НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Книга героев » Максвелл Тревельян | Венатори, исследователь, переводчик


Максвелл Тревельян | Венатори, исследователь, переводчик

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Персонаж

1. Основная информация

1.1. Имя персонажа:
Максвелл Тревельян. В детстве друзьями (читай, одной Эвелин) сокращалось до Макса.
После побега из Вольной Марки и до сих пор использует Магнус, Аманатидис по наставнику. В качестве творческого псевдонима при выпуске некоторых книг подписывается как Ксенакис.
1.2. Раса:
Человек.
1.3. Статус:
Маг-отступник, малефикар и исследователь магии крови, лингвист, переводчик, знаток древних языков, автор нескольких научных трудов, ученик магистра, ветеран Сегерона, венатори Реформист, средний сын банна Эгмонта Тревельяна из Оствика.
1.4. Возраст и дата рождения:
32 года; родился 9 Первопада, 9:12.

2. Расширенная информация

2.1. Внешность:
Высокий (183 см), статный, широкоплечий мужчина по телосложению больше напоминающий опытного воина, чем мага и книжного червя. Служба в армии не только научила его железной дисциплине, но и показала все радости полученной от физических нагрузок выносливости и повышенной выживаемости. Имеет симметричные и привлекательные черты лица, и мог бы легко называться красивым, если бы не его почти перманентное отсутствующее выражение. Водянистые голубовато-зеленые глаза смотрят либо куда-то в пустоту, когда он погружен в раздумия, либо словно сквозь собеседника, слишком резко и пронзительно сверкая под густыми бровями. Свои прямые темно-русые волосы стрижет достаточно коротко, лишь бы не мешали работать, а на лице часто красуется щетина разной степени запущенности. Вкрадчивый низкий голос, способный как чуть ли не усыплять, так и служить прекрасным подспорьем для увлекательного рассказа, смотря какое настроение у его хозяина. Движения Максвелла порывистые, хаотичные, он то замирает недвижимо на месте, задумавшись о чем-то, то едва не летящей походкой спешит куда-то, рассеянно жестикулируя руками. Одежду предпочитает темную, практичную и со множеством карманов, чтобы можно было спрятать излюбленную легкую броню, склянки с кровью и было куда книгу положить. Не расстается с изготовленным на заказ любимым кинжалом, который холит, лелеет и использует практически для всего, от вскрытия писем до вскрытия чужих вен. Легко загорает даже при минимуме солнца, оттого кажется смуглее, чем на самом деле является. Руки и рукава одежд почти постоянно закапаны пятнами крови и чернил, а под броней скрываются несколько заполученных в скитаниях шрамов.

Прототип - Fabricio Zunino

http://s7.uploads.ru/t/wbQPY.jpg
http://sd.uploads.ru/t/KE30o.jpg
http://s3.uploads.ru/t/KqUMu.jpg

2.2. Биография:
Детство: 9:12-9:22
Максвелл, второй сын банна Тревельяна, был очень тихим, послушным и вдумчивым ребенком. Он редко плакал и ещё реже искал чьего-то внимания, предпочитая проводить время в одному ему понятных играх или просто размышлениях, благо, сонм служанок и нянечек не давал ему голодать. Какое-то время, банн с женой даже подозревали, что у запасного наследника не всё в порядке с головой, и думали обращаться к целителям, но тут мальчик добрался до своей первой книги. Пожалуй, никогда ещё он не радовал так своих родителей, как когда громко и совершенно по-детски капризно потребовал, чтобы его сию же минуту научили читать. Просьбу выполнили, и с тех пор Макс с книгой расставался разве что во сне, да на немногих светских раутах, на которых ему было необходимо присутствовать, несмотря на нежный возраст. Видя страсть ребенка к обучению, заботливые родичи быстро подсуетились и пригласили для него ученую Сестру Церкви, дабы та сразу наставляла на наверняка ждущий мальчика духовный путь. Сам же Максвелл впитывал любые знания как губка, пока что не фильтруя ничего и просто наслаждаясь процессом.
Первым и, пожалуй, единственным другом и по-настоящему родным человеком его стала Эвелин, почти с самого рождения подкупавшая Макса своей бесхитростностью. Маленькая сестренка никогда не требовала от него большего, чем искреннее внимание к своей персоне, и подрастающий в становившейся всё более требовательной обстановке мальчик ценил такое отношение. Он мог часами сидеть с ней, пересказывая прочитанные истории или придумывая свои, играл с ней, прячась от гораздо более непоседливого и активного Эдвига. Так бы и текла его жизнь тихо и размеренно, постепенно сменившись на такую же размеренную работу в Церкви, если бы не проснувшаяся магия. Десятилетнего подростка спешно отправили в Круг, чему он, впрочем, не особо и сопротивлялся, ведь жалел лишь о потере близкого общения с сестрой.

