НОВОСТИ


Маются гномы эльфы
Кунари и люди
Не пора ли взрывать?

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Траурный звон [24 Облачника, 9:45 ВД]


Траурный звон [24 Облачника, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Траурный звон [24 Облачника, 9:45 ВД]

Время суток и погода: От полудня и далее.
Цветут сады, тепло, дни стоят ясные, ветра практически нет.
Место: Неварра, Камберленд
Участники: Зевран, ГМ
Аннотация: странный и спорный заказ, выданный одинокому Ворону, при ближайшем рассмотрении, оказался еще страннее. И при исполнении - ведь в Неварре Пентагасты и ВанМархэмы гибнут сейчас едва ли не еженедельно. И потому каждый выживший усиливает свою защиту. Почуявшие, что это совершенно не орлейская Игра, а танцы теней насмерть, встревоженные дворяне пытаются скрыться от убийц. Через доверенных людей отправляют требования к гильдиям усекновения жизней человеческих, но Дом Отдохновения, Хартия и Антиванские Вороны молчат.
А убийства продолжаются.
Уже - десятое от начала Облачника, случилось только позавчера.
Такой траур и столько смертей богатых и знатных на руку только морталитаси, кажется.
А старый, потерявший рассудок, король ещё жив.

Уточнение по обстоятельствам: Зевран, не только ты и твои наёмники охотятся на дворян из списка, предоставленного Лелианой - кто-то убивает дворян, которых в списке даже не было, но всех их обьединяет одно - принадлежность к родам, что могут претендовать на трон Неварры.

0

2

[indent]Камберленд тонул в цвету. Над великим торговым городом и средоточием магического прогресса витал тонкий аромат яблонь и отцветающих вишен. По площадям так же резвились дети, когда торговый день заканчивался и лоточники расходились. Из высоких зданий, переливами цветов витражных стекол, подмигивали распахнутые окна - жители каменных комнат предпочитали, наконец-то, попытаться прогнать сырость.
[indent]Только некоторые дома стояли будто нежилые. Замкнутые всеми окнами, с дворами и садами, которых коснулись заботливые руки слуг, но взор хозяйский миновал их этой весной.
[indent]Дом Магрит Пентагаст встречал эту весну трауром и настороженностью - две недели тому назад убили кузена Отто. Чуть раньше - пала золовка Ямина. Не нужно быть дураком, чтобы понимать, что это - охота. И, при том - охота, практически, по списку престолонаследия.
[indent]Давным давно Пентагасты были драконоборцами.
[indent]Магрит же, в свои пятьдесят, была, скорее, драконицей на гнезде: она потребовала, чтобы сын с невесткой и их детьми уехали прочь, в Ферелден. А сама, старая вдова, осталась. В конце концов, если охота закончится раньше, чем оборвется ее жизнь, можно будет побороться за места в первых двадцати именах у престола, начав свою охоту.
[indent]Но на такое везение женщина, сейчас наблюдающая как слуги начищают арбалеты, не рассчитывала.

[indent]Зеврана дожидался один из осведомителей в условленном месте - неподалеку от фамильного склепа семьи кузнецов-мастеров.

[indent]А далеко отсюда Маркус Пентагаст, кашляя и морщась от боли в груди, развернул свиток, подслеповато щурясь, пытаясь сосчитать - сколько же их, родственничков, осталось.
[indent]"не легко им придётся... или мне? Как посмотреть. Как посмотреть."

