НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Танцы под дождём и по скалам [5 Облачника, 9:42]


Танцы под дождём и по скалам [5 Облачника, 9:42]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

--

Танцы под дождём и по скалам [5 Облачника, 9:42]

Время суток и погода: вечер, гремит гроза в горах
Место: Отроги Морозных Гор, спешно собранный лагерь
Участники: Каллен Резерфорд, Эвелин Тревельян
Аннотация: отгремел бал в Халамширале и Инквизиция возвращается в Скайхолд, обремененная новыми заботами. Но первая весенняя гроза застала отряды в горах. Никто не готовился и не планировал брать с собой много вещей для стоянки лагерем. Как теперь быть?

0

2

    - Нет-нет! Правее! Правее, я сказал! – орал Каллен на солдат перекрикивая раскаты грома.
    А громыхало славно. Свинцовые и чёрные тучи неслись к ним тяжеловесным неловким великаном, словно бы беспрестанно топающим и ломающим всё на своём пути, глубоким алхимическим котлом в котором вспыхивали магические искры способные превратить ночь в день. Благо ливень пока до них не добрался. Так, слегка и противно моросило. Куда большие неудобства доставлял поднявшийся ветер.
    Но скоро должно было грянуть.
    Генерал прекрасно это понимал и потому развёл в лагере ненормальную сбивающую с ног активность, сам уподобившись несущейся к ним грозе. Но конкретно в этот момент…
    - Чтоб вас, правее! Ещё! Ещё! – орал он на солдат переставлявших палатку Эвелин. - Стоп! Нет, теперь влево! Ещё!
    …он вызывал скорее улыбку.
    Хотя сам Каллен едва ли счёл бы этот момент смешным или хотя бы немного забавным. Много ли будет радости, если палатку леди Инквизитора снесёт прямо в самый разгар грозы? Да у них палатки-то были только потому, что генерал слегка перебдел. И сейчас он справедливо винил себя за то, что недостаточно перебдел, ибо палаток на всех не хватало.
    Но некоторые окружающие всё равно украдкой улыбались и жалели солдат. В конечном счёте несчастные, на которых орали, уже поставили палатку, и сама Тревельян успела её занять и даже немного обжить, в тот момент, когда появился генерал, заявил, что её установили слишком поспешно и криво и надо бы поправить. В итоге обитательница палатки в данный момент стояла рядом, наблюдала за процессом и была заботливо укрыта от дождя тем-самым красным плащом отделанным мехом, который Каллен пожаловал ей недолго думая и не вдаваясь в обсуждения.
    - Я бы не хотел, чтобы вы намочили голову и простыли, Инквизитор, - сказал он тогда и, возможно, это были его первые ласковые слова за весь день.
    Но в ситуации был и неявный плюс – пока Каллен бушевал у палатки Эвелин, остальные могли немного отдохнуть.
    - Да! Хорошо! Теперь закрепите её как следует. Один момент, Инквизитор, я проверю… - оставив свою подопечную наедине с собой и своими мыслями Каллен направился к палатке, ещё раз всё перепроверил и через минуту вернулся довольно улыбаясь. – Все свободны, все молодцы. Ну вот, теперь ты можешь войти внутрь...
    Плавность, с которой Резерфорду удалось перейти с формального «вы» на личное «ты» на этот раз вышло таким гладким, что его в пору было не заметить. А глаза до этого метавшие молнии довольно улыбались. При том казалось, что надвигающийся сумрак совершенно не затемнял их тёплого золотистого цвета. Взяв Эвелин за руку, он сопроводил её к входу в палатку и отодвинул полог пропуская в тёмное, немного сырое и холодное нутро.
    - Могло быть и лучше, но здесь ты будешь в безопасности. Теперь палатку точно не унесёт. Хотя лучше бы вовсе не встречать грозу в горах… - он недовольно покосился на небо. – Если нам повезёт она пройдёт мимо и ничего страшнее обычного дождя нас не ждёт. Во всяком случае нам не грозит свидание с центром грозы… Ты… надеюсь ты не успела замёрзнуть пока ждала? Я могу распорядиться принести тебе кипятка или тёплых одеял. Их немного, но, если попросишь – всё твои, - усмехнулся он. – Моё уж точно.

+2

3

[indent]Не смотря на набирающий силу ветер, Эвелин было тепло. Молодая женщина, пряча улыбку в густом львином воротнике, лучащимися от радости и еле сдерживаемого смеха, глазами смотрела на то, как Резерфорд строит бедных солдат,которые уже не рады, что отправились с ними в Халамширал.
[indent]Где-то чуть поодаль давился смехом (и Тревельян в этом не сомневалась!) Варрик, а Кассандра, должно быть, если уже оторвалась от подготовки палатки себе, Жозефине и Лелиане, уже разрывалась между желанием наблюдать это представление от генерала или же попытаться почитать книгу при свете костра. Непонятно было только, что там себе думает Дориан, но то можно будет спросить после...
[indent]Если, конечно же, отряд Инквизиции не снесет потоками воды с площадки, когда начнется гроза.
[indent]Здесь, в предгорьях Морозных Гор, между скал, еще попадались лужайки с дикотравьем и кустами, так что можно было расположиться относительно комфортно. Тревельян оглянулась - под навес одной из скал отвели стреноженных лошадей, а палатки ютились всюду по площадке.
[indent]- Мне кажется, палатка уже идеальна. Спасибо... генерал. - Стало даже стыдно, что солдаты, которым еще в дозор становиться и мокнуть под дождем, который вот-вот нагрянет, мучаются тут с колышками и узлами.

