Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Светский раут [10 Дракониса; 9:45 ВД]


Светский раут [10 Дракониса; 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s0.uploads.ru/cw5xD.jpg

Светский раут

Дата и время: 10 Дракониса; 9:45 ВД. Ранее утро и далее
Место: Денерим, королевский дворец
Участники: Айдан Кусланд, Эвелин Тревельян, Алистер Тейрин
Аннотация: прибывшие в Денерим поздно вечером Герой Ферелдена и Инквизитор не стали поднимать на уши весь город, а дождались утра, чтобы попросить аудиенции короля.

0

2

Он выглядел лучше, чем как тогда, когда пришел в Башню Бдения.
Айдан состриг неопрятную грязную бороду, превратив ее в аккуратную и совсем седую на взгляд, привел в порядок волосы. Ванна тоже не прошла даром. Единственное, что не изменилось - это мешки под глазами. Спал Кусланд все так же плохо, просыпаясь и ловя себя на том, что он уже встал с постели. Эрц научился препятствовать этому и иногда даже сбивал хозяина с ног, чтобы тот проснулся. Или прикусывал до крови ногу. За это все псу он говорил спасибо: не хотелось снова обнаружить себя на тропах, с привкусом крови (чьей?) во рту.
Он испытывал странное ощущение, когда Гаревел открыл тяжелым ключом комнату на верхнем этаже Башни, которая служила ему покоями, и сказал, что никто здесь ничего не трогал с момента его ухода: только сегодня все убрали и перестелили постель. Айдан испытал такое же странное ощущение, когда, действительно, обнаружил, что все осталось в том же порядке, в котором он оставил. А в сундуке в ящике, в дальнем углу комнаты, он обнаружил свои старые доспехи - те, которые он нашел в Пике Солдата, которые специально под его размеры перековал молодой Драйден.
Доспехи Командора.

Вороно-чалый конь лениво прядал ушами и раздувал ноздри, вдыхая запахи приближающегося города.
Кусланд смотрел вперед, слегка прищурив глаза. Щит висел, притороченный к седлу, и наконец-то не надо было таскать заплечный мешок - все уместилось в седельных сумках. Только меч был все там же, на поясе. Мабари бежал впереди их небольшой конной процессии, но, когда отбегал далеко, тут же возвращался, вилял коротким хвостом и отбегал обратно, мол, я здесь, но там так много интересного, так много интересного. Страж ехал рядом с Инквизитором, стремя к стремени, и был на удивление расслаблен. Он думал, что приближение к Денериму вызовет у него много разных эмоций - но нет, не было этого. Наоборот, он чувствовал себя... расслабленным. Спокойным.
И даже то, что ему предстоит увидеть Алистера спустя столько лет, не вызывало каких-то буйных эмоций. Он был просто спокоен и уверен в том, что все делается правильно.
Денерим был... таким же.
Практически ничего не изменилось с момента, когда он в последний раз был здесь, хотя архидемон лихо развалил половину города. Но нет, столицу Ферелдена отстроили, привели в порядок, и теперь она была все такой же, как он помнил. Только вывески изменились да и базар на Торговой площади стал каким-то более упорядоченным, под конские копыта не кидались свиньи или очумевшие курицы. Чинно, мирно, в клетках, вон, сидят. Айдан усмехнулся своим мыслям и жестом показал Тревельян, что им нужно сворачивать - он до сих пор помнил каждый переулок, как будто был здесь только вчера и не уходил на десятилетие под землю, где ориентировался уже ничуть не хуже, чем в том же Денериме.

Он не стал представляться страже у ворот королевского замка, достаточно было того, что на нагруднике был четко виден герб Серых Стражей. Ему меньше всего хотелось, чтобы кто-то начал орать про Героя Ферелдена, вернувшегося в страну, раньше, чем нужно. Он был козырем в рукаве, и этот козырь нужно было выбрасывать своевременно, а не просто блестеть доспехами, как красивая статуя. До тех пор можно побыть просто Серым Стражем - в Стражах не было ничего такого, выдающегося и заставляющее общество взволнованно бежать волной.
Зато представилась Эвелин, и ждать пришлось не так уж и долго: аудиенция была назначена на утро. Тоже неплохо. И в означенное время Инквизитор "в обществе Серого Стража" прибыли в королевский дворец; лошадей оставили во дворе участливым конюхам и Айдан посмотрел на Эвелин.
- Своих людей, когда мы подойдем к залу, вам лучше оставить за дверью, - настоятельно "посоветовал" Кусланд. - Это не разговор для чужих ушей, пусть и для агентов Инквизиции.
Он надеялся, что Эвелин так сделает, но настаивать бы не стал. Просто пошел за участливым слугой в сопровождении стражников, который позвал "уважаемых господина и госпожу за мной", а у входа в тронный зал отобрал оружие. Айдан отдавал меч и нож с усмешкой - тоже ему, меры безопасности... Двери открылись медленно и неохотно, тяжелые и старые, и Кусланд увидел (неужели все тот же?) красный тяжелый ковер, ведущий к самому трону. И сделал жест рукой, мол-де, дамы вперед, идя за ней на расстоянии шага.

+4

3

Чалая ферелденская (вот так совпадение!) норовисто вскидывала голову и фыркала, когда той казалось, что вороной жеребец Стража-Командора как-то слишком опасно к ней приблизился - так и ехали, чтобы не уснуть в седле, хотя весенняя погода и серо-землистый цвет окружающего мира навевали, конечно же, скуку.
Тревельян переговаривалась то с агентами, что ехали почтительным кортежем впереди и позади Героя Ферелдена и Инквизиора, то с самим Кусландом: не смотря на десять лет под землей, а, может, именно по той причине, что слишком давно ему не доводилось говорить с людьми, говорил он очень веские и умные вещи, хотя и с частотой - несколько оброненных предложений в пару часов. Дороги бывали разные в жизни Эвелин - когда-то, давным давно, просто молодая и испуганная маг спешила поскорее пройти этот путь, чтобы скрыться в лесах, а не оставаться на открытой местности. Теперь это был просто тракт, на развилке которого следует повернуть к Денериму - время все меняло.

* * * *

В Денерим, доселе, судьба не заносила - для беглой волшебницы сунуться в огромный город было смерти подобно, а после стало не ко времени. Теперь же старый, но перестроенный, город открылся впервые.
Ему было далеко, очень далеко, до лоска Орлея. Далеко и до каменных дворцов Вольной Марки. О Тевинтере даже не стоило заикаться. Да и пестрая столица Антивы была краше.
Это был простой, очень основательный, город, под стать своему народу.
С вечера было не рассмотреть его полностью, достало сил только занять комнату в гостевом доме да основательно смыть с себя дорожную грязь, достав из сумок лучший камзол, а вот сейчас, поутру: солнце тут вставало над морем - подумать только! Эвелин мысленно пообещала себе, если удастся свободное утро завтра, посмотреть на рассвет в порту - это должно было быть красиво.
Кусланд вел отряд по городу, а Тревельян, любопытствуя, смотрела по сторонам, не очень-то опасаясь быть узнанной: во всех слухах, что ходили о ней, она была и выше, и красивее, и вообще - дивом-дивным, едва ли божественным светом не сияющая. Так что по городу вполне мирно было продвигаться смертным. Даже не смотря на то, что вчера по городу, как волной, прокатилась весть о нагрянувшей Герольде Андрасте.

- Не беспокойтесь, сэр Кусланд, агенты останутся там, где им и должно, как вы и думаете. - Эвелин немного волновалась, отчасти, а потому говорила едва сложнее, чем обычно. Высокий слог дворянства, когда, зачастую, доходчиве площадная брань.
Маг кивнула паре шпионов, что сопровождали их, оставляя в одной из комнат перед встречей с Его Величеством. Там, чтобы агенты не заскуали, видимо, еще и стража обраталась - достойно, если вспомнить сколько всякой дряни сейчас по миру происходит.
Тревельян спокойно сдала свою рукоять волшебного клинка, хотя могла этого и не делать - сила мага не в предметах, которые он держит в руках, но с ними проще.
"Не удивлюсь, если среди охраны будет пара храмовников, хотя... король Алистер сам-то не промах". - Маг улыбнулась своим мыслям, а после Айдану и прошла в зал.

Зеленый с золотом, "геральдический" камзол, зеленый брюки, начищенные сапоги - на высочайшую аудиенцию Эвелин явилась как подобает, хотя, судя по козьим мордам тех, кто встречался в коридорах дворца, здесь, всё-таки, принято, чтобы женщины ходили в женском платье.
Багряный ковер под ногами, ферелденская резьба по дереву, крупные узоры по стенам - дуб и ольха, кажется, в отделке, и выбеленные стены. Просто, грубовато, но от стрельчатых окон сверху утренний свет так светло льется, что простой зал становится красивым.
Маг замерла, не дойдя до ступеней к трону трех шагов - ждала, что огласят. Или здесь порядки настолько иные? Она вопросительно покосилась на Героя Ферелдена.

+4

4

Спать действительно становится страшно. Порой меж золотых висков будто вновь, на той же опасно натянутой струной ноте звучит давно забытая мелодия. Тихая, едва слышная, но истоки её неумолимо возвещают о приближении черного зла, как когда-то давно, когда корона ещё не тяготила ему голову. У короля Ферелдена, впрочем, слишком много забот, чтобы прислушиваться к глухой тревоге. Мысли о реальных угрозах и проблемах, неизменно преследующих и вспыхивающих бесконечной чередой то тут, то там по всему королевству, вытесняют любое надуманное.

Король Ферелдена, проснувшись по утру, трёт утомлённо переносицу, и по началу спросонья не сразу вспоминает, почему вторая половины постели пустует - Аноре накануне потребовалось приложить весь свой незаурядный талант, чтобы убедить мужа остаться в Ферелдене, пока она сама, гораздо более подкованная в разговорах с напыщенной орлесианской знатью, будет решать вопросы о беженцах-магах. Первой предложила объединиться и вместе найти решение проблем императрица Селина, и Алистер, несмотря на то, что вместе с Анорой выступил на Совете против Инквизиции, не мог не воспользоваться хотя бы этим мало вселяющим надежды, но каким-никаким шансом что-то исправить.

Слухами полнился Ферелден ровно настолько, чтобы вселить в сердца его уставших жить в постоянном страхе перед очередным бунтом жителей.
До Короля же слухи о том, что Герой Ферелдена после стольких лет молчания вернулся на родину, дошли и того раньше. Эамон лишь пожимает плечами, с долей понимания похлопав Алистера по плечу, когда тот склоняется в суровой задумчивости над картами в своём кабинете. И выходит, оставляя Короля с его ношей наедине.

Проведя немного времени в псарне, где одна из королевских любимиц Монди разродилась добротными щенятами-мабари, Алистер возвращается в стены замка в приподнятом расположении духа, и слуги и прочие ферелденцы при дворе, норовящие в поклоне едва не носом ткнуться ему в грязные после прогулки сапоги, с облегчением провожают короля глазами - видеть мрачным и угрюмым "Его Высочество", что с годами стало все меньшей редкостью, им не по себе. Они ещё помнят тот морозный день, когда правитель вернулся из своего похода из Антивы, закутанный в медвежью шкуру, с заиндевевшим шарфом на пол-лица, что только глаза были видны. И с дня того их Король, избавивший своего отца от мучений жить в старом, разлагающемся и непригодном для жизни теле, будто бы переменился еще больше. Когда улицы Денерима еще только-только начали шевелиться жизнью, Алистер просит слугу с кухни приготовить его любимый завтрак, раз уж супруга его отсутствует - Анора на дух не переносит "плебейский" наваристый бульон, который Алистер с упоением, не присталым монарху, частенько хлебал за обе щеки в прикуску со здоровенными ломтями ещё теплого деревенского хлеба.

