НОВОСТИ

06.07. 19 месяцев игры: жжем дальше!
19.06. Правило для неканонов!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Крылья в ночи [7 Августа, 9:42 ВД]


Крылья в ночи [7 Августа, 9:42 ВД]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Крылья в ночи [7 Августа, 9:42 ВД]

Время суток и погода: жаркое антиванское лето
Место: Антива
Участники: Северо Ратей, Кара Алонсо. 
Аннотация:
Вернувшись домой из Орлея, Кара пытается наладить дела Дома Алонсо, но далеко не все торговые принцы согласны делить сферы влияния с девчонкой. Самый беспринципный, Сержио Борджа, решает припугнуть юную Алонсо и организует похищение ее младшей сестры. Каре приходится обратиться к Воронам, чтобы вернуть Лалу в целости и сохранности, а заодно проучить зарвавшегося торговца.

0

2

Заброшенная и вот уже десять лет приходящая в ветхое состояние вилла некогда богатой и влиятельной семьи в нескольких часах пути от порта Риалто в сторону Антивы по каменистым и поросшим выжженными вересками и кустарниками побережьям залива была не столь заброшена и необитаема. Помимо старого и уже почти слепого ключника и оставленной присматривать вместе с ним за имением пары верных чуть менее старых слуг с небольшим жалованием, приходящим от последнего наследника семьи где-то в чужой стране, да продовольствия от двух соседних деревень и трёх виноградников, поддерживала виллу незримая крепкая рука Дома Ворона. Вороны же населяли внешне и на почти всех подходах, помимо помещений слуг, необитаемое, но изнутри обжитое имение: пятеро возвращались сюда отдыхать постоянно, ещё семеро, включая Северо, навещали удалённое от суеты городов местечко, чтобы заниматься делами гильдии в удобной тишине.
В этот раз он кружил по округе в костюме путешествующего ремесленника неделю и обстриг и выскоблил всех желающих, прежде чем подвести глаза сажевым густым чёрным по форме и продолжая несовершенство татуированных линий к приёму гостей.
В Антиве молва знает сто и один способ, как призвать Воронов, и многие из них действительно в ходу у тех или иных мастеров. Правда одна: Вороны достаточно многочисленны и наблюдательны, чтобы, заметив недвусмысленные знаки, прийти на встречу в тот же день. Кто-то говорит, что надо закрепить перед рассветом на ближайший флигель бумажную птицу. Кто-то - высыпать перед закатом на подоконник горсть золотистого по цвету спелого зерна. Кто-то - нашептать стихи. Да мало ли примет.
Но эта встреча заставила ждать себя не менее недели, несмотря на все сигналы. Дело в том, что ближайшим имеющим право брать заказы гильдмастером был Ратей, а Ратей даже спустя два года после возвращения из изгнания и этого повышения, как волк смотрит в лес, тосковал по временам простого исполнителя. Дело в том, что Совет Когтей, удалившись вглубь страны решать свои важнейшие дела, не оставил ему никаких инструкций относительно явно политических дел. А дело Алонсо было явно очень, очень политическое. И о похищении одной из сестёр наследницы и текущей, слишком юной главы дома его Вороны знали, зная также то, что оно могло быть не без замешанных там рук другого выводка другого мастера, если не одного Когтя. Они узнавали плотнее, конечно, но странная глухота по всем фронтам настораживала Северо. Как будто его испытывали. Два дня назад он добрался до другого мастера в Риалто и спросил совета, и совет оставил его смущённым ещё больше. Но на встречу, подумав, решился.
В конце концов, если ему говорил попробовать даже значительно менее сильный и как профессионал, и как координатор брат-ворон, можно было рискнуть и закопаться не в кровавую грязь, а куда худшую: политическую. Но всё же до работы он предпочёл бы выяснить детали разговором, и лично.
Торговой принцессе, которую ранним утром поймала в уединённом месте пара помеченных следами когтей и тенями перьев в татуаже молодчиков, достался не самый лёгкий путь: ей, вместе с небольшим сопровождением, предложили бархатные маски на глаза, после чего вывезли из едва просыпающегося города в неизвестную профанам сторону. Теперь же, не ранее чем в час после полудни, её, проведя по погребам с щёлкающими механизмами готовых сорваться шипов и протянутыми под ногами растяжками, вывели в прекрасный внутренний двор и вернули свету солнца.
Здесь, в окружении четырёх стен с галереями и окнами из хорошего стекла, но с облупившимися деревянными, крашенными под белый камень, наличниками, было не определить, где конкретно располагается убежище Воронов. Это была просто старая, во многом запущенная, вилла.
- Полагаю, за ваши ожидание и хлопоты, синьора Алонсо, мы обязаны вам как минимум тёплым приёмом и уютным расположением. Прошу, садитесь, - эльф показал рукой на проложенное подушками кресло, ровно такое же, на каком сидел он сам и не сидел более никто во дворе: вороньё, четвёрка в рабочей и не очень, но скромной одежде, расселось, как полагается стервецам, по ветвям деревьев и галереям виллы, наблюдая, в то время как на земле с совсем юной девушкой - Создатель, девочкой ещё! - и её небольшим, только отпущенным эскортом говорил единственный мастер и помогал с обслуживанием, выкладывая на небольшой плетёный столик из корзины тару и снедь, лукаво косящий глазами ученик.
- Не желаете вина? Воды? Домашний сыр и свежие фрукты - всё вам. Вы, верно, голодны.
Северо не поднялся из своего кресла, сидя всё в той же видимо-расхлябанной, но не слишком свободной и удобной позе, сцепив руки, упёртые локтями в подлокотники, в замок из пальцев напротив своей груди. Он не знал, как действовать на переговорах, обычно ему требовалось только осмыслить уже собранные информатором письма с условиями-пожеланиями и обещанной платой, в крайнем случае - утвердить у другого Ворона своего ранга или выше в местности, что заказ соответствует интересам гильдии. Но он всё же был в позиции силы, силы, которой не умел и чувствовал себя неуютно, когда приходилось пользоваться. Ему казалось, что далеко не все дома убийц согласны подыграть и для проигрывающих всё своё состояние и вряд ли способных расплатиться Алонсо. Но и не все дома Дома Ворона хорошо ладили между собой, особенно как это показали годы резни, которые привели для Северо к его благополучно завершившемуся, но всё так же остающемуся печальным изгнанию.
- Не скрою, Дом Ворона охотно мешается в игры аристократии и ведёт себя как её неотделимая тень. Но решение вашей ситуации может быть щекотливым. Прикидываете, почему?
От палящего солнца обитателей двора спасали разросшиеся и где-то даже вздыбившие корнями, вымытыми из бедной каменистой почвы прибрежного гребня, деревья, кустарники и травы. Четыре светлостволых платана перемежались с самшитами, а влажный от работающего, несмотря на разбитую и поросшую по трещинам мхами чашу фонтана воздух висел тяжёлым душистым маревом над внутренним двором виллы, и в нём мешались запахи тимьяна и котовника, а всё ещё цветущие всплохи вербены меж многие годы высыхающими от зноя летней Антивы кочками радовали глаз.
Сам мастер пил черничный сок, который по цвету был почти не отличим от красного вина, а одет был в плотные летние тунике: тёмно-красную нижнюю и линяло-чёрную, но отнюдь не старую, верхнюю, со скромным, но присутствующим жёлтым и белым шитьём по швам и по канту. Видимого оружия на эльфе, чей возраст из-за закрашенных глаз и по негромкому мягкому голосу было почти нереально угадать, не было, в то время как телохранителям гостьи, несмотря на обстоятельства пути, всё оставили.

+1

3

Кара чувствовала себя совершенно разбитой, но не подавала виду, пощипывая тонкими пальчиками гроздь зеленого винограда. Спелые ягоды легко отрывались и с едва слышным стуком скатывались в глубокую миску, теряясь между персиками и сливами. Выдерживала паузу, несмотря на все горячечное нетерпение, которое жгло глаза бессонницей последние восемь дней. Именно столько прошло с тех пор, как своды ее старинного поместья перестали звенеть от смеха маленькой Лалы, Лауры Долорес Манон, младшей из сестер Алонсо, которой едва успело исполниться два года. Иногда, прикрывая глаза от внезапно нахлынувшего головокружения, Кара думала: так не может быть. Всего за два года она лишилась всех: матери, отца, брата, старшей сестры, удалившейся в обитель и фактически вычеркнувшей семью из своей жизни. Также она практически собственными руками покончила с дядей, о вине или невиновности которого в смерти последних мог судить теперь один Создатель, да и разрыву с Эдвигом поспособствовало скорее ее упрямство и жгучая обида - за Дом, за то, что ее не принимают всерьез.
Тогда Кара думала: в опасности лишь она, и Осо, в случае чего, сможет, как обычно, позаботиться обо всем. И вот куда завела ее самоуверенность и неосмотрительность. Если бы время можно было повернуть вспять, она попридержала бы язык, и слова, сказанные в гневе, не вынудили ее последовать собственной угрозе и гордо покинуть Вал Руайо, предоставив лорду Тревельяну разбираться со всем остальным.
Его имя, прочно ассоциировавшееся в умах с Инквизицией, послужило бы эгидой, защищающей Дом от поползновений коварных принцев.
Но что сделано, то сделано.
Ворон, в обманчиво расслабленной позе развалившийся напротив нее, беззастенчиво разглядывал юную дворянку, и она отвечала ему таким же прямым взглядом. Связаться с гильдией было идеей Кары; в конце концов Осо согласился с ней: дело было слишком тонким для простых наемников. Борджа даже не скрывал, что он причастен к исчезновению Лалы. Более того, он имел наглость посылать к ней слугу с цветами и заверениями в своей глубочайшей симпатии к Дому Алонсо, которая тотчас проявится на деле, стоит ей уступить ему две трети поставщиков. "Я не жадный, синьора Аврора, - писал Серджио. - Но подумайте: зачем вам, простите мою дерзость, столь юной и неопытной, все эти контракты? Вы загубите свой Дом быстрее, чем созреет смоковница; за партнерами по бизнесу, синьора, подчас нужно следить даже внимательнее, чем за собственными сестрами".
Кара смутно помнила синьора Борджа по обедам в Доме Алонсо, когда отец был жив и их бизнес процветал. Тогда, ребенком, она пряталась за перилами круто изгибавшейся лестницы, ведущей на галерею второго этажа, и рассматривала гостей и их жен: самодовольного Серджио, державшегося не как торговец, а как принц крови; благородного, но обедневшего Монтилье, чья дочь сейчас возвысилась и является одной из первых людей в Инквизиции, коренастого Турмо - наземника, чье влияние на рынке металлов и оружия, в том числе зачарованного, сложно было переоценить - и многих, многих других, которые сейчас, словно стервятники, поджидали, когда решившийся действовать Борджа расправится с Домом. Правда, благодаря стараниям дядюшки Мигеля, от прежнего состояния Алонсо мало что осталось, да еще эта история с красным лириумом, из-за которой многие разорвали контракты в одностороннем порядке.
Правда, к невыразимой радости Кары, некоторые посредники, имевшие дела еще с ее отцом и прервавшие всякие контакты, едва его место занял Мигель, вернулись, уверив ее в своей лояльности. Это согревало душу и наполняло тощий кошелек, пока Кара пыталась управиться со всем одновременно: хозяйством, судами, повисшими в воздухе сделками, перехватить которые тянулись отовсюду жадные руки.
В общем, ей и без Борджа хватало горестей, и теперь она не собиралась, как покорная овца, уступить ему часть бизнеса. Сердце разрывалось от беспокойства за Лалу, но Кара понимала, что сдайся она, погибнут все трое, герб перевернут, или еще того хуже, отдадут поместье Энрике, этому щенку Мигеля и последнему ближайшему их родственнику.
Все это раз за разом, круг за кругом прокручивалось в голове Кары, и иногда ей казалось, что она сходит с ума, что еще чуть-чуть, и она лично навестит синьора Борджа, чтобы с клинком у горла потребовать у него возвращения сестры. Но в то же время девушка понимала, что сделать это - значит, положить голову в пасть льву. И Ворон, похоже, придерживался такой же точки зрения.
- Дом Борджа возвысился в последнее время. Перейти им дорогу - значит наступить на горло еще дюжине семей, которые голыми руками готовы рвать за своего сюзерена, - спокойно, словно сообщая общеизвестный факт, ответила Кара. - Большинство Домов лояльны к Борджа - не зря они молчат, хотя еще до конца недели наверняка все знали. Именно поэтому я не могу обратиться к наемникам. Силовое решение проблемы, даже в таких обстоятельствах, окончательно уничтожит репутацию Дома Алонсо.
В информированности Воронов относительно политической ситуации в Антиве Кара не сомневалась, как и в том, что они в курсе: у нее едва хватит наличных денег, чтобы расплатиться; виноградники приносили стабильный, но небольшой доход, а корабли, отправленные уже лично Карой, еще не вернулись с рейда.
- Я не в том положении, чтобы торговаться, но хочу предупредить, что если ваш вопрос вызван желанием повысить уже названную сумму, я смогу заплатить только в конце месяца, когда прибудет караван.
Время Кары было на исходе: Вороны и так уже слишком долго думали, прежде чем "пригласить" ее на переговоры в это уютное и безликое поместье, и если этот эльф откажется... девушка не хотела даже думать о том, что случится дальше.

+1

4

Эльф с кажущимися белёсыми на фоне густого рисунка маски, водянистыми глазами дёрнул уголками губ, как будто собирался что-то сказать тотчас же, но позволил девушке закончить. Она проигнорировала почти его кривые жесты вежливости, которые он и так едва удосужился сделать, учитывая досадную нехватку выучки и манер. Да даже сидеть напротив высокой, стройной и свежей, как высаженные вдоль дороги на Антиву кипарисы, было неудобно и неуютно. Эта девочка, сказал другой мастер, расправилась со своим дядей, выманив его в Орлей. Орлей-Орлей. Иногда Северо скучал по годам своего свободного и мирного закисания мирной тенью этих бесконечных балов и ассамблей, интриг и подковёрных махинаций. Впрочем, говорили, сейчас в Империи неспокойно и идёт нешуточная борьба. Здесь же он просто плавился от жары и опять ничего не делал, кроме того, что гонял приросшую стайку учеников и молодых убийц, даже скорее вынужденно, нежели от скуки, мешаясь в политику внутри гильдии. Многие годы бывший всего лишь одним из сотен, которому обещали смерть и забвение в любое мгновение его жалкой и ничего не стоящей жизни, Медоед на пятый десяток лет после чистки оказался в десятке таких ещё действующих долгожителей, что с ним считались просто из-за его сначала подозрительной, а теперь просто феноменальной живучести. Но теперь молчание марионеточников оставляло его в вопросах и похожих на паранойю догадках, почему. Либо все ждали, когда он примет неудачное решение, либо… что-то ещё.
- Дело не в том, что Дом Борджа поддерживает много влиятельных семей, синьора. И даже дело не столько в деньгах, - спустя паузу, тяжело оперевшись на подлокотники, вынул своё тело из кресла и встал убийца. Он был высок для эльфа, а потому уступал высокой смуглой девушке незначительно и был способен смотреть глаза в глаза и сидя, и стоя, но Северо, отставив поглубже на столик с наборной столешницей недопитый сок, прошёлся взад-вперёд, почти достигнув рисующего мелкими брызгами в воздухе искристую радугу фонтана. - Дело в том, что ничто не происходит в Антиве без поддержки или с дозволения Дома Ворона, и Дом Борджа - не исключение.
Он протянул сухую руку, от которой из-под узкого рукава нижней рубашки цвета запёкшейся крови были видны только костлявое запястье и бугрящаяся сосудами под загоревшей светлой кожей тыльная сторона ладони, под радугу, представляя, как бы сам, не будь никого сегодня в вилле, сел прямо в одежде в фонтан, смыл очень грамотно сделанный под традиционный татуаж яркий грим и перестал умирать от жары и палящего солнца. Но ему надо было обслужить отчаявшуюся, но так симпатично ему лютую девочку.
- Дом Ворона должен принимать решения последовательно. А вы даёте уж очень противоречивые сигналы. Никто не умер, не так ли? Значит, вашей семье желают не полного уничтожения, ибо непоправима только смерть. Дом Борджа от вас что-то хочет, а вы чего-то хотите от Воронов, чтобы Дом Борджа передумал, и не на пару недель, пока не спланируют новую шалость, а навсегда, верно?
Эльф повернулся лицом к Каре, наклоняя голову с блестящими на солнце собранными в простой низкий хвост волосами, и поглядел, невольно щуря один глаз от яркости проникающего сквозь крону ближайшего платана света.
- Я знаю, что удерживают вашу сестру, девицу, которую при вашей малейшей ошибке или безвременной досадной кончине можно будет отдать из-под молотка с солидным, несмотря на ваше положение, приданым. Я знаю, что вы предлагаете всё, что можете дать - а это достойная цена для каждого, кто знает запах отчаяния и действительно жаждет сделки, с ней можно договориться, особенно если на будущее позволите просить об ответной услуге. Но чего вы желаете своим обидчикам, синьора Алонсо? Я откликнулся на ваш зов, но все мои ученики - и я сам - убийцы, нам проще спланировать уборку всей семьи цели, нежели мирное разрешение конфликта, что едва ли отлично от варианта с другими наёмниками, помимо цены и узнаваемого почерка, за который вас навеки проклянёт половина тех, с кем вы желали иметь дела.
С серебристо-белых ветвей послышался смешок: млеющие в теньке после того, как всё утро вели на встречу к мастеру гостей убийцы могли оценить, насколько обычно прямолинейный, когда не изображал из себя простого цирюльника, Барсук обходительно объясняет свою версию композиции "Привет от Воронов". И хотя он старался избегать полных дегенератов и моральных уродов, Ратей давно понял, что, инстинктивно или нет, он не набирал к себе под крыло ребят со здоровым чувством юмора. Ему пришлось поднять голову и жестом руки: три похожих на кривые когти хищной птицы пальца, стягивающиеся в замок - призвать Воронов к молчанию, если они не желали покинуть двор вовсе.
- Поэтому, как заказчика, я спрашиваю вас - как вы себе представляете я должен разобраться с Сержио Борджа? - закончил убийца, внимательно глядя на девушку. - Потому что я могу послать кого-то из своих птенцов выкрасть вашу сестру, но это кажется только временной мерой, или сходить сам, клацнуть зубами у него над ухом в час, когда занятой синьор как раз готовится спать, и объяснить, кто я, что я делаю, и сколько вы мне не доплатили, чтобы я удержался в этот раз - но будет ли этого достаточно? Всё ли верно он примет к сведению?