Жизнь в Круге: 9:22-9:30
Жадный до всего нового, Тревельян с головой погрузился в обучение, один за одним проглатывая тома в библиотеке и уроки в основах магии. Талант, прекрасная память и невероятное усердие быстро продвинули его в ученичестве, если не отношениях со сверстниками. Вечно закопанный в книги и свитки, или пропадающий на тренировках, он едва ли обращал на окружающих внимание, а храмовники, которых привык видеть в родном поместье и вовсе считал чуть ли не за причудливые статуи. Единственной отдушиной были письма из дома, написанные неровной детской рукой сестры, но и те были слишком редки, так как родители не слишком одобряли общение с новоявленным магом.
И жил бы Максвелл, да не тужил, но чем старше он становился и чем дальше продвигался в обучении, тем яснее ему становились видны архаичные и подчас невероятно глупые ограничения, наложенные на магов. Во всем, от повседневной рутины, до главного - знаний, были свои запреты и правила, которые начинали давить на свободолюбивого подростка всё сильнее. Краткие и предсказуемо безуспешные попытки юношеского бунтарства были быстро пресечены храмовниками вместе со старшими чародеями, и вот тогда-то, на пороге своего пятнадцатилетия, парень впервые стал задумываться о побеге.
Мысль его не оставляла, и постепенно стала складываться в смутные, а потом и всё более четкие планы. К счастью, воспитание и годы практики в самом Круге, позволили ему со временем убедить наставников, что он понял свою ошибку и вернулся на путь покорного и тихого ботаника. Он даже выразил желание заняться казалось бы безобидной алхимией, активно изучая флору и фауну Вольной Марки и места их происхождения. Вот только он не собирался варить зелья до конца своей жизни, а планомерно готовился к побегу, изучая основы выживания вдали от Круга, в частности, в диких местностях. Одновременно с этим, он начал обращать внимание и на своё окружение, пользуясь природной внимательностью для изучения рутины как храмовников, так и других магов, ища слабые места и бреши в обороне, которыми смог бы воспользоваться.
К наконец-то наступившему дню Истязаний, он был полностью готов. С блеском пройдя испытание - юноше едва хватило терпения выслушать зазывную речь призванного демона, прежде чем отвергнуть его - он вполне искренне радовался своей победе и принимал поздравления. Ведь чем бы не обернулась ночь, это был его последний день в Круге. Но когда он напал на храмовников, выносящих из хранилища его филактерию, удача снова оказалась на его стороне. Раненый, напуганный и готовый на всё ради маячившей буквально за углом свободы, он впервые применяет магию крови, едва не отключившись на месте от притока сил. Битву он выиграл, и, заглянув домой лишь на полчаса - попрощаться с Эвелин, что окончилось отвратительной и громкой ссорой с родителями, Максвелл с трудом, но сбегает из Оствика, двинувшись на север, к Тевинтеру.