***

Инквизитор просит у него аудиенцию - об этом Алистеру сообщает прыткий слуга, когда тот, закончив в одиночестве наскоро завтрак, собирается вновь к себе в кабинет. Приходится отложить дела ради Эвелин Тревельян, хотя бы потому, что, пока Королевы нет в Ферелдене. Алистер собирается принять Инквизитора единолично, что для Вестницы Андрасте может статься хорошей удачей, если Инквизиция, которая пользуется гостеприимством предоставленных им земель и отзывчивостью Ферелдена, убедит его правителя в том, что постоянных гонений эльфов и нарастающую агрессию в объятой хаосом стране нельзя было бы избежать даже после роспуска организации.
Немного погодя, король является к своим просителям, в неизменном сопровождении слуг и стражи на пути в тронный зал, одетый с иголочки по монаршей моде - к жесткости воротника на шее Алистер уже давно привык, как и восседать на твёрдом троне, льву подобно, со степенным внимательным взглядом и открытыми для просящих ушами. Слушать он всегда умел, как и слышать - ибо из самых незначительных фраз можно было, порой, узнать очень важные вещи. Когда Алистер усаживается на трон под глас своего имени, Эамон уже стоит сбоку, чуть позади украшенной резьбой спинки трона и впереди стражи, готовый в нужный момент подсказать королю информацию о том или ином дворянине, просителе или иностранном госте. Не его беда, что Алистер нуждается в этом с годами все меньше и меньше. А сегодня к нему пожаловали те, о ком он знает прекрасно и сам. Или думает, что знает.
Молодая Инквизитор Тревельян, к которой Алистер, все же, относился тепло за всю оказанную ему и королевству помощь в том же подавлении Гражданской войны и с венатори, не нуждается в представлении. Она и её спутник, в котором Тейрин не сразу узнает бывшего Стража-Командора, стоят перед ним посреди тронного зала, на глазах у любопытных дворян, слуг.

- Леди Тревельян, - звучный голос наполняет залитую светлом сквозь витражи украшенную в багрянец и дерево залу. Вокруг глаз обрузуется намек на "гусиные лапки", Алистер улыбается девушке кончиками рта просто и тепло, несмотря на разницу в высоте их голов, - Надеюсь, дорога была не слишком утомительной и не столь опасной. Я рад видеть вас в здравии. Однако... мне известно, что Инквизиция не может справиться с саботажем на землях, которые вам выделили для установления своих крепостей, - это был сдержанный упрёк. Алистер, чуть нахмурившись, переводит взгляд на мужчину в доспехах Серого Стража. Слегка щурит янтарные глаза, вглядываясь в черты некогда знакомого лица.
- Могу я узнать имя вашего спутника?

Отредактировано Алистер Тейрин (2017-12-10 12:03:41)

+4

5

Айдан проходит по густому ворсу ковра, который приглушает его тяжелые шаги. Сейчас он в полном доспехе, и они привычно и негромко бряцают, это вызывает легкую улыбку. Он вообще не может убрать эту блуждающую, едва заметную улыбку с губ - впервые за много лет он абсолютно спокоен... и доволен. Вместе с Тревельян Кусланд подходит к трону и смотрит на Алистера, который... повзрослел. Возмужал. Смотрит в то же расплавленное золото глаз, ловит взгляд и улыбается чуть шире, едва заметно, так же щурит глаза. Хочется негромко рассмеяться от этой церемонности, никогда не свойственной этому храмовнику, который на памяти Айдана отбирал у его мабари собственные носки, гоняясь по всему лагерю. И воевал с ним за кость. Зачем Тейрину тогда была нужна кость - вопрос на повестке дня, но кто же знает этих Тейринов?..
Понимает, что время меняет всех - но не до конца. Страж был более чем уверен, что не до конца, ух как не до конца, этот королевский лоск проел Алистера до самой души. Где-то все-таки должен быть тот самый храмовник, которого он помнил.
- Страж-Командор Айдан Кусланд, Ваше Величество.
Голос звучит уверенно и громко в пустой тронной зале, разносится эхом и проскальзывает в каждый альков, отдается в каждом маленьком закоулке, замирает там - и опадает на каменные плиты пола, оставаясь там, просачиваясь в пространство.
Айдан сжимает пальцы в кулак, прикладывает к плечу и кланяется - его гордость не страдает от поклона королю Ферелдена, он покорно склоняет перед ним голову. Здесь - пожалуйста. Так должно быть. Айдан никогда не  был упрямым гордецом, который не знал, что иногда нужно согнуть собственную спину и склонить голову. Выпрямившись, он наклоняет голову в сторону эрла Эамона, который постарел еще больше, стал совсем седым, как лунь, но не потерял ясности взгляда. И снова смотрит на короля, и в темных глазах Стража появляются знакомые немногим только смешинки - беззлобные, но такие, которые предвещают неминуемую подколку.
Впрочем, ее нет. Не здесь и не сейчас.
Он рад его видеть, хотя и взгляд отмечает то, что Алистер ведет себя совсем по-другому. Все-таки Анора и Эамон смогли сделать с него короля. И, конечно же, играла роль кровь Тейринов: Кусланд не сомневался, что у него все получится. Но не сомневаться и видеть - две разные вещи, и сейчас он смотрит с довольством.
- Сегодня я не представляю свой орден, Ваше Величество, - так же спокойно проговорил Кусланд. - И что касается меня, это неофициальный визит.
Их разговор будет позже - Инквизитору нечего греть уши за разговором двух ферелденцев. Короля и пресловутого Героя. Но Айдана помнят, и это хорошо. Когда будет нужно, он заявит о себе. Но это будет не сейчас, достаточно только то, что о нем слышал Алистер и Эамон. Слуги и стража, конечно, тоже, но во дворцах действует своя система молчания, о которой не следует говорить лишний раз.
Завеса над Бресилианом разорвана, эльфы сходят с ума, и начинать следует с сердца страны. Падет Денерим - падет Ферелден. И только после того, как столица будет укреплена, можно будет идти дальше. Айдан замолчал и посмотрел на Инквизитора, потом снова перевел взгляд на Тейрина, сидящего на троне. Все-таки бревно ему подходило больше.
Смешок удается сдержать, и ни один мускул на лице не дрогнул.

+4

6

Нет, их не объявляют слуги - узнает король и сам называет её, а после, хоть по лицу и видно, что узнал, спрашивает о спутнике Тревельян. Маг учтиво кланяется:
- Приветствую Ваше Величество. Дорога была мирной и содержится в должном порядке, однако... саботаж - вещь чуть более непредсказуемая и сложная, чем то, что донесли до вашего слуха, Ваше Величество. Я прибыла говорить об этом и о иных немаловажных вещах. - Прежде чем Инквизитор отвечает далее, Айдан Кусланд говорит сам за себя. И голос его звучит уверенно и громко: Эвелин хватит и этого. Как бы ни муштровали слуг, всё равно пойдут слухи, что Вестница Андрасте прибыла с Героем Ферелдена, значит, дело затеялось серьезное. Жаль, Кусланд не признался еще вчера - страже на воротах, но и так - партия получается не плохой.
Маг становится ровно и вежливо улыбается, а потом едва, про себя, хмыкает на фразу Серого Стража о неофициальном визите: учитывая, что он единственный страж-командор на этой земле, мог бы и расщедриться обратить внимание на проблему куда яснее. Но у каждого свои методы, чего уж тут.

- Ваше Величество, я прошу выслушать меня. речь пойдет о том, что уже было заявлено на Священном Совете и чему, изначально, не поверил ваш посол - Фен`Харел собирается уничтожить этот мир и он собирает силы, влияя, через своих агентов, на эльфов по всему югу Тедаса. То, что вы слушали в отчетах баннов и от городской стражи - беспорядки в эльфинажах, пропажи эльфов из домов знати и просто рабочего люда - это происходит сейчас по всему миру. Не один Ферелден или миротворческий корпус Инквизиции столкнулись с такой бедой. Угроза колоссальна и у Верховной Жрицы Виктории были все основания провозгласить новый Священный Поход, для защиты веры и цельности этого мира. Мне было поручено передать вам это письмо, как правителю могущественной страны юга, пожалуйста. - Сделав пару шагов вперед, став на первую ступеньку и преклонив колено, Эвелин достала из кармана письмо, скрепленное печатью владычицы Солнечного Трона и протянула на ладони.

+4

7

[indent] - Значит, слухи все-таки правдивы, - тень на мгновение сходит с лица Короля, и оно заметно светлеет, стоило взглянуть на Героя Ферелдена; по зале же пробегается волной возбужденный шепоток. Алистер, однако, уже без тени улыбки слушает Вестницу - он не ждал оправданий в ответ на упрёк, который разумел под собой действительное утверждение. С тех пор, как Инквизиция переобулась под миротворчество, этого самого "мира" творилось на ферелденских землях все меньше. Помимо беспределья с эльфами, народная любовь, которую, к слову, у его родного народа заслужить стоило немалых усилий и трудов не только самого Алистера, но и Аноры, постепенно начинала исходиться трещинами. Многие банны, недовольные действиями или же, как они считали, бездействиями своего правителя, начинали мало-помалу выказывать своё недовольство, отказываясь сдавать свои земли в угоду войскам, а рабочий люд, который ощутил себя беззащитным перед знатью, быстро ощетинился и озлобился.
То, какую цель преследует Инквизиция, являясь к нему во дворец, но, при этом, отказываясь подчиняться, могло бы лежать на ладони у ферелденца. Но лежит оно на ладони леди Эвелин, что в почтении преклонила колено.
[indent] - Я сам.
Алистер опускает ладонь, в которой незримо удерживалась припаянная к пальцам власть, и слуга замирает на месте, а после возвращается в стан остальных, следя за тем, как Король поднимается с насиженного трона с древесными собачьими головами и подходит к краю ступеней, принимая из рук Вестницы аккуратный конверт со знакомой печатью. Эамон ловит его взгляд, и Алистер передумывает разламывать крафт тут же. На лбу его меж бровей пролегает привычная морщина - привычная для Алистера-короля, но не для некогда храмовника, плечом к плечу бившегося с Айданом Кусландом против Мора.
[indent] - Фен`Харел, - повторяет Тейрин, и в голосе сквозит легкое недоверие - даже в собственных устах звучит так, что поверить трудно. И не хочется, честно говоря.
Отличное начало дня. И все же, с одной стороны, действительно отличное - потому как Айдан - со своею внезапно седою бородой да привычным, горящим спокойным огнем, взглядом чёрных очей и россыпью свежих морщин - живой, невредимый, да ещё и в своём уме. От этого теплеет в груди. И мальчишеское ехидное выражение едва не проступает на лице Короля, когда он вновь всматривается в Стража-Командора. "И ты. И ты постарел", - думает и почти слышит, как колкость у Кусланда вертится на языке, и сам едва сдерживается, чтобы не скосить рот в доброй ухмылке, не сократить расстояние между ними в несколько широких решительных шагов и не заключить друга в обьятья. Да нет, не друга. Спустя столько лет - все ещё почти брата. Но все потом, все позже, а сейчас...
[indent] Он обращает свой взор на Вестницу, что выпрямилась перед ним. Честное женское лицо, которое, как уверен Алистер, не умеет лукавить.
- Инквизитор, мой народ очень не любит, когда их отвлекают от дела и стращают мифами о пробуждении Древнего божества. Не принимайте близко к сердцу, - он тепло, но с некой горечью усмехается, - Повторения ада на своей земле я не допущу, как и ущемления других народов, нашедших здесь свой дом.
"Верь я в легенды, как раньше, быть может - давно уже похаживал в Тени в окружении деревенских красавиц и пирогов моей почившей бабули."
- Я глубоко, всем сердцем ценю то, что Инквизиция и вы, леди Тревельян, сделали для Ферелдена в своё время. И только поэтому я готов вас выслушать, - переводит спокойный, властный взгляд на Кусланда, волком держащегося позади, - И, раз уж Вестница и Герой Ферелдена прибыли вместе, Страж-Командор, вас я тоже прошу.
[indent] Страже дан зеленый свет сопроводить гостей и Короля в его кабинет в восточном крыле крепкого замка - простая формальность, к которой Алистер долго и нехотя привыкал после коронации, как и к мысли, что его, как высокопоставленное лицо, необходимо защищать. Когда Вестница и Айдан оказываются в стенах его обители, Алистер приказывает стражникам оставить их и не сторожить за дверью. Действительно, лишние уши им сейчас ни к чему. Письмо от Верховной Жрицы Виктории, о содержимом которого Алистер догадывался, в его пальцах оказывается развернутым лишь тогда, когда Король остается с Тревельян и Кусландом наедине.