+1

3

Прекрасный теплый денек так и навевал желание растянуться где-нибудь на окраинной крыше на солнышке, еще по-весеннему ласковом, не жгучем, понежиться и прогреться подобно коту. Терпеливо выжидая в своем укрытии среди цветущих какими-то очаровательными желтыми махровыми цветами кустов, Зевран смахнул прядь волос за ухо, и поморщился - хороша идея, да придется обойтись, при всей его любви к теплу. Не первую неделю его делом было скрываться в тенях, и чем дальше, тем больше затаиваться, поскольку шумиха вокруг почивших благородных господ начала разворачиваться знатная, и сейчас в любой темный угол никто не стеснялся ткнуть мечом просто на всякий случай - а значит, пора было становиться тише воды, ниже травы и легче этого весеннего ветерка.
Все же стоило показать Лелиане, чего он стоит. Отчет можно и приукрасить, но она в любом случае прочтет между строк - и, он не сомневался, оценит.
Настроение у антиванца было довольно-таки дурное, но отнюдь не потому, что задача усложнялась, а соловьиный свиток еще хранил несколько имен незачеркнутыми. К делу он подошел планомерно, как и обещал - правда, по здравому размышлению, взвесив все за и против после того разговора в Денериме, изначальные замыслы переиначил. Протекция протекцией - но сколь-либо официально связывать себя с Воронами через контракт, привлекая их к выкашиванию политической элиты Неварры, ему все же не улыбалось. Все эти годы - долгие, проведенные в бегах, он неизменно ощущал особое удовлетворение от того, что, будучи связанным с бывшей фракцией, постоянно ища в ней слабые места, заигрывая с колеблющимися и вычищая точечно тех, кто был на значимых ролях - он оставался в н е, навязывая свою игру. Контракт-то, конечно, оторвали бы с ушами, а потом оторвали бы уши и ему, и ни до какой протекции Зевран бы не дожил, поскольку насолил в сухое красное уже слишком многим, и слишком крепко. Алистер, впрочем, был душкой с этим предложением - если на то пошло, эльф был скорее рад сохранившейся наивности старого друга.
Сам он, пожалуй, не уложился бы в сжатые сроки. Помогли все наработанные контакты с беглыми Воронами и просто со свободными мастерами кровавого ремесла - парочка лучших охотно согласилась на щедро оплачиваемое задание, и Зевран был вполне доволен тем, как они справились - чисто, изящно, не оставляя следов и лишних тел, избавились от первой троицы. Хорошее вышло вступление; дальше он продолжил сам, не отказывая себе в азарте смертельной игры с элементами соблазнения. Только одному из следующей троицы посчастливилось, правда, уйти в мир иной из эльфьих объятий - количество пролитой к тому времени дворянской крови сделало остальных закономерно дергаными и подозрительными к любым новым лицам, поэтому пришлось переключиться на скучное выслеживание и высиживание в засадах, кропотливое изучение распорядка дня с поправкой на предпринимаемые меры предосторожности, поиск тех, кто мог бы шепнуть пару нужных словечек или оставить открытой какую-нибудь небольшую дверцу либо окошко...
Примерно тогда же он заметил, что ему работают под руку.
Не на первом же преждевременно скончавшемся, правда, но на втором да - хотя бы потому, что это убийство перебило ему выдерживаемую паузу на уменьшение суеты и изучение того, в каком направлении начинают укреплять свои фамильные особняки знатные господа. Зевран уже собрался взгреть своих наемных за то, что полезли куда не надо, но ровно до проверки фамилией и связей свежеубиенных - эти были не его, но смысл в их убийстве намечался ровно тот же. У кого-то, очевидно, намечался собственный списочек, и все было бы хорошо, но вероятность совпадения некоторых имен заставила антиванца пошипеть сквозь зубы. Времени вычислять, кто работает по аристократам с ним вместе, у него не было - сроки начинали понемножку поджимать, поэтому углубляться в вопрос он не стал, надеясь, что лбами ему и неизвестному убийце столкнуться не доведется.
...Он повел слегка затекшими плечами, и удовлетворенно усмехнулся, наблюдая за фигурой, мнущейся вблизи небольшой ухоженной усыпальницы - здесь таких было на каждом шагу, немудрено было и перепутать, но, по видимому, эта оказалась нужной. Лениво, не торопясь, он выскользнул из своей цветочной засады, и направился к контакту - абсолютно не угрожающий эльф в неприметной темной одежде, ну разве что капюшон подозрительно низко надвинут для теплого денька.
Было интересно, что же для него припасли.

Отредактировано Зевран Араннай (2018-08-17 19:57:47)

+2

4

[indent]Чтобы провернуть такое дело, требовалось множество лиц, имен, рук, ушей и уст. Арн был устами. И ушами. Но, все же, больше ему платили за то, что передавал мужчина, встретивший свой пятый десяток, оставаясь таким же поджарым и низкорослым, что можно было заподозрить, что его мать или бабка опозорилась с эльфом. Впрочем, ни бабки, ни матери своей Арн не знал. И ему давно уже было не интересно, а вот наблюдать за работой убийц в своем городе было занятно, пусть и царапало чувство чего-то, что сложно было ему, простому шпику, описать. Нечто такое, что заставляло произносить "Неварра" с заглавной интонацией.
[indent]А сейчас Арн помогал уничтожать цвет дворянства. И ему было немного стыдно, не веруй он в то, что кровь пентагастов давно стала жижей.

[indent]Заметив подходящего к нему, осведомитель перенес вес с пяток на носки и едва повернулся к убийце. Они не показывали друг другу лиц и это обнадеживало. Очень не хотелось умереть от того, что исполнитель сочтет опасным чей-то внимательный взгляд.
[indent]- В городе усилили патрули и запрошена помощь у магов. Дома знати будут защищать и магией. Если у вас есть цели ещё в Камберленде, надо спешить, пока каждый дом не стал маленьким кругом магов. Ради такого никто даже слушать местную Жрицу не станет. - Выдохнув, мужчина оглянулся. Было тихо.
[indent]- А еще... убийц... любых убийц, ищет Корона. Поговаривают, что сам Маркус жаждет встречи с теми, кто знает, что происходит. Жаждут и его палачи. Цена за голову клинка возросла до тысячи золотых. Но тому, кто приведет язык, даруют две тысячи. Я... принес карты нескольких домов и улиц. - Арн вопросительно покосился на складки чужих одежд, дожидаясь мешочка с монетами.

