НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Двуручник, молот и наковальня [Конец Первопада 37 ВД]


Двуручник, молот и наковальня [Конец Первопада 37 ВД]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2L1WV.png

Двуручник, молот и наковальня [Конец Первопада 37 ВД]

Время суток и погода: ветрено, сухо, серым-серо.
Место: переправа у реки Минантер.
Участники: Мариан Хоук, Шокракар, Хиира и Каарас Адаар, Каарис.
Аннотация: Ты один-одинёшенек в центре кровопролитного конфликта? Твой парень оказался террористом? Ты в розыске? У тебя на руках кучка растерянных магов, бегущих от церковной расправы, и храмовники на хвосте? Не унывай, выход есть! Обращайся в наёмничью компанию Вало-Кас.
Вало-Кас - ваши проблемы решим за вас.
Предоплату предусмотреть; бронзу, услуги и интим в качестве оплаты не принимаем.

Отредактировано Шокракар (2018-09-07 18:59:45)

+2

2

Вольная Марка шла ко дну.
Хоук никогда не верила, что доживет до того дня, когда в городах начнут жечь Круги и проповедовать об истреблении всех магов, но жизнь оказалась штукой суровой и черствой – такой же, как сухарь, который она жевала, продвигаясь к расположившейся на распутье корчме с красноречивым названием «Рожки да ножки». Погода была мерзкая. Пса не было рядом – и от этого становилось еще хуже.
«Бедный Шустрик, - думала Мариан, по дороге взбираясь на холм и поправляя волочащийся за спиной плащ. – Прости, что я оставила тебя с теми придурками. Там ты нужнее».
Как и не могла поверить в то, что однажды назовет «придурками» своих собратьев-магов.

Андерс оставил ей на память не только разбитое сердце, но и херову тучу проблем, повылезавших из своих нор после того, как Хоук пресекла непотребства Мередит в Киркволле. Вольная Марка пылала, как охваченные пожарищем трущобы, а разборки магов и храмовников только подбрасывали хвороста в этот костер: каждый день до Мариан доходили слухи о Кругах, сбросивших ярмо храмовников, и смертях, вызванных этими волнениями.
За спиной был Старкхевен, впереди же – Тантерваль и бесперспективная бесперспективность. Минантер мирно гнал свои воды, далекий от проблем бренного мира. Хоук хотелось войти в его поток и уплыть вниз по течению в далекую загадочную Неварру, где никто не донимал бы ее своими проблемами.
Впрочем, о проблемах чуть позже.

Возвращаясь в здесь и сейчас, Хоук подняла глаза, рассматривая покосившееся здание. Для таверны, которая находилась в центре охваченных восстаниями городов, она выглядела весьма и весьма неплохо. Отбросив в сторону сомнения, Мариан прибавила шагу: плащ собирал дорожную пыль, завернутый в кожу и ремни посох забавно чиркал по камням, волочась следом.
Перед тем, как войти внутрь, Хоук пошарила по поясным кармашкам и вытащила оттуда сложенное вчетверо письмо. Еще раз пробежалась глазами по выписанным на бумаге буквам. А потом скомкала письмо, бросила его в грязь и решительно взбежала на крыльцо.
Еще с порога на нее пахнуло тленом и безысходностью. Тлен и безысходность имели крепкий запах эля и жира.
Любой человек в Киркволле знает: хочешь уточнить что-то – пойди к корчмарю. Хоук еще только предстояло выяснить, работает ли это правило в отношении таверн, расположенных на приграничных к городам-государствам землям, поэтому она незамедлительно двинулась в сторону стойки трактирщика – как говорится, делать дела.

- Э, здравствуйте. Я ищу… - «Шакарок? Шокатар? Шокрекер? Ну вот нахрена, нахрена я выбросила ту бумажку? А, проклятье!» - … одну женщину.
- А кто в наши времена не ищет женщину, монна, кто не ищет… - меланхолично вздохнул корчмарь, усердно протирая кружку. У корчмаря были просто потрясающей выразительности брови и усы. Им бы позавидовал даже старина Страуд.
- Нет, вы не поняли, - «совсем меня не поняли». – Я ищу женщину, которая заправляет наемничьей бандой «Вало-Кас». Мне сказали, что я могу найти ее здесь.
Насторожившись, корчмарь оторвался от своего занятия, заправил тряпочку в карман просторных штанов и, фыркнув, глянул на Мариан из-под кустистых бровей.
- Кто такое сказал?
- Птичка на хвостике принесла.
- А сами кем будете?
Хоук прикрыла глаза и терпеливо вздохнула, сжав переносицу.
«Я богатая одинокая женщина в бегах, - думалось ей, добродетельной андрастианке, в который раз столкнувшейся с человеческой подозрительностью. – У меня есть посох, который я могу засунуть тебе в задницу так глубоко, что ты не сможешь больше ходить, и деньги, чтобы замять это преступление. Вопросы?»
Вслух она ничего такого не сказала, конечно.
- У меня проблемы, - Хоук посерьезнела, деловито облокотилась о стойку, нахмурила брови и грозно зыркнула на корчмаря в ответ. – И мне нужна помощь профессионалов. Профессионалов, которые не задают лишних вопросов.
- Второй этаж, первая дверь налево.
- Чего? – растерялась Мариан.
- Я сказал, - корчмарь понизил голос до заговорщического шепота и стрельнул глазами в потолок – туда, где предположительно заседала искомая Мариан банда, - второй этаж. Первая дверь налево. Ни с кем не перепутаете.

