Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » До скорой встречи [14 Облачника, год 9:45]


До скорой встречи [14 Облачника, год 9:45]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://funkyimg.com/i/2LDgZ.jpg

До скорой встречи [14 Облачника, год 9:45]

Время суток и погода: утро, мягкая солнечная погода.
Место: Минратос, дом Регулуса.
Участники: Клара Морген, Морриган.
Аннотация: рано или поздно всегда приходится прощаться.

— Мы же с вами уже попрощались!
— Попрощались? Так давайте поздороваемся!..

К/ф "Служебный роман".

+1

2

Утро было таким ярким и солнечным, что Кларе с трудом верилось в то, что произошедшие накануне события были реальны. Но вместо пострадавшей от рук грабительницы Айлии, которой целитель велел отлеживаться ещё с неделю, утром ей помогал убирать волосы в причёску Регул, графин в гостиной никто так и не удосужился наполнить, и он стоял, всеми забытый, наполовину пустым, а охрана дома этим утром старалась произвести впечатление дисциплины и бдительности, как никогда раньше. Беседа, касавшаяся ночного вторжения, прошла относительно спокойно – то ли оттого, что капитан городской стражи не оказывал такого давления, как дознаватели архонта, то ли оттого, что Кларе придавал спокойствия подарок Регула, который, всё же, было непривычно ощущать на груди под тонкой тканью платья.
Ровно в той же мере было непривычно смотреть в глаза правде, открывшейся после ночного нападения и последовавшего за ней разговора. Мир на грани катастрофы, чужая страна, жестокие нравы, вы, двое – посреди этого. И неоткуда ждать помощи. Возможно, разумным решением было бы уехать куда-то на время и затаиться, раз неприятности сами липли к непутёвой некромантке.
Комнату, через которую ночная гостья проникла в дом, уже осмотрели – изначально там не оставалось ничего, кроме следов недолгой борьбы, но щепетильная прислуга уже успела прибраться там, когда Клара вошла внутрь, чтобы проведать свою птицу и наполнить её кормушку и поилку. Склонив голову, Селина внимательно поглядела на свою хозяйку.
- Какой кошмарррр! Кошмаррр! – заметила попугаиха. – А Селина – умница-крррррасавица!
- Не могу с тобой не согласиться, - ответила Клара. Оба утверждения птицы были более чем очевидны. Впрочем, первое утверждение могло относиться к клетке, которую было некому чистить, пока Айлия восстанавливалась после травмы. И Клара, не брезгливая в подобных вещах, решила сделать это сама – так будет быстрее, чем объяснять слуге, да и рутинная работа часто помогала ей отвлечься от невесёлых мыслей.
Закатав длинные, расшитые перламутром, рукава дорогого домашнего платья из легкой бежевой ткани, красивыми складками обрисовывавшего ничем не примечательный тощий силуэт, она подошла к окну и открыла его.

+1

3

Караван Инквизиции во главе с Лелианой сонно тронулся в утомительно-длинный обратный путь туда, где посреди исполинских заснеженных гор громоздилась твердыня Скайхолда. Всё необходимое было сделано: договор с Архонтом заключён, информация получена, но главное - Морриган заполучила то, что было нужно лично ей. И можно было бы раскинуться на подушках трясущейся кареты и с чувством выполненного долга доспать положенный часик-другой в дороге под цокот копыт и ржание лошадей. Но вместо этого ведьма немногословно предупредила Лелиану, что догонит отряд уже в дороге и, обернувшись здоровенным чёрным вороном, взмыла в чистое утреннее небо.

  Сколько лет она билась над тайной разбитого Алистером маграллена? Семь лет. Семь. Долгих. Лет. Искала, вынюхивала, подвергала себя смертельной опасности, дралась, карабкалась, перечитала тонны макулатуры, пересекла сотни километров по земле и по воздуху, ругалась с Алистером. И вот наконец дочь Флемет на огромный шаг приблизилась к своей цели. Чувство сладкого предвкушения распирало её грудь, но оно было не полным, потому что Морриган помнила - её путь к успеху мог быть гораздо дольше, если бы не маленькая серая морталитаси, которая семь лет назад не побоялась нарушить регламент своего ордена безо всякой надежды на награду, но напротив - под страхом сурового наказания. А может, унеси Титус с собой в могилу те ключевые крупицы информации, Морриган никогда не достигла такого прогресса. И Клара имела право получить хоят бы частичку от этой маленькой победы.

