НОВОСТИ


Март пришел
Герои вниз полезли
Глубинные Тропы смущать

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Почему разбойникам лучше делать это сзади [26 Первопада, 9:25 ВД]


Почему разбойникам лучше делать это сзади [26 Первопада, 9:25 ВД]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.pinimg.com/564x/3f/87/ed/3f87ed2c18f064094382136c33574a16.jpg

Почему разбойникам лучше делать это сзади [26 Первопада, 9:25 ВД]

Время суток и погода: утро, близится полдень, но небо над заливом Риалто покрыто облаками и они постепенно наползают на Антиву. Меж проблесков ласкового и тёплого северного солнца всё же веет холодный осенний ветер.
Место: бойцовая яма, Антива
Участники: Шокракар, Северо
Аннотация: Хотите поставить в тупик, немного довести до истерики (кровожадной ярости!) и заставить вспомнить детский нервный тик очень хладнокровного профессионального убийцу, которого наняли прекратить ваш триумф на арене? Не убивайтесь. Вообще. Никак. Ибо нехер лезть не в свою весовую категорию, даже если ты очень скучаешь и вообще латентный самоубийца, опоздавший вступить в клуб умерших молодыми года так на два иль три. Косситы-васготы так мотивированы, что могут не только вышибать ворота головами (на кой ещё эти рога?), но и проколачивать кулаками насквозь людей и стены, делая себе путь в богатство и жизнь, свободную от Кун!

Отредактировано Северо Ратей (2018-09-17 11:01:53)

+1

2

Антива предлагала своим гражданам тысячу и одно рафинированное удовольствие: лучшее на материке вино, томные проститутки всех цветов и габаритов, изысканная приморская кухня и азартные игры, в которых можно просадить целое состояние. Обычно неприхотливым людям с головой хватало этих развлечений, но те, кто успел такими радостями пресытиться, шли туда, где под оргазмические крики толпы обрывались жизни - гладиаторские арены. Именно в этом месте, пахнущем кровью и потом, Шокракар впревые была принята обществом. Принята безвозмездно, так, как не хотел принимать её Кун. И это было восхитительно.
- Ты рождена для бойцовых ям, амика, - любил повторять Ортано - бас, который первым заметил потенциал потрошительницы и стал её покровителем. Он подолгу наблюдая за изнурительными тренировками своей гладиаторши, и Шокракар знала этот взгляд. Ортано смотрел на неё, но наверняка видел живой мешок, набитый деньгами. Это не обижало воительницу. Она знала, что кровь - самая выгодная и дорогостоющая валюта, и умела пускать её в оборот. Как любой предприимчивый антиванец Ортано знал об этом тоже, а потому Шокракар, не будь дурой, подозревала, что этот холёный усач не позволит уйти ей так просто.  А всё потому, что потрошитель на гладиаторской арене - это выгодно. Устрашающая внешность обеспечивала зрителю мурашки по коже, кровожадность зрелищна, да и стоит потрошила до последнего - сам не заметит, что помирает. А ещё раны заживали на Шокракар как на собаке. И там, где нормальные воины неделями, а то и месяцами отлёживались с переломами и ранами, этой рогатой порой хватало нескольких дней. Ортано был прав: Шокракар создана для бойцовых ям. Особенно сейчас, на пике своих сил: цвет косситской  породы, укреплённый фанатично-частыми тренировками. Молодая, сильная, горящая на чёрном топливе скопившейся за много лет ненависти, Шокракар позволяла абмициозному Ортано бросать себя в бойцовые ямы - на растерзание красным львам и выбешенным мабари, медведям и даже дрейкам, но главное - таким же отчаянным как она.