Вскинув брови, Хоук многозначительно хмыкнула. Она вдруг почувствовала себя участником какого-то загадочного таинства, действие которого происходило под покровом темноты. Это было чудесным окном в прошлое: когда-то длинными безлунными ночами она так же выбиралась бухать в «Висельник».
Пережив первый за этот день приступ ностальгии, Мариан благодарно кивнула, подбрасывая корчмарю медную монетку. Деньги были ценным ресурсом в эти непростые времена, но еще более важным Хоук считала человеческую благодарность. Корчмарь, получивший монетку, всяко добрее корчмаря, оставшегося ни с чем. Дальновидная (нет) Мариан всегда смотрела наперед: быть может, в момент нужды он нальет ей кружечку и поделится последними сплетнями. Пока же корчмарь только подмигнул ей, жестом указывая в сторону лестницы, ведущей на второй этаж таверны, отведенной под гостевые комнаты.

В любой приличной корчме второй этаж считался зоной привилегированных – по крайней мере, Варрик руководствовался этим принципом, оплачивая номер в «Висельнике» на пять лед вперед. Ступая по скрипучей лестнице, Хоук ощутила второй острый приступ ностальгии. Он вырвался наружу громогласным чихом: зажав нос, Мариан поругала на чем свет стоит пыльные перила и паутину, тонкой занавесочкой свисающей с потолка.
Обозначенная бровастым корчмарем дверь – первая налево – была совершенно обычной. Абсолютно непримечательной. Нисколечко не выдающейся. Закончив с эпитетами, Хоук громко постучалась.

- Эм, здравствуйте? Мне сказали, что… Ох, святые портки Создателя и мать моя Андрасте, - на одном дыхании выдала Хоук, открыв дверь напрочь забыв о заготовленной наперед речи.
То, что предстало перед ее глазами, было великолепно в той же мере, сколь и устрашающе.

В комнате сидели кунари. Кунари всех возможных вариантов и размеров – в основном большие, но все-таки. Среди них были даже женщины. Женщин-кунари Хоук отродясь не видела – и тут же пожалела о таком упущении своей жалкой жизни. Воспоминания отбросило сразу же к воинам Аришока, разрисованным красной краской, как кровью: они были похожи на этих наемников так же, как баклажан похож на тыкву. То есть, не похожи совершенно.

- Вы Шокракар? – спросила Хоук, в порыве вдохновения сразу же вспомнив имя; серые глаза глядели ей прямо в душу. – Я искала вас. Варрик – наш общий знакомый.
В свое время проработав год в наемничьей шайке, Мариан знала, как правильно переговариваться со своим братом. Первое – обозначь, как и через кого ты вышел на своих потенциальных работников. Второе – четко изложи суть работы. Третье – держись представительно, а не как старкхэвенский петух. Четвертое – плати наличными.
- Мое имя – Мариан Хоук.
Пятое – никогда, никогда не поминай имя Мариан Хоук, если не хочешь заработать проблем.
- У меня есть работа для вас – как и деньги на то, чтобы эту работу оплатить, - четко объявила Хоук, переходя сразу к мякотке и без приглашения ступая в комнату. - Интересует?

+6

3

В мирное время брат-наёмник порой вынужден за копейки выполнять скучные заказы вроде "принеси десять козлиных шкур" и "собери шесть пучков эмбриума"; и то хорошо если вовсе не сидит без дела. Но там, где царит запах крови, металла и палёных домов, хорошая работа сама ходит за тобой по пятам - хоть отбивайся. И всё последнее время Шокракар чувствовала: кончится череда мелких дел. Предчувствие наживы одолевало её. Обещание конфликта набрякло в вонючем воздухе марчанских городов, по которым Вало-Кас кочевали от одной незначительной миссии к другой, но профессиональный чуй говорил женщине: скоро, скоро прольётся кровь, а с ней - посыплется обагрёное этой кровью золотишко. Об этом говорило всё: слухи из подполья, атмосфера страха и напряжения, подскочившие цены и повылезавшая из тёмных углов нелегальщина. Наёмница даже разрешила своим ребятам кутить что есть мочи, потому что знала - скоро на них навалится тонна работы, опасной и трудной. И когда на редкость взволнованный Таарлок припёрся к ней с пешками на всё лицо, Шокракар без слов поняла - началось.

