инициативы, когда Инквизиция может развернуться к ним лицом к лицу в узком проходе, имея полный боевой порядок и построение с щитами против лёгких сапёров? Ни в коем случае.
[indent]— Обыскать все лестницы и ходы. При любом столкновении с более чем тремя противниками — отступать, перегруппировываться. Я ушёл, Реми за главного.
[indent]Среди пришедших из тыла убийц был только один, кто мог ходить сквозь стены и запертые врата с умопомрачающей скоростью. Ощущение от постоянного использования Клинка вблизи разрывов было странное, но, как это часто и бывало, в боевой ситуации вся рефлексия и живая часть сознания убийцы по привычке уступала рефлексам и чистой технике охоты разумного хищника, не ощущавшего ни усталости, ни сомнений, пока он гнал дичь, только холодные прикидки расстояния, направления, возможных действий и последствий, и гул горячей крови в теле, который глушил боль, страх, всё лишнее.
[indent]А в Тени не было и этого жара, его обнимало шепчущее тысячами голосов бесплотное нечто, сквозь которое двигаться стареющему эльфу было легче, чем в юности, когда из-за крепоты и редких обедов мышцы сводило судорогой прямо на злосчастном карнизе, не давая спрыгнуть. С секунду поразмыслив, вспоминая планы крепости и расположение сил и важных персон, и понимая, что в подвалах выскочить одному против и так вспугнутой его трюками Инквизиции, даже пытаясь захватить или убить ценную цель, опасно, Северо побежал вверх. Сквозь завалы, сквозь стены, он нёсся во двор Тени Скайхолда, видя его изящные, не тронутые ни временем, ни перестройкой залы с распахнутыми порталами, и с ним летели дружелюбные зелёные виспы, очень отличные как от обычных демонов, так и от магов.
[indent]Суеверные обыватели у костров в южных лагерях говорили, что это отблески душ умерших эльфов, которые бродят ближе к живым и ищут знакомых, потому с ними следует быть очень аккуратным, чтобы не нарваться на чью-то месть. Маги и другие просвещённые в эти легенды слабо верили, ведь наука знала, что обычно блуждающие огни — это оптические миражи, вызванные возгоранием застойных газов в густых лощинах и на топях.
[indent]В нынешние времена, впрочем, даже такой равнодушный, чуждый магии и не чувствующий Тени парень с очень плохим счётом причинённого зла за душой, как Северо, иногда задумывался: а что если именно эти огни — действительно эти самые духи. Узнают ли они его и придут ли за ним. Будут ли цепляться ему в ворот, волосы, за рёбра, игнорируя плотность плоти, как скотобойные крюки, на которые подвешивают не только туши, но и пленных, которых не жалко запутать быстро, если не расколются. Теперь он проходил рядом с любопытствующими обитателями Тени и они как будто почти не ощущали его размытое в спектральное чёрно-зелёное пятно тело, одновременно в том мире и в этом из-за прорыва Завесы. Может, принимали за своего, с его вечной мантрой, что в любой день не страшно умереть, ведь все от рождения они приговорены на смерть.
[indent]Магия в реальности сквозь прорехи сияла ярко, как маяк — каждый маг. Одно скопление близ моста — слишком ярко, поэтому Северо нацелился на группу поменьше, накрытую слишком плотными щитами, но уязвимую для атаки из-за Завесы, атаки Клинка Теней.
[indent]Он летел быстро, вместе с потусторонними ветрами, что рвались в мир живых в ближайший Разрыв, мир живых двигался слишком медленно, и это было самое опьяняющее, в хорошем смысле, чувство в жизни Северо. Чувство внезапного всесилия и эйфории. Но он знал, что у него будет лишь несколько мгновений на точный удар, и его надо засадить ровно между рёбер сзади, в сердце, а потом ещё один в шею, чтобы никто в панике не успел залечить. Чтобы щиты упали. А лучники могли сделать остальное, если они уже взобрались на позиции, чтобы снимать отступающую Инквизицию. Они должны были, убийцы пришли на эту вечеринку поздно.
[indent]Судьба рассудила иначе: счастливый до безумия, скорый как чёрный ветер Северо перемахнул за границы щитов группы чародеев, даже их не заметя, и развернулся лицом к лицу со стоящим в центре построения благообразным человеком, видя явно его сквозь расходящуюся Завесу. Не было времени, чтобы заходить за спину, планировать фирменный двойной удар душителя, и он бросился навстречу сфокусировавшемуся на нём взгляду магу как старому другу в объятья, но вместо крепкой хватки правой руки — вонзая нож сквозь подбородой вертикально вверх. Сердце, артерии — сосуды и мышцы, их можно исцелить. Но кто успеет исцелить поражённый и в скопление энергетическое, и в плоть, разум?
[indent]Клинок Теней вновь истаял в полупрозрачного фантома до того, как посох Великого Чародея стукнул оземь и разошлись барьеры.