+1

5

Слушая приглушенный - так, будто бы и мертвые в склепе навострили уши - голос осведомителя и ощущая его напряжение, Зевран чуть улыбался уголками губ под своим капюшоном; если бы мужчина стоял чуть ближе, эту усмешечку он бы наверняка заметил. Азартную усмешечку. То, что в городе патрули шастают по каждой улице, ему и сообщать не надо было - этого разве слепой не увидел бы, да и слепых попрошаек эти патрули из добросовестности так трясли, что нищих на улице ощутимо поубавилось - позабивались в дальние углы от греха подальше. Жаль, ему нравилась маскировка уличного оборванца, клянчащего монетку - от такого обычно старательно отводили взгляд все добропорядочные граждане, а уж для аристократии он сразу становился прозрачнее воздуха.
   Маги...маги были не очень хорошей новостью, но ожидаемой, естественно. Вопрос стоял в том, каких магов себе смогут позволить чистокровки, потому что не столь еще и давние проблемы с Кругами многих из лучших отправили в бега, из которых не всякий сумел пристать к безопасной гавани. Маг магу рознь. Тем не менее, даже хиленький чародей мог натворить проблем, так что шпик был прав - затягивать не стоило. Впрочем, он не из большой любви к Камберленду здесь торчал, про себя хмыкнул Зевран.
   Поймав очень красноречивый взгляд - вернее, не поймав, поскольку собеседник и сам старался остаться неузнанным (что было бессмысленно, потому что Зевран обычно старался узнать в лицо всех тех, от кого к нему могли вести ниточки) а предвосхитив, потому что такая разновидность взглядов в этой среде заменяет большинство вежливых расшаркиваний - эльф нарочито неторопливо достал тугой мешочек из-под плаща. Очень, очень плотно набитый мешочек. В деле подкупа не было гарантий, но толщина и увесистость мешочков позволяли питать больше надежд на лояльность и качество поставляемых сведений. Именно тем, что он с самого начала вовсе не жалел этих тугих мешочков, некоторые отдав даже авансом, без расчета на что-то стоящее, для того, чтобы прослыть платежеспособным и надежным нанимателем, и объяснялась относительная гладкость происходящего по сей день. Лишние траты всегда были предпочтительнее просчета, порожденного жадностью. В конце концов, хоть он и не сказал этого прямо - но некоторые вещи он готов был сделать для Лелианы и по старой-доброй дружбе, истратив свой гонорар на ее же дело. Редкий сорт услуги для его мира. Исчезающе редкий.
- И много есть желающих искать языков за гору золота? - дружелюбно поинтересовался он, имитируя ривейнский выговор, и одновременно легким движением отправляя мешочек в полет к его новому обладателю. - Как бы им самим языки не укоротили, говорят, они обратно не прирастают даже с самыми дорогими припарками.
   Ситуация была прозаичной - всякие короли всегда хотят убийц для своих казней и языков для сведений. Поэтому Зевран подчищал все, что только мог, настолько тщательно, насколько умел. Хорошо было бы отправить своих наемных из города, но он не был уверен, что ситуация не повернется так, что ему понадобится лишняя пара лояльных рук.
Было рано надеяться только на себя.

+2

6

[indent]Когда тугой мешочек с монетами тяжело взмыл в воздух, осведомитель быстро его перехватил, ощущая приятную тяжесть. Пальцы мигом сжались на ткани, пытаясь ощупать - монеты ли там, или камни. Монеты.
[indent]Антиванский Ворон не жульничал.
[indent]Но вот вопрос, заданный с такой интонацией, заставил обмереть от ужаса. Потому что Арн вдруг резко ощутил как он сам уязвим и что убийце ничего не стоит швырнуть сначала монеты, а потом всадить клинок болтливой тени в глазницу.
[indent]- Не много. Нужен язык исполнителя, а не тот, кто пускает досужие сплетни. Твой язык. Ты сам. Но кто будет искать убийцу дворян, чтобы взять живым? - Интонация осведомителя теперь была напряженной. В позе это тоже отразилось, будто человек надеялся отбить первый удар.

[indent]Вдали послышались шаги нескольких пар ног. Пар ног, привыкших ходить если не в строю, то в лад друг с другом.
[indent]- Быстрее. Еще есть вопросы? Нам надо разойтись до обхода стражи. - Запаниковал Арн, который вообще не был уверен, что страже здесь место. Раньше этот участок мертвой земли не патрулировался. Но полыхнуло паникой в городе знатно - сам же признал, вот и сюда добрались сами не радые своей возросшей бдительности стражники.

0

7

Страха, отражающегося в напряжении чужих мышц, просачивающегося в голос, в ответ на свои не самые угрожающие слова - вернее, вообще не угрожающие - Зевран по правде навидался сполна. Внушать ужас ему никогда особо не нравилось, и он уважал тех, кто свои опасения умел скрыть, а подгибающиеся колени усилием воли заставить выпрямиться. Мужчину, впрочем, он не винил - тот, конечно, преувеличивал риск, на который шел, общаясь с убийцей, но осмотрительность Араннай пороком не считал. От осмотрительности до трусости, в свою очередь, рукой подать.
Впрочем, этот уж слишком трясся, воображал, небось, невесть что - как Зевран ему живот вспарывает и печенью лакомится, не иначе.
- Можешь не волноваться, я тебя не трону. И обманывать не стану, не в моих правилах. Покуда поставляешь сведения - плата будет щедрой, а если уж так страшно - подскажи того, кто посмелее, и Создатель с тобой. - вполне искренне отозвался он, игнорируя уже отчетливую панику в чужом голосе, и едва повел ухом, прислушиваясь к отдаленным шагам. Полно времени, даже если сюда направятся, трястись парню решительно незачем. Если даже засекут их - ну исчезнет в городе пара стражников, затеряется в слишком рьяных попытках разыскать кровожадного убийцу, случается и такое. Чужая крипта обретет парочку новых обитателей. Зато какое удовольствие ощущать себя на пару шагов впереди от мечущихся ищеек, какой холодок вдоль хребта, даже перышки татуировки на шее, кажется, дыбом встанут... Ну, это не сейчас, впрочем, это позже. Когда он отправится на рандеву с уважаемой благородной дамой.
- Скрыться успеешь. - он снова прислушался, прикидывая, куда направляются прогуливающиеся господа. - Магрит Пентагаст. Знаешь что-то о слугах в поместье? Есть ли недовольные хозяйкой? Пара слов о соседях? Кто охраняет имение? Что угодно подойдет, выкладывай хоть то, с кем кухарка путается, если не знаешь ничего - вон те кусты за моей спиной, спрячься там, а я посморю, кто тут разгуливает, и стоит ли мне с ними знакомиться.