[indent]Наконец-то солдаты отступили и Резерфорд улыбался уже совершенно светло и легко. Только ей. Эвелин сильнее спрятала лицо в воротник, вдыхая специфически запах шерсти, а потом подошла. Над головой громыхнуло - молнию, рассекающую небо вдалеке. Отсюда не было видно.
[indent]Заглянув в палатку, ничем не отличающуюся от тех, что Эвелин уже видела и не раз, леди Инквизитор выровнялась, обернувшись к бывшему храмовнику.
[indent]- Всё превосходно. Я... не видела лучшего места для ночлега. - Немного слукавила молодая женщина. Скользнула взглядом за плечо чужчине, понимая, что невозможно никак попросить его остаться рядом, в одной палатке с Вестницей - весь лагерь, десятки любопытных глаз, никуда не денутся. Даже стыдно стало от таких мыслей.

[indent]- Нет-нет! Что ты! Твой плащ очень теплый... я... мне жарко, правда. - Тут уже лукавить не пришлось, пускай щеки пылали от стыда, а не от жары. [indent]И тут над головой небо до иссиня-белого, разворотило кустистой молнией и гром шваркнул так, будто раскололись небеса. Эвелин дернулась, едва пригнувшись.
[indent]Нервно засмеялась, пытаясь скрыть глупый страх. Воздух становился всё более тяжелым и душным, грозовой фронт приближался.
[indent]- Прости... это смешно и нелепо. Я умею вызывать молнии и боюсь грозы. - Магичка, с любопытством, всмотрелась в лицо генерала. - Ты... твою палатку подготовили? Всё хорошо?

+2

4

    «Создатель, как же она сейчас хороша,» - думал Каллен глядя на закутавшуюся в его плащ Эвелин. Её улыбающиеся глаза, лицо, обрамлённое густым мехом и растрёпанными ветром волосами, розовеющие щёки - всё это лучилось тёплым золотистым доселе невиданным светом. Генерал не был писцом, поэтом или художником, но всё же жившие в его душе чувства заставляли его смотреть на Эви так, как он раньше не смотрел ни на одну девушку и его обострившийся взгляд видел такие грани и оттенки её красоты, которые были сокрыты от глаз посторонних. К примеру большинство окружающих увидело бы лишь растрёпанную, поливаемую моросью леди Инквизитор. Пусть даже они нашли бы её привлекательной, особенно теперь, когда она так мило прятала улыбку и горящие щёки в меху, это всё-таки разительно отличалось от того, что видел Каллен. Правда не всегда это сакральное виденье было уместным. К примеру, сейчас ферелденец смутился и невольно отвёл глаза, что, безусловно, било по его мужественности делая похожим на обыкновенного влюблённого мальчишку. Так что собрав всю волю в кулак генерал приказал себе же успокоиться, а также пару раз жестоко себя упрекнул.
    Хотя от этого Эвелин хуже не стала.
    - Так уж и не видела? – усмехнулся Каллен. – Я могу на вскидку назвать пару десятков мест.
    Но, несмотря на ответ, ферелденец явно был польщён, а комплимент – засчитан.
    - Мне бы хотелось сделать твоё пребывание здесь максимально комфортным и безопасным, хотя для настоящего комфорта придаться добираться до Скайхолда… Но, если тебе что-то понадобиться, ты всегда можешь обратиться ко мне… Даже если тебе понадобиться что-то не относящиеся к комфорту… кхм… Словом, если что я к твоим услугам, просто попроси.
    Смущения должны были добавить и смотревшие в их сторону глаза, но правда была в том, что в данный момент Каллен их не замечал. Вспомнить об окружении его заставила молния, напугавшая Эвелин. И вынудившая его сожалеть о том, что с грозой он ничего не мог поделать.
    - Ну, не так уж это смешно и нелепо, - улыбнулся ферелденец невольно припомнив один из своих крайне смешных и нелепых страхов. Пожалуй, в этом он её хорошо понимал. Что же до палатки... – Палатка мне сегодня не понадобиться. Как только разберёмся с лагерем и наступит ночь – встану в караул, а утром продолжим путь. Так что ты впрямь можешь обратиться ко мне в любое время. Я буду во-он в той стороне, - Каллен взмахом указал на восточную часть лагеря. – Вон у того камня.
    Вновь полыхнула молния, бросая на окружающий ландшафт резкие тени, но так кстати освещая то место, на которое указывал генерал.
    - У нас после бала не выдалось возможности спокойно поговорить, - внезапно прибавил он чуть погодя. – А сейчас у нас есть время так что… Ты не против, если я осмотрю твою палатку ещё и изнутри?... Но если ты устала, мы можем поговорить в другой раз, - правил он. – Дорога сегодня выдалась трудной, так что я всё пойму.

+2

5

[indent]"Просто попроси..." - В этих словах, кажется, не было никакого лишнего подтекста, но Эвелин хотелось думать, что он там был. Ей хотелось цепляться за слова и вспоминать ночь бала в Халамширале. Финал совершенно тяжелой и неприятной ночи, который будто сгладил всё, всё оправдал и заставил всех простить.
[indent]Но уходить в свои мысли получилось совершенно ненадолго: леди Тревельян едва не задохнулась от возмущения, услышав то, что услышала.
[indent]- Постой, Каллен, это не правильно. Ты был в дороге всё это время и твой караул не может длиться до утра. Максимум - несколько часов, но даже в таком случае - я, послушай, решительно против. - Впервые хотелось приказать и потребовать. Заходящаяся, вот-вот грозившая лопнуть, как рыбный пузырь, гроза, исторгая из себя потоки холодной воды, была совершенно не подходящим временем для любого караула. Тем более - командорского.