Отредактировано Северо Ратей (2019-06-25 08:16:12)

+3

25

    Хоть в этом Создатель оказался на их стороне – Дагна ещё не покинула замок, столкнулась с ними в коридоре и несла за спиной огромную сумку с инструментами и рунами. Словом – всё что было ему нужно, оказалось преподнесено едва ли не на блюде. Жаль только, что со всем остальным дела обстояли не так хорошо.
    - Дагна, мы искали тебя, - с ходу начал генерал, подходя к гномихе. – Мне нужно, чтобы ты устроила настолько большой взрыв, настолько это возможно. А лучше – не один.
    Услышать такое от Каллена, похоже, не ожидали не только Чаровница, но ещё и некоторые солдаты, хотя основная масса в конечном счёте выразила лицами угрюмую солидарность.
    - Сейчас мы отправимся в хранилище лириума, - продолжил генерал. – А за одно сожжём все припасы и склады до которых только удастся добраться. Тронный зал. Его удастся обрушить снизу?
    Дагна всё-ещё выглядела немного растерянной, но быстро взяла себя в руки, ненадолго задумалась и кивнула.
    - Полагаю, что да. Насколько я знаю местный подвал… Я, конечно, не могу ручаться за абсолютный успех, но попробовать можно.
    - Тогда начнём. – Обернувшись Каллен бросил через плечо: - заберите у мастера сумки, ей понадобиться свободная спина и руки.
    - Несколько рук, - заметила гномиха.
    - Несколько рук, - эхом отозвался уже приказ.

    После того случая… того самого, когда он был вынужден блуждать по этим бесконечным тоннелям в компании одной ядовитой ведьмы с одной лишь надеждой на возможность выбраться, Каллен дал себе труд изучить исследованную часть подземной части Скайхолда. Труд этот оказался не маленький, но генерала ничуть не напугал. Тем более после случившегося. Так что их группа в два счёта оказалась у толстых крепких колонн, поддерживающих тронный зал. Несколько больше времени потребовалось на то, чтобы поднять сюда ящики с лириумом. Благо солдаты работали очень слаженно и были прекрасно замотивированы. Взорвать само хранилище с лириумом было бы на порядок проще, но то, благоразумно, было устроено в самой малообитаемой и малополезной части замка, как раз на случай такого казуса. Словом, толку от этого, кроме как лишение врага потенциальной добычи, не будет. А Резерфорду хотелось большего. Гораздо большего.
    Когда дело было завершено и Дагна внесла некий «последний штрих», казалось даже её пугала сотворённая конструкция.
    - Это немного не моя специальность, - говорила она, но всё же уверяла в том, что взрыв будет и что она сделала всё, что смогла.
    Время поджимало.
    - Думаю большая часть людей уже покинула Скайхолд, - здесь под землей, в постоянном напряжении и за работой тяжело было сказать сколько конкретно прошло времени, но по личным ощущениям прошло… четверть часа? Может чуть меньше? Со всеми этими руками потребовалось не так много ходок отсюда до хранилища, чтобы перенести лириум. – Вполне вероятно, что мы последние.
    Окружающее его солдаты на миг помрачнели осознав, что это должно было значить – Скайхолд захвачен, двор и замок кишит демонами и эльфами, мост, скорее всего, перекрыт.
    - Было честью служить вам, генерал, - без излишнего воодушевления и фанатизма отозвался молодой боец.
    Остальные быстро его поддержали.
    - Я ценю ваши слова и вашу самоотверженность. Для меня так же честь служить с таким людьми и не только, - выслушав их произнёс Резерфорд. – Но это не последнее наше сражение. В подвалах есть тайный ход, ведущий в горы. Через него мы и покинем Скайхолд. Дагна, начинай.
    Тихо выдохнув и глядя на оживившихся солдат гномиха отдала несколько коротких приказов.

