НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Книга героев » Ливерий Никс, целитель


Ливерий Никс, целитель

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Персонаж

1. Основная информация

1.1. Имя персонажа: Ливерий Никс, при знакомстве зачастую представляется как просто "Лив".
1.2. Раса: Человек
1.3. Статус: Лаэтан, После побега из странны помогает караванам, группам наемников, простым людям. Продает целебные припарки и свои навыки за звонкую монету, а иногда по доброте душевной - даром. Одержим духом Сострадания.
1.4. Способности, навыки:
- Имеет базовые знания лекаря. Хорошо знаком как с ядовитыми, так и лечебными растениями. Способен делать противоядия, припарки и варить лечащие зелья. Так же может обрабатывать, перевязывать раны и вправлять кости.
- Знаком с заклинаниями стихии льда. Вызвать метель на голову противников он не в состоянии. Однако приморозить чью-то ногу к земле, дабы те отчаянно дергались как мухи в меду, умеет и практикует. Потратил большую часть обучения в Круге на ветку Созидания. Поэтому, более опытен именно в этой сфере магии.
- Благодаря одержимости, дух Сострадания помог ему освоить знания духовного целителя. Способен выполнять его основные задачи. Подобные заклинания чрезвычайно энергозатратные и сложны для мага в выполнение, даже с помощью духа. В силу возраста и неопытности, парень зачастую бывает истощен, поэтому он не рискует использовать подобные навыки бездумно.
- Неплохо использует свои способности медиума. Как и все медиумы видит скрытых от глаз других магов и простых людей духов. Способен определить одержим ли человек. Духом или демоном парень определяет лишь по поведению.
- Знаком с правилами этикета. Вполне способен отличить десертную вилку от вилки для рыбы. Уроки танцев и манер с матерью так же принесли свои плоды, и пусть изящество из него не брызжет фонтаном, но произвести хорошее впечатления на человека высшего круга, он умеет. Хорошо говорит на общем, тевине и с некоторой трудностью, орлесианском. Тем не менее при разговоре имеет явный акцент, особенно если речь идет об орлесанском языке.
1.5. Возраст: 20 лет

2. Расширенная информация

2.1. Внешность: Низкий рост и телосложение, пожалуй, единственные черты, которые Ливерий хотел бы поменять в себе. И если строения его тела он старается совершенствовать, то рост уже вряд ли измениться. Бесконечные одергивание матери сделали свою работу, и парень стал немного чувствительным к своему внешнему виду. То ей не нравилась его россыпь веснушек, то он недостаточно ровно стоял или ухмылялся в неподобающей ситуации. После его решения угодить старшему поколению Никс, Лив стал всегда следить за тем, как он выглядит перед людьми. Его темные кудри, с которыми с трудом справлялся гребень, всегда аккуратно уложены. Одежда, почти всегда темных тонов, по возможности аккуратна и чиста. Она скрывает большую часть его бледного тела, голову во время долгих переходов покрывает капюшон. Несмотря на его дружелюбное и вежливое обращение к другим, глаза выдают его. Цвета словно драгоценный аметист, они горят юношеской решимостью, а порой и холодным презрением. Вежливая улыбка играет на тонких бледных губах. Только когда его звонкий смех раздается в воздухе, становятся видны ямочки и глаза озаряются веселыми искорками. Работая с бандитами Ливерий ни один раз попадал в заварушки. Порой его буйным пациентам хватало пары отмороженных конечностей для того, чтоб начать вести себя прилично, а порой дело заканчивалось рваной мантией и шрамами. Ливерий отказывался их сводить, дабы запомнить каждый урок. Благодаря своей светлой коже он зачастую пытался сойти за орлесиаца, дабы в нем не узнали уроженца Тевинтера.