[indent]Эвелин зыркнула в сторону камней на восточной стороне площадки, испытывая сложные смешанные чувства - сейчас, когда ударила еще одна молния, а гром загрохотал так неистово, магичка была бы не против, чтобы та часть площадки отвалилась куда-то, лишь бы Каллену не досталось места, где следует караулить... и совершенно внезапное предложение Резерфорда оказалось куда более оглушительным, чем гром.
[indent]Леди Инквизитор крепко стиснула пальцы на краях мехового воротника, сдерживая волнение, а после медленно кивнула. Подумала, что это выглядит ужасно и кивнула еще раз, выдыхая: "Да, конечно!"
[indent]"О, Создатель!" - Мысленно ударив ладонью себя по лицу, выдохнула.
[indent]- То есть... конечно же, да, Каллен, я буду рада, и не устала и... - "Создатель... почему-я-так-невыносимо-глупа!?"

[indent]Хотелось провалиться под землю, но вместо этого Эвелин локтем подбила край полога и отступила в палатку, обмирая от стыда.
[indent]Походные палатки были не такими уж и просторными. Грубо говоря, они вообще не были предназначены для того, чтобы двое людей тут пытались устроиться, абсолютно не касаясь друг друга, а Каллен, кажется, забираясь следом, еще и прижал край собственного плаща, невольно вынуждая магичку замереть, не успев забиться в дальний угол.
[indent]Молодая женщина хотела вскинуть руку, зажигая магический огонек, но потом вспомнила как много людей сейчас снаружи и замерла.

[indent]Небо вновь рассекло вспышкой, даже сквозь плотную ткань стало почти светло-серым все вокруг и Тревельян прекрасно рассмотрела лицо Резерфорда.
[indent]"Мне кажется, я тебя люблю... нет... я в тебя влюблена... нет... убей меня дракон, я никогда этого не произнесу! Не хватит духу! Дайте лучше сто ферелденских морозниц, но не..." - Мысли окончательно сбивали с толку. Эвелин прикусила изнутри щеку, лишь это отрезвило.
[indent][indent]- Каллен, держи, твой плащ... - Пытаясь и выпутаться из него, и протянуть генералу одновременно. Получалось жалко.

[indent]И тут небо разродилось ливнем, ударившим сразу, будто водопадом. По палатке, прижимая ее немного вниз, оглушительно забарабанили капли.

+3

6

    В ответ на её возмущение Каллен лишь шире улыбнулся. Даже в порыве праведного гнева Эви не теряла своего очарования. Впрочем, генерал не долго улыбался, вовремя подловив себя на этой самой улыбке и поняв, что её могут не верно истолковать он поспешил дать ответ, хотя голос его продолжал звучать весело.
    - Солдаты которым выпало караулить сегодня ночью – тоже были в дороге. И едва ли гроза для них будет приемлемее чем для меня… Не волнуйся, я буду в порядке. Когда я служил в Ордене мне не редко выпадали ночные дежурства, так что у меня богатый опыт борьбы с зевотой, - усмехнулся Каллен. - К тому же мне будет спокойнее, если я смогу иногда обходить лагерь и проверять всё ли в порядке. Я ведь всё равно не смогу спокойно спать в такую погоду… Да и палатку я свою уже отдал, так что… Но, хорошо, если ты настаиваешь я посплю пару часов утром возле лошадей с теми, кому не досталось палатки, - прибавил он, поддавшись суровому взгляду Инквизитора.
    А потом они залезли в палатку. Точнее до этого он совершенно смутил Эвелин, чего совершенно не планировалось, а уже потом они полезли в палатку. Что заставило Каллена ощутить укол вины, за то, что он поставил любимую девушку в столь неудобное положение… и ещё это могло быть важно для некоторых окружающих. Право орлесианцы оценили бы всю неоднозначность ситуации, их общее смущение и дальнейшие действия. Но Каллен был ферелденцем, а потому всё получилось так неловко как получилось…
    Нырнув в тесное и давящее нутро палатки в след за Эвелин он нечаянно наступил на край своего плаща, не заметил этого, развернулся и зашнуровал вход, превращая полумрак в просто мрак. Густой, интимный, давящий и непроглядный мрак… Вскоре ему начало казаться, что здесь нечем дышать, но он старался гнать от себя подобные мысли. И лучшим способом было сосредоточиться на Эвелин которая внезапно решила вернуть ему плащ, но лишь больше в нём запуталась. К несчастью он не мог разглядеть этой очаровательной картины, иначе непременно сравнил бы её с запутавшейся в силках птицей.
    - Погоди, давай я сам это сниму…
    Пока глаза не успели привыкнуть к темноте, - а редкие вспышки молнии не только не девали достаточно устойчивого освещения, чтобы разобрать что и где, но и мешали глазам привыкнуть, слепя каждый раз, - он попытался на ощупь понять, что же так мешает плащу вернуться к своему хозяину и лишь изредка едва-едва пробирающийся внутрь свет позволял ему разглядеть какой-то силуэт. К несчастью нехватка освещения сыграла с ними нехорошую шутку и очень скоро влюблённые треснулись друг об друга лбами. Или по крайней мере Каллену показалось, что это был лоб. Во всяком случае там были волосы… или это шерсть отделки?
    - Создатель! Ты в порядке?
    Он осторожно нащупал обтянутыми кожей перчатками щёки Эвелин и осторожно коснулся её лба.
    - Очень больно? Куда я тебя ударил?
    На этот раз молния не осветила его лица, но по толу было отчётливо слышно, что ему стыдно за случившееся.

