НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Отклонение от курса [2-9 Жнивеня, 9:39 ВД]


Отклонение от курса [2-9 Жнивеня, 9:39 ВД]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Отклонение от курса [2-9 Жнивеня, 9:39 ВД]

Время суток и погода: неспокойное море
Место: берега Орлея, Марки, Недремлющее море и Ривейн
Участники: Каарас Адаар и Железный Бык
Аннотация: грузовое судно одного из обеспеченных орлейских торговых Домов попадает в смертельный шторм и в итоге оседает на мель. Благо, хозяйское быстроходное судно, которое тоже успело потрепать в непогоду, оказывается неподалеку и подбирает оставшихся выживших. Среди выживших оказывается Каарас, и подобная встреча сильно удивляет Быка, сопровождающего хозяева Дома в качестве охраны. Удивляет до тех пор, пока он не вспоминает, что Вало-Кас задолжали ему денег. Жаль, что слова "Карма" не существует в кунарийском языке.

0

2

Благословенна будь людская жадность. А точнее обычное жмотство орлесианского купца, который с радостью, достойной больше новости о появлении долгожданного наследника, согласился нанять на работу коссита, вместо трёх матросов, спившихся накануне перед самым отплытием. И торговец, довольный столь быстрому решению проблемы и внезапной рогатой находке (это ж ведь как сэкономить можно на рабочей силе!), без лишних вопросов сразу же погнал васгота на причал, грузить на борт тяжеленные деревянные ящики с товаром.
Адаар, который накануне  и споил до состояния нестояния матросов, хоть отличался от себя обычного зеленым цветом лица и серыми мешками под глазами, но таскал поклажу довольно бодро. Первую половину дня. Вторую половину, когда морозный ветер уже искусал  его разгорячённое тяжёлой работой тело, ему хотелось закатиться куда-то под бочку и повторить вчерашнюю пьянку. Чтобы просто расслабиться и дать бедной спине наконец отдохнуть.
Местечко для этого он нашёл крайне удачное - забрался под пристань, устроившись прямо на брошенной на холодный песок куртке. И пока он рассеяно прихлёбывал из фляжки огненное виски, над головой с матюгами и бранью продолжали туда-сюда сновать матросы и грузчики, готовя корабль к отплытию. Кра-со-та.
Задание, которое Адаару подвернулось на этот раз, требовало от васгота небывалого терпения и долгой подготовки. Но если с первым пунктом всё было понятно, то вот второе вообще возникло оттого, что Кас благополучно упустил нужный момент, когда можно было отделаться малой кровью. Казалось, что может быть проще – выследить цель, дождаться, когда та в уборную направится, избавившись наконец от общества своих телохранителей. А там кулак по башке, мешок на голову, и вот пол дела наёмник уже бы выполнил. Оставались только сущие мелочи – доставить тёплое и живое тело обратно к заказчику, который выразился предельно чётко: «не убивать и не калечить». В принципе Адаар прекрасно понимал желание родителя вернуть своего непутёвого младшего сынульку в отчий дом, но и причина, побудившая парня схватить портки и свалить, сверкая пятками, сиганув в первый же отчаливающий из родного города корабль, - тоже была весомой. Причём и в прямом смысле тоже. После пропажи юноши эта причина часа два выдавливала из себя поток слёз и причитаний, размазывая косметику по и так страшному лицу с двумя подбородками, а когда семья несостоявшихся родственников не глядела в её сторону, активно строила глазки любой особи мужского пола, даже косситу и гному. Признаться честно, Адаар бы тоже сбежал от такой семейной жизни куда подальше, хотя ему и не грозила перспектива одной не прекрасной ночью быть раздавленным внушительными телесами будущей женушки. Однако даже если его симпатии и были на стороне беглеца, свои будущие деньги васготу всё равно дороже.       
В общем история стара как мир, задание “найти-вернуть” пустяковое, из таких, что можно одной левой сделать. Но именно эта его самоуверенность в итоге и подвела рыжего.
Пацан оказался не дурак. Выследить его получилось не сразу. А когда Кас, злой и уставший, наконец-то нашёл в другом городе пропажу, при мальчишке обнаружился целый отряд вооружённых до зубов хмурых типов нехорошей наружности, среди которых присутствовали даже маги. И вся эта компания бодро собралась в Антиву, прикупив места на торговом орлесианском судне.
«Давненько поганец этот побег планировал», - понял тогда Адаар, однако его собственный план перехвата внезапно потерпел фиаско, так и не начавшись. Ему некстати показалось, что он услышал до боли знакомый голос в общем гомоне посетителей таверны, а проверять так ли это – васгот не рискнул и уже у самого входа резко развернулся и стремительно скрылся в тенях подворотни. Этот голос, как и большие рога, и полосатые штаны Каарасу мерещились уже давно и частенько. Особенно после того как он узнал, какую свинью им всем подложил Карашок, решив подбросить командиру Быков фальшивое золото за голову великана. И хотя тот утверждал, что Вало-кас не должны были вообще платить за добычу, которая и так принадлежала им изначально, осадок после этого открытия противно горчил на языке. И заставлял Адаара резко менять траекторию, едва завидев на горизонте примечательные массивные рога тал-васгота. Мир действительно был тесен для наёмников. Причём иногда настолько, что на ум просились одни нецензурные выражения.
Над головой сильней обычного скрипнули доски от тяжёлых шагов, и Каарас чуть не сделался заикой, выронив фляжку, когда прямо над ним вдруг раздался голос Железного Быка. Рыжий замер, как мышь под веником, и постарался не шевелиться, но тут, как назло организм решил ему отомстить за часы изнурительных работ на причале. И хотя он зажал себе рот рукой и задерживал дыхание едва не до посинения, на Адаара напала жуткая по своей силе икота.

+1

3

Последний месяц выдался тяжелым. Работы было много, к компании Боевых Быков присоединилось еще трое человек, и в результате количество наемников стало насчитывать тридцать, все шло как по маслу, да вот только Бык одолевали неподъемные думы.
Тех парней, новеньких, изначально было четыре. Один из них - эльф, тал-васгот. Родившийся на Сегероне, высвободившийся из рабства и ставший кунари. Подсчитав его возраст и количество лет, которые тот называл “свободой от очередного рабства“, кунари пришел к заключению, что ушастый был на острове в то же время, что и он сам. Железный Бык не мог его принять, несмотря на то, что это вызвало удивление других наемников. “Он своих же недолюбливает…” или “…хочет быть единственным тал-васготом в группе” - эти шепотки за спиной были ему привычны. Пусть же они думают, что их догадки правдивы, и пусть только горсть доверенных людей помнит о его прошлом.
Его охватили ярость и тревога, и он уже не мог в тот вечер сидеть за одним столом с Быками. Он поднялся в свою комнату и резанул острым лезвием себя по груди, наблюдая через мутное зеркало как алая кровь стекает по темной коже к пупку. Боль притупляла мысли, утоляла жажду насилия. Его пальцы, согнутые так, словно бы он пытался удушить кого-то невидимого, наконец расслабились, и кунари опустился на кровать, закрывая лицо шершавыми ладонями. Рядом с ним на старом одеяле лежало распечатанное письмо, в котором говорилось, что один из тех, кого он разыскивает вот уже семь лет, находится в Ривейне.
Сославшись на одиночный контракт, который, в итоге, должен был открыть Боевым Быкам больше возможностей, Железный Бык оставил своих ребят позади в предместье Вал Руайо, а сам же с самого утра поспешил в столицу, где его уже ждала одна знакомая из местных аристократок.
Моложавая вдова сорока лет с выводком из пятерых детей отправлялась в Дарсмуд по торговым делам. Так как встреча с ее бывшими партнерами по бизнесу могла оказаться жаркой, она заранее позаботилась о том, чтобы ее судно сделало остановку в Антиве, где она могла бы оставить детей у своей двоюродной сестры “на каникулы”. С монной Лебрен Железный Бык был знаком давно, еще до того, как Боевые Быки впервые дали о себе знать. С ней было интересно: у нее были нетривиальные взгляды на политику Орлея, отличные оральные способности и приличное наследство от мужа. Все это в совокупности делало ее идеальным клиентом, с которым можно было не только поработать, но и отдохнуть.
В поисках возможности добраться до Ривейна, Железный Бык случайно вспомнил о письме Лебрен, в котором она приглашала сопроводить ее как охранника на встречу с торговыми представителями, и написал ей ответ, надеясь, что она все еще находится в Орлее.
- Милый мой Бычок, - миниатюрная Лебрен, несмотря на то, что едва достигала своим ростом солнечного сплетения кунари, предпочитала называть его уменьшительно-ласкательным именем, словно ребенка, - Я рада, что ты передумал, - в образовавшейся паузе две тени едва заметно двинулись, и можно было лишь догадываться какими жестами обменялись собеседники, - Оба судна готовы к отплытию. К сожалению, мы поплывем не на всех парусах, следуя за торговым кораблем. На тот случай если на наш товар решат напасть.
Кто-то икнул, и Железный Бык оглянулся. Еще раз. И еще. Кунари попытался вглядеться в щели между досками, но в полутьме не смог ничего разглядеть. Наверняка то был какой-нибудь матрос-пройдоха, вылакавший свой аванс еще до того, как вояж успел начаться.
- Надеюсь, что твоя каюта все так же гостеприимная. Нам стоило бы обговорить кое-какие детали контракта. Тет-а-тет, - несмотря на то, что голос Быка звучал серьезно, в нем можно было заметить недосказанные игривые нотки. Лебрен и кунари сдвинулись с места, и их шаги начали удаляться в сторону причаленного судна, оставляя подслушивающего васгота незамеченным.
Хозяйский пассажирский корабль отчалил первым, выходя из осенней гавани Вал Руайо в открытое море, и следом за ним, с разницей в полтора часа, вышел торговый. Ночь была спокойной и ясной. Отсутствие облаков делало морской ветер только злее, а холод, отражающийся от промозглой воды, только сильнее студил кровь. Два корабля, выровнявшись друг за другом, медленно поплыли в темноту, выдавая свое присутствие только теплым светом, льющимся из окон жилых палуб.

+1

4

Меньше всего рыжий хотел попасться на глаза Быку именно при таких вот странных обстоятельствах, будто шпионил за ним по каким-то нелепым причинам. Однако от удачно выпавшего шанса подслушать чужой разговор Кас всё равно отказываться не стал, заодно пересев чуть в сторону, где щель между досками над головой давала больше обзора на происходящее наверху. Икота так и не думала проходить, и Адаар по-прежнему зажимал себе рот рукой, давясь рвущимися наружу звуками, но чувство острого любопытства, вместе с жаждой узнать что-то новое о старом знакомом, подогревали изнутри куда приятней, чем выпитый на пустой желудок виски.   
В щели он разглядел рядом с Железным Быком какую-то дамочку, в которой не только по наличию лёгкого акцента, но и судя по количеству пышных юбок, можно было угадать орлесианку. И вот она как раз здорово повеселила васгота, назвав своего спутника так, как рыжему никогда бы в голову не пришло. По-крайней мере не без выхлебанной бочки эля в одно рыло, чтоб развезло до такой мысли.
Каарас не смог сдержать улыбки, беззвучно смеясь и представляя, как воина могло покоробить такое ласковое обращение, но эта дивная фантазия ему тут же аукнулась. Адаар икнул так громко, не успев закрыть рот, что слышно было и с десяток шагов от места его укрытия.       
«Вот бля», - рыжий не мог представить ещё более неловкого момента, чтоб выдать своё присутствие. Однако пока он судорожно пытался придумать убедительное объяснение, которое не уронило бы его достоинство в своих собственных же глазах, опасный момент благополучно миновал. Железный Бык не стал отвлекаться от своей спутницы ради поиска источника всяких сомнительных звуков. И хвала святым подштанникам Андрасте.
О да, Адаар и сам прекрасно представлял, о каких деталях может пойти речь в каюте наедине с богатой монной, и только пофыркал в своё удовольствие, когда парочка направилась дальше по причалу. Васгот же надеялся, что судьба не будет больше над ним глумиться и разведёт с Быком по разным кораблям да направит их пути в противоположные стороны света. В конце концов, не похоже было, чтоб орлесианка стала путешествовать на обычном торговом судне без крайней нужды. А её пышный наряд, подметающий доски причала, на эту самую нужду как раз никак не намекал.
- Вот ты где. Долго прохлаждаться собрался, рогатый? – под пристань заглянул помощник его нанимателя, и Каарасу пришлось вылезать из своего убежища, преодолевая невероятную лень. Хотя когда он выбрался наверх и оглядел порт настороженным взглядом, то Железного Быка и его спутницы уже нигде не было видно. Зато около одной из пришвартованных тут шлюпок он заметил свою цель, топчущегося на месте в окружении угрюмых наёмников. Они о чём-то спорили со старпомом, сильно недовольные друг другом, но в итоге парень полез в шлюпку сам в сопровождении одного только мужика в балахоне. Из чего Каарас сделал вывод, что остальной банде на корабле места не хватило. Ну, вот и славно, одной проблемой меньше.
Остаток дня васгот провозился, прочно фиксируя верёвками ящики в трюме. И хотя корабль всё ещё стоял на месте, в порту, Кас остро хотел назад на сушу, чтоб снова почувствовать под ногами крепкую землю. Он и раньше-то не любил морские путешествия, а уж в качестве простого грузчика, эта поездка превратилась в неповторимый источник острых впечатлений.
Если Каарас самонадеянно полагал, что к огромному рогатому мужику на борту будут относиться с присущей здравому смыслу опаской, то он здорово ошибся. Орали на него точно так же, как и на других матросов, забористым трёхэтажным матом, аналогов которому больше нигде не услышишь. Хотя уже к концу этого бесконечного дня Адаар, поняв, что никто тут даже на чихание не ответит без цветастых ругательств, перестал обращать на это внимание.
Собственно он почти на всё перестал обращать внимание, под конец умудрившись забиться в комнату отдыха вместе с остальными матросами, и под ядрёное крепкое пойло, которым приходилось давиться в одно рыло, до середины ночи резался с людьми в карты.
К утру, едва тусклое солнце лениво выглянуло из-за водной глади, недолго балуя своим видом ранних свидетелей, погода заметно испортилась. Сильный, пронизывающий холодный ветер натянул на небо плотное покрывало туч и измял ещё только вчера ровную поверхность моря тяжёлыми волнами. Поначалу жутко раскачивающуюся картинку перед глазами Адаар принял за последствия вчерашних посиделок, но всеобщая суматоха и громкие команды, раздающиеся с верхней палубы, заставили быстренько поверить, что дело вовсе не в сомнительном бухле, от которого мир вокруг так неприятно штормит.     
- В шторм угодили, - подтвердил матрос, которому очередной наклон корабля не позволил пробежать мимо васгота, швырнув его прямо рогатому в руки. – Наверх не лезь, волной за борт собьёт.
Каарас, которого качкой потащило в обратную сторону, понятливо кивнул. И без этого совета на свежий воздух как-то не тянуло.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-07-26 00:40:26)

