НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Vita sine libertate - nihil [24 Август, 9:44 ВД]


Vita sine libertate - nihil [24 Август, 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/t/tFcH6.jpghttp://s9.uploads.ru/t/jeP2N.jpg

Vita sine libertate - nihil [24 Август, 9:44 ВД]

Время суток и погода: Людей начинает греть полуденное солнце, с духотой в помещениях не справляются даже открытые окна.
Место: Тевинтер, Минратос, лечебница “Земля испытаний”
Участники: Тобиас Маклен, Ливерий Никс
Аннотация:
Даже сильнейшим порой нужна помощь, особенно если это касается спасения жизней. На арене произошли крупные бои, положившие на койки приличное количество гладиаторов. Лекари неустанно пытаются исправить ситуацию, они призвали на помощь других, даже тех, кто не блещет опытом.
Vita sine libertate - nihil (Жизнь без свободы - ничто)

[icon]http://s7.uploads.ru/t/evwLq.jpg[/icon]

Отредактировано Ливерий Никс (2018-09-19 14:01:41)

+1

2

Свет жаркого августовского солнца пробивался сквозь маленькие окошки под потолком которые больше были похожи на бойницы. Свечи чадили под потолком, в сумраке больничного крыла было душно. Тобиас раскладывал на столе немногие инструменты которые придется сегодня использовать. "Великая битва" Торжественные бои! Грандиозное зрелище!" - уже пар дней извещали зазывалы у арены и судя по количеству рабов и зверей сегодня на песок прольются реки крови. Тобиас вздохнул и глянул на чистые инструменты. Сегодня спасти удастся не всех. Кто-то выйдет на арену в последний раз в своей жизни ради потехи жадной до крови публики.
- Это... неправильно. - мужчина развернулся к Ливерию. Да, юноша не был местным врачом, но помогающий Маклену маг как нельзя некстати заболел. А Никсу нужна была практика и, наверное, деньги.  Практика - этого добра на арене было предостаточно. Целителю порой казалось, что не было в мире таких ран, которые нельзя было получить на арене. Он видел за все время здесь такое, что обед сам собой оказывался на полу. Разодранные изувеченные тела, жившие только потому, то еще не успели осознать того, что умерли. Лишившиеся рук, ног, глаз, половины лица... Но самым страшным были глаза гладиаторов: пусты и не выражающие ничего, осознавшие, что с ними стало, отчаянные надеявшиеся умереть... Самым страшным было не то, что арена делает с телом, страшнее была изувеченная душа, которую Тобиас не всегда мог излечить.
- Смешно, знаешь. Столько тут работаю, а никак не могу привыкнуть. Никак не удается мне понять, почему люди так любят смотреть на то, как другие гибнут, как их тела ломаются словно куклы. Все это... Словоно мы звери, а не люди. Хотя никогда не видел, чтобы звери заставляли сажаться других на потеху себе. -  Тобиас оттолкнулся от стола и подошел к юноше которому доверил проверить наличие всех необходимых настоек и лексиров. 
- Приготовься, то что ты сегодня увидишь не для слабонервных. Я такого не видел даже когда...
- АААААААААААААА! - по отдаленному крику и топоту было понятно, что началось. Целителю казалось, что он чувствовал острый запах крови. На носилках к комнату внесли еще живого мужчину. Из ноги его торчал обломок кости пропоровший кожу, а кровь пропитала холщовые носилки. Грудь его вздымалась  болезненно, а тело было покрыто яркими алыми полосками. Он уже не кричал, а лишь сдавленно стонал. Мужчину положили на внушительный дубовый стол.
- Жертва пегниария - произнес Тобиас быстро хватая из ящика моток ткани и небольшую дощечку.
- Эти полосы на теле следы кнута. Нога - результат дубины. Ливерий, мне нужна та палка. Быстро. -движения были отточенными и быстрыми. Мужчина вставил в род больному небольшую дощечку, а сам отошел к ноге.
- Держи ногу. Кость нужно вернуть на место, иначе конец. Эй вы, подержите - на принесших носилки мужчин пришлось прикрикнуть, чтобы они схватили гладиатора за плечи и прижали к столу. Вправить кость, закрепить ее бинтами на деревяшке.
- Ливерий, дальше ты. - Тобиас поднял взгляд на юношу и улыбнулся - У тебя все получиться, давай. Не сложнее того что было в Круге. - Маклен пытался внушить в юношу уверенность, ведь не до конца знал, с какими именно ранами и болезнями тому уже приходилось воевать. В любом случае, он же рядом и придет на помощь если Никсу это потребуется.