+2

7

[indent]Слишком много мешающихся деталей. Слишком. И чужие руки. Нет, точно следовало зажечь магический огонек, но уже было поздно - уже, в давящем мерном звучании весеннего ливня и грохочущих раскатах грома, мир сузился до небольшой палатки, в которой можно запутаться и...
[indent]- Ауч... - Удар лбом о лоб со всей дури был именно таким, каким должен быть - сильным, до звездочек из глаз. В сочетании с грозой снаружи, странно, что леди Тревельян не стала прекрасно видеть в темноте.
[indent]- Н-нет, всё в порядке, Каллен... - Пальцы мужчины в перчатках уже ощупывали пылающие щеки и лоб Эвелин.
[indent]Молодая женщина сглотнула: - Каллен... нет, уже лоб не болит... - Вдох-выдох, признание себя дурищей, не умеющей пользоваться моментом.
[indent]- В детстве, когда я больно ударялась, мама или нянечка целовала ушибленное место. А тебе... тебе больно? - Пальцы немного вздрагивали, но Вестница стаскивала с рук перчатки - едва-едва полыхнуло флюоресцентно-зеленым от Метки на левой ладони. Перчатки отправились на лежанку, а чужой плащ все еще держался на плечах, зацепившись фибулой за фибулу плаща женщины.

[indent]"Создатель... спасибо тебе за эту грозу!" - Подняв руки, Инквизитор осторожно коснулась ладонями лица Резерфорда в темноте. Улыбнулась, чувствуя дурацкую щекотку волнения в солнечном сплетении.
[indent]- Сэр Резерфорд... знаешь... как твой... командир, я не прошу, а приказываю. Хоть несколько часов отдохнуть. Здесь... - "Драконово пламя! Я сказала здесь?!" - Эвелин вздрогнула, качнула головой...
[indent] - В смысле... тебе нужно отдохнуть и я приказываю отдыхать. Понимаешь? Мне очень важно, чтобы ты не переутомляться... переутомлялся. Ты слишком бледный в последние дни. - Тревельян уже знала, что Резерфорд прекратил прием лириума. И это было очень страшно. И очень важно - не давать ему сейчас вскочить обратно в то безумие.

+2

8

    Когда Эвелин сказала, что она в порядке Каллен еда слышно выдохнул, хотя всё равно продолжал чувствовать себя ответственным за случившееся. Ему следовало быть осторожнее, попросить её не вертеться, предложить оставить плащ себе… видеть в темноте. Словом, он был виноват. И… возможно у этого резкого не отпускающего укола вины был ещё и другой корень… Мысль о том, что он мог случайно причинить ей вред была такой… страшной.
    Хотя сейчас этот потаённый корень им не осознавался. Ему просто было стыдно.
    Повернув ладонь, он осторожно приложил латную часть перчатки ко лбу магессы и та отчётливо ощутила бодрящую прохладу метала на всей поверхности лба. Он не был уверен куда именно пришёлся удар, так что подержал руку в разных местах, надеясь, что угадал хоть с одним.
    - Нет. Я в полном порядке, - заверил её Каллен.
    Благо высокий болевой порог бывшего храмовника не позволял этой фразе превратиться в ложь. Право, такая мелочь. А вот Эвелин явно была чувствительнее, несмотря на всю её силу… «…мама или нянечка целовала ушибленное место,» - повторил он мысленно, словно размышляя над словами. Хотя на деле это больше походило на руководство к действию, чем на ребус.
    Тем более он не мог не слышать её тяжёлого дыхания, вызванного смущением и это её настроение, легко находило отклик в его душе.
    Чуть помедлив он убрал со лба нагревшийся металл, она же тем временем сняла с рук перчатки и в слабом свете метки сразу стала видна причина всех их неудобств.
    - Вот оно, - опустив ладонь он легко отцепил плащ и тот плавно соскользнул с покатых женских плеч. Тихий шелест ткани потонул в барабанящем над головой ливне.
    Видимо он не зря всех подгонял, если бы не это, они бы не успели разбить лагерь. Впрочем, сейчас эта мелочь не имела никакого значения, казалось дождь стёр с лица Тедаса весь остальной мир, оставив лишь их двоих и эту палатку. Больше не было ни лагеря, ни других людей, ни Корифея, не было больше всего этого мира и всех связанных с ним проблем. И пусть Каллен задыхался в этой тесноте, пусть она жала и давила его, он ни на что бы не променял эти мгновения вдвоём, эти прохладные пальцы, нежно коснувшиеся его горячего лица, этот тёплый запах женщины… её запах. Он был лучше самого дорогого орлейского парфюма.
    А потом она прямым текстом приказала ему остаться здесь.
    Потом изменила формулировку.
    Но слово не птица, так что он всё равно понял, что было у неё на уме. Признаться, у него было то же самое…
    Мгновение испортило только беспокойство, которое он разглядел на лице Эвелин в слабом зелёном свете и её последняя фраза. Каллен вновь догадался, что именно её беспокоит.
    - Я понял вас, Инквизитор, - негромко отозвался генерал, но в его голосе определённо не было ни одной негативной эмоции.
    Они немного помолчали в темноте.
    Потом Каллен подался вперёд и поцеловал её в ударенный лобик. Поцелуй вышел куда более долгим чем те, что дарили Эвелин мама и нянечка, даже более долгим, чем хотел сам Каллен. «В бездну всё,» - подумал он, отрываясь от её лба и целуя уже в губы. Долго, пылко и страстно.
    - Не волнуйся за меня, - выдохнул он, разорвав поцелуй. – Я буду в порядке. Я сделаю всё возможное для этого. Я должен. Особенно теперь. Ради Инквизиции. Ради тебя...
    Его горячее и влажное дыхание опускалось прямо на её лицо и шею.