+1

5

За ночь пассажирский корабль отстал от торгового, и на утро знакомых парусов груженного судно было уже не видно на горизонте.
- Далеко не уйдет. Куда ему с клипером тягаться, - со знанием дела пояснил седой помощник капитана, закуривая трубку. Затем, прищурившись на солнце, которое то и дело заползало за тучи, показал рукой на небо над горизонтом, - Видишь, небо будто напополам поделено. Там тень, а тут свет. Я бы не спешил туда суваться.
Железный Бык посмотрел на толстый слой облаков, который, словно по линейке, пересекал небо и делил его на две части. За свою юность мужчина достаточно наплавался на морских суднах, чтобы понимать все корабельные приметы и замечать изменения в качке корабля. Небо над ними было чистым, но вода, встревоженная наступающим штормом, начала сильнее раскачивать судно. Толчки волн стали ощутимее, в то время как их амплитуда растягивалась.
- Шторм обойти не получится, но, возможно, если мы переждем, то не успеем попасть в эпицентр, - продолжил мужчина, выдыхая прогорклый дым в грудь кунари. Пожилой помощник страдал болью в позвоночнике и не мог высоко поднимать голову, поэтому всегда обращался к рогатому спутнику, глядя ему куда-нибудь в подмышку или шею.
За сутки, проведенные на борту, кунари успел перезнакомиться со всей командой и перестать казаться им чужаком. Мадам Лебран, с которой он виделся только по вечерам, обычно не выходила за пределы хозяйских кают. Она брезговала простым людом и делала все возможное, чтоб ее дети случайно не нахватались бранных слов от нахождения на верхней палубе. К слову, почти все ее дети были старше десяти лет и, наверняка, знали больше бранных слов чем один взятый матрос.
К трем по полудню от голубого неба почти не осталось и следа. Яркая полоса синего моря осталась позади, и корабль "Невеста Создателя" погрузилась в предштормовую дымку холодных брызг и тумана. В одно мгновение день сменился сумерками, и судно закачало на вздымыющихся волнах. Звон рынды заглушался нескончаемым звуком бьющейся о борта воды, и матросы, вылезшие на верхнюю палубу, торопливо убирали вздутые паруса.
Судно качнуло, заставляя Железного быка сильнее вцепиться в перила палубы. Наблюдая за оживлением на корабле, он посильнее закутался в свой плащ и переместился ближе к одной из мачте чтобы ненароком не улететь за борт.
"Невеста" была судным относительно новым и достаточно крепким, чтобы выдержать натиски шторма, но это совсем не означало, что команда была на ней в полной безопасности. Пока хозяйка скрывалась в своей каюте вместе с Железным Быком, которого она пригласила скрасить с ней часы непогоды, матросы отрабатывали свою зарплату снаружи, промокшие до нитки и обессиленные от физического труда.
Без звона рынды было сложно понять сколько прошло времени и казалось, что шторм бушевал около целых суток. Несколько детей не могли перебороть начавшуюся от качки морскую болезнь, и хозяйка послала за ними прислугу, который выглядел так же зелено, как и отпрыски Лебрен.
К утру все стихло. Бык проснулся от того, что его рога мерно стучаться о деревянную перегородку каюты. Корабль еще качало, но сквозь узкое окно просачивался бледный свет солнца. Шторм, наконец, прошел мимо.
- "Императорская фаворитка" прямо по курсу! - донеслось с грот-мачты, когда кунари вылез на верхнюю палубу, - Села на мель.
Капитан приказал снизить ход и вызвал на мостик мадам Лебрен.
- "Фаворитка" села на мель. Скорее всего ее сильно потрепало. Дозорный доложил, что, возможно, сломана матча. Нас отклонило от курса, - мужчина достал карту и указал хозяйке на группу островов, которые они сейчас огибали, - Но море сейчас спокойное, так что можно отправить спасательный отряд.
- Создатель милостливый, - раздраженно вздохнула Лебрен, оглядываясь на размытые очертания островов по правому борту, - Надеюсь нижнюю палубу не затопило. Что ж, делать нечего: придется рисковать. Отправьте несколько лодок к "Фаворитке".

+1

6

Торговое судно почти весь новый день провело в противостоянии со стихией, изрядно потрепавшей силы корабельной команды. И хотя они выдержали это испытание, не уйдя на дно вместе с ценным грузом, прокатившийся по морю шторм не прошёл без последствий и жертв. Могучие волны сильно оттеснили корабль в сторону, посадив его на мель, и беспощадно трепали до тех пор, пока судно не накренилось на левый борт, прочно засев в морском иле.     
Это событие Каарас встретил уже в отключке, ему здорово засветило металлическим светильником по башке при качке, да придавило сверху ящиками и дубовым сундуком. Хотя рыжему ещё повезло. На орудийных палубах, кого-то размазало пушкой, а количество людей, просто получивших травмы, прочно перевалило за десяток.
В себя Адаар пришёл от мерзкого чувства холода, охватившего правую ногу. Подозревая самое страшное, он резко распахнул глаза, обнаружив, что хоть его конечность была на месте, воды набралось ему до колена. К счастью, она не прибывала столь стремительно, чтоб это было сразу заметно, но и этого зрелища хватило, чтоб рыжий стал активно выбираться из-под завала, откапывая себя и заодно тех, кому тоже не повезло угодить под сдвинувшуюся мебель. Удивительно, но при этом особой паники на корабле не было. Сверху всё так же чётко раздавались команды и звуки чужих шагов, на крики о помощи тех, кто оказался под завалом, матросы реагировали довольно оперативно, и в целом команда вела себя уверено и спокойно, будто им с этой накренившийся посудины, застрявшей посреди моря, ещё было куда деваться. Странные на всю голову люди.   
Выбравшись с остальными уцелевшими на верхнюю палубу, Каарас вдохнул прохладный вечерний воздух и оглядел зелёные лица случайных товарищей по несчастью. Его наниматель вцепился в снасти обеими руками, отказываясь делать хоть шаг в сторону, а вот парнишка, из-за которого Адаар тут и оказался, решил поднять бучу, путаясь у матросов под ногами и требуя, чтобы его пустили в трюм забрать какие-то важные вещи. Обещание выкинуть щенка за борт сработало отрезвляюще. К богатеньким сынишкам аристократов отношение тоже оказалось до приятного простым. 
К наступлению темноты они успели худо-бедно разобрать ящики и бочки на нижних ярусах и расчистили путь до камбуза, вытащив наверх то, что могло им пригодиться пережить эту ночь. А наутро Адаара разбудил крик, что на горизонте показалось знакомое команде судно с по-орлейски пафосным названием. И среди матросов тут же загуляли смешки, что Создатель действительно любит свою наречённую больше, чем всяких шлюх императора, раз их корабль «Императорская фаворитка» слег на бок, бесстыдно задрав корму, а «Невеста Создателя» плывёт себе, будто шторм её стороной обошёл.   
Часа через полтора к кораблю подошли спасательные шлюпки, куда первым делом пересадили важных шишек и раненных. Мальчишку Каарас сам лично затолкал во вторую лодку, едва тот снова попытался что-то вякать про трюм, велев всучить парню весло, раз у него ещё силы остались после всего случившегося. Но когда шлюпки отправились в обратный путь, на душе у рыжего васгота стало неспокойно. А вдруг они больше не вернутся, решив, что остальной командой можно пожертвовать, раз уж так сложились обстоятельства? Припасов на «Невесте» легко могло не хватить на такое количество дополнительных пассажиров.
В итоге издёргал он себе нервы знатно, но, как оказалось, зря. Ещё через час Кас смог наконец-то ровно стоять на палубе, не хватаясь за бортики или снасти, чтоб не съезжать по наклонной сразу в ледяную воду. И это казалось невероятно прекрасным чувством.
- Видишь? Зря нервничал. Я ведь говорил, что госпожа нас не бросит, - произнёс матрос Эльм (вчерашний знакомый по игре в карты), довольный тем, что оказался прав. Он с благоговейным трепетом посмотрел в сторону, где на квартердеке среди группы мужчин стояла хрупкая женщина в богатых одеждах. Они что-то оживлённо обсуждали между собой, но ветер уносил их разговор в сторону.   
- А как же примета «женщина на борту – к беде?» - хмыкнул в кружку с горячей водой Каарас. 
- Да демоны с тобой! Монна Лебрен наш талисман. Создатель её любит и оберегает. А от остального её защитит вот твой одноглазый сородич.
Адаар так дёрнулся, что едва не расплескал воду из кружки себе на колени. Действительно, откинувшись назад, чтоб мачта не закрывала обзор, васгот заметил на мостике и рогатую фигуру Железного Быка. Но рыжий  не стал дожидаться, когда тал-васгот глянет в его сторону, а сделал вид, что отвлёкся на сползшее с плеча потрёпанное покрывало.
- Знакомы? – поинтересовался глазастый Эльм, прихлёбывая из своей кружки. Он, как и другие спасенные с «Фаворитки», устроился прямо на палубе, зябко кутаясь в полученное от матросов «Невесты» рваное одеяло. 
- Знакомы, - не стал отнекиваться Адаар, обхватив медную кружку обеими ладонями. – И, кажется, я должен ему денег.

+1

7

После того как выжившие с "Фаворитки" были переправлены на пассажирское судно, Железный Бык и другие крепкие ребята предложили свою помощь в перевозке уцелевшего груза. Команда грузового корабля была весьма истощена, но даже среди них нашлось несколько добровольцев, которые согласились вернуться на потрепанное судно для помощи. Лебрен была занята обсуждением с обоими капитанами и их помощниками о случившемся и планировала дальнейшее путешествие, так что даже не обратила внимания, что ее охранник покинул ее.
Спускаясь вниз по корме по веревочной лестнице, Железный Бык замешкался, приметив рыжие волосы у средней мачты. Фигура показалась ему знакомой, но он не успел рассмотреть человека, так как матрос, спускающийся следом, уже метился подошвой своего сапога кунари в лицо.
Показалось, наверное, подумал Бык, но в то же время улыбнулся сам себе, представив, как сладка была бы их случайная встреча с Адааром. Который, к слову, соблазнил и обокрал его. Такие сотрудники бы ценились в некоторых отделах Бен-Хазрат.
Грузовая палуба Фаворитки была затоплена. Холодна вода, в которой уже шныряла мелкая рыба, достигала кунари по пояс. Он и несколько высоких матросов передвигали тяжелые контейнеры и передавали их наверх, откуда их подхватывали и выталкивали на воду. Вдова Лебрен торговала в основном винами и другими горячительными напитками, так что вслед за деревянными бочками можно было заметить растворяющиеся в морской воде бордовые пятна вина.
- Прям хоть из моря лакай... - вздохнул худой матрос, с сожалением провожая взглядом вскрытый контейнер, в котором не осталось ни одной цельной бутылки.
Железный Бык вернулся на "Невесту Создателя" только спустя три часа, уставший и сгоревший на солнце. Он чувствовал как кожа на лбу и между рогами болит, а губы саднит от потрескавшейся кожи. Забравшись на палубе, он первым делом жадно присосался к предложенной фляжке с водой, после чего решил пройтись по кораблю и, заодно, убедиться, что рыжеволосое видение было лишь видением.
- Бычок... - кунари спускался на нижние палубы, повернувшись своей головой так, чтобы не обшкрябать рогами обшивку хозяйского корабля, - Было решено остановиться в Киркволле. Зайди ко мне, нужно кое-что обсудить.
В полутьме коридора было трудно кого-либо опознать, но хриплый низкий голос мадам Лебрен было невозможно спутать с кем-то еще. Послушавшись ее приказу, мужчина пошел за едва уловимым силуэтом следом и скрылся за дверью ее каюты.
Обед был подан позже обычного, и хотя кунари, повинуясь желанию Лебрен, присоединялся к ее трапезе в каюте капитана, в этот раз он отпросился в кают-компанию, чтобы якобы подбодрить команду, которая скорбела о погибших товарищах. На самом же деле ему хотелось проверить то, что его мучило вот уже несколько часов.
В каюте было шумно и тесно. С десяток дополнительных голодных ртов пытались найти себе удобное местечко. Кто-то спал, кто-то жадно глотал воду из высоких кружек, кто-то делился деталями шторма с командой "Невесты". Никто более не обращал внимание на рогатого кунари, чьи рога стукались о балки низкого потолка. Остановившись в проеме, Железный Бык терпеливо оглядел собравшихся, и его взгляд поймал тот самый клок рыжих волос, что он видел на верхней палубе. Аккуратно расталкивая матросов, чтобы протиснуться в конец каюты, у него уже не оставалось сомнения, что это был Адаар. Серая кожа, знакомый профиль... он повернулся к нему лицом, и Бык осклабился. То ли хищно, то ли дружелюбно.
Кто-то сунул ему в руку тарелку с горячим, и кунари начал снижение на матроса, сидевшего прямо перед Каарасом. Тот, почувствовав угрозу быть раздавленным, подскочил на ноги и подвинулся, явно недовольный такой фамильярностью, но не желающий вступать в аргумент с рогатым великаном.
- Каарас! - Бык разулыбался и хлопнул себя по колену, - Следишь за мной? Никак не можешь выкинуть из головы ночь в палатке?
Кунари глухо рассмеялся, смачивая кусок хлеба в жидкой похлебке. Он хитро наблюдал за Адааром, ожидая, что тот может сам объяснит кое какие детали их прошлой встречи.
- Что, у Вало-Кас больше денег на осталось тебя удерживать? Охотишься за новым богатым папочкой?