внешность

http://sg.uploads.ru/t/6T3eN.jpg

2.2. Характер:
Не желая мериться с насмешками других учеников Круга и наказаниями родителей, Ливерий решил подстроиться. Упертость, саркастичность с ноткой юмора, любовь к опасности. Все это надежно скрывается за плотной маской вежливого юноши. Эта маска словно настоящая, призвана защищать окружающий мир от его взрывного нрава и его самого от колких слов.
Живя в кругу людей помешанных на лживых слухах и россказнях, сам Ливерий никогда не любил лгать. Да он любит правду. Зачастую даже самую неприятную и жестокую. Он предпочел бы говорить прямо, смотря человеку в глаза. Однако парень знает, насколько тяжелым грузом, та может упасть на плечи собеседника. Как она может убить уверенность в человеке. Поэтому он предпочитает не лгать, а молчать. Умалчивание, эта та же ложь, только достаточно безвкусная для парня, чтобы проглотить.
Благодаря своей маске, он научился умалчивать и прятать не только правду. Его мнение и интересы тоже скрываются под ее плотными краями, под которые не каждый может заглянуть. Эта настороженность по отношению к другим, зародилась еще в детстве. Сложно скрывать от матери свою двойную жизнь, если у тебя постоянно бегают глаза и потеют ладони. Сейчас ему как никогда приходиться прятать свои мысли, дабы не натравить на себя определённых людей. Ведь его отношения к эльфам и прочим расам вряд ли можно назвать правильными по меркам Тевинтера. Он никогда не говорил и не говорит о эльфийском народе, как о рабах. Не считает кунари дикарями, ведь какие дикари строят такие выигрышные тактики против имперских солдат. Гномы же вызывают у парня особое восхищение, своими великолепными умениями вести торговые сделки и устойчивостью, а точнее полным отсутствием, у них магии как таковой. Ливерий предпочитает видеть в других расах, свои плюсы и минусы. Независимо от них, он хочет говорить со всеми без этой Тевинтерской надменности.
За время учебы в Кругу и работы в лечебнице, у парня сформировалось железное терпение. Ведь как по-другому можно выстоять перед лицом орущего и тыкающего в тебя ножом бандита, как не спокойными речами и нейтральным лицом. Показать страх, было бы как признать свой проигрыш и лечь под нож. Пожалуй, не поддастся гневу и не превращать тех самых глупцов в ледяные глыбы ему тоже помогает терпение. А просиживать на занятиях слушая медленные речи преподавателя, когда он и так знает весь материал из прочитанных книг. Бездействие и трата времени всегда сводила его с ума, и лишь терпение спасает его от выпрыгивания из окна аудитории. 
Самые близкие друзья знают парня вдоль и поперек, только лишь из-за небольших проскальзывающих порой сведений. Те, кто смогли собрать полную картину и удивили парня своей внимательностью, всегда оказываются в его самом близком кругу. Именно им он будет верен до гроба. При них он не держит маску, а показывает себя во всей взрывной красе. Хотя вытерпеть его порой невыносимый характер, тоже надо уметь.
В хорошие дни энергия, любопытство и особая вспыльчивость скрыта за вежливыми речами. Он любит поболтать со всеми, кто готов его выслушать. В дни, когда маски сорваны и скорбь сковывает его душу, речь его полниться ядом, вертящимся на языке и желающим ужалить в любой момент. Наглость и острый язык становился причиной многих его бед и ссор. Он ценит свое личное пространство в такие моменты. Уединение помогает ему собраться и расставить все по полочкам. Позже, когда голова его остывает от недобрых мыслей, стыд начинает жечь похлеще огнива, в ребрах. Он не стыдиться признать свою ошибку и принести извинения, и если уж он извиниться перед кем то, то слова будут всегда искренними. 
Порой в парне может просыпается спонтанность, ведущая его за собой на любое дело, что пришло в его кудрявую голову. В такие моменты Ливерием овладевает храбрость, а так же глупость и безответственность. Привыкшие к таким резким переменам друзья не сильно волнуются. А учитывая что они зачастую участвуют в марафоне глупости, то у парня появляются под рукой еще и сообщники.