+2

9

[indent]Металл к коже был мало приятен - Тревельян не носила доспехов, как бы Каллен и другие советники не настаивали. Никак не могла себя заставить: доспехи для магички, почти три года бывшей в бегах, всегда ассоциировались с храмовниками. Но сейчас и здесь. Нет - давно - некоторые люди, некоторые храмовники изменили всё представление о тех, кто скрывается в доспехах.
[indent][indent]И металл, и правда, холодил горячий лоб и щеки. Будто так нужно было, чтобы протрезветь.
[indent]И оставаться трезвой не получалось: тяжелый плащ с меховым огромным воротником соскользнул с плеч и сразу стало намного холоднее. На долгий миг, пока Резерфорд признал, что всё ему понятно.
[indent]Всё ли?
[indent]Но сомнениям уже не было места - долгие мгновения давящей тишины бездействия сменились дыханием, коснувшимся лба магички.
[indent]У Каллена удивительно мягкие прохладные губы. Да, это прикосновение ко лбу было куда приятнее, чем касание металла и даже - губ родительницы в детстве...

[indent]Эвелин не могла отпустить ладони от чужих висков, только левую держала чуть наизлёт - боялась, что ранит, боялась, что Метка, пусть сейчас тусклая, просвечивающая сквозь кожу и тонкие линии на ладони, может ожечь и ранить. Метка - благословение и проклятие. Без Метки Эвелин не выжила бы, не встретила Каллена, не...
[indent]Долгий-долгий поцелуй, настоящий, на который невозможно не ответить. Которого так ждала, что даже боялась себе признаться.
[indent]И пальцы сжимаются у корней густых, вскудрявившихся от влаги светлых волос мужчины.

[indent]И становится так легко и счастливо, что леди Тревельян верит полностью и навсегда в то, что Резерфорд сможет. Сможет пережить нереальное - отказ от лириума. Он такой сильный, смелый, добрый, красивый. И он здесь, в палатке под весенней грозой, рядом.
[indent]Теперь Инквизитор сама касается чужих губ, смелея и подаваясь вперед.
[indent]Разве Вестнице Андрасте нельзя любить? Разве Андрасте была девственницей?

[indent]Теперь жарко. Пылающе жарко и Тревельян не может перестать гореть, будто демон гнева. Не может и не хочет. Ей ведь не нужен больше никто. Не нужно больше ничто.
[indent]Они все устали. Бесконечно устали от смерти, страха и войны.
[indent]Ведь можно же? Можно просто любить?
[indent]Можно?
[indent]Губы у Резерфорда мягкие, а лицо колючее - щетина после долгого перехода - это нормально. Эвелин бесконечно любит эту темноту, эти касания, этого мужчину. Никак только не может решиться признаться в этом.
[indent]Признается - беззвучно, перебирая губами чужие губы, касаясь языком языка.

[indent]Палатка - идеальное место. Прекрасное место и здесь совершенно не холодно. Не Вестнице, не сейчас. Только бы Резерфорд крепко держал ее в своих руках. Только бы это никогда не закончилось.
[indent]Гром разрывается прямо над головой, но это не страшно.
[indent]Эвелин даже не чувствует как под ногами становится сыро, не слышит ругань за грозой снаружи: хлынувшие сверху потоки воды подтапливают палаточный, наспех собранный лагерь - это первая весенняя гроза и она не собирается ни с кем церемониться.

[indent]Сердце готово выпрыгнуть из груди, но тут, почти рядом, звучит встревоженный голос солдата: "Кхэм... Тонем! Ваши командиршества...." - И хочется горько рассмеяться: женщина судорожно, крепко, цепляется за плечи Резерфорда. Так мало... так много бесконечно прекрасных мгновений.

+2

10

    Это было не в том месте. Это было не в то время. И этому совершенно нельзя было противостоять.
    Когда тебя целует вот так любимая женщина, когда ты чувствуешь всё её желание, её отчаянную жажду человеческого тепла, разве можно сказать нет? Разве можно не вспыхнуть в ответ? Всё происходило настолько легко и просто, что невольно начинаешь задаваться вопросом – почему этого не случилось раньше? Что могло им помешать? Неужели это могло случиться только в тесной тёмной палатке во время грозы?
    А ведь причина была – он пока так и не справился с лириумной зависимостью. Что если ему это так и не удастся? Ему становилось всё хуже и хуже… что будет с ней, если он не сможет?... Но сейчас и здесь это казалось таким глупым. Эвелин наполняла его такой силой, такой уверенностью, что все эти страхи казались такими мелкими и ничтожными. Конечно же он справиться. Разве он не сможет сделать это ради неё? Разве он не сможет стерпеть боль? Он ведь не канцелярская крыса. Даже тогда, в Круге… если уж он справился с демонами тогда, что ему за дело до какого-то лириума?
    Их тела так легко и естественно переплелись. Руки скользили по телу пытаясь ласкать сквозь толстую тёплую одежду. Он крепче сжал её в своих объятьях и как раз в этот миг… Голос солдата прозвучал словно из другой реальности. Да, Каллен и не сразу сообразил, что весь остальной мир не его выдумка и процесс осознания этого факта едва ли можно было назвать приятным. Руки Эвелин вцепились в его плечи, она словно пыталась сказать «не уходи», а он всё никак не мог придумать что бы ответить. «Тонем? - повторил он про себя. – Что значит…»
    - Да чтоб вас!
    Палатку Эвелин заливало. Видимо заливало и все остальные. И… что б их! Почему они не могли разобраться с этим сами!? Генерал ощутил, что его начинает распирать не шуточный гнев.
    - Я… Прости. Мне… мне нужно идти, - и вновь прозвучавший в темноте голос и лицо, освещённое меткой, сказали больше, чем слова.
    Выпустив Эвелин из своих объятий, неохотно выпутавшись из плена её рук он расшнуровал вход в палатку и вышел под проливной ливень так и оставив внутри тёплый плащ. Право, в свете случившегося думать о нём было некогда. Благо хоть тяжёлые капли дождя заново уложили его волосы, иначе он не сразу бы додумался поправить всклокоченные чужими пальцами волосы.
    Едва выбравшись наружу Каллен принялся криком раздавать приказы (иначе в такую погоду его бы не расслышали), разводить бурную активность и быстро разбираться с проблемой потопа.

