НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Бремя совести [26 Зимохода, 9:42 ВД]


Бремя совести [26 Зимохода, 9:42 ВД]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Бремя совести [26 Зимохода, 9:42 ВД]

Время суток и погода: снежит, ветер пытается сорвать шапки и накидки с голов; типичная ферелденская зима с морозом. Хмурый полдень
Место: дорога к Редклифу, Внутренние Земли, Ферелден
Участники: Дориан Павус, Эвелин Тревельян
Аннотация: будто бы одних только нравоучительных нотаций от Матери Жизель мало! Оказалось, всё куда сложнее и Дориана ждет отец, забравнийся так далеко на юг альтус.
А друзья не бросают в беде. Даже если беда эта - мнение семьи.

0

2

Когда они выехали в сторону Рэдклифа, Дориана охватило злорадство. Он нисколько не сомневался, чего именно добивался отец этим письмом, адресованным Вестнице. Лет десять назад ему бы такое и в страшном мне не приснилось, но после того, как Павус-старший решил использовать ненавистную магию крови, чтобы «исправить» любимого сына – означенный отпрыск легко мог допустить все, что угодно. Чем и занялся.
Назначить встречу, чтобы схватить и увезти назад в Тевинтер – это первая и самая логичная мысль, пришедшая в голову. Потому что о своем намерении касательно Инквизиции Дориан тогда никому не говорил. Да и не имел еще никаких намерений, только смутные мысли, пока не увидел лагерь, людей и саму Инквизитора воочию. А Галвард, видимо, считал, что сын занимается ерундой на недружелюбном юге, или того хуже – примкнул к секте. Хотя надо быть идиотом, чтобы допустить, что Павус-младший может примкнуть хоть к кому-то, не имея на то ясного понимания, для чего. Неясным оставалось только одно – зачем отцу понадобилось адресоваться к матери церкви. Она была не тем человеком, которого Дориан стал бы слушать со своим отношением к религии.
А злорадствовал он просто потому, что никто из подосланных на встречу слуг – если это вообще будут слуги, а не наемники – явно не ожидают, что он придет не только не один, а в сопровождении Инквизитора лично и ее людей. Как минимум два опытных мага – это гораздо больше, чем один, не считая солдат. В общем, шансов у похитителей не было, зато у Дориана был шанс их расспросить, а то и передать на родину пламенный привет – как пойдет.
- Знаешь, нам надо быть начеку, - обратился Дориан к Эвелин, - я уверен, на месте нас встретят далеко не слуги. А если и слуги – намерения у них будут далеко не мирные. По отношению ко мне. Надеюсь, им достанет здравого смысла не бросаться на нас всех.
Дориан помолчал, а потом добавил:
- Честно говоря, я ждал от отца чего-то в таком духе. Меня удивил только способ и адрес его письма. Прежде он не особо учитывал влияние церковников – ни тевинтерских, ни остальных.
В конце концов, раз он потащил Вестницу на эту встречу – имело смысл рассказать хоть что-то. Так, в целом – рассказывать все детали он желания не имел, это было слишком личным. И расстраивало его куда больше, чем он сам был готов признать.

+1

3

[indent]Эвелин повезло большую часть пути воевать с ветром, норовящим скинуть с головы капюшон, отороченный мехом. Почему-то, Ферелден чаще всего представал именно таким - снежным и не слишком-то ласковым. Впрочем, Редклиф в начале осени и дорогу к нему Тревельян прекрасно помнила, так что следить за тем куда направляется отряд, следила только из общих тревожных побуждений, чаще же - косилась на альтуса, который явно был огорчен не потому, что снег может испортить его прическу.
[indent]У всех есть родители... или почти у всех - это и благо, и проклятие. О своих молодая магичка предпочитала просто не вспоминать, испытывая нечто среднее между стыдом и обидой. У Дориана же, кажется, дело было намного горше.

[indent]Повернув голову к другу, Вестница едва нахмурилась, выслушав его опасения, а после кивнула.
[indent]- Ты прав. Мне не хочется оставлять тебя наедине с этим гонцом или слугой. Я попрошу солдат оцепить трактир, чтобы обезопасить наше пребывание там. - Эвелин еще стеснялась говорить "прикажу", хотя теперь, в статусе Инквизитора (что давил на плечи и заставлял задерживать дыхание, прежде чем выговорить), магичка была уже больше месяца. Так себе месяца, откровенно говоря. Только Скайхолд, величественный и прекрасный, радовал.

[indent]Лошадь всхрапнула, кажется, чалой тоже не нравился ферелденский снег, а Эвелин подышала на ладонь, поднеся ее к лицу, надеясь отогреть кончик носа.
[indent]Это была необходимая пауза: Дориан никогда не был так откровенен и не говорил о семье много прежде. И женщина боялась задеть друга неосторожным словом.
[indent]- Возможно, твой отец решил, что Мать Жизель передаст письмо, не вскрывая его и, уж точно, не расскажет обо всём Инквизитору? Всё-таки, жрецы Черной и Белой Церкви славятся тем, что умеют хранить секреты... только все забывают, что лучше всего они хранят собственные секреты. - Эвелин едва улыбнулась. Раньше ей и в кошмарах не могло привидеться, что можно быть и магом, и... духовным лицом... одновременно.