Отредактировано Северо Ратей (2018-07-09 00:01:59)

0

5

Виноградина лопнула в пальцах, и в ладонь потек розоватый, сладко пахнущий сок.
Каре довольно сложно было представить Лауру выгодной невестой - ищущим руки младшей из сестер Алонсо пришлось бы подождать лет пятнадцать, и девушка сомневалась, что принцев устроит настолько долгосрочное вложение. Нет, для Борджа маленькая Лала была лишь рычагом давления на старшую сестру, и его записки с каждым днем становились все резче - того и гляди она дождется пушистого детского локона, аккуратно срезанного и вложенного в письмо. Вот это вполне было в стиле Сержио. 
- Поддержка или дозволение, вот что меня интересует, - вполголоса и ни к кому конкретно не обращаясь, произнесла Кара.
Она знала, что стоящий поодаль Осо ловит каждое слово и позже, несомненно, вынесет свое суждение. В любом случае, она была благодарна старому слуге за то, что он, когда нужно, не выходил из образа осадной башни - безмолвной и устрашающей. Ах, если бы у нее был десяток таких как он, верных ферелденских псов...
Отбросив ягоду, Кара поднялась и приблизилась к эльфу.
Шепот в ветвях сливался с шелестом листвы, но смешок долетел до Кары достаточно явственно - впрочем, ей хватило выдержки проигнорировать его и даже не взглянуть в ту сторону. Если Ворон считает нужным прочитать ей, словно иностранке или наивной простушке, лекцию о том, чем именно занимается его Дом - это его право.
- Уверена, объяснять вы умеете весьма доходчиво, - Кара перевела задумчивый взгляд на выпачканную соком ладонь и, последовав примеру эльфа, подставила ее под упругие струи фонтана. - Но мне бы не хотелось, чтобы у сеньора Сержио сложилось превратное представление о том, что я иду на крайности или, упаси Создатель, боюсь его. Поэтому вот мое предложение: мы отправляемся на виллу Борджа днем - дослушайте меня, синьор - и задушевно беседуем с ним. Свободный доступ в дом и уединение я могу гарантировать - под предлогом передачи ему полномочий. - Кара с трудом сдерживалась, чтобы не бросить взгляд на Осо - охранник слышал каждое слово и наверняка уже внутренне закипал от того, что его подопечная, о которой он заботился, словно о родной дочери, собирается лично вмешаться в это дело. - Хочу, чтобы он получше запомнил мое лицо, и оно всплывало у него в памяти в связи с Воронами всякий раз, как мелькнет мысль о какой-нибудь подлости в адрес Дома Алонсо. Симпатии вашего Дома ценятся в Антиве больше, нежели милость королевского двора, - после напоминания убийцы такой словесный реверанс будет не лишним.
Кара понимала, что она не дала четкого ответа на вопрос, какая судьба ждет Сержио Борджа: все-таки смерть одного из торговых принцев, даже в порядке личной вендетты, несомненно настроила бы против нее по крайней мере двоих, на что непрозрачно и намекал Ворон. С другой стороны, Кара почти не сомневалась, что наряду с недовольными, к ее поместью выстроится очередь жаждущих лично пожать ей руку.
Кара видела путь, которым можно поправит дела Дома Алонсо. Заслужить доверие поставщиков, прирастить и без того могучий флот, доставшийся в наследство от отца и не пострадавший от махинаций Мигеля, регулярно платить осведомителям и дельцам, скупающим по ее указке дешевый товар и продающим его в другом месте втридорога, частично восстановить, частично, возможно, и захватить караванные пути... Что же касается торговых принцев - этих можно было лишь припугнуть или подкупить, и, поскольку второй вариант для Кары был недоступен, она остановилась на первом. Разумеется, если она собиралась делать это тонко, убивать Сержио было никак нельзя. Однако девушка сомневалась, что Безумный Борджа, даже столкнувшись с Воронами, оставит свои притязания - слишком уж уверился он в собственной вседозволенности.
- Что касается ответной услуги, - Кара немного помедлила. - Думаю, мы сможем договориться.
Кажется, она скоро будет по уши в долгах не только в финансовом плане - обещания ответных услуг сыпались из молодой главы Дома Алонсо, как из рога изобилия - вначале Инквизиции, теперь вот - Воронам... Но что делать, если нужно не просто вернуть прежнюю власть и влияние, а обезопасить и обеспечить двух маленьких сестер, одна из которых по ее вине уже оказалась в лапах мерзавца, в которого Кара с большим удовольствием лично всадила бы кинжал, что со времен происшествия в Зимнем Дворце всегда носила заткнутым за голенище сапога.

+1

6

Кажется, девушка словила красную тряпку на глаза. Насколько он умел (нет) чувствовать людей и судить о них. Движения у неё были слишком вымеренные, а это очень хорошо удерживаемое лицо было несложно понять, когда всю жизнь сплёвываешь в кулак всё своё внутреннее пламя, чтобы однажды, однажды втереть в лицо “всем”. Но последние лица этих всех умирают и без тебя, а однажды никогда не наступает.
Северо ненавидел это всё, искренне. И распускать перья, и лезть в неоднозначные ситуации и что-либо в них решать. Он всю жизнь работал исполнителем, и, даже если знал правила игры, плохо чувствовал все эти пасы. Конкретно к нему за его услугами либо пересылали, либо приходили очень и очень хорошо понимающие, чего хотят, зачастую всё давно потерявшие люди.
Волшебство: оковы бессилия при наличии всей необходимой силы, беда отсутствия цели при тянущей жажде достижения. Собственная горделивая шелупонь называла его за глаза папочкой (он уж не знал, за какие такие заслуги, он просто не кошмарил их ради одного лишь страха) и пользовалась тем, что он мог очень долго терпеть их ребячество, прежде чем взорваться.
Очень хотелось потереть болящие глаза, но Северо держался, отряхивая руки.
- Явиться в гости прямо в логово обложившегося охраной конкурента среди дня без разведки? Ни шантажа, ни диверсии? - убийца поднял глаза куда-то в листву с совершенно унылым выражением и в остальном не особо улыбчивого или лукавого лица. Звучит как самоубийство, особенно если нарастивший ряху синьор прикормил подопечных кого-то из-под Когтей. Личные интересы, интересы Дома и интересы гильдии имели очень зыбкую грань для многих из сидящих высоко, и, к сожалению, на этом более-менее уравновешенном контролируемом хаосе и держалась вся антиванская плутократия. Северо и так брал на себя много, откликаясь на зов, на который больше никто не откликнулся. - Значит, о вашей отчаянности не преувеличивали.
Но, в конце концов, универсальное правило “не стреляй в гонца” часто работало даже среди самых бесчестных воротил. Только что же они будут делать, если синьор Борджа даже в присутствии Воронов на разговоре останется непреклонен?
- Не люблю быть двигающейся мишенью, даже за компанию, но предположим.
Рукой он показал притихшим весельчакам с ветки спуститься. С дальней от госпожи в гостях стороны. Двое приземистых смуглых эльфов костюмах простой прислуги, но с достаточным количеством железа, распиханного по рукавам и ногам, чтобы звучать увесисто, упали с платана и при приземлении на разбитую плитку поклонились. Мастер поморщился. Он не кланялся. Что поделать. Забыл.
Впрочем, то, насколько план был никаким и скверным, с лихвой искупало недостаток изысканных манер с его стороны, считал Северо. Он не просто так перестал быть расходным материалом: долгосрочное выживание убийцы было вопросом определённой линии работы. И удачливости сверху. Так что отчаянную девушку можно было хотя бы для приличия погрызть. Да, ещё немного, хотя ему было её (почти) искренне жаль.
- Предположим, мы даже из дома его уберёмся и вас с сестрой заберём, удачно пройдут переговоры или нет. Вы уже нарабатываете себе славу отчаянной девушки, синьора, но отчаянность пугает отнюдь не всех.
Сказал эльф, которого было очень сложно вынуть из завязавшейся драки, если до неё дошло.
- Ваша авантюра возможна, но мне она не нравится, - он перестал ходить по дуге вдоль чаши фонтана и, сорвав кошачью мяту с разросшегося куста и размяв уже старые листья в пальцах, посмотрел опять глаза в глаза. - Если вас специально выводят из себя и подбивают на такую встречу - большей ошибки, чем прийти в капкан, да ещё и неподготовленной, быть не может. Никакая плата не покроет мне потерю любого ученика, и никакие услуги и обещания не будут ценны, если заказчик мёртв. Подумайте ещё хорошенько ещё раз: порядок действий, детали. Пути отхода. Что угодно. И, если идей у вас нет, сделаем так, как вижу лучшим я. С очной ставкой, если пожелаете.

Отредактировано Северо Ратей (2018-07-09 00:12:49)

+1

7

Кара не видела ничего плохого в том, чтобы прослыть "отчаянной" - во всяком случае, из уст матерого убийцы она восприняла эту характеристику как комплимент. Правда, в деловых кругах репутация непредсказуемого человека могла скорее навредить, так что Кара изо всех сил старалась быть предсказуемой. Предсказуемо жесткой с врагами и конкурентами и предсказуемо честной с друзьями и партнерами.
Скучающие интонации эльфа не обманули ее: Ворон считал затею дурацкой, и был по-своему прав: в конце концов, Кара могла переоценить самоуверенность Борджа, на которой и собиралась сыграть. Разумеется, для представителя Дома убийц это был всего лишь очередной, причем довольно проблемный, заказ. Кара же была готова пойти ва-банк: она либо выиграет, либо потеряет все.
Может быть, девушка и была отчаянной, но не самоубийцей - особенно чтобы спорить с Вороном, но все же не удержалась от шпильки:
- У меня было достаточно времени, чтобы подумать. Борджа считает меня малолетней выскочкой и упрямой дурой - хотя бы потому, что, подвергая сестру опасности, я сразу же не согласилась на его требования. Уверена, ему и в голову не придет, что я способна на ответный ход смелее, чем неуклюжая попытка вызволить Лалу при помощи наемников, что стерегут мои караваны. Разумеется, вилла охраняется, и расположение постов мне известно, - Кара не упомянула, что ее конюший по вечерам гуляет под ручку с тамошней кухаркой, посчитав это лишней информацией. - В случае если синьор не признает, что он был не прав, и попытается помешать нашему уходу, я рассчитывала "успокоить" его на какое-то время - в частности, чтобы не мог вызвать охрану, и спокойно покинуть особняк. На случай, если существует сигнал - например, Борджа должен лично выйти проводить гостей - существуют мои телохранители. Разумеется, я вижу недостатки в своем плане, и главный - в том, что это исключительно мое предположение: Борджа не ожидает нападения и не усилит охрану личных покоев, - признала Кара, украдкой разглядывая эльфов, словно спелые груши шлепнувшихся с дерева у стены. - Подходы к поместью охраняются куда лучше, поэтому я и не рассматривала вариант проникнуть на его территорию тайно. Впрочем, с удовольствием выслушаю ваши предложения, - девушка учтиво наклонила голову, адресуя этот жест Ворону и его "птенцам".
Интересно, все Вороны - эльфы? когда-то давно ей уже довелось повстречаться с представителем Дома. Наверное, в этом есть смысл: в работе наемных убийц главное - скрытность, в чем эльфы стократ превосходят людей, хотя бы из-за своей субтильности и врожденной бесшумной грации движений. Также Кара невольно задумалась, есть ли среди них женщины. Мысль о том, чтобы лишить жизни человека, который лично ей ничего не сделал, претила Каре, и в то же время она воспринимала существование Воронов как само собой разумеющееся. Смерть, в том числе, насильственная, стала частым спутником девушки, и словно воздух становился холоднее по мере удаления от экватора, ценность человеческой жизни уменьшалась для Кары по мере удаления от ее семьи.
Несмотря на все "взрослые" решения, которые обстоятельства вынуждали ее принимать, юношеский максимализм был присущ Каре в полной мере. Она с легкостью делила мир на черное и белое и со свойственной детям безжалостностью готова была противостоять тем, кто объявлял себя ее врагами.