+2

11

[indent]Эвелин долгую-долгую минуту стояла одна. Остывала. Выдыхала и чувствовала будто сердце возвращается на место - перестает грохотать где-то под языком, ровно в клетке рёбер его место. Покойно и ровно должно биться, ведь смерть не должна коснуться леди Инквизитора, пока она не выполнит свой долг.
[indent]Это всё случилось будто в назидание - забыла, кто она, забыла, кто Он и рухнул ливень на головы всем, заливая площадку с весенней травой между камней. Будто бы в наказание... будто бы.
[indent]"Нет."
[indent]Приложив ладони к щекам, вдохнув и выдохнув, ощутив, что, и правда, сапожки стоят не на сухом, застеленном плотной тканью, помосте, а будто бы в жижице, магичка от души выругалась, раз никто не слышал, а потом подхватила и повесила на крюк опорного внутреннего столбика свой и чужой плащ, поспешно скатала лежак и положила наверх него и походного сундука свои сумки. Достала посох и мрачно улыбнулась.
[indent]Эвелин Тревельян хотела бы не спать сегодня по совершенно другой причине. Но кто ее спрашивает, в конце-то концов?!

[indent]Накинув на голову капюшон возвращенного на место темно-серого плаща, натянув перчатки, маг откинула полог палатки, вышла и огляделась. У нее было несколько идей как изменить бедственное положение дел. Но для этого требовалось заручиться поддержкой еще парочки магов. Найдя коллег по "проклятому дару, Эвелин, стараясь не отвлекаться на воюющего с сонными и усталыми солдатами Каллена, кратко обрисовала свой план коллегам: "Всё просто. Нам ведь доводилось восстанавливать мосты и разбирать завалы или же, наоборот, заколачивать дыры на всяких опасных проходах? Здесь нужно всего лишь выворотить самые ненужные камни и перегородить дорогу потокам воды от тропы."

[indent]Сказать было проще, чем сделать. На возню с непокорными камнями, водой и ветром ушло около часа. Помогали и простые люди и нелюди. Тревельян было уже жарко, хотя одежда липла к телу не от жара, а от косых струй ливня: гроза, прежде несущаяся быстро, будто зацепилась жирными тучами за вершины Морозных Гор и вся намеревалась излиться тут.
[indent]А потому мокрым было всё. И все. Только лошади, кое-как прикрытые навесной скалой, удивленно и сонно смотрели на суетящихся двуногих.

[indent]Когда черед магов дошел до просушки палаток, Тревельян намеренно оставила свою напоследок, намереваясь высушить ее сама, а потом просто рухнуть на лежанку и не вставать до утра, но, проходя мимо мужчин, что грелись у магически поддерживаемого костра, прикрытого углом скалы (а в грозу это было зрелищем, воистину, волшебным и странным), Инквизитор замешкалась и кашлянула.
[indent]- Командор Резерфорд, сэр... кажется, вам не помешает отвар из эльфийского корня. - Она могла его оставить. Могла удержать свою гордость там, где ей подобало бы быть. Но Эвелин, по правде говоря, этого не хотела. Ей хотелось вернуться туда, в палатку... еще не раскисшую от воды. В прошлое.
[indent]Но есть лишь "сейчас", где вымокшие под ливнем люди прячутся по палаткам, набиваясь по трое-четверо, чтобы уже перестать мерзнуть под дождем. И Каллен тоже должен был. Наверное. Так почему бы не вернуться туда, где есть место? Для него - всегда.

+2

12

    С той ситуацией в которой они оказались простой человек мог сделать очень немного. Такое уж оно дело – ставишь палатки в грозу? Будь готов к мокрому полу! Грустная правда жизни. Но Редерфорд относился к тому типу личности, который не привык так просто сдаваться и при необходимости взялся бы воевать даже с ветром.
    Он перебивал в голове идеи, гонял по лагерю солдат и всё никак не мог поверить в безысходность мокрого бытия. Однако смышлёная Эвелин нашла решение куда быстрее. Собрав магов, она принялась выстраивать в ряд камни отводя катящиеся с гор потоки в сторону от палаток. Увидев это впервые и поняв, что она задумала Каллен улыбнулся, хотя похоже было на то, что он проиграл в этом раунде…
    - Быстрее, помогите магам с камнями! – немедля поддержал инициативу генерал. – И осторожнее с ними – не уроните себе на ногу и не надорвитесь.
    Не собираясь оставаться в стороне, он так же присоединился к действу и вскоре заслон был сооружён, а маги отправились сушить палатки. Тут уже ферелденец вмешиваться не стал – дело и так будет прекрасно улажено без его участия. Вместо этого он отправился к скале, но не сколько к магическому огню – хотя столпившаяся возле него группа солдат была совсем рядом, а к широкому плоскому камню, выполнявшему роль скамейки.
    После работы Каллену хотелось немного перевести дух, а уже потом заступить на приближающееся дежурство. Конечно Эвелин настояла на том, чтобы он отдохнул пару часов, да он и сам ощущал, как усталость начинает брать верх (вопреки тому, что мокрая одежда и ветер здорово бодрили) и уже собирался попросить разбудить его через пару часов, когда возникла Эвелин.
    - Не волнуйтесь Инквизитор, я буду в порядке, - особо не задумываясь ответил генерал.
    Конечно можно было ещё просушить одежду, но учитывая предстоящее дежурство под дождём Каллен не видел в этом особого смысла.
    - Здесь не очень холодно, тем более возле костра. Спасибо за него магам. И вам за помощь с потопом. Солдаты обязаны вам сухими палатками, а в походе это не мало. Боюсь сами мы бы не справились… Кхм…
    Внезапно он прервался и глянул в сторону солдат. Те, кончено же, делали вид, что не грели уши о командирские разговоры, но не могли же они проигнорировать Инквизитора! Но большинство приветствовало её молча: поклоном и прижиманием правой руки к сердцу, – такой привычный жест которые Тревельян должна была видеть уже много-много раз.
    - Да, ваша честь, - осмелилась подать голос лишь одна солдатка и то, смутилась услышав собственный голос. – Мы все вам очень благодарны.
    В остальном они как будто бы не вмешивались и занимались чем-то своим, но разговоров почти не вели. Это их и выдавало. Каллен вздохнул, потёр шею и подошёл ближе к Эвелин, взял её за руку и потянул на себя.
    - Вы стоите под дождём, - заметил он с полуулыбкой и плавно отстранился, хотя в результате всех этих не хитрых манипуляций дистанция между ними заметно сократилась. – А как ваша палатка? Её уже высушили? Может вам что-то нужно?... И… нам ведь так и не удалось поговорить, - прибавил он шёпотом, дабы его могла услышать только Эви.
    Ну и, может быть, один эльф-разведчик у костра. Ох уж эти эльфийские уши.