[indent]- Твой отец... какой он? Вы похожи? - Надеясь, что это не будет обидно, подьехав ближе, чтобы не повышать голос, спросила Тревельян.
[indent]Из-за холма уже виднелся дым печных труб - Редклиф близко.

+1

4

- Да. На сознательность матери, решившей предостеречь Инквизитора от козней опасных тевинтерцев, он точно не рассчитывал, - Дориан невольно улыбнулся. В империи вообще не очень понимали реальный расклад в мире Белой жрицы – конечно, и тут были свои фанатики и невменяемые субъекты, но, в целом, во главе угла «истинного» андрастианства стояла именно забота о ближнем. В отличие от Черного Жреца Империи, который, вроде бы, тоже заботился о народе, но не шел ни в какое сравнение. А мать Жизель особо отличилась своей заботой – о благе Вестницы, разумеется.
- Думаю, матушка пыталась тебя предостеречь. Знай она, что ты пойдешь на эту встречу вместе со мной, - сожгла бы письмо ко всем демонам.
Дориан уже привык к подозрениям – еще бы, он же тевинтерец! Это не обижало, а, скорее, забавляло – потому что надо было бы быть идиотом, чтобы лезть в недра Инквизиции строить козни. Или люди думали, что пытки эльфов и магию крови в Тевинтере считают приятным хобби?
- Мой отец?..
Дориан задумался. Когда-то отец был для него образцом для подражания и предметом гордости, а теперь… он вздохнул.
- Пару лет назад я бы сказал, что он – образец для подражания. Не только для меня, для всех – таким, на мой взгляд, и должен быть настоящий альтус. А нет таким, каким детей стращают.
Он снова сделал паузу, рассказывать, почему он переменил свое мнение, не хотелось – не сейчас. Может быть, потом, позже.
- Я всегда им гордился, а он – мной. Как я думал… но сейчас я не жду от его людей ничего хорошего.
Дориан резко посуровел – он давно не считал слуг семьи своими. Они подчинялись старшему в семье – его отцу, и Дориан нисколько не сомневался, что, при надобности, его оглушат, закинут в повозку и отправят домой. И никакие посулы и уговоры не помогут.

Отредактировано Дориан Павус (2018-10-11 18:59:44)

+1

5

[indent]Эвелин рассмеялась, представив, как бы удивился тевинтерский магистр, узнав, что его стройный план немного рухнул. Или не рухнул? Кто знает - осталось доехать до Редклифа и всё выяснится само собой.
[indent]Магичка, придерживая головной убор, покосилась на альтуса:
[indent]- Матерь Жизель, конечно, очень сильно переживает за меня, но мой поступок так похож на поступки доброго андрастианина, что... не думаю, что сейчас церковница слишком возмущена. - Молодая женщина слегка пожала плечами. Сложную головоломку "Как примирить и обьединить всех представителей разных рас и мировозрений под крылом Инквизиции" можно было решать бесконечно. И верного ответа у леди Тревельян не было.

[indent]Дориан говорил об отце и в его словах всё еще слышалась гордость, но горечи было больше. Эвелин не знала, что могло стрястись в жизни высокородного мага из Тевинтера, чтобы он оказался на юге, с таким лицом и такими глазами смотря вперед, ко встрече со своим грустным прошлым, но вряд ли то была история о не верно разделенном наследстве. Дориан был не таким: за всей его гордыней и ужимками чистюли и сноба скрывался храбрый, искренний и даже добрый человек. Эвелин это видела. Хорошо бы, чтобы это увидели многие в ставке Инквизиции. Так было бы лучше для всех. Мир не черно-белый.

[indent]- Мы разберемся. - Тревельян одобрительно улыбнулась и сбавила ход лошади, когда впереди показались повозки заезжающих в Редклиф крестьян. - А мои родители считали меня и старшего брата... Максвелла, тоже мага, величайшими разочарованиями. - Неожиданно высказавшись, нареченная теперь Вестницей Андрасте улыбнулась, поднимая голову, подставляя пылающие щеки ветру. - Думаю, они до сих пор не верят, что я - это я. Для них я осталась отступницей, разрушившей семейный покой. Я должна была стать церковницей или же удачно выйти замуж за какого-то банна. Молиться и интриговать или же рожать детей и интриговать... нет, с боем против Ферелденской Морозницы это никак не сравниться. - Оставалось только шутить и Тревельян улыбалась, когда они вьехали в город.

[indent]Возле трактира, оставив верховых у коновязи, дав служке монетку, магичка обернулась на друга, кивая. Она была готова.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Бремя совести [26 Зимохода, 9:42 ВД]