+1

8

Несмотря на то, что они всю прошлую ночь провели на свежем воздухе и основательно подмёрзли, Адаар не спешил снова спускаться в тесное нутро корабля, дождавшись момента, когда на палубе станет посвободней, а остальные уцелевшие матросы отправятся с командой «Невесты» в кубрик. Каждый из присутствующих на корабле понимал, что придётся здорово потесниться, чтоб разместить такое количество человек, и Каарас решил пока наслаждаться тем редким моментом, когда поблизости практически никого не осталось. Часть людей, погрузившись на шлюпки, вновь отчалила к «Фаворитке», в надежде спасти оставшийся в трюме груз, а вместе с ними добровольцем вызвался и Железный Бык. Адаар наблюдал со своего места за лодкой, в которой оказался тал-васгот, и следил за воином до тех пор, пока тот не скрылся на нижней палубе севшего на мель корабля.
- Эй, - вдруг произнёс остановившийся рядом Эльм, вырывая Адаара из глубокого раздумья. Вернее это матросу казалось, что рогатого тяжёлые думы захватили, на деле же рыжий с совершенно пустой башкой устремил рассеянный взгляд в сторону «Фаворитки» и просто наслаждался теплом стремительно остывающей в руках кружки. - Тебе тоже нужно к лекарю обратиться. Вдруг швы наложить надо.
В ответ на недоуменно вскинутую бровь, матрос протянул руку в попытке коснуться шеи васгота, но Каарас уклонился от чужих пальцев, недоверчиво нахмурившись. Тогда, вздохнув, парень пояснил:
– Я думал, что у тебя прядь мокрая к коже прилипла. А это дорожка кровавая. Ты ранен. 
Адаар провёл рукой по шее и действительно обнаружил, что ладонь едва заметно окрасилась розовым. Давно, значит, ссадина на затылке кровоточила, а сейчас уже беспокоиться на этот счёт не имело смысла. Лёгкий приступ тошноты он списал на последствия длительной качки при шторме, а не удар светильником по башке, хотя после ночи на свежем воздухе, дурнота его уже не беспокоила. Других проблем было навалом, чтоб отвлекаться на такие мелочи.
- Пустяки, - Кас поправил плед на плечах и осторожно ощупал пострадавшую голову, прошипев под нос парочку ругательств. - Лучше скажи, когда нас покормят.   
Спуск в кубрик оказался для васгота серьёзным испытанием на терпение и стойкость. По мере того, как напряжение последнего дня постепенно отпускало, возвращались и другие ощущения, которые рыжий игнорировал. Помимо шишки он явно заработал себе парочку живописных синяков и неприятно ушиб лодыжку, которая противно постреливала болью при каждом шаге. Едва не цепляясь рогами за низкие потолки, Адаар кое-как добрался до нужного помещения и втиснулся в самый дальний угол, где наконец-то расслабленно прислонился к стенке и закрыл глаза. Усталость и пережитое волнение, казалось, прочно сковали ему веки, поэтому несмотря на гомон и духоту, царящую в кубрике, васгот даже не заметил, как выпал из реальности, пока его не растолкал Эльм, вручив миску с похлёбкой.
- Подумал, что ты не захочешь тащиться наверх к столам. Да и не факт, что нам там места хватит.
- Ты прав. Мне и здесь негде развернуться. Хотя, знаешь... на дне морском мне бы нравилось ещё меньше, - Каарас хмыкнул, зачерпнув варево ложкой, и проглотил едва тёплую жижу, совершенно не чувствуя вкуса.
Он не лукавил, в кубрике, битком набитом ящиками, мужиками и гамаками, из которых торчали руки-ноги спящих матросов, косситу действительно сложно было устроиться, поэтому он сидел прямо на полу, скрестив ноги по-ривейнски (ушибленная лодыжка такому положению не обрадовалась), и пристроил плошку на колене, чтоб не держать её на весу. В помещение постоянно заходили и уходили люди, однако в какой-то момент в кубрике стало по-настоящему тесно. Адаар проморгал этот момент, почувствовав чужой взгляд слишком поздно, когда Железный Бык, расчистив себе путь до его угла, остановился всего в нескольких шагах. Эльму пришлось спешно пересаживаться в сторону, поскольку тал-васгот не обратил на него внимания, опускаясь напротив Каараса, и не утруждал себя даже хоть немного приглушить голос. В итоге про ночь в палатке и богатого папочку слышали, наверное, все, кто рядом находился. У Эльма так вообще глаза стали размером с блюдца из орлесианского чайного сервиза, потому что в отличие от остальных матросов, без знания контекста не придававших значения чужим разговорам, у паренька явно была богатая (или просто извращённая) фантазия, что в итоге он всё правильно понял.
Адаар на мгновение замер с поднесённой ко рту ложкой, но опустил её обратно в миску, убирая посуду в сторону. Не так рыжий представлял себе этот разговор, после их прошлой памятной встречи. Хотя в неизбежности новой, как и необходимости некоторых объяснений с его стороны сомневаться не приходилось.
- На твоём месте я бы тоже сейчас злорадствовал, - Кас понимающе усмехнулся и поднялся на ноги, тут же упираясь рогами в покатый потолок. И всё-таки он почувствовал себя загнанным в угол не только буквально. Нехорошо это. – Давай наедине поговорим.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-07-30 20:59:02)

+1

9

Наедине так наедине. Бык позволил Адаару пройти вперед него, после чего сам встал, привлекая к себе внимание матросов скрежетом рогов, и последовал следом. Всю дорогу, глядя в спину рыжеволосого, кунари ухмылялся и пытался представить о чем же тот решил с ним поговорить. Уж не вытащит ли он мешок с медяками из-за пазухи и вручит ему как часть должка? Нет уж, то вряд ли.
Помимо Каараса и Железного Быка на судне был еще один коссит. Безрогий и глуховатый, он работал на камбузе и, судя по всему, находился в этой команде уже лет пять. Значит, Адаар путешествовал без своей шайки, даже если само путешествие было частью одного из их заданий. Возможно, дела шли худо для Вало Кас, раз уж они распрощались со своим любимчиком, либо рыжий решил попробовать найти подработку без их помощи. И то, и другое могло указывать на то, что в карманах Адаара были скорее крохи вчерашнего хлеба, а не блестящие монеты.
Ветер усилился, раздувая белые паруса в сумраке закатившегося солнца. Корабль все еще ощутимо покачивало, но такую качку было не сравнить со штормовым морем вечером ранее. Держась за перила и балансируя в свободной руке свою тарелку так, чтобы не расплескать похлебку на деревянный настил палубы, Бык поднялся на ют вслед за Адааром и остановился в полукруге света, отбрасываемого фонарем. Самому ему было нечего сказать, поэтому он лишь выжидательно доедал свою похлебку, собирая хлебом все самые вкусные остатки.

+1

10

На его счастье Бык без возражений выпустил Адаара из угла, и рыжий, оттолкнув плечом гамак со спящим матросом «Фаворитки», кое-как боком протиснулся мимо тал-васгота, едва не зацепив рогами чьи-то развешанные сушиться тряпки. Направляясь к трапу наверх и стараясь не хромать, Каарас буквально затылком чувствовал чужой взгляд, но успешно давил в себе желание обернуться, пока не выбрался на верхнюю палубу, вдыхая прохладный вечерний воздух. Пьяняще свежий - особенно после тесной духоты кубрика.
Адаару бы использовать это время, чтобы решить, с чего начать непростой разговор, но от необходимости думать о столь сложных вещах голова хотела расколоться на части. Даже ехидничать, как обычно, не тянуло. Каарас молчал, сосредоточенно переставляя ноги, и считал собственные шаги, ни на чём не останавливая своё внимание. Он даже не сразу сообразил, куда направляется, пока все возможные лестницы, ведущие наверх на его пути, не закончились. А он так и не привёл свои мысли в порядок.
- Только не говори, что ужин такой вкусный, что не оторваться, - хмыкнул Каарас, после того как несколько долгих мгновений наблюдал за тал-васготом, что так и не выпустил из рук тарелку. Безусловно, этот день нещадно вымотал и вытянул из них много сил, однако Бык ведь не обычный матрос на корабле, и, судя по тому, что рыжий случайно узнал, хозяйка судна относилась к нему, как к хорошему знакомому. Если не более. Значит, причин давиться матросской похлёбкой у воина не было. Если только он вдруг решил не пользоваться благосклонностью монны по каким-то своим причинам.   
«Не о том думаешь, Адаар. Вообще не о том», - васгот отвернулся от шумящего моря за кормой, подставив спину прохладному ветру, который сразу же швырнул и без того растрёпанные волосы ему в лицо.
- Надо прояснить кое-что, - начал Каарас, заправляя за уши пряди, чтоб не мешали ему следить за реакцией собеседника. - Я хочу добраться до... – тут он понял, что понятия не имеет, куда держит путь этот корабль, - ...до суши целым, без лишних проблем и недопонимания. Хотя шпильку про папочку я оценил и одобряю, - Кас беззлобно усмехнулся, лукаво прищурив глаза. - И если тебя ещё интересует ответ на твой вопрос, то – да, ты совершенно прав, – рыжий улыбнулся ещё шире, оставив на откуп Быку самому решать, что он имел в виду. Совместную ночь, слежку или поиски новых приключений на известное место. Одно такое он уже нашёл, хотя пикантным и приятным его никак не назовёшь. Теперь в ближайшем будущем на корабли васгота не заманить фальшивой экономией времени и денег. Передвигаться на своих двоих по суше всё-таки надёжней будет.
- Сколько мы тебе должны? – лелея свою задетую давно и другим гордость, Каарас не заметил, что его вопрос прозвучал странно. Вор ведь всегда знает, сколько у кого украл, а рыжий понятия не имел, о каких суммах говорили тогда в лагере командиры. Те пять монет, которые в качестве насмешки Карашок вручил ему за “отвлечение цели”, Адаар оставил валяться в лесу, едва не уложив там же и товарища с ножом в боку. Но это только их, Вало-кас, проблемы, а Быку  вряд ли важны причины, когда достаточно одного хренового результата.   
- Я верну эту сумму. Но сможем ли мы тогда притвориться, что ничего не было? – опять двусмысленная недосказанность оставляла шанс по-разному трактовать его слова. Правильного варианта всё равно не существовало, потому что Адаар и сам не знал, чего хочет. Но он быстро стряхнул эту липкую задумчивость, возвращаясь в настоящее, где нужно ценить то, что есть, и не гневить капризную госпожу фортуну. – Впрочем, у меня всё равно нет сейчас никаких денег. Всё барахло пропало вместе с кораблём. Хотя больше всего бальзам для рогов жаль. Загрыз бы сейчас кого-нибудь за эту штуку. Если только... – Каарас облокотился на перила и скользнул по штанам мужчины заинтересованным взглядом. Рыжий уже имел возможность узнать, какие у Быка вместительные карманы, поэтому верил, что среди их содержимого вполне мог затесаться и желанный флакончик. – У тебя есть эта прелесть, не так ли? Запиши мне в долг. Пара лишних монет мне погоды не сделают.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-08-10 01:42:31)

+1

11

Бык вел себя так, словно бы даже не слушал о чем там говорит Каарасс. Словно ему вовсе не были интересны его оправдания. Наверное, хотел его немного позлить своей безучастностью. Они, Быки, тогда, конечно, не сильно пострадали от отсутствия денег, так как смогли перепродать орлесианское барахло на рынке, но вот кунари еще с неделю чувствовал на себе неодобряющий взгляд напарников, которые уже успели пронюхать про случившееся в лагере. И про договор с Вало Кас, и про ночь босса с одним из их представителей, и про обман, который рогатый скрывал, решив, что сам во всем виноват. Пережили, проглотили и отправились дальше, но обидка осталась.
Все ответы Каараса были неоднозначны. Вроде бы "да", а вроде бы "нет". Это, видимо, его так в Вало Кас научили общаться. Железный Бык подметил схожую манеру говорить почти у всех тал-васготов компании. И как вот таким вообще доверять? Кунари зло скривил губы, надеясь, что этого было незаметно Адаару.
Ему показалось, что Каарас, хоть и пытался оправдаться, то делал то из гордости. Из-за защиты интересов своих товарищей. Вряд ли он действительно был как-то причастен к самой идее воровства чужих денег, зная, что носитель этих денег не исчезнет на пустом месте.
- Бывало и получше, - прокомментировал похлебку Бык, отставляя плошку на перилла. Каша с маленьким куском курицы, что подавали на борту на ужин, нисколько не смущала кунари, привыкшего к походной кухне. У него была возможность присоединиться к мадам Лебрен и капитану, но слыть "домашним питомцем" среди других вояк и матросов у него не было желания. Он старался влиться в компанию и завоевать доверие - это он делал всегда, волею привычки.
- Мы первым делом остановимся в Киркволле чтобы пополнить запасы. Не советую светить там своими рогами, - мрачно заметил Бык, надеясь, что Каарасс не сбежит необдуманно с судна при первой же возможности только для того, чтобы больше не встречаться с ним на корабле.
Железный Бык помолчал немного, глядя куда-то вдаль и словно игнорируя вопрос рыжеволосого,
- Ты мне лично ничего не должен. Таарлок должен, - он пожал плечами и улыбнулся, - Это его проблемы, как лидера, что он не может сдержать своего слова.
Кунари, конечно же, мог продолжать злорадничать и, скорее всего, будет, но ему не хотелось обижать Адаара, так как тот казался ему простым парнем, ввязанным во что-то, что ему было неприятно. Едва ли в традициях Вало Кас было обманывать конкурентов посредством соблазнения.
- Можно притвориться, что ничего не случилось даже сейчас. Не люблю долго дуться, знаешь ли, - мужчина перевел свой взгляд на Каарасса и похлопал того по плечу, - Просто передай Таарлоку, а лучше Шокракар, что они нехорошо поступили. Хотя, они и сами, наверное, понимают, что теперь Быки не будут к ним так терпимы.
Похлопав себя по карманам, словно пытаясь найти в них тот самый бальзам, о котором говорил Каарасс, Бык развел руками.
- С собой не ношу. Что, замучили, да? - воин потянулся к своим рогам и поскреб ногтями у основания левого, - В море еще хуже. Зудят как ошалелые. Придется ждать до самого Ривейна, там хоть оптом его бери. Хотя... может, в Киркволле еще осталось? Надо бы послать кого-нибудь на рынок.
- Мсье Железный Бык! - послышался мужской голос с верхней палубы, - Мадам Лебрен ждет вас в каюте капитана.
- Да-да, иду! - откликнулся кунари и, ударив Адаара по бедру ладонью, спустился с юта, - Потом договорим.