  Бахнуло, как оказалось, в Киркволле. И бахнуло в самом прямом смысле. А потом всколыхнулся народ, пошло как по накатаной, и на Вало-Кас дождём посыпались задания. Львиная часть заказов поступала от гражданских: торговцы просили усиленной охраны, а богачи готовы были платить за элитных телохранителей вдвое дороже чем прежде, лишь бы не попасть между молотом и наковальней. И Шокракар уже раскидала половину своих ребят по Вольной Марке, но всё ждала, когда же к ней обратятся сами виновники разгоревшегося конфликта: Церковь и мятежные маги. И несмотря на то, что священнослужители располагали собственной армией унюхавшихся лириуму солдатов, они уже обратились к Вало-Кас со своим предожением. Церковь, как оказалось, готова была платить именитой компании если не за наём, то даже за простое неучастие в конфликте; и хотя Шокракар претила сама мысль о бизнесе с религиозными фанатиками, деньги, как говорится, не пахнут. Раз её ребята могут разжиться баблишком за простое сидение на заднице, разве может она хотя бы не учитывать такое предложение? Оставалось дождаться достойного предложения с другой стороны баррикад, но до сих пор беглые маги либо молили Вало-Кас о бесплатной помощи, либо предлагали те жалкие накопления, какие успели наскрести по сусекам - и ведь откуда пленнику Круга взять деньги? Но Шокракар знала - даже у угнетённых магов должны быть именитые и богатенькие защитники. Они обязательно придут. И чутье снова не подвело её.

  Те Вало-Кас, что не носились сейчас галопом по Марке, остановились в "Рожках да ножках", расфасованные по своим номерам. Из них не спалось только четверым: Шокракар, Адаарам и Каарису.  Своими магами Шокракар сейчас не разбрасывалась и вообще советовала им держать рога пониже, чтобы не попались местным храмовникам под горячую руку. Поэтому Хиира и Каарис сидели сейчас рядом и резались с ней и Каарасом в картишки, а не носились по заданиям. Игра была в самом разгаре.

  Как только Хиира, Каарис и Кас вскрылись, Шокракар победоносно гаркнула и жахнула по столешнице семью картами, открывая своим партнёрам по "Порочной добродетели" четыре кинжала и три песни. Выпивка, стоявшая на столе, чуть подпрыгнула от удара, расплескав кисловатый эль по картам, а капитан наёмников нехорошо осклабилась, адресуя плотоядный взгляд сидящему напротив Каарасу. Улыбка у Шокракар, надо заметить, была очаровательна - шрамы на порваных губах растягивались, поблескивая розоватой кожей, и создавая незабываемое впечатление, что всё лицо женщины вот-вот разойдётся по швам.

- Ха! Снимай портки, киса, у меня для тебя фулл и "хорошая рука", - Шокракар и сама уже сидела в одних только кожаных штанах и утягивающей повязке на груди. Ещё немного, и она могла остаться без денежек и одежды, но удача улыбалась рогатой наёмнице, а наёмница улыбалась ей, откинувшись на жалобно скрипнувшем стуле и закидывая на край стола ноги в высоких сапогах. Ожидая, что Каарас ломаться не будет, а с честью выполнит условия проигрыша, Шокракар удовлетворённо отхлебнула эля из двухпинтовой. Всё-таки не пристало капитану блистать серой шрамированой жопой перед своими наёмниками, какой бы накачанной она не была. Хотя, если по чесноку, не впервой.

  Не успела Шокракар вполне насладиться победой, как её триумф был прерван стуком в дверь. Но кем! В рамке открывшегося дверного проёма вырисовывалась чудесная картина. О, эти бунтарски настроенные к своей хозяйке чёрные волосы; глаза, изумительно-синие как небо после третьей ходки, кожа румяная как орлейская выпечка, а губы красны как свежая сечёная рана топором! Или это выпитый эль так действовал?.. Пробежав взглядом по незнакомке, Шокракар чудовищно-кокетливым движением мускулистой руки убрала с исчерченной морды светлую прядку волос, заткнув её за драное ухо. Женщина уже привыкла, что её вид неподготовленному зрителю что удар по темечку, а тут четверо васготов за столом, некоторые из которых и вовсе без одежды. Так что реакцию черноволосой незнакомки можно было ещё отнести к разряду щадящих.
  Впрочем, как только к оторопевшей гостье вернулся дар речи, выяснилось, что красотка нагрянула по делу. И оказалась она не абы кем - а самой Защитницей Киркволла, в резюме которой числилось множество славных подвигов, которые для Шокракар сводились к одному: знаменитая Мариан Хоук для васготки была Той-Что-Надрала-Зад-Аришоку. Кослун знает, что отдала бы наёмница ради удовольствия собственноручно прервать жизнь одного из Триумвирата. Но, позвольте, как такая мелюзга могла убить самого сильного бойца Кун? И где, спрашивается, знаменитый шрам на носу? Холодные и серые как сталь глаза Шокракар сощурились, взглядом ощупывая пришелицу и пытаясь распознать в ней небезызвестную героиню. Единственной гарантией её личности служило имя Варрика: о его связи с Вало-Кас не многим было известно. Женщина одним ловким движением вынула из под стола жалкого вида табурет и предложила его своей гостье.

- Она самая, - низко промурлыкала Шокракар, а её увенчанная изогнутыми рогами голова качнулась в знак согласия от чего золотые кольца в драных и словно обкусаных ушах мелодично звякнули. Усыпанной крупными перстнями рукой женщина обвела свою честную компанию. - Это Каарас и Каарис - я сама путаюсь в их именах, так что смело уточняй. Это Хиира. Мы слушаем тебя.