Несмотря на его вспыльчивую, разрушительную натуру и баранью упёртость. Духи Сострадания и Милосердия видят в нем по-настоящему добрую душу. Ту которой не безразлична судьба многих, доброта которой может помочь исцелить душу. Жалость, не то чувство что Ливерий часто испытывает, только понимание и сопереживание лежат в его сердце правильно. Подставить крепкое плечо или же просто выслушать о несчастье, парень готов всегда. Неловкую свойственную ему заботливость он старается скрывать, боясь, что его сочтут слишком мягким. Сколь зол он не был, или как бы он не презирал человека, Ливерий никогда, не будет способен забрать чью-то жизнь. Даже если это будет ради свое защиты, тем не менее его враги не уходят не подмороженными.
2.3. Биография:
9:24 века Дракона в одну из жарких ночей Тевинтера появились на свет близнецы Никс. С первыми своими же вздохами, ничего не подозревающие краснощекие малыши, стали надеждой для своих родителей на лучшее будущее. В их жилах текла еще пока не раскрытая сила, о которой, их счастливые родители даже не подозревали.
Расти в строгости и порядке, было настоящим испытанием для мелкого сорванца Ливерия. Однако, не настолько тяжелым, как со стороны его бедных родителей. Не было и мига, чтобы в тихом поместье не раздавались восторженнее возгласы неугомонного мальчишки. Дорогие разбитые вазы летели с полок, разрисованные угольком или мелом стены поместья красовались перед приезжими гостями своим черно белым величием. Лив, таскал с улицы все что попадалось под его маленькую ручку и складывал на чердак, как своего рода клад, вместе с самыми любимыми игрушками. Приволоченная же домой в маленьком кармашке, мышка или другая какая животность приводила в истерику хозяйку поместья. Любопытный и необычайно энергичный ураган из маленьких ручек и ножек стал настоящей головной болью для всего дома.  Среди всего этого балагана, стоял улыбающейся до ушей, кудрявый сорванец, с ели заметной россыпью веснушек и рваными штанами.
Единственное время суток, когда маленький шумный комочек счастья не заставлял родителей выть, была ночь. Уставший после дневных приключений малыш спал мертвым сном. В своих красочных сноведениях, он видел продолжение своих приключений, только более захватывающих своими красками и воображением спящего. В них он видел разные места, в которых он не был, людей которых он не знал. Лишь одинокая, полупрозрачная фигура, была неизменной в вихре ярких картинок и эмоций. Ливерий, давно уже привык к еле осязаемому присутствию своего необычного друга. Он хранил его существование в секрете, так же яро и верно, как и его залежи сокровищ на чердаке.
Став чуть старше, мальчишка понял, что его шалости стали слишком дорогим удовольствием. Не ослабляющий своего внимания раб и твердая неумолимая рука матери начали делать его жизнь все сложнее. Постоянные наказания и слезы от абсолютно незаслуженных, по мнению мальчика, нагоняев от отца не становилось меньше. Маленький сорванец понял простую, пусть и горькую на вкус истину. Если он будет вести более спокойно и сдержанно, то возможно и проблемы с родителями себя исчерпают.
Через пару дней Лив стал воплощать свой простой план в истину. Родители лишь дивились переменам. Тишина в поместье стало удивительным, в своем постоянстве явлением. Рабу больше не приходилось искать причину задорных улыбок и хитрого взгляда. Дорогая и красивая одежка не превращалась в лохмотья. Она оставалась чистой и будто нетронутой. Вся энергия, любопытство и желание разрушений просто перетекли на более подходящие просторы. Этими просторами стали улицы Каринуса. Подальше от зорких глаз соседей, вместе со своими друзьями, мальчишка устраивал такие же веселые, но более скрытные шалости.   
Со временем, Ливерий научился балансировать свою уличную и домашнюю жизнь. Скрывать от своей матери разбитые коленки. Врать о том, где он был и с кем общался. Прятать мелких и не очень животных, которых он выхаживал по той или иной причине. Быть сыном, которого его родители хотели, было чрезвычайно сложно для него. Его по-детски вспыльчивый нрав и избалованность до сих пор становилась причиной разлада. Тем не менее он терпел. Терпел то, как его мать укладывала его непослушные кудри перед званым ужином. То, как она одевала мальчика в красивые костюмчики на заказ, как куклу, которую часто с собой носила знакомая Лив девчушка. Молчал, сжимая зубы от постоянных уроков по манерам, танцам, разным языкам и другой чепухе. Мальчик любил книги, однако то количество, что женщина пыталась заставить его прочитать, начала вызывать у него к ним отвращение. Лукреция пыталась вложить в маленькую голову своего чадо все что считала нужным.