    Скайхолд в эти утренние сумерки едва ли можно было назвать тихим местом – лязг стали, боевые кличи, крики умирающих, вой демонов и заклинаний, рёв дракона от которого дрожали стёкла, но от прогремевшего взрыва закладывало уши. Могучая крепость содрогнулась от основания до башенных вершин. Роскошные витражные стёкла вылетели наружу вместе с искрами, пламенем и каменной крошкой. Тронный зал славно раскурочило – особенно пострадало то место, где находился трон. Столб ядовито-синего пламени вырвался из-под пола вдруг и без всякого предупреждения камень взвился высоко ввысь, ударяясь о потолок. Всё вышло так хорошо, что пламя вылилось даже в ближайшие коридоры, а ударной волной выбило входные двери.
    Каллен с Джимом, Дагной, Харриттом и остальными в этот момент находились уже на безопасном расстоянии, однако эхо взрыва в сети коридоров оказалось оглушительным, а с потолка осыпалась вся пыль и штукатурка. Особо пугливый маг, получив небольшим куском по голове, с воплями рухнул на пол, решив, что сейчас на них обрушится потолок. Над ним, конечно, посмеялись, но позже. В тот момент Каллен сам подумал, что потолок и впрямь рухнет. Хотя больше всех пострадал Капрал, с его большими чуткими ушами. Мабари ещё какое-то время тряс головой и вилял во время ходьбы, тщетно пытаясь прийти в себя.
    Времени на радость у них, конечно, не было. Следующей целью были склады - всё, что можно, надлежало сжечь и уничтожить. Особую сложность вызывали оружейные – металл, как известно, горел плохо, благо в отряде ещё осталось несколько магов которые оказались способны справиться с этой задачей и, конечно же, Дагна с её рунами. Правда прежде они забрали и заменили часть оружия и доспехов на более качественные и ценные, а за одно прихватили провизии – если всё пойдёт по плану, то им ещё какое-то время придётся нагонять основную массу эвакуирующихся, а в горах это дело не простое и не быстрое.
    Таким образом отряд спускался всё ниже, покуда не достиг смачных и пыльных глубин Скайхолда, больше походивших уже не на их родную крепость, а скорее на усыпальницу.
    - Осторожнее здесь. И постарайтесь не оставлять следов, возможно этот ход нам ещё пригодится… - в полголоса распорядился бывший храмовник.
    На самом деле он не хотел говорить так тихо, но стены, потолок и неприятные воспоминания так давили, что он невольно убавил голос.