В порту Киркволла большая часть команды сошла на берег, включая и мадам Лебрен с детьми, которые отправились к управляющему порта и по магазинам. Несколько моряков и косситы, к которым здесь все еще относились скептически, остались на борту. День был мрачным, небо затянуло толстым слоем дождевых облаков, создавая ощущение сумерек. Городская башня пробила полдень, и Железный Бык прохаживался вдоль палубы, разминая затекшие мышцы и выполняя несложные физические упражнения. Когда на горизонте показался Адаар, он поднялся с пола, где только что отжимался, и направился к нему навстречу.
- Жаль, что всех кунари перерезали, а то можно было бы попялиться на них с борта. Заодно и бальзам у них перекупить. И не только... - кунари хитро улыбнулся, что-то не договаривая. Поравнявшись с Каарассом, он притянул его к себе за шлейки штанин, - В Ривейне у косситов можно купить травяную смесь для чая. От него мысли становятся легче, мышцы расслабляются, все тело приятно зудит, требуя каких-либо действий. Секса, например, - воин опустил свой взгляд на губы Адаара, вспоминая их вкус и мягкость,, - Секс с ним потрясающий. Советую попробовать.
Выпустив шлейки чужих штанов, кунари отстранился, продолжая улыбаться.
- Кстати, ты так и не рассказал, куда ты собрался. Бежишь от кого-то? Или, наоборот - к кому-то?
Железный Бык потянулся, искоса наблюдая за Каарассом и думая, что тот будет не против повторить еще раз. Как и он. Сейчас было бы идеально, ведь они могли бы уединиться в каюте хозяйки.
- Как тебе мадам Лебрен?
Но он не думал намекать Адаару на близость именно сейчас, и просто наслаждался тем, что у них обоих все еще сохранились воспоминания о ночи в неваррской роще.

+1

12

- Да, ещё поговорим, - повторил Адаар, понимающе ухмыляясь. Нехорошо заставлять хозяйку ждать. А заставлять ждать вечером – совсем жестоко. Однако улыбка не отразилось в зелёных глазах, и взгляд васгота, которым он проводил Быка, остался цепким и серьёзным. Каарас задумчиво провёл ладонью по бедру, всё ещё чувствуя прощальное прикосновение тал-васгота, но раньше, чем воин пропал из вида, рыжий уже решил - другого разговора между ними не будет. Едва корабль остановится в первом же попавшемся порту, Адаар сойдёт на берег, чтоб закончить своё задание. И неважно, насколько всё внутри запуталось и усложнилось от этой случайной встречи. 
Вспомнив о своей цели, Кас решил поспрашивать, куда подевался знатный мальчишка. И почти не удивился, узнав от матросов «Невесты», что тот успел добиться встречи с монной Лебрен, после чего она велела выделить парню и его спутнику отдельную каюту, назвав его своим почётным гостем. «Далеко пойдёт, мелкий интриган», - подумал Каарас, решив, что ему тоже не мешает позаботиться о себе-любимом. Вернувшись в кубрик, он доел свою порцию похлёбки, отмахнулся от очередного предложения Эльма показаться лекарю, но прежде чем он успел подготовиться к завтрашнему уходу с корабля, его вырубило так резко и крепко, словно он до этого без сна провёл суток двое, если не больше.     
Проснулся васгот поздно, с трудом разлепив глаза. Плеснув в лицо воды из бочки, чтоб прогнать остатки тяжёлого сна, он отправился искать мальчишку, на ходу придумывая план, как избавиться от его спутника-мага, чтоб не мешал скрутить, наконец, поганца, и вернуть его родне в Вал Фермин. 
- То есть, как сошёл на берег? – удивился Каарас, не обнаружив парня ни в его каюте, ни на верхней палубе. Из-за чего пришлось обращаться к старпому «Фаворитки», в надежде, что от скуки мужик будет словоохотливее, чем обычно. – Когда?
- Часа три назад. Вместе с мадам Лебрен.
- Мне на берег надо.
- Проснулся. Шлюпок уже нет.
Каарас раздражённо цокнул языком и отвернулся от видневшегося на скале каменного города, кажущегося особенно мрачным в пасмурную погоду. Теперь оставалось только ждать. Вздохнув, васгот перевёл взгляд на главную палубу, где заметил Железного Быка, занятого нехитрой разминкой. Интерес к унылому пейзажу за бортом оказался потерян окончательно, но прежде чем Бык мог уличить в пристальном к себе внимании, Адаар спустился с бака на главную палубу, собираясь вернуться в тесный кубрик. Какие-то моменты так и остались нерешёнными и настойчиво зудели в голове, требуя к себе повышенного внимания. Однако его мысли упорно застревали не там, где надо, и не на том, кто нужен. Оттого даже если и был мизерный шанс разминуться с Быком, обогнув световой люк с другой стороны, то рыжий этим не воспользовался.
- Звучит заманчиво, - отозвался Каарас, останавливаясь перед тал-васготом, но почти сразу был вынужден сделать ещё шаг навстречу. Воин притянул его к себе за штаны, и рыжий подошёл вплотную, скользнув ладонью по предплечью, чтобы почувствовать отголосок жара чужого тела от недавних физических упражнений. Это заводило не меньше, чем столь малое между ними расстояние, упоминание секса и взгляд, которым мужчина его наградил.
- Признайся, ты это специально делаешь, - Каарас усмехнулся, склонив голову к плечу. - Уже дважды. Чтоб матросы собрались и дружно выкинули меня за борт, как величайшую угрозу их мохнатым задницам. И это очень, - Адаар понизил голос, приблизившись, словно хотел шепнуть что-то на ухо, но вместо этого лишь легко коснулся носом чужой щеки, - очень оригинальный способ мести. Мне нравится.
Бык отстранился первым, но рыжий вовсе не почувствовал себя победителем в этой маленькой сценке.
- Вернее будет – за кем я бегаю. Есть один безответственный тип, которого дома видеть желают. И мне надо вернуть его обратно. Невредимым, - васгот закатил глаза и качнул головой. Легко представить, сколько проблем сразу же добавляется от подобного требования заказчика. Это ножи метать и стрелы втыкать точно в цель он умеет чётко и аккуратно, в остальных случаях изящность и продуманность действий – не его конёк. Тактичностью, впрочем, его тоже обделили.
- Она хоть в постели маску снимает? – хохотнул Каарас, когда речь зашла о хозяйке корабля. - Хотя с другой стороны – вдруг страшненькая. Сложно будет... ну ты понял, - рыжий ухмыльнулся, многозначительно вскинув брови. – Кстати, вот и она, - взглянув за спину Быку, он заметил две возвращающиеся шлюпки и на миг напрягся, пытаясь разглядеть среди пассажиров долговязую фигуру своего проблемного мальчишки. Заметив его сгорбленную спину, васгот облегчённо выдохнул.
- И лучше я пойду, а то вдруг госпожа приревнует, - Каарас шутил, но доля правды в его словах была. Женщины умели улавливать такие моменты неведомым чутьём и полыхали потом всеми оттенками неприязни и ненависти. Ни к чему такие ему проблемы. Однако Адаар не удержался и прежде чем уйти, провёл ладонью по груди Быка игривым движением. – Приходи вечером на оружейную палубу, если будешь свободен. В карты хоть сыграем.

* * *
Оставив Киркволл позади, «Невеста Создателя» на всех парусах неслась по волнам в сторону Антивы, не делая по пути никаких больше остановок. Остаток дня пришлось повкалывать на корабле свой паёк отрабатывая, но ближе к сумеркам наконец-то выпало свободное время, которое матросы традиционно проводили за картами. За неимением денег играли на всякое барахло, которое завалялось в карманах, а когда закончилось и оно, в ход пошли щелбаны и различного рода пожелания. Предвидя, что станет главной мишенью, поскольку словить штрафной по башке от рогатого с его огромными лапищами никого не прельщало, Адаар вылез из-за стола и сказал, что проветрится наверху. Железный Бык не пришёл на посиделки, и Кас честно старался не думать о причинах. Хотя получалось это откровенно плохо.

* * *
Короткий, но требовательный стук в дверь, означал, что посетитель никуда не уйдёт и настойчивости ему не занимать. А когда ему, наконец, открыли, Каарас вручил Быку бутыль и, исхитрившись протиснуться мимо, зашёл в каюту, как к себе домой.
- Ром. Ничего интереснее я в кладовой не нашёл, хотя можно, конечно, стащить что-то ещё из трюма, – васгот с интересом огляделся и первым делом надавил ладонями на ближайшую жесткую койку, одобрительно хмыкнув. – Ах, да. Твои соседи по каюте продули мне в карты, поэтому сегодня я сплю здесь. Был шанс этого избежать, но ты его упустил, - Адаар с наслаждением разлёгся на койке, закинув руки за голову, и перевёл взгляд с потолка на тал-васгота, хитро улыбнувшись. - Впрочем, мы всё ещё можем во что-то сыграть перед сном. В правду и две лжи, например. Угадаешь, я – пью, не угадываешь – ты. Пока не закончится эта бутылка. Принимаешь вызов? Или уже боишься со мной откровенничать.

+1

13

Железный Бык.
Когда Быку наскучило просиживать штаны с моряками и наемниками судна, он все больше времени проводил на своей койке в каюте с книгой. Ему редко удавалось уделить для этого время, так как его постоянно окружали люди и он постоянно был занят какими-то делами. Люди и дела. Эти две вещи съедали полжизни и не оставляли места для других удовольствий, поэтому кунари наслаждался минуткой тишины, которую он мог провести за чтением.
В дверь постучали, и Бык с недовольством отнял глаза от книги и вздохнул. Он уже привык к тому, что матросы постоянно шастали туда-сюда из каюты, забывая при этом прикрыть за собой дверь, поэтому старался относиться к этому спокойно.
- Я одет, - зевнул кунари, вспоминая недавний конфуз, когда во время его переодевания из грязной одежды в чистую в комнату вошли двое молодых матросов и лишились дара торговой речи. Бык тогда сразу узнал это выражение лица “впервые увидеть коссита без штанов” и лишь понимающе развел руками. В итоге, все обитатели каюты согласились, что было бы вежливее сначала постучаться в дверь.
Но за дверью кто-то, кажется, ждал особого приглашения. Отложив книжку, кунари поднялся с койки и потянул за ручку двери. Кааарас.
- Ну, входи… - Быку пришлось сесть обратно на койку, дабы в маленькую каюту смог поместиться второй широкоплечий коссит. Орлесианские судна не были заточены на больших людей, - Скажи, сколько раз тебя ловили на воровстве? Неужели жизнь тебя ничему не учит? - кунари внимательно изучил этикетку бутылки, затем перевел свой взгляд на разлегшегося Каараса. Ухмыльнувшись сам себе, Бык опять поднялся и достал из небольшого шкафчика две кружки, - Хитро ты все устроил. А ведь мог просто мне сказать, что заинтересован провести со мной ночь. Но так не интересно, да?
Железный Бык плюхнулся обратно, заставляя койку протяжно скрипнуть под его весом, и поставил кружки на небольшой навесной столик.
- Давай поиграем, а то у меня сна ни в одном глазу, - кунари тихо рассмеялся, откупоривая зубами пробку. Если бы поблизости был Крэм, то он бы точно закатил глаза, услышав этот каламбур, - Да и не откровенничал я еще с тобой.
И хотя ту ночь в лагере было сложно не назвать откровенной, но ни он, ни Каарас не обменивались особо личной информаций. Попросту, они едва ли друг друга знали. Васгот, возможно, знал о Железном Быке больше, чем тот о нем, ведь слухи среди наемников были делом обычным.
- Я начну, - кунари покрутил в руках бутылку, не отрываясь глядя на Каараса. За все эти дни, что они провели на судне, он ограничивался лишь словесными знаками внимания в его сторону, помятуя, что в данный момент он был “на задании”, и откровенный флирт с другими обитателями судна в список его обязанностей не входил. Но сейчас Бык был не на работе, поэтому с хитрецой улыбался, разглядывая своего собеседника, - У меня трое детей. У меня слабость к рыжеволосым. Я пил драконью кровь.

Каарас.
Хитрец. Все три высказывания могли в равной степени быть правдой, даже самое первое, заставившее Адаара удивлённо моргнуть от неожиданности. Он перевернулся на бок, подперев голову кулаком, и поглядел на мужчину прищуренным взглядом. Стоит ли пытаться вычислить правду логикой или ткнуть наугад, понадеявшись на удачу. Немного поколебавшись, Каарас выбрал последнее. Разгадать Железного Быка у него и раньше не получалось. А потешить своё самолюбие всегда приятно.   
- Второе, - васгот самоуверенно ухмыльнулся. И удивлённо дёрнул бровью, когда Бык налил в кружку рома и сам же его за раз выдул. – Ооо, ясно всё, - со смешком протянул Адаар. Этот факт оказался и, правда, занятен. И рыжему стало крайне любопытно, сколько ещё таких интересных нюансов удастся из собеседника вытянуть, если удача и дальше будет к нему благосклонна. – Что ж, теперь моя очередь.
В детстве я хотел быть безрогим. Я могу сесть на шпагат. И я мечтаю однажды посетить Пар Воллен.