  Морриган нашла нужный дом сразу - спасибо Лелиане и её информаторам, - но Клару в окне на первый взгляд не опознала. Наверное, она всё ещё ожидала увидеть того самого взъерошенного воробышка, серого, с коричневой густой шевелюрой и моноклем. Но девушка, шарившая тонкой рукой в высокой клетке уже не походила на ту морталитаси, какой ведьма запомнила Клару. Птичье зрение улавливало гораздо больше цветов, но гораздо меньше контрастов, чем человеческое, обогащая мерцающий на утреннем цвете перламутр и молочную карамель клариных одежд. Волосы её уже не были похожи на пушистое гнездо, но собраны в аккуратную простую конструкцию. Лишь по отстранённо-равнодушному профилю и узеньким плечам Морриган узнала старую знакомую.

Тяжёлый ворон чёрной кляксой влетел в раскрытое окно, кончиками широких крыл подняв в комнате сквозняк, сделал круг вокруг люстры, сбросив какой-то бесформенный свёрток на обитое бархатом кресло, и грузно приземлился на широкий подоконник тёмного мрамора.
- КАРРРРР! - громко и прогоркло брякнула птица, прежде чем странно взъерошилась и задрожала. Могло бы показаться, что птичке стало плохо, если бы она не начала  увеличиваться в размерах и размыто деформироваться. Десяток секунд нелицеприятных, но благо плохо различимых эволюций, и на подоконнике сидела женщина. Волосы цвета воронова крыла, золотая радужка глаз - вот и всё, что напоминало о давешней птице.

- Здравствуй, Клара, - близоруко щурясь и привыкая к человеческому зрению, произнесла Морриган. Она, в отличие от Клары, совсем не изменилась. Всё та же отталкивающе-красивая женщина в старой выцветшей робе откровенного покроя, какие-то лоскуты и лохмотья, перья и странно котрастирующие с варварским нарядом большие украшения на ключицах. - Прости, что без приглашения, но нам так и не удалось даже поговорить после того как ты с твоим суженным вмешались в нашу битву. Безрассудный и совершенно дурацкий поступок, которого мне не понять... но за который я всё-таки благодарна.

  Морриган действительно всю жизнь ломала голову над теми, кто щедро и бесплатно оказывал окружающим помощь, хуже того - рисковал собственными жизнями. В народе таких людей принято называть героями. Морриган звала их дураками. Потому что они щедро растрачивали свои ресурсы: силы, благополучие, время - на других людей - и твердили, что это безвозмездно и бескорыстно. А потом, когда оказывается, что благодарности ждать не приходится,  они сидят с разбитыми сердцами над разбитыми корытами. И было бы разумным позволить им выучить этот жестокий урок, а не приходить с благодарностью, мотивируя их на новые подвиги. Но ведь всё равно эта порода с удовольствием гуляет по граблям и - опять - помогают, вкладывают душу, спасают, ввязываются в драки какие-то, рискуют положением...

- Я возвращаюсь в Ферелден и хотела попрощаться с тобой. Это тебе от меня, - женщина махнула рукой, указывая на пузатый свёрток, который скинула на кресло.