Отредактировано Шокракар (2018-09-11 00:24:22)

+3

4

Стоило сразу насторожиться, раз уж он промучился два часа кряду, извертевшись на жесткой лежанке, но так и не сумев уснуть, что в этот день ветреной Фортуне будет совершенно не до своего рыжеволосого почитателя. Однако Адаар, и в другие дни не такой проницательный, подобные тонкие намёки не учёл и с энтузиазмом, достойным лучшего применения, ввязался в карточную игру с такими же не спящими, среди которых оказалась внезапно и его младшая сестрёнка.
Хиира была в отряде уже больше года, но Каарас всё равно нет-нет да срывался в неуправляемый братский режим, начиная шипеть и глазами дырявить всех и каждого, кто на его взгляд слишком фривольно себя вёл с его младшенькой. Причём в его представлении это “фривольное” имело весьма размытые и изменчивые формы, зависело от каждого индивида, его прошлых подвигов  или просто от настроения красноволосого.
В этом расстрельном списке их обаятельный, словоохотливый поэт занимал одну из первых позиций, поэтому заметив Хииру и Каариса в одном помещении, старший Адаар резко передумал идти дышать свежим воздухом. И не прогадал, успев вписаться в последовавшее затем веселье, когда к их посиделкам присоединилась и сама начальница Вало-Кас. Вскоре вся их честная компания, раздобыв колоду и выпивки бочку (а четверо косситов и не такое количество могли выдуть) бодро резалась в карты на деньги и раздевание.
Каарасу везло с крайне сомнительным успехом. То ли звёзды так сложились, то ли мухлевал кто тонко и незаметно как боженька, но карты толковые в руки не шли партией за партией, то вынуждая рыжего расставаться со своей одёжкой и копеечкой, то позволяя выдохнуть за шаг до поражения, когда у кого-то всё-таки комбинация оказывалась ещё более отстойной, чем у него самого. Вторых моментов было гораздо меньше, чем хотелось бы, поэтому к концу седьмого или восьмого круга (выпито уже было прилично, чтоб от сознания ускользали такие мелочи), он остался за столом с жалким десятком медяков и в одних штанах. Хотя и это было ненадолго, потому как ни у кого из присутствующих «плохой руки» не оказалось, и его паршивенькая комбинация из двух рыцарей и двух змей вышла самой слабой.
- Босс, если ты хотела просто меня раздеть, то так бы сразу и сказала, - ухмыльнулся Каарас, облокачиваясь на стол и меряясь взглядами с восседавшей напротив воительницей. Впрочем к чему сейчас артачиться, он всё равно уже проиграл, поэтому, хлопнув ладонями по столешнице, рыжий отъехал назад на стуле и поднялся во весь рост, хватаясь за завязки штанов. - Но я ещё могу отыграться, так что следующей тряпкой на пол полетит твоя повязка.
Кас стрельнул хитрым взглядом на крепко перевязанную грудь Шокракар, поймал насмешливый взгляд её серых глаз и развязал завязки на штанах, позволив им сползти до щиколоток. Эль уже достаточно ударил в голову, чтоб даже присутствие младшей сестрёнки не зашевелило внутри атрофировавшееся за ненадобностью чувство стыда. Да и чего ему стесняться-то, когда он хорош собой и прекрасно сложен, а с труселями может расстаться только в следующем раунде, который он вообще-то рассчитывал выиграть. Сколько ж можно лошарить за вечер, в самом деле!   
Именно в этот момент в дверь постучали, и на пороге возник посетитель, молодая женщина, на первое время так и застывшая столбом на входе. Вало-Кас и при других обстоятельствах умели производить на людей впечатление, а уж когда на них одежды было мало – подобный эффект заметно усиливался.
Каарас только весело хмыкнул и завершил своё раздевание, выпутавшись из штанин и небрежным движением голой пятки отпихнув их в сторону, где уже валялись его сапоги. Не хватало ещё, чтоб ему потом не засчиталась эта обнажёнка, раз игра вдруг встала на паузу с появлением незнакомой красавицы.
Хотя когда она представилась, интереса к ней возникло много даже у красноволосого Адаара. Он облокотился на спинку своего стула, с нескрываемым любопытством рассматривая легендарную гостью.
И садиться обратно за стол не спешил, но уже совершенно из других соображений, а не просто из желания покрасоваться.

[icon]http://s3.uploads.ru/fiFmy.jpg[/icon][LZ]<div><a href="http://dragonageone.mybb.ru/viewtopic.php?id=205"><font color="#3f2a0c" size="3" face="Philosopher" weight="bold"><b>Наёмник Вало-Кас</b></font></a>;<br><b>Убийца</b>, 26 лет, васгот, рыжий и бесстыжий</div>[/LZ]