+1

8

- Значит, вы поступите, обманывая нелестные ожидания недооценивающего вас синьора, а мы не просто поторгуем своими лицами в мирном разрешении вопроса, а сделаем так, как следует поступать Воронам.
Чтобы Серджио Борджа помнил, что его вес в дневной Антиве не равноценен весу в её ночи, и вопросы дележа тоже стоит решать не одними своими наёмниками. Эльф цокнул языком и потёр пальцами лицо, но не глаза, как страстно хотел сделать, а брови. Принять решение было сложно, но, как и многие вещи, которые делала гильдия, иногда всё происходило по схеме "просто потому что". Потому что заплатили, потому что Вороны всегда были дикой картой в раскладе местной игры, потому что могли и всегда подчёркивали это, вмешиваясь в разборки торговых принцев на той или иной стороне. Это был вопрос подтверждения сферы влияния и репутации единственной надёжной крыши изрядно ослабшей в последние десятки лет гильдии, и с таким подходом ни один Коготь не посмеет прижать его к стене за самоуправство, а то, что выкрали девочку не Вороны было очевидно, иначе все мастера в Антиве бы до конца недели, что он ждал, знали о том кто, когда, и за сколько.
- Давайте подумаем. Утром, после долгого молчания, мы вас вежливо похитили с порога вашего дома. Очень разумно и понятно для такой смелой девушки, как вы, к тому же, вы искали нашей компании, приходя в отчаяние. Скорее всего, ваш противник ждёт прихода именно Воронов для решения спора, в котором ни одна сторона не желает уступать. Ночью, потому что это рабочее время воров и убийц. И, даже если заметят нас и только нас, у него есть надежда договориться. У нас был план дома Борджа? - спросил он прислонившегося под другим деревом ученика кивком головы, не называя имён. Кивка из-за угла обзора, изрядно суженного из-за сухости в болящих от света глазах, мастер не видел, но ему и не требовался ответ. Требовалась информация от нанимательницы, и требовалась разведка непосредственно перед проникновением, буквально пара часов наблюдений по двум наиболее слабым флангам. - Пора освежить детали.
Подходы к поместью охраняются и она знает, как. Это хорошо. Это сэкономит время. Конечно, хотя бы раз в год каждый мастер прогонял молодняк группой, без контракта и большого вознаграждения, тренироваться в разведке, сборе информации и незаметном проникновении, делая как можно более детальные и свежие данные по имуществу влиятельных семей в окрестности. Это была давняя, хорошо известная и многим торговым принцам, и их охранникам, традиция. Травка зеленеет, солнышко блестит, а шельмы рыщут в тенях и вынюхивают твои слабые места. Бороться с этим, имея целую организацию с лапами на плечах у официальной власти страны, было всё равно, что лупить палкой волны, надеясь их усмирить: будь ты сколь угодно доблестен и смел, а рано или поздно волны просто побеждали, продолжая накатываться на берег. Часть синьоров предпочитала не замечать такой репетиции вторжения, часть заносила за молчание и выкупала свои тайны, потому что так было проще, часть находила вежливым замеченных лазутчиков подстрелить для сохранения чистоты репутации и Воронов, избавляя их от неаккуратных кадров, и себя, часть - предпочитала обкладываться ловушками хитроумнее и скрытыми ходами, кодами и сюрпризами неочевиднее, и делать вид, что ничего нового действительно нет, а на деле под полой прятать моток прозрачной матовой растяжки с зарядом ядовитых дротиков или газа - опять же, на радость выбраковывающим из своих рядов не очень расторопный и удачливый молодняк Воронам.
Эльф продолжал ходить, неторопливо, ненавязчиво, не часто прерывая контакт с гостьей глазами для быстрого взгляда на кого-то из троих убийц или задумчивого - вверх, в листву и пробегающее облаками по раскалённому солнцу небо. При этом у него нет-нет, а двигались руки, пальцы, которые что-то знаками указывали всё эльфам, чьи глаза блестели внимательно.
- Вы, синьора Алонсо, на остаток этого дня и эту ночь останетесь у Воронов в гостях, - где-то затерялось "хотите или нет": окна в этом доме были открыты только во внутренний двор, выходы, которые не обложены ловушками - тоже. - Ваши верные слуги и часть Воронов помогут вам не заскучать, пока вы будете писать нужные гильдии бумаги и карты.
В его часто заходивших в замок за спиной руках как из ниоткуда возникла цепочка ключей, с которой он отцепил пару небольших зубастых и кинул одному из учеников.
- А в ночи, когда первые ночные птицы уже проверят каждый закуток дома Серджио Борджа и проложат путь, я нанесу туда визит, и сопровождать меня будет моя вернувшаяся с задания на несколько дней раньше ученица. Как вам такой план?

+1

9

Обращаясь к Воронам, нужно быть готовым играть по их правилам. Что касается собственной безопасности, Кара была совершенно спокойна: как уже заметил эльф, гильдии мало проку от мертвого клиента, а в том, что убийцы не ведут двойную игру, связавшись с Борджа, девушка не сомневалась: своей репутацией Вороны дорожили превыше всего.
Ей казалось, что она уже достаточно взволнована, но слова эльфа заставили сердце биться еще чаще, а живот скрутило, так что Кара почувствовала тошноту. Вот оно, наконец.
- Я с удовольствием возпользуюсь вашим гостеприимством, - энтузиазм в голосе Кары был неподдельным.
Повисла пауза, свидетельствующая об окончании разговора. Один из эльфов, не то поняв это, не то повинуясь незаметному знаку учителя, вновь поклонился, недвусмысленно приглашая Кару следовать за собой.
Изнутри вилла оказалась очень даже обжитой - возможно, кое-где ей не хватало свежей краски, а оконные рамы потрескались, зато в комнате, куда проводили Кару, было чисто прибрано, стояла лишенная изящества, но добротная и удобная мебель, а распахнутое окно выходило в только что покинутый внутренний дворик, льющийся из которого аромат цветов витал в прохладном воздухе, словно вуаль.
На широком столе, сделанном из мореного дуба и имевшем такой вид, словно он может использоваться вместо осадного орудия, нашлись бумага и письменные принадлежности.
Кара обмакнула перо в чернильницу и провела линию, обозначающую южную стену поместья Борджа. Рука дрожала, и линия вышла кривой. Девушка раздраженно смяла лист, и продолжала комкать его в руках в поисках утраченного самообладания.
- Ты же знаешь, тебе совсем не обязательно туда идти, - подал голос Пардо, с комфортом расположившийся на скамье у окна - одним глазом старый охранник продолжал следить за происходящим снаружи. Второй телохранитель, жилистый антиванец Альдо, застыл у двери почти навытяжку.
- Не мели чепухи, - резко одернула охранника Кара, притягивая к себе чистый лист. - Еще не хватало - чтобы Борджа подумал, что я боюсь встретиться с ним лицом к лицу, и вместо этого подсылаю убийц.
- Трусость и осторожность - разные вещи, так обычно и поступают в цивилизованном обществе, cara mia, - возразил Осо.
- В цивилизованном обществе не воруют детей, - огрызнулась Кара и пожевала кончик пера, прикидывая масштаб.
Уроки картографии, полученные ею по пути в Орлей, уже не раз пригождались при чтении карт и составлении маршрутов, но сейчас от нее требовался елико возможо точный план здания и территории, что относилось скорее к области архитектуры, нежели навигации.
- Ох, орленок, надеюсь, ты повзрослеешь, - под нос себе пробурчал Осо, но девушка все же услышала его.
- Ты имеешь в виду - мне дадут повзрослеть? - ядовито переспросила она, набрасывая общие очертания здания. Руки больше не дрожали.
несколько часов спустя, словно по волшебству - поглощенная работой Кара не заметила, чтобы кто-то входил - столик, придвинутый к стене, наполнился едой. Следовало отдать должное гостеприимству Воронов - о визитерах не забывали, но делали это ненавязчиво. Есть не хотелось, но вняв голосу разума, Кара подкрепилась мясом и выпила немного холодного лимонада. Осо, нимало не стесняясь, за обе щеки уписывал яства, разве что не нахваливая кухню Воронов. После обеда, разморенные жарой и сытостью, охранники с разрешения Кары прикорнули на лавках. Девушке же, несмотря на усталость, было не до сна: подозвав одного из "воронят" - возраст эльфов было сложно определить из-за "боевой раскраски", но Кара не сомневалась, что юноша ненамного старше ее самой, и растолковала ему обозначения на импровизированной карте.
Кара постаралась тщательно восстановить по памяти сведения, почерпнутые из беседы с конюшим, и собственные наблюдения о планировке дома - еще ребенком она вместе с отцом и братом бывала в гостях у Витторио Борджа, предыдущего главы Дома, который уже несколько лет как удалился от дел, предоставив полную свободу действий своему рвущемуся к власти отпрыску.
Солнце скрылось за домом, в комнате зажгли свечи. Кара, ожидая, пока за ней придут, сидела за столом, пристроив подбородок на сложенные лодочкой ладони. Для неё время тянулось невыносимо медленно.

+1

10

- Вы двое - собирайтесь и готовьтесь выдвинуться как только получите информацию по патрулям, - сказал Северо, проводив гостей взглядом, хохотунам.
- Мы правда возьмёмся за переговоры?
- Правда.
- Неужели она так хорошо платит?
Нет. Северо видал награды куда богаче, которые ему нужно было делить разве что со своим учителем, после того, как выплатил изрядную долю гильдии, и ему всё равно хватало на месяц-три ни в чём не нуждающейся жизни - это уже после кропотливой работы. Но тут было дело в преодолении пределов. Пределов собственной неспособности работать с людьми, не прячась под одноразовыми масками неважных никого, например. Пределов тщеславия и распухшего самомнения его гнезда, одновременно набравших непомерно много гонора и под другими мастерами во время его ссылки и после того, как он всё-таки вернулся и взялся за любимую (нет) работу.
- Твоё дело не вопросы задавать, - отрезал, чувствуя тянущее ему жилы на шее чувство раздражения, Северо. - Снаряжайтесь, простая разборка не значит, что я позволю вам сработать на отвали.
Парни покивал и уже собрались по своим углам.
- И ещё… - решил, что лучше сейчас, чем при синьоре, упомянуть щекотливую маленькую деталь, Северо, оборачивая на себя лица. - Если на территории Борджа столкнётесь с Вороном - узнайте кто он, из какого Дома, и знает ли его мастер, что он занимается не своим делом. Будет сопротивляться - свяжите где-нибудь в укромном месте и ждите нас.
Лица молодых эльфов помрачнели. Все помнили, почему у их мастера было больше всего желания вычистить нечистые на руку гнёзда, играющие мимо гильдии.
— А если мастер?
Тогда всё будет намного веселее. Но свой лимит вопросов к пребывающему в не менее смутных ощущениях небанальности разборки старшему убийцы уже исчерпали, Северо отослал их жестом руки.

А сам направился собирать необходимые вещи себе и набирать снаряжение юной девчонке, которая изо всех сил старалась вырасти в маму-волка, потому что семья её лишилась защиты и опеки отца. Чёрная с шитьём верхняя туника была сменена на кожу, рукава нижней — затянуты в наручи, легко истрёпывающийся хвост — на куда более явно проблескивающий сединой — “что, Барсук, становишься полосатым в положенных местах?” — венец из тонких косичек от висков к затылку. В своей дальней тенистой комнате он долго умывался, тщательно избегая смазать ещё не отработавший дело яркий вороний грим, и думал, что старость, наверное — это когда жара душит твоё сердце под горлом, даже если ты никуда не бежишь. Когда обычно Северо лежал перед рассветом всё так же без сна хоть в одном глазу и размышлял о том, что же представляет собой тот почтенный, особенно для наёмного убийцы, возраст, в который он то ли входил, то ли ещё не вошёл, он слушал странную тишину в мыслях. Привитая руками малопредсказуемого чудовища за маской из улыбки педантичная осторожность и тревожность сберегли его хорошо, хотя он не надеялся дожить и до тридцати. И, как правило, в плане здоровья он чувствовал привычно “никак”. Руки-ноги двигаются, суставы и мышцы работают после разминки, правильное дыхание одышке ходу не даёт, глаза закапал — поскакали. Вероятно, однажды он просто промахнётся в критический момент, попадёт в переплёт, из которого не будет выхода, получит ранение, от которого не оправится, и всё закончится. Не хотелось бы, чтобы он прогорел на такой мелочи, как разборки антиванских богачей, в которые его зазывала эта девочка.

— Ферру будет недовольна, что её не предупредили, — тихо сказал ему собиравший снедь для гостей эльф. Все Вороны сидели за столом и, хотели, не хотели, а запихивали в себя хоть небольшой обед, чтобы иметь силы до утра. Для кучки убийц, постоянно работающих с ядами, порядки приёма пищи у них были поистине семейные, доверительные. А как же иначе?
Двое уже были одеты, третий, изображая слугу внутри виллы, пока настоящие слуги, ухаживающие за ней, были у себя, проплачен не за слепоту и молчание и уход за лошадьми, но не настолько, чтобы общаться с гостями — отставал, но и выдвигался он с Северо и девицей Алонсо позже.
— Она может удовлетвориться фактом, что редкой девке из трущоб доводится одолжить лицо аристократке и не быть убитой на её месте, — сухо ответил, прожевав ещё не высохший благодаря рассолу в миске сыр, Северо. — К тому же, Реми, тебе ли не видеть сходство.
— С нашей жилистой и брыкастой кобылой?
Парни захрюкали, брызжа крошками изо рта. Мастер покачал головой.
— Пожалуй, копыта побольше, кожу потемнее и стать попроще — и да, похожа.
— Само очарование за милой улыбкой… — протянул Ратей. — Я не скажу Ферро, что ты опять называл её кобылой, если ты дашь нашей гостье обувь по ноге.
— Мастер, подкуп! И всё не ради себя!
— Было б мне чего от вас бояться…
Он надеялся, что не было.

Солнце неустанно клонилось к западу, чертя, верно, тяжёлым рыжим брюхом по холмам и далёким горам. Северо был недоволен. Карта заняла времени больше, чем следовало, потому что нерасторопные ученики не принесли девушке уже имевшиеся планы — вне зависимости от их качества. Но её собственную работу, мельком глянув карту, когда они с Реми разминулись с другой парой уходящих на работу разведчиков, желая тихими жестами друг другу удачи, он оценил высоко. Для начертания таких схем необходим не просто механический навык, нужно соответствующее пространственное мышление.
Дождавшись, пока двое уйдут, ловко выбираясь из внутреннего двора виллы через крышу — в темпе, потому что с неторопливого и сонного полудня раскачивались не меньше, чем их тихо умирающий от жары мастер, Северо без дополнительных объявлений и приветствий явился к гостье и положил на одну из скамей простой холщовый мешок. В горловине его виднелись вперемешку простые вещи и сложная конструкция из нагрудной пластины, поясов, ремней и крючков.
— Все вещи чистые. Нательные, я верю, вы сможете надеть сами, но со снаряжением не мудрствуйте: я помогу. У нас мало времени, — сухо чеканя фразы, сказал Северо, ставя рядом обувь, пожертвованную узкостопым эльфом. Рядом опустилась любопытная конструкция из стальных когтей, перекладины, и шнурков и ремней, которые предстояло натягивать на обувь, судя по всему.
Убийца посмотрел на телохранителя девушки не более благосклонно, чем тот на него, и добавил:
— удобства — внизу за лестницей. Я подожду во дворе.

+1

11

Кара не тратила времени на то, чтобы рассматривать профессиональный "реквизит" Воронов. Оставшись одна, она быстро оделась - не в первый раз и для схожего дела приходилось облачаться в вещи с чужого, возможно, эльфийского плеча, так что оставалось лишь радоваться, что фигурой девушка пошла в мать, худую орлесианку, и одежда не жала ей в груди и бедрах. Натянув сапоги, Кара даже слегка позавидовала Воронам - легкая и в то же время с прочной подошвой обувь почти не чувствовалась на ноге. Впрочем, это скоро должны были исправить стальные крючья - не на руки же их надевать - к слову, довольно увесистые. Волосы Кара заплела в косу и туго стянула ее узлом на затылке. Собственный кинжал девушка оставила поверх груды снятой одежды - несмотря на наличие телохранителей, Кара теперь не выходила из дома без оружия.
Воспользовавшись упомянутыми удобствами - неизвестно, когда еще представится случай сделать это, и Кара нарочно пила мало, чтобы ночью ничего не отвлекало ее от работы - девушка прихватила позвякивающее снаряжение и спустилась вниз, где ее дожидался Ворон и верные телохранители. Прочих эльфов видно не было - видимо, по приказу своего учителя воронята упорхнули раньше.
- Мастер, - Кара слегка поклонилась эльфу. - Какие будут инструкции?
На судне нет власти превыше капитана - разве что сам Создатель. Так и в данных обстоятельствах, согласившись с планом Ворона, Кара не собиралась заниматься самодеятельностью. В последний раз шпионские игры юной аристократки едва не обернулись трагедией - если бы Эдвига и Осо не оказалось рядом...
Старый телохранитель был мрачен и не трудился скрывать свою неприязнь к гильдейцу - наверняка идея убийств за деньги не вязалась с его кодексом чести, и Пардо стоило большого усилия над собой признать ее план более удачным, нежели просто ворваться в особняк и отбить Лалу. Кара с огромным удовольствием отослала бы Осо назад, на виллу Алонсо, чтобы он приглядывал за оставшейся там Марией, хотя именно стараниями Пардо гарнизон их маленькой крепости незначительно, но прирос. Воспользовавшись собственными связями, старый охранник привел надежных людей, которые теперь денно и нощно охраняли имущество девиц Алонсо и их самих он возможных покушений. Разумеется, это нужно было сделать раньше... но кто же знал, что Борджа окажется такой беспринципной скотиной. В произошедшем Осо винил себя, а потому и не пытался навязать Каре собственный план, который наверняка не включал в себя ни Воронов, ни ее саму.
Кара даже слегка удивилась, хоть и не подала виду, что мастер так легко согласился на ее присутствие: не может быть, чтобы слово заказчика было настолько законом для гильдии. Что касалось первого впечатления и даже определенной репутации, на которую ссылался Ворон, Кара не питала иллюзий: ей буквально нечем было впечатлить убийцу, кроме сложности и нетривиальности поставленной перед ним задачи. Может быть, поэтому Ворон и согласился, почувствовав вызов своим профессиональным качествам?
К вечеру жара немного спала, но недостаточно, чтобы дышать полной грудью и голова не кружилась от напоенного цветочным ароматом неподвижного воздуха. Небо было ясным, молодой месяц давал достаточно света, и Кара задумалась: хорошо это или плохо? Способны ли глаза убийц видеть в полной темноте? Лично она предпочла бы, чтобы молодик скрылся за тучами, но вот уже несколько дней стояла сухая погода, ни намека на дождь. Вот и этой ночью тучи должны были сгуститься лишь над одной отдельно взятой виллой - и то в переносном смысле.