+1

4

Не ожидавшая визита вороны, Клара в растерянности отпрянула назад, упустив тот момент, когда хватают первый попавшийся устрашающий предмет и гонят нахальную птицу на улицу. С этой комнатой и этим окном явно было что-то не так – они привлекали нежданных гостей, словно тут было мёдом намазано. Наверняка тётка Альба поселила её здесь не просто так!
Солнечное утро разом потеряло свои краски. «Послание от Лелианы?» - невольно мелькнула мысль, когда ворона выронила из лап увесистый на вид свёрток. – «Что-то случилось? Что-то нехорошее!»
Но через пару мгновений Клара заметила, что ворона, приземлившаяся на подоконнике, ведёт себя как-то странно. Возможно, она больна? Или ноша оказалась слишком тяжелой даже для такой крупной представительницы своего пернатого семейства, и она попросту выбилась из сил и не сумела добраться до пункта назначения? Ну не в гости к Селине же она прилетела, право слово?
Сделав пару шагов навстречу, Клара осторожно, стараясь не напугать гостью резким движением, протянула руку к вороне, - а вернее, к оконной раме за ней, чтобы закрыть её, ведь так было бы легче помочь птице. В этот же миг Тень отозвалась знакомыми хаотическими потоками. Клара уже успела подзабыть это ощущение, некогда показавшееся ей очень необычным, однако, она не знала другого мага, на которого Тень реагировала бы подобным образом.
Опустившись на обитый мягким сукном подлокотник кресла, в которое приземлился свёрток, Клара с интересом и почти что детским восхищением наблюдала за трансформациями ведьмы. Вот это да! Получается, паук был не единственной её формой? Всё-таки, как много возможностей магии скрыто от тех, кто слепо следует указаниям Церкви, кто променял знания на относительную стабильность и безопасность.
Зрелище было своеобразным, кому-то оно могло показаться отталкивающим, но для некромантки, видевшей на своём веку тела во всяком состоянии, наблюдать подобный процесс преображения физической формы был чем-то вроде большой чести: этим практикам магов нигде не учили, такое мастерство приходит не за один год.
Сильнее удивляло другое – сам факт этого визита. Пожалуй, если бы за этим стояли интересы Инквизиции, то Лелиана нашла бы другой способ организовать общую встречу. А значит…
Впрочем, все эти чувства почти не нашли отражения на малоэмоциональном лице Клары и в её невыразительном голосе.
- Ничего не имею против подобных визитов без приглашений, - ответила она с еле заметной тёплой улыбкой, проглотив не самое вежливое «А в дракона ты превратиться можешь?!» – Обычно в этой стране незваные гости куда менее дружелюбны.
- Прррривет, крррррасавица! – захлопав крыльями, раскатисто произнесла Селина, встрепенувшись, когда заметила второго человека в комнате.
- Это Селина, - махнув рукой в сторону клетки, представила попугаиху Клара. – Селина, это Морриган.
Взъерошив гребешок, птица попыталась повторить имя ведьмы, пробуя на вкус раскатистое «р», но так и не смогла сложить слово целиком.
- Ну… - пожав плечами, на секунду замялась Клара, а после попыталась по привычке взъерошить копну волос на затылке, - если бы на вас напали не те же люди, что и на нас на прогулке, вам пришлось бы отдуваться самим. Это ведь очень невежливо – портить людям свидание криками «За Сегерон, предатель!»
Признаться, что она отметила одного из нападавших духовной меткой отчасти из чувства долга, Кларе, как правило, поступавшей исходя из личных интересов, и всегда отчетливо осознававшей, когда она отклонялась от этой линии поведения, было трудно. Однако, Морриган очень кстати перевела тему.
- Мне? – удивленно спросила некромантка, поднимая с кресла свёрток осторожно и бережно, словно нечаянно оторванную конечность своего подопечного из Великого Некрополя.
Он и впрямь был довольно увесистый для своих размеров и при этом добротно упакованный. Осторожно развязав верёвки и развернув ткань, Клара увидела старое, помутневшее круглое зеркальце в золотой оправе. Артефакт? Однако, от него не исходило никакой особенной энергии на первый взгляд.
Может быть, до вчерашнего вечера Клара не сумела бы понять смысл такого бесполезного подарка, но сейчас, когда на её шее, под дорогой тканью платья висел оплавившийся в последней битве легиона армейский медальон Регула с родовым именем и личным номером, она не могла не почувствовать – каким бы старым и бесполезным не выглядело это зеркальце, оно было очень значимым.
Аккуратно протерев помутневшее стекло нежной с изнанки тканью расшитого рукава, Клара вгляделась в свое расплывчатое отражение, а после, крепко прижав к груди зеркальце, подняла на Морриган серьезный взгляд:
- С-спасибо…

+1

5

Услышав имя "Селина", Морриган усмехнулась.
- Это не в честь Императрицы Орлейской, я понимаю? - C едва заметной улыбкой ведьма наблюдала как Клара распаковывает свой подарок. Это зеркало она смастерила по заказу ещё до того, как у неё с Кираном появились кристаллы связи. Тогда Морриган, ещё при орлейском дворе, попросила зеркальных дел мастера заменить обычную амальгамную стекляшку на фрагмент одного почти целиком утерянного элувиана, чтобы получилось вот это.

- Ты благодаришь меня, не зная за что, - Морриган покачала головой и подошла к креслу, на подлокотнике которого сидела некромантка. - Это не просто безделушка, это полезная вещь.

Женщина села в кресло и взяла из рук Клары зеркальце.

- Молви, друг, и я услышу, - она провела ладонью по мутной потрескавшейся поверхности и произнесла, - Falon.