+4

5

Стоило спросить, не прерывает ли она какое-то темное таинство, потому что происходящее сильно походило на прелюдию к оргии: обвешанная массивными цацками кунарийская женщина в одном углу всем своим видом напоминала перекаченного демона Желания, ее спутник демонстрировал неспособность делать правильные жизненные выборы и носил сапог на роге, госпожа Шокракар была слишком похожа на кунари, который может сожрать тебя в любой момент, а последний и вовсе был в трусах. Пресвятая матерь Андрасте, что за чудесная компания.
Хоук медленно сбросила с себя плащ, аккуратно повесила его на прибитый к стене крючок и как во сне опустилась на предложенный табурет, чинно сложив руки на коленях – совсем как ученица Круга, случайно попавшая на вечеринку к храмовникам. У Мариан было заготовлено много красиво слов, – пламенные речи о благородстве грядущего дела, обещания золотых гор и хорошей драки, обязательная попойка в таверне за ее счет – но все они разбивались о жестокую реальность и твердые кубики кунарийского пресса.
- Я, ам, - еще раз попробовала начать Мариан, сконфуженно уставившись на рог кунари, все еще обутый в сапог. – Значит, вы знаете, кто я.
«Конечно знают, дурочка. Кто ж тебя в Вольной Марке теперь не знает».
… нет, ну на одном из наемников из одежды действительно остались только трусы же. Хоук не понимала, почему ее зрение, а следом - и сознание фиксируется на таких постыдных вещах. Как будто она не видела наемников в трусах – вон, парни Миирана под конец каждой недели сходили с ума и обвешивали «Висельник» штанами как гирляндами, подумаешь. Создатель милосердный, да она даже видела их голыми – то была скверная история, о которой не принято упоминать в наемничьем обществе. Наверное, сейчас она переживала последствия культурного шока. Потому что голые и щупленькие молодцы Миирана сильно отличались от этих мускулистых машин убийства.

На столе были разбросаны карты. Мариан уставилась на выигрышную комбинацию и мигом повеселела – если эти голые кунари рубятся в «Порочную добродетель», значит, она найдет с ними общий язык. И ей даже не придется для этого раздеваться. Наверное.
- Знаете, вы очень крутые. Я видела много кунари, но таких, как вы – никогда. Вы играете в карты, - зачем-то с чувством сказала Хоук, понимая, что язык, реабилитировавшись, давно опередил мыслительный процесс. – И на этой позитивной ноте я бы хотела перейти непосредственно к делам.
Замечательной особенностью характера Мариан было то, что она быстро и весело приходила в себя после любого шока – то было наследие, которое оставили все те задорные деньки в Киркволле. Удары судьбы она привыкла встречать с гордо поднятой головой и круто выпяченной грудью – и да, голые кунари были определенно ударом. Если не судьбы, то скверного чувства юмора Создателя.
«Варрик, ты – редкостный мудак. О таком мог бы предупредить, чего ж ты так не по-братски поступаешь».

Как будто вспомнив о чем-то, Хоук похлопала себя по карманам и отстегнула с пояса широкий кожаный кошелек. В нем могли быть деньги. В нем могла быть последняя книжка из серии «Трудная жизнь в Верхнем городе». В нем могла быть отсеченная рука монны Мередит.
Вместо этого Мариан вытащила из кошелька сложенную вчетверо миниатюру Вольной Марки, бережно развернула ее и, разгладив, разместила на столе так, чтобы ненароком не смахнуть ничьих карт. Она все еще помнила правило святой неприкосновенности комбинаций в «Порочной добродетели» и не собиралась его нарушать.
- Каарас, Каарис, Хиира и госпожа Шокракар, - блеснула идеальной слуховой памятью Хоук. – У меня есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.
Это было многообещающее начало.
- Через несколько дней из славного города Хасмала в не менее славный город Тантерваль двинутся маги, - Мариан взяла со стола мутное колечко и расположила его на карте, отмечая чародеев. - Маги, которые устали от всего этого дерьма, - «устроенного моим бывшим, вот ведь сука», - и просто хотят покоя. Однако есть вероятность, что покоя им не дадут верные идеалам Церкви храмовники – они могут прознать о наших планах и последовать за магами, - поверх карты легла серебряная монета, символизирующая церковную десятину – тьфу, то есть, храмовников. - Отвлечь жестяных рыцарей и одновременно сопроводить чародеев я не смогу, поэтому мне посоветовали обратиться к вам, - Хоук кивнула мадам Шокракар как предводителю этой лихой банды и продолжила. – Короче, мне нужно больше людей… простите, кунари, чтобы провернуть это дело. Кто-то из вас поможет увести храмовников по ложному следу и, если надо, хорошенько прибить их, а кто-то – проводит со мной чародеев. Путь недолгий, в Тантервале их встретит мое доверенное лицо, главное – переправить всех через мост в целости и сохранности. Ну, пока как-то так, - Мариан просто пожала плечами, оглядев всех по кругу. – Право оценить сложность работы в денежном эквиваленте я предоставляю вам. Плачу только золотом, да. Треть суммы вперед, тоже да. Буду ли я торговаться? Конечно, - Хоук считала, что лучше сразу порешать мелкие детали и приступить к бесчестным торгам. – Ну что, начнем?

+3

6

- Если бы я хотела тебя раздеть, я бы тебя раздела, - ещё успела ответить Каарису Шокракар с удовлетворённой скотской ухмылкой. - Так что ты не болтай, а лучше бабки гони.
  Горстка монет перекочевала на сторону Шокракар. Она хорошо отдыхала, и появление Мариан Хоук отдыха только скрасило - от женщин в своей компании васготка никогда не отказывалась. А ведь раньше она думала, что Чемпион - это мужик. У басов имена странные, и на вкус Шокракар Мариан вполне мог оказаться мужчиной.