+1

3

Невероятная жара, такая знакомая лекарю, была признаком, того, что лето, несмотря на свое окончание, было еще в силах оттянуть осень. Пусть магу и казалось, что его кожа слезет от такого количества тепла, что она принимала на себя, ему все равно, было это в удовольствие. Однако ютиться среди раненных, больных и просто других лекарей в помещение, ему уже начинало казаться, что они были лишь чьим-то блюдом, кипящем в котле. Витавшие вокруг чувства, наравне с криками и стонами, посылали мурашки по телу и электрические заряды ему прямиком в висок. Магу стоило огромных трудов держать свое лицо в более-менее нейтрально-профессиональном виде.
Ливерию, стоило с самого начла понять, что духу будет очень некомфортно в стенах арены. Слишком много чувств, чтобы впитать, слишком много боли и страданий. Для него это было подобно потопу, в котором бедная сущность тонула и её единственным спасением, была ниточка разума его друга лекаря. Но эта самая эта тонкая опора, была весьма тяжелым грузом для одержимого. Состояние, в котором прибывал Сострадание, влияло на него очень сильным образом. Боль, пожалуй, была самым отчетливым знаком, того, что-то было не так. Моменты, когда волна чувств настигала его через духа, ему казалось, что тело перестает его слушаться.
Самому же парню, все вокруг казалось чистым кошмаром. Он лишь согласно кивнул на слова другого лекаря, наблюдая за всем вокруг с широко раскрытыми глазами. Даже без влияния духа, он с ужасом смотрел на всех этих людей, кладущих свои жизни другим на увеселение и в голове лишь, крутился вопрос «Зачем?». Ведь Империя была место, где ценились знания и где не был место варварству, однако вот перед ним доказательства дикости и безумия людей. Ему стало страшно от того сколько духов и демонов витало вокруг лечебницы, привлеченные всеми смертями и жестокостью. Его глаз поймал легкий след от демона отчаянья, пытавшегося проникнуть в мир безуспешно, так как материя вокруг была укреплена специально из-за такой вот угрозы. Однако даже эта защита была не безупречна, возможно однажды, она рухнет под потоком сущностей из Тени. Дребезжание склянок помогало ему отвлечься от суровых мыслей, так же, как и голос его сегодняшнего наставника.
Крик прервал его прежде, чем он даже успел открыть рот. Лаэтан сморгнул морок, что уже успел на него нагнать дух и посмотрел на мужчину. Тот буквально кипел изнутри от боли и отчаянья. Юноша внимательно внимал все, что говорил ему Маклен, стараясь оставаться молчаливым. Просто из-за того, что его голос бы вырвался бы наподобие хриплого карканья из стараний подавить боль, стучащую в висках. Нога выглядела действительно плохо, до ужаса и тошноты знакомо. Он видел это уже десятки раз у бандитов, что успевали доковылять до лечебницы, прежде, чем свалиться от изнеможения и потери крови.
Слова другого лекаря прозвучала как команда. Ливерий лишь тяжело кивнул и принялся за работу, надеясь, что, если что, ему укажут на возможные ошибки. Работать в таких условиях ему приходилось довольно редко, так как нянькой ему почти никого, никогда не оставляли. Сразу после обучения и устройства на работу, ему подкинули первого больного и все понеслось. Как и тогда он осмотрел ранения и перекинул все свое внимания на худшие из них. Пока же лекарь работал, поджав от концентрации рот в тонкую линию, его пациент лишь стонал от боли и непрерывно посылал своими страданиями, вспышки боли в голове у мага. Сострадание, не прерываясь шептал, рассказывал и уговаривал одержимого, который старался не сильно отвлекаться от главного.
«Не дает покоя, режет и поливает огнем! Разрывает как ткань куртенки, что мама сшила ему как подарок. Он в глубокой яме, нет воздуха…Вокруг волны и пламя..» Никс лишь мысленно шикнул на своего друга и взглянул на наставника, тот был в любую минуту кинутся на помощь. Пациент уже успел отключится от реальности и теперь его мысли были лишь ярче, и страннее.
- Это, - паренек указал на пациента кивком, затем прищурившись чуть от злости и отчаянья, он посмотрел в глаза Тобиаса. – Уже даже не смешно. Как можно к такому привыкнуть? Столько страданий ради всей этой…- он быстрыми движениями начал обрабатывать раны от кнута, - потехи. Создатель, я люблю Империю, но иногда это просто…
Никс поспешил закусить себе язык, дабы не ляпнуть еще чего похуже. Не хватало еще в проблемы вляпаться.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/evwLq.jpg[/icon]

Отредактировано Ливерий Никс (2018-09-22 10:16:01)