Отредактировано Алистер Тейрин (2017-12-18 18:39:21)

+5

8

Повернувшаяся, практически незаметно, голова Кусланда и скрещивание рук на груди - верный признак того, что он что-то не одобряет. Этого не может знать только начавшая говорить Эвелин, но наверняка помнит Алистер. Айдан действительно не одобрил то, что Инквизитор начала говорить о делах прямо здесь, прямо здесь же выдавая и страшилку про Фен'Харела, в которую легко поверил он сам, пройдя столько всего и увидев на своем пути то самое "невозможное", что этого слова просто нет в лексиконе. Хотя его нет уже давно: с тех самых пор, когда под его клинком хрустнул череп поверженного архидемона.
Алистер реагирует так, что Айдану приходится еще раз сдержать улыбку. Он помнил его совсем другим, который бы сейчас уже округлил глаза, размахивал руками и орал, что как же так, целый Фен'Харел! Да быть такого не может! Но сейчас он реагирует не как тот Алистер, которого он помнил, не как наивный и бесконечно добрый храмовник, а как король Ферелдена. Кусланд наклонил голову, медленно, как будто кивая, поддерживая: да, Тейрин, именно это ты и должен был сказать. Молодец. Они изменились оба, они постарели и поумнели, и если Айдан довел до совершенства свои навыки, Алистер научился совсем новому: быть правителем. Его берет гордость за своего соратника, и Страж-Командор прищуривает глаза, а смешинки в них становятся все больше явными. Впрочем, в них отражается и то одобрение, и гордость, а потом Айдан все же усмехнулся, даже не собираясь сдерживать этот смешок - удивленный, ироничный. Ах, просит он его, раз уж так получилось.
Все, что он об этом думает, Страж озвучит позже, когда за Инквизитором закроется дверь.
Сейчас же Айдан просто прошел следом за королем, стражей и Эвелин. Кабинет оказывается знакомым: Айдан был здесь. Давным-давно, кажется, в прошлой жизни был. Но нет, это была все эта же жизнь, просто прошло уже слишком много времени, и сейчас Кусланд замечает и новый стол, и другие книги на полках. Удивительно, что память подкидывает эти детали, потому что мужчина никогда не стремился запоминать все настолько подробно, но все происходит само по себе. Это вызывает очень странные и смешанные чувства.
Айдан дождался, пока за стражами короля закроется тяжелая дверь и подошел к окну. Он прищурил глаза, рассматривая внутренний двор королевского замка, и мысли потекли медленно и лениво. Шорох бумаги за спиной значит, что Алистер все же развернул конверт и прочитал - или читает - послание Виктории. А оно наверняка написано не совсем в церковном стиле: о мадам де Фер ходили разные слухи.
- Меня вызвали из Вейсхаупта, - проговорил Айдан, не разворачиваясь, продолжая смотреть в окно и испытывать странную ностальгию по Денериму. - Цитадель беспокоит массовые пропажи эльфов. И разорванная завеса над Бресилианом. Стоит мне появиться из-под земли, меня находит Инквизитор и рассказывает ту же самую историю, что и тебе, твое величество.
Кусланд повернулся и сделал неопределенный жест рукой, смотря на короля и Тревельян, стоящую тут же.
- Только все это вдруг находит объяснение. И разрыв в Завесе, и сбегающие, не боящиеся господской кары, эльфы. И вдруг все становится так тихо. Как перед бурей, - Страж пожал плечами. - Слишком много совпадений, особенно после заявившего право на мир, жизнь и смерть, Корифея. Не один сумасшедший - так другой. Послушай ее, Тейрин. Ферелден может стать первым, кому придется принять удар - ровно так же, как в тридцатом году. Ты...
Айдан покачал головой, как будто мысленно обвинив в чем-то неправильном самого себя и снова поднял глаза, теперь уже смотря на Алистера.
-...мы должны учесть прошлые ошибки. И быть готовы.

+4

9

Король лично принимает письмо, о содержании которого Тревельян только догадывается, а потом он, как и многие, вновь выказывает недоверие. Будто бы Инквизиция выдумала себе зло, чтобы остаться в этом мире и существовать далее, будто бы история ничему не учит: последний из древних Инквизиторов, тот самый, что был другом короля, основавшего форт Драккон в Денериме, последний Инквизитор пожертвовал собой и закрыл ворота времени, оставаясь один на один со злом. Вот что такое Инквизиция, но если вспоминать всех тех, кого Эвелин видела; если доказывать, опираясь на все пройденное, кто ей поверит? Слишком невероятная жизнь - Тревельян дважды выходила из Тени живой и выводила за собой людей, однажды, она видела правду прошлого и убивала то, чему нет места в настоящем... а потому приходится просто повторять из раза в раз.
Наверное, так поначалу себя чувствовала Андрасте.
Кто мог просто поверить женщине, что она знает Создателя, что она несет его слово.
Но поверили. Огнем и мечом, силой и верой. Магией... да, наверное, магией - Эвелин слышала и такие предположения, но сейчас речь не о том.
- Да, Ваше Величество. Уже четыре века, как Мор тоже считали былью, а он произошел. Здесь. И в то не сразу верили. - Это рассказала Лелиана. Спасибо ей - собираясь на встречу с королем и Героем Ферелдена, Тревельян будто собиралась на войну - информация, тайны, только войск не было. Она сама - единственная сила. Увы и к счастью.

- Спасибо, Ваше Величество. - Алистер, то ли из-за того, что рядом нет супруги, то ли по иной причине, говорлив и говорит как король-герой, а не как король-политик. Это нравится Тревельян; маг кивает и на миг косит на Кусланда, к которому обращены куда более горячие и говорящие взоры правителя: у старых друзей еще будет о чем поговорить, это точно. Но до этого нет дела Эвелин. Ей нужен союз, ей нужна помощь, а, по-сути, не ей - целому миру.
Коридоры дворца куда более просты, чем зимнего дворца в Халамширале - здесь, наверное, тоже есть свои тайники и тайны, ходы и груды забытых сокровищ, но Инквизитору нравится то, как быстро заканчивается путь.
Она проходит в кабинет и замирает недалеко от стола, дожидаясь, пока Тейрин сядет и позволит ей. Или они все останутся стоять как Кусланд, что уже облюбовал место у окна. Смелое, но не очень дальновидное решение - видимо, ему никогда не приходилось быть спасенным от внезапной стрелы, прилетающей в такое окно.

Король разворачивает письмо, а там:

Его Величеству Алистеру Мэрику Тейрину, Первому своего имени, королю Ферелдена, герою Мора.
Ваше Королевское Величество изволит знать, что катастрофа, зачавшаяся при взрыве на Конклаве, суть есть зло, причиненное миру Создателеву от рук еретического эльфийского мага, именуемого Соласом или же Ужасным Волком, Фен`Харелом. Сей маг, долгое время пребывавший в безвестности, обладает сокрушительной силой, что позволила ему спровоцировать возмущение Тени и возмущение умов его сородичей-эльфов.
Мы, Церковь Создателева, обеспокоенные случившимся, милостиво просим все страны Тедаса объединиться перед внутренней угрозой разрушения. Понеже союз всего мира в борьбе против еретических сил богоугоден. Создатель, ожидающий нас, отвернувшийся от своих детей, давая право нам судить мир и созидать его,
ожидает спасения мира, но не его разрушения. Ибо только защитники мира достойны Создателя.
Эскалация конфликта же с еретиками с севера, проповедующими Кун, также вопиет об отмщении и правом ответе. Буде изволено защитить северные страны от агрессии чужаков, однажды приплывших на нашу землю.
Церковь Создателя, Солнечный Престол, все ордены его и миротворческие крылья Инквизиции простираются далеко, а посему именно ими суждено связать воедино союзы.
Мы просим нижайше о разумной милости Вашей принять веру в то, что беда никогда не была так сильна, как сейчас. Мы просим быть храбрыми и разумными, доверяясь союзу и шагая навстречу, дабы вместе справиться со всеми горькими бедами.
Священный Поход объявлен и сим письмом подтверждается.
Ферелден, в Вашем лице, по-согласию, станет союзником и могущественной опорой, дабы юго-восток Тедаса был охвачен праведным светом.
Посол наш, Инквизитор леди Тревельян, примет и выслушает Ваш ответ и будет устами, дабы изъяснить всю степень бед и ужаса, не постижимую на бумаге. Инквизитору же надлежит передать Ваше письмо с ответом Церкви Создателя и устно вложить ответ, коий Вы сочтете.

С превеликим уважением,
Верховная Жрица
Виктория.

Да хранит Вас Создатель.


Тревельян кивает на слова Кусланда.
- Только в Ферелдене и Орлее сохранились эльфийские леса, думаю, причина бед, обострившихся здесь, именно в этом. Империя Тевинтер, выстроенная на костях Арлатана, слишком многие годы подавляла все эльфиское и нашему Врагу оказалось проще натравить на нее кунари, давно жаждавших продвинуться на юг. Я больше не обладаю силой закрывать Завесу любых размеров одна - Солас отобрал у меня Якорь, вместе с рукой. - Эвелин едва усмехнулась, умолчав, что отобрал маг и ее терзающую, доводящую до смерти, боль. Но маги Инквизиции, вместе с храмовниками, продвинулись в изучении разрывов и, общими усилиями, при должной подготовке, их можно закрывать без артефактов - это требует жертв, но это того стоит. Но если лишь силы наших магов и церковных храмовников бросить на закрытие, мы быстро потеряем людей. А потому необходим союз, ведь не в одних разрывах дело. Эльфы опасны, но есть мнение, что не все кланы пошли на сделку с Соласом и остались те, кто противится ему и уничтожению мира: следует найти их и найти ушедших эльфов - найдем их войско - найдем врага и уничтожим. В этом вся суть, Ваше Величество.
Эвелин смотрела на Тейрина, серьезная как никогда.
- Я клянусь Вам, что иной цели, кроме спасения мира, Инквизиция не преследует. И Верховная Жрица, отправляя меня с письмом, не знает лишь о том, что я нашла Героя Ферелдена. Я готова передать письмо Виктории и сотрудничать с Ферелденом на условиях, что Вы поставите. Нам слишком важен этот мир - другого у нас нет, вот и всё.

+3

10

[indent] Алистер, усаживаясь в свое обитое красным бархатом кресло перед дубовым столом, быстрым движением развернул письмо. За внутренним напряжением, неизменно посещавшим короля в этой обители среди заставленных книгами полок и важных бумаг, он совсем позабыл о том, чтобы предложить леди Инквизитору занять один из стульев. Пока Алистер несколько раз внимательно бегал глазами по аккуратно выведенным буквам, лицо его все больше мрачнело, а брови ближе сводились к переносице. Письмо, как и предполагалось, было написано в стиле Верховной Жрицы, в той самой высокопарной манере, которую король на дух не переносил и разобрать за коей важную суть он с удовольствием вверил бы Аноре. Но её не было рядом. Возможно, к лучшему. Алистер лишь коротко взглянул на Стража-Командора, созерцавшего вид из окна восточного крыла, и, будто бы о чем-то задумавшись, вновь расправил письмо в руках. Церковь не забыла упомянуть и о благородном мотиве следовать воле Создателя во имя некой высшей цели - эту часть король Ферелдена хмуро пропустил, мысленно прокомментировав "бла-бла-бла", однако вторая половина письма захватила его внимание полностью.