  Четыре пары глаз наблюдали как героиня Киркволла пристойно присела на коротконогий табурет и пыталась оклематься. И Шокракар всё пыталась разглядеть в монне Хоук хоть что-то от сногсшибательной крутизны и массированной силы. Неужели правда она? Бас как бас, ну, симпатичная и в себя пришла достаточно быстро - стоит отдать ей должное. Но неужели это вот она убила Аришока? Маленькая черноволосая девчонка с руками, сложенными на коленках? Убила олицетворение тела и силы Кун? Она? Мало того, что женщина и саирабаз. Так ещё и... такая! Мариан договорила, но Шокракар молчала в ответ.  Похоже, это действительно Чемпионка Киркволла, кто бы ещё стал соваться в подобную авантюру? Большой рот её поджался и женщина вроде бы кашлянула. Потом снова. А потом Шокракар расхохоталась.

- Well, fuck me and call me sally, but this is amazing! - сквозь смех провозгласила наёмница, снова долбанув по столешнице твёрдой мозолистой ладонью. Её грудь ходила ходуном, а рогатая голова запрокинулась. - Если ты действительно та, за кого себя выдаёшь, то я бы душу отдала за то, чтобы посмотреть на обалделые лица Ашаадов, когда ты убила Аришока. Женщина! Ахаха, саирабаз!.. Ahhhh, fuck, seriously...

  Ещё посмеиваясь, женщина утерла слезящиеся глаза и глубоко с удовольствием судорожно вдохнула, успокаиваясь:

- I thought you'd be bigger or something. I don't know. I suppose everybody does, - покачав головой, Шокаркар хлебнула из своей пинты и вытерла большой рот тыльной стороной ладони. А потом поправила Мариан до странности спокойно, почти мягко, но неожиданно серьёзно - даже несмотря на тень улыбки в уголках губ. - Васготы. Не кунари, а васготы.

  Она не стала объяснять своей гостье, почему они не кунари, а васготы. Почему васготы, а не тал-васготы. Почему васготы, а не косситы. Почему одно может подойти для называния расы, а другое - для названия общества. Если бы каждый раз, когда Шокаркар называли кунари, она получала золотой... ну вы поняли. И конечно басы не обязаны разбираться в таких тонкостях, но достаточно просто считаться с фактами.

- Сразу к делу - это мне нравится, - потрошительница потянулась через стол, подцепив пальцами пустую кружку, посмотрела в неё, подула внутрь и наполнила оставшимся в бутылке элем. Пенящуюся кружку она поставила перед Мариан. Захочет - промочит горло, не захочит - проигнорирует. Память Защитницы Шокракар оценила, а вот госпожой её если и звали, то разве что в постели. - Выпей с нами, Защитница. Один раз не Вало-Кас.

  Вновь расслабленно откинувшись на спинку стула, Шокаркар под скрип кожаных штанов закинула ноги на свободный от чьего либо филе стул. Руки она сложила на твердокаменных бёдрах, вся принимая позу для удобного и, возможно, продолжительного торга.

- Святоши уже связалась с нами. Они хотят, чтобы мы разыскивали беглых магов, по возможности возвращали их в Круги, а в случае сопротивления нам дозволено казнить отступников на месте. Если мы откажемся впутываться, Церковь предлагает платить нашей компании пятьдесят золотых в месяц за простое невмешательство в эту войну.

  На самом деле в контракте говорилось, что Церковь обязуется платить тридцать золотых в месяц, но ведь Защитнице вовсе не обязательно было об этом знать?

- Пока я ничего святошам не ответила, всё ждала, когда же к нам обратится вторая сторона вашей заварушки, - поболтав остатки алкоголя в своей пинте, Шокракар залпом опустишила её. - И пока никто не предложил нам более выгодной сделки. Само собой, участие в конфликте с организованной и вооружённой армией будет стоить дороже пятидесяти золотых, но что бы дать свою цену, я должна знать, во-первых: сколько магов нам нужно переправить? И во-вторых: со сколькими храмовниками на вскидку нам придётся столкнуться?

  Вообще, Шокракар не сильно трогал конфликт магов и Церкви. Не потому что она была вся такая жёсткая и бесчувственная, а потому что у каждого в этой жизни своя битва, и распыляться на всё вокруг - бессмысленно и безрезультатно. И всё же когда какой-то эксперт поднял на воздух киркволльствую церковь, Шокракар изумилась: а так можно было? И встреть она того самого Андерса, она бы с силой хлопнула его по плечу и сказала бы: я понимаю тебя, саирабаз. Потому что будь у неё возможность, она бы и сама подорвала Кунандар к генлоковой матери, не жалея ни стариков, ни детей. Потому что пока она резалась в "порочную добродетель" и искала утешения в объятиях равнодушных проституток, тысячи васготов ещё подвергались чудовищным пыткам в концентрационных лагерях кунари. Тысячи тысяч несогласных даваились камеком, когда их тыкали мордой в миски надзиратели. Проводились чудовищные эксперименты.

  Мне внушали, что я больна и сошла с ума. Искусственно доводили до безумия. Истязали телесно. Не позволяли спать на протяжении дней.