- Только не выпендривайся сильно, а то мне потом стыдно появляться с тобой на публике, - свесив массивные кулаки через прутья своей клетки, пробасил Сата-Кас. Кривая ухмылка рассекла его грубое лицо надвое - никаких прощаний. Шокракар всегда возвращалась; возможно, поэтому с ней было легко дружить. Сейчас она бинтовала предплечья и запястья, утягивала грудь и разминалась - обыкновенная гладиаторская рутина перед боем. 
- Can't help it, - не отрываясь от занятия, Шокракар небрежно пожала плечом. Это правда, что она всегда беспощадно выделывалась во время боя.  Не только потому, что хотела потешить болезненное и хорошо припрятанное самолюбие, но ещё и по сырому расчёту. Антиванцы ставили своё золото на васготку потому что хотели видеть её на арене снова и снова.   Антиванцы не просто приняли женщину такой, какая она есть. Они любили самые тёмные её стороны. Чудовище, при виде которого дети начинали плакать и прятаться за родителей, вызывало у них восторженные крики и рукоплескания. В каком-то смысле Шокракар прихорашивалась на свидание с толпой.  И как если бы природного очарования этой безусловной "красотки" было недостаточно, она покрывала свою дырявую шкуру боевой краской цвета багровой ярости, вставляла в серую плоть серебряные и золотые кольца и штанги - правда, подобный пирсинг, выдранный в бою из тела, на потрошителях заживал за считанные минуты. Васготка прекрасно понимала, что её внешний вид - это львиная доля представления, а потому не боялась лишний раз принарядиться так, как ни один лихач с ежегодного маскарада.
- Кто сегодня?
- Горстка всяких отбросов вроде нас с тобой, - зачерпнув пальцами в склянке с багровым витааром, который Ортано добывал для неё, Шокракар размазала его вокруг глаз, сделала пару мазков на щеках и подбородке, а потом принялась натирать самые уязвимые на теле места: шею, суставы, солнечное сплетение. Художник из неё был от слова "худо" поэтому под конец этого туалета выглядела Шокракар как очень неопрятный маляр.
- Ты же знаешь, что Ортано не даст тебе уйти просто так? - Сата-кас вслух озвучил ту мысль, которая одолевала Шокракар  уже несколько дней подряд словно маленькая раздражающая муха, от которой никак не отмахнуться.
- Знаю, - закончив с приготовлениями, Шокракар в последний раз оглядела монстра в отражении небольшого зеркала на стене её комнаты: на рога нанизаны металлические конусы для пущей остроты, нагрудник, волосы собраны в высокий хвост на затылке, короткие холщовые шаровары перетянуты широким ремнём.  Витаар уже начал впитываться и подсыхать, покрыв светло-серую кожу трескающейся корочкой и приятно стягивая её.  -  Я от Тамассран  ушла, от Бен-Хазрат ушла, а  хитрожопый антиванский хуй с ними и рядом не валялся. Но ты ведь поинтересуешься у местных о последних делишках Ортано?
- Обижаешь.
Больше комментариев со стороны Сата не последовало, и, почтя разговор законченным, Шокракар оставила его одного. Смуглый Ортано ждал её в оружейной, как обычно подтянутый, гладко расчёсаный, с намасленной острой эспаньолкой на и без того длинном, но довольно-таки приятном лице. Откуда-то снаружи душных помещений колизея уже слышался трубный гул горна, покрывающий шум нетерпеливой публики.

