НОВОСТИ

06.01. Счастливое число Ван празднует тринадцать месяцев игры.

Скайхолд захвачен
Корифей вернулся
весело тут.

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Ответная услуга [11 Дракониса, 9:45 ВД]


Ответная услуга [11 Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s5.uploads.ru/g7ox8.jpg

Ответная услуга [11 Дракониса, 9:45 ВД]

Время суток и погода: ночь, но здесь, на дне, совершенно не важно, что там в небе над городом. Смердит стабильно, на развилке троп, кажется, сдох глубинный охотник... недели две как.
Место: Киркволл, Клоака
Участники: Каарас Адаар, Каллиан Табрис
Аннотация: отдохнуть после приключений в Старкхэвене? Пфф... не в этой жизни.
И пока Табрис думает за что ей всё это нажье дерьмо, Адаар охотится на малефикаров да извращенцев. Только рогатым в Клоаке никто не рад. И посильная помощь будет очень полезна.

0

2

- Третья уже, - мрачно сплюнул в сторону Сата-кас, завязывая штаны и стремительно трезвея на глазах. – Что за мразь это сделала.
В тёмном закоулке, куда двое из Вало-кас, шатаясь после весёлой пьянки, завернули отлить, за грудой поломанных ящиков какой-то больной ублюдок бросил искалеченное тело девочки-подростка. Адаар заметил во тьме белеющую пятку и сунулся проверить, что это. А теперь стоял задумчиво над трупом, чувствуя, как туман в башке рассеивается и отступает, по мере того, как пьяный мозг пытается уловить всё больше деталей в тусклом свете факела. Его рыжий оторвал от какого-то дома несколькими кварталами ранее, устав спотыкаться о неровности мостовой.
- Тоже надругались?
- Ага, - буркнул Каарас и присел на корточки рядом с трупом, поднеся факел поближе. Синие следы на шее, порванное платье, оголившее только недавно наметившуюся грудь, разводы крови на животе и бёдрах. И расцарапанные и порезанные запястья, из которых на землю под жертвой набежала небольшая лужа крови. Нечто подобное им уже довелось видеть на прошлой неделе, в городском морге, куда их притащила капитан стражи не то в надежде узнать что-то о случившимся, не то рассчитывая на жалость надавить, на более активное содействие мотивируя. Но, в конечном счете, расстались они дружно недовольные друг другом. Вало-кас ни с какого боку не улыбалось выполнять всю грязную работу за городскую стражу. Подонков в городе всегда хватало, да и трупы по углам и закоулкам – тоже обычное явление для Киркволла. Каждый день подобная хрень бывает, а если с каждым таким случаем носиться – никакой жизни не хватит. Авелин, ясен пень, считала по-другому.
- Я знаю её, - внезапно понял рыжий васгот, - Лепёшки в порту продавала. С крысятиной. Помню, обещал уши оторвать, если опять травить народ будет, - Адаар вздохнул и выпрямился, отряхивая штаны. – Серийник это. Причём совсем отбитый на голову. 
- Так и вижу, как Рыжий Медведь с сиськами бушевать будет: «А я ведь говорила», - Сата-кас пнул остатки глиняного горшка куда-то во тьму впереди и угодил в развесившего уши бомжа, который сдавленно ойкнул, выдавая своё присутствие.
- Слышь! Щас следующим тут рядом ляжешь! - бросил Каарас и уже через мгновение услышал топот удаляющихся ног. – Вот жопа. Теперь растрезвонит на весь Нижний Город.
- Может, от трупа избавимся, пока не поздно? А потом Авелин расскажем.
Адаар пожевал губу, изо всех сил напрягая далеко ещё не трезвый мозг. И наконец выдал:
- Не, перепрячем просто. И расскажем Авелин.