+1

8

[indent]Страх так просто не уходит, даже когда убийца говорит, что не тронет мужчину. Выдохнув, все же, человек озирается: шаги ближе, но время, и правда, еще есть. Тем более вопрос... интересный.
[indent]И прибыльный.
[indent]Облизав губы, осведомитель едва пожимает плечами:
[indent]- Старая ведьма. Упёртая и очень властная баба. Содержит около десятка дюжих слуг, которые и конюхи, и дворники, и лакеи, но, если что, и за нож схватятся. Всех таким подбирает и прикармливает. Даже кухарка, по-молодости, какому-то охальнику голову о стену расквасила. - Вопрос денег и щедрого вознаграждения заставляет поднапрячь память.
[indent]- Недавно прогнали взашей с двора одну из горничных... слухи ходили, что она с сыном госпожи стелилась, да невестке то не понравилось. А детей своих Петагаст точно из дому сейчас выслала. Боится, видать... - Позволил себе усмехнуться. - И правильно боится.

[indent]К криптам приближалась троица стражников. Нет, дело было не в патрулировании, как таковом, просто один из них припрятал в фамильном склепе запасы неплохого бренди. И сырая неварранская ночь была удачным случаем, чтобы распить бутылку на троих.
[indent]Когда верхушка шлема первого из стражей показалась над каменным углом склепа, Информатор юркнул в те самые кусты. Не так удачно, как хотелось бы - поднял шум, на который неваррцы обернулись и заводила, идущий к своему склепу, нахмурился.
[indent]- Тетка Одалия опять решила подстричь кусты, что ли? Вот ведь зараза...

0

9

Зевран ловит быстро, вполголоса произнесенные фразы, мотает на ус. Какая интересная женщина, надо же, ему нравятся такие - вдоволь нащекочешь себе нервы, пока управишься. Он бы даже не отказался попробовать свой излюбленный метод, да только можно остаться со свернутой шеей в конечном итоге. Он уже не в том возрасте, чтобы самонадеянно полагаться на смазливую мордашку и мягкие руки. Свита у монны Магрит, очевидно, только и ждет, чтобы переломать за хозяйку кости, но слова о горничной заставляют антиванца чуть усмехнуться. Крутой характер всегда порождает споры, в которых остаются обиженные, а уж выгнанная с позором девушка - почти всегда благодарный союзник. Всего-то стоит пообещать отмщение. Может, и стоит поискать девчонку, если время позволит...
Он отвлекается от своих размышлений, когда его низкорослый собеседник пригибается, кажется, еще больше, и прошмыгивает мимо в намерении спрятаться. Цветущие кусты трещат, и Зевран морщится - вот ведь дурень, проворный, как перекормленный бронто. Хорошо хоть в куст он завалился так, что ноги не остались торчать наружу.
Дальнейшие его действия весьма быстры - он смахивает назад надвинутый низко капюшон, открывая взлохмаченные светлые волосы, слегка распахивает свой потрепанный плащ, открывая простецкую одежду ровно настолько, чтобы видно было, что она не совсем впору, и вполне соответствует той, что носит любое ушастое отребье. Вкупе с замаскированной татуировкой, на которую начесаны сверху эльфьи лохмы и напущенным на лицо глуповатым выражением он избавлен от какой-то чрезмерной приметности, но, конечно, все зависит от глупости этой гулящей троицы.
Тетушка Одалия, говорите? Почему бы не тетка Одалия, и вправду. Он отгибает ветку ближайшего куста, делая вид, что не заметил стражников, и вообще, занят важным делом. В конце концов, этим кустам и правда не помешала бы стрижка. Весна теплая, молодые ветки отрастают быстро, непорядок...
Остается только разыграть легкий испуг и растерянность от совершенно в н е з а п н о г о приближения людей, а затем облегчение от вида того, что это, конечно же, не бандиты, а доблестная стража. Такое Зевран умеет разыгрывать даже во сне.

+1

10

[indent]Стражники никого не таились, в большинстве ситуаций, это они были той силой на улицах, рядом с которой люди невольно принимали наиболее благообразные выражения лиц и, на всякий случай, держались у стеночек. В Неварре, до недавних пор, было всё тихо. Большая страна, отвоевавшая себе свободу века тому назад, как-то не спешила портить себе жизнь, тем более, что в философии граждан было обустраивать себе уют даже после смерти.
[indent]Вот поэтому, повернув за угол, троица рослых мужчин в типовых доспехах городской стражи удивленно воззрилась на возящегося у кустов остроухого.
[indent]- И что это мы тут делаем? - Тот, что сетовал на тетушку (судя по голосу), подбоченился и усмехнулся, показывая крепкие желтоватые зубы, осматривая этого низкорослого эльфа. Сапоги у ушастого были не в пример добротнее его одежды. Что не удивительно: бедняки, обычно, один раз расщедрившись на обувку и носили потом, пока подмётки сто раз не подобьют.
[indent]Остальные двое стражников куда более заинтересованно скользили взглядом по ближайшим склепам.
[indent]- Учти, ушастый, если мы сейчас услышим запах мочи, ты за такое получишь... развелось тут... еретики сплошные.