- Ты готова, mi bella?- Ортано всегда звал Шокракар "своей красоткой", но воительница игнорировала сарказм этого обращения.
- Как никогда, - на мгновение их взгляды встретились, и Шокракар увидела как её хозяин прячет за елеем глаз злую волю. Ещё один, кто стоит на пути между ней и свободой. Но с ним она разберётся потом. После того, как получит причитающиеся ей деньги за победу. А проиграть она не может. Не после всего, что ей пришлось передить.
- Значит, это последний наш с тобой бой, - от лживой добродушной улыбки Ортано Шокракар с души воротило. - Я верю в твою победу, моя дорогая. Покажи им.
К великанше подошёл молодой эльф-оружейник, поднося ей боевой лабрис с гранёным шипом на навершии. Оружие легло в мозолистые забинтованые ладони женщины привычно, становясь неотъемлемым продолжением её руки. Мальчишка-эльф исподтишка разглядывал огромную васготку, рядом с которой казался ребёнком, но Шокракар уже не замечала его взгляда и не думала об Ортано. Она слышала звуки стадиона. Она видела железную решётчатую дверь в конце короткого коридора, отделяющего её от последнего боя, что принесёт ей независимость. Арена звала её.
  Коварная Антива пленила Шокракар - но вовсе не красотой лазурных мозаик и золочёных скульптур. Здесь, в бойцовских ямах не было ничего такого; только смешанный с кровью песок, запах коптящих факелов и высокие стены круглой арены, за которыми многоголосая толпа требовала хлеба и зрелищ. И если хлеба у Шокракар не было, то зрелища она могла предоставить вдоволь.

  С лязгом распахнулась дверь в конце коридора, выпуская потрошительницу на песок. Жаркое антиванское солнце ослепило её на мгновение, а уши заложило от нахлынувшего звука ревущих зрителей. Сердце Шокракар забилось подобно боевым литаврам, грудь наполнило сладким предвкушением. Щурясь на солнце, женщина вскинула свой топор над головой под возросший гул толпы, и вновь ей показалось, что это не люди - это штормовое море подступило к стенам бойцовой ямы. Остальные бойцы тоже выходили на круглую арену под шум бушевавшего человеческого моря - чернокожий ривейнец  с молотом в руках, лысый гном с двумя короткими мечами, которые годились бы потрошительнице длинными кинжалами, симпатичная рыжая воительница с копьём, бородатый мужчина с мабари на натянутой цепи и неприметного вида эльф. Или не эльф? Отсюда и не разглядишь. Впрочем, пока не важно, всё равно выживет только один.
  Шокракар не двигалась с места, медленно раскручивая топор в руках. То, что казалось откровенной показухой с её стороны на самом деле имело конкретную цель - потрошительница разогревала запястья, но зрителям нравилось. Она ждала трёх ударов гонга, означающих начало боя.

Раз.
Два.
Три.

Пришло время окропить пески свежей кровью.

Отредактировано Шокракар (2018-09-19 00:13:43)