* * *

За третьим трупом вскоре появился и четвёртый, и пятый. Все юные, возрастом от двенадцати до четырнадцати лет девочки, которых объявившийся маньяк раскладывал по разным уголкам Нижнего Города. Но уже не целыми, а по частям (видимо понял, что засветился), оттого и Вало-кас, и городская стража ходили мрачные и злые по городу, разыскивая части детских тел, чтоб потом местный труповод собирал из останков личность на опознание и подсчитывал количество жертв.
- Что-то новое?
- Нет, глухо, как в склепе.
Такими репликами обменивались лейтенанты и рогатые наёмники, сталкиваясь в Крепости Наместника, и расходились по своим делам, раздражённые ещё пуще прежнего. Ни зацепок, ни подозреваемых, ни свидетелей у них до сих пор не было. Хотя насчёт последнего Адаар внезапно считал иначе, о чём, впрочем, не стал говорить ни своим товарищам, ни людям Авелин, решив сначала проверить свои догадки на месте, прежде чем наводить их на какой-то след.
Догадки привели его один из районов Клоаки, где со слов старого бомжа в порту и жила семья потенциального свидетеля. А если точнее – его несостоявшейся жертвы. О ней рогатый узнал случайно, заметил краем глаза странное поведение парочки местных жителей, девушки и уже немолодой женщины, которая помешала своей более юной спутнице приблизиться к группе стражников, среди которых отсвечивал и Адаар. А проследив за ними до входа в Клоаку, Каарас уловил из приглушённых обрывков их разговора, что на кого-то близкого женщинам прошлой ночью тоже напали, но ему удалось спастись. Именно «ему» – что примечательно, ведь несостоявшаяся жертва была мужского пола. Чувствуя, что хватается уже за любые фантомные предположения, Кас всё равно решил эту ниточку проверить. Хотя бы потому, что отсутствие хоть какого-то результата доводило уже до тихого бешенства.   
- Я тебя найду, паскуда, и ты сам пожалеешь, что маленьким не сдох, - бубнил под нос васгот, пробираясь сквозь гетто местных жителей, но никто особо не горел желанием с ним общаться, даже за звонкую монету. Чужой липкий страх и злость цеплялись за одежду, как и местный смрад, въедаясь в ткань, и тянулись за рогатым длинным шлейфом. Многие даже не дожидались его вопросов, уже заранее норовя ускользнуть из его поля зрения. Ломанувшись за одним таким нелюдимым кадром, Адаар свернул в какой-то туннель, закономерно оказавшейся пустым уже через мгновение. А в следующее мгновение понял, что заблудился, когда поглядев назад, обнаружил, что уже непонятно из какого из шести ходов только что вывалился сам.
Ну вот вообще приплыли. Только этого и не хватало – потратить драгоценное время на блуждание по местным лабиринтам. Пожалуй, стоило не выпендриваться, а взять с собой на эту вылазку компанию из Вало-кас, у кого с ориентированием в пространстве нет таких бед, как у рыжего. Но да задним числом он всегда такой умный.

+1

3

С тех пор как какой-то ублюдок решил украшать трупами подростков все тихие закоулки неблагополучных районов Киркволла (ой, да что там стесняться - весь Киркволл - сплошной неблагополучный район), у Каллиан дела пошли так себе. Впрочем, провал в Старкхэвэне точно нельзя было причислять к этим событиям, но злиться на идиотов абстрактно и сильно это не мешало.
А потому, возле своей "Норы" - неприметного хода, а потом в лабиринт подвалов, ведущих к комнате глубоко в в скале, с единственным окном прямо над каналом, Табрис решила быть повнимательнее и не ходить, считая нагов.
В этот раз рыжая только собиралась пройтись до рынка, когда неподалеку раздалось чье-то грозное бормотание. Корзина, наполненная тряпками (в которых была припрятана часть украшенных побрякушек) была совершенно неподходящим оружием, так что поправила перевязь с кинжалом на бедре и, держась тени, пошла на звук чужих шагов.

Кунари.
Сердце сначала заколотилось - громадень рогатый растерянно оглядывался и Табрис уже готова была записать его в извращенцы-убийцы (по мнению эльфийки все рогатые отлично подходили под оба эти определения), когда здоровяк додумался пройти мимо чаши с прорастающими там фосфорецирующими грибами - местным дешевым и сердитым аналогом светильников, которые слишком коптели и в узких закоулках были проклятие, отравляющим воздух.
И рыжая узнала рыжую шевелюру и это лицо.
"Показался-то нормальным... но... это же кунари. Вало-касс... не важно - все они одной кровь мазаны".
Но здоровяк стоял совершенно в неудобном месте и мимо него следовало как-то пройти.
Так что пришлось понадеяться на милость Бога. Одного. Клыкастого такого.