  И это была лишь малая часть того, на что шёл Кун, чтобы прогнуть под себя и "исправить" всё, что не покорялось. Так что если бы у Шокракар много лет назад на руках оказались килограммы взрывчатки, она бы не дрогнувшей рукой подняла целый город на воздух, лишь бы остановить тот кошмар, которому она была свидетелем. Пустые глаза. Согбенные спины. Опущенные руки. Мольбы о пощаде. Лишь бы переломить страшный ход истории.
  Но прежде здешних магов Шокракар ещё жалела своих своих серых балбесов и отказывалась продавать их жизни за гроши и чужие свободы. И не столько потому, что успела к ним привязаться. Они были её единственным оружием в войне с Кун. Отбирать у Кун потенциальных слуг и делать их свободными - что может быть лучше?

- Кроме того, святоши угрожали мне, что если Вало-Кас выступит на стороне магов, то у нас могут быть проблемы, - продолжила Шокракар. - Сможешь ли ты побить их предложение?..

Отредактировано Шокракар (2018-09-30 20:10:36)

+2

7

- Да там не на что было смотреть, правда, - Хоук вдруг вздумала прибедняться – она еще не знала, как ей относиться к своим новым рогатым друзьям (да, именно к «друзьям» - Мариан была настроена оптимистично), поэтому держалась с настороженным весельем. – Я просто лупила Аришока по хребту посохом до тех пор, пока он не свалился на землю.

Предводительница этой замечательной банды не только заразительно смеялась, но и отменно ругалась – Хоук успела проникнуться к ней уважением и расслабиться. Ничто не располагает людей друг к другу так, как делает это обоюдная любовь к матерным словечкам. Благородная матушка, да убережет Создатель покой ее души, не согласилась бы с этим утверждением, но не чаи же с наемниками распивать, в самом деле.

А ведь распивать было что. Забудьте о том, что матерные словечки объединяют людей; с этой задачей куда лучше справляется алкоголь. Восторженным взглядом обласкав кружку пенящегося эля, Мариан потянулась к выпивке. Знакомый запах и тяжесть полпинты сразу подняли ей настроение: отныне в ее жизни все должно быть хорошо.
С этими мыслями Хоук, лихо запрокинув голову, в несколько затяжных глотков осушила кружку. Аккуратно поставила ее на стол. Не менее аккуратно утерла губы ладонью и легонько постучала себя кулаком по груди, пропуская горячительное по трубам. Таким образом, все хорошее в жизни только что кончилось.

- Васготы, значит, - покладисто согласилась Хоук, пожимая плечами. Она очень быстро улавливала информацию. – Ну васготы так васготы.
При всем своем желании навечно остаться в сытном алкогольном оцепенении, дела не могли ждать – в конце концов, именно за этим Мариан сюда и пришла. При внешней простоте и абсолютном неумении выглядеть по-защитнически грозно, – тридцать два годика, по-детски взлохмаченная башка, следы вековых дум под глазами – Хоук слыла внимательным слушателем: стоило ей обратиться слухом к Шокракар, как во всей ее осанке появилось что-то опасное.
Чем больше она слушала, тем больше ощущала себя на те самые тридцать два – мудрой, спокойной и очень усталой. Мариан подозревала, что Церковь не могла предложить столько денег наемникам за простое ничегонеделанье: при всей широте своей андрастианской души, церковные бюрократы всегда переживали кризис жадности. «Бедны как церковные мыши» - подумала Хоук, вспоминая позолоченные изваяния Андрасте во взлетевшей на воздух киркволльской Церкви.

- Пятьдесят золотых? Воу, легче! Даже в Киркволле нет таких цен! А вообще, можно я скажу? - начала Мариан, не дождавшись разрешения. – Если вы поможете магам, никто не станет вам угрожать. Знаете почему? В Вольной Марке все, включая церковников, до усрачки боятся кунари. Или васготов. Или тал-васготов. В общем, славных блюстителей веры напрягает все серое и рогатое. Конечно, они могут заплатить вам за невмешательство один раз, два раза, но потом они свернут сотрудничество с вами, потому что… ну, не по-андрастиански это. А я готова работать с вами. И не один раз.
Это было странно, но Мариан вдруг вспомнила сестру Петрис. Ту противную бабу с крысиным лицом, которая хотела очернить кунари и за счет этого укрепить авторитет Церкви. Сложные вопросы идеологии и веры всегда вгоняли Хоук в тоску, но почему-то ей казалось, что Шокракар будет интересно про это послушать. Или нет. Не зря же в Церкви говорят, что «когда кажется, надо помолиться Создателю». Тьфу ты.

- Если мы сообразим хороший план, то вам вообще не придется переправлять магов – это я возьму на себя. Самое главное – отвлечь внимание храмовников, - Мариан подвинула табурет ближе, взметнула руками, жестикулируя, блеснула горящим взглядом – ей всегда нравилось продумывать стратегию мордобоя. – Понимаете, я хоть и боец, но остаюсь чароплетом. Ничего не случится, если я выйду против одного храмовника, но целый отряд – это уже проблема. Они могут не только подавить магию, но и сделать кое-что нехорошее с моей головой, - Хоук почесала в затылке. – Это… сложно объяснить. Вон у вас в отряде маг, может, у нее лучше выйдет - но я не знаю, встречалась ли она с храмовниками лицом к лицу.
Мариан была недостаточно честна: ей было сложно объяснить свои ощущения после стычки с опытными храмовниками именно не-магу. Это как погружение в ледяную воду, как удар с размаху лопатой по голове: тут не то, что заклинанием броситься не успеешь – не сообразишь просто, потому что горшочек перестает варить.