[indent] К его досаде, нараставшие опасения подтвердились окончательно.
[indent] Учение в Церкви не прошло даром, и Тейрин еще помнил по книгам, что в истории уже был однажды объявлен Священный поход, объединивший всех тедасевцев не против порождений тьмы, но против язычества, а именно против иноземных захватчиков, которые слишком далеко зашли в своих попытках расширить границы, покусившись сначала на Тевинтер, а затем на стратегически важные точки Вольной Марки.
История имеет свойство повторяться. И это подтверждает указанное Викторией сообщение о захвате острова Сегерона, наиболее уязвимого по своему территориальному расположению для войск Кун. О мощной военной силе и излюбленной хитрой тактике рогатого народа король Ферелдена, к счастью или к сожалению, знал не понаслышке. Алистер не сразу поднял голову, чтобы взглянуть на Кусланда. Айдан, по слухам, долгие годы провёл в поисках лекарства от преследующего Стражей зова. Алистер был уверен, что его друг тоже слышал эту "давно позабытую мелодию, возвещающую о скором конце", когда Корифей темной тучей навис над ними всеми.

[indent] - Прорыв над Бресилианом. После того, какая резня там происходила между долийцами и оборотнями, я не удивлен, - мрачно заметил Алистер, наконец оторвавшись от перечитывания, - Спятивший эльф, который стал вместилищем Ужасного Волка... Создатель! Одного архидемона на век было бы достаточно, верно? - он невесело усмехнулся при мысли об очередном восставшем Старом Боге. Однако нельзя было не прислушаться к здравому смыслу, который - спустя даже столько лет! - все еще говорил голосом Кусланда. Вздохнув, Король оттянул жесткий воротник парадного одеяния от шеи, расстегнув пару верхних пуговиц - вдали от глаз двора, в своем кабинете, он чувствовал себя свободнее, нисколько не смущаясь присутствия Инквизитора. И уж тем более старого друга. И все же, помолчав немного, Алистер кивнул, подняв глаза на Айдана, - Ты прав, Страж-Командор. Это действительно могло бы многое обьяснить.
Когда заговорила Инквизитор, Алистер уже стоял над столом, все еще всматриваясь попеременно то в письмо, то на карту, развернутую перед ним. Решительность, с которой девушка вещала о проблемах, ее осведомленность и подготовленность к встрече с Королем последнего искренне подкупали. Удивительно, как каждый раз, когда наступают темные времена, мир находит среди бесчисленного количества своего героя. Во взгляде Короля, обращенного теперь на Вестницу Андрасте, уже не было мрачной тени недоверия - теперь лишь снисходительность.
- К сожалению, я, как и Страж-Командор, отлично знаю, что такое Мор. Я провел практически половину жизни в борьбе с его разрушительными последствиями. А именно это нас и ждёт, судя по тому, какое влияние этот... Фен`Халер оказывает на других, - Алистер вновь заглянул в бумагу, так и не решаясь с ней расстаться. Он начал обходить стол, в конце концов опершись бедром о его край, и скрестил руки на груди, глядя на Инквизитора, - Как бы то ни было, я не могу дать вам ответ сейчас же, леди Тревельян. Если Орлей, Тевинтер, Антива и прочие страны нас не поддержат, то даже с моими войсками вам не прорваться, а их я отправлять на верную смерть не горю желанием.

[indent] Он надеялся на понимание Инквизитора.
- Прямо сейчас меня волнует ситуация с беглыми эльфами, заполонившими леса, и растущим недовольством баннорнов. Их не очень радует, что ваши войска неплохо прижились в Крествуде. Они считают, что я излишне любезен по отношению к независимой организации, которая даже не является подвластной короне, - ироничная усмешка на губах явно говорила об отношении самого Короля к данной претензии. Алистер, прочистив горло, вновь нахмурился, - И еще эта угроза со стороны Сегерона... Я бы отправил весть в Киркволл. Им нужно быть начеку - кунари могут попытаться вновь оккупировать город и заблокировать морские ходы. А вот тогда и наши, и ваши войска нечем будет снабжать во время Похода. Если он, конечно, состоится.
[indent] Внимание его привлекло увечье девушки, о котором та вскользь упомянула и на которое ранее Алистер не обратил внимания.
- Мне очень жаль, что вам пришлось пережить, - проговорил он и улыбнулся, немного печально, - Но вы и так знаете, что это того стоило. Я в вас верю, леди Тревельян. По крайней мере, хочу верить, - "в отличие от моей благоверной", захотелось вдруг добавить, но, разумеется, Король, закусив удила, этого делать не стал, - Прежде, чем дать окончательный ответ Виктории, мне придётся задержать вас во дворце до следующего дня. Хотя, если честно, не знаю уж сколько времени это займёт... Эрл Эамон распорядиться, чтобы вам отвели гостевые покои. И приставили охрану - так, на всякий случай. Так или иначе, я благодарю за вести, пусть и чертовски ужасные.

Отредактировано Алистер Тейрин (2017-12-18 18:38:25)

+3

11

[indent]- Это было слишком давно, твое величество, - возразил Кусланд.
[indent]Слишком давно, чтобы быть основной причиной прорывов в Завесе. Причина была в эльфах. Айдан отказывался верить, что все долийские кланы пошли за сумасшедшим. Не могли все Хранители поголовно последовать за манящим обещанием воли и восстановления эльфийского величия. Они должны были понимать, что для этого придется убить всех остальных - и несогласных эльфов, и людей, и гномов, и косситов. Всех, кто может помешать возрождению элвен. Это было безумием чистой воды, но долийцы слишком давно хотели этого; Стражу оставалось только надеяться, что будут те, кто так же, как и он, сочтут это безумием, которое погубит этот мир.
[indent]Айдан слушал разговор короля и Инквизитора и хмурился.
[indent]- Антива никого не поддержит, - развернувшись к Алистеру и Эвелин, он пожал плечами. - Антива никогда никого не поддерживала. Они слишком глубоко погрузились в собственные войнушки, чтобы реагировать на весь остальной мир. Но проблема не в этом. А в том, что врага придется заманить, - как угодно, любым способом, как хотите, - куда-то на одну точку. Если этот катаклизм пойдет широким фронтом, Тедас не выстоит.
[indent]Если кунари будут теребить Тевинтер сильнее, он выстоит. Но если к этому подключатся и остальные проблемы - империя будет дрожать, как свеча на ветру, и неизвестно, чем это закончится. Если волна недовольства эльфов и бунты прокатятся по всему материку, они просто не смогут достойно ответить - возможно, будут одерживать победы на одном фронте, но получат нож в спину и падут. Сконцентрировать силы противника на одной территории - выбранной ими территории, - будет самым удачным вариантом. Как это сделать еще предстоит думать, еще неплохо было бы изучить своего противника. И если уж Тревельян знает его лично, она может многое рассказать о нем. Но все это будет позже - после того, как Кусланд поймет, что вообще ему делать и за что браться первым делом. Он понимал, что стоило для начала поговорить с Алистером, и, по-хорошему - с Анорой тоже. Только вот с последней видеться не хотелось совсем, а надо было.
[indent]Айдан промолчал. О том, что он считал, что если банны не в состоянии нормально смотреть за своими землями и допустили разбой в старой крепости, то и права они не имеют никакого на эти земли, он скажет позже. Не при Инквизиторе. Айдан не поддерживал эту организацию и не хотел поддерживать даже в такой приватной беседе: слишком уж чистая была репутация у Инквизиции, чтобы в нее верить. Не бывает тех, кто чист от и до - Стражи в крови по горло, и если в Инквизиции не так, то Кусланд готов был отдать собственного мабари. Но церковь слишком святой преподносила этих вестников света и добра, и именно поэтому к Стража-Командора не было ни капли доверия. Но это не отменяло того, что аристократ, который не следит за своими землями и не в состоянии справится с разбойниками попросту недостоин своих земель. У него в тейрнире в свое время было с этим очень строго, и кого только отец не судил: и разбойников, и мародеров, и тех, кто решил, что можно отобрать у слабых то, что заработано их потом и кровью. Он всегда очень внимательно относился к своим территориям и, Айдан надеялся, Фергюс не потерял контроля над ситуацией и она все такая же. Хотя бы там, в Хайевере, который остался в памяти самым безопасным местом на свете, и, одновременно с этим - объятыми огнем руинами.
[indent]- Ты запрешь Инквизитора в покоях, величество? - смех Айдана был негромким, но глубоким и искренним, а тон стал крайне ироничным, с той самой подколкой, которую в последний раз Тейрин слышал много-много лет назад. - Как некрасиво с твоей стороны.
[indent]Последнее было, конечно же, смешным: охрану... Он собрался приставлять охрану к Тревельян, которая сразила Корифея и встретилась лицом к лицу с Фен'Харелом? Что ж... Интересный выбор. Может, и правильный, но достаточно опрометчивый. Страж посмотрел резко повеселевшим взглядом на Эвелин, практически в нетерпении ожидая ее ответа: нагрубить она не может, ох, как не по-этикету, но вывернуться из ситуации должна. Иначе она просто не будет Инквизитором, Вестницей Андрасте и кем ее там еще прозвали?..

+3

12

[indent]Иногда Эвелин казалось, что она никогда и не покидала ни поле боя, ни ставку командования, одновременно - каждый раз: выбирать методы действия, выбирать что сказать и как ударить, куда отступать, за что бороться, кого слушать.
[indent]Алистер Тейрин, при третьей встрече, оказался куда умнее, чем она думала... и гораздо менее сговорчив, чем она надеялась. Леди Тревельян спокойно следила как король Ферелдена ходит по комнате, слушала его, не покривившись от вольности с расстегнутыми пуговицами и местом не за столом, а опираясь на стол - она сама так делала. Иногда.
[indent]Улыбка тронула губы лишь на "фен`халере": это было забавно, хотя и по-детски. Врага, такого врага, стоило уважать. Солас заслуживал того. Соласа стоило опасаться - он был куда сложнее и сильнее Корифея - он не бросался, сломя голову, действовать. Выжидал, собирал силы, собирал свое войско и, самое главное, знал своего врага - Инквизицию, изнутри... но, возможно, как и Корифей, ошибался в одном - в оценке чужих сил и возможностей. На это только и оставалось уповать.

[indent]Но правда была и в словах Кусланда. Стратегическое преимущество - вот чего им сейчас не хватало.
[indent]- Если бы я знала, как выманить Соласа на живца, я бы уже этим занималась. Пожалуйста, поймите, господа. Он - древний эльфийский маг, который смог воспользоваться ситуацией, подчинил себе элювианы по всему Тедасу и собирает союзников. И цель его - не малая власть, даже не власть большая - разрушение мира. Он не остановится и не выйдет в чистое поле, поклониться врагу. Он и за врагов нас не считает. - Тревельян иногда хотелось, чтобы люди видели ее память. Понимали, как было на самом деле. Что значит - их годы, остающиеся годы, пока Солас собирает свою силу - милостыня.
[indent]- Когда Фен`Харел соберет достаточно силы, всё рухнет. 