- Что ты здесь забыл, рогатый? - Воинственно подбоченившись, с корзинкой у бедра, Табрис вышла из теней, грозно сверкая глазами на умника, что недавно ей чуть голову табуретом не разбил. - Здесь не наливают и не подают, разве не знал?

+1

4

Адаар пометил ножом каждый ход, но ни один туннель в итоге не направил его в знакомые места и не вывел к людям, которые помогли бы выбраться из этих каменных лабиринтов. Под землёй его недуг (а что это, как не пакостливая болезнь, заводящая в такие дали, что остаётся только диву даваться) прогрессировал до состояния почти полной дезориентации, где пока единственное, что он ещё не переставал путать, было понятие верха и низа. И полумрак, царящий в Клоаке, изредка разбавляемый тусклым светом глубинных грибов, также ничуть не помогал его затруднительному положению.   
- Вместо того чтоб маньяка искать, я ищу... выход. Хоть куда-нибудь. Докатились, - Каарас мог поклясться, что мимо этой старой покосившейся чаши с растущими там грибами проходил уже третий раз за последние полчаса, и всё время она оказывалась по правую руку, тонко намекая, что он ходит кругами.
Однако в этот раз ему наконец-то повезло. Рядом раздался женский голос с заметной хрипцой, и пускай васгот совершенно не слышал чужих шагов, рыжий оказался рад встретить кого-то живого. И крысы тут в расчёт не брались изначально. 
- Да, я так и подумал, что это не обитель земная Создателя. Слишком мрачно, к тому же ни одной хорошенькой Сестры мне тут не встретилось, - Адаар обернулся на голос и обнаружил рядом замершую на безопасном расстоянии девушку. Смутно знакомую, если попробовать приглядеться. И хотя для этого было достаточно сделать шаг навстречу, васгот приблизился почти вплотную, рассудив, что если бы девица хотела его убить, то напала бы давно и молча. – Или ты на таверну намекаешь? Я видел тебя там раньше, верно? – Каарас поводил в воздухе ладонью, копаясь в памяти, а потом громко щёлкнул пальцами. – Точно! Лисичка с побрякушками. Давно не виделись. Чего в Висельник не заходишь поздороваться. Неужто не соскучилась нисколечко?
Впрочем, даже если расстались они на вполне мирной ноте, Адаар не спешил заблуждаться на её счёт. Киркволл терпел рогатых наёмников лишь по двум причинам – одобрение Наместника и численность отряда, никогда не падающая меньше десяти воинов. В таком количестве они как раз могли отбиться и покинуть город, если дело примет совсем уж скверный оборот. Но пока, к счастью, обходилось без явных сложностей, не считая недовольство капитана стражи таким сомнительным и плохо управляемым соседством.
- Дело у меня тут, - разом посерьёзнел рогатый, нахмурившись. - Важное больно. Надо с местными поговорить, но они драпают куда-то, едва меня завидев, - Каарас опустил взгляд на корзинку в руках рыжей. И как можно беззаботней поинтересовался. – А у тебя чего там тряпками прикрыто? Не от трупов часом по частям избавляешься?
На маньяка, охотившегося на девочек, эльфийка никак не походила, к тому же почерк у убийств прослеживался явно мужской (если, конечно, это не обманка и ложный след). Однако гад этот мог с кем-то из местных договориться, чтобы тела в укромных местах складывать. Когда нужда припирает, многие способны со своей совестью договориться. Работа, какая бы грязная она ни была, прокормит лучше, чем голые принципы. И это Адаар прекрасно понимал.

+1

5

Приближающийся кунари или васгот, или кто он там - это не то, что вы хотите видеть в Клоаке, когда вы почти безоружны, почти мирно настроены и у вас полные руки (карманы, корзина) легко теряющихся предметов, которые чревато терять.
Так что воровка сделала почти танцевальное па в сторону, обходя Каараса по кругу, хмыкая.
- Больно мне нужен "Висельник". Моих клиентов там, обычно, не водится - карманы местных и так пустеют, стоит только трактирщику показаться. - Эльфийка скривила губы и пожала плечами после.