+1

4

Тобиас внимательно следил за всем, что делает его сегодняшний помощник. Парень был ловок и умел, видно, что с подобными ранами он уже имел дело, но при том в его лице от вида искалеченного гладиатора что-то менялось. Со стороны казалось, что он чувствует боль лежащего на столе мужчины, пусть не физическую, но моральную. Мужчина чуть покачал головой. С такой эмпатией здесь больше пару дней Ливерий точно не протянет. Тобиас вспоминал себя, когда только устроился на арену. Смотреть на разодранные тела было невыносимо, больнее было осознавать, что люди эти погибают просто так. И что хуже -погибнуть от когтей зверя или каждый раз возвращаться на песок арены? Спорный вопрос, на который целитель до сих пор не мог ответить. Он видел, как люди ломаются здесь, как начинают больше походить на затравленных животных. Не многие могли сохранять стойкость духа, когда жили так. Тренировки, еда, уход за собой, бои, вот из чего состояла их жизнь. От такого хочешь ты сам того или нет, начинаешь впадать в какое-то странное состояние анабиоза. Все повторяется по кругу снова и снова и кажется, что выхода уже нет. На это смотреть Маклену было страшнее чем на раны, оставленные кнутом или переломанные ноги.
— Это уже даже не смешно. - юноша указал на лежащего гладиатора, который тяжело дышал. Лоб его покрывался испариной. Тобиас смотрел на юношу внимательно, тот не понимал всей этой жестокости и от этого Маклену было радостно. Порой ему казалось, что лишь немногие понимают весь ужас происходящего здесь.
- Чужие страдания не бывают смешными. - целитель подошел к изголовью и положил руку на лоб гладиатора. Он хотел успокоить его боль, его кошмары. Тобиас прикрыл глаза и почувствовал, что он не один. Его рук словно коснулись чьи-то теплые ладони. Мужчина лежащий на столе судорожно вздохнул и успокоился. Дыхание его стало ровным, тихим, а сам он расслабился.
- Аккуратно перенесите его на койку. Не заденьте ногу. - скомандовал целитель - Потом оставьте нас. - помощники выполнили команду целителя без пререканий. За несколько лет работы здесь к Маклену успели проникнуться уважением, ведь лекарь не отказывал в помощи не только гладиаторам, но и другим работникам арены, причем зачастую делал это бесплатно.
- И привыкнуть к этому нельзя, Ливерий. К жестокости очень сложно привыкнуть, у меня так и не вышло. Ты прав, друг мой это просто не выносимо. - целитель грустно улыбнулся - Но знаешь, что меня держит тут? осознание того, что, если я сдамся и отступлюсь, из-за того, что мне неприятно это видеть, у этих людей будет меньше шансов выжить. Наши способности — это то немногое, что я могу сделать, чтобы облегчить их муки. - мужчина отошел к одной из лавок, стоящих вдоль стен и присел на нее. В Ливерии Томас видел то же, что заставляло целителя "Земли испытаний" на свой страх и риск выводить рабов.
- Мне тяжело понять, как в столь прогрессивной и, казалось бы, просвещенной стране до сих пор может существовать такая дикость. И, главное, зачем? Неприятно думать о том, что мы можем оказаться такими, какими нас рисуют в других странах. Фанатики-отступники помешанные на крови, вот как называл тевинтерцев один из рабов которого я выкупил на торгах. Урожденный ферделенец, видел бы ты как он нас ненавидел. Считал монстрами... Знаешь, мне радостно оттого, что я смог хоть немного пошатнуть его уверенность в этом. - лекарь вновь мягко улыбнулся. - Приятно видеть, что кто-то считает это дикостью кроме меня и моего незримого друга. - Тобиас надеялся, что Ливерий поймет его правильно, ведь он тоже духовный целитель, а значит не раз прибегал к силам из тени.