Путь в Империю: 9:30-9:31
Грянувший в тот же год Пятый Мор не прошел мимо Оствика стороной, последовавшая смута и прибывавшие в Марку толпы беженцев не раз спасли Максвелла в бегах от разъяренных храмовников. Он прятался среди обездоленных ферелденцев, сливаясь с толпой, иногда обменивал свои услуги как мага на еду, и бежал снова, всё дальше на север. Эти несколько месяцев стали для него самыми тяжелыми в жизни, никакое количество прочитанных книг не могло подготовить его к жестокому и не прощающему ошибок миру снаружи стен Круга. Он быстро усвоил, что своего упускать нельзя никогда, не показывать слабины и рассчитывать только на себя.
После около полугода скитаний по лесам и долам Марки, Максвелл наконец осел на границе Тевинтера, поселившись в выживших напор времени эльфийских развалинах. По пути он часто останавливался в таких руинах, изучая полустертые надписи и артефакты, скользил по мутным воспоминаниям в Тени, что ещё жили в древних стенах. Там-то и нашел юношу его будущий наставник, вечно ищущий чем бы подзаработать магистр Аманатидис, и едва не зашедший прямо в центр поля ловушек, которыми был усыпан вход в эльфийский комплекс. Макс, чуть не проговорившись о своем настоящем именем, но вовремя исправившись на Магнус, вызвался провести для него экскурсию, а после и вовсе отправился с ним в Неромениан. Магистр быстро смекнул, насколько полезен ему может быть умный и находчивый маг, стоит только привить ему нужные традиции, а Тревельян тут же ухватился за возможность не просто попасть в Империю, но и в перспективе получить там гражданство как полноправный член общества, а не стать лишь каким-то рабом-прислужником.

Ученичество в Тевинтере и Сегерон: 9:31-9:40
Первые пару лет в Империи во многом напоминают молодому магу Круг Оствика, но главным отличием является не просто отсутствие ограничений, но даже активную помощь со стороны его учителей эти ограничения ломать. Аманатидис находится в полном восторге от нового подопечного, осваивающего науки и магию семимильными шагами, а Макс почти захлебывается в рухнувшем на него объеме доступных знаний. Особенно его интересует ранее запрещенная магия крови, что в Тевинтере, казалось бы, доведена до совершенства, вот только критичный ум юноши видит в используемых техниках слишком много небрежности и расточительности. Отсюда происходят его первые опыты и исследования, активно поддерживаемые наставником, и они же приводят Магнуса - имя становится всё привычней и родней - к вступлению в 9:34 в армию и отправке на Сегерон. Там он видит возможность без помех протестировать все свои теории на бесконечном потоке наступающих кунари, а заодно отточить свои навыки и, возможно, заработать достаточно заслуг и репутации, чтобы, наконец, получить статус полноправного гражданина.
И если опыт, заслуги и репутацию Тревельян действительно получил, то вот полное разрушение иллюзий, о которых он и сам в себе не подозревал, было несколько неожиданным. Всего через каких-то нескольких месяцев после прибытия на фронт, он участвует сначала в захвате крепости Кунатрас, а после и при её потере. Чудом спасшийся вместе с горсткой войск, он бежит ближе к остальным силам Тевинтера  и начинает всерьез задумываться о необходимости перемен не только в армии, но и во всей Империи. То, что из стен Марченского Круга казалось пределом мечтаний любого мага, оказывается куда ближе к чрезвычайно раздутой в историях пустышке. Но окончательно повзрослевший мужчина всё же решает остаться на фронте, теперь уже не для страны из его детских фантазий, а ради вполне конкретных и достижимых целей, что зреют в его разуме. Возвращается он только после тревожных вестей от наставника, с увлечением рассказывающего в своих письмах о каких-то Венатори, и как те должны принести не только перемены, но и небывалую прибыль и могущество самому магистру и Империи. Дослужившись до звания центуриона, он без особых проблем получает необходимые разрешения, и появление Бреши встречает уже как настоящий Имперец, по уши увязнув в попытках удержать учителя от скороспелых решений.