Делов в Клоаке у всех находилось. Нехороших таких делов.
И Каллиан бы даже обьяснила, по доброте душевной (ну, почти по доброте), почему от рогатого все стараются ушмыгнуть подальше, как Каарас решил стремительно поглупеть в ее глазах.
Фенек почти натурально, по-звериному, оскалилась.
- Рыжий, тебя не учили, что в Киркволле, а, тем более, в Клоаке, никто не суется в чужие дела и в чужой карман в открытую? Иначе только столкновение. Вооруженное. До зубов. И зубы в пене бешенства. - Шаг в сторону. Кружить возле Адаара можно было почти привольно, развилка позволяла разминуться, но вот оставаться тут долго было глупо - не ровен час кто-то услышит.

- Барахло у меня там моё и если ты совсем с лесного края и не можешь на глаз оценить вес корзины, то я тебе сочувствую и даже могу помочь вывести из этих мест, а дальше три тупика и один обвал, к более обжитым развилкам. Идёт? - "Убогий" было не произнесено, но читалось в вот-вот срывавшемся дыхании рыжей воровки.
Она ненавидела кунари. Не слишком обоснованно. Но когда это зашоренность мешала в ненависти?

Отредактировано Каллиан Табрис (2018-08-08 00:53:36)

+1

6

- Да брось. Нужны мне твои карманы, как дракону вымя, - фыркнул Адаар, но в сторону тоже шагнул, вновь вырастая на пути эльфийки неудобной рогатой горой. – А вот насчёт чужих дел – не согласен, милая, не согласен. Особенно, когда в городе кто-то поехавший мясником заделался. Неужели острые ушки никаких слухов не с поверхности улавливают? Для чего ж они тогда такие большие и длинные, – он бы протянул руку и подёргал за упомянутую часть женского тела, но уж слишком велик был шанс, что зверёк перед ним скорее за пальцы зубами цапнет, чем даст до себя дотронуться. Вон, как ощетинилась за добро своё родное, будто он отобрать его собрался. Хотя зачем ему вообще могут быть нужны женские тряпки – непонятно. Если только там чего более ценного не скрыто, вроде ранее полученного от воровки драгоценного браслета.
Любопытство как шевельнулось, так и пропало. Ни к чему ему сейчас ни дорогие цацки, ни в целом чужое барахло, когда какая-то гнида на детей охотится. В кой-то раз они с городской стражей  оказались единодушные во мнении. Поймать урода надо, да поскорей.     
- На глаз я обычно другие места оцениваю. И для других целей, - васгот усмехнулся и бровями дёрнул. Пусть сама догадается – что и для чего. Но не провоцировала бы лучше его рыжая, а то ведь уверовать захочет в свою исключительную удачу, что первый заговоривший с ним под землёй - и есть та самая ниточка, которая приведёт к убийце. Однако для начала пусть она и правда его куда-то выведет. А там уж дальше он разберётся, что делать, отталкиваясь от новых обстоятельств. Хреновых, правда, но каких уж есть.
- А отведи-ка в более людные места, будь так добра, раз сама предложила.
В двух из трёх упомянутых тупиков он уже успел побывать и даже нацарапал на память ругательство на стенке. Поэтому от предложенной помощи (хотя кого тут обманешь, сплавить с глаз долой его отсюда хотели, да подальше, чтоб не возвращался) отказываться было невыгодно.
- Звать-то тебя как? – глядя в худую спину, поинтересовался рогатый. Шагал он за девушкой точно след в след, стараясь не отставать, потому что уже видел, как местные умеют растворяться в воздухе, ныряя в какие-то тайные проходы. И повторения этого фокуса в исполнении эльфийки ему не хотелось. – Не скажешь, буду звать Лисицей. Или Рыжехвосткой. В одном городе живём, так что, как пить дать, дорожки наши ещё не раз пересекутся.
Его позабавила эта мысль, а вот эльфийку такая возможность вряд ли обрадовала. Только была ли это обидка за случай в таверне или что-то личное – по затылку и напряжённо сведённым лопаткам не узнать. Тут хотя бы зрительный контакт нужен. А это не только звери обычно воспринимают как угрозу.