Однако после его мучений он мог снова оказаться на улице. Среди знакомых лиц, он был собой и позволял его буйному нраву разгуляться на всю катушку. Сражаться на палках изображая великих полководцев на войне, лезть туда куда не следует и быть просто энергичным ребенком. Тем не менее Ливерий знал, что с ним все же что-то не так. Он видел и замечал то, что не видели его дорогие соратники по улице, искажённые фигуры и мутные пятна на холсте реальности. Его гуляющий по новые лица взгляд, цеплялся за мелкие пугающая детали у некоторых гостей просторного поместья семьи Никс. Незаметные и отталкивающие, которые в упор не видели его восторженные новыми связями родители. Испуганный своим отличием, он молчал, находя утешение лишь в знакомой фигуре в его снах.   
В один из многих, ничем не примечательных дней, стража сообщила хозяевам дома плохие вести. Их раб, отправившись за покупками, стал жертвой мелких бандитов. Те украли лишь пару монет с его тела. Мать была в ярости. Покупать нового раба и вновь браться за его воспитание, прерывая свою работу, мать мальчика не хотела. Тем не менее следить за домом кому-то надо. О марание своих собственных рук, речи даже не заходило. Дабы похвастаться перед их гостями и соседями, за весьма неплохую сумму, она приобрела так называемого «дикого эльфа с юга».
Диковинкой оказался лишь неумелый юный эльф, который был пойман совсем недавно. Хозяйка дома, тратила свое драгоценное время на воспитание нового слуги с завидным рвением. С тела юноши не успевали сходить синяки и порезы, как появлялись новые. И вроде бы Ливерию должно быть все равно, их раб был одним из многих, что он видел на улицах Каринуса. Однако стоило ему взглянуть на согнувшеюся под гнетом женщины фигуру, как его сердце сжималось. Уж очень тот походил на мелких беззащитных зверенышей, что он таскал когда-то в дом. Впервые за всю свою жизнь, мальчик не смог сомкнуть глаз ночью.
Аккуратно ступая своими легкими детскими шагами, Лив, направился в сторону кухни. Там после очередного избиения разгневанной Лукрецией, эльф сидел на полу. Не ожидавший чужого присутствия раб от испуга вскрикнул и задел рукой стул, раздавшийся грохот разбудил старших Никс. Прибежавшие на шум, увидевшие свое не менее испуганное чадо и их нового раба, родители пришли в ярость. Кассиан и Лукреция с гневными лицами и дурными мыслями в голове, хотели расправиться с ни в чем неповинным эльфом. Ливерий поспешил вмешаться. Накинувшись на мать со слезами на глазах, он наврал ей про то, как испугался крысы и что эльф спугнул мерзостное животное. Увидев слезы своего чада, мать с отцом немедленно поверили небывалой басне и позабыв об эльфе принялись успокаивать ребенка.
Время продолжало свой ход и Ливерий смог завоевать доверие их нового слуги. С тех пор как мальчик устроил то маленькое представление, прошел год. Тем не менее, эльф не забыл выходки своего юного господина и был безмерно тому благодарен. Вместе с ним, Ливерий уже не скучал по зову улиц. Его приключения, пусть они и не прекратились, стали реже. Мальчик предпочитал проводить время на кухне, вместе со своим остроухим слугой. Тот был забавен и весьма интересен, благодаря рассказам о доме. Линаэль, именно так звали эльфа, не был рожден в Тевинтере. Он был пойман работорговцами, подкараулившими его семью, когда те пытались попасть в Вольную Марку. Он поведал об его отце, гордом долийском охотнике. Матери, по которой Лин неимоверно тосковал, но не мог ничего поделать. О своих загадочных узорах, со странным названием, что эльф носил с гордостью.  Затаив дыхание Ливерий слушал старые долийские сказки, рассказанные когда-то эльфу его матерью. Свои дружеские отношения с ним мальчик скрывал от родителей, боясь последствий как для себя, так и для друга. Тот в свою очередь понимал опасения младшего Никса и пытался вести себя более покорно в окружение хозяев, принимая свою судьбу невольника.
Друзья Ливерия с каждой их удачной выходкой становились все бесстрашней. Их небольшая, но резвая компания лезла во все что могла. Пожалуй, именно глупость привела их к старому заброшенному поместью магистра. Ходили слухи, что тот был страшным малефикаром, питавшимся непослушными детьми. Ливерий слушая это лишь закатывал глаза и фыркал на глупые сплетни. Разгорячившись, сорванец, рассказывающий эти басни и юный Никс, вступили в долгий спор, закончившийся дракой. Придя домой с синяками, за которые он все-таки получил нагоняй, мальчик решил доказать свою правоту.