+1

12

Кто не знал, никогда бы не сказал по виду, что эльф торопился. Без маски мирного жителя он всегда двигался быстро, а не нуждаясь в скрытности - ещё и резко, скупясь на любое лишнее движение и потраченный момент. Но сейчас он ещё и активно о времени думал, ощущая его неизбежно скорый ход.
Попытку же маленькой госпожи войти в роль он воспринял с сухой иронией, почти незаметной в движении бровью.
- Имя девицы, чьё место вам сегодня уступили - Ферро, - сказал как бы между делом Ворон, без реверансов взявшись подтягивать и застёгивать ремни. Из всего старого снаряжения ученицы синьоре (или всё же синьорите?) Алонсо были нужны только наручи с выдающимися на ладони прочными “пятками”, а не заткнутые в пустые кожаные рёбра стилеты и похожие на короткие широкие перья, как встречаются у крупных  хищных птиц, метательные ножи, хорошие лишь чтобы отравить царапиной, отвлечь внимание, ну, или выколоть глаз. И, конечно, короткие, лишь чтобы заправить под наручи, перчатки. И крючья, если девушка осмелится лезть, но побоится сама разобраться и не сумеет без прочно зацепленных ног удержаться. Так считал убийца, не питавший иллюзий относительно того, что носить на себе всё железо Железной, не умея его эффективно применять, немного бесполезно. Но он не стал отнимать у девушки оружие, хватило того, что её избавили от всей алхимии.
К вопросу о лезть. Первым делом Северо перекинул через голову на плечо небольшой тонкий трос, который собирался использовать только при нужде.
Думая рационально, с чего он слёту придумал всё это и позволил себе возиться с отчаянной девахой, он пришёл к выводу, что, наверное, ему всегда было интересно учить девочек, а была среди учениц у него только Ферро, тревожно напоминавшая его самого по оторванности от остальных и от жизни, подчас двигающаяся как марионетка на незримых верёвочках (и с острым-острым ножом). Наверное, потому что склонность к здоровой рефлексии была отбита у него в угоду эффективности по юности и, как глаза, никогда не восстановилась и неумение разобраться в собственных чаяниях и делах, только закапывать в глухой ночи вместе со всеми остальными следами очередной роли, очередной человеческой маски, в которой он изрядно отрывался фантазией на тему “если бы нет” - становилось заметнее и неприятнее.
- Правда, с вхождением в роль, помимо внешних атрибутов, потребуется практическое умение удержать тело на руках, если мы бережём своё время. Не знаю, какие пути найдут парни в гости, но выбраться отсюда быстро можно только поверху. Думаете, одолеете? Помощь вот и вот, лезть советую с угла, смотрящего на рассвет и столицу.
Северо кивнул на когти, на себя и на стены. Они стояли у южной и западной, всё там же, где в проталине под раскидистыми ветвями платана журчал фонтан под размытой на небе с лёгкими кучными облачками закатной палитрой, и стена виллы с видом на залив и нежно-синие сумерки была за тенистыми зарослями растений, декоративных и ядовитых и декоративных и лечебных, туда, вьясь, указывала путь лишь короткая, но выглядящая очень длинное и сложно дорожка в три-четыре стопы шириной. Здесь же на стенах, на первый взгляд — идеально гладких и даже покрашенных поверх дерева и известняка, находилось множество мелочей, за которые можно было бы уцепиться. Вот выступ перекрытия меж этажами, там на стену накинулась и приросла по подоконнику лоза. Но следов эльфов не было, и разве что отсутствие прямого света мешало хищно блестеть растяжкам на ловушках на паре наиболее вероятных и, конечно, обманных путей наверх. Подсказанный же мастером (нынче с наморщенным носом вывернувшим свою небольшую флягу воды на растения и набиравший от слабого напором, но чистого и живого от источника фонтана заново) угол был поплоше. Затенённый растениями днём и в первой половине дня — самим собой, с густыми зарослями вьюна с лиловыми колокольчиками, заползающими на осыпавшуюся черепицей крышу с одной стороны и удобными, если сообразить, как расставлять ноги и упираться в стенку под лозу вслепую и перехватывать руки, двумя забитыми окнами и их наличниками с другой, он и был, по сути, третьим и активным парадным входом для нынешних жителей чьего-то покинутого родового гнезда. Более того, если снаружи влезть и слезть и даже наблюдать за заливом, распластавшись на крыше, в отсутствие деревни и бухты со стороны поросшего кустарниками скалистого берега убийцы могли запросто, внутри, несмотря на тень, движение в углу просматривалось из окон всех жилых и используемых помещений, выходивших на внутренний двор виллы и нежеланный гость мог схлопотать по горячему привету почти из каждого, скажем, в размере болта арбалета. Это было куда проще и мягче, чем любой путь по ловушкам, по крыше или по погребу с паутиной лезвий и газов и ядов. И, конечно, абсолютно недоступно пожилой и очень старой прислуге, которая единственная что-то знала о истинной сути поселившегося в имении их старых господ семейства стервецов, отчего они не могли этот путь выдать другим желающим или хотя бы наглядно донести, не рискуя жизнями. К тому же, безопасный спуск был тоже немного в стороне от простого “наискосок по полуголой крыше после стены со скользкой от сырости краской”. Северо проверил все мелкие флакончики на своей перевязи, перед тем как перестать гордо торчать тёмной фигурой на фоне послезакатного зарева, и соскользнул в сторону удобно прорубленных, как было видно лишь сверху, терновников.
Путь предстоял для новичка в пеших путешествиях неблизкий, на несколько часов быстрым шагом, а дневная жара как назло висела ещё в воздухе духотой вместе с грохотом сверчков над покрывающейся сизо-розовой влажной марью Антивой и не желала становиться свежестью. Из-за этого в снаряжении ассасина было довольно тяжело, а мастер быстрым шагом то по тропками, то вовсе без дорог, разве что не бежал. Он полыхал от жары, последние пару лет, после Орлея - всё хуже. Но не бегать как хорошо натренированная чуять кровь и идти по ней гончая - не мог.
Совсем неслышно для неопытного задыхаясь,Северо был разговорчив и педагогичен как камень. То есть, одним своим примером и отчасти искренним от духоты злобством в просматривающемся в.сумерках лице скорее мотивировал молчать и не задавать вопросы. Эльф постоянно смотрел вокруг, на идиллию перемежающихся с виноградниками и садами полей и поросших сорными травами каменистых просторов Антивы, равнодушным и в то же время цепким взглядом, и нередко сверял направление со звёздами, ни разу не обращаясь к карте, зато понемногу берясь за флягу, пока, наконец, после быстрого пересечения очередной дороги меж стрекочущих выжженных долгов, не отсигналил рукой стоять. Цель была близко, и тут предстояло искать метки, знаки, или самих учеников, ушедших разведывать обстановку.
Ночь была светла от звёзд и выглядывающей из несущихся по небу со скоростью бури облаков, точно в масляном нимбея луны, но близилась полночь - темнейший час, и они оба нуждались в хорошем зрении в тени. Он щёлкнул пальцами, привлекая внимание девушки, и кинул ей уже пару раз предложенную так, жестами, наполовину пустую флягу, а сам взялся за капли в глаза.
Только закапывать в оба, он сподобился на объяснения:
— Это зелье кошачьего глаза. Очень тяжело к нему привыкать, и оно делает глаза уязвимыми к свету на всё время действия. Если у тебя хорошо со зрением, - это, надо было помнить, была Ферро, хотя вы и спасибо-пожалуйста-извольте по привычке просилось на язык, - лучше воздержаться, или закапать один глаз. Но тогда совсем исказится перспектива.
Не то чтобы они собирались стрелять в кого-то, верно? Барсук поболтал тёмной непрозрачной жидкостью в виде, наблюдая сквозь накатывающиеся в ответ на капли и действие зелья глаза слёзы то, как резко светлеет и сереет и меняет измерения на знакомое кошачье зрение его мир.
А ещё зелье варилось из некоторых весьма ядовитых компонентов и растягивалось зрачок своей немеюще-жгучей субстанцией на весь белок. Даже в ночи на месте глаз эльфа, так удачно подведённых уже чёрным гримом, были видны в отсутствие воспалённых белков огромные чёрные провалы. Он не раз думал, что постоянное пользование этой дрянью не меньше виновато в его проблеме с глазами, но перестать, когда никто с годами не становится острее на глаз, но только плоше, ему было возможно лишь в двух случаях: он совсем выходит на покой, больше никого не тренирует и изредка не работает, что подобно агонии, либо окончательно слепнет, что для убийцы подобно смерти.
О, это могло бы произойти сегодня, пусть даже изначально они не собирались никого, для разнообразия, убивать, только припугнуть. Правда, как хороший (приёмный) отец своим воронята, Северо рассчитывал, что хоть с ними всё будет в порядке и он со своими подозрениями обманулся. Опыт подсказывал, что его паранойя часто стреляла куда ближе к истине, чем он бы желал.

+1

13

Кара не думала, что имя девушки, чей костюм пришелся ей как раз в пору, что не могло не наводить на определенные размышления, - необходимая ей информация. И все же Ворон как бы между прочим упомянул его, проверяя, надежно ли держится снаряжение - не деликатничая, но девушка и не думала возмущаться. Осо наблюдал за ними с плохо скрываемым неодобрением: его мускулистая фигура со скрещенными на груди руками в сумерках напоминала каменное изваяние. Они условились, что старый охранник с товарищем будут ждать неподалеку от виллы - скорее для собственного спокойствия, подозревала Кара, потому что когда за дело брались Вороны, лишние люди могли только помешать.
Проследив за жестом эльфа, девушка, прищурившись, оглядела стену. Еще не были забыты времена, когда она, играя в прятки с братом, взбиралась на крышу конюшен или лазала по деревьям, брезгуя спелыми плодами, принесенными слугами - заботливо вымытыми и выложенными на блюдо. У Кары были сильные руки, натренированные стрельбой из лука, и быстрая реакция - благодаря упражнениям с рапирой. Пусть она проигрывала любому Ворону, которых начинали обучать с раннего детства, зато наверняка могла дать несколько очков вперед любой барышне своих лет - но мог ли знать об этом эльф? Кара понимала, что ее сейчас ждет своего рода проверка, и не хотела ударить в грязь лицом перед наемным убийцей.
Путь, который предложил Ворон, не показался ей легким: отвесная стена без видимых уступов, к тому же, предательски прикрытая вьющимися растениями. Впрочем, если удастся добраться до середины, там будет проще схватиться руками за край стены и просто подтянуться наверх.
Облизнув пересохшие губы, Кара, вооружившись предложенными в качестве помощи когтями, подошла к углу и с более близкого расстояния оглядела стену. Ага, вот трещина, незаметная издали, за нее можно ухватиться, а ногу поставить на этот камень, выглядывающий из-под вьюнка. Девушка запрокинула голову, стараясь охватить взглядом как можно больший участок стены, чтобы не останавливаться на пути, тратя силы, а в несколько выверенных движений подняться наверх. Опробовав ногой камень и убедившись, что тот выдержит ее вес, не выкатившись из стены в самый неподходящий момент, Кара ухватилась за выбоину и подтянулась вверх. Лезть было достаточно легко - снаряжение не обременяло ее лишним весом, так что приходилось следить только, чтобы не сорваться. Вот выступ, за который она схватилась, оказался уже, чем выглядел снизу, и пальцы соскользнули. Кара на пару мгновений прижалась к стене, отдыхая и унимая подскочившее сердце - падение с такой высоты спиной вперед было бы достаточно болезненным, но когти не позволили ей соскользнуть вслед за спорхнувшими из-под руки листьями плюща. Нащупав край стены, Кара поняла, к чему были слова эльфа: опереться здесь было фактически не на что, разве только оттолкнуться. Кара так и сделала, поднявшись на выпрямленных руках и со вздохом облегчения перекинула через стену ногу, усевшись верхом. Переведя дыхание, она повисла на вытянутых руках по ту сторону стены и просто спрыгнула, мягко спружинив полусогнутыми коленями.
Разумеется, эльфу не понадобилось и половины времени, что она потратила, карабкаясь через стену, к тому же, Кара так и не дождалась от него какого-либо знака одобрения, хоть и не больно-то ждала: ее мысли сейчас занимало расстояние до виллы Борджа - девушка понятия не имела, где находится обиталище Воронов и сколько займет их путь.
Они шли долго, так что Кара потеряла счет времени, а снаряжение, сперва показавшееся ей легким, начало давить на плечи тяжестью. Пусть девушка и старалась не показывать, что устала, наверняка это было видно со стороны - что не прибавляло Каре хорошего настроения, и поэтому она всю дорогу молчала, сосредоточившись на том, чтобы не сбиться с дыхания: два шага - вдох, три - длинный выдох. Они останавливались только чтобы глотнуть воды - лоб Кары взмок от пота, рубашка давно прилипла к телу, но она ограничивалась скупым глотком, просто чтобы промочить горло.
- Если это необходимо, - коротко отозвалась Кара, возвращая фляжку и вытирая лицо тыльной стороной ладони.
От напряжения у нее слегка подрагивали руки, и девушка сомневалась, что попадет себе в глаз, если ей придется опробовать предложенное зелье.
Лицо эльфа, бледное в синеватом ночном свете, с черными провалами глаз, казалось маской смерти.
Почти полночь - Кара, в своих плаваньях научившаяся определять время по звездам, прикинула, что они шли около трех часов. Зная направление и время, достаточно легко было вычислить местоположение жилища Воронов, но это знание девушка посчитала бесполезным - в конце концов, если все пойдет как надо, в том, чтобы возвращаться на виллу, не будет нужды. Разве что ответная услуга, которой потребует эльф, будет предполагать это. Рука Кары машинально коснулась оголовья кинжала. Не раз уже за последние несколько дней она задавала себе вопрос: способна ли она на убийство? Несомненно, когда ярость ослепляла ее. Но так, как это делают Вороны, с холодной головой?
Как будто убийство чужими руками - не убийство.
Эта мысль была отрезвляющей, и Кара, как ни странно, немного успокоилась. Несмотря на то, что речь изначально шла о том, чтобы припугнуть Борджа, а не убивать, девушка прекрасно понимала, что в любой самый хороший план обстоятельства вносят свои коррективы.