+1

7

- Ну и прекрасно. - Не стала скрывать и далее своего недовольства Табрис, спеша отшагнуть от рогатого. Он, как и всякие кунари, васгот, тал-васгот, не важно - оставался махиной мышц и опасных наклонностей. Просто Каллиан ни разу не видела, чтобы люди, или эльфы, или гномы, так эффективно могли вырезать и захватывать половину города. А вот с рогачами наблюдала такое... правда, потом пришла Хоук, городские и Серые Стражи подтянулись и отбили Киркволл, но осадочек, что говорится, остался.
Хотя в этот раз рогатого красавчика интересовали мертвые дети, а не живые. И, в какой-то мере, это было даже хорошо.
Воровка вздохнула.

- Ты явно не жил в Клоаке и подобных местах: здесь никто не суется в чужие дела... тем более, бесплатно. - Хочет что-то знать, пусть раскошеливается. В Киркволле было слишком много маньяков и придурков всех мастей, а потому единственным правилом выживания было беречь себя и не терять голову. И у Табрис было много вопросов к родителям бедных детей. Сами виноваты. Вот дети, может, и не виноваты, но где были их головы?
В эти моменты, когда, заодно, даже мертвые были в чем-то виновны для несостоявшейся героини, она старалась не вспоминать Шианни.
Но настроение портилось и без того.
- Тут с людьми не очень... больше гномов и эльфов совсем опустившихся. Но отведу. Ты, главное, смотри не наступи мне на ноги. - Топающий за спиной васгот напрягал. Раздражал. Бесил и нервировал. Хотелось развернуться и вмазать ему бритвой по глазам. Просто так. Чтобы не пялился.
Но своих демонов смиряют не только маги.

- Табрис зови. - Буркнула воровка и, приглядевшись к знаку из бурой краски на повороте, ускорила шаг.
- А этот извращенец, что детей режет, мне тоже мешает. Теперь стража лютует. Лишний раз не пикнешь, не прогуляешься. Кажется, на днях, эти придурки в оранжевом даже на первый уровень Клоаки полезли. Совсем от рук отбились... а ты, значит, с кем из местных говорить собрался? С Хартией? Я-то, может, тебя с кое-кем сведу, но... здесь, и правда, не принято каждому хрену с горы ответ по делам давать. Так что... ты мошной-то потрясешь. - Остроухая даже обернулась через плечо, на глаз оценивая, где рогатый прячет деньги. - И лучше не шути с ними. Они шуток не понимают, кроме тех, что шутят сами.