Железный Бык.
Бык лишь пожал плечами в ответ. У каждого были свои предпочтения. Кому-то нравились брюнетки, кому-то высокие ростом, кому-то пышнотелые гномки. Для него, выросшего в Пар-Воллене и привыкшему к косситам, которые в основном имели белый цвет волос, рыжий был пиком экзотики.
Кстати, о Пар-Воллене… как бы кунари не хотелось верить, что Каарас способен сесть на шпагат или продемонстрировать его еще в какой-нибудь позе, желание васгота посетить сердце Кун казалось более реалистичным. Хотя бы потому что, что он никогда не сможет этого сделать.
- Хочешь посмотреть на Пар-Волен? Увидеть, откуда рога растут? - Бык улыбнулся и придвинул кружку с ромом к Каарасом. Так и не отняв руки, он дождался, пока васгот дотронется до его пальцев своими. - Я лишился глаза в результате пыток. Я знаю каков камек на вкус. У меня родимое пятно в виде сердечка на правой ягодице.

Каарас.
Угадал, надо же. Адаар никогда не говорил об этом вслух, никто из его окружения бы не понял, но при всей его нелюбви к безымянным сородичам, Каарас не мог не задумываться, какого это жить среди своих. И однажды он поймал себя на мысли, что просто представлять себе кунарийские города и быт рогатых великанов, ему мало. Хотелось увидеть всё своими глазами. Так появилась эта несбыточная мечта. О которой из всех его знакомых он почему-то смог рассказать только Быку, в тайне надеясь, что тот не разглядит в этом правду.
- Увидеть другой мир, - Каарас сменил положение, садясь на койке, и потянулся за кружкой, которую подготовил для него тал-васгот. На миг их пальцы соприкоснулись, но он не смог понять специально это случилось или нет. Слишком отвлёкся, чтоб не отрывая от собеседника взгляда, выпить свой штрафной.   
- Пятно родимое? Серьёзно? Если это правда, я заставлю тебя снять штаны и его продемонстрировать.

Железный Бык.
Железный Бык расхохотался и поднялся с койки, расстегивая свой пояс, якобы для того, чтобы продемонстрировать родимое пятно, но затем замер и плюхнулся обратно.
- Чушь какая. Еще б я стал трепаться о сердечках на своей заднице.

Каарас.
Увы, но стащить с Быка одежду в этом раунде не получилось. Правда оказалась серьёзней, чем хотелось бы надеяться. Кас не стал допытываться до правильного ответа. И тот, и другой - отдавали тяжёлым послевкусием, из-за чего васгот поспешил по новой опрокинуть в себя пойло. После второй кружки в голове прибавилось шуму. И язык стал легче, так что следующую порцию фактов, рыжий выдал, практически не задумываясь.
- До двадцати лет я был девственником. Меня возбуждают мужские голоса. Вообще-то я бы хотел родиться девушкой.

Железный Бык.
Правда была на поверхности, но кунари решил в этот раз "не угадать" и дать возможность собеседнику насладиться победой в этом раунде.
- Хмм... был девственником до двадцати? Думаю, непросто найти желающих, когда ты большой, рогатый, и деревенские в тебя вилами тычут.
Бык выпил свой штрафной и поболтал бутылкой в руке, выясняя на сколько раундов осталось пойла. Продолжать сочинять невероятные факты о себе было непросто, и, когда игра наконец закончилась - в его пользу - кунари с облегчением выдохнул. Каарас меж тем вылакал больше рома, чем он сам, и можно было даже заподозрить, что он это заранее так придумал.
- А что победителю? - осклабившись, спросил Бык, - Что-то ерундовая какая-то игра. Ты весь ром выпил и сейчас спать ляжешь, а я буду трезв и взбудоражен. Эхх... в следующий раз я сам игру придумаю.
Потушив лампадку и устроившись на койке, Бык поерзал и вздохнул. Сам-то он никакой особо работы не делал, поэтому ему не приходилось вскакивать ни свет ни заря, но вот таким трудягам как Каарас нужен был отдых, поэтому он решил не продолжать с ним разговора, хотя очень хотелось.
Воин заснул быстро, но проснулся через два часа, мучаясь воспоминаниями о сексе с Адааром в лагере. Казалось, что вся каюта пахла его телом, а спокойное дыхание васгота было так близко, что Быку казалось, что ему стоило лишь повернуть свою голову, чтобы дотронуться своими губами до его. У него стоял. Железный Бык поглаживал свой член через ткань штанов, раздумывая, стоит ли ему сделать это в одиночку или все-таки разбудить соседа.
- Эй, Каарас... ты спишь, красавчик? - потрепав васгота за плечо, Бык пересел на его койку и забрался рукой сначала под одеяло, а затем и в его штаны, - Заснуть не могу. Все думаю о тебе.

+1

14

Небольшая каюта, оснащённая только самым минимумом из необходимого, невольно напомнила васготу собственную палатку. Не размерами, хотя и тут особо во весь рост не выпрямишься, а если сесть на койке (которую он уже мысленно обозвал своей), то они непременно столкнутся с Быком коленями - настолько места для манёвра не хватало. Но нет, скорее дело в ощущении отгороженного от остального мира маленького пространства, в котором почему-то просто было уютно и спокойно, невзирая на любую погоду где-то там, снаружи.
На самом деле Адаар не знал, зачем пришёл сюда на ночь глядя. И что изменилось после того разговора на верхней палубе - он тоже никак не мог понять, как не пытался. На предположение Быка о простом и понятном желании вместе провести ночь очень уж хотелось совершенно по-детски всё отрицать, но рыжий ограничился насмешливым фырканьем. Не чёткое «нет», но и не однозначное «да» - совсем как он и любил. Каарас ведь действительно выиграл у кого-то из старших матросов койку, хотя существенный нюанс в том, что они совершенно не уточняли, о какой именно каюте идёт речь. Адаар сам проявил инициативу и пришёл именно сюда, даже зная, как может быть воспринято его появление с бутылкой на пороге. Но в одном Железный Бык действительно был прав. Всё дело в интересе. А ведь, казалось бы, Кас уже проверил на личном опыте те пикантные слухи, что гуляли о тал-васготе, и утолил собственное любопытство... Но не до конца - как выяснилось некстати, раз при удобной возможности рыжий снова отправился искать его общества.
Игру на откровенность, пожалуй, сложно счесть удачной, учитывая, что он сам же и выпил почти всё бухло, да к тому же умудрился растрепать много бессмысленных мелочей, зря понадеявшись, что прикрытые ложью их будет трудно распознать. Вот только Железный Бык играючи обнаружил почти все.
- Хах, - Адаар расплылся в хмельной улыбке, прижимая к щеке бутылку из-под рома. То, что она точно была пустая – он лично убедился, присосавшись напоследок к горлышку и поймав губами последние капли. – О нет, мой хитрый план был раскрыт. В следующий раз украду ящик. А с тебя игры, - васгот, не глядя, отбросил бутыль в сторону, но промахнулся мимо своей койки и, вздрогнув, поморщился от неприятного звона. К счастью, стекло не разбилось, но вот грохотать бутылка не перестала, под действием лёгкой качки лениво перекатываясь по полу где-то под его лежанкой.
На самом деле Каарас был даже рад, что в голове сейчас далеко не полностью трезво и ясно. Можно не сопротивляться обманчивой лёгкости и накопленной за день усталости, чтоб рухнуть головой в жесткую, набитую сдавленной соломой подушку, а следом уже забросить на койку и ноги, с наслаждением вытягиваясь и выдыхая.
- А подеби... тьфу, по-бе-дитель может порадоваться своему чутью на правду. И вороху бесполезных фактов об одном очаровательном рыжем засранце, - не открывая глаз, васгот расплылся в довольной улыбке, выдёргивая из-под бока старое одеяло, и небрежно набросил его себе на бёдра. После этого он быстро и благополучно отрубился, уже не заметив, как Бык потушил в каюте свет.
Впервые за последние дни Адаару спалось так хорошо и спокойно. Пока его не потрясли за плечо, выдёргивая из крепкого сна. Пробормотав что-то отдалённо похожее на «ещё чуть», Кас закопошился и попробовал перевернуться на бок, только это оказалось ошибкой, потому что свободное место на койке вдруг куда-то пропало. Недовольно засопев и наполовину выпутавшись из сна, васгот попробовал бедром столкнуть захватчика со своей постели, но тут под одеяло, а затем в штаны забралась чужая крепкая ладонь, и Адаар резко выдохнул, распахивая глаза и фокусируя взгляд на сидящем рядом тал-васготе.
- Обманщик, - Каарас облизнулся, закусив нижнюю губу, и перехватил руку Железного Быка, удерживая от дальнейших действий. Рыжему не нужно много, чтоб самому распалиться. Хватит и пальцев, через ткань белья сжавших его член, и голоса, зовущего по имени. И хорошо, что Бык всё-таки не угадал эту его слабость, ведь обязательно использовал бы это знание против васгота.
- Большегрудая девица в кружевных чулках, садящаяся на шпагат, тебе приснилась, - Кас, хитро прищурившись, ухмыльнулся. - Рыжая. А я тут ни при чём.
Взглядом он скользнул по широким плечам воина, по груди и ниже, наконец заметив, что вторую ладонь Бык держит на собственном паху.
- Надо же, кто-то совершенно не настроен на сон. Но ты не сдерживайся. Помоги себе, - Кас легонько пихнул мужчину коленом согнутой ноги и, не скрывая пошлого любопытства, добавил. - А я посмотрю.

0

15

Бык хрипло рассмеялся, но свою руку оставил там же, где она лежала - на паху Каараса, под его пальцами, не двигаясь.
- Да как же ты увидишь в темноте? Может тебе еще свечку подержать? - кунари наконец поднялся с койки, убирая свою руку, и пересел на свою койку. Кажется даже в темноте можно было почувствовать его шальную улыбку. Нет, он еще не закончил. Даже не начинал. Но ему нравилось, что Каарас вдруг состроил из себя неприступный дредноут. - По мне так, сиськи у тебя будут получше чем у некоторых девиц.
Койка скрипнула, и по темному силуэту было видно, что Железный Бык лег обратно в кровать.
- Ну… слушай, - сказал кунари так, словно бы собрался Адаару сказку на ночь рассказывать. Но вместо продолжения фразы послышался шорох одежды и замедленное, сосредоточенное дыхание. Закрыв глаза, Бык обхватил свой член и начал привычным темпом его массировать. По сухому, без каких-либо пошлых звуков. Его дыхание постепенно ускорилось, и он один раз громко сглотнул, чувствуя как его мошонка поджимается в предвкушении скорой разрядки. Ему не нужно было многого, так как само понимание того, что Каарас его подслушивает и, может, даже пытается что-то разглядеть, возбуждало достаточно.
- Если бы ты их еще сжал вокруг моего члена… - выдохнул кунари, сцепляя пальцы вокруг мошонки и оттягивая ее ниже, - Сиськи-то, - он вновь тихо рассмеялся и промычал, явно рассказывая Каарасу о том, что сейчас представлял, - И губы у тебя отменные. Жаль, что мы все в темноте да в темноте, и не рассмотреть как они краснеют и опухают от поцелуев. Или еще чего…
Железный Бык резко вдохнул, на момент забываясь и позволяя своему телу впасть в кратковременную сладкую кому. Мышцы расслабились, голова опустела, и только рука все еще двигалась, выжимая последние капли спермы.
Все это заняло несколько минут. Кунари уже какое-то время до пробуждения Каараса лежал  у себя на койке, возбужденный от чужого, но желанного присутствия. Он мог бы все это сделать и без внимания Адаара, втихую, но ему хотелось, чтоб тот знал об этом.
- Вот. Теперь точно сладких снов, - Бык обтер свою ладонь о грязную ветошь, валяющуюся под койкой, и натянул на себя обратно штаны. Теперь-то ему точно будет несложно заснуть, так как тело, все еще окутанное теплой негой, только к этому его и подталкивало, - Ты меня утром разбуди как пойдешь.
Кунари начал засыпать, раздумывая над вечером и приходом Каараса. Была вероятность, что это все было совпадением, как и их встреча, но Железный Бык не верил в совпадения такого масштаба. Ему нравилось думать, что Адаар оказался в его каюте не случайно, а из любопытства. Игра, бутылка алкоголя… он словно бы знал, за чем идет, но при этом не хотел отдавать все свои карты. Бык хоть и был любителем двусмысленных разговоров и жестов, но в отношении Каараса всегда был достаточно прямолинейным, чувствуя, что тот не против его открытости. Одним словом, даже ночной отказ, который был частью игры, возбуждал похлеще быстрого перепихона в палатке, и заставлял гадать, что будет дальше.