[indent]Только это не обьяснить. Смутное предчувствие, что никто из них, здесь находящихся, не прав полностью. И Инквизитор кивает, возвращаясь к вещам попроще, ближе, понятнее.
[indent]- Послы будут отправлены во все страны, Ваше Величество. Орлей уже согласился. - Немного торопя события, бросила карты на стол Инквизитор: она не сомневалась в Вивьен и умении той стребовать долг крови с Селины; их Верховная Жрица не остановится ни пред чем, если считает цель разумной. Орлей уже был с ними. И заклятый враг-друг его, Ферелден, был необходим.
[indent]- Но Вы не обязаны давать ответ незамедлительно. Я лишь посланник доброй воли и я прибыла в страну еще и затем, чтобы просить позволить мне своими глазами увидеть лес Брессилиан. Я должна понять, такие ли разрывы, как прежде, нас ждут. - Она их столько перезакрывала, что те до сих пор снятся. В кошмарах.

[indent]оставалось только вежливо промолчать на очередное упоминание "кости в горле" - Крествуда. Эвелин не хотела отдавать крепость, это правда. Но Алистер сейчас упоминал его, будто бы к слову, это значило - нечего перемалывать словами из пустого в порожнее. Когда будет выноситься решение, тогде ей и предоставят условия. А она передаст их Вивьен. Или не все... или все, но не полностью - Тревельян еще не решила, что будет лучше. доверять ли полностью старой соратнице, которая превратила свою власть в нечто странное.
[indent]Но тут король так ловко ввернул о  необходимости остаться во дворце... задержанной. В гостевых покоях и при охране, что маг сначала опешила.
[indent]А первым засмеялся Кусланд. И был прав.

[indent]Эвелин улыбнулась и слегка поклонилась королю.
[indent]- Спасибо за заботу, Ваше Величество. А как вы решите поступить с моими людьми, что прибыли во дворец? Или они уже устроены в комнатах? Право, очень жаль, если так - на постоялом дворе остались наши вещи и кони... - Тревельян надеялась, что, кажущийся простым, король лишь оговорился, а не разыграл ее, как пустую карту.
[indent]- В любом случае, охрана, приставленная ко мне, очень будет кстати. Завтра поутру я планирую посмотреть рассвет в денеримском порту. Я слышала - они чудесны. Мне ведь позволено будет прогуливаться? - Маг очень не хотела бы этого: конфликта из ничего. И она была недостаточно горда, чтобы тут же ухватиться за оружие. Нет, даже если ответ будет отрицательным, Тревельян покорно посидит в покоях день, другой. А потом на Ферелден ополчится Церковь. Это будет очень неудобно. Для всех.
[indent]- Но долго гостить во дворце я не смогу, Ваше Величество - я - часть Инквизиции, служащей Солнечному Трону. Но Ваше гостеприимство я принимаю с радостью.

+2

13

[indent] Будучи правителем, в руках которого сосредоточена не просто власть короны, но и колоссальные ответственность и обязанность принимать решения без права на ошибку, Алистер понимал, что должен оставаться беспристрастным, сухо и холодно разграничивать политику и личное отношение. В дипломатии он преуспел ровно настолько, чтобы с Ферелденом, пресловутой страной варваров и собачников, считались на первых очередях и признавали его силу в численности хорошо подготовленного войска и в угоду многочисленных дорог, пересекающих суровую страну. Алистер лишь сдержанно кивнул в ответ на замечание Айдана, выражая согласие - Антива, по сути, не имела постоянной армии, и на военной арене не представляла ценности, однако у нее были другие преимущества. И все же Королю неистово вдруг захотелось чертыхнуться и хмыкнуть - не нравились ему антиванцы от слова совсем. Хотя, если вспомнить Зеврана... Но и тот, пожалуй, так и остался исключением из общих правил.
[indent] Многие представители знати молча осуждали своего правителя, обвиняя в чрезмерной лояльности к угнетенным. Пожалуй, это было единственной брешью, которую Алистер так и не заштопал, как следует, спустя столько лет - оставаться равнодушным к тем, кто просит о помощи и нуждается в ней, Тейрин, увы, так и не научился. В словах леди Тревельян; в том, как она говорила о Соласе, который принимал непосредственное участие в возрождении Инквизиции и в битве с Корифеем... Во всем этом Алистер услышал то, что надеялся вовсе не услышать. Смутно, зацепив лишь краем сознания то, что незримо сухому прагматичному уму, но он почувствовал - в свои слова Инквизитор верит. Она видела. Она знает.
[indent] Алистер в очередной раз нахмурился, задумчиво шуршнув письмом в руке, перевёл взгляд на Кусланда, прекрасно зная, что тому есть что еще сказать - и не мало. Облегчение ли король испытал при мысли об этом... Пока трудно было сказать. Но привычную тяжесть, опустившуюся на плечи, Король принял как должное. Как делает это уже на протяжении пятнадцати лет.
[indent] Новость о принятии условий Жрицы Орлеем тоже не стала удивительной. Алистер даже вскользь тут же подумал о том, чтобы отправить письмо Аноре, не дожидаясь её возвращения - но только после того, как даст ответ Церкви. При мысли о том, что Королева может с ним не согласиться, Алистеру захотелось устало вздохнуть и потереть золотые виски - но то было привычно; все-таки упертости спорить с не менее упрямой супругой ему было не занимать.
- Косситы, Фен`Ха... рел. Исподнее Андрасте! Не люблю это повторять, но, как всегда, беда не приходит одна. А еще я когда-то говорил, что даже у Мора есть светлая сторона - он заставил объединиться весь Тедас, и благодаря этому мы победили. Почему-то сейчас я уже не столь уверен в своих словах, - открыто посетовал Алистер. Он искренне желал поделиться с Айданом навалившимися скопом опасениями: все, что знала о враге леди Тревельян, и то, какими сведениями о внешнем мире обладал Страж-Командор - сейчас для короля Ферелдена, чья политика прослыла в большей степени осторожной, нежели агрессивной, имело огромное значение, и упустить что-то из виду Алистер не мог себе позволить. Он даже вскользь подумал, что неплохо было бы назначить Айдана полководцем, раз уж Герой Ферелдена вернулся на родную землю. Потому как, пока король будет занят внутренними проблемами в стране, другие могут воспользоваться шатким положением Ферелдена, а о последнем Тейрин всегда будет думать в первую очередь. Если этими другими станут мятежные эльфы, разбросанные по Тедасу и уверовавшие в возрождение своего Божества... Он даже не знал, что и думать.
- Не вижу смысла отказывать вам, миледи. Думаю, мне и самому не помешало бы взглянуть на Завесу, - спокойно и ровно произнес он, не глядя на Айдана, ибо, хоть и догадывался, но точно не знал, как тот отреагирует. Порой решать вопросы в четырех стенах надоедало, как и получать бесконечные сведения от вторых, третьих, четвертых уст - именно поэтому по Ферелдену ходит похожая на сказку байка о короле, что под видом простолюдина гуляет по столице, желая посмотреть на настоящую жизнь его народа. Именно поэтому Алистер несколько лет назад сам сорвался в Редклиф, к которому имел самое трепетное отношение.

[indent] - Запереть? Разумеется, нет, мой друг! - Алистер, увлёкшись нелегкими размышлениями, даже возмутился, ибо не сразу узрел ироничный подтекст в колкости Кусланда. Замечание Стража-Командора, могущее для незнающих показаться непочтительностью по отношению к королю на самом деле было вполне обыкновенным общением. Орден имел значение особенное, под какое никакие тейрны и банны не могли подмазаться даже близко. Алистер в своё время, помнится, едва только вступил в ряды Стражей незадолго до самого Айдана, и сам удивлялся фривольному общению Дункана с Кайланом. Однако, это не смутило Инквизитора, а Алистера, довольно простого в обращении, и подавно - изумился он больше реакции на свои бездумно и без всякой задней мысли брошенные слова. Брови его поползли вверх, однако ситуацию прояснил аккуратный вопрос Эвелин. Из груди короля вырвался негромкий раскатистый смех. Алистер покачал головой, и вокруг светлых глаз его вновь залегли добродушные морщинки, когда он взглянул на леди Инквизитора, все еще посмеиваясь. Век живи, век учись...
- Боюсь, вы не так меня поняли. Вы вольны свободно перемещаться по дворцу и по городу, а охрана - лишь гарантия того, что я не буду посыпать себе голову пеплом, случись с вами что... Дело привычное, а в столице, увы, сейчас не спокойно, - он пожал плечами, откладывая письмо на стол позади себя, и вновь скрестил руки, - Надеюсь на вашу благоразумность не осматривать достопримечательности в позднее время суток, - теперь король уже усмехнулся, переглянувшись искрящимся впервые за все время тяжелой беседы взглядом с Айданом. Но за этими словами Алистер разумел только одно: Эвелин Тревельян была слишком важна, и не как носительница своего статуса Вестницы или глава организации под каблуком Верховной Жрицы, но как та, что победила уже одно зло. Алистер уже прошел от начала до конца тот тернистый путь, полный лишений и потерь, по прошествии которого ему удалось своими глазами увидеть, на какие немыслимые, но великие деяния способен всего один человек. И сейчас этот "один" стоял поодаль от него, в доспехах и с поседевшей бородой, и явно чему-то там веселился.
- О ваших людях и их вещах я так же поручу позаботиться эрлу Эамону, - по правде говоря, Алистер понятия не имел, скольких с собой привела Инквизитор, но искренне надеялся, что его советник справится. Он слегка кивнул, давая понять, что готов учесть ограниченность по времени пребывания Вестницы в качестве гостя, - Я вас услышал, Эвелин. И, думаю, что и вы услышали меня, - последние слова Алистер едва подчеркнул, зная, что леди Тревельян его прекрасно поняла.

Отредактировано Алистер Тейрин (2017-12-18 21:30:49)

+2

14

совместно с Инквизитором

[indent]Айдан бы сильно поспорил со словами Алистера, который говорил об объединении всего Тедаса перед лицом Мора. Он прекрасно помнил все, что происходило во время Пятого, знал историю и остальных Моров. И что? Всегда справлялась только та страна, на которой и пробудился древний бог. И то, он бы очень поспорил с утверждением, что Ферелден объединился. Например, Логейну ничего не помешало устраивать государственный переворот прямо во время того, как он и его спутники бегали, как горные козлы, по всему Ферелдену в поисках помощи. Некоторых людей не останавливало ничего, и было страшно, когда эти самые люди были обременены властью.
[indent]Кусланд был готов поспорить, что и сейчас будет так же. Может быть (очень может быть) Марка откликнется. А так... Орлей и Ферелден были одни. Тевинтеру не до них - у них кунари. Антива никогда не принимала участие в массовых мероприятиях, как и Неварра, как и Ривейн. Вряд ли стоит ждать помощи откуда-то оттуда. Они были одни, но все это Страж держал при себе, решив, что не стоит своими настроениями сбивать и короля, и Инквизитора. С другой стороны, странно было бы, если бы они этого не понимали. И было бы очень странно, если бы кто-то предложил другой расклад.
[indent]Глаза Айдана потемнели, стоило ему услышать о том, что Тейрин решил наведаться к Завесе, он едва заметно свел брови к переносице. Как только Инквизитор покинет их, нужно не забыть дать Алистеру по шее. Герой демонов, чтоб его. А то, что он - король и то, что его жизнь стоит намного больше, чем многих других, он забыл? Монархом было очень глупо рисковать. Одно дело - это Герой Ферелдена, живой символ силы и надежды всея Ферелдена, ему и умереть полагается, как герою, и отряд бойцов. То же - Инквизитор, такая же героиня, жертва общества, полубожество во плоти. Такие, как они, добровольно кладут себя на алтарь и погибают так, чтобы понравилось народу. Не на Тропах, умирая от ран, голода и жажды, не в своей постели, нет. Они умирают, как великие полководцы, спасая при этом целый мир.
[indent]Так уж вышло.
[indent]- Нам стоит поговорить позднее, миледи, - спокойно проговорил Кусланд. - Обсудить дела.