+5

26

[status]Nuva mar’shos’lahn’en ir’tel’dera Fen’Harel[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2LU8F.png[/icon]Он не торопился. Некуда и незачем было бежать чёрной фигуре волка, огромной шестиглазой тенью глядевшей на творящийся вокруг хаос. Он был в своём праве здесь миловать и казнить тех, кто засиделся в гостях и имел наглость ставить ему в укор то, что он решил вернуть своё, очистить мир от той грязи, которую в неё принесла быстрая кровь. Смерть, разрушение, упадок - всё это было творением их рук, а не его. Это в их сердцах горел огонь разрушения, он же был спокоен и уверенными шагами шёл к тому, чтобы выполнить свою древнюю цель и завершить такую же древнюю месть, пробудившую его ото сна.
Его армия медленно, но верно занимала замок и теснила сторонников Тревельян к выходам, оставляя излишне ретивых лежать на каменном полу в грязи и крови, захлёбываться предсмертными хрипами. Его не трогали крики, стоны и треск костей и кожи, рвущейся от ударов мечей и кинжалов. Он смотрел на сражение холодным алым взглядом, лишь изредка обнажая огромные клыки, когда зарвавшиеся воины подбирались слишком близко, будто надеялись, что смогут причинить ему какой-то вред. Храбрость их разбивалась за три шага от чёрной будто бы бездонной пасти с розовым языком, когда тяжёлое дыхание касалось раскрасневшихся из-за долгого боя лиц. Воины опускали мечи, а взгляды их наполнялись ужасом, сковывающим все конечности разом и не дающим хоть немного пошевелиться. Таких он небрежно задевал плечом или лапой, валя на землю и оставляя в страхе лежать, беззащитными и бесполезными.
Ряды храбрых защитников Скайхолда от вторжения эльфов редели, едва Лорд Кошмаров, как его прозвали долийцы, вышел на поле боя и встал рядом со своими воинами, помогая им брать то, что принадлежало им по праву.
Разрывы искрились зелёным, почти не контролируемые никем сейчас, они представляли из себя потрясающую картину вольно гуляющей стихии и демонов вокруг неё, безнаказанно сеющими панику в умах. Несчастные elgar, которых он не стал бы задействовать в своей войне, но здесь и сейчас все средства были хороши, а когти демонов вырывали сердца и рвали хрупкую плоть не хуже мечей или кинжалов. Они, третья сторона в этой бойне, были удачным оружием в руках того, кто мог с ними договориться в любой момент и в любой момент загнать обратно за Завесу, потому что пока не настало время их полной свободы. Мог, но не хотел договариваться, потому что не было ничего прекраснее этих зелёных вспышек в небе над Скайхолдом. Не было более обнадёживающего для него зрелища. Ведь если здесь получалось так легко воздействовать на Завесу, для выполнения его плана не нужно многого. Нужно было всего лишь выгнать их всех из Морозных гор и остаться тут одному, чтобы более никто и ничто не могло ему помешать.
Очередной воин попытался подойти к нему слишком близко, занося меч над головой, чтобы ударить чёрную фигуру, но замер, окаменев от движения руки высокого эльфа, оказавшегося на месте огромного шестиглазого волка. Он качнул головой, сверкнули синим глаза, и каменная статуя разлетелась в пыль, оставляя после себя лишь воспоминание и безмолвный крик погибшего по собственной глупости воина. Как много ещё глупцов будут готовы вот так отдать свои жизни за ту организацию, что прогнила насквозь и была полна шпионов со всех сторон, которые только были в этой войне. Легче было сказать, кто не знал, что и когда делала Эвелин, чем бесконечно перечислять тех, кто был в курсе распорядка дня каждого из приближённых к Тревельян и её собственного расписания. И как только леди Инквизитору удавалось спокойно спать, а не просыпаться в кошмарах от того, что она подвела всех и каждого.
На спокойном лице его появилась едкая усмешка и вновь пропала.
Никак.
Эльфы, заметив его появление, стали драться будто в два раза усерднее, с фанатичным блеском в глазах передавая весть дальше. Он пришёл к ним и находится среди них. Их предводитель тут и на их стороне, готовый защитить от всего. А значит, они должны показать, что им не всё равно. Что его цель и их цель тоже. Темноволосая фигура молодой эльфийки в зелёной одежде, усеянной бурыми пятнами, оказалась рядом с ним, опираясь на посох и переводя дух, пока выдалась секунда спокойствия рядом с их лидером. Он оглядел её с ног до головы, давая выбрать Нерии слова для того, чтобы начать этот неуместный в пылу битвы разговор.
- Мы почти выгнали их, учитель. Осталось совсем немного, большинство shemlen скоро будут готовы сдаться, - коротко и чётко сообщила она то, что он видел и так. Эльфийка переступила босыми ногами, мешая грязь с кровью и отходя туда, где будто бы было суше и чище. Удивительная брезгливость от той, которая с ног до головы была в крови тех, кто несколько лет назад звал её сестрой и делил кров и еду.
- Слишком медленно, - тихо и холодно ответил он, поднимая светлый взгляд к небу, где искрил разрыв и расправил крылья огромный дракон. Получившая свои знания обманов, ведьма неплохо справлялась с новой формой, представая уже не такой жалкой тенью величественных созданий, какой была в бою с питомцем Корифея. Он резко сжал кисть в кулак и разрыв на небе почти закрылся, шрамом оставаясь над головами двух армий, но убирая с поля боя всех обезумевших elgar. Пора было прекращать и без того затянувшийся бой.
«Она моя дочь, falon».
«Varas».
«Ты думаешь, ты мой единственный любимый ученик?»
Он был готов поклясться, что рядом раздался смех.
Чёрной тенью он бросился в сторону выхода, оказываясь недалеко от Тревельян и глухо рыча в её сторону, прогоняя рядом стоявших с ней. Шаг, ещё шаг, когтями роющий кровавую грязь. Алые глаза, все шесть, немигающие и смотрящие на тонкие фигурки быстрой крови. Он втянул носом воздух, чувствуя страх и скалясь. Бороться с тем, что им не по силам. Как это в их натуре. И как только не наскучило проигрывать, постоянно разбивая лбы и носы в драке за то, что придумали сами и считали Истиной в самом высоком её проявлении. Уж Тревельян-то должна была понимать, что мир совершенно не такой, каким его себе представляет Тедас.
Не было никакого Создателя, не за кого им умирать.
Был только он и его воля, создавшая Завесу, отделившую мир реальный от мира снов.
Это был его мир, он мог делать с ним всё, что считал нужным.
И с теми, кто населял этот мир, - тоже.
- Здравствуй, Эвелин, - перетёк он из одной формы в другую и тут же отправил каменную глыбу наверх, где над головами эльфов, людей и гномов летал дракон. - Забирай тех, кто ещё жив, и уходите из Скайхолда и гор, пока есть время. Это не просьба. Инквизиция достаточно времени провела в стенах моего замка. Глупо было полагать, что я не приду забрать своё.
Он повернулся к Тревельян, складывая руки за спиной и глядя на неё абсолютно спокойно. Словно и не кричали вокруг них от боли и отчаяния, словно не было вокруг никакого сражения, а только они двое. Они все находились в его владениях, в его полной власти и, стоило бы ему вновь сделать пас рукой, закованной в металлическую перчатку, как снова с неба на головы посыпались бы демоны, питающиеся болью, отчаянием и гневом. Теми эмоциями, которых во дворе Скайхолда было в достатке.
Но пока - пока! - он давал Тревельян шанс проявить каплю благоразумия и сдаться. Ему не нужна была её жизнь. Ему нужен был его замок и те тайны, что он хранил, пока его владелец спал.