Хаос: 9:41-9:45
Новоявленный лаэтан вскоре после возвращения переезжает вместе с наставником в Минратос, который бурлит от событий, сотрясающих не только весь мир, но и само небо. Максвелл с интересом следит за похождениями младшей сестренки, которая, похоже не просто выросла, но и смогла совершить действительно удивительные вещи. Сам же он продолжает свои исследования по улучшению эффективности магии крови, пытаясь выжать из каждой капли максимум результата и выяснить, а действительно ли нужно тратить сотни жизней на заклятия или есть другие пути. Вкупе с его официальной работой переводчиком и попытками отговорить Аманатидиса от всевозможных глупостей,  маг остается слишком занятым, чтобы восстанавливать семейные связи. Слишком осторожный и свободолюбивый для тиранических и безрассудных взглядов Корифея, Тревельян держится как можно дальше от разворачивающихся интриг и открытых конфликтов, сосредотачиваясь на работе. Свержение свихнувшегося Старшего, он встречает с глубоким вздохом облегчения, надеясь, что приходящее на его смену  новое течение венатори сможет принести реальные изменения в устои теперь уже действительно его страны. И он, возможно, даже готов им в этом помочь, хотя и держит свои перспективы максимально открытыми, подмечая и люцернов, ведомых харизматичным молодым магистром Павусом.

2.3. Характер:
В тихих омутах Тени водятся демоны, а вот в тихих ботаниках иногда проживают слегка сумасшедшие безжалостные ученые. И Максвелл с гордостью причисляет себя как раз таки к последним, не стесняясь и не стыдясь своей жажды знаний. Учение и познание это для него не просто профессия, но образ мысли, жизни, его воздух, вода и хлеб насущный. Часто буквально - забыть о еде и отдыхе, закопавшись в очередной эксперимент или древний свиток, явление для мага практически еженедельное. Его ум постоянно наполнен новыми идеями и расчетами, отчего места на простую человеческую коммуникацию катастрофически не хватает.
К окружающим у мужчины отношение довольно прохладное. Каждую отдельную встреченную им особь он оценивает в первую очередь по умениям и талантам, потом по полезности лично ему, а остальные признаки вроде расы, пола, положения в обществе, внешности и прочего им чаще всего просто игнорируются. Бесполезные с его точки зрения люди автоматически считаются пушечным мясом, которым можно при случае без зазрения совести пожертвовать или пустить на очередной эксперимент. Те, кто как-то выделяются из серых масс попадают либо в категорию "неплох, использовать позже", либо "неплох, но мешается, уничтожить". Друзей с таким подходом не наживешь, а Максвелл и не старается особо, удовлетворенный существующими рабочими контактами и немногочисленными единомышленниками для периодических дискуссий о высоком и научном. Не гнушается обменом услугами, шантажом и прочими не очень этичными способами заполучить желаемое, но союзникам, в которых видит перспективу, в целом верен и бывает крайне полезен.
По идеологии, радикальный индивидуалист. Считает, что общество должно быть для личности, но никак не наоборот. Условности вроде каст, расовых и религиозных предрассудков только замедляют прогресс и усложняют жизнь, а оттого должны быть уничтожены. В его идеальном мире каждый оценивается и получает точно по своим заслугам, талантам и усилиям, ни больше ни меньше. Верит в личную свободу каждого, магов в том числе, и ограничивать её считает нужным только в случае, если индивидуум активно вредит окружающим и посягает на их свободы. Рабство как  оно существует сейчас, презирает, по его мнению, если и попадать туда кому-то, то только личностям бесталантным и не способные больше ни на что, кроме слепого услужения другим. Система же, как она существует сейчас в Тевинтере его не устраивает своим полным игнорированием возможного потенциала огромного пласта населения, что для него практически кощунство.
И хотя в Максвелле горит яркий огонь непоколебимых убеждений, от которых он не отступается никогда, маг с самого детства научился их скрывать при необходимости. Дворянское воспитание, впитанная чуть ли не с младенчества философия "улыбаемся и машем", только усилилась с возрастом, и сейчас мало кто догадывается, какие еретические мыслишки витают в его сознании. На людях он вежлив, покладист и тих, умеет затеряться на фоне более громких личностей, слушая и подмечая все нужные детали. Не забывает обиды и всегда мстит при случае, безжалостно и с упорством бешеного быка продвигает свои планы, учится на ошибках и легко использует, и потом выбрасывает людей. Осторожен, скрытен, не доверяет никому кроме себя. К счастью, слишком сосредоточен на своих исследованиях большую часть времени, иначе точно бы устроил кровавую революцию.
Не религиозен, хотя и хорошо начитан по всевозможной теологии. Верит в то, что можно увидеть, ощутить и исследовать. Религиозные войны же, и дискриминацию из-за религии, особенно порабощение магов Белой Церковью считает непростительным оскорблением здравого смысла и логики, требующее полного искоренения, отчего активно поддерживает Восстание магов и их последующую борьбу за свободу. 