Пару дней спустя он и еще парочку самых верных его соратников, залезли в старый дом. Их ожидали одинокие коридоры, по которым уже давно никто не ходил. Тем не менее, после быстрого обследования, группа нашла дверь за одним опрокинутым шкафом. Ливерий, отказался заходить в помещение от которого веяло лишь большими проблемами и предостерег об этом друзей, но те лишь махнули рукой. Оставшись караулить снаружи, уже спустя пару минут, он услышал крики ужаса. Стоило ему распахнуть дверь, как в его лицо ударила волна ужасного зловония и послышался неприятный звук хруста. Взглянув на ужасную сцену развернувшеюся перед его глазами, он испугано сжал ручку двери и замер перед чудовищем. Его друзья разбежались по углам, испуганные, с широко раскрытыми глазами, они наблюдали как скелет поднимается с пола. Его тело было покрыто тонким слоем лохмотьев и зубы, острей чем иглы, угрожающе клацали. Мгновение и чудовище рвануло на одного из его друзей, распарывая своими когтями детский живот и впиваясь в беззащитную шею ребенка. Одно движение рукой и хруст раздался по помещению. Глаза девочки до этого в страхе уставившиеся на Ливерия закатились. Душераздирающий крик ужаса вновь пронесся по стенам старого дома. Юный Никс словно проснулся от сна, оцепенение прошло и его ноги будто ожили, вновь начали работать. Отцепив ладонь от покрытой тонким слоем льда ручки, только на чистом адреналине мальчонка рванул к друзьям. Схватив одну из девчонок за руку и пихнув остальных замерших в ужасе соратников, они понеслись к выходы не оборачиваясь. За их спиной слышались лишь отвратительные, мокрые чавкающие звуки и хруст костей. Лишь отбежав от дома подальше, мальчик почувствовал, как девочка, которую он схватил, яростно вырывается из его схватки. Обернувшись и мгновенно отпустив ее, его взгляд зацепился за наполненные слезами глаза. Девчушка схватилась за свою руку, ее запястье покрылось болезненными пятнами. Не говоря не слова, лишь заливаясь слезами, она резко побежала в сторону своего дома.
Вернувшись домой, Ливерий ходил весь оставшийся день бледнее тени. Линаэль был чрезвычайно обеспокоен поведением своего маленького друга, однако мальчик упорно избегал эльфа всеми возможными способами. Ближе к вечеру, за ужином с матерью, раб сделал ему его любимый напиток, наполненный сладким медом и вкусным теплым молоком. Он хотел взбодрить внезапно ставшего тихим Никса. Сидя за столом и уставившись в кружку, Лив, прокручивал в голове те страшные моменты. Лукреция, не замечая состояния своего детища, читала документы. Забывшись в мыслях, мальчик не заметил, как крепко он впился в края кружки и как медленно она стала покрываться тонким слоем льда. Удивленный возглас слуги пробудил Ливерия от тяжелых мыслей. В тот вечер он услышал много восторженных похвал и обнадёживающих слов. Он прекрасно понимал, по примеру своей сестры, куда он вскоре попадет.
Круг оказался не таким уж и плохим местом. Сначала количество новых лиц и знакомств ошеломило парнишку. Все еще под давлением кошмаров, от того самого инцидента, он был чрезвычайно тих и обходил всех стороной. Подобное поведение вызывало лишь ухмылку у знавших его старшую сестру чародеев. Те приняли его молчание и холодную отстранённость характерной чертой семейки Никс. Да и первый продолжительный разговор со своей сестрой, вызвал лишь бурю негативных эмоций. Насмешки одногруппников и внимательные взгляды старших магов, ожидавших от него много, вгоняли Ливерия в тоску. Невозможность поговорить или даже увидеть эльфа, так же ухудшало его настроение. Он мечтал о том, как он снова окажется дома. Возможно, он бы вновь мог послушать сказки Линаэля или просто прогуляться по знакомым улицам.
Подобное замкнутое, депрессивное состояние, на деле продолжилось недолго. Спрятавшись в библиотеке за книгами, которые вновь начали ему нравиться, он встретил своих первых друзей в Круге. Дружелюбная девчушка удивила его своей добротой и пониманием. Та была рада встретить новое лицо в скучных стенах заведения. Они быстро стали хорошими друзьями, готовыми помочь друг другу в беде. Вторым другом стал энергичным мальчик, сын магистра, от которого ожидали много от того, что он был единственным наследником. Громкие спор о всяких глупостях привел к драке, после которой мальчики стали друзьями не разлей вода. Присутствие новых товарищей пробудили в Ливерие его старые замашки. Вновь он начал куролесить, как и раньше когда-то со своими друзьями по улице.