  Зеркальную гладь словно подёрнуло дымкой, что-то туманное завихрилось под ведьмиными пальцами, и последние намёки на отражение исчезли. Falon - "друг" по-эльфийски было словом-ключом для когда-то целого элувиана. Морриган удалось восстановить часть его магических свойств. Совсем малую часть, и всё же это зеркальце помогало Кирану связываться с матерью в случае необходимости.

- Это фрагмент одного элувиана. Конечно, ни о каких перемещениях речи быть не может, - Морриган внимательно посмотрела на Клару, пытаясь понять, знает ли она о существовании "видящих стекол". - Но зато он может обеспечить одностороннюю связь. И если когда-нибудь ты окажешься в опасности или тебе срочно понадобится помощь, произнеси слово-ключ и я постараюсь прийти в кратчайшие сроки. Никому другому не говори ключа, он должен быть известен только тебе. И используй только в самых крайних случаях.

  Ведьма вернула активированное зеркало Кларе и некоторое время молчала, прежде чем продолжить:

- Не успел мир оклематься, как вновь наступают тёмные времена. Я не знаю, увидимся ли мы ещё когда-нибудь, потому что меня ожидает тяжёлая и опасная работа. Но благодаря твоей помощи семь лет назад, я почти достигла своей цели, Клара, и, возможно, у нас чуть больше шансов на успех с этим оружием в руках. Если когда-нибудь мы будем праздновать победу, знай - ты часть её. Если же я не доживу до этого момента, то зеркало просто перестанет отзываться на ключ, и ты всё поймёшь.

  Морриган чувствовала, что на душе у неё легчает после сказанного. Она откинулась на спинку кресла, остановив взгляд на запертом в клетке попугайчике.

- Что ты будешь делать дальше?

+1

6

- Falon, - повторила Клара, внимательно, с замиранием сердца, наблюдая за тем, как в мутном куске стекла просыпается поразительная древняя, тончайшая магия, на которую Тень откликалась особенным образом. И, возможно, их нынешний противник мог это чувствовать… - Я почти ничего не знаю об этой магии. Она удивительна!
Клара выслушала инструкции, не перебивая, хоть вещи, которые говорила ведьма, было трудно воспринимать спокойно. А слов, чтобы поддержать беседу, не находилось: ещё никто не говорил ей таких слов, да подарки ей дарили не так часто, чтобы относиться к ним как к должному. Несколько лет назад, когда драконолог по имени Халани в благодарность за экскурсию по криптам, где покоятся драконоборцы, подарила ей самодельное мыло на отваре из трав аптекарского огорода, Клара долго не могла пустить его в дело, несмотря на то, что любила такие вещи – было жаль растратить его, превратив в маленький обмылочек.

- Сейчас для нас самое разумное – залечь на дно. Или уехать куда-нибудь, - ответила Клара. – Здесь происходят странные вещи, и ни Регул, ни я, не сможем разобраться в этом в одиночку. Знаешь, как здесь иногда говорят? Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря.
Эти строки из сборника стихов местного поэта, вскоре после публикации, попавшего в опалу за инакомыслие, Клара слышала из уст брата Регула, когда попыталась узнать его мнение о текущем положении дел. Но его ответ оказался таким вот уклончивым – как и полагается политику.
- Регул никогда не видел снега, - стараясь скрыть смущение, возникшее вопреки тому, что Морриган первая открыла душу, сказала Клара, и поспешила развернуть свою мысль. – То есть, видел, как маги, владеющие школой холода, призывают вьюгу, но это же не настоящий снег – его не сравнить со сверкающими вершинами Морозных гор в Скайхолде или устланными белым полотном долинами Эмприз-дю-Лион. Как знать, может быть, у нас осталось не так много времени, чтобы побывать там… Но если Эвелин сумеет связаться со своим знакомым из Серых Стражей, то нам придётся сделать крюк через Андерфелс и внести немного ясности в слухи, касающиеся того, кого зовут Колдуном.
Клара замолчала, подбирая нужные слова, чтобы ободрить и Морриган, вернув ей дружескую поддержку и тепло. Это было непросто – несмотря на то, что эта женщина с пронзительно мудрым взглядом золотистых глаз, сидевшая перед ней, знала о мире намного больше, чем некоторые старшие чародеи, их общий враг владел ещё большими знаниями  и успел застать мир совершенно иным, и было бы глупо говорить слова, за которыми нет ничего, кроме слепой надежды. Потому что Морриган не стала бы бросать слова на ветер, и если зеркало однажды может замолчать, то это не пустые опасения…
- Послушай … - задумчиво потеребив рукав, сказала Клара. – Если вдруг дело пойдёт к тому, что зеркало навсегда замолчит - молви, друг. И я постараюсь помочь.
Может быть, в бою толку от маленькой морталитаси, которой вскоре ещё предстоит оставить Некрополь, будет и немного, но вскоре она получит доступ к знаниям, запрещённым на юге, и, возможно, даже обзаведётся полезными связями. Это малость, однако, порой одно рисовое зерно склоняет чашу весов.