0

11

Пренебрежение. Презрительный взгляд свысока, грубые слова, обвинение во всех смертных грехах - или по крайней мере, в мелком криминале. Без малого каждый эльф в Тедасе проходит через это, начиная еще со времени, когда он ростом не выше стола, и его уже более-менее удобно пнуть сапогом. Эльфов привыкли видеть оборванцами, жалкими воришками, самое большее - слугами, и едва ли прилежными. зевран проходил через это снова и снова и снова, и не помнит даже, задевало ли это его хоть когда-либо. Возможно, давно, очень давно. Зато использовал он это привычное, въевшееся, как грязь в старые башмаки, обращение, больше, чем может сосчитать. Даже в Антиве, зная, что любой остроухий побирушка может оказаться убийцей, люди не могут отделаться от желания повытирать о кого-то ноги и почувствовать себя важными господами, отчитывая какого-нибудь грязного эльфеныша за то, что он не успел вовремя посторониться или дышал слишком громко. Зевран находит это почти смешным - в одну минуту унижаться, начищая сапоги какому-нибудь толстосуму и низко пригибать голову, прижимая к ней уши, а в следующую - оставлять его с перерезанным горлом и посмеиваться тому, как гладко иной раз все складывается. Он не скажет, что его радует эта вечная второсортность, но это иногда настолько удобно, что нельзя и пожаловаться.
- Я...я ничего недоброго не делаю, господин, - частит он, опуская взгляд и умудряясь выглядеть одновременно и виновато (за само свое существование), и заискивающе. -  Мне поручили работенку, навести здесь порядок... Знаете, прополоть, подрезать, почистить. Я и пришел глянуть, какой инструмент бы взять. Госпожа Одалия велела все как следует сделать, и тогда она мне заплатит, а я должен детишек кормить, вы же понимаете...
Он втягивает голову в плечи, и даже чуть пригибается к земле, чтобы казаться еще ниже. Чтобы стражники ощущали себя большими, сильными. Неуязвимыми. Гораздо более успешными в жизни, чем какой-то там остроухий. Внутри он спокоен и собран, прикидывая, с какого лучше начать, если что-то пойдет не так. Доспехи на них не лучшие, щелей предостаточно, и они разболтаны, не ждут нападения, даже и не смотрят на него толком. И не смотрите, голубчики, целее будете, идите подобру-поздорову, куда вам шлось, мурлычет про себя Зевран, и только тот, кто присматривается, увидит, как едва подрагивают кончики его пальцев, готовые выхватить один из его отравленных ножичков.
- И я не еретик, святая Андрасте упаси, - добавляет он одновременно с долей некоего достоинства, но чисто религиозного, само собой - какое еще может быть достоинство у таких, как он. - Как можно осквернять места упокоения почитаемых мертвых?

+1

12

[indent]Эльф оказывается эльфом. Таким, как и положено быть остроухому чернорабочему слуге. И мужчины успокаиваются. Неварранцам не режет уши легкий чужеземный акцент - в Камберленде никто не говорит чисто. Десятки диалектов и ошибок произношения давно уже стали нарицательным для жителей этой страны. Свой-то язык они почти потеряли, а потому в равной мере коверкают и орлейский и торговый. А там и с Тевинтером вечно делать иметь надо и с восточными странами - такие дела. Ничем гнушаться нельзя. Потому невдомек, что антиванская "р" сейчас была бы подозрительной.
[indent]Сдерживая желание наподдать пяткой под тощий зад садовника, мужчина кивнул.
[indent]- Осматривайся, да поживее. - Перспектива делать еще кружок, чтобы переждать пока эльф тут разберется, бесила стражника, но человек понимал, что чужого слугу он просто так не тронет.

[indent]Колокол в соборе отбил второй третий час пополудни. Магрит Пентагаст, выпив бокал разбавленного вина, мрачно всматривалась в грани перстня на своей руке, а потом кивнула:
[indent]- Да, Абель. Добудьте мне хорошего мага, который защитит мой дом. - Слуге оставалось только поклонится и выйти.

0

13

Колокольный звон, доносящийся чуть из отдаления, заставил уши Зеврана чутко подрагивать - время уходит, необходимо обрачиваться живее, и одновременно - глупая спешка нежелательна, не хватало еще начать суетиться. Небольшое представление у склепа прошло ожидаемо гладко - ни один из стражей правопорядка и не подумал заподозрить в нем кого-то небезобидного, и, искупавшись в порции легкого презрения, антиванец был избавлен от любого внимания в свою сторону. Стражники потопали прочь, продолжая свой обход с видом невероятно деловитых и занятых людей, и ему оставалось только заглянуть в цветущий куст, чтобы выгнать из него несколько обомлевшего от перспективы возможного обнаружения шпика, снабдить его небольшим довеском к уже полученному (за лишних пять минут страха, как ни крути, он парню чувствовал себя должным), и еще с минуту потрясти, чтобы он напрягся и выдал возможные места нахождения обиженной любвеобильной горничной. Создатель видит, пользы от этого вышло не слишком много, но он и тому был рад. Вроде нашла пристанище в какой-то из таверн - после скандалов такого рода девчонок мало кто из богатых возьмет в дом, чтобы они там соблазняли очередного высокородного балбеса. До вечера Зевран вполне мог успеть побывать хоть в нескольких, а поскольку слухи - это одна из любимых приправ что в заведениях побогаче, что в забегаловках худшего пошиба, он был уверен, что кое-что да разузнает. В конце концов, бывшие слуги частенько бывали просто кладезем информации - а иной раз и полезными вещицами вроде присвоенных из чистой мстительности напоследок ключей, а Зевран умел быть преисполненным сочувствия слушателем - так почему бы не посочувствовать бедняжке, всего лишь желавшей одарить любовью молодого господина. Насвистывая себе под нос очень тихо мотивчик антиванской похабной песенки, он прибавил шагу, пересекая площадь по затененной стороне и умело лавируя среди разнородного люда, гуляющего, торгующего и идущего по своим делам так, чтобы быть наименее заметным и - снова же - абсолютно неподозрительным остроухим служкой, которому, конечно же, дали какое-нибудь важное поручение, оправдывающее спешку.