После того как Ливерий узнал о том, что он медиум, его знакомство с духом прекратило казаться таким уж совпадением. Вдалеке от дома, парень уже давно не ощущал его присутствия в своих снах. Лишь демоны и, к сожалению, совсем другие духи стали его собеседниками. Демонов как его и учили многие преподаватели, он опасался и старался не поддаваться их сладким речам. Никс разузнал то, что тот скелет, был одержим демоном голода и именно та самая жажда голода и заставила его напасть на ребенка. Зная об этом, парень избегал встречи с демонами еще более яро. Поскольку мальчик обладал таким редкими и полезными способностями, перед ним раскрылась возможность стать духовным целителем. Возможность помогать другим вдохновляла паренька. Его обучение стало сложнее и насыщеннее. Он рвался изучать все возможные способы помочь своим будущим пациентам. Знания о самой Тени и духах, так же вошли в круг его интересов. Так же становиться беспомощным перед лицом врага, Ливерий не хотел. Он пытался развивать свои боевые способности, чтобы в крайнем случае он мог защитить себя.
Вскоре не осталось не одного преподавателя или ученика, которого бы не знал самый младший Никс. Как и раньше, в родном доме, он понял. Люди не желают видеть его настоящего, вечно всклоченного и вспыльчивого нахального мальчишку. С таким поведением, он не сможет зайти далеко и лишь станет постоянной жертвой дурных слухов. Поэтому, как и раньше он сменил тактику. Его поведение, как и в детстве сменилось в лучшею сторону. Он стал следить за собой и своей репутацией. Среди учеников и знакомых, он стал более сдержанным человеком. Нейтральная улыбка не сходила с его лица. Преподаватели видели в нем надежного и старательного ученика. Все это давалось Никсу огромным трудом. Часы, проведенные за книгами и упражнениями в магии. Дни и месяцы тренировок под присмотром преподавателей пролетали незаметно. Его друзья, не понимающие всего этого фарса не были сильно впечатлены, однако решили поддержать внезапное рвение.
Благодаря его стараниям и преданности делу его заметили другие целители и не только. Возможные дороги, по которым мог пойти Никс, открывались одна за другой. Пойти ли в политику как и желали его родители. Записаться ли ему в армию и помочь своей отчизне вместе с другими целителями. Остаться ли ему под надзором преподавателей совершенствуя свои умения в стенах Круга. Несмотря на энтузиазм своего лучшего друга насчет битвы за родину, у юного мага не было желания вмешиваться в военные действия. Однако в то же время и остаться в Круге, где вокруг ничего не менялось, не было смысла. Его решение оставило родителей в смятение. Не желая снова стать куклой для матери, он устроился на работу в небольшую лечебницу вместе со своей лучшей подругой.
Под присмотром более опытных и видавших многое лекарей, они набирались опыта. Несмотря на то, что лечебница не была самой знаменитой или самой богатой, в ней все же было кое-что особенное. Этой особенностью стали ее постоянные ночные клиенты. Бандиты и многие другие, за необходимую сумму могли залатать здесь свои раны. Она была рассчитана именно на таких опасных клиентов, и лекари здесь были не промах. Они умели не только варить зелья, да готовить лечебные порошки. Маги и просто знатоки целительского дела могли отбить от себя особо назойливых, или же угрожающих их жизни пациентов. Среди подпольного мира, место было довольно известным. Родительский дом для Ливерия стал испытанием, отец с матерью продолжали давить на младшего, чтобы тот взялся за ум и пошел в политику. Однако это не та вещь, что могла вывести его из равновесия или даже поколебать его решимость. Решающим моментом стал побег их раба, его старого друга Линаэля. Пусть в груди у мальчика и сжималось сердце, наполненное обидой, но головой он понимал, что побег для него стал той самой желанное свободой. И Ливерий хотел заслужить себе свободу своим путем.
Однажды ночью к ним поступил один пациент. Им оказался атакованный группой бандитов или даже работорговцев, эльф. Каким чудом он смог сбежать от своих обидчиков на своих двоих, оказалось загадкой. Тем не менее при нем оказались достаточно ценные вещи, чтобы оплатить собственное лечение. Однако раны его были достаточно тяжелыми, чтобы бедняга не дожил до утра. Его тело накрыли белой простыней и обобрали оставшиеся вещи.