+1

14

- Нет. Это вопрос личного удобства. Я смогу провести тебя шаг в шаг, а ты, если меня ослепят, останешься зрячей, чтобы сбежать.
В конце концов, он о себе мог позаботиться, но не умел спасать ещё кого-то. Разобравшись с жидкостями, Северо оглянулся ещё раз, посмотрел на дерево, под которым они стояли, прикидывая, что на оливковое, пусть и разросшееся и дикое, он всё-таки не влезет, уже не легковесный мальчик, в конце концов. Он сложил губы и положил пальцы с плоскими обрезанными ногтями к ним, издавая звук, подражающий ночной птице, проверяя, в зоне досягаемости ли его ученики (и живы ли они).
Повисла тишина.
А потом в ответ раздался такой же глухой, но различимый присвист на расстоянии.
- Туда, - кивнул в сторону звука Северо и сделал жест, показывающий девушке следовать за ним.
Они встретились в окружении кустов колючки с уже знакомым эльфом, Реми, который уходил между ними и первой парой.
- Что с входом? - спросил без условных фраз и кодов мастер.
- Посты на верных местах, карта помогла. Ещё у них слепая зона на дальнем углу.
Северо прислонился к большому белому камню, немного разнообразившему ландшафт, и выпрямил об него спину, слушая рассказ угодливого Реми.
- Стена стоит на пригорке над ракитником, туда из кухни помои сливают. Мы уже нашли место, где влезть, и сделали так, что кухарка окно закрыла, но не закрыла.
Старший эльф кивнул, устало моргая. Он мог разобрать песчинки под своими ногами, и все они были лиловатого лунного цвета из-за действия зелья. Но Андрасте, как же он хотел сегодня после жаркого дня просто полежать на крыше и посмотреть на звёздное небо. Возможно, он рвался воротить работу лично последнее время действительно зря.
- Что с моим вторым поручением? Где парни?
- Да, вроде, ничего… Они внутри, вход стерегут, на всякий случай, чтобы не закрыли…
Отлично. Просто замечательно. Отчего же Северо так тошно и тревожно, что на нетипично лёгком задании всё складывается так нетипично легко? Они пошли по обозначенным путям, и действительно, ракитник пах помоями и болотцем закисшей грязной воды. Глядя снизу вверх на кажущуюся голубоватой светлую стену виллы, Реми подошёл ближе к отвесным камням, ловко минуя скользкие фруктовые очистки на грязном песочке, и дёрнул оставленный им трос.
- Перья перьями, а почему-то самые безопасные пути у нас пролегают вечно через парашу, - буркнул юноша, уступая по небрежному и резкому жесту мастеру дорогу. Он явно рисовался перед не-Ферро, и потому Северо не удостоил его мудрое и оригинальное замечание не менее мудрым и содержательным ответом, что даже нечистые на руку люди не спешат копаться в чужих пахучих делах. И как ему царапнуло по уху моряцкое слово в компании синьориты. Правы умные люди, видимо, рабство и раболепие в крови и не вымываются никакой кровью этих самых вышестоящих людей со временем.
Они оказались в кухне через очень узкое окно, в которое приходилось протекать, втягивая живот и практически вслепую вытягивая ноги мимо ещё остывающей печи. В кухне пахло выпечкой и лимонами - возможно, лимонным печеньем. А, самое главное, она была абсолютно покинута в полночь всей прислугой, чтобы снова запуститься в рассветный час. Находясь в одной из крайних пристроек классической антиванской виллы, напоминающей скорее лениво растёкшийся под жарким солнцем страны, тонущий в зелени и свете в ущерб высоте и крепости стен, расслабленный замок древних военных элит по наполнению двора, кухня была хорошим стартом. Северо, глядя из маленького окна на внутренний двор и видя несколько постов стражи Борджа - не столь расслабленный торгаш, очевидно, отстранённо подумал об обеспеченности виллы своей водой, как была обеспечена ей захваченная ими заброшенная на берегу.
- Проберёмся к хозяйскому балкону здесь, - показал пальцем в тенистый край внутреннего двора Реми. Смотревший с усиленными зельем глазами Северо нахмурился и покачал головой:
- Слишком очевидное место.
- Они уже пошли туда, если двигаться быстро…
А ещё ему казалось, что они могли бы найти какой-то секретный ход, если бы захотели. Борджа казался параноиком. Параноики любят люки и тайные двери. И их любят убийцы параноиков.

+1

15

Кара понятливо кивнула, хотя ее, несмотря на душную ночь, пробрал холодок от слов убийцы. Сможешь сбежать... Ей хотелось бы слышать в его голосе больше уверенности, но эльф вообще казался скупым на эмоции.
Вилла Борджа черной глыбой вырисовывалось на фоне чернильного неба, усыпанного яркими летними звездами. Стена у нее была не чета ограде поместья Алонсо, в большей степени номинальной - до последнего времени не было случая, чтобы кто-то покушался на покой тонущей в зелени виллы, а сейчас Кара всерьез задумалась о том, чтобы возвести более надежные укрепления... вот только за какие средства? И не снимать же рабочих с виноградников - а других у нее нет, значит, придется нанимать. Но вопросы защиты собственного поместья сейчас были не так важны, как вопрос - насколько хорошо охраняется жилище Серджо - не может же он полагаться лишь на высокие стены?
Видимо, Кара все-таки видела ситуацию хуже, чем она была на самом деле - судя по докладу молодого эльфа, проникнуть в поместье врага было раз плюнуть, и Воронов к такому даже привлекать было необязательно. Но в такой простоте очень часто был скрыт какой-нибудь подвох. Кара вопросительно глянула на мастера, но тот и не повернулся в ее сторону - занят был расспросами о своих людях. Девушке ничего не оставалось, кроме как ждать, прислушиваясь к ночным звукам и гадая, не был ли прозвучавший крик ночной птицы очередным сигналом.
Они неспеша двинулись вдоль стены. Кара заметила, что молодой эльф искоса наблюдает за ней. Должно быть, она вызывала любопытство - Кара свыклась с тем, что ее манера действий не всегда согласовывалась с представлениями окружающих о том, как полагается вести себя юной синьоре. Уж всяко не лазать по, как выразился ученик Ворона, "параше" в компании двух убийц.
Кара лезла через стену последней - наверху ее ждала протянутая рука молодого эльфа. Воспользовавшись помощью с неожиданной для его субтильности силой втянувшего ее на гребень ученика, девушка соскользнула по веревке во внутренний двор виллы.
Кухонное окно было узким, но вполне достаточным для комплекции эльфов и ее собственной. Сердце Кары вновь забилось так сильно, что, кажется, его стук должен был быть слышен, и девушка украдкой прижала руку к груди. У нее не было ни малейших сомнений, правильно ли она поступила, навязавшись в компанию к убийце, но естественную реакцию на страх быть пойманными не могла перебороть так быстро, как хотелось, пусть и старалась скрыть свое волнение от мастера и его ученика.
Оттуда, где они стояли, прекрасно просматривались посты дежурящей охраны - даже не воспользовавшись зельем ночного зрения, предложенным эльфом, Кара видела, как лунный свет отражается от металлических накладок на доспехах. Это были, конечно, не латники, не дружина, виденная ею в Оствике, и не городская стража, носившая более тяжелый доспех. Но, несомненно, эти люди знают свое дело - никто не сидел и даже не стоял, опираясь о стену. Такое впечатление, что Борджа ожидал нападения, и охрана была настороже. Хотя... почему бы и нет? Он наверняка знал, что под началом Кары несколько наемников, не считая мастера меча Осо, и мог предположить, что если не сама антиванка, которую он, судя по письмам, считал малолетней выскочкой, то ее старый слуга решит напасть на поместье в расчете отбить малышку Лалу.
- Надеюсь, ее держат здесь, - прошептала Кара в ответ своим мыслям.
Ей казалось, что Борджа слишком самонадеян, чтобы всерьез прятать Лауру - к примеру, отсылать ее под охраной в какое-нибудь дальнее поместье.
- Ловушка? - нетерпение ученика передалось и ей, так что перед Северо сейчас оказались двое молодых людей, которым не терпелось пробраться внутрь наиболее очевидным путем. Кара смерила взглядом расстояние до балкона. Соблазнительно - оказаться прямиком в покоях Борджа. Был, правда, еще один путь - менее очевидный и, на взгляд ученика, наверняка немного "парашный"...
- Можно пройти через прачечную, - Кара указала вдоль стены, за угол. - Там наверняка есть черная лестница на второй этаж для прислуги, чтоб не попадаться на глаза, шастая по парадной. И из окна уже перебраться на балкон - наверняка на крыше кто-то есть.
Девушка, правда, не видела с того места, где они стояли, ни пяди плоской крыши виллы, но считала разумным, что при таком количестве охраны кто-нибудь обязательно будет наблюдать за территорией сверху. Тогда тем более неразумно бежать через двор, как предлагал ученик.

+1

16

- Прачечная, - кивнул в темноте Северо, наверное, больше сам себе, чем кому-либо из спутников, кто мог выхватить обычным зрением в ночи от бедного бледного света с улицы его обрисованный сухой профиль. Так и сделали. Ни ловушек, ничего: да и зачем, если глупые слуги всегда бы вступали в них, а ставить перед каждым концом дня новые - только тратить время, леску, часто одноразовые воспламеняющиеся и не только реагенты.
Была ещё, конечно, возможность и нарисовать магических рун… Но кто в на вид богобоязненной Антиве рискнёт нанимать отступника ради таких чрезмерных мер? Зачем, если половина криминала в стране всё равно сводилась к переплетению семей или Воронам? Лига мерзавцев не поймёт. А когда лига мерзавцев не понимает и порицает действия кого-то из своих бывших друзей и членов, это не просто плохая молва. Это голова отрубленная твоего племенного жеребца в твоей постели поутру. Это вывезенные "купаться на море" жена, мать, бабушка и дети. Это множество доходчивых, пусть и очень неприглядных мер. Немногие могли оставаться в Антиве вне её похожей на очень разобщённый и не всегда знающий с левой руки, что делает правая, но единой системы. Одним из немногих был печально известный вороний губитель. Безвинно осужденный и чуть было не убитый для профилактики за его грехи, Северо уже несколько лет с восхищением и интересом стриг ушами по ветру, не испытывая особой жалости к старым семьям гильдии, как же выворачивается этот хитроумный идальго. У него было подозрение, что его крышевал кто-то из своих, кто-то достаточно незначительный, как был и есть он, но и не обладающий зловещей славой и заявленными отцом амбициями, чтобы привлечь плачущие сажевыми перьями очи вороньего сигила на себя. За рукой, несущей клинок, всегда есть голова. Иногда голова - это просто идея, но чаще - это шепчущие в уши исполнителя и льющие ему в ладонь и блага, и злато уста и другие руки. Деликатные руки. Избегающие грязной работы. Возможно, женщина, потому что, как известно, оружие женщины - её видимая слабость, отсутствие очевидной угрозы. Яд в кубке и яд на языке.
Синьорита Алонсо, конечно, была редкой женщиной, которая хотела взять в руки клинок и заявить о ложности своей слабости открыто. Возможно, она это делала зря, но времена были отчаянные, коли на кону стояла её маленькая сестра.
Северо повёл сам. Помимо вероятности быть ослеплённым источником света в лицо, минусом зелья ночного зрения было то, что он видел контуры объектов даже в минимальном освещении отражённого света так чётко, ясно и ярко, что не мог сказать, где пролегали естественные тени, поэтому высчитывал исходя из положения луны и горящих как закатное зарево постов с огненным кругом света. То, что они двигались по хозяйственным помещением, только глядя из тени в тёмных ночью окнах наружу, спасало привыкшего работать только сам по себе, даже на учебных заданиях, мастера от лишнего беспокойство, и он мог сосредоточиться на цели, а не метаться глазами по миру, проверяя, всё ли так.
Видящие нормально, живущие под солнцем не знают, что свет луны может выжигать. Как в балладах и байках с далёкого дикого юга, собачьего повадками и холодом Ферелдена и ещё дальше в мифические пустоши. Для его глаз лунный свет был как большая горящая неземным лиловатым белым груда лириума. Гномы говорили, что лириум в подземельях может гореть и освещать собой окружающее пространство, обычно - вблизи чего-то магического. Ещё говорили, что лириум бывает красным как кровь и ярость, и этот - самый жуткий, если этот металл, глубоко связанный с магией, и без того не был достаточно жутким, чтобы все простые жители Тедаса его сторонились.
- Реми, наверх, - сказал эльф, пропуская замыкавшего их тихий поход ученика вперёд. Парень влез без вопросов и цокнул языком, освобождая дорогу вперёд. - Теперь вы, синьора.
Может быть, девочке понравится его необразованное предположение. Может быть, она тайно помолвлена или уже помолвлена точно и её свадьба - вопрос месяцев. Признаться, Северо было всё равно, он не покупал и не продавал секреты и сплетни торговых принцев и принцесс и никогда не проявлял к ним интерес, потому что его единственной областью работы и нездоровой болезненной страсти всегда было смертоубийство. Он ввязывался в такое как гильдмастер в первый и, возможно, в последний раз. Пусть совет Когтей играет в политику и отвечает на отчаянные вопли, вот уж правда, ему и его семье просто нравится та вилла с видом на залив Риалто.
Основной дом в вилле стоял на приподнятом фундаменте из естественного камня изрядно срезанной и разровненной строителями скалы. Настоящий замок. Свет в нешироких коридорах с видом из небольших окон со стороны хозяйственных построек на противоположную галерею с колоннами с вырезанными в камне гроздьями и листами винограда в капителях, перерастающих в ажурные арочные своды, был приглушен. Свечи в подсвечниках на стенах горели одна из трёх и через одну, только чтобы если одинокая прислуга ночью, если вдруг случится, не расшибла головы, вынося господский горшок, принося господскому ребёнку воды, молока или, быть может, сладостей, или Андрасте ведает ещё что. Северо щурил глаза. Отныне они общались почти исключительно жестами кистей рук и головы.
"Мне нравится, как ты ходишь, - сказал ему однажды Сенджак Ратей. - Ступаешь как кошка, всё время на мысок, пружинишь на пальцах, и только потом, но далеко не всегда, опускаешь и пятку".
Кто бы знал, что из уст иного другого человека - комплимент, комментарий звучал столь неуловимо жутко, что Северо до сих пор старался, когда мог, наступать с пяткой. Просто назло. Всё равно тихого шага не отнимешь, пока не отнимешь здоровья у самих тихих ног. Показался холл с лестницей наверх, и с ним, из теней, перемежающихся с заставляющими рыдать от яркости свечными источниками света. У деревянных поручней, прячась в их возможных тенях, но не от кошачьего глаза Северо, дремал слуга, который не должен был дремать.
"Вся стража должна быть наверху, - дёрнув за локоть Реми, показал пальцами на краю очередного круга света мастер. - Этого надо обезвредить очень тихо. Справишься?"
Юноша только кивнул и пополз крадучись по стенке, но тут же остановился. В воздухе прогремел заливистых храп.
Так, хорошо, отставить ненужные удушения. Северо повёл девушку и Реми за собой по лестнице напротив этой ночной серены, молясь одновременно, чтобы храп не прекращался, сигнализируя о выходе слуги из состояния сна, и о том, чтобы он притих, чтобы за ним было слышно хоть что-то. Хоть что-то…
Возбуждённые разговоры в ночи и свет совсем близко? "В укрытие, быстро, быстро!" - сигнализировал спутникам, кривя губами, Ворон, показывая на нишу с постаментом и бюстом и портьерами, а сам припал к балясинам и угловому закутку напротив, щурясь в коридор на свет, пытаясь посчитать стражу. Хотелось надеяться на лучшее и что, хотя бы, его воронята не наделали делов и попались, пробежав по верху. Но вера не была сильной стороной Барсука. Нужно было придумать план. Он его пока думал, вслушиваясь.