+1

14

[indent]Улицы Камберленда всё еще были куда более снисходительны к эльфам, чем улицы юга. В Неварре могла показаться, что эльфов даже жалеют, в пику расчудесным соседям-орлесианцам, но теперь, когда многие из ушастой братии покинули кольцо стен города, уже ощущалось, что любое снисхождение замешано на осторожном любопытстве и, изредка, одобрении: эльф, не ушедший прочь, оставшийся в городе, или состоятельный и довольный всем эльф, или верный эльф, или эльф-что-то-замышляющий.
[indent]Впрочем, прислуги остроухой всё еще оставалось достаточно, а потом явление Зеврана в квартале, где проживали, предлагали свои услуги и отдыхали те, кто положил жизнь на служение толстосумам, прошло без особого ажиотажа.
[indent]Таверна встретила предвечерним оживлением, но народу было не густо. Все ещё не вернулись с дневных работ.
[indent]Кати, та самая горничная, молоденькая еще совсем, конопатая, но очень даже смазливая девица нашлась тут же - сидела напротив мужчины в цветах дома ВанМархемов: дворецкий опрашивал возможную кандидатку на роль своей подопечной, хотя взгляд мужчины скользил от ворота целомудренно шнурованной рубашки под корсажем девицы, до складок на её пышной груди.
[indent]Кати охотно отвечала на вопросы, улыбаясь и качая ногой под столом, нет-нет, да касаясь чужой ноги.

[indent]- Почему прогнали? нет, милый господин Таций, я ведь сама ушла. Не доводя до... конфуза. Вы же понимаете. Репутация дома - это очень-очень важно, а потому, вы же понимаете, милый господин Таций, я буду очень-очень прилежной, но никогда, вот нисколечки, не скажу ничего дурного. У госпожи Магрит, знаете ли, руки длинные...
[indent]Дворецкий сказал что-то тихо, даже Зеврану отсюда было не услышать. Но девушка лишь покачала головой.
[indent]- Ах, вы шутник! Никто больше не тронет эту ветвь Пентагастов. В дом к госпоже не пробраться, ох, не хочу даже думать сколько там теперь всего.

[indent]К Зеврану подошла местная разносчица - пигалица лет четырнадцати.
[indent]- ты в наём сидеть будешь или поешь что? Учти, просто так сидеть не даем. Хоть на три медяка, но заказывай чего.

0

15

Краем глаза Зевран смерил тощую рыжеватую девчонку с щербинкой на переднем зубе, ухватистую и нагловатую, попутно продолжая созерцать свеженькую красавицу, продолжающую свой разговор с дворецким в дорогой ливрее. Слышно из их разговора было немногое, но в целом ему пока хватало.
- Мне то, что у вас сегодня всем подают. Какую-нибудь похлебку. Выпить. Можно сыра, если не совсем заплесневел. Остальное тебе в кармашек. - отвлеченно произнес он, суя руку в карман и высыпая на стол горсть звенящей мелочи. Конечно, стоило соблюдать роль, отсчитывать монетки экономно, под стать своей потрепанной одежке, но ему было недосуг отвлекаться. Пигалица хмыкнула, деньги сгребла себе в ладошку и была такова.
Девочка была не промах - мало что красивая, еще и умная. По крайней мере умная настолько, чтобы ее хорошенький язычок не трепал лишнего - а жаль, с глупыми обычно получалось гораздо проще. Зевран подозревал, что водить за нос эту умненькую особу будет делом хлопотным - гораздо проще было пойти напролом. Ну а напролом шли двумя путями - хорошей суммой денег, стоящей риска, или весьма прямой и недвусмысленной угрозой, и он предпочитал деньги, но кто знает, не придется ли побеждать страх перед всемогущей госпожой Магрит страхом более вещественным. Например, страхом острого длинного кинжала где-нибудь под упругой девичьей грудью.
Минут через пять перед ним грохнулась кружка какого-то пойла, смахивающего на эль и миска недурно пахнущего варева. Сыр тоже оказался не так плох, и, занимаясь своим скромным ужином, Зевран продолжал следить за девушкой - и когда она договорила наконец с дворецким и тот ушел, обменявшись с ней напоследок еще парочкой крайне тихо сказанных фраз, и позже, гадая, какой момент выбрать. Навряд ли юная бывшая горничная ночует где-то здесь, скорее всего отправится куда-то к себе домой, когда станет поздно, а разговоры такого рода Зеврану нравились наедине. Уж если в доме и так "столько всего", больше до завтра не станет. А если станет - Зевран не чужд был идеи оставить благородную леди помариноваться в ожидании среди своих ловушек какое-то время. Напряженное ожидание, длящееся долго, в конце концов вымотает, сотню раз обративший внимание на подозрительный шорох, в сто первый подумает, что ему снова померещилось. Терпение - лучшая добродетель убийцы. Многие сгинули, потому что им этого ценного ресурса не хватило.
Рассудив так, Зевран кивком подозвал наглую рыжую девчонку, и заказал еще эля.