+1

16

Даже просто смех Железного Быка отозвался готовой распалиться из вспыхнувших искр похотью, но Адаар удерживал чужую руку, пока не понял, что Бык не станет настаивать, отмахиваясь от этого игрушечного сопротивления, раз тело васгота реагировало на его действия намного честнее. Рыжий вредничал и не думал этого скрывать, пряча в царящей в каюте темноте довольную собой ухмылку. 
Каарас хотел знать, сможет ли тал-васгот остановиться всего в шаге от желаемого, даже когда откровенно дразнят, испытывая чужое, а заодно и своё терпение. Поэтому когда Бык перебрался на свою лежанку, васгот едва слышно выдохнул и на мгновение прикрыл глаза. Эта игра ведь ещё не закончилась.
- Мне поможет фантазия, - отозвался Каарас, перевернувшись на бок и подперев голову кулаком.
Темнота на второй половине каюты жадно поглотила массивную фигуру Железного Быка, оставив привыкшим к полумраку глазам только скупые очертания его тела. Смазанные движения Кас не видел, а угадывал, опираясь на тихий скрип лежанки и звук чужого дыхания, уже в воображении дорисовывая пошлые картины, что и как именно делает его сосед по койке. И с жадным интересом гадал, о чём Бык думает в этот момент. Каким рисует его, Адаара, перед мысленным взором...
- Ты что, меня женщиной представляешь? – Каарас приподнялся на локте, вперёд качнувшись в остром желании отобрать у Быка его игрушку и самому ею заняться, чтоб никаких таким мыслей в его рогатой голове не осталось. Сдержаться еле удалось, Кас откинулся назад на подушку, шумно выдыхая, после чего весело хохотнул. - Я это ещё тебе припомню, - закрыв глаза, васгот провёл большим пальцем по губам, радуясь, что темнота скрывала его от чужого взгляда, и с силой сжал ладонью свой пах.
Быку теперь спалось хорошо и сладко, а вот Адаар ещё долгое время не мог успокоить взволнованное тело и разум, переворачиваясь с одного бока на другой, но сон к нему так и не шёл. Темень за бортом разбавилась светлыми красками, едва видная из заляпанного оконца. И хотя в наступление утра не хотелось верить, Кас сел на лежанке, устремив задумчивый взгляд на спящего тал-васгота. Бык говорил разбудить его, когда рыжий соберётся уходить, но Кас, подумав в тишине, разбавленной чужим глубоким дыханием, решил оставить всё, как есть. Так было легче.     
Брошенная вчера на пол бутылка снова напомнила о себе, выбравшись из угла, куда ночью закатилась, и ткнулась васготу под ноги. Прихватив единственное доказательство своего тут пребывания, Кас покинул каюту, тихо прикрыв за собой дверь, и поднялся на верхнюю палубу. Здесь не было ни души, даже дозорный куда-то подевался. Адаар направился к перилам, делая широкий замах, чтоб бросить бутылку в чёрные волны. Шагнул, да так и замер, не в силах пошевелиться, краем глаза замечая под ногой вспыхнувший бледно-голубым цветом яркий символ. Руна паралича.
- Кто ты и зачем спрашивал про моего хозяина? – раздался за спиной неприятно скрипучий голос.
Не нужно было глаз на затылке, чтоб понять, кто это. Удивило только, что мальчишка, оказывается, нашёл себе настоящего профи в охрану, а не просто любителя халявных денег и плёвой работёнки. 
Адаар на пробу попробовал пошевелить челюстью, но заклинание не позволило. Значит, ответ не слишком-то волновал мага. Затылком рогатый чувствовал – тот уже колдуют какую-то очередную дрянь, от которой увернуться рыжий бы не успел. Когда заклинание паралича спало, Каарас опустил занесённую в замахе руку, лишь немного подправив траекторию так, что бутылка разбилась о деревянные перила, оставив в его руке розочку. В спину ударил каменный кулак, и васгот перевалился через перила, в последний момент успев зацепиться свободной рукой за руслень. Не услышав характерного всплеска, маг метнулся к перилам, заглядывая вниз, и тут Кас рывком подтянулся и полоснул удачно подставленную шею разбитой бутылкой. Когда рыжий снова забрался на палубу, маг из последних сил скастовал в его сторону конус холода, и, наконец, замер, успев основательно залить палубу кровью.       
- Пожалуй, я бы ещё бутылку выпил, - пробормотал Адаар, наконец-то выбросив остатки розочки в море.

* * *
- Не переживай, мой славный, - мадам Лебрен покровительственно коснулась руки своего визави и с мягкими, уверенными нотами матери, которой не раз приходилось говорить подобное своим отпрыскам, добавила. - Я решу эту проблему.
Слуга, которого она отправляла за телохранителем, вернулся и доложил, что Железный Бык ждёт за дверью. Приосанившись, женщина украдкой расправила складки кружев на груди, а затем поглядела сквозь прорези маски на вошедшего в каюту рогатого мужчину.
- Бычок, - промурлыкала мадам Лебрен, подавая изящную маленькую ручку наёмнику. – Я надеялась, что вчера ты ко мне заглянешь. Ты ведь обещал научить меня играть в нарды.     
Хмурый парень за её спиной едва заметно поморщился, и, словно заметив эту гримасу, женщина сделала изящный жест в сторону своего гостя. 
- Это Кристоф де Бенуа, родственник семьи Моррак, исконных правителей Вал Фирмена, - и тут же спохватилась. - О, не волнуйся, душечка, твой секрет в безопасности. Бычок надёжен как скала, равно как и выглядит, - орлесианка хотела дотронуться до щеки рогатого наёмника, но передумала, просто шевельнув в воздухе пальцами. 
- На меня охотятся, - сразу залепил де Бенуа. – Мой охранник куда-то пропал, подозреваю, что уже кормит рыб на дне морском. Убийца пробрался на этот корабль, и я в любой момент могу стать  следующим трупом!
- Ну-ну, золотце, не нагнетай. Мой добрый знакомый проследит, чтобы с тобой ничего не случилось. Не так ли, Бычок?
- А что потом? – ничуть не успокоившись от этого заявления, юноша скрестил на груди руки.
- Потом – и увидим, - снисходительно улыбнулась мадам Лебрен. – Ступайте, Кристоф. Отдохните перед завтраком. Я как раз велела коку приготовить нам яблочный пудинг.
Когда дверь за юношей закрылась, женщина сбросила с себя напускную беззаботность, словно шаль, одним изящным движением плеча.
- Мальчик чересчур мнителен. Но всё-таки, Бычок, проверь, куда подевался этот его... человек. И если на борту и правда есть убийца – избавься от него. Тут мои дети, я не могу так рисковать даже ради соблазна иметь в должниках семейство де Бенуа. Ох, скорей бы мы добрались до Антивы... Это путешествие мне точно седых волос прибавит.

+1

17

В каком-то смысле Железный Бык был в долгу перед мадам Лебрен. Ее имя значилось в списке его хороших клиентов, которые мало торговались, вовремя платили и не жадничали чаевых. К тому же, быть охранником мадам на корабле было плевым делом: женщина постоянно сидела в своем кабинете или в каюте детей, в то время как Бык был волен свободно расхаживать по судну и делать то, что ему заблагорассудится. Он всегда с удовольствием делал ей скидку, но, все же перспектива присматривать еще и за каким-то разбалованным мальчишкой его вовсе не радовала. Кристоф, кажется, тоже не особо обрадовался своему новому охраннику, который рогатой скалой вырастал за его спиной каждый раз, когда тот собирался покинуть свою каюту.
- Тебе обязательно ходить за мной по пятам? - поморщил нос молодой человек, оборачиваясь на кунари, когда они оба поднимались по лестнице.
- Могу отойти на пару метров, - развел руками Бык, улыбаясь. Кристоф действительно оказался персонажем мнительным, и в каждом действии своего нового охранника видел излишнюю опеку. Кунари же вовсе не пытался наступать ему на пятки и просто шел на верхнюю палубу дабы осмотреть место преступления.
- Лучше бы занял себя поимкой наемника, тугоголовый, - нетерпеливо выпалил мальчишка, исчезая в ярком свете солнца.
- Мг-м, - согласился Бык, представляя с какой бы легкостью хрустнул череп Кристофа в его руках.

Рана была нанесена стеклом. Неровные разорванные края на шее, перерезанная артерия: несмотря на нежданную атаку, убийца успел ее эффективно отразить. В данном случае именно убийца стал жертвой бывшего охранника Кристофа. Знал ли сам мальчишка, кто мог его аттаковать?
Собрав остатки стекла, которые еще не успели покрыться кровью, Бык осмотрел одежду трупа и выудил из кармана мантии кошелек. Бросив монеты глазеющим матросам, мужчина сунул зелье лириума себе за пояс и, поднявшись на ноги, молчаливо пошел расхаживать по палубе, присматриваясь к работающим морякам. Несколько молодых юнг, пригнанных квартирмейстером, тут же принялись подчищать лужу крови, отгоняя швабрами налетевших любопытных чаек.

К полудню, когда де Бенуа изволил устроить себе “тихий час”, Железный Бык наконец покинул свой пост и отправился на камбуз за провиантом. В морских путешествиях он всегда чувствовал себя более голодным чем обычно: то ли от скуки, то ли от качки. Благо кок, с которым он уже успел подружиться, баловал наемника Лебрен всякими вкусностями, которые не доставались обычным работягам. В этот раз это была копченая индюшачья грудка, что подавали господам на завтрак.
Как раз выходя из камбуза с полной тарелкой, Бык чуть не налетел на куда-то торопившегося Каараса.
- Жестоко ты меня вчера ночью продинамил, - положив свою руку на грудь Адаара, воин толчком прижал его к стене. Коридор в этой части судна был узким, и мимо двоих косситов было бы невозможно проскочить даже эльфийскому подростку. Бык спокойно смотрел в глаза мужчины. - Да и утром не разбудил. Куда ты так быстро убежал?
Среди запаха влажной древесины, ила и керосина, кунари улавливал запах пота, исходящий от Адаара. Наклонившись вперед, он слегка стукнулся лбом о лоб васгота и улыбнулся. Досягаемость чужих губ и теплое дыхание поддразнивали, но Бык не торопился настаивать. В конце концов, в другой руке у него была тарелка с индюшкой, которая тоже жаждала внимания.
- Хорошо хоть поспал? А то я только к утру уснул. Бутылка под твоей кроватью всю ночь перекатывалась - шур-шур. Шур-Шур, - кунари отстранился и провел пальцами по волосам Каараса, заботливо убирая выбившийся локон рыжих волос за рог. Снова поймав взгляд васгота, он многозначительно покусал свою губу. - Если хочешь, можешь и сегодня прийти. Мне не сложно договориться о пустой каюте.
С верхней палубы послышались гулкие шаги сапогов, и Бык лениво отошел от Адаара в сторону на случай, если сейчас кто-нибудь начнет спускаться по лестнице. Отправив в рот кусок заботливо нарезанной коком индюшки, кунари еще раз блеснул своими зубами и направился в сторону кают-кампании.
- Никто не узнает, - кинул он напоследок, не оборачиваясь.

Темный янтарный осколок стекла был однозначно отколот от бутылки рома. Запах, вкус, толщина стекла. Кроме рома на судне было вино, заколоченное в бочки, и эль, который традиционно хранился в глиняных бутылках.
Глядя на разложенные перед собой улики, Бык почти не сомневался о причастности Каараса к случившемуся. Длинный медный волосок, что он подобрал с капюшона убитого мага, был такого же цвета, как тот, что он успел умыкнуть с головы васгота. На судне было еще двое рыжих мужчин, но они оба были короткострижены.
Совпадение?
В коридоре, где они столкнулись нос к носу, было слишком темно чтобы разглядеть одежду Адаара. Кровь мага наверняка запятнала его рубашку, а может быть и штаны. Это еще стоило проверить.
Держать подозреваемого при себе казалось Быку хорошей идеей. Таким способом он смог бы позаботиться и о сохранности Кристофа, и убедиться в том, что Каарас не успеет наломать дров. Будь они оба на суше, а Кристоф не находился под защитой контракта по найму, кунари было бы плевать на то, кого собирался убить Адаар, но при их сегодняшних обстоятельствах, Хиссрад не намеривался упускать своего знакомого из вида.
В дверь каюты постучали, и Железный Бык поспешно сгреб осколок и несколько волосков себе в ладонь и спрятал в карман.

+1

18

Около места, где скончался маг, по-прежнему поблёскивали на солнце ледяные шипы, оставшиеся от заклинания. Сами они не спешили таять, хотя тело и кровавое пятно на полу давно были убраны. Каарас тогда до последнего сомневался, как поступить – оставлять труп или лучше его выкинуть за борт. Однако в итоге, дотащив мужика до перил, там его и бросил. Неизвестного мага вместе с убийцей, а то и вовсе мага-убийцу будут искать куда усердней, чем просто одного душегуба. Во всяком случае, именно на это Адаар и надеялся.
После этой стычки Кас ввалился в камбуз и навязался едва успевшему продрать глаза коку. Его безрогий помощник ещё дрых, на Адаарово счастье, поэтому повар был только рад лишним рукам, на которые можно спихнуть нудную работёнку. Каарас зато получил возможность незаметно погреть у огня отмороженные пальцы. Предсмертным заклинанием мага его всё-таки успело зацепить.
- Крол, это твой напарник. Возьмёте на себя готовку для матросов. Голодных ртов нынче слишком много.
Безрогий коссит состроил очень недовольную рожу, но после нескольких мгновений внутренней борьбы всё-таки выдал:
- Даже не рассчитывай, что тебе что-то вкусное перепадёт. Недосчитаюсь каких-то деликатесов – рога оторву. Усёк?
- Не плюйся в мою сторону, когда орёшь – и мы сработаемся, - усмехнулся Каарас. Будто он мог смолчать и не выдвинуть свои требования в ответ.
- И с патлами что-то сделай. Не хватало ещё, чтоб тряс гривой над котлом.
- Разумеется, - васгот по-быстрому заплёл косу и спрятал её за шиворот. 
На деле замечаний у Крола был припасен целый ворох. Адаар не так драил казан, не так резал лук, не так чистил картофель, и, кажется, даже дышал не так как надо. За всей этой суетой рыжий васгот стал понемножку забывать, зачем вообще сунулся в это демоново логово, но тут, возвращаясь из очередного рейда из трюма, в узком коридоре около камбуза Кас едва не налетел на Железного Быка. Остановила легшая на грудь крепкая ладонь, когда тал-васгот прижал его к стене. И Каарас моментально напрягся, бросая короткий взгляд на удерживающую его руку. Это что, драка?..
Но Бык смотрел спокойно, выжидающе. И Адаар почти наяву услышал, как сдвинулся в голове рубильник, позволивший расслабить плечи, прислонившись затылком к деревянной перегородке. 
- Отлить, - не моргнув глазом, соврал васгот. – Я убежал отлить. Всё-таки я выхлебал рома больше твоего. И спал намного хуже. Кто бы знал, почему это, а?.. – Кас лукаво улыбнулся.
Если он и жалел о том, что заупрямился прошлой ночью, не позволив себе снова поддаться сладкому желанию, которое вызывал именно этот мужчина, потребовалось бы что-то существенней, чем рука, прижимавшая его к стенке, чтобы признаться в этом вслух. Не помог даже возникший чувственный момент, когда тал-васгот подался вперёд, прижавшись лбом к его лбу, дразня близостью своих губ и напоминанием о прошлых поцелуях. Между ними осталось лишь несколько жалких сантиметров, Каарас сам качнулся навстречу, почти дотрагиваясь, почти ловя чужие губы своими, почти поддаваясь, но всё испортила вырвавшаяся на волю ухмылка понимания. Это же маленькая месть.
И если бы Бык не отстранился сам, Каарас бы его укусил.   
- Осторожно. А то ведь и впрямь снова приду, - Кас бессовестно стащил с тарелки Быка ломтик мяса, сунув его в рот, и хитро облизнулся, когда тал-васгот коснулся его волос.
«Никто не узнает, говоришь?..» Почему Бык уверен, что матросы не будут болтать лишнего. Или желание кучковаться с сородичами вовсе не выглядит со стороны так уж странно?.. Адаар бы в это поверил, если б другой сородич не нарычал на него, едва рыжий снова в камбуз сунулся. 
В итоге его всё-таки выставили с кухни, когда Каарас неуклюже задел локтём кастрюлю с томатной подливкой, опрокинув её себе на одежду. Мелочь по сути, но проблем от этого знатно прибавилось. 