[indent]Эвелин осталась довольна тем, что ситуация, пусть с заминкой, но свелась к дружескому недоразумению: ее это устраивало больше всего. С Ферелденом жизненно необходимо было дружить. И Тревельян улыбалась королю, а потом перевела взгляд на Кусланда и кивнула.
[indent]Он ей нравился. Он полностью был таким, как описывала его Лелиана.
[indent]- Конечно, сэр. Я буду в своих покоях... вернее - в покоях, отведенных Его Величеством и готова принять вас в любой момент. - Репутации ей было не ронять, тем более, если поползут слухи об уединении Тревельян с Кусландом, это такой героический скандал, что пойдет им почти на пользу: народ любит, когда герои живы и творят всякие глупости. Уж она-то знала.
[indent]Эвелин развернулась и поклонилась королю.
[indent]- С вашего позволения, Ваше Величество. Не смею больше мешать вашей встрече со старым другом. Я буду ждать вашего ответа, сударь.

[indent]Когда за Эвелин закрылась дверь, Айдан подождал, пока шаги Инквизитора стихнут в коридоре, стягивая в это время латную перчатку с руки. Когда шаги стихли окончательно, первое, что он сделал - это отвесил королю подзатыльник, не смущаясь, собственно, того, что тот - король. Тейрин оставался для Кусланда в первую очередь другом и боевым товарищем, а уж потом - королем. Да, конечно, он никогда бы в жизни не позволил себе таких вольностей на людях, никогда бы в жизни не показал, что Айдан все еще тот самый командир, который тряс Алистера за шкирку, как мабари - не очень умного щенка, когда требовалось, во время Мора. Но они были одни, и сейчас он намеревался высказать ему все, что он думает.
[indent]В первую очередь.
[indent]- Ты, друг мой, совсем разума лишился? - голос Стража был холодным и вот тем самым, который четко говорил о том, что он злится. - К Завесе ты решил ехать? А если тебя убьют там, Алистер? Инквизитор и Герой Ферелдена - не боги, и не могут защитить тебя от шальной стрелы сумасшедших эльфов, стреляющих из укрытия. Ты монарх, и ты должен об этом помнить в первую очередь. Это твой долг, Алистер, и не заставляй меня напоминать тебе об этом постоянно, в самом-то деле. Прошло пятнадцать лет, а ты все тот же глупый олень!
[indent]Айдан выдохнул, потер переносицу пальцами и поднял глаза на короля снова, протягивая ему ладонь.
[indent]- Я рад видеть тебя живым и здоровым, Алистер.
[indent]Он действительно был рад. Все остальное пока что теряло значение.

Отредактировано Айдан Кусланд (2017-12-25 01:15:01)

+2

15

[indent]Долго созерцать закрытую дверь с деревянной резьбой Алистеру не пришлось: стоило им с Кусландом остаться наедине, как король, избавленный теперь от нужды ровно держать спину и сохранять благородную сдержанность, позволил себе с облегчением вздохнуть и опустить потяжелевшую от новостей голову. К леди Тревельян он был расположен действительно хорошо, хотя отношение к самой Инквизиции, у руля которой стояла Верховная Жрица, все ещё вызывало много вопросов. Да ещё и эта история с древним богом, влияющим на умы слабых волей эльфов - Алистер смотрел на это сквозь призму собственных чувств и ошибок, которые, увы, может допустить любой государь. И даже то, что он всеми силами долгие годы пытался устранить расовые гонения эльфов в Ферелдене, не имело теперь, казалось бы, никакого значения. Аудиенции давно не доставляли подобного ощутимого дискомфорта, как сейчас; со временем чувство пребывания не в своей тарелке на всех этих раутах и приемах сошло на нет: по мере того, как Тейрин обучался самым базовым манерам общаться со знатью под неукоснительной методичностью Аноры - к счастью, углубляться в это и походить на жеманных орлесианцев у Алистера, будь он хоть трижды потомком Каленхада, никогда не возникало желания. Тейрин оставался истинным ферелденцем, с короной на голове или без неё. И, все же, он уже давно не был тем, на кого эту корону впервые водружали.
[indent]Он изменился, и Хайеверский волк не мог этого не заметить.

[indent]Ещё пара расстегнутых пуговиц на расшитом камзоле, бутыль терпкого эля и две кружки, надёжно спрятанные в нижнем отделе королевского стола, дожидались быть явленными на свет. Но прежде чем Алистер успел хоть что-то сказать и вообще насмотреться на старого друга, на его затылок, аккуратно зачёсанный вопреки тому, что видел Кусланд много лет назад, королю прилетел самый настоящий подзатыльник. От неожиданности мужчина, отвыкший от такого обращения, даже съехал со стола, который подпирал бедром.
- Ты совсем разума лишился? - Алистер, едва поморщившись от смачного удара, вздёрнул руку к голове и изумленно воззрился на Айдана, но слова эти слетели с его губ одновременно со словами Стража-Командора. И все это королевское возмущение в одно мгновенье затмилось желанием усмехнуться - ну, не мог он сдержать улыбки, глядя на суровое выражение лица Кусланда, на эти черные глазища, которые, казалось бы, совсем не претерпели изменений. Усталости в них теперь, правда, гораздо больше. Только бы огонь не потух.

[indent]Алистер не ошибся в своих предположениях - Айдану действительно не понравилось его желание воочию узреть прорыв над Брессилианом.
- Я и забыл, какая у тебя тяжелая рука, эрл Амарантайна. Хоть что-то не меняется... Но, надо сказать, потрепало тебя знатно. Ну, что? Не смотри так, - Алистер, посмеиваясь, пригладил светлый затылок и покосился на Айдана, спокойно выдержав взгляд того, явно мечущий молнии. О, он прекрасно знал, что означают эти нарочито сведенные брови и холодок в голосе, а последующие слова Стража-Командора только подтвердили его догадки. Пора было начинать маневрировать и увиливать от назревающего серьезного разговора, потому как Алистер был в своем решении тверд, а упорство Кусланда, решившего ему противостоять, могло статься большой проблемой.
- Да ладно. Это ведь не я провёл столько лет на Глубинных тропах вблизи порождений тьмы, умудрился выжить и остаться в здравом уме. Но не спорю, отсиживать задницу на троне, конечно, тоже очень опасно, - король иронично усмехнулся, примирительно хлопнув Айдана по плечу, от чего у того бряцнул доспех. Он мог бы показаться в эту минуту легкомысленным, и, возможно, в глубине души Алистер действительно желал быть таковым - но о том, что беспечность осталась где-то в прошлом, говорили его глаза - они стали глубже, мудрее, мягче, однако, при виде старого друга неизменно засияли былыми искрами.
Усталость Кусланда чувствовалась тоже, и по лицу Тейрина мелькнула тень печали, ибо не при таких обстоятельствах, не после таких новостей бывший Серый Страж воображал себе эту долгожданную встречу.

[indent]Он крепко пожал руку другу, глядя тому в глаза.
[indent]- И я рад тебя видеть, Айдан. Да что там, я безумно рад, что ты жив.
За крепким мужским рукопожатием двух былых боевых товарищей последовали не менее крепкие объятия, а все потому, что один из них не хотел и не собирался сдерживать искренней радости. Когда Алистер отпустил, наконец, Айдана - сжать того и похлопать по плечам, как ему бы того хотелось, мешали доспехи, - он отошел к столу и принялся шариться в поисках заветной бутылки, припасенную на вечера, когда приходилось задерживаться в кабинете допоздна.
- После Корифея и всей той истории с ложным Призывом я подумывал бросить все и попытаться найти тебя. И не надеялся, что увижу так скоро. Особенно рука об руку с Инквизитором, - заметил блондин. На последних словах он слегка повеселел, явно желая услышать занимательную историю о встрече двух героев разного времени, особенно, учитывая недвусмысленно прозвучавшую фразу леди Тревельян перед уходом. Алистер уселся снова на край стола, разливая по кружкам эль, и протянул одну Кусланду, сдерживая веселую ухмылку. Неплохо будет объявить народу о возвращении Героя Ферелдена на родину и устроить праздник - пусть люди отвлекутся, пока король и его Страж-Командор будут заниматься делами. В свете всего услышанного, Алистеру казалось, что надежда Ферелдену будет очень нужна. Как и ему самому.

Отредактировано Алистер Тейрин (2017-12-25 12:06:48)

+2

16

[indent]- И слава Создателю, что не ты.
[indent]Было бы крайне печально, если бы король бегал по Глубинным тропам. Нет, это была задача кого-то пониже рангом, поэтому... поэтому это выпало Айдану. Сложно было сейчас признаваться, что все его поиски превратились в ничто. Сложно было признавать, что он так и не нашел никакого лекарства от скверны, пробегав, как загнанная лошадь, по Тедасу - только под землей, там, где нет неприкосновенности и где за каждым новым поворотом тебя поджидает холодная и жуткая смерть.
[indent]Он от души обнял Алистера, сдерживаясь, чтобы не сжать руки сильнее, только потому что был в доспехах - оставлять синяки на монархе Ферелдена было как-то вообще не очень хорошо. Потом усмехнулся и снял вторую латную перчатку, положил их обе на край стола и взял протянутый ему кружку, сделав жест рукой, мол, садись уже давай. Было очень странно вернуться в Денерим и теперь вот так вот принимать из рук короля бокал. Впрочем, ему сейчас было странно вообще все, и Кусланд решил не заморачиваться, подвинул ногой одно из кресел и тяжело в него опустился.
[indent]- Даже не смотри на меня так, - очень спокойно, но не скрывая усмешки, проговорил Айдан. - Если Инквизитор ждет меня в своих покоях, то я готов ее разочаровать. Ты прекрасно знаешь, почему.
[indent]Финт Тревельян был ему непонятен, потому что в принципе расхаживать по чужим покоям у него не было привычки, а уж создавать дополнительное поле для слухов... Никогда бы не подумал, что Инквизитор любит, когда ее персона окутана слухами такого характера. Страж, например, это не особо любил, так уж сложилось исторически. Поэтому, когда он решит с ней поговорить, то позовет ее в один из многочисленных кабинетов денеримского дворца. Или, возможно, на прогулку по столице. Как вариант. Но никак не в покоях.
[indent]- Она перехватила меня в Амарантайне. Мне прислали... что-то вроде несмелого приказа из Вейсхаупта: возвращайся, мол, в Ферелден и спасай свою страну в очередной раз. Стражи обеспокоены происходящим здесь, но Первый упомянул о каком-то могущественном союзнике, которого они обрели. Но про это позже, - Айдан сделал глоток эля и довольно прикрыл глаза. - Я вернулся с Троп, пересек море и оказался в Амарантайне. И там, буквально в порту, Тревельян меня и перехватила. И скакала за мной до самой Башни Бдения. Я, как ты мог уже сообразить, не смог просто развернуть ее восвояси. Мне она повторила то же самое, что и тебе: Фен'Харел, боль, печаль, угроза всему Тедасу, "а я - истеричка, которая не понимает, за что хвататься, спасите-помогите, древний бог нас всех съест".
[indent]Кусланд сделал неопределенный жест рукой и тяжело вздохнул. Он не любил тех, кто метался. Нет, он вполне понимал Инквизитора, и что угроза была, действительно был согласен, но это же не был повод бегать по всем дворцам и кричать о том, что вот, Ужасный волк идет за нами всеми, Создатель всемилостивый, спаси наши души. Это было уже перебором, следовало действовать взвешено и спокойно, но Тревельян, кажется, об этом не знала. Нельзя было уменьшать ее заслуг, это верно, она победила Корифея. Но, как казалось Кусланду, ей помогло какое-то чудо.
[indent]- Она не последовательна, у нее нет никакого плана, только бегает и смотрит на всех так, как ты когда-то - глазами оленя, который увидел волка. Это неправильно, не так выигрываются войны, - Страж качнул головой. - Это поправимо. В любом случае, и ты не прав - Тедас не объединил Мор. И это не объединит. Ферелден может рассчитывать разве что на поддержку Орлея. В остальном мы одни, и это уже не первый раз, да?
[indent]Айдан усмехнулся, посмотрев на Алистера, прищурив глаза, сделал еще один глоток из кружки. Нет, не первый раз, конечно. Такое уже было почти пятнадцать лет назад. Они тоже были одни перед обезображенным ликом древнего бога. Тот вел за собой порождения тьмы, нынешний ведет за собой эльфов. В принципе, ничего не меняется, кроме силы и масштаба. Но принцип был все равно тот же. Поэтому Айдан четко понимал, что делать. Не паниковать, как это делала Инквизитор, а сесть, подумать план - и действовать по нему.