Пришедший только после всего произошедшего Ливерий, узнал в одной из вещей драгоценное ожерелье своей матери. Ему понадобилась лишь секунда, чтобы рвануть к накрытому телу и откинуть простынь. Покрытое такими любимыми для парня узорами лицо было бело и безжизненно. Бедного мага потом еще целый час успокаивали знакомые лекари, не понимая его такой бурной реакции. Трупы были все же не частым, но и не совсем редким явлением в их работе. Несмотря на то, что лечебница была полна целителей, среди них не было достаточно сильных на тот момент, чтобы справиться с ранами Линаэля. Они все находились на более высоких постах и более дорогих заведениях. Да и не один духовный целитель не согласился бы лечить жалкого эльфа раба, с горечью тогда понял Ливерий. Той ночью он долго взывал к своему старому другу и, к его удивлению, тот пришел. Разбитый и полный горечи он обещал духу служить и защищать. Как никогда в парне горело желание быть по-настоящему полезным для тех, кто в беде, быть тем, кто способен помочь. Ценна за подобную силу Никса не волновало. Перед его закрытыми веками все еще стояло лицо Линаэля. В ту ночь они соединили свои разумы и стали едины. Если его наставники что-то и заметили, то промолчали, а его подруга нервно поджала губы. Узнав, она лишь взяла его руку и молча поддержала, пусть и необдуманное, но его решение. В их небольшое заведение был лишь один духовный целитель, жутко упертый и вредный старик. Он то вскоре и стал наставником парня.
Обучаться у старого целителя было своего рода испытанием. Тот не привык учить других, поэтому недопонимание зачастую ставила младшего мага в тупик. Он не был лучшим на свете наставником, но был хорошим целителем. Ливерий узнал от него многое, однако его обучение неожиданно окончилось. Спустя пару месяцев непрерывных тренировок и исследования своих возможностей, его наставник сделал ему предложение. Отправиться в Неварру, дабы полноценно раскрыть свой потенциал как духовного целителя. На раздумье ему было дано пару дней, однако ждать согласия долго не пришлось. Ошарашенный таким предложением и опьяненный возможностью вырваться из Тевинтера Ливерий согласился. Перед этим, он посетил своих родителей. Там, под покровом ночи, он собрал свои немногочисленные пожитки и покинул свой родной дом, ни с кем не попрощавшись. Далее с помощью некоторых своих клиентов, он продал большинство своих ценностей. На эти деньги он прикупил себе более простой одежки и припасов. Благодаря связям своего наставника, Ливерий без проблем смог отправиться в путь. Вместе с караванами он преодолел большую часть страны и добрался до границы Неварры.
Оказавшись в чужой стране, в парне проснулась жажда приключений. Новые края манили своей неизвестностью. Зная, что его навыки могут оказаться весьма полезными, он стал предлагать их тому кто был готов платить. Пусть его сердце и было полно самоуверенности, ноги его уже не выдерживали долгих переходов. Не привыкший к кочевой жизни маг, зачастую проводил ночи в стенах таверны. Там же, он находил себе работу и порой даже проблемы на свою голову. Пока что, до серьезных конфликтов не доходило. Тем не менее осадок у парня оставался и он стал более осторожен.

Игрок
3. Обязательная информация:

3.1. Планы на персонажа:
Устроить счастливое воссоединение семьи, с фанфарами и летящими во все стороны фаерболами. Саморазвитие, да поиск приключений на пятую точку. А может даже на своем примере показать сестре, что семья не так уж и плохо? И собаку. Обязательно собаку.
3.2. Мастеринг и сюжет:
Честно скажу. С мастерингом не играл ни разу,но обязательно хочу попробовать. Сюжет однозначно да.

4. Пробный пост

"Путь вашему персонажу преграждает стража."
Ожидаю.

Отредактировано Ливерий Никс (2018-07-20 11:18:39)

+6

2

http://forumfiles.ru/files/0019/4f/84/82640.png

Добро пожаловать!


Дополнительный квест - пройти регистрацию личного звания.
Бонус за пройденное задание - полный допуск к функциям игры.
Находите союзников и врагов, создавайте эпизоды и приятной Вам игры!


Хронологию персонажа, его отношения с другими персонажами и прочие детали, важные для личности персонажа, Вы можете размещать в этой теме ниже.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Книга героев » Ливерий Никс, целитель