+1

16

[indent]Ожидание Зеврана было вознаграждено лишь скукой. Впрочем, скучала и Кати. Девушка, посидела еще до смены свечи у прилавка, вздохнула и принялась собираться - не смотря на то, что в Неварре ситуация со слугами тоже стала хуже, когда многие эльфы покинули города, сегодня желающих прикупить себе услуги слуги... тем более, услуги служанки с неоднозначной репутацией, больше не нашлось.
[indent]Кажется, такая ситуация никого не удивляла - ни Кати, ни рыженькую разносчицу, ни скучающего верзилу в углу, что, возможно, подрабатывал, а то и работал здесь вышибалой.

[indent]Узкие переулки бедняцких и рабочих кварталов Камберленда приняли в свои обьятия служанку и Ворона.
[indent]Зевран легко мог догнать бывшую горничную дома Пентагаст, но на улицах еще было полно людей. Хотя тупиков и складов-сараев между каменными домами хватало, чтобы задумать что-то недоброе.
[indent]Возможно, этого же опасалась Кати - девушка прибавляла шаг, проходя кажущиеся "опасными" участки. Время не было поздним - рабочие и слуги еще были заняты на мануфактурах, в цехах, в домах богачей. Пройдет еще пару часов, прежде чем усталые люди потянутся по домам. Как ни странно, в бедных кварталах и просыпались рано, и ложились поздно.

0

17

Шагал Зевран легко, быстро - чтобы не упустить из виду резвую служаночку, котора как спиной чуяла что-то, приходилось не отдаляться чрезмерно. Впрочем, он был только рад размять ноги, после того, как проторчал довольно много времени в таверне, разыгрывая подвыпившего и как можно более незаметно следя за девчонкой. Ему просто надо было немного отдалиться от тех улиц, где в основном ходил народ, да и путь девочки волей-неволей её уводил с этого пути, однако то, как она нервно прибавляла шаг, немного Зеврану мешало. Подойди он близко - и эта неглупая красоточка либо сорвется на бег, либо завопит, и дело примет дурной оборот, так что еще несколько минут Зевран обшаривал ближайшие здани взглядом, и наконец свернул в подходящий закоулок - там нагромоздили каких-то бочек. Любое нагромождение делало для него весьма удобным подъем на крышу -  апользоваться крышами было делом излюбленным почти для каждого убийцы, и беготня по оным наперегонки служила традиционной разминкой для вороньей мелкоты, что неизменно приводило к сворачиванию некоторой части юных шей.
Отличные Зеврановы сапоги, на которые ранее днем стражник неодобрительно пялился, несколько выдавали его в маскировке, но именно от этой части своего снаряжения в угоду ей он отказываться никак не мог - нужда в нескользкой подошве и устойчивости в его деле была постоянной. Почти бесшумно, сокращая выверенными прыжками расстояние, он обогнал свою проворную жертву, и соскочил легко в один из тупичков, показавшийся достаточно темным и захламленным; выглянув оттуда на секунду, он быстро окинул улочку взглядом и удовлетворенно отметил, что девчонка не держится середины, и время от времени нервно озирается, очевидно, полагая, что основная опасность должна находиться сзади, где её не видно. Возможно, всё же заметила его в какой-то момент.
В любом случае, Зеврану понадобилось мгновение, чтобы отпрактикованно высунуться из своего укрытия, схватить проходящую мимо девицу за руку и дернуть её в проулок, а короткий взвизг приглушить надежно ладонью, захватывая поудобнее брыкающуюся жертву и утаскивая глубже в тупик меж домов. Его тут же попытались укусить и ударить локтем, а извивалась юная горничная как угорь, только что выловленный из залива Риальто, даже не видя нападающего, но предплечье, умело прижатое к её горлу, слегка сбавило попытки отбиваться, лишив девушку некоторой части воздуха для активного сопротивления, и как только она немного убавила барахтанье, Зевран проворковал ей на ухо негромко, но четко, привычно стирая в голове антиванский акцент.
- Тише, дорогая, давай договоримся сразу. Ты говоришь мне то, что нужно, и стражникам не придётся находить твое поруганное тело в этом не самом симпатичном месте. Ты умная девочка, и должна знать, что говорить можно по-хорошему и по-плохому, так давай же поговорим и расстанемся на хорошей ноте. Послушаешься - разживешься золотом, закричишь - и подарок будет несколько более...острым. Сейчас я уберу руку, а ты быстро расскажешь мне, что же там такое в имении твоей бывшей госпожи, и какой путь в это имение будет ныне самым удачным. И врать не вздумай. Соврешь - будешь мертва на следующий день.

+1

18

[indent]Кати знала, что когда-то ей не повезет - всем когда-то не везет. Девицы, работающие прислугой, без ночевки в господских домах, вообще редко доживали до старости, не получив ни тычков, ни затрещин, ни сомнительного удовольствия из-за разорванного подола и мятых юбок. И это хорошо, что вообще встречают старость потом, степенно рассказывая подрастающей мелюзге, что жизнь полна ужасов.
[indent]Сопротивлялась девушка в обреченной методичностью - берегла силы для последнего рывка и боялась сильно злить незнакомца одновременно. Но когда он сказал то, что сказал, замерла и вовсе, только дышала тяжело, насколько позволяли чужие руки на её шее и лице.
[indent]Моргнула согласно, хотя в темноте было этого не разобрать, а потом промычала в перчатку нечто вроде: "Договорились".