* * * 
Кристоф не мог заснуть, как не пытался. Каждый скрип досок от чужих шагов или мерной качки заставлял юношу вздрагивать и напрягать слух, хватаясь за спрятанный под подушкой кинжал. И, в конце концов, де Бенуа отбросил все мысли о дневном сне, поднимаясь с кровати и решительно покидая милостиво отведённую ему хозяйкой каюту.
В дверь своего нового телохранителя Кристоф постучал носком сапога. Потому что руки были слишком заняты – скрещены на груди, помогая лицу изображать недовольство, когда ему всё-таки открыли.
- Вижу, ты прохлаждаешься, как я и думал. Но я не могу просто сидеть и ждать, когда на кону моя жизнь. Пошли. Я велел собрать на верхней палубе всех матросов «Невесты» для допроса. Почему только «Невесты»? – опережая возможный вопрос, добавил Кристоф. – Да потому что на борту «Фаворитки» ничего подобного не случилось!

* * *
Стараясь не стучать зубами от холода, кусающего за оголённые части тела, Каарас торопливо полоскал свою рубашку в тазе с водой, не менее холодной, чем та, что плескалась за бортом, неся корабль вперёд. Однако сетовать на свою криворукость васгот и не думал, ведь это помогло ему обнаружить пятна чужой крови на своей одежде.   
Тем временем на палубе вдруг стало прибавляться народу. Матросы переговаривались между собой, собираясь группами, а потом к месту их сбора вышел мелкий интриган, за спиной которого возвышался Железный Бык. 
Зевак, помимо самого Каараса собралось тоже не мало, и парень, купаясь во всеобщем внимании, устроил целое представление, поглядеть на которое на мостик выглянула даже госпожа Лебрен собственной персоной. Но на удивление женщина никак не стала отдёргивать зарвавшегося мальчишку. 
- Где вы были этой ночью за три часа до рассвета? Отвечайте! – приставал де Бенуа к каждому матросу по очереди. – Кто может это подтвердить?.. Клянетесь ли вы именем Пророчицы нашей и мученицы Андрасте, что говорите мне правду?!..
- Так и хочется придушить мальца, верно? – тихо произнёс Адаар, нарисовавшись справа от Железного Быка. До безумия хотелось поднырнуть под его руку и прислониться к теплому боку, потому что васгот уже успел основательно продрогнуть, пока возился со стиркой. Но вместо этого рыжий выкрутил свою мокрую рубашку, устроив звуковое сопровождение водой, пролившейся на доски, после очередного нелепого вопроса де Бенуа. - Знаю, это глупо спрашивать того, кто обычно предпочитает не прятать свои шрамы и татуировки, но... Может, у тебя есть запасная рубашка? Я-то не любитель красоваться голым торсом, - Каарас ухмыльнулся и легонько прислонился к плечу Быка. Тепло чужого тела так и манило.

+1

19

Раскрыв свой походный мешок, Бык долго в нем что-то искал, словно бы у него там был целый гардероб из которого он все никак не мог выбрать подходящий наряд для Каараса.
- Рубашки нет… - подытожил кунари, выуживая дубленую жилетку с каракулевым воротником, - Была. Выходная. Но пришлось рвать на бинты. Вот, на.
Жилетка подходила разве что для зимнего сезона, но на безрыбье в открытом море могла сгодиться любая одежда: куда лучше чем носить волдыри обгорелой кожи на плечах. Отделанная изношенной вышивкой и металическими застежками, предлагаемая жилетка была явно не дешевой хоть и значительно поддержанной.
- Лучше чем ничего, - Железный Бык затянул мешок и сунул его под свою койку, - Я тебе не рассказывал как меня чайка однажды за сосок тяпнула? Видать моллюска в нем увидела или еще чего, - рассмеявшись, мужчина сложила руки на груди и принялся наблюдать за тем как Каарас примеряет его жилетку, - Он потом посинел.
Что случилось с рубашкой васгота он так и не поинтересовался, боясь, что будет звучать слишком подозрительно. К тому же, он все еще не был уверен на сто процентов, что его подозрения были оправданы.
- Этот парень - Кристоф, - начал издалека кунари, помогая Адаару разобраться с крючками на жилетке и как бы невзначай дотрагиваясь пальцами до его холодной кожи живота, - Вы, кажется, вместе с ним на том другом судне были. Не происходило ли там чего-то необычного? Может, ты общался с кем-нибудь, кто вел себя подозрительно?
В результате манипуляций пальцев Быка одна из застежек, висевших на дубленке лишь на честном слове, оторвалась и с гулким звоном ударилась о дощатый пол. Пытаясь перехватить ее до того, как она исчезнет между досок, кунари упал на колени и успел удержать крючок за момент до того как тот укатился в прорезь. Поднимаясь, он на секунду замер, натыкаясь взглядом на бордовый мазок на штанине Каараса, но вслух это не прокомментировал. Спрятав застежку в карман жилетки, Бык расправил воротник и похлопал васгота по груди.
- Я же говорил - красавчик, - он широко улыбнулся, задерживая свой взгляд на его зеленых глазах, - Ты точно не хочешь у меня сегодня остаться?
В коридоре послышался топот, и мужской голос окликнул Быка. Один из работяг, который научился стучаться до того как войти, приник щекой к двери и позвал рогатого.
- Там тебя ищут. Мадам и мальчишка.
- Мг-м. Иду, - кунари наконец разорвал зрительный контакт с Адааром, но продолжал удерживать его за лацканы жилетки. Разумеется тогда на верхней палубе он почувствовал прикосновение чужого тела, но сделал вид, что этого не заметил: его голова была занята другими мыслями. Но сейчас, находясь в тесноте каюты, все еще пахнущей разлитым ромом, мужчина с удовольствием смаковал тепло и присутствие Каараса. Воспоминания о проведенной ночи все еще вызывали горячую реакцию в его теле.
- Кого-то же он атаковал. Тот мужик. На палубе, - поделился Бык, посерьезнев, - Или атаковали его? Зачем? Стоит бы разобраться, кто тут убийца на борту до того как мы причалим в порт.

Следующие пару дней Бык ночевал в каюте Кристофа, который с неохотой согласился, что так его жизнь будет в полной безопасности. Несколько бессонных, наполненных кунариным храпом ночей для зарвавшегося юноши, и несколько спокойных и трезвых ночей для Быка, который планировал провести их совсем иначе.
Убийцу так и не нашли, хотя Железный Бык и поднял показательный кипиш на судне, детально расспрашивая каждого моряка и работягу о случившемся. Включая Каараса. До прибытия в Антиву оставалось часов двенадцать, и де Бенуа с присущей ему раздражённостью измерял верхнюю палубу своими начищенными сапогами в компании кунари.
- Все указывает на то, что возможный убийца упал за борт. У всех, кого я допросил, есть алиби. Улики почти отсутствуют, - соврал Бык, - Вам нечего бояться. Но по прибытию в Антиву рекомендую сразу же нанять охрану.
Среди мачт мелькнула знакомая рыжая шевелюра, и кунари на секунду потерял нить разговора. К тому, что бухтел ему на уши Кристоф, он обычно не прислушивался.
- Мне нужно еще кое-кого допросить. Факты не сходятся. Увидимся к обеду, - перебил своего подопечного Железный Бык и направился к Адаару.
- Главное, чтоб этот мальчишка в порту живым сошел, - прошептал кунари, подхватывая Каараса под локоть и ведя его к перилам, - А что с ним произойдет дальше - меня не волнует.
Он так и не поделился с Адааром о всех своих находках, но надеялся, что этот разговор даст ему понять, что он все-таки о чем-то знает.
- Ты тоже в Риалто сходишь? - вопрос был задан с разочарованной интонацией. Бык был под впечатлением, что Каарас, как и большинство команды севшего на мель корабля, направлялся не дальше Антивы. Ему было тоскливо думать о том, что оставшийся путь до Ривейна он проведет без компании рыжеволосого васгота. Он был очарован, но из-за событий последних дней никак не мог найти достаточно времени чтоб провести его с Адааром. То, что они вполне возможно никогда больше не встретятся, было неприятным нарастающим фактом, - В порту стоим день. Может уж сходишь со мной на свиданку если не торопишься?

+1

20

К счастью, Де Бенуа недолго мучил матросов, и Адаар не успел посинеть до цвета индигового фамильного флага госпожи Лебрен. Когда спонтанный допрос закончился, Кас, плохо скрывая радость, потопал за Железным Быком в его каюту, к тому моменту готовый завернуться хоть в простынку - всё ж теплее. И там, после рассказа Быка о коварстве чаек, Каарас испытал острое желание застегнуть выданную жилетку на все имеющиеся крючки. Он-то привык носить много одежды, задрапировываясь в ткань по самую макушку. Пускай это опустошало кошелёк подчистую, зато сшитая на заказ одежда всегда сидела на нём идеально. Хотя бы до первой драки.     
- Я верну, - неловко пробормотал васгот, запутавшись пальцами в застёжках так, что Бык вызвался помочь выиграть с ними битву. Обнаружив, что только мешает в этом противостоянии, рыжий выпрямился и опустил руки, с охотой перескакивая на предложенную тему. – Да нет, я ничего странного не заметил. На «Фаворитке» он не мудачил, не выделялся ничем. Пока корабль не стал тонуть. Но тут какая хочешь гниль вылезет. Странно, что он не заявил, что и «Фаворитку» его недруги потопили. 
Если кто и был подозрительным – то это вот почивший хмурый маг, но Каарас не стал об этом упоминать, иначе пришлось бы признаваться, что за этим дуэтом он следил куда как пристальней, чем мог бы за такое короткое путешествие на «Фаворитке».
Когда с жилеткой было улажено, Кас благодарно улыбнулся, ловя взгляд тал-васгота. И снова чуть не пропал, чувствуя кожей невидимые искры сладкого напряжения между ними. Он знал, что ответит на этот раз на предложение остаться, и нужные слова почти вырвались на свободу. Но топот и чужой голос за дверью, заставил ответ замереть на кончике языка... которым он провёл по верхней губе, закрыв глаза и усмехнувшись. Сдержался.
- Тебе пора, - произнёс Каарас, сам удивившись промелькнувшим в голосе ноткам сожаления. Не только оттого, что Железный Бык уходит, но и что искать притаившегося на корабле убийцу поручили именно ему.
Адаар проводил тал-васгота до двери задумчивым взглядом, но через пару мгновений тоже покинул уютную каюту, возвращаясь в привычную реальность. Убийце на борту расслабляться не стоило до самого прибытия в порт. И Каарас не расслаблялся.

* * *
До конца его путешествия оставалось не так уж много времени, и рыжий наёмник, уже заранее готовый к этому моменту (сунул по карманам заточку и мелочёвку, выигранную у матросов в карты – вот и все сборы), всё чаще проводил время на верхней палубе, всматриваясь в горизонт и позволяя ветру трепать распущенные волосы. Собственно последнее его и подвело, он мотнул головой, отплёвываясь от лезущих в рот прядей, и вздрогнул, нос к носу столкнувшись с подошедшим тал-васготом. Из всех приготовлений именно этот момент Каарас так и не придумал, как обыграть, и, отходя к перилам, даже не представлял, о чём сейчас может зайти речь.   
Но, выходит, Бык всё-таки знает? Догадался, кто убил мага, и всё равно не сдал?..
Адаар пробежался коротким взглядом по сторонам, словно искал путь к отступлению. Вот только куда деваться с болтающейся по морю посудины. Некуда - ещё как минимум половину суток. И Каарас медленно моргнул. Ничего не ответил, лишь дрогнул ресницами. Похоже, что его долг Железному Быку снова вырос, и это царапнуло изнутри, оставив тонкий, отдающий жаром след. 
- На свиданку?.. Ты это серьёзно? – способность Быка удивлять, - нет, даже ошарашивать, выбивая почву из-под ног, - могла пугать, если бы не восхищала. Каарас вгляделся в лицо воина, пытаясь заметить хоть какой-то подвох. Или хотя бы бледную тень насмешки. Но слишком уж запутались все мысли после такого неожиданного вопроса. 
- Дай мне пару часов после прибытия, - наконец произнёс Адаар. Улыбнулся лукаво и добавил. – Чтоб прихорошиться. Встретимся позже в «Красном копье».
Прежде чем уйти, Кас подался вперёд, касаясь чужих губ лёгким, едва ощутимым поцелуем.
Оба понимали, что время ему нужно не для этого.