+1

3

[indent]- Держитесь вместе, я прикрою ваши спины, если дурить не будете. Мне нужна только рогатая чемпионка, - сказал Северо двум подкупленным "сокомандникам" раньше утром. Теперь же он оценивал их взглядом, и других, и цель - каждого, на залитой солнцем песчаной арене на дне бойцовой ямы, двигаясь по внешнему кругу ближе к тени, срывая свой сдержанный ворох оваций, когда поднимал руки или кокетливо поигрывал зрелищной частью своего арсенала на одной лишь левой руке. Он проверял у себя на поясах и перевязях ножны с кинжалами и метательными ножами, спрятанные склянки, удобство и подвижность непривычной дополнительной защиты, разминая ноги и плечи. Один кинжал был смазан ядом и отложен специально - никто не должен был получить этот подарок, кроме Шокракар. Его задачей было продержаться до момента, когда её можно будет добить. Конечно, если бы не правила арены, на которой нужны были зрелища, а не эффективность оружия, если бы он не отказался сознательно от танцев с луком, он бы остановился на дальнобойном оружии. И стал бы первой мишенью, потому что лучник - это одна из самых мерзких тварей что для пешего, что для конного бойца, если не можешь подлететь к нему быстро. Он заменил основное оружие на крюк и цепь с грузом и долго тренировал новый стиль боя, чтобы выступить в этой свалке. Но от тёмно-серого капюшона - пусть даже короткого, только защитить нежные и часто слезящиеся даже от отражённого с песка света, пусть даже вышитого цетусом, как и короткая накидка на плече, которой продолжался мотив - не отказался.
[indent]Все рванули в бой, и Северо тоже выбрал себе жертву - копейщицу. Подонок, конечно, но и рост, и стиль боя просил у него контактного боя не по руке врагу, чтобы быстро и дёшево и экономя силы устранить конкуренцию в яме, при этом не избавив васготку от самых выматывающих оппонентов. Он резко сократил дистанцию в короткий быстрый рывок в её сторону, когда как до того шёл в противоположную сторону и держал глаза на другом оппоненте, и выкинул цепь с грузом вперёд и вниз, пока выбранная жертва не успела сцепиться с мужиком с мабари. Конечно, убийца мог бы вломиться и в уже завязавшуюся драку, но это считалось грязной игрой - не зрителями, так бойцами. Никто не хотел умирать от кинжала в спину. Цепь пришлась женщине по ногам, и хотя Северо не хватало чистой силы, чтобы красиво уронить её в песок и протащить к себе под вой одобрения с трибун, он отнял у неё инициативу и инициировал драку. Копейщица вскочила на ноги, выпутав щиколотку из слабого захвата, и начала кружить против него. Северо крутил ленивую медленную мельницу с показушным и, откровенно говоря, неэффективным оружием, стреляя глазами и по ней, и по всем остальным. Он нервничал, его работа избегала драки на публику, и потому пытался, стараясь сосредоточиться на том, как и собаковод, и гном, и ривейниец сцепились ближе к центру, ближе к рогатой.
[indent]- Атакуй! Дерись! - подбадривали их самые истеричные голоса из толпы. Да. Ему нужно было драться, и пока не следить за другой группой.
[indent]- Да ты просто тратишь моё время! - рыкнула копейщица, сплёвывая в его ноги. А он того-то и ждал. Когда она потеряет терпение. Он ударил грузом в песок и сделал рывок - она мгновенно сорвалась следом, даже не пытаясь просчитать его движения, похоже, а он упал на правую ногу и выбросил крюк, целя в её голень. И, наученная тем, что крысёныш метит по ногам, она защитилась оружием. И тогда крюк остановился, отклонился назад и обмотался вокруг древка. Северо тогда бросил цепь с крюком, которая отняла у основного оружия женщины баланс, вырвал из ножен за спиной кинжал и рванулся навстречу ей, уходя от размашистого взмаха смертоносной мельницей у пяты древка. "Ах" пронеслось по трибунам. Копейщица пошатнулась, получив кинжал жалом прямо в не застёгнутое горло, свой кинжал она так и не успела занести навстречу обнявшему его с даром смерти Северо, только увидела татуировки вокруг глаз и изумлённо немыми губами, окрашивающимися в красный, что-то пробормотала.
[indent]Это было непрофессионально - пускать кровь из глотки. Любой Ворон, стремящийся работать чисто, покажет три варианта, как бить в спину или из-за спины обратным хватом засаживать в грудь между рёбер, пробивая лёгкие и сердце почти наверняка, и чтобы крови было мало, настолько, что даже можно не вымарать рук. Но Северо был художником и ему заплатили за гибель чемпионки. Драматическую и настоящую. Ту, которая принесёт её хозяину последний куш и все накопления, как единственному "близкому" существу.
[indent]Тёплая тонкая струя прыснула ему на подбородок прежде, чем он отбросил от себя шемку так же, как её к себе притянул, и не понимавший до тех пор его движений зритель возликовал, хотя в другой части арены рубиловка была менее точная и резкая и куда горячее. Северо вынес на свет дня, немного приглушенный налетевшими лёгкими облаками, густо окрашенный красной артериальной кровью клинок и, продемонстрировав его толпе, смахнул капли со стали на песок, разворачиваясь в поисках "основного" оружия с цепью и грузом - и навстречу другим четверым.
[indent]Ох, стойте.
[indent]Уже меньше.

Отредактировано Северо Ратей (2019-01-06 01:42:57)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Почему разбойникам лучше делать это сзади [26 Первопада, 9:25 ВД]