[indent]Когда рука в лица чуть сместилась, служка вдохнула посвободнее и, осторожно косясь на бандита, держащего её, нервно облизала губы и заговорила. Ей сейчас очень надо было быть полезной и только молиться Создателю, чтобы бандит захотел исполнить свое обещание, а не свернуть шею ненужной девке.
[indent]- Госпожа только от парадного хода не ждет беды. Там магический замок. То ли зачарованный. В Круге взяла. Камень вплавили в дерево. Снаружи не открыть, потому в особняк ходу нет с той стороны. Дверь в сад и дверь в крыло черни закрываются изнутри и там охрана. Окна на ночь ставнями крепкими изнутри закрываются. Да и днём некоторые закрыты. Не пробраться туда. Госпожа Магрит... пусть и стерва, но жить хочет. - Кати даже недовольно губы поджала: обида еще жгла ее душу.
[indent]- И в дом новых слуг не спешат брать. А тех, кто с рынка со снедью возвращается, проверяют. И еду заставляют пробовать прежде господ. И собака у неё! Крысолов марчанский. В спальне хозяйской. Вот. - Служанка нахмурилась изатихла. Потом вздохнула. - Не убивайте, я правду говорю. И ничего никому о вас не расскажу... пожалуйста.

0

19

Девчонка так тряслась, что жалко было, но выкладывала резво, внятно, от ужаса не онемела и, судя по всему, прекрасно осознавала расклад. Ну вернее, вообразила его в правильном для себя смысле, потому что Зевран, несмотря на угрозы, навряд ли взялся бы за кинжал всерьез. Опасение все равно держало бы этот хорошенький ротик закрытым. Страх - когда надо, ключ, когда надо - замок. Удобно.
- Умная девочка. Хорошо соображаешь. - похвалил антиванец притихшую и ожидающую своей участи пленницу, и медленно снял с её шеи руку, другой, впрочем, продолжая аккуратно придерживать за плечо, пока потянулся к своему поясу. Горничная было движение уловила и испуганно съежилась, но ей был уготован всего лишь мешочек с монетами, последний из того, что у Зеврана сейчас было при себе, и то уже лишь наполовину полный. Ну да не жалко, красивым девочкам тоже нужно приданое, пусть и скромное. Вжав аккуратно награду в изящную девичью ручку, эльф дал ей пару мгновений опомниться, и продолжил свой допрос, уже лишь слегка придерживая Кати:
- Охраны-то много? Обученной, или тем, кто в доме работает, оружие выдали? А заодно давай, милая, пораскинь мыслями - может, есть какое-нибудь завалящее окошко или подвальная дверца, о которой никто не помнит, но такая умница, как ты, о ней знает. Твоей госпоже твоя обида отольется сторицей, красавица, так что подумай.
На самом деле, он не слишком рассчитывал на подобную удачу, и уже прокручивал в голове, что можно сделать с тем, что узнал. Есть ли смысл пытаться что-то сделать с магическим замком? Магию Зевран не любил и вникать в подобные вещи ему никогда не нравилось, но при нужде разыскать сообразительного отступника, смыслящего в подобном, можно было попытаться. Брать особняк с охраняемой стороны, если подвох состоял только в магическом замке, было вариантом похуже, но вполне рабочим, если взять помощников. А вот у госпожи в спальне мог быть и не только пёс - судя по её крутому нраву, дама могла и сама с булавой под подушкой ночевать.
- Если ничего не вспомнишь, - прибавил он после короткой паузы и убрал руку с плеча девушки, отступая глубже в проулок, в тень. - Тогда иди и не оборачивайся. Пока молчишь - можешь ничего не бояться.

+1

20

[indent]Не помня себя от ужаса, который никак не мог до конца смениться облегчением, Кати покачала головой, прежде чем сообразила, что это не понравится незнакомцу. Молчаливые отказы никому не нравятся.
[indent]Всхлипнула, спохватившись.
[indent]- Наняла госпожа. Полдюжины новых слуг. А все, кто остался, те знают какой стороной ножа колоть...  но... я не знаю. Ничего такого. Это же дом Пентагастов. У них даже крыс не водилось... только... собачья дверь есть. - Сдерживая себя, чтобы не сорваться в заискивающий скулёж, девушка даже глаза от усердия распахнула пошире, хотя хотелось зажмуриться и сжаться в комочек. Бандиту веры было очень мало:
[indent]- Лаз узкий внизу, в левом крыле, в стене. Чтобы псина хозяйская нужду справляла не в доме.
[indent]И ладонь бывшей служанки судорожно сжалась на мешочке с монетами. Едва Кати ощутила как давление чужого прикосновения отступает, она сделала ма-а-аленький шажочек вперед, потом второй. Хотелось броситься со всех ног, бежать прочь так быстро, чтобы даже стрела не догнала. Но ноги девушки были будто соломенными. Она, почти бездумно прижимая нелегкую "добычу" к груди, шла как на виселицу, а не прочь от беды."

[indent]Вдалеке, от ратуши знатного квартала, послышался тревожный звон, которым обычно пользовались, предупреждая о пожаре - так и было. Пылал старый особняк Ванмархэмов. Отсюда, еще и в теснине улочек, было того не видать, только слышен звон.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Траурный звон [24 Облачника, 9:45 ВД]