+2

17

[indent]Похоже, что Айдан не разделял игривых настроений леди Инквизитора, хотя Алистер, пригубив ядреной выпивки и насмешливо взглянув поверх кружки на друга, был уверен, что ничего такого, в действительности, Тревельян не имела в виду. Он покачал головой, покатав на языке терпкую горечь, и оперся предплечьями о колени, вновь не сдержав ухмылки. Кусланд, каким он его помнил, и сейчас был резок и прямолинеен, как меч в его ножнах. Благо, ранить такими честными словами леди Тревельян он не мог в виду её отсутствия в королевской обители.
- Не суди её строго, Айдан, - отозвался Алистер, - На её плечах не менее тяжкое бремя, чем на твоих было когда-то, и справляться с этим она пытается по своим силам. Я так вижу, - сравнение Эвелин с самим Алистером, с тем, каким он сам был когда-то - молодым, растерянным, неуверенным в своих силах, было неожиданным, так что король поймал себя на мысли, что, будто бы, оправдывает и себя прошлого. Но Тревельян совсем не казалась ему той, что боялась брать в руки ответственность. И справлялась она, по мнению, Алистера очень неплохо.

[indent]И все же он прекрасно понял, к чему ведёт Кусланд. В этом была своя правда, королю повезло: он научился тому, чему должно - не без помощи друга, который заставил его поверить в себя, и не без помощи неравнодушной к судьбе страны супруги.
- Не всем дано родиться с даром вести за собой, кто-то открывает это в себе после пинка под зад, - из груди короля вырвался низкий миролюбивый смешок, и он осклабился, довольно потерев однодневную щетину на лице. Ещё один признак того, что Королева отсутствует в столице: Анора терпеть не могла, когда Алистер ходил как небритый "попрошайка-простолюдин", но и он позволял себе отпускать колкости в её адрес - взять хотя бы эту нездоровую любовь к антиванским простыням. К счастью, Айдан был настроен серьёзно и решительно, и Алистер был уверен, что вместе они придут к общему решению. Мнение Стража-Командора, даже если отбросить то, что он был его старым другом, которому Тейрин был безмерно предан, значило для короля очень много: хотя бы потому, что Айдан видел ситуацию с других углов и действовал всегда обдуманно и на несколько шагов опережая потенциальных врагов.

[indent]- Меня больше волнует Верховная Жрица. Орлей она уже заполучила и не удивительно - они там на короткой ноге с Церковью. Анора сейчас как раз там, - без тени улыбки произнёс Алистер, пошебуршив письмом, лежащим около него, и снова уставился на друга. Уверенно и твердо, - И раз уж мы говорим о делах, ты, верно, забыл, что я - не Кайлан. Мы оба с тобой знаем обратную сторону всех этих песен о доблестных подвигах. Мы оба в этом дерьме по уши плавали, и ты думаешь, что я просто на прогулку посверкать доспехами собираюсь?
[indent]Он говорил спокойно, хотя и нахмурился от негодования.
[indent]- Если бы я отсиживался во дворце и сам не сталкивался с подобными проблемами, вряд ли мог бы считаться достойным своего места. Ты посадил меня на трон, - это было сказано не в укор, несмотря на то, что до сих пор в глубине души считал, что ему куда проще жилось в качестве Серого Стража, не будь он единственным потомком Мэрика. Биться с порождениями тьмы бок о боком с другом, служить миру против неизменно пытающейся вырваться наружу тьмы - это то, чего ему порой не хватало так истово, что даже за ворохом государственных проблем не удавалось заглушить это в себе.
- И я хочу, чтобы ты взял на себя управление войсками как мой генерал. Ты мне нужен, Айдан, и ещё нужнее Ферелдену. Прости за то, что снова взваливаю на тебя это. Но ты и сам знаешь, у нас нет выбора, - он вздохнул, смиренно, устало, впервые ощутив тяжкое начало дня, отдававшееся теперь напряжением в шее. Алистер завел руку за воротник одеяния, помяв мышцы, и снова отпил добротного эля,
- К слову, ты говорил о неком союзнике Стражей. Что за он?

Отредактировано Алистер Тейрин (2017-12-25 17:46:45)

+2

18

[indent]- Я не могу не судить строго людей, которые носят звание героев, Алистер. И ты знаешь про это. Я и себя всегда очень строго судил.
[indent]Он не считал, что у него был талант от природы вести за собой людей, так что пинок под зад был вполне применим и к самому Стражу-Командору. Нет, это было приобретенное. Через боль, через кровь и огромные раны, которые он носил на себе и в себе. Он научился этому, научился через страдания, которые несла в себе и Инквизитор. Это было их бремя, это было их роком - и они должны были вести себя соответственно статусу. Пусть Эвелин была четырежды Инквизитором, ей следовало действовать более решительно. В конечном итоге, за ней огромной тенью стояла Церковь, а Церковь всегда имела огромный вес на политической арене Тедаса. Достаточно было одного слова Церкви, чтобы возвести кого-то на престол или низвергнуть целую страну в немилость перед всеми остальными. Такова была судьба их, подчиняться, так или иначе, длани Верховной Жрицы. Которую, к слову, Инквизиция и подвела к Солнечному престолу.
[indent]- Ты прекрасно знаешь, что я не верю Церкви. И я не верю Инквизиции. У них, может быть, и благая цель, и угроза действительно реальна, нам нужно объединить силы для борьбы с Ужасным волком. Но здесь верна поговорка: "враг моего врага - мой друг". Анора... вернется с теми же вестями, Алистер. Виктория успеет навешать ей кружев на уши, и она, пусть и поймет, что за этим всем стоит, не может отказаться. Как и ты. Как и я. Но нам не следует забывать о Игре, которая уже давно вышла за пределы Орлея. Пока мы союзники, но это только пока.
[indent]Он сделал еще один глоток из кружки, прикрыл глаза и покачал головой. Орлей никогда не будет верен никому, кроме самого себя. Возможно, это правильно. Поведя плечами и бряцнув доспехами, Кусланд снова поднял голову и посмотрел на короля Ферелдена, усмехнувшись криво. Это было ожидаемо, Страж знал, что так будет.
[indent]- Почти пятнадцать лет назад я сказал тебе, что ты вложишь в мою руку меч. Ты сопротивлялся. И к чему это привело?
[indent]Естественно, Айдан не мог отказаться. Никто из них не мог отказаться. Война была уже на пороге, и им придется приложить массу усилий, чтобы ее выиграть. Так уж сложилось. Кусланд, конечно же, поведет эти войска, он встанет на острие атаки, как много лет назад. У него не было выбора, он знал это уже тогда, когда читал в неверном свете факела записку от Первого Стража. Это не тяготило его так, как все остальное. Он устал и хотел уйти на покой, - какой-либо покой, - но пока ему предстояло встать в первые ряды. Уже потом он будет думать, если у него останется время. А оно стремительно подходило к концу.
[indent]- Я против того, чтобы ты шатался по лесам, Алистер. Ферелден не может позволить потерять себе последнего из Тейринов сейчас. Я могу тебя привязать к ближайшему столбу, не смутившись, но я не могу тебе приказывать сейчас. Послушай глас рассудка, твое величество. Твоя жизнь важнее, чем моя, - он посмотрел на Алистера в упор и слегка нахмурился. - Не рискуй так. Не заставляй меня превращаться в твоего личного телохранителя, я не смогу спасти тебя от всего. Как и Тревельян.
[indent]Кусланд снова нахмурился, в этот раз - сильнее.
[indent]- Я не знаю. Я попросил об этом узнать Тревельян - у нее больше сеть агентов. Мне нужно знать, что это за загадочный союзник, но, Создатель! - помяни мое слово, такие строки не приведут к добру. Политика Стражей в последние годы мне не нравилась в принципе, а сейчас... Сейчас у меня есть все основания полагать, что это грозит ордену большими потерями. Я практически уверен, что они совершили непоправимую ошибку.
[indent]Это тоже волновало Стража. Слишком сильно, пожалуй, волновало, но сейчас не было времени разбираться с политикой Первого и того, что творилось в Андерфелсе. у него был Ферелден, стоящий на краю пропасти, и его следовало отвести подальше для начала, а уж потом решать проблемы внутреннего характера.