Отредактировано Каллен Резерфорд (2018-10-28 02:53:47)

+2

13

[indent]Каллен снова отказывал и будто бы делал шаг назад. Как и на балу: непрошеное воспоминание о минутах своего стыда и задетой гордости, столь свежее, опять ворвалось в мысли и захолодило лучше, чем весенняя гроза в горах.
[indent]Леди Тревельян стрельнула взглядом на солдат, которые могли всё слышать, произнесла бестолковое: "О, правда... ну что же...", чувствуя себя абсолютно разбитой, и сама шагнула назад. Поспешила бы к себе еще быстрее, да замешкалась, вежливо улыбнувшись женщине в доспехах.

[indent]От пораженческих мыслей отвлекло прикосновение к руке. Хмурясь, Эвелин шагнула вслед, будто бы это какой-то глупый танец, где шаг вперед сменяется шагом назад. Шаг вперед, и снова по безумному кругу повторений и неловких моментов.
[indent]"Я безнадежна..."
[indent]- Д-да, сэр Резерфорд... с моей палаткой всё хорошо. Но я вынуждена настаивать, чтобы вы отдохнули или привели себя в порядок. И если вам совестно обременять меня подобной помощью вам, то я попрошу кого-то из магов просушить ваши вещи. - Щеки молодой магички пылали, оставалось надеяться, что лица у костра у всех, так или иначе, а изукрашены теплыми бликами света.

[indent]- Да, не договорили. - Тихо-тихо произнесла Тревельян, решившись взглянуть в лицо командору. Хотелось спросить... нет, рискнуть спросить, что это всё значит. Почему каждый раз - как сквозь щиты пробиваться. Проходить, доходить.
[indent]Вместо этого Эвелин тревожно заправила мокрые пряди своих волос за уши.
[indent]- Но я не смею настаивать, если вы уверенны, что так вам будет лучше. - Хотелось под дождь. Скрыться от любопытных взглядов солдат и больше не показываться на глаза Резерфорду. Никогда прежде не было так сложно. Но никогда прежде и не сжимало так сердце и радостью, и болью, от одних только мыслей о другом человеке.

+1

14

    А может он зря рискнул приблизиться к ней? Её лицо так близко… опущенный по началу взгляд… остаточный след её тепла на ладони… ему даже чудилось, что он чувствует её запах. Благо он был мокрый и тут было достаточно холодно, что неизменно бодрило. Но на короткий миг Каллену показалось, что они расстались всего несколько секунд назад.
    И теперь им обоим было неловко.
    - Я едва ли смогу уснуть сейчас… таскание тяжестей под дождём бодрит, - он неуверенно улыбнулся.
    Хотелось бы сказать, что он не сможет уснуть из-за мыслей о том, что едва не случилось, но солдаты… Да и, к несчастью, эти мысли были скорее горькими, чем сладкими. Ему ведь становилось хуже, боль усиливалась… «Я готов сделать ради тебя всё, но я должен защитить тебя на тот случай, если не справлюсь. По крайней мере пока не буду абсолютно уверен.»
    - Я бы хотел пройтись и обсудить с вами кое-что, - предложил генерал после затянувшегося молчания.
    Вытаскивать Эвелин под дождь не хотелось, но, к несчастью, выбор у них было не велик.
    - Я давно хотел спросить – как ты? – поинтересовался он, когда они отошли подальше от огня, солдат и палаток. Шелест дождя и редкий гром мешали им слышать друг друга, но всё же посторонним они мешали больше. – Я имею в виду не только Зимний Дворец, но и всё вообще. На тебя столько всего свалилось.
    Каллен остановился и внимательно вгляделся в её лицо.
    - Я беспокоюсь за тебя.

+1

15

[indent]Каллен что-то почувствовал, а потом они вновь под дождем - далеко от любопытных глаз. Далеко от тепла, но что сделать, если всё равно горят щеки и уши.
[indent]- Да, я слушаю. - Сначала о делах, так ведь. Столько всего произошло за эти пол-года, что уже и сложно подумать о том, что есть кроме глобально-важного, но... нет. Есть.
[indent]Вот, стоит, смущается. Эвелин готова поручиться, что Резерфорд очень сдерживается, чтобы привычно не потереть ладонью шею и устало выдохнуть. А он ведь очень устал.
[indent]Все устали и конца-края всему происходящему не видать. По крайней мере, леди Тревельян вообще не понимает за что дальше хвататься, только кочует с места на место, покуда где-то ярко вспыхивает бедой.