- Но нет, вам не придется бороться с вооруженной армией – по нашу голову вышлют максимум пятерых-шестерых хорошо обученных рыцарей. Смешно, но этого и впрямь достаточно, чтобы подпортить кровь магам… но не вам, так ведь? Вы же с легкостью справитесь с таким мелким отрядом? – посмотрев Шокракар прямо в глаза, Хоук криво улыбнулась – улыбка у нее была сладкой, как сорванный в «Порочной добродетели» куш. – Как по мне, сорок золотых – честная цена.

+2

8

При виде того, как маленькая женщина враз расправляется с большой полпинтой, взгляд у Шокракар осоловел и смягчился, сменяя серую сталь на обволакивающий туман. Её ребята знали этот взгляд довольно-таки хорошо, поэтому Хиира тихонько хихикнула в кулак, а Каарис с усмешкой закатил глаза.

- Скромность, конечно, украшает, но зачем такой привлекательной женщине украшения? - васготка потёрла шершавыми пальцами рассечённый старым шрамом подбородок, внимательней разглядывая свою возможную нанимательницу. Бойкая дамочка и явно с острой начинкой. Так как же на самом деле выглядел бой с Аришоком? Шокракар постаралась представить, как эта огненная девица исполняет какую-то умопомрачительную магию, которая сминает самого сильного бойца Кун в дуэли один на один - враз, точно так же как Хоук прикончила кружку своей выпивки. Иначе как? Один удар кулака серого гиганта мог превратить это симпатичное личико в смесь из костяной муки, крови и мяса. Как можно уворачиваться от таких смертоносных атак и успевать творить свою магию? Аришок, несмотря на габариты, был ловким и быстрым бойцом - это Шокракар знала. Каким же был его взгляд перед смертью? Был ли он в сознании? Был он удивлён? Понял ли он, что знатно обосрался или до самого конца верил в пресловутую "победу в Кун"?  Злое удовольствие запечатлелось в ухмылке наискось, когда Шокракар представляла это.
  На слова о странном эффекте, которые оказывали храмовники на магов, Шокракар вопросительно воззрилась на полураздетых Хииру и Каариса, но те, переглянувшись, лишь пожали плечами. Как объяснишь слепому цвет травы, а глухому звуки музыки? Впрочем, Шокракар хорошо жилось и без этого знания в сыром мире физики и материи, поэтому ломать голову над такими вещами смысла не было. Так что женщина приняла эту информацию с той же покладистостью, с которой Мариан усекла, что перед ней не кунари, а васготы. 

- Верю тебе и согласна, что долгого сотрудничества с церковниками нам не светит. И всё же, Защитница, ты просишь нас пойти против организации, которая промывает мозги почти всему Тедасу, - васготка покачала рогатой головой и тоже подалась вперёд, упирась локтями в затянутые чёрной кожей колени. - Если я заинтересована в том, чтобы однажды мои серожопые могли жить под боком андрастианской церкви, не боясь гонений, мне лучше не переходить святошам дорогу без весомой выгоды.  В долгой перспективе это может выйти нам боком... - поразмыслив, наёмница хищно прищурилась, - если, конечно, церковь узнает, кто убил этих храмовников.

  Шокракар замолчала, задумчиво шевеля квадратной челюстью. Позиция Защитницы в Киркволле на данный момент была не самой устойчивой, и всё же она побила предложение церковников. Что может дать дружба с этой девицей в будущем? Станет ли она постоянным кликентом или попросту затянет Вало-Кас в проблему между храмовниками и магами, а потом сгинет? И, в конце концов, что ей, Шокракар, хочется делать больше - выковыривать храмовников из доспехов или рубить беглых магов? Женщина посмотрела на Каариса, которому давно уже грозилась зашить рот как всем нормальным саирабазам, и в чистые глаза малышки-Хииры, за которую Шокракар порубила немало шей. Оба маги, демоны их дери. Последняя песчинка упала на чашу весов, и огромная васготка вновь ожила, низко проурчав приятным бархатным голосом:

- Сорок золотых... Я согласна. При условии, что ты добавишь к этому оружие, которым убила Аришока. И одно свидание во время которого ты в мельчайших подробностях расскажешь мне о вашей битве.

  Заметив одобряющий взгляд Каариса, Шокракар пресекла его радость на корню:
- Вы с Хиирой на задание не пойдёте. Мы разделаемся с храмовниками одной ловкостью рук и безо всякой магии. А вот ты, рыжий, будешь меня прикрывать, потому что я лично пойду на это задание.

  Не обращая внимания на заметно приунывших магов Вало-Кас, Шокракар вернула взгляд Защитнице. Широкая тёпло-серая ладонь в перстнях потянулась к Мариан Хоук за рукопожатием:

- Если тебя это устраивает, то мой приятель склепает тебе контракт, и ты сможешь заплатить ему аванс; а мы пока подумаем над планом, как отвлечь на себя храмовников. По рукам?..

Отредактировано Шокракар (2018-11-08 21:50:27)

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Двуручник, молот и наковальня [Конец Первопада 37 ВД]