+1

7

Так сложилось, что Морриган всегда было, что сказать и на всё-то у неё было сложившееся мнение, но это не значило, что она не умела ценить своевременного молчания. Клара смотрела на зеркальце, а ведьма смотрела на Клару.

- Даже долийцы мало знают о древней эльфийской магии, - наконец произнесла она, как-то по-новому изучая черты Клариного лица. Она словно старалась их запомнить. - Я знаю историю о долийке, которая уничтожила целый свой клан в погоне за секретами об элувианах. Знать - хорошо, но и опасно. Но это зеркало не должно принести тебе ничего дурного, - Морриган вспомнила Мерриль, и непроизвольно сравнила её с Кларой. Нет. Совсем другой случай. С Кларой такого скорее всего не случилось бы. - Хорошая поговорка. Про Орлей можно было бы сказать то же самое, - усмехнулась Морриган, вставая на ноги и пройдясь по комнате до стола с раскрытой клеткой.

- Мудрое решение, - одобрила женщина новости об отъезде Клары и Регула. Когда мир вокруг сходит с ума, а хаос потрясает фундамент настоенных обществом порядков, простые человеческие желания казались особенно ценными. Хватает героев, которые бросаются из огня да в полымя. Хватает разбитых жизней, истраченных на спасение неблагодарного человечества. Кто-то трезвый должен сохранить остатки рациональности и хотя бы на время пренебречь бардаком, который устроили в Тедасе люди, эльфы, гномы и кунари. Если бы  не патологическая жажда всё новых сил и знаний; если бы не шепчущие голоса прислужников Митал; если бы не сидящий на троне ненавистного Ферелдена Алистер, Морриган уже давно обосновалась бы вдали от человеческой глупости. Но когда-то она решила, что достаточно пожила в глуши, и настало время из безучастного зрителя превратиться в полноценного актёра этой пьесы с элементами абсурда. Не желая превращаться в собственную мать, Морриган хотела быть причастной.

- Если Регул никогда не видел снега, значит, он никогда не слышал настоящей тишины. Только зимой Дикие Земли Коркари замолкали в абсолютной тишине, укрытые толстым слоем поглощающего любой звук снега. Посреди зимы вы не услышите плача навлёкших на свои головы беды дураков. Мир как обычно выкарабкается за счёт чьих-то истраченных жизней, - то, что говорила Морриган совсем не вязалось с солнечным и тёплым днём, и всё же сейчас она словно наяву видела белоснежные горбатые сугробы, толстые стволы кривых деревьев, чёрные росчерки присыпанного снегом валежника. Покрасневшими от холода пальцами она собирает прошлогодний сухостой, чтобы принести его в пропахшую травами и дымом хижину...

  Тихое курлыканье попугая в клетке вытянуло Морриган из воспоминаний.
- Хорошо, - ведьма кивнула, глянув на Клару через покрытый вороньими перьями наплечник. - К тому же, кто знает, может, когда-нибудь мне вновь понадобится допросить мертвеца? В таком случае я точно знаю, к кому обратиться.

+1

8

А ведь Морриган была права. Здесь, на севере, даже самой глухой и беспросветной ночью были слышны голоса птиц и цикад. Постепенно к такому привыкаешь и перестаешь обращать внимание, но…
Но ведь Морриган была абсолютно права – не только в том, что, но и как она говорила об этом. Клара чувствовала, что за её словами есть что-то личное. Но такие воспоминания не стоит пытаться вынуть из человека клещами – то, что он уже открылся тебе, само по себе является знаком доверия. А в этом изменчивом, тревожном и опасном мире нет дара, который был бы выше него…
- Ты права. Он не заслужил света, - сказала Клара, задумчиво потеребив тонкую ткань рукава, - он заслужил покой.
Впрочем, кто из них, тех, кого коснулись бури Века Дракона, заслужил свет?