2.4. Способности, навыки:
Талантливый и хорошо обученный маг. В бою предпочитает магию крови и энтропию, с небольшим добавлением стихийной, в частности огня. Долгие годы изучения секретов магии крови сделали его весьма эффективным в пылу сражения, позволяя выжать максимум пользы из минимума ресурсов, достигая действительно впечатляющих результатов. Достаточно искусен, чтобы повлиять на разум противников прямо в бою, что вкупе с энтропией приводит к воистину разрушительным последствиям для его врагов, сея хаос и смуту. 
Находится в прекрасной физической форме, вынослив и может при крайней необходимости как следует приложить посохом по макушке или ткнуть в больное место ножичком, благо богатые познания в анатомии позволяют. Но всё же предпочитает бой на дистанции. Способен оперативно подлечиться магией крови, но знает и основы обычной полевой первой помощи, в том числе полезные травы и методы их обработки.
Полиглот, прекрасно говорит, читает и пишет на торговом, тевине, орлесианском, антиванском, средне знаком с андером. Известный специалист по древнему тевину и эльфийскому - уж до каких отрывков добрались его загребущие ручки. Подхватил несколько известных слов и выражений на Кунлате, пока воевал на Сегероне. Переводчик, лингвист, автор нескольких успешных научных работ и пары книжек по теории переводов, а так же не менее популярных в определенных кругах трудов по магии крови.
Неплохой наездник, но предпочитает ходить пешком. Знаком с полевой кухней, без проблем сориентируется на местности и разожжет костер, спасибо боевой подготовке на Сегероне и выживанию в лесах в юности. Любит музыку и прекрасно танцует, хотя об этом мало кто знает, так как на светских мероприятиях бывает редко. Практически идеальная память, способен запоминать всё, что видит и слышит в мельчайших подробностях.

Игрок
3. Обязательная информация:

3.1. Планы на персонажа:
Сюжетные кипиши, семейные разборки, всевозможные приключения на ученые ягодицы, возможно и романтические, но скорее нет.
3.2. Мастеринг и сюжет:
Сюжет обязательно, мастеринг по ситуации может понадобиться.

4. Пробный пост

Если нужен, будет здесь.

Отредактировано Максвелл Тревельян (2018-09-21 22:06:25)

+9

2

http://forumfiles.ru/files/0019/4f/84/82640.png

Добро пожаловать!


Дополнительный квест - пройти регистрацию личного звания.
Бонус за пройденное задание - полный допуск к функциям игры.
Находите союзников и врагов, создавайте эпизоды и приятной Вам игры!


Хронологию персонажа, его отношения с другими персонажами и прочие детали, важные для личности персонажа, Вы можете размещать в этой теме ниже.

0

3

TIMELINE

DATE
[9:45 ВД, 15-е Волноцвета]

[9:45 ВД, 12 Дракониса]
~
[9:44 ВД, 18 Зимохода]

[9:44 ВД, 9 Утешника]

[9:44 ВД, 30 Облачника]

[9:38 ВД, 2 Первопада]

NAME
Волк в клетке

Некогда объяснять, давай поженимся!
~
Гордыня и предубеждение

На странных берегах

Осторожно, женская солидарность

Горячие головы

MEMBERS
Фенрис, Максвелл Тревельян, Каллиан Табрис.
Дориан Павус, Максвелл Тревельян, Диана Аманатидис (НПС).
~
Каллен Резерфорд, Максвелл Тревельян, Эвелин Тревельян
Каарас Адаар, Оливия Никс, Максвелл Тревельян
Корделия Марцелл (НПС), Диана Аманатидис (НПС), Максвелл Тревельян
Максвелл Тревельян, Регул Семпрониус

Отредактировано Максвелл Тревельян (2018-10-16 03:27:22)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Книга героев » Максвелл Тревельян | Венатори, исследователь, переводчик