Проникновение не без осложнений, но вы можете позвать помощь кубиков и/или моих неписей, синьора

Отредактировано Северо Ратей (2018-08-09 00:09:53)

+1

17

В носу немилосердно щекотало от пыли - судя по храпящему слуге, который явно должен был бодрствовать в ожидании, буде синьору среди ночи приспичит вызвать его, за порядком в доме тут следили сквозь пальцы - чего не скажешь о безопасности. Кара сдавила переносицу, чтобы не чихнуть, и задержала дыхание - ей казалось, что малейшее колебание портьеры выдаст их местонахождение. Худощавый эльф слился со стеной - если бы Кара не чувствовала его плечо своим, то и сама усомнилась бы, что в тяжелых складках материи есть кто-то еще. Голоса стали громче, приближаясь, и девушка уже могла разобрать отдельные слова.
- ...демон его знает.
- Может, все-таки доложить?
Перебил третий голос:
- Брось, Паоло. Охрана усилена. Двенадцать в саду, трое на крыше да девять в доме - мышь не проскочит. Сейчас обыщем виллу и участок и подадим говнюков синьору как десерт к утреннему кофе.
Пятно света расползлось по плотной ткани штор - кто-то из наемников нес лампу. Размеренные шаги поравнялись с нишей. Кара зажмурилась, но даже за закрытыми веками чувствовала свет. "Уходите, уходите, пожалуйста, уходите", - мысленно упрашивала она наемников. И те, словно послушавшись, прошли дальше по коридору, скрывшись за поворотом. В коридоре снова стало темно.
Что ж, теперь они, по крайней мере, точно знают количество охраны и расположение постов. И она не ошиблась насчет крыши. Но где же тогда остальные Вороны? Успели упорхнуть?
Кара почувствовала, что ее тянут за рукав - это молодой эльф, имени которого она так и не узнала, сделал знак, что опасность миновала и можно выходить. Девушка выскользнула из-за портьеры, все еще опасливо зажимая нос, и лишь на шаг отступив от пыльной ткани, опустила руку. Обошлось.
Она на мгновение представила, что было бы, если бы наемники обнаружили их убежище. Для Серджио ощущение собственной власти было важнее физического устранения конкурента, и Кара была почти уверена в том, что Борджа пощадил бы ей жизнь - но откупиться торговыми патентами, чего он требовал в обмен на возвращение Лалы, уже не получилось бы. Тем важнее было поставить его на место.
Кара указала в направлении, куда ушли в стражники - им тоже нужно было туда. Придется красться следом и надеяться, что троица не вздумает повернуть обратно - в узком коридоре, ведущем к покоям синьора, спрятаться будет уже негде. А ждать, пока они уйдут, рискованно: может появиться другой патруль.
Повезло еще, что наемники, похоже, и правда ждали открытого нападения. Возможно, патрульные обнаружили место, где они проникли на виллу, и посчитали это делом рук лазутчика, который пытался выведать, где держат девочку, поэтому никто пока не бил тревогу, и только молодой, судя по голосу, наемник стремился выслужиться перед начальством. Кара была даже благодарна его старшему товарищу, который явно служил не первый год и выработал свойственное, по рассказам Осо, для людей его профессии отношение к ситуации. В конце концов, если они никого не поймают, к чему вообще тревожить господина? Вдруг это собака рылась в отбросах, а кухарка просто позабыла плотно затворить окно?

Отредактировано Кара Алонсо (2018-08-09 20:54:35)

+1

18

А вот Северо пришлось быстренько сигануть за балясины и повиснуть внизу на руках с упором сложенных в коленях ног о стену, строго в падающей (но ему не видной) в тени, чтобы мимоходом повернув голову молодчики не увидели во тьме два влажных и полностью чёрных глаза с чёрными же рисунками на лице. При таком зрелище в глухой ночи никакой бывалый наёмничий профессионализм от момента "ох-тыж-блинчики!" бы не спас. Прямо перед тем, как зарубить странную угрозу, конечно же, поэтому Северо судьбу не искушал. Но когда он вытягивал себя после того, как убедился, что охранники ушли, после того, как услышал шорох ученика и "ученицы" напротив, когда тихо, слышно и ощутимо только ему, но у него разом хрустнули и локти, и колени, и даже прострелило в шее, он не смог удержаться и сморщился. Некоторые трюки и чудеса акробатики ему пора было точно оставлять.
Быстро переговорившись жестами, убийцы прошли в сторону, откуда проскакали дозорные, и остановились у двустворчатой двери. Северо не помнил, какая именно по карте комната - господская, не он разведывал и не он рисовал план виллы, в конце концов, он доверял ученикам. Сейчас он доверял им отвлечь охрану ещё немного и свалить подальше. Реми выудил из рукава чёрное перо и провёл между створками, проверяя замок и возможный засов, он же проверял обстановку и оглядывался, чтобы убедиться, что их не подстерегут, зайдя в тылы.
“Заперто наглухо”, - показал парень рукой, и мастер качнул головой. Ожидаемо.
- Попробуем следующую, или через крышу в окно? - спросил шёпотом Реми. В темноте его молодые и не повреждённые иглой и годами заливания всякой мерзости на воспалённые белки и сухие зрачки глаза вполне могли бы разобрать и ещё один короткий ответ жестами. Но спрашивал он в этот раз не только и не столько своего бывшего наставника, но и “Ферро”.
Главная проблема работы толпами: одинокий убийца не привлекает внимания, не поднимает тревоги (если он не идиот) и может попробовать все пути. Но они сидели на тающей и просыпающейся вниз под их весом горке песка в быстро-быстро бегущих часах.
- Пробуй следующую дверь.
Они уже находились близко к торцу дома, могли бы, если вылезут, пройти горизонтально по карнизу. Но наёмники не спали и были снаружи, поэтому лишних телодвижений Северо был склонен избегать. В этот раз Реми прокомментировал:
- О, а здесь я могу поднять, - и заменил перо на нож, которым, как рычагом, начал приподнимать блокирующую дверь перекладину вверх, стараясь не шуметь. Но, для очень чувствительных ушей Северо, смотрящего тревожно по сторонам и несмотря на почти полную видимость и удалённые звуки от наёмников не способного расслабиться, всё, даже его собственное дыхание и тихий скрип досок о доски с явным “ток”, когда Реми поставил засов на скобу, всё было чудовищно громким.
- Пошли, быстро.
И они зашли, с Реми сразу цепляющим створку дверей с засовом и заходящим налево. И Северо был прав, что беспокоился. Он увернулся от болта в створку двери лишь чудом, спасли отточенные рефлексы. В комнате ахала женщина: да, они вломились не в кабинет, они вломились прямо в спальню. Не спавший хозяин виллы слепо вглядывался в темноту с тремя живыми тенями, и они попали прямо на тревогу.
[indent]Но убийцы сработали быстро: и Реми, и Северо, рванули от дверей вперёд, бросая лже-Ферро закрывать, если догадается, и набросились на супругов: младший — на женщину, а мастер-Ворон - на похитителя детей, приставляя ему к глотке холодный нож, лютый, как он сам.
[indent]- Чш-ш-ш, - прозвучало в ночи почти ласково. - Скажи, друг, ты просто крал маленьких девочек?
[indent]Это был глупый вопрос, по мнению Северо. Но эмоционально заряженный. А в их антиванских делах, по иронии, часто решали именно такие дела.

Отредактировано Северо Ратей (2018-08-26 15:47:39)

+1

19

В предположении, что Сержио ждал нападения, была своя доля истины, вот только ждал он его всегда, поскольку, в его представлении, у Дома Борджа хватало куда более сильных и влиятельных врагов, чем строптивая девчонка Алонсо, которую он хотел, по большей части, просто припугнуть, и никак не ожидал наткнуться на глухую стену молчания в ответ на свои письма. Делец списал это на шок и великодушно предоставил синьорите Авроре немного времени, чтобы прийти в себя и согласиться на его условия. Поэтому вопрос, который он услышал, оказался едва ли не большей неожиданностью, чем нож, приставленный к горлу.
- А кто интересуется? - довольно спокойно спросил Сержио, с глухим стуком роняя разряженный арбалет на ковер и разводя руки в стороны.
Сейчас расклад выходил не в его пользу: Борджа умел считать, и понимал, что трое на одного - это очень, очень скверно, учитывая, что он не успел поднять тревогу. Однако он считал, что любого наемника можно перекупить - нужно всего лишь предложить лучшие условия контракта. В таком случае, возможно, он даже позволит им выйти из поместья живыми.
- Ее сестра, - ответил из темноты женский голос.
Серджио видел Аврору Алонсо всего несколько раз и почти не разговаривал с ней, так что ничего удивительного, что в темноте спальни он не узнал говорящую и воспринял ответ просто как подтверждение его догадки. Но какова девчонка! 
Борджа был в курсе финансовых проблем Авроры, поэтому у него даже мысли не возникло о том, что она сможет себе позволить нанять Воронов. Мелькнула мысль - что он еще не знает о ней? Ходили слухи, что старшая Алонсо заключила торговый союз с набирающей силу на юге Инквизицией, но Сержио раньше отмахивался от этих сплетен. Ну да, у ее Дома некогда были определенные связи с семьей этого Инквизитора, но после смерти синьора Алонсо все они оборвались. К тому же, что может сделать фактически ребенок? Сколько ей лет? Пятнадцать? Шестнадцать?
Сколько бы ни было, с нее сталось подослать к нему убийц, окруживших кровать, с которой Сержио подняло царапанье - Борджа сперва решил, что это его пес просится в комнату, а потому и не дернул за шнурок, вызывая слугу и заодно охрану. Антиванец мельком глянул назад - не дотянуться, а его жена, как и следовало ожидать, лежит на постели - Сержио искренне понадеялся, что живая, иначе Вороны или нет, от них и всего дома Алонсо он даже мокрого места не оставит.
- Я... я всего лишь пригласил юную синьориту погостить. Вам ведь знакома такая практика, - стараясь не сглатывать, чтобы не потревожить лезвие, ответил Борджа эльфу, угрожающему ему ножом.
- Где она? - нетерпеливо перебила его женщина.
- Она в полном порядке, - Алонсо машинально взмахнул рукой - и тут же пожалел об этом: горло обожгло, нож убийцы был остр, как бритва.
Ругнувшись сквозь сжатые зубы, Борджа продолжил:
- Послушайте, давайте поговорим. Не знаю, сколько заплатила вам она, но поверьте, я могу дать больше.
- Торговаться в собрании будешь, - отрезала одна из убийц. - Где она?
- Убьете меня - никогда не узнаете и не выйдете отсюда, - Сержио попробовал снова, хотя его спина уже взмокла от пота.
- Тебя? Нет, - женщина, которую Борджа также посчитал эльфийкой - она была чуть ниже, чем двое набросившихся на него с женой - сделала шаг к кровати.
В темноте Сержио не мог проследить взгляд, но догадался, куда она смотрит.
- Будьте вы прокляты, - прошипел Серджо. - Подавитесь. В миле отсюда к востоку деревня. Дом бабки-гусятницы.
- Охрана?
Борджа едва ли не фыркнул, несмотря на приставленный к горлу нож.
- Нет охраны.
Кара хмурилась. Что, если он лжет? Что, если Лала все-таки где-то здесь, и Борджа только ждет, чтобы они ушли? Если бы кто-то из убийц мог остаться понаблюдать за ним и за домом, пока она ищет сестру.

Отредактировано Кара Алонсо (2018-08-26 21:28:34)

+1

20

[indent]- Антиванские Вороны шлют привет, - мягко выдохнул Северо, меняя позу, перехватывая оружие наготове удобнее и ближе к глотке синьора Серджо. Он наблюдал, как Реми, предварительно заглушив рот рукой, придушивал, заставляя терять дыхание, жену самоуверенного торгового принца и про себя понадеялся, что ученик не перестарается и на шее госпожи Борджа по утру не будет даже бледных синяков. А заказчица и сама подала голосок. Эльф невольно поморщился. Он бы и сам передал привет. Напряжённая ситуация, мрак, сквозь который он единственный видел полностью расстановку сил, оружие разбуженного и шнурок - всё обязывало играть на чувствах и производить впечатление. Северо именно потому и находился к заказчику похищения ребёнка ближе всего. Не только потому, что мог, в случае бунта, мгновенно его покарать, но не обязательно смертельно. Не только потому, что умел не паниковать и не показывать дискомфорт. Он ещё и полагал, что фирменные журчащие устрашения Сенджака давались ему хорошо. И он хранил молчание, давая возможному лгуну поговорить с эмоциональной девушкой, и только ближе к концу наклонился к уху человека, и посоветовал:
[indent]- Знаешь, моя ученица, может, ещё… учится, но я - не зелёный головорез, и неуважения и лжи не терплю.
[indent]- Я не лгу! - сдавленно рявкнул, скрывая за яростью панику, торговый принц. И Северо не понравилось, как поспешно это прозвучало. Как и скверно пахнущая ложью история про ближайшую деревню. Никто не бросает ценного пленника незащищённым на простолюдинов. А что если его перепохитят? Ох не-ет.
[indent]Эльф поднял свободную руку и положил её на толстую шею, сжимая пальцы, давя на прощупывающиеся даже под сытым жирком под влажной кожей мышцы, блокируя любые трепыхания и так разве что не нанизываемого на нож антиванца. Теперь он смотрел Борджа глаза в глаза, затмевая собой весь мир и пространство комнаты, так, что мелкие волоски на кончиках носов - прямого, сухого и длинного, эльфийского, и более мясистого, с орлиным изгибом прямо под прорезанной морщиной переносицей, касались друг друга и шевелились от каждого вдоха и выдоха. Убийце, конечно, было не слишком приятно тоже. От синьора кисло пахло выпитым за ужином и давно обратившимся в гниль и яд вином, которого он в рот всю жизнь не брал и даже понимать его прелесть не стремился.
[indent]- А что если я пошлю одного ученика в деревню, другого - шарить по вилле, остальных - стрелять твоих наёмников с крыш, а сам останусь с тобой? Не смотри на свою женщину, она просто без сознания.
[indent]Луна за задёрнутым окном выплыла из маслянистого облачного марева и засияла как бледное солнце, отразившись зелёным, потусторонним, холодным, завесным, в больше, похожих на совиные, глазах Северо, а тут он и напрямую заявил, что видит всё, и привёл убийц больше, чем в комнате, чтобы контролировать территорию. Отчасти, конечно, то был блеф. Он даже не знал точно, врёт ли ему человек.
[indent]- В детских! Девочку держат в пустых детских в противоположном крыле!
[indent]- Охрана?
[indent]- Патрули, а нянька спит!
[indent]- Где именно?
[indent]- Комната в углу над двором, игровая!
[indent]- Вот как. Отпусти синьору Борджа, - бросил он Реми. - И идите за девочкой. А мы поговорим.
[indent]Он всё ещё не исключал, что его обманывают, но изменил позу, чтобы не так напрягать спину, грузно опустился на кровать, всё ещё держа превосходящего его и весом, и комплекцией, но не мастерством и силой, синьора, как кота за шкирку - с ножом, конечно, и снова понизил голос до ласкового журчания:
[indent]- Боишься?
[indent]- Вас, стервятников…
[indent]- Не-ет, - со смешливыми нотками прервал Ратей. - Меня. Да или нет.
[indent]Он знал ответ и знал, что дело было наверняка не столько в нём, сколько в скользкой ситуации и уже возведённом курке недоверия, которые обеспечил себе Борджа. Но ему - а, может, не ему, а какому-то другому, надуманному образу, роли, которая по задумке и носила его имя и фамилию - нравилась эта игра, нравилось давить, и нравилось видеть результаты.
[indent]- Да.
[indent]- Правильно. Хорошо. Сейчас я почти поверю и, может, тебя отпущу, - он нажал клинком на кадык мужчине в подтверджение своих слов. На самом деле, у него начинали затекать мышцы, он отвык от напряжения, а даже в лучшие годы долго не повисишь на руках и не подержишь другого взрослого в захвате.
[indent]- Сколько она заплатила? Я заплачу…
[indent]- У-у, не-не-не. Поздно. И пусть это будет тебе предупреждением и уроком. В следующий раз, если будешь затевать грязные дела - не скупись пойти к Воронам первым, а не испытывай свою удачу. Мы не любим, когда нас оставляют в таких вопросах вне доски в таких щепетильных вопросах, - севший с годами голос мастера звучал как-то по-юношески мелодично, ласково и наивно, и в этом был трюк.
[indent]Цокочуще-клокочущий звук, не то стон, не то рык, вырвался сквозь ноздри Борджа.
[indent]- Я понял, понял! - теперь он плевал другим ядом в своих сдавленных полушёпотом и страхом восклицаниях. Ядом ненависти к себе, к своей опрометчивости. А Воронам вот повезло, что вышло так. Что они не нарвались на ренегата за спиной Борджа. Что не получили болт в живот ещё на входе. Что пока ещё никто не умер. - Отпусти меня.
[indent]Северо рванулся с кровати, откидывая шнурок прочь, на столбик в изголовье кровати, и, пританцовывая в сторону выбитого из рук хозяина арбалета, поднял его. Практиковаться в стрельбе эльф не планировал, хотя держать на мушке синьора было бы гораздо удобнее и приятнее. А женщина рядом с Борджа даже не застонала - хорошо её вырубил Реми. Талантливый ученик. Шум раздался с другой стороны: топот на улице, приглушённый, потому что со стороны двора. А ещё скулила и лаяла собака.
[indent]- Кажется, у нас появилось время, - сказал Северо, всё же закладывая нож в ножны с характерным лязгом, после чего подбирая и накладывая на тетиву арбалетный болт. - Захлопали, захлопали крылья в ночи. Теперь тебя никто-о-о не услышит…
[indent]На самом деле, он тоже немного боялся, и довольно ощутимо, только профессионализм и опыт работы в таких ситуациях, когда жизнь и весь его мир на надрыв от обрушения, и спасал. Боялся потерять детей, не хотел потерять окно выхода без боя и без помощи приказа заложника, что вообще уничтожит всю весомость послания от истекающей кровью гильдии, которое он только что вдавил в его голову. Но преимущество Северо Ратея состояло в том, что никто никогда не знал, какое поломанное и ищущее уютный угол по жизни существо сидело за блестящей поверхностью его глаз и безрадостным и серьёзным бледным лицом. Чаще его закрытость принимали за бесчувственность, лёгкую оторванность от земли - за безумие, и видели в итоге какого-то неопознанного монстра. А он был просто человеком с очень обесчеловечивающей работой.