0

5

Если к чему за время работы Лив и пытался постоянно привыкнуть, так это к нагнетающей атмосфере болезней. Боль, страдания, злость и отчаянья, всегда витали в воздухе, не давая магу покоя. Тонкие иголочки уже вновь начали свою атаку, резко и неумолимо заставляя парня морщится. Как бы юноша не пытался уловить легкое дыхания лечебных трав, нос все равно до тошноты забивал запах крови. В таком ужасном месте невозможно было даже вздохнуть полной грудью, ибо запах болезней и знакомый аромат смерти, не могло заглушить ни одно ему известное средство.
Ливерий, с некоторой нервозностью замечал движение вокруг себя. Другие лекари не находили покоя носясь по лечебнице как угорелые, лишь бы успеть спасти хоть еще одну жизнь. «А стоит ли? Они не найдут облегчение на следующий день. Лишь еще больше боли…». Громкий оклик одного из лекарей, махом заглушил все его мысли, кто-то не смог сделать следующий вздох, а неподалеку на той самой арене кричали в дикой эйфории люди. Как сумасшедшие, они вопили, желая увидеть больше, жестче и опасней для сражающихся гладиаторов боев.
- Нельзя…- с тяжелым вздохом глаза мага вновь обратились к стонущим на койках людям. Удивительно как еще никто не сошел с ума с такой работой, хотя на уме паренька все же мелькнул один знакомый. Хладнокровная тварь. Он нравился Ливерию своим профессионализмом, но душой? Тот был пуст, просто шелуха без чувств и эмоций. – Ох? – юноша вновь обернулся на наставника с любопытством желая знать причину, по которой Тобиас остался в столь ужасном месте. Ответ заставил паренька лишь незаметно дернутся и вновь уставится на мужчину в углу. «Боль. БОЛЬ.» - надрывно кричало сознание бедняги и Никс закрыл глаза на секунду, а потом вновь открыл, почувствовав несколько изменившеюся в речи собеседника нотку.
Парня всегда поражала стойкость этого мага и его преданность делу, до которой самому лаэтану чего-то не хватало. Он прекрасно чувствовал, что рядом с мужчиной есть что-то знакомое, не столь ему знакомое как Сострадание, но ближе. Медиум надеялся, что что бы это ни было, он сумеет позаботится о старшем лекаре там, где простой смертный не имеет сил.
Они сделали пару шагов и Лив с интересом наблюдал за сменившейся обстановкой, мир боли ненадолго отошел на второй план. Мужчина перед ним сейчас воплощал нечто другое, более стойкое и уверенное, поэтому в сию же минуту паренек перевел все свое внимания на собеседника. Его настроение и дух упали, мгновенно услышав про мнения чужеземцев, все же какими их видят другие было важно. Одинокая, пусть и столь сильная и непоколебимая страна, легко станет добычей тех, кто задавит ее количеством. «Они не столь уж и далеки от правды» с горечью подумал маг и тяжело вздохнул, продолжая слушать. 
И все же уголок губ младшего лекаря сам собой приподнялся от последней фразы, глаза его наполнились теплотой. Он был прав насчет присутствия, почти каждый лекарь в своей жизни если хочет достигнуть мастерства в своей стезе, должен достучаться до жителя Тени. Те играли значительную роль наставников, такие духи как его друг и многие другие, помогали им в их деле. Однако если же другие лекарям приходилось искать их присутствия, похоже ему и его наставнику повезло больше.
- Ох, я понимаю. – его тихий смешок повис в воздухе, лишь на долю секунды, сменившись тяжелым вздохом. – Они очень чувствительны к подобному, не правда ли? – Ливерий с грустной улыбкой и тяжелым сердцем чувствовал незримую тяжесть другой сущности внутри себя, корчующийся внутри от переизбытка чувств других.  – Хрупки даже можно сказать, такие места особенно сильно влияют на их…состояние.
Одержимый обеспокоенно подергал край штанины, боясь встретиться глазами с наставником, ему казалось, что боль в его глазах могла бы выдать его с потрохами.
- Мне страшно начать думать о том...- лекарь тяжело вздохнул, окинув взглядом лечебницу уже в который раз, он повернулся к Маклену. – то, верен ли наш метод? Действительно ли мы им помогаем, а не продолжаем этот ужасный круг боли? Ведь вскоре все эти пациенты вновь будут ранены, и не только физически! Они продолжают напрасно сражаться, даже несмотря на то, что все это лишь бессмысленное насилие потехи ради…Мне становится еще страшнее, когда я начинаю думать о тех подростках, что они тренируют, чтоб поддерживать этот замкнутый круг! Они же того же возраста что и я! – Лекарь сделал глубокий вздох, дабы успокоить свои нервы и попытаться успокоить своего друга духа. Могло легко показаться что Ливерию страшно за себя самого, что он мог бы оказаться на их месте, однако в голове парня сверкали лишь зеленые глаза. – Слуга в нашем поместье..- Чуть поморщившись от своих слов, юноша смущенно сжал свою другую руку, чтоб дать себе ощущения реальности.  – Он ведь мог оказаться здесь, если бы моя мать его бы не купила.  Лин бы сражался на арене, и однажды бы просто…- Прислонившись к стене подле скамьи юный маг закрыл глаза. - Неужели все должно быть именно так? Арена…Рабы…Столько лет боли и страдания.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/evwLq.jpg[/icon]

Отредактировано Ливерий Никс (2018-11-07 16:43:52)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Vita sine libertate - nihil [24 Август, 9:44 ВД]