[indent]Но Каллен спрашивает о простом и человеческом. О... том, как сама магичка себя чувствует.
[indent]- Я... наверное, в порядке. У меня ничего не болит, кроме головы и рук... и ног... и спины. - Молодая женщина улыбается виновато. - Но это всё мелочи. Правда, мелочи. Просто дорожная усталость, а ты... - Заминка, опять заминка, потому что сложно как-то выговорить, выдохнуть, успокоиться.
[indent]Решиться, в конце концов.
[indent]- Я хочу, чтобы у нас было время друг для друга и я постараюсь сделать всё, чтобы так и было. - Подавшись вперед, леди Тревельян касается ладонью холодной мокрой щеки мужчины. - Но сейчас нам, и правда, не стоит стоять под дождем. Я себе не прощу, а Лелиана с меня три шкуры спустит, если один доблестный генерал заболеет. - Улыбка теплится во взгляде, хотя этих моментов украденного счастья так мало, что откуда только берутся силы на улыбки.
[indent]- И я еще хочу с тобой станцевать. Как тогда на балконе. - "Тогда" - несколько суток тому назад, но, будто бы, уже целая вечность пролетела.

+1

16

    Она думала Каллен будет говорить о делах… она не думала, что сейчас – она и есть его самое главное дело. Это ведь правильно – они должны находить время друг для друга. Что бы не случилось. Хотя бы иногда, хотя бы ненадолго становиться во главу списка слово «мы»… Вот так всё просто.
    Было бы.
    Если бы он не думал, что может умереть или сойти сума в ближайшее время.
    Но этот грозный и сильный скайхолдский лев обладал душой и она, точно так же, как и души остальных смертных, была подвержена чувствам и обыкновенным желаниям. Ему хотелось любить и быть со своей возлюбленной, но каждый раз, когда это происходило здравый рассудок словно завязывал на его шее удавку и говорил «нет, ты не можешь, это будет слишком эгоистично». Но иногда бывали моменты, когда он просто верил в то, что справиться и уступал самому себе. И как бы ему хотелось наконец разобраться со всем этим и вздохнуть полной грудью, встать ногами на твёрдую почву…
    - Тебе нужно больше заботиться о себе, - заметил он, беря её за руки. – Больше отдыхать. Потому что что этот мир будет делать без тебя? - «И что я буду без тебя делать?» - Я видел этих остолопов, они не справиться, - неуверенная шутка, неуверенная улыбка.
    Молчание, вызванное тем, что они не могут или не решаются сделать и сказать всё, что им хотелось бы.
    - Если Лелиана хоть что-то с тобой сделает – ей придётся иметь дело со мной…
    «Станцевать?» Он ведь тогда только и думал – как бы не наступить ей на ногу! Но похоже Эви понравилось… но повторять это ещё раз. Может сперва ему стоит взять пару уроков в Жозефины? Он привычно потёр рукой шею, посмотрел в глаза Эвелин и… сейчас она стояла такая грустная и уставшая, такая опустошённая. Посреди лагеря заливаемого проливным дождём.
    Идея была дикой, но всё же…
    Сделав шаг назад Каллен поклонился и протянул Инквизитору руку.
    - Тогда чего же мы ждём?
    «Это безумие?... Андрасте, это определённо безумие,» - думал он и улыбался.

+1

17

[indent]Льет дождь. Приличный такой дождь, уже краем своих туч, но над Морозными Горами  все равно то черно, то синева с белым от молний. Гремит гром. Никакой музыки, только редкий, почти досадливый и натужный смех людей, попрятавшихся уже в просушенных палатках. И стоят они - великовозрастные, но всё ещё дураки, которым никак не высказать всего. Или высказать?
[indent]Ладони в чужих руках.
[indent]Резерфорду, кажется, плевать, что левая ладонь Тревельян - источник не то проклятия, не то благословения. Эвелин верит, что Каллен может пережить войну со своей зависимостью от лириума. Стоят - слушают друг друга. Говорят о заботе о себе. И сами же нарушают свои советы.

[indent]Не стоять под проливным дождем, не привлекать внимание к своей истории, чтобы те, кто всё видят, не придумывали того, чего не было... и всё насмарку.
[indent]Но, в этот момент, когда генерал подначивает и предлагает безумие, Инквизитор ему кивает и улыбается бледными, чуть посиневшими от холода губами.
[indent]- И правда. Как там орлейцы придумали... на "рад-два-три, раз-два-три?" - Смеется магичка и кланяется в ответ. На ней опять не платье. Кажется, платья придумали не для тех, кто чаще видится с драконами, чем с горничными; не для тех, кто убивает. Платья - они для хрупких девушек с лентами в волосах. У Эвелин волосы выстрижены коротко - всё в угоду удобству.
[indent]Но сейчас она делает шаг навстречу, пока под ногами чавкает влажная трава.
[indent]Таких танцев мир не видывал. Тедас точно обречен.

[indent]Тедас точно обречен, если любовь существует во время грозы и войны?
[indent]Прижиматься ближе и шептать: "Знаешь, Каллен..." - Сбиться на повороте. - Знаешь, я... - Пусть угадывает. Или Резерфорд точно знает, что Тревельян к нему чувствует?
[indent]- Я ношу твой подарок... счастливую монетку, помнишь? Не снимаю.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Танцы под дождём и по скалам [5 Облачника, 9:42]