- Тогда знай, что в моём доме, где бы он на тот момент ни находился, ты будешь желанной гостьей, - ответила Клара, сдержанно улыбнувшись, хотя на душе у неё все равно было тревожно. Возможно, оттого, что это прощание было большим, чем сперва казалось, и за словами скрывались намного более важные вещи, чем то, что было озвучено. – Мертвецы не рассказывают сказок, но кому они нужны, когда морталитаси смогут заставить их сказать правду и ничего, кроме правды.
Соскользнув с подлокотника, Клара подошла к резному прикроватному столику, и, выдвинув ящик, достала оттуда маленькую шкатулку, крышку которой оплетало щупальцами мрачное хтоническое создание. Одно время в Неварре подобные поделки были в моде – считалось, что такое украшение отпугнёт воров. Внутри находилось массивное кольцо на женскую руку с крупным гладким рассветником в серебристой оправе, на котором был выгравирована ладонь, с которой срывается пламя. Это был герб её семьи и девиз – «Ярче солнца», взятым родоначальником – магом, одним из сторонников Каспара Великолепного. Сама Клара чаще носила его подвешенным на цепочку на шее, чем на руке – оно было великовато для её маленьких и тонких пальцев, но ведьме оно должно было прийтись в пору.
- Вот, - подойдя к Морриган, Клара протянула ей перстень в раскрытой ладони и смущённо улыбнулась. – Это малость, но… В Неварре герб Вальмонов не всегда может произвести нужное впечатление.
Селина захлопала крыльями в клетке – как показалось Кларе, с некоторым возмущением.
На перстень были наложены несложные, но крепкие защитные чары, окружающие барьером того, кто его носит, когда тот падает на землю или ловит удар под дых, и морталитаси не сомневалась, что Морриган их почувствует их присутствие. Когда между магами и храмовниками разгорелась война, этот перстень пару раз спасал Кларе жизнь, однако, желание подарить его было продиктовано не только гипотетической пользой для человека, которого впереди ждут опасности – ей хотелось, чтобы и у Морриган осталось что-то на память. Какая-то небольшая вещица, которую несложно взять с собой.
- И всё же, - Клара подняла взгляд и по-птичьему, внимательно, посмотрела в глаза ведьме, - я буду рада новой встрече.

+1

9

Ведьма через плечо посмотрела на приблизившуюся Клару сверху вниз, загоревшимся взглядом изучая предложенное ей кольцо в совсем узенькой и тонкой ладони. Украшение! Спустя столько лет Морриган не потеряла своей вороньей любви ко всему блестящему. Наоборот, эта женщина позволяла себе носить украшения - от мощных амулетов, до обыкновенных драгоценностей - словно на зло своей матери, которая много лет назад пыталась вытравить из Морриган любовь к пустой красоте.

- О, Клара, - ведьма восхищённо вздохнула, принимая кольцо и сиюсекундно примеряя его на безымянный палец. Литой рассветник с лиловыми прожилками поблескивал в утренних лучах солнца, и казалось, что объятая магическим пламенем длань в гравировке пылает взаправду. Любуясь подарком, Морриган выглядела донельзя довольной. - Прими мою благодарность. Я буду носить его с удовольствием, можешь быть уверена.

  Маленькая морталитаси и ведьма Диких Земель не так уж часто виделись, но уже с первой встречи стало абсолютно ясно, что их характеры и ценности ладно комбинировались в приятное и продуктивное партнёрство. Отважная, решительная, любознательная и рассудительная Клара нравилась Морриган, и в кои-то веки ведьма сожалела, что не успела провести с кем-то чуть больше времени.

- Я тоже, - ведьма напоследок коснулась щеки подруги кончиками пальцев - жест, который у нормального человека был бы равнозначен крепким объятиям. - Счастливого пути.

  Черноволосая женщина напротив Клары улыбнулась, прежде чем уже знакомые метаморфозы начали коверкать её тело. Опав на пол, съежившись и уменьшившись в размерах невнятным тёмным комком, Морриган вскоре предстала перед девушкой тяжёлым чёрным вороном, расправляющим крылья. Прогоркло гаркнув напоследок, птица вспорхнула на подоконник и вылетела в тёплое тевинтерское небо, чтобы догнать медленно ползущий в сторону дома караван. Ловя воздушные потоки, ведьма-оборотень ощущала необыкновенный подъём и необъяснимое чувство.

Они ещё обязательно встретятся.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » До скорой встречи [14 Облачника, год 9:45]