* * *
Даже в ранний вечер заведение было набито до отказа посетителями, которые желали кутить и выпивать в любое время суток. Шумно, весело, задорно – вот, что бы рассказал обычный обыватель о «Красном копье», забыв упомянуть, что немалой частью своей славы таверна обязана своему фирменному коктейлю под названием Тропическая ночь, что вызывал бессонницу.
Но Адаар любил это заведение в первую очередь за самые лучшие в округе вишнёвые пироги. А уж потом за высокие потолки, просторное помещение и хороший музыкальный слух у старого Ридда, который бездарных менестрелей сразу гнал с порога старым огрызком копья. После того, как бывалый вояка выжил после удара по печени этим самым копьём, оно и послужило вдохновением для названия трактира.
Железного Быка Каарас приметил сразу, едва шагнул в тёплое светлое помещение, пропахшее воском заплывших свеч и яблочным сидром. И, с трудом обогнув скачущую под задорную музыку толпу посреди зала, сразу же направился к его столику.
- Надо же, пьёшь в одиночестве, - Каарас плюхнулся на стул напротив, вытянув длинные ноги в проход, чем затруднил и без того нелёгкую работу местных разносчиц. - И даже девиц по две штуки на каждой коленке нет. А я думал, что придётся снимать их с тебя, как удавов с ветки.
Заметив движение чужой руки, Адаар подался вперёд, перехватывая и отбирая у Быка кружку с выпивкой, чтоб затем сделать глоток и с самым довольным видом откинуться обратно на скрипнувшую от его веса спинку.
Выглядел Каарас не только довольным, но и свежим, приодетым. Помимо чужой жилетки, той самой, что дал ему Бык, на нём была новая льняная рубашка со свободными рукавами, в которых удобно прятать как бумаги, так и кинжалы. На поясе также появилась новая перевязь с оружием. Волосы васгот собрал в небрежный низкий хвост, они волнились сильней обычного, оттого, что не до конца ещё высохли.   
- Ты танцуешь? Или ещё недостаточно для этого выпил, - Кас ухмыльнулся и снова приложился к кружке, допивая её содержимое. Рукав  чуть соскользнул, обнажив на правой руке синюшный след чужой ладони на бронзовой коже предплечья. Слишком четкий, чтоб быть просто обычным синяком. Но в следующее мгновение васгот махнул пустой кружкой разносчице, привлекая её внимание.
- Эй, куколка, принеси нам две Тропические ночи, - Каарас снова взглянул на Быка и улыбнулся. – Раз уж в нашем распоряжении не так много времени.

+1

21

Вишневые пироги, о которых Каарас целый день тарахтел без умолку, действительно оказались что-что с чем-то. Вернее, со свежей дикой вишней. Липкие, не слишком сладкие, сочные и румяные. Точь в точь как описание Адаара. Зажевывая третий пирог по счету, Железный Бык ухмылялся, представляя себе наперед чем могла бы обернуться их сегодняшняя свиданка.
В сладком варенье Бык перепачкался сразу же: пальцы, нос, рукава рубашки, которую он прикупил к случаю, и даже вторая по счету кружка. Если с пирогами он торопился, то с выпивкой решил растянуть удовольствие. В конце концов, если уж ему и было суждено сегодня здесь напиться, то уж точно не в одиночестве.
- Ты опоздал. Девицы уже упорхнули, - хмыкнул кунари, стирая каплю вишневого сока со стола, - Нет, серьезно. Одна прям как муха ко мне прилипла, но потом оказалось, что за бесплатно она не даст даже королю Ферелдена, - мужчина улыбнулся и забрал свою кружку обратно, правда, обнаружив, что Адаар уже успел ее высушить до дна.
Несмотря на то, что это было их свиданием и о работе они как бы не должны были разговаривать, Быку все не терпелось узнать о Кристофе де Бенуа. Едва ли мадам Лебрен заинтересовался бы его судьбой после того как они причалили к Антиве, так что единственный, кто мог о нем что-нибудь знать был Каарас.
- Как там мальчишка? Добрался туда, куда плыл? - Железный Бык постучал пальцами по столу, после чего накрыл руку Адаара и притянул ее к себе; от его взгляда не укрылся синяк на предплечье васгота, - Кто это тебя? Мои конкуренты?
У них у обоих были секреты, и хотя кунари и задавал Каарасу вопросы, он совсем не ожидал, что тот будет на них отвечать. В конце концов, это был его хлеб с маслом, и если он не хочет об этом говорить - пусть так и будет. Железного Быка не раздражали недосказанности в виду своей профессиональной деятельности. В конце концов, он сам плыл в Ривейн по делам Бен Хазрат, и это было большой тайной.
- Танцы? - мужчина поначалу рассмеялся, затем уставился на Адаара, - Ты что, рыжик, серьезно?
Бык умел танцевать. Вальс, полька, мазурка. Ловя на себя удивленные и восхищенные взгляды орлесианской толпы на приемах, он с удовольствием приглашал на танцы перепудренных барышень в неудобных платьях. После первого танца ему обычно обещали еще с десяток. Ему нравилось, что аристократы считали его безмозглым увольнем, который не понимает ни слова по-орлейски и не может отличить парфе от паштета, и их изумленная реакция была бесценной.
- Разве что потоптаться на месте, - кунари оглядел помещение. Столики таверны стояли тесно, и только отведенный уголок для барда был более или менее свободным для того, чтобы уместить сразу двоих кунари. “Тропическая ночь” была обманчиво сладкой на вкус, но через секунду горло горело так, словно бы Бык выпил жидкий перец. Он кашлянул и махнул рукой разносчице, заказывая еще два коктейля, - Дерьмо Создателя, что это за микстура? Я точно не откину рога? Давай еще по одной.
После второго коктейля Быка уже перестало волновать наличие места в таверне. И количество глазеющего люда. Он так же предложил Адаару вести, раз уж тот был первым, кто пригласил его потанцевать.
Вечерний гомон таверны быстро смолк, стоило только двум рогатым косситам выбраться к барду и чувственно приобнять друг друга. В моменте тишины еще до того как бард начал наигрывать знакомую мелодию Бык даже успел почувствовать себя смущенным. И от взглядов, и от мальчишества Каараса, что с энтузиазмом подхватил кунари под талию. Он хохотал и смотрел в блестящие от выпитого глаза напарника, и все никак не мог попасть в ритм, хотя обычно был способен исполнить бальный танец любой сложности. Места здесь действительно было немного, так что мужчины наступали друг другу на ноги и стукались рогами о балку, о которой постоянно забывали.
- А ты знаешь, у кунари вполне нормально мужчинам танцевать с мужчинами. Или женщинам с женщинами. Правда, танцы у них немного отличаются, - Бык так расслабился, что едва не сказал “у нас”, но благо вовремя спохватился. Сжав пальцы на чужом плече, мужчина притянул Адаара к себе чуть ближе, достаточно, чтобы чувствовать тепло, исходящее от его тело, но не достаточно, чтобы сделать этот танец слишком уж интимным, - Тебе бы пошли традиционные наряды кунари. Красные узелки в волосах. И вокруг запястий, - он улыбнулся, продолжая покачиваться в такт мелодии, которая уже закончилась, - Вокруг лодыжек и над ягодицами, - добавил он уже полушепотом, не сумев сдержать хитрую улыбку. То, в чем он сейчас представил Каараса было действительно вполне традиционным для кунари, но развратным даже по меркам Тевинтера.
Вернувшись за стол, Бык заказал еще по коктейлю и бутылку антиванского брэнди. С одной стороны он не хотел, чтобы этот вечер заканчивался, но с другой - хотел его продолжения в другом виде. Они сидели друг напротив друга, о чем-то болтали, шутили, а кунари только и думал о том, к чему это все приведет. Он знал к чему. Адаар тоже. И это обоюдное знание только подстегивало.
- Приглашение в каюту еще в силе, кстати, - напомнил кунари, наливая рыжему очередной стакан брэнди. Он хитрил, надеясь, что Каарас поднимется с ним на корабль и забудется до утра. К тому времени они были бы уже в открытом море, - Думаешь у них еще сильнее подгорит, если ты меня поцелуешь?

+1

22

- Мальчишка жив, отдыхает... или вроде того, - васгот хмыкнул, припоминая, где и в каком виде оставил пацана. - Потом доставлю его домой, к родителям. Как мне и заказывали.
Ранее Адаар так же сказал Быку правду, что не для убийства его подослали. Поэтому кроме парочки воспитательных затрещин и нервного срыва Кристофу ничего не грозило. 
Каарас не сразу понял, почему Бык вдруг поменял тему и притянул его руку к себе. Слишком отвлёкся на свои эмоции, вызванные чужим прикосновением. Но после вопроса вздрогнул и отстранился, убирая обе конечности со стола и украдкой отдёргивая рукав. Интерес воина вполне понятен, странный синяк притягивал внимание. Другое дело, что Кас и сам не понимал, как это объяснить. Откуда у хлипкого избалованного парнишки, в жизни своей едва ли таскавшего что-то тяжелей собственной мании величия, могла взяться такая сила. Каарас даже не человек, и шкура васготская не в пример толще и крепче.
- Это пустяк, - рыжий опёрся на стол, обхватив локти ладонями, и хитро улыбнулся. – Так что насчёт танцев, м? Ты так и не ответил.   
Он спрашивал не всерьёз, а просто, чтоб отвлечь чужое внимание. Однако реакция Быка, его смех, моментально выбили внутри искру азарта. По хитрой ухмылке Адаара стало понятно – теперь он предельно серьёзен на этот счёт. И так просто не отстанет, внутренним чутьём уловив возможность подбить собеседника на что-то весёлое. Пускай и сомнительное по своей сути.
- До дна, - подначил Каарас, опрокидывая в себя коктейль, едва новые кружки  появились на их столике. Сладость напитка приятно пощекотала язык, но в желудок уже устремилась жгучая огненная волна. На Быка «Тропическая ночь» тоже сумела произвести впечатление, поэтому за первым раундом последовал и второй. Хотя васготу по шарам стукнуло ещё с первого раза.         
- Пошли танцевать, - рыжий решительно вытащил воина из-за стола, проложив путь до свободного пятачка, где два коссита могли бы поместиться. И Адаар совершенно не заметил, что музыка в таверне смолкла, а вокруг повисла тишина, когда он, выманив Быка на свободное место, остановился напротив, не отпуская чужую ладонь, а лишь крепче переплетая их пальцы.
- Проклятие... а дальше-то что? - после короткого замешательства вторую руку Кас решительно пристроил на боку тал-васгота, приобняв за талию. И тут не выдержал и расхохотался. – О, как вытянулись у людей рожи, загляденье!.. Как ты там говорил? Топтаться на месте, да?
К счастью, менестрель всё-таки отошёл от культурного шока, и вскоре по помещению полилась мелодия, более спокойная и тягучая, чем все предыдущие. Каарас двинулся в сторону на пару шагов и замер. Затем на два шага назад, утаскивая Быка за собой. Сомнения куда двигаться дальше привели к тому, что они сбились с ритма, и рыжий случайно наступил партнёру на ногу, когда резко шагнул вперёд.
- Я знаю, получается ужасно, - смеялся Каарас, закрывая на миг глаза. Он путался в движениях, снова спотыкался, не замечая ничего вокруг, из-за чего они с Быком не только, зазевавшись, задели рогами потолочную балку, но едва не снесли чей-то столик при повороте.
Однажды наблюдая, как танцует на приёме знать, Кас думал, что это вовсе не трудно - слушая музыку, двигаться по определённому рисунку вместе с партнёршей, что легка и послушна в руках, словно та портьера, в которой он тогда запутался, наблюдая за кружащимися по залу парами. На деле всё оказалось совершенно не так просто. Может, потому что они оба мужчины или вернее это Адаар неумелый танцор, но получалось у них в итоге что-то странное... хотя не менее волнующее и захватывающе. Каарас едва не признался, что танцует вот так, с кем-то вдвоём, впервые.   
- Кунари тоже умеют развлекаться? Это неожиданно, - музыка закончилась, но ему слишком нравилось стоять вот так близко, слушать чужой голос, не отводить взгляда от лица напротив. Отвлечь смогла только выпивка, за которой они вернулись к своему столику.
Каарас чувствовал поразительную лёгкость, болтая на самые разные темы, бросаясь шутками, и с не меньшим интересом слушая в ответ рассказы Быка. Вдвоём они успели прикончить ещё по бутылке, прежде чем воин задал вопрос, отозвавшийся тянущим жаром внутри, а память услужливо подсунула не менее горячие воспоминания о ночи в неваррском лесу.     
- Сейчас и узнаем, - Кас отъехал назад на стуле, оттянув на себя и стол, за которым они сидели. Противный скрип деревянных ножек по полу и дребезжание пустых бутылок снова привлёк к ним чужие взгляды, хотя рыжему на это плевать. Он смотрел только на Быка и улыбался, медленно огибая столешницу. Приблизившись к мужчине, Адаар оседлал его колени и, скользнув ладонями по плечам, приобнял за шею.
– Пускай завидуют, - выдохнул он в чужие губы, прежде чем провести по ним языком, дразнясь, но сразу же затягивая партнёра в жаркий поцелуй, едва почувствовав движение навстречу.   
Тут предсмертно скрипнул стул, прежде чем сложился под ними, не выдержав веса сразу двоих рогатых великанов. И они оба оказались на полу.
- Это точно знак, что нам пора уходить отсюда, - отсмеявшись, произнёс Каарас, поднимаясь на ноги.
Расплатившись за выпивку и поломанный стул, прихватив с собой ещё по парочке бутылок бренди, косситы покинули таверну. Адаар повёл тал-васгота через улицу к большому зданию, стоящему напротив, где едва они переступили порог, как оказались окружены щебечущими полураздетыми девицами, цепляющимися за одежду тонкими пальчиками, как репейник. 
- Дамы... брысь. Сегодня мы заняты. Друг другом, - Каарас потянул Быка за рубашку, увлекая его к лестнице, ведущий на второй этаж. Очень хотелось оставить свои укусы там, где наёмника трогали женские руки, но рыжий сдержался, торопливо поднимаясь по ступенькам и на ходу сбивчиво объясняя, зачем они сюда пришли. – Я оставил мальчишку тут, связанным и с кляпом во рту. Кого таким удивишь в борделе, верно? Просто проверю, всё ли с ним в порядке...
Однако комната, которую он снял на деньги, отобранные у де Бенуа, на проверку оказалась совершенно пуста. Васгот несколько раз проверил помещение и ванную комнату, но парня нигде не было. Зато вместо него на кровати обнаружился клочок бумаги, на котором торопливо выведено неприличное пожелание. И даже добавлено изображение фаллоса - для наглядности полёта мысли.
- Вот сучёныш. Сбежал. Зато очевидно у меня теперь есть... ммм, инструкция, что мне делать дальше, - Кас хохотнул и, развернув скомканную бумажку, показал Быку неприличное творчество де Бенуа. – Мне нравится эта мысль. Но останемся ли мы здесь или пойдём к тебе в каюту?.. – рыжий приблизился, поддевая пальцами пояс мужчины. Он уже не хотел ни о чём думать, ни о чём волноваться, ни о чём помнить. И даже решать ничего не хотел. Поэтому только смотрел и дразнил осторожными прикосновениями через ткань.
- Выбирай.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Отклонение от курса [2-9 Жнивеня, 9:39 ВД]