+3

27

[indent]Плавящийся болью замок кричал голосами её людей, её эльфов, её гномов, васготов, её живностью с конюшен, бряцал её мечами и сталью доспехов из кузницы. Обгорал её книгами в библиотеке - подумать только, чтобы заполнить второй этаж ротонды книгами, потребовалось пять лет! А теперь эти пять лет будут уничтожены. Осыпется ли в пыль рисунок Соласа или он сам разрисует новые узоры поверх. Или он уже рисует? Вот этой кровью по вот этим камням, вот этой траве, вот этим лицам?!
[indent]Эвелин умирала, с каждым шагом прочь от главной башни. С каждым выстрелом, вскриком. Умирала всецело и дробясь на частицы других.
[indent]И когда вспыхнуло небо затягивающимся зеленым шрамом, когда демоны пошли туда, откуда прибыли, это не было победой - ни капли. Тут не было кому побеждать нападавших. Всё, что могла Инквизиция - отбиваться и бежать. И они отбивались и бежали. Вместе с огромной Высшей Драконицей - бежали. С прославленными героями - бежали.
[indent]Тревельян потеряла из виду Корнелиуса Сорана и лишь услышала как всколыхнуло потоки силы оборвавшимися плетьми уже не звучащих чар: когда-то Солас и Вивьен спорили о том, как лучше использовать натяжения нитей силы магии. Ощутила их, эти нити, Инквизитор лишь сейчас - когда вокруг было слишком много смерти. Оборвавшиеся чары - разорванные занавеси Тени.
[indent]Ещё кто-то умер.
[indent]Когда умирает маг, восстанавливается ли балланс взятых с той стороны сил, или здесь, в вещном мире, становится больше магии? Не до теории сейчас. Не до философии...

[indent]Окровавлено-чернющий зверь... (нет, то не кровь, то пылают алым и багровым множество глаз огромного волка) возникает из толпы почтительно прянувших в стороны эльфов и проходит сквозь опадающих к его лапам, мертвеющим рядам солдат. Уже не волк - эльф. Древний обманщик. Предатель. Убийца. Враг. Создатель этого жестокого мира. Владелец замка.
[indent]Эвелин надеялась, что ей никогда не доведется платить этот долг. Надеялась, что Скайхолд... Скайхолд...
[indent]Взметнувшиеся в небо камни, светящиеся пламенем глаза древнего - что-то уже может удивить больше?

[indent]Удивляет. Солас. Он ведь мог сейчас убить. Легко и просто - возведенная конструкция щита, пульсирующего плотным сгустком магии по тыльную сторону протеза Тревельян, была... слабой. Совершенно точно - слабой. Ужасный Волк мог её убить.
[indent]Эвелин, в первый миг, малодушно смотря ему в глаза, этого даже захотела. Приняла. Умереть - это ведь проще всего сейчас. Умереть и не видеть, что же может случиться дальше. Снять с себя всю ответственность. Откинуть терновые колодки бремени и долга. Перестать всё и сразу.
[indent]Но Волк предлагал им уходить.
[indent]Спокойно и тихо. И, в этот миг, мира за пределами этого пятачка земли не существовало. Эвелин разрывалась от боли и порыва перестать существовать:  бросившись с одним ударом на могущественного мага, или же жить, отступив; рачительный хозяин всего лишь пришел забрать свое и прогнать приживал.