Отредактировано Северо Ратей (2018-08-30 18:56:52)

+1

21

Ворон перехватил инициативу, предоставив Каре очередное доказательство того, что честный человек, которому угрожают ножом, становится еще честнее, если чуточку надавить. Целое мгновение она переживала чувство слепой ярости, которое так и подталкивало сделать шаг вперед и ударить по руке мастера, вгоняя нож в мясистую шею Борджа.
Ученик тронул ее за локоть, и Кара вздрогнула - не от неожиданности, а потому, что сейчас ее буквально трясло от ярости. Эльф указал взглядом на дверь. Что ж, правда. Вряд ли Сержио настолько глуп, чтобы соврать во второй раз. Кивнув, Кара сделала медленный вдох и, бросив последний взгляд на кровать, последовала за учеником.
Они двигались медленно и осторожно, напряженно прислушиваясь: не послышатся ли шаги патрульных, не блеснет ли огонек их лампы. Кара удивлялась, что увидев план дома лишь сегодня, молодой эльф так уверенно ведет ее сквозь дом - минуя коридоры, по которым прохаживаются патрули, открывая не указанные ею двери смежных комнат, чтобы обойти опасный участок. Возможно, это было наитие, а может, чувство направления. В любом случае, они приближались к цели.
Однако когда они оказались у галереи, соединяющей два крыла, пришлось остановиться. Коридор был ярко освещен, узок, и из него не было путей к отступлению - только вперед или назад. Это было скверно. Эльф похлопал кару по плечу, привлекая ее внимание, и указал на соседнюю комнату. Окно.
Повозившись с тяжелыми створками ставней, ученик распахнул их и вскочил на подоконник. Повис на руках, нащупывая ногами узкий парапет, оперся на него и сделал знак девушке: за мной, а сам двинулся, прижимаясь к стене, к углу, в который упиралась галерея.
Кара спустилась на парапет, однако не спешила двигаться за эльфом - вцепившись в подоконник, она внимательно наблюдала за тем, как он, ловко перехватившись за выступ карниза, миновал угол и задержался на галерее, оглядываясь на нее. Кара посмотрела вниз. В темном внутреннем дворе не было видно охраны, однако кто-то был на крыше: подойди он к краю и погляди вниз, несомненно, тут же увидел бы их двоих. Нужно поторапливаться.
Сердце Кары бешено колотилось, когда она, тщательно ощупывая носком мягкого сапога парапет и цепляясь за любую неровность стены, шаг за шагом двигалась к галерее. Удостоверившись, что антиванке под силу этот путь, ученик тем временем двинулся дальше. Перебравшись на галерею и получив возможность передышки благодаря козырьку, Кара повернула голову вбок и увидела, что эльф уже почти достиг противоположной стены здания.
Богатая лепнина сейчас служила им хорошую службу: на ощупь запомнив рисунок, Кара стала двигаться увереннее.
Эльф дожидался ее на подоконнике темного окна. Распластавшись на нем, он протянул руку, чтобы помочь девушке подняться наверх, как вдруг снизу послышалось приглушенное ворчание. Проклятье. Откуда-то со двора уже слышался хруст камушков, которыми были присыпаны дорожки сада. Рискнув, Кара оттолкнулась ногой от завитка украшения - эльф поймал ее руку в крепкий захват и, больно сжав запястье, буквально втащил внутрь комнаты.
Антиванка рыбкой нырнула в окно, слыша, как над ее головой приглушенно скрипнули ставни. В комнате сразу же стало темно, но Кара успела заметить, что практически к самому окну придвинут низкий столик, и кресло.
Топот ног снаружи затих, послышались голоса, которые заглушал лай.
Кара поднялась и на ощупь двинулась к двери, стараясь не наткнуться на мебель. Спохватившись, эльф обогнал ее и первым выглянул в коридор. Никого, только откуда-то доносится храп - возможно, пресловутой няньки.
Находясь так близко к цели, Кара пошла быстрее, так что ученику пришлось перехватить ее за предплечье. Поймав его предостерегающий взгляд, Кара кивнула, закусив губу. Одна дверь - пусто. Другая - женщина храпит в кресле, рядом с которым - кроватка. Сердце у Кары екнуло. Приблизившись на цыпочках, девушка склонилась над спящим ребенком и бережно подняла его на руки. Лала пошевелилась, но не проснулась - причмокивая, она пристроила голову на плече Кары, готовой расплакаться от облегчения. Но расслабляться было рано.
- Куда теперь? - одними губами спросила девушка эльфа, едва они оказались в коридоре. Обратный путь с ребенком на руках ей точно не преодолеть. А если Лала проснется, они точно попадутся - девочка слишком маленькая, ей не объяснишь, что нужно вести себя тихо.

+1

22

[indent]Пока Северо Ратей делал то, что ему было положено: живых и обнаглевших людей превращать в трясущихся и подавленных параноиков, а, иногда, и в трупы, зверски изуродованные в том числе - Реми достиг цели и тоже выдыхал. Цель захвачена. Теперь дело оставалось за малым.
[indent]Он изучал окна и искал возможности.
[indent]- Тебе - в окно на выход, а я должен сообщить мастеру. Это… - он замялся, хмурясь в темноте и глядя на ребёнка на руках у сестры, как будто взвешивая свой вопрос. И всё же его задал, - она же?
[indent]На деле задавать следовало совсем другой вопрос. Например, как они будут спускаться в окна. Потому что трос свой Реми благополучно оставил там, где они в виллу залезали, и бежать туда было ещё менее безопасно, чем к Барсуку, который, говорили, мог, взбесившись и будучи загнанным в угол, вырубить и пяток нормальных таких наёмников, невзирая на разницу в силе, броне и оружии не в свою пользу. Реми помялся, порыскал, а потом догадался рвануть портьеру, из которой начал вязать первый узел под перевязь.
[indent]- Если боишься, что не удержишь - полезли, я вытащу её на спине, а учителю снаружи свистну. И всем остальным тоже.

[indent]А тем временем Северо вслушивался в звуки ночи, всем телом, от вставленного в петлю педали мыска до бока, между которым и предплечьем был зафиксирован приклад, пока он натягивал тетиву рукой в отсутствие педали, зарядив до удовлетворяюще чёткого щелчка арбалет. Чтобы не давать Серджио возможности сориентироваться в ночи и перестать паниковать, он продолжал с ним… разговаривать.
[indent]- Хорошее оружие. В золоте обошлось?
[indent]- А ты хочешь взять, черноглазый?
[indent]Ну конечно, он тоже уже видел в темноте ясно. А вот его ночное зрение уже заканчивалось, скоро надо либо капать вновь, чтобы не быть в ночи полуслепым сычиком, либо полагаться на спутников и привычку ходить, не разбирая дороги. Северо перестал прохаживаться вдоль периметра супружеской кровати и остановился, отдёрнув штору с окна.
[indent]- Предлагаешь так? Потому что мы, увы, не воры - не тогда, когда нам за сворованное приплачивают, по крайней мере.
[indent]И тут он увидел на окнах это. Красиво плетённые, сюрреально нарисованные на фоне больной луны, решётки. Далеко не вся вилла была защищена решётками на окнах, но да, видимо, Борджа очень ждал гостей и специально развешивал им маяки. Эльф повернулся к нему лицом и кивнул вбок, на окна.
[indent]- Думаешь, это остановит нежеланных гостей? Скорее, пригласит прямо в покои.
[indent]- Ох, заткнись.
[indent]Он был бы рад. В конце концов, Северо был созерцателем и слушателем, а не оратором. Но ему нужно было тянуть время и держать человека на мушке в напряжении.
[indent]Его глаза слезились от яркости ночи, и переставали видеть решётки, но, подтянувшись на руках, он точно мог бы их выбить и, зацепив трос, слететь вниз по стене, в случае чего, в секунды. Он только ждал сигнала, особенно с тем, как шум и лай постепенно затихали, а разговоров наёмников не было слышно. Сигнала, что они хотя бы в порядке.

+1

23

Неужели Ворон думает, что она не узнает собственную сестру? 
- Даже если нет, это уравновесит переговоры, - мрачно пошутила Кара, которой, едва она взяла малышку на руки, враз полегчало, несмотря на то, что сейчас перед ними стояла еще более сложная задача - выбраться незамеченными. И добавила, заметив, что эльф на секунду замер: - Она, она.
Все-таки Лала была уже не грудным ребенком, которого и родная мать в темноте да на нервах могла бы перепутать с чужим, но у Сержио были трое сыновей, и они были гораздо старше ее сестры. Кара осознала, что от всей души надеется: мальчишки вырастут целиком в отца и однажды сами перегрызут ему глотку. И друг дружке заодно.
Глядя, как эльф сооружает импровизированную переноску, Кара колебалась несколько мгновений, но затем покачала головой.
- Если Лала проснется и увидит чужого, она заорет так, что... громко заорет.
Ворон помог антиванке приладить перевязь - спереди, потому что Кара боялась, что Лаура перевесит, когда она будет лезть по парапету, и девушка полетит спиной вперед.
- Надеюсь, собаку увели, - напоследок шепнула Кара, осторожно поцеловав спящую сестру в макушку. - Идем.
Эльф снова вылез первым, и тем же путем отправился в обратную сторону. Кара двигалась гораздо медленнее - она уже не могла распластаться по стене, и про себя гадала, как ей удастся преодолеть узкий парапет, когда каменные завитушки галереи закончатся. Внезапно за освещенными окнами галереи послышались голоса. Кара замерла, обеими руками вцепившись в барельеф, между двумя нишами, из которых выбивался свет. Оглянулась на эльфа - тот как раз преодолевал последнее окно.
Вероятно, кто-то из охранников увидел мелькнувшую за незабранным ставнями окном тень, так или иначе, створка распахнулась, и на расстоянии вытянутой руки от Ворона из окна по пояс высунулась мужская фигура. Кару обдало жаром. Стражник издал невнятный звук, заметив Ворона, но тот, не долго думая, протянул руку и дернул перегнувшегося через подоконник мужчину за ворот.
Потеряв равновесие, охранник полетел вниз. Загрохотали шаги - его товарищи не захотели повторять короткий путь вниз, и теперь неслись к лестнице. Прижав ладонь лодочкой ко рту, эльф заухал. К удивлению обмирающей от страха быть пойманной Кары, отклик последовал откуда-то сверху. Задрав голову, она увидела силуэт на фоне неба. Секунду спустя рядом сухо зашелестела веревка. Ухватившись за нее, Кара наполовину взобралась, наполовину позволила втащить себя на крышу. Воронов прибавилось: теперь их было трое, считая тех, что были на крыше. Поодаль Кара заметила охранников - две распростертые фигуры, темные пятна на плоской крыше, ясно видимые в лунном свете. Посланные вперед ученики, оказывается, времени зря не теряли.
- Выведите ее, я за мастером, - бросил Реми и скрылся по ту сторону стены здания.
- Наш вход обнаружен, придется лезть через стену, - шепнул один из эльфов.
Внутренний двор между тем наполнился огнями.
Один из эльфов остался на месте, а другой повел Кару подальше от огней и шума. Лала ворочалась в перевязи, но покачивание бега, очевидно, убаюкивало ее.
- Я поднимусь на зубец и сброшу веревку, - ворон, очевидно, решил не проверять, сможет ли антиванка подняться по высокой стене с ребенком. - Осторожно, здесь острые камни... Теперь спускайтесь.
Эльф не дал Каре передышки - сразу потащил ее подальше от поместья.
- Где ждут ваши люди?
- К востоку отсюда, у каменной гряды, - Кара запыхалась и с трудом переводила дух. - Недалеко.
- У них есть лошади?
- Конечно.
Эльф больше ничего не сказал, лишь немного сменил направление, огибая поместье Борджа по широкой дуге. Впереди замаячили пресловутые дорожные камни. Рядом никого не было. Неужели они услышали шум и отправились к вилле? Тут из придорожного оврага выбрался человек.
Кара нервно рассмеялась.
- Осо! Ты напугал меня... - и тут же испуганно прихлопнула рот ладошкой, проверяя, как ребенок.
- Слава создателю, - подошедший Пардо на несколько мгновений сгреб обеих в охапку, но тут же выпустил. - Ты смотри, даже не проснулась. Живее, на коней. Помощь нужна? - обратился он к эльфу, но Ворон отрицательно мотнул головой и растворился в темноте.
Кара все никак не могла поймать поводья - наступила реакция, и руки дрожали так, что не будь Лала на перевязи, девушка, наверное, выронила бы ее. Заметив это, Осо вскочил на коня и помог хозяйке сесть впереди себя.
- Отчаянная, - укоризненно проворчал он. - Ну все, все. Мы едем домой.
Кара, столько державшаяся, сейчас ревела в голос, отчаянно всхлипывая в кудрявую головку Лалы. Малышка, проснувшись, присоединилась к сестре.
Осо вздохнул и дал шпоры.