+2

19

[indent]- Не то, чтобы я в чем-то мог уличить Верховную Жрицу, но... Не нравится она мне, - честно признался Алистер, задумчиво пройдясь пятерней по светлому затылку и уставившись в окно, за которым сияло полуденное солнце, - Селина ещё ничего, но она неотделима от нее, не делает и шага в сторону. И уж лучше я останусь правителем "варварской" страны, от которого разит мокрой псиной, чем прицеплюсь на короткий поводок Церкви. Длинного и так уж достаточно, - Алистер, отпив из кружки, не удержался от того, чтобы фыркнуть; сейчас он был настроен упрямо. Отношения с Орлеем у Ферелдена, во многом благодаря Императрице, сложились неплохие, но доверять им всецело он по-прежнему отказывался, хотя и не мог не признать, что Кусланд прав - особенно после вести об Ужасном Волке. К его досаде, все говорило о том, что союз неизбежен, что враг реальнее, чем кажется на словах. Пусть и казался пока еще далекой, расплывчатой тенью. К тому же, изгнанные и обиженные на Селину представители орлесианской знати давно вели свою Игру за пределами.
[indent]Король устало покачал головой.
[indent]- Кабы те, кто играет в эту Игру, не попытались подмазаться к ферелденским баннам. Дядя... Эамон пытается управиться с растущим недовольством, он убедил меня снизить налоги, но этого недостаточно. Сам знаешь, почему, - помимо массово сбегающих слуг-эльфов, камнем преткновения была все та же Инквизиция, занимающая Крествуд. Впрочем, у Алистера еще будет время подумать над этим, взвесить все "за" и "против". Благо, рядом с ним теперь есть генерал, обладающий превосходным стратегическим мышлением, и Алистер в который раз поблагодарил судьбу за то, что сейчас перед ним в кресле сидит его лучший друг. О большем и просить было нечего. Именно так и должно было быть - и никак иначе.
[indent]- Да ну, скажешь тоже! Вовсе я не сопротивлялся, - Алистер ворчливо отмахнулся, но не удержался, чтобы не растянуть губы в ухмылке, глядя на довольную физиономию Айдана. Память о той черной, морозной ночи у Остагара, переломившей жизни молодых Стражей, была живее живых. Время неумолимо лечило раны, зализывало их, но безобразные шрамы на душе их остались вечным напоминанием о всех лишениях и потерях, - Создатель, как молоды мы были? Я еще и был так глуп. Но, судя по твоему выражению, не многое-то и изменилось, дай угадаю? Так я могу сказать то же самое и про тебя, лорд Суровые брови, - теплый смех его в который раз разлился по кабинету, сотрясая широкую грудь, а светлые глаза с ехидством сощурились, глядя на Стража-Командора. Алистер впервые за долгое время не чувствовал себя одиноким, и это было сродни глотку свежего воздуха. Корона заставила его смириться, принять, что одиночество, как бы сильно с самой юности Тейрин не мечтал о теплом доме и любимой семье, станет его постоянной спутницей - его личной расплатой.
[indent]А сейчас он ощущал облегчение, доселе столь редко посещавшее его, и любовь к другу, что стал ему почти старшим братом, которого у него никогда не было, теплилась в душе. То ли эль ударил в голову, то ли тихая радость ее кружила.
- Ну, раз ты отказываешься быть моим телохранителем, тогда мне придется окружить себя плотной стеной из гвардии и прятаться за их спинами, как маленькая девочка, - с самым невозмутимым видом отозвался Алистер, пожав плечами. Паясничать он не разучился, да и взыгрывала эта былая привычка рядом со старым другом. Затем он уже действительно серьезно взглянул на нахмурившегося Кусланда, - Я вполне способен постоять за себя сам. Не забывай, кто помогал тебе сражаться с Архидемоном и ордой. И да, я знаю, что Ферелдену нужен наследник. Мне он нужен.
[indent]Он вдруг ощутил острое желание поделиться с Кусландом беспокойством того рода, о каком не заговаривал вообще никогда.
- Это... похоже на какое-то безумие, Айдан. Я уже не раз клял на чем свет стоит, гнал прочь со двора безмозглых лекарей. Эти идиоты на протяжении нескольких лет только и делают, что высчитывают дни, в которые я должен являться в покои к собственной жене. Смешно! Так что я уже давно отказался от них. Впрочем.. не бери в голову, - он снова тепло улыбнулся, стараясь казаться беззаботным, и поерзал на крае стола, удобнее устраивая согнутую в колене ногу, - Я слишком ценю то, что ты далек от этой дворцовой суеты.
[indent]Зато новости о Первом Страже, все же, заставили Алистера насторожиться. Это было не похоже на орден, а в свете сгущающихся проблем и вовсе казалось очень тревожным знаком.
[indent]- Стражи всегда были обособлены от любых политических игр. Не нравится мне это... Дай мне знать, когда появятся сведения. Мы должны быть в курсе всего, возможно, все это как-то связано.
Ничего иного и не стоило ждать от столь неожиданной встречи: серьезная беседа о политике то и дела перемежалась дружескими шутками да откровениями, потому давящего напряжения Алистер совсем не ощущал - напротив, он был спокоен и настроен решительно. Ему нравилась дальновидность Кусланда. Настолько, что он только сейчас задумался о том, что друг его, скорее всего, жутко устал с дороги и стоило бы отлипнуть от Айдана и прогнать его в покои. Хотя бы избавиться от тяжелых доспехов и подкрепиться сытным обедом.

+2

20

[indent]- Давай посмотрим правде в глаза, - голос Кусланда стал жестким, - банн, который не в состоянии справиться с защитой собственных земель, на эти земли не имеет никакого права. Другой вопрос, почему ты, как король, позволил Инквизиции так просто забрать целую крепость. Создатель, если бы отец так следил за своими землями, то тейрнира не существовало.
[indent]Айдан осекся и, поджав губы, отвернулся.
[indent]Прошло столько лет, а он все помнил то, что произошло той ночью в Хайевере. Они так просто дали себя убить. Считали, что пускают друга в дом, а оказалось, что добровольно запустили на пастбище голодных волков. Возможно, если тогда Кусланд был бы умнее и смелее, он бы и предположил, что не все так просто, что Хоу без более весомой поддержки не осмелился бы оскалить зубы на беззащитные тогда земли Хайевера. Скрипнув зубами, Айдан снова посмотрел на Алистера, и бездна была у него в глазах - та самая, что часто являлась всем, кто смотрел в глаза Кусланда во время Мора. Он прикрыл веки и покачал головой.
[indent]- Не соверши той же ошибки, Алистер, - очень глухо проговорил Айдан. - Той, которую совершил мой отец.
[indent]Он слабо улыбнулся на шутку, показывая, что да, оценил, но настроения сейчас шутить уже не было. Воспоминания, возвращающиеся к нему постоянно, все его жизнь после двадцати одного года - одна сплошная боль, кровь, вечные поиски чего-то, раны и страшные видения, а еще голос, который так же неумолимо призывал его ниже - туда, под землю, где, возможно, есть еще два древних бога. И они все ждут своего времени, чтобы вернуться на землю и посеять здесь тот же страх и хаос, который был и во время Пятого Мора. Айдан поднял голову и снова посмотрел на короля, едва щуря темные глаза, потом задумчиво качнул головой и сделал глоток из кубка. И наверняка это был не тот случай, когда жена может рассказать мужу о страхах, и муж поделиться с женой своими переживаниями. Наследник ферелденского престола... Скверна внутри них убивала и это, поэтому, если Алистер раньше не озаботился этим вопросом, то следовало решать его уже сейчас. Он был моложе Кусланда, но не так сильно, чтобы это играло какую-то огромную роль.
[indent]- Ты должен думать об этом уже сейчас, Алистер, - негромко проговорил Айдан. - Скверна.
[indent]Он не стал вдаваться в подробности. Каждый Страж знает, где закончит свою жизнь, если выживет в бойне с порождениями тьмы. Каждый Страж знает, что скверна, которую они добровольно принимают, убивают все, в том числе - и эту способность. И если за столько лет ничего не получилось, если здесь дело явно не в Кайлане или Алистере, то нравится Аноре или нет - следует сделать все так, как должно. Ферелден не должен потерять династию Тейринов. А каким образом все это будет преподнесено... Не важно. Главное, чтобы в ребенке текла кровь короля Мэрика. И тогда их страна будет жить. Даже Алистер, выросший черт знает где, протаскавшийся двадцать лет своей жизни по лесам и полям, имеющий характер далеко не самый жесткий и властный, смог стать достойным королем: кровь - не вода, она рано или поздно даст о себе знать.
[indent]- Это не дворцовая суета, друг мой. Это судьба рода, который правит Ферелденом. А, значит, судьба всей страны. Это не тот вопрос, на который можно закрыть глаза.
[indent]Айдан допил эль и встал из кресла, бросил на сидение латные перчатки, подошел к Тейрину, ткнув ему в руки кубок, мол, доливай, и подошел к окну, посмотрев во внутренний двор денеримского дворца. Ничего не меняется. Пожалуй, это даже хорошо.
[indent]- Я думаю, что до поры-до времени не стоит заявлять о моем возвращении, - проговорил Айдан. - Народ считает, что я мертв. И применять мое имя и мою персону стоит тогда, когда мы поймем, что ситуация становится тяжелой. Банны и прочая знать меня мало волнует, а вот простой народ воспримет возвращение Героя Ферелдена что-то вроде знака Создателя. Это... может сыграть нам на руку. А пока я вполне могу быть безымянным. Осталось не так много живых, кто может узнать меня в лицо.
[indent]Айдан снова развернулся и подошел к столу, оперевшись на него, наклонил голову, посмотрел на короля в кресле и прищурился, усмехаясь уголком губ.
[indent]- Что думаешь?

+2

21

[indent]Пришлось напомнить себе - наверное, впервые за все то долгое время дружбы с Хайеверским волком, большая часть которой канула в летах, но неизменно теплилась в памяти, - перед ним стоял не просто друг, но человек аристократического происхождения. Айдан все детство и юность до призыва в Стражи варился в этом котле, в отличие от бастарда-церковника, и его позиция была ясна. Но теперь только у последнего в голове львиную долю мыслей занимали тейрны, эрлинги и баннорны разом, со всеми междоусобными перипетиями и нескончаемыми земельными вопросами. Последнее - издержка теперешнего мирного времени, которое мирным скоро назвать будет нельзя.
- Не волнуйся. Не совершу, - твердо ответил король, выдержав взгляд темных глаз своего генерала.
Алистер вздохнул, хотя и скосил уголки губ в грустной ухмылке: упрек Айдана, пусть Страж-Командор этого не сознавал, отлично обнажал образ мыслей других лордов и прочих - король так поступать не должен был, король допустил, позволил... Даже знать понимает открытую силу власти. Поступки иных мотивов всегда будут оставаться в тени.
- Все не совсем так, как тебе видится, - отозвался Алистер; он хотел, чтобы Айдан понял, почему Ферелден приютил наскоро слепленную несколько лет назад организацию, и Кусланд был единственным, перед кем он мог посчитать нужным и не зазорным сейчас оправдаться, - Солдаты не смогли отстоять Каэр Бронак, когда началась эта история с Корифеем - крепостью завладели разбойники. Жители были в ужасе из-за порождений тьмы, да и торговля там стухла, как утопленники в их пруду. Да, тут я сплоховал - узнал об этом слишком... поздно. Инквизиция вычистила окрестности и отбила крепость. Другое дело, что Корифея уже победили, а они не спешат выводить войска. Я сам надеюсь, что за этим не кроется очередная угроза. Как нам знать наверняка? Шпионская сеть, надо признать, у них развита гораздо лучше.
Алистер, не удержавшись от усмешки, проводил глазами Айдана, а сам, залпом допив своего эля, подтянул к себе бутылку и долил им обоим еще. 
- И банны! Думаешь, я не хотел бы пинка этим напыщенным индюкам дать? Только я не могу отбирать земли без веских причин, - сделав акцент на последних словах, Алистер выдержал недовольную паузу, не донеся кружку до губ, а затем с ироничным выражением взглянул на повернувшегося к нему друга, - Если Собрание земель решит, что я там на троне зарвался, они вполне могут послать меня прогуляться до Черного города.

[indent]Последние слова Айдана заставили его вспомнить о старом - король не закрывал глаза, хотя и... хотелось иногда. Эамон однажды уже заикнулся о замене королевы - Алистер здорово из себя тогда вышел, не стал даже слушать. Если союз с нелюбимой женщиной когда-то стал самой настоящей жертвой для него, то со временем кое-что изменилось. Только он знал, как истово Анора желала дитя, как сильно ранило женщину ходящее в народе прозвище "Пустая королева" и как часто она втайне от мужа молила, чтобы тот излечился от скверны. Алистер не молился - только верил. Но последняя надежда на чудо рассыпалась, как хрупкое песочное изваяние, но он сдержал досаду в себе.
- Ты вернулся, а это главное. Даже мне тяжело представить, с чем приходится столкнуться Стражу на Глубинных тропах, - ладонь ободряюще легла на плечо Командора, - И как скажешь, - немного подумав, добавил Алистер и улыбнулся - он ожидал такого ответа, и не только потому, что с одной стороны Кусланд был прав. Бутыль с недопитым королевским элем перекочевала со стола в его руку, а сам король все же прямо поглядел на темноволосого Стража, - Ты помнишь, кем стал для людей, Айдан, и люди помнят. Такая память нам будет нужна. 
Людям не хватало Героя Ферелдена во время отгремевшей войны; сам король нуждался в нем, и осознание этого так ярко посетило его лишь сейчас. Но теперь тот был рядом, и пусть Алистеру все еще верилось в это с трудом иной раз, он бы вряд ли отпустил Кусланда до глубокой ночи, наслаждаясь компанией друга. Вот и сейчас он спохватился, только когда их кружки опустели, и вблизи усталые тени под глазами Айдана уже не хотели оставаться незамеченными. С этим Алистер мириться уже не хотел, а потому предложил пройтись с Айданом до его покоев и обедни - тому необходимо было хотя бы стащить с себя доспехи и насладиться сытным ужином; сам Алистер посетовал, что умирает с голоду. У них еще будет время обсудить все дела, определиться, с чего следует начинать - обсуждение займет не один день, прежде чем придется дать ответ Жрице через Инквизитора.

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Светский раут [10 Дракониса; 9:45 ВД]