[indent]- Мы уходим. Инквизиция уходит. - И сейчас было не до торжищ. Если бы Солас хотел - он бы поставил ультиматум ранее, предупредил. Если бы он был столь великодушен, чтобы дать Инквизиции уйти с его земли, забирая свои вещи, он бы дал время. Нет. Волк просто не стал доедать падаль.
[indent]И от этого - дважды указания на место, которым были они, Эвелин стало ещё хуже. Но магичка отыскала взглядом человеческое лицо и повысила голос, смотря на того солдата, имени которого не знала.
[indent]- Мы уходим.
[indent]Эвелин оглянулась на драконицу. Та услышит ли? Должна.

[indent]Сама Тревельян не чувствовала ничего - только сняла всякий щит, чувствуя как дрожит её рука и как тяжесть всего Скайхолда обвалилась ей на плечи. Ей не было что сказать Соласу. Не было чем выплюнуть в его лицо: Волк уже победил. В голове Тревельян - он победил. Вот сегодня. Сейчас.

До резерфордовского взрыва, о котором никто наверху не знал, оставалось всего с дюжина минут.

+2

28

Следующие две попали не так классно – хотя Сэра заметила, что лестничные стрелки дружненько заорали и ухватились за что попало. Не, ну просто нормальные латы надевать надо было, а сейчас держи эльфячий злоебанец стрелу в колено.
Вопрос: что делает полоумная эльфийка, катающаяся на драконе – который, казалось, позабыл о бедняге на собственном хребте и твердо решил показать всем, какого хрена не существует драконьих всадников – и которой полетела в лицо вся открывшаяся перед взором окружающая Скайход бездна?
Если кто-то решил что молится Андрасте, то он точно ничего не понимает в полоумных эльфийках.
Ма-а-а-а-а-ть её женщина! – восторженно матерно заорать не получилось только из-за оборвавшего крик ветра в лицо.
Таким опытным путем Сэра и Морриган на двоих изобрели неизвестные в этом мире американские горки, правда, без страховки. Но тут уже как. Суровый девятый век – все развлекались, как могли.

Стоит отдать солавским воинам должное – умных среди них нашлось раз-два и обчелся. Потрясающе верные существа оказались – видимо в таком дерьме жили, что бредни Фен'Харела показались им самой клевой на свете идеей. Если бы кто решил послушать Сэру, она бы ответственно заявила, что доверять тем, кто предал первый раз – не самая мудрая идея. Но кто будет прислушиваться к сумасбродке Сэре?
Ну и ладно. Сами виноваты.
Одного из убегающих она сняла хорошо – заметила, как он упал. Видимо либо насмерть, либо прекрасно серьезно попала. Эх, всех бы так.… Ибо нефиг трогать их прекрасную зверушку! Она, конечно, не Халани, с любовью матери-наседки к драконам, но за инквизиторских и Рыжих Дженни стреляет в упор.
Попала еще в одного. Вроде не насмерть, но когда пытаешься удержаться на буйном драконе – хрен будешь особенно приглядываться к бегущим фигуркам. 
Последние две стрелы улетели в «молоко», а ведь она только-только начала получать удовольствие. Сэра по-настоящему из-за этого огорчилась. Вот когда не надо – они вечно заканчиваются! Эх. Вот злые все – уйдет она от всех! К жрецам. Имперским. Они мужики просто – она тогда-точно о всяком нужном духовном думать будет, а не как обычно. 
Хотя…если там будут рыженькие, мечтательно задумалась о хорошем лучница, твердо решив ударяться в пучины самобичевания, тоски и воспоминанию о своих погибших ровно строго после конца этой бойни.
Вообще самоедство никому еще не приносило ничего хорошего, кроме язвы и ноющей памяти. 
- Все! Стрелы кончились! – очень печально крикнула драконице Сэра, надеясь, что та услышит.
И впервые в жизни пожалела, что не умеет в магию – сейчас бы поджарить во-о-он ту последнюю остроухую парочку, лихо улепывающую от заслуженной расправы. Хотя они тут все остроухие – что уж там. 
Теперь можно было спокойно (а ну не ржать там всяким ведьмам Диких степей так гаденько, она сказала!) наслаждаться поездкой и уже не дергаться – с появившимся на поле бойни Ужасным Волком никто даже слово «песец» произнести не успеет. А пушистый полярный лис давно был символом всего Тедаса. Если она переживет эту ночь, ей точно будет что рассказать потомкам.
Но если она что-то понимала в данных раскладах – им позволяли уйти.
Неужели у Лысого отсутствующая совесть проснулась?