Отредактировано Кара Алонсо (2018-08-30 22:45:51)

+1

24

[indent]Время, которое он игрался с арбалетом, казалось вечностью. Уже потеряв ночное зрение, Северо то и дело на любое движение синьора наставлял на него прицел и грозил пальцем на курке. Серджио тушевался, но всё меньше. Ниточка манипуляции страхом слабела, рвалась по маленькому волокну за раз, как тетива возведённого лука - или как раз таки арбалета. И он дождался. Нет, не щелчка лопающейся тетивы, не рывка уставшего бояться Борджа - крика совы, которой не водилось у виллы.
[indent]- Эльф, ты молчишь, - пробормотал смотрящему не мигая, как животное, на улицу убийце хозяин. Северо видел нормально. Лучше, чем сразу после расслабления глаза от капель. Это значило, что, скорее всего, и внешне глаза приходят в норму. И всё вместе это, конечно, было страшно. Похоже на какое-то жуткое богохульническое волшебство, которое было и кончилось. Он моргнул, и из уголков глаз замазали струйки невольных слёз.
[indent]- Выбирай, Борджа: я иду и стреляю твою охрану по пути наружу, или я вышибаю решётку на окне, но игрушка остаётся твоя.
[indent]- Убирайся уже отсюда, вредитель! И передавай привет отчаянной девчонке, - фыркнул Серджо и дёрнулся на постели, но не чтобы достать закинутый наверх шнурок, а немного утонуть спиной в подушки. Магия ужаса закончилась. Они победили. Прислушается ли к напутствию торговый принц? Гибель Гиты и ещё нескольких убийц и перехват цели Инквизиции подтвердила живость их крысиного льва. Гильдия была в отчаянии. Но Северо… Северо чувствовал потрясающее равнодушие. Куда большее, чем когда-либо ещё.
[indent]Он бросил арбалет в угол и, открыв окно, подпрыгнул на карниз и, подтянувшись на руках, встал на подоконник. Закрепив трос на крюке, который держал занавески и, хоть и выглядел не очень надёжным для веса тела взрослого мужчины, мог ему послужить хоть временной опорой, он прицелился ногами на тени решётки, всей кованой под листья и кокетливые цветы, и начал раскачиваться. Со второго удара, решётка вылетела навстречу луне, и вместе с ней, стараясь сгруппироваться в падении - Северо.
[indent]Несмотря на попытку сгруппироваться и одновременно подставить под своё тело ноги, чтобы не убить о стену на пути назад к ней под силой тяжести спину, он всё же поцеловался о закрашенный камень лопатками, аж до треска в рёбрах, и замер, держась за трос как будто висел над бездной, а не на втором этаже над небольшим обрывом, медленно, видя за глазами только красный и в спине чувствуя жаркую боль, перебирая ногами, разворачиваясь, чтобы начать сходить вниз. Надо было затеряться в ночи как можно быстрее, чтобы не пришлось бежать, рискуя собрать в спину сверкающие при луне стрелы как мишень со стрельбища.
[indent]- Мастер! - донеслось куда яснее, чем сдерженно-восхищённое "безумные стервы" от Борджа, когда он вылетел из окна, откуда-то из кустов. Реми вернулся. - Скорее, все уже собрались!
[indent]- Рад слышать, - прокряхтел-прохрипел Северо и заставил себя, прикусывая язык, с железистым вкусом крови проглотить боль. Крюк всё же не выдержал и сорвался, но уже когда он был почти у каменного склона и смог заскользить ногами вниз, волоча за собой верёвку.
[indent]- Они уехали, - добавил, словив почти потерявшего равновесие Северо внизу, эльф, явно имея в виду сестёр Алонсо. - Вы… Ты как?
[indent]- Ещё больше рад слышать, - выдавил, тяжело дыша, Северо и, сплюнув вязкую слюну и оглянувшись наверх сквозь листья кустарников, добавил. - В порядке, что со мной будет.
[indent]Например, внезапная смерть. Но с каждым годом, учитывая малое количество работы и то, что даже Воронья Смерть Ратея не брала, вероятность умереть от жары или сердца всё росла.
[indent]В отличие от маленькой синьоры, убийцы возвращались домой пешком. Отдышавшись после своего полёта из окна и закапав глаза и попив воды, он сделался как давно не было дружелюбным, да и молодёжь весело обсуждала детали своей вылазки, будто это была простая прогулка и они ничем не рисковали. Вопросы об оплате и одежде Ферро мастер быстро загасил новыми поручениями: следить за Борджа и за Алонсо по сменам до новых работ, и докладывать о сигналах о встрече. Сам он этим заниматься не хотел, и мог себе позволить.
[indent]По крайней мере ещё несколько дней он точно планировал только лежать в теньке и есть оливки. Его спина оказалась, при проверке в зеркале, куда синее, чем пара следов от прочертивших по бегавшим от наёмников по крышам ребят стрел, которые не пробили клёпанную кожу и стёганные куртки. И на следующий день, сразу же, он гостей точно не ждал, растянувшись в кресле во внутреннем дворе, у фонтана, подложив под ушибленную спину подушек, а под ноги - низкий стульчик. Смазанной накануне краски не было на его лице, и она не скрывала ни возраст, ни откровенно несвежее состояние мастера после приключения. Конечно, гостей в своё гнездо он не хотел.

Отредактировано Северо Ратей (2018-08-31 14:15:13)

+1

25

Кара проснулась, как от толчка, и резко села в кровати. Сквозь неплотно занавешанные шторы пробивался слабый розоватый свет.
Все тело ломило, как будто она попала меж двух жерновов, саднило стертые подушечки пальцев, но при всем при том антиванка чувствовала себя удивительно бодро. Накинув халат, она вышла из комнаты, обогнула галерею, отметив у основания лестницы двоих наемников - Осо усилил охрану особняка - и направилась к детской.
Услышав шаги, Маруча выбежала навстречу и обняла ее, уткнувшись лицом в живот сестры.
- Ну что ты, - Кара погладила девочку по голове.
Из детской доносился лепет Лалы и стук - малышка возилась с кубиками.
- Мы уж беспокоились, - выглянувшая нянька оправила передник и чепец, стоя перед синьорой. - Уже вечер, а вы все спите и спите.
Вечер. Кара оторвала от себя Маручу и, взяв ее за руку, зашла в детскую.
- Авва, - отреагировала на ее появление Лаура, протянув ручки.
Кара присела рядом на ковер.
- Ты грустная, - заметила Маруча, устраиваясь рядом и не отпуская руку сестры.
- А? Нет, что ты, - Кара машинально взяла протянутый ей кубик.
- Ты убила злого дядьку? - не отставала Мария.
Старшая сестра изумленно взглянула на нее и перевела взгляд на няньку. Похоже, прислуга много болтает в присутствии детей. Нянька выглядела немного сконфуженной.
- Нет, Маруча, я никого не убивала. Мы просто поговорили.
Неужели Ворон в ее отсутствие все-таки прикончил Борджа, и новости успели так быстро добраться до поместья Алонсо?
В дверь детской просунулась голова Осо, и Кара поднялась, в очередной раз отцепив от себя Маручу.
- Мне нужно идти, а вам скоро ложиться спать.
- Но завтра мы поиграем? - Младшая сестра вцепилась в полу ее халата.
- Поиграем, - пообещала Кара, вытягивая ткань из детских пальцев, и сделала знак няньке заняться детьми.
Осо ждал ее в коридоре.
- Какие новости? - поинтересовалась Кара.
Пардо качнул головой.
- Я расставил наемников по периметру, но все было тихо. Похоже, Борджа усвоил урок.
- Он вообще жив? - Кара потерла висок. - Вороны давали о себе знать?
- Жив. От Воронов пока ничего, - ответил слуга.
- Я съезжу туда.
Осо колебался.
- Может, стоит дождаться приглашения?
- Неважно, - Кара мотнула головой. - Я знаю, где их искать, какой смысл. А ты останешься с девочками.
- Вот уж нет.
- Вот уж да. Не думаю, что мне угрожает опасность вне поместья. А ты должен быть здесь на случай, если Борджа все же выкинет какой-нибудь фортель. Я хочу быстрее покончить с этим.
Осо покачал головой.
- Как будто я когда-нибудь мог тебя удержать.
- Вот именно.
Путь занял несколько часов, так что успело стемнеть, когда Кара, наконец, добралась до виллы. Привязав лошадь в неприметном овражке, последнюю сотню метров она преодолела пешком, остановившись в паре десятков шагов от лаза, который Вороны показали ей вчера. Караульный наверняка уже заметил ее, и Кара собиралась дождаться приглашения. За спиной у нее был мешок с одеждой и оплатой - золото и драгоценные камни.
Кара хотела поговорить с мастером и не хотела, чтобы Осо присутствовал при этом разговоре, поэтому и не стала дожидаться возможности нанести более официальный визит, если это слово, конечно, было применить по отношению к группе убийц.

+1

26

[indent]В могиле, разве что, отдохнёт, - запросто клеилось на покрытый неглубокими из-за сухости и натянутости по скулам его эльфийских демон, лоб Северо. Хотя сегодня он прекрасно проспал столько, сколько иногда едва наскребал урывками за дня четыре-пять охоты или слежки. И проснулся разбитым, умываясь слезами из нежных глаз от одного взгляда на белый свет, и всё остальное время продолжал морально разлагаться, бездельничая. Все ученики разлетелись, и далеко не все даже доложили запиской, куда, но в позабытой столовой, наполовину превращённой новыми жильцами виллы в ядодельню, он нашёл взятые утром в деревне и у стариков по соседству фрукты и хлеб, чтобы не беспокоиться о мистической природе опустошения.
[indent]Но на закате он всё ещё ждал хоть Реми, хоть кого-нибудь назад, с докладом, а их не было. Северо снова вышел на улицу, взяв в свежеющие сумерки себе связку свечей и недописанные письма другим мастерам, и устроился напротив залаза. Но, не успели истаять в ровные озерца шапки свечей, не успел остыть оттиск на единственном законченном из с невероятным усилием идущих писем, а мастер уже подхватил арбалет и полез на крышу в обход.
[indent]Они не врут, когда говорят, что ночью многие живые твари, и люди и эльфы в их числе, проявляют совсем иные цвета. Северо был охотником, хищником, и жил натренированными годами инстинктами. Для его основного ремесла, а не утомительной и кропотливой бумажной работы, которой он заниматься мог, по иронии, лучше в галдеже, было лучшее время - сумерки, когда зажигаются ночные небеса. И вот он, аккуратно и скрытно проходя по карнизу внутреннего ската крыши, осматривал подступы к вилле со всех сторон света, даже не рассчитывая на чей-либо визит сегодня.
[indent]Каково же было его удивление, когда в обзоре его всё плоше видящих в сумерках без зелий глаз появилась фигура. Среди ракитников в отдалении на тропе, она шла. Высокая, женская, но не Ферро. Ферро была крупнее, шире в плечах, двигалась стремительнее и увереннее, при этом - скрытнее, лучше мешаясь в тенях. И должна была вернуться на днях, но нет, нет, это была не она. Мастер даже вскинул брови, перемахивая через хребет крыши и соскальзывая на внешний скат, чем выдав своё присутствие и для глаз гостьи прежде, чем грузно слететь на растрескавшуюся каменистую землю внизу. Он пошёл навстречу, держа арбалет вниз педалью.
[indent]- Вам придётся забыть сюда дорогу, потому что мне слишком нравится это гнездо, а условия работы Дома Ворона с принцами не предусматривают столь близкой дружбы, - сказал он в сумерки, ещё не установив контакт глаз. Ритуалы были изобретены не ими, и даже не учителями их учителей. Не один десяток мастеров поплатился за излишне крепкие отношения с торговыми принцами из-за внутренних интриг, поэтому долгожители держались нейтрально. Северо был среди чемпионов своего поколения, учитывая его историю, и не торопился умирать вот так. Закрывая грудью деток и котят.
[indent]- Или же вас уже незваным визитом побеспокоил один из моих учеников? Надеюсь, вы отдохнули и сестра ваша оправилась и в порядке.

Отредактировано Северо Ратей (2018-12-31 23:06:06)

+1

27

Кара остановилась, не дойдя до говорившего пару шагов. Она узнала голос мастера - сперва из сгустившихся сумерек вынырнули лишь очертания фигуры.
Не делая резких движений, девушка стащила с плеча лямку мешка и подняла его в одной руке.
- Я пришла вернуть одежду. Именно потому, что не хотела бы, чтобы приходил кто-нибудь из ваших учеников. Боюсь, я не помню их лиц, а моим наемникам сейчас велено стрелять в любую двинувшуюся тень, и только потом спрашивать.
В глубине души Кара боялась, что принц решит отомстить. Он наверняка знатно наложил в штаны, когда Ратей прижал его, но еще пара дней, и синьор прочухается и осознает всю глубину обиды, которую нанесла ему юная Алонсо своим визитом.
Может быть, стоило действительно его убить, но Кара не готова была запятнать свои руки чьей-то кровью - к тому же, это грозило бы превратиться в бесконечную вендетту с родственниками Борджа. Они наверняка позабыли бы внутренние распри и ополчились против дома Алонсо, но сейчас девушка рассчитывала, что многочисленный клан примет скорее ее сторону. В отличие от Сержио, им совсем не нужны были лишние проблемы.
- И еще я хотела спросить, чем могу быть полезна. Не люблю долгов.
Ратей говорил об услуге. Хозяйке дома Алонсо хотелось как можно быстрее покончить с этим - несмотря на юный возраст, она догадывалась, что невостребованная услуга может превратиться в страх на долгое, долгое время - страх перед неизвестным, перед тем, что в любую минуту к ней могут прийти и потребовать вернуть долг.
К тому же, если ее вдруг не станет... Каре не хотелось думать об этом, но еще больше - о том, что все обязательства тогда лягут на плечи маленьких сестер. Осо, конечно, золотой человек, но он не сможет уберечь их от всего сразу. Да и Осо не вечен. Так что нужно было что-то решать сейчас.
Вороны имели репутацию порядочных людей - по крайней мере в том, что касалось данного слова. Кара надеялась, что эльф не попросит чего-то невыполнимого, и вместе с тем терялась в догадках, чем она может оказаться полезной клану. Контрабанда? Молодая хозяйка дома готова была пойти и на это, но лишь не рискуя однажды оказаться на месте дядюшки, который заигрался с красным лириумом и его продавцами. Больше, как и сказала Кара накануне, взять с нее было нечего, кроме нее самой, но девушка сомневалась, что у Воронов не хватает людей для выполнения каких-то поручений. Разве что кто-нибудь, вхожий в дома знати, не прячущий лицо, постоянно находящийся на виду... Об этом тоже стоило поразмыслить.
Кара чувствовала внутреннее напряжение. Она совсем не боялась Ратея - хотя, несомненно, стоило бы. Ее пугала махина, стоящая за ним. Воронье гнездо, в котором каждый мастер пусть и сам по себе, но подчиняется внутренним законам и установлениям. Королевство в королевстве. Вот это пугало - и притягивало одновременно. Так что Кара немного слукавила: она пришла не только затем, чтобы вернуть вещи и долг.

+1

28

[indent]Северо протянул ладонь на пару пальцев ниже руки, удерживающей лямку, чтобы мешок словить в падении, даже не шелохнувшись, хотя вес кожи, железных крепежей и клёпок оставался внушительным, и кивнул.
[indent]— Спасибо, мы учтём.
[indent]Знала ли синьора нежных лет, что сейчас сказала Ворону куда больше, чем намеревалась? Если бы всё их короткое насыщенное знакомство, с первого визита, не строилось на доверительных жестах и открытых руках, её слова были бы очень опасной глупостью. Не запомнила — легче проследить, тем более что эльфы для людей почти одинаково смазливы и субтильны, усилила охрану — во-первых, в Гильдии существовало правило, что неудачно попадающийся Ворон — плохой Ворон, а во-вторых — даже без всей выучки его учеников, к концу недели охрана, если её не менять, устанет быть навзводе, а если менять — можно случайно пропустить какого-то безликого оборотня, не среди мускулистых молодцов или простых наёмников в котелке и ещё с визорами — так среди снабжения. Слуги-эльфы были везде.
[indent]Северо допускал, что поставить удалённую слежку, впрочем, куда удобнее и сбережёт их от лишних конфузов с любой из сторон, и Когтями в особенности.
[indent]— Дом Ворона тоже предпочитает работать своими ресурсами, синьора, иначе частые и слишком плотные сношения с участниками сложной игры здесь, в Антиве, мешали бы нашей деловой этике и репутации. Я могу сразу сказать, какого характера услугу я с вас испрошу за эту — доступ и только доступ по вашим связям и каналам, к информации или физический. В остальном же? Этот день может не наступить и до смерти одного из нас.
[indent]Ратей усмехнулся, как будто вспомнил любимый анекдот. Он всегда ожидал смерти. Видя, как дворянка мнётся у него на пороге и не торопится уходить, он знал, что у неё есть незаданные вопросы и ещё, ещё скрытые мотивы. Тут даже не нужно было видеть, куда смотрят зрачки из-под влажного блеска глаз в ночи.
[indent]— В случае, если долг так и останется не истребованным — считайте, что я заставил вас пройти тест на честность и добросовестность. А пока нам стоит притвориться, что мы никогда и не имели общих дел, — он перекинул лямку с мешком через плечо, и накрест, цепляя специальным крюком на неё же — арбалет, готовясь взлететь по стене. — Доброй ночи, синьора Алонсо, и держитесь подальше от проблем.
[indent]С этими словами Ратей глянул на облезшую стену и ребячески (совершенно неестественно, точно выучил это только в театре) улыбнулся и помахал рукой Каре. Этот разговор их был окончен, а о том, что держать расстояние на выстрел стоит и ей тоже, если что, напомнят безликие друзья.

Отредактировано Северо Ратей (2019-04-02 18:18:58)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Крылья в ночи [7 Августа, 9:42 ВД]