+2

29

Инквизиция отступала. Однажды эта организация уже переживала свой конец, пока Эвелин не решилась реанимировать древний труп. Настал ли вновь её час?
Ведь таков был порядок вещей. Цивилизации карабкались к пику своего великолепия, чтобы пасть жертвами собственной гордости. Страны исчезли, пожранные кровопролитными войнами. Города строились, чтобы опустеть вследствие чудовищных эпидемий. Организации распадались. Крепости возводились, чтобы обратиться руинами - таков был закон мироздания, до Завесы или после неё, в Тени или в мире материи. И так будет продолжаться во веки веков, пока люди, эльфы, гномы и косситы не научатся тому, чему молчаливо учит их природа - балансу. И Эвелин, как оказалось, была неплохим уравновешиваюзим звеном, от чего и вызывала в Морриган признание и уважение вопреки контрастности их взглядов. А тот, кто тянет одеяло на себя, неизбежно грохнется с кровати, и Солас исключением не станет - в том Морриган была уверена. Оставался лишь один вопрос: так ли Фен'Харел ненавидит себя, что готов ещё раз вознестись на гору своих ошибок, дабы снова рухнуть вниз, в этот раз - насмерть, если судьба окажется милостлива? В любом случае, Морриган собиралась быть тому свидетельницей, а потом жить ещё много эр спустя, потихоньку познавая этот мир, открывая его секреты и подглядывая из-за вуали легенд за вознёй цивилизаций, пытающихся сожрать друг друга. А иногда и занимая место в первых рядах, как сейчас. Видимо, яблоко от яблони упало не так далеко, как того хотелось ведьме Диких земель, но Флемет не зря говорила,что уготовленной судьбы избежать - дело непростое. И Морриган, посвятившая этим гонкам десять лет своей короткой жизни, теперь понимала правдивость материнских слов: больше она не бежала, сломя голову. Теперь она приглашала свою судьбу на танец, в попытке возглавить то, чего не могла победить.

  Милая - и безумная - Сэра прекратила свою возню с луком на хребте огромного ящера, а её тоненький и почти комариный голосок коснулся драконьего слуха предупреждением о том, что всё когда-нибудь кончается - и стрелы в колчане тому не исключение. Но крылатое чудовище не придало этому особенного значения, потому что мистический хор служителей Митал разом оборвался в почтительное молчание, прерываемое лишь редким шёпотом молитвы.

  Он здесь.

  Резким змеиным движением драконица увернулась от взмывшего в воздух камня, оттолкнув его когтистыми лапами обратно на покинутое Инквизицией поле боя, где он превратит в пюре тех эльфов, кто не заметит его падения. А потом она зависла в воздухе над воющей крепостью и, сложив крылья, стала падать вниз. Двор Скайхолда, заваленный трупами, ринулся гигантской рептилии навстречу вместе с запахом гари, нагретого металла, железа, крови и пота под покорёженными доспехами бегущих. Среди этого праздника смерти выделялись лишь две фигуры: обтекаемый ласковыми потоками имматериума Солас и напротив него - Эвелин,  о невидимый щит погнутой, но не поломанной воли которой безрезультатно, но яростно бились тени отчаяния.

  Морриган ощутила, что момент наступил. Она уже не просто Стражница Митал, она держит в себе часть её божественности и силы. Возможно, это не Эвелин суждено покончить с Соласом? Возможно, для того нелюбимая мать и отдала дочери столь драгоценный дар, чтобы Морриган стала той, кто остановит безумие древнего сновидца? Чёрный дымок вырвался из широких ноздрей, пробирающий до мурашек рокот зародился в драконьей груди, наполняющейся длинным вдохом, чтобы в следующее мгновение вырваться из усыпанной клыками исполинской пасти ревущим потоком пламени, в котором исчезла высокая фигура Соласа. Чёрный пожар веером объял эльфийского колдуна, взвиваясь к светлеющему небу ревущим костром. Казалось он несётся нескончаемым потоком из пасти зависшего над землёй дракона. Если Фен'Харел не погнибнет, то ослабнуть, сопротивляясь силе смерти и разложения, должен, ведь так?
  Стену чернильного огня сдуло мощным порывом ветра - это аметистовый дракон ударил крыльями прямо перед приземлением и с грохотом встретил землю растопыренными когтями, чтобы исполинским стражем застыть прямо над Эвелин. Передние чешуйчатые лапы колоннами выросли по обе стороны Инквизитора, а высоко над её головой простиралась потолком жемчужно-перламутровая драконья грудь. Дракон пригнулся, мелко тряхнул аметистовой шкурой, словно стряхивая с себя блошку-Сэру, застрявшую между его роговых наростов и помогая ей съехать на землю. По возможности аккуратно, потому что Морриган ценила жизнь шебутной эльфийки. Именно Сэра научила Кирана "нормальным" детским шалостям и играм, даже если ценой тому были недовольные вопли орлейского гувернёра, которому кто-то в тапочки подкинул нажьи какашки. Киран бы очень грустил, случись что-то с его светловолосой подругой.

  Но взгляд дракона был направлен вперёд - вертикальная полоска зрачка, плавающая в расплавленном золоте радужки, смотрела туда, где среди оседающего пламени она ожидала увидеть скрюченный силуэт поверженного Соласа. Сначала драконий взгляд различил лишь потоки магии, покладистыми волнами омывающие что-то в центре энтропийного пожара. Присмиревшие и послушные, готовые повиноваться. Он... жив?
  Драконица затаила смертоносное дыхание, слушая тихий голос, несущий молитву Митал. Почему служители поют хвалебные мольбы своей небожительнице здесь, посреди битвы с Фен'Харелом? Ей уже было известно о связи Всематери с Ужасным Волком, но прежде лишь дважды ведьма слышала почтительные молитвы - и каждый раз это происходило в присутствии Флемет. Значит ли это, что старая карга здесь и решила потешить свой насмешливый взор картиной расправы?

  Вспышка белого света охватила исполинского ящера, и вскоре на его месте вновь стояла Морриган, сжимая в руке кривую корягу своего посоха - плечом к плечу с Эвелин. На руках и груди колдуньи кровоточили открытые раны, но она уже тянула остатки жизненных сил из окруживших их мёртвых тел - мрачным свинцовыми водоворотами они стекались к ней чтобы излечить от самых тяжёлых ранений. Золотой взгляд ведьмы был устремлён туда, где она ожидала увидеть Соласа - живого или мёртвого, но всё-таки задетого силой драконьего дыхания.

  Небо на востоке постепенно бледнело.
  Рассвет придёт, не так ли?
  Придёт ли он для Фен'Харела?

[icon]http://funkyimg.com/i/2RMVm.jpg[/icon][status]Death and destruction[/status]

+2

30

[indent]Этого не ждали. Отчаянно хотели многие - чуда, но не ждали - когда темная драконица взревела и выдохнула свое ужасное пламя вниз, во двор, узким потоком ровно на одного эльфа, водопадом огня и магии, казалось, мир застыл, вплавившись в стекло, как песок двора оплавлялся сейчас.
[indent]Эвелин вздрогнула и отшагнула. В её душе тоже забрезжила эта отчаянная надежда, но секунды текли, как выдыхающийся поток пламени, эльфы и люди Инквизиции, застыв по разные стороны моста, завороженно смотрели в густой дым, ставший столбом там, где только-только была воронка огня.
[indent]Магичка едва услышала когда драконица приземлилась, когда с неё спрыгнула легконогая Сэра, когда вместо дракона стала оборотень, тяжело вдавливая свой посох в старый камень под ногами.
[indent]Дым развеялся и центре выжженного пятачка земли, не обгорев ни на йоту, стоял Ужасный Волк.
[indent]И звенящая оголтелая тишина шока в один миг, как туго натянутая струна, лопнула. Люди брызнули прочь в ужасе, ведь чем это было для них - чудо, случившееся не для Инквизиции. Отвернувшийся Создатель и Невеста Его. Древнее эльфийское чудовище, ставшее на пути неотвратимой смерти, её поправ.
[indent]Ещё никто не выживал в пламени дракона.
[indent]Для эльфов, смотрящих сейчас на Соласа, тот был, кажется, всем.
[indent]Эвелин тоже дрогнула. Это не было её ужасом, это было пониманием чужого ужаса - если сейчас не отвести остатки людей, их никогда будет не собрать и не спасти. Страх угнездится в кости, останется чужим ликом за закрытыми веками, бесполезным пламенем станут вера и надежда.
[indent]- Отходим! - В криках ужаса бегущих солдат, надтреснутый, злой и усталый голос леди Тревельян почти потерялся. Эвелин обхватила за предплечье огорошенную Сэру, почти уволакивая её прочь от моста, бегом по нему, пока не зазвучали стрелы опомнившихся победителей; от нарушений всех законов мира, который проиграл Обманщику, от Морриган, которой тоже бы бежать, но упрямая ведьма свой хвост скорее проглотит, чем уйдет без ответов, от Скайхолда, что стал местом бойни.

+3


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Выбор из двух бед [4 Волноцвета, 9:45 ВД]