+1

8

Забавно получается. В тот раз в таверне остроухая плутовка совсем другой модели поведения придерживалась, умело разыграв для всех желающих обманутую бесчестными наёмниками невинность. Теперь же на своей территории рыжая держалась куда уверенней. И честнее, если уж на то пошло. А это многого стоило, особенно в месте, где, как она сама утверждала, никто бесплатно ничего не сделает.
- Ты права, в такой дыре мне жить не приходилось, - легко согласился васгот, отмахиваясь от зацепившейся за рога паутины. - Только и я не вчера родился, милая. Знаю, как такие места устроены.  Хотя если это забота у тебя такая, то я тронут.  И спешу обрадовать, симпатии твои взаимны. 
Нет, он не слепой и уж тем более не настолько беспечный, чтоб благополучно не замечать волны открытого недовольства в свою сторону. А посему если что и было у них общего – так это здоровое недоверие друг к другу. Каарас послушно следовал за маленькой эльфийкой, но не забывал по сторонам смотреть, пройденный путь запоминая. Ну... по крайней мере, хоть пытался, не рассчитывая лишь на чужой порыв внезапной доброты душевной. 
- Тут есть ещё эльфы? – удивился Адаар. - Я слышал, многие из ваших подевались куда-то. Хотя меня вот именно люди интересуют. Точнее женщина темноволосая, с девушкой молодой ходит. У них ещё подросток есть,  не то сын, не то подкидыш, - Кас недовольно пожевал губу, нахмурившись.
Крайне скупое получалось описание. Никаких особых примет васгот заметить за ними не успел, разве что в памяти всплыло случайно оброненное имя. Джесси. С одинаковым успехом – это могло быть как женское, так и мужское. Если только услышанные фразы не относились вообще к другим людям – тут уж ни на что, кроме собственной удачи рассчитывать не приходилось.
Поэтому рогатый добавил безо всякой надежды на какую-либо зацепку:
– Кажется, кого-то из них ещё звали Криворучка Джесси. Может это имя, может псевдоним такой – без понятия. Не слышала про такую?
От идеи направиться прямиком к Хартии Адаар решил отказаться, когда только в люк пролез и ещё дна подземелья ногой не коснулся. Откровенно брезговал связываться с ними – с одной стороны, а с другой, самой главной, – дипломат из него и в лучше времена был откровенно хреновый. Наломать дров Каарас мог легко и играючи, если рот слишком часто открывать будет. А меньшее, что им сейчас нужно, - так это ввязываться в очередные преступные разборки. Шокракар за такое башку против часовой открутит и скажет, что так оно гармоничнее смотрится. И с этим уже не поспоришь.
- Может, раскошелюсь. Или нет. От настроения зависит, - честно пожал плечами Адаар. - Мне, знаешь ли, за дело это паскудное денег не отвалят. Так что я здесь на добровольных началах, - и с лёгким кошельком - как вытекало из контекста.
Васгот не преминул сверкнуть зубастой ухмылкой, когда Табрис к нему обернулась.
«Прости, милая, но и для тебя у меня в карманах не найдётся ничего, кроме простой словесной благодарности».
- Раз этот говнюк тебе тоже мешает, не хочешь посодействовать своему спокойствию и комфорту, а? – Адаар в два шага нагнал провожатую, подстраиваясь под её движение. И с любопытством глянул сверху вниз на рыжую макушку, гадая, за правильную ли ниточку потянул, чтоб отклика добиться. Сопереживания от таких, как Табрис, обычно ждать не приходится. Тут каждый пятый в Клоаке успел за свою жизнь дермища нахлебаться, чтоб чужие проблемы не трогали и не задевали запертое на замок зачерствелое сердце. А вот за личный комфорт кто-то, может, ещё и пошевелится. Васгот, вот например, зашевелился. А ведь он даже не местный.   
- Я тебе больше скажу – лютовать стража не перестанет. Будет только хуже.  А там до комендантского часа недалеко. И, в конце концов, кому-то придётся стать козлом отпущения для жаждущих показного правосудия городских властей. И что-то мне подсказывает, выберут того, по ком никто плакать и скучать не станет.

+1

9

Это не должно было бесить, но бесило: Клоаку принято было считать и называть дырой, но одно дело, когда место дерьмовым считает его житель, другое, когда кто-то сверху роняет слова осуждения. Не всем так повезло. Не всем так повезло иметь достаточно силы и смелости жить в группе сильных и смелых рогатых уродов, например. Еще и деньги за это получать.
По мнению Каллиан, это было просто несправедливо.
- Тронут, так потрогай себя за больное и заткнись. Тут не принято орать на все закоулки, что кто-то идёт. - Шикнув, эльфийка какое-то время молчала, прекращая клокотать внутренне, пока не вскрылось то, что должно было: рыжий рогатый был еще и психом (возможно, это было как-то связано с тем, что из-за рогов места на мозг в черепушке не осталось), а потому сунулся всё выведывать еще и без денег.

Табрис переживала осознание этой новости, несколько долгих мгновений рассматривая лицо здоровяка в траурном молчании.
- Значит так... - В конце концов, Каарас был прав: урод мешал. Мешал всем но его и боялись. - Криворучка водится и я тебя к ней не отведу, но выведу ближе всего. Дальше дорогу сам найдешь, что же до посодействования... - Табрис поёжилась, явственно чувствуя мертвецкие тиски пальцев на запястьях и щиколотках, будто по-настоящему ощутила рывок на себя за бедра из непроглядной тьмы ужаса воспоминаний.
- Ублюдки, которые насилуют детей, должны дохнуть, пожирая свои яйца. Всё, что узнаю, приволоку тебе на хвосте. Но ты все равно мне заплатишь. Потому что иначе я сама сдохну от жадности: я никому и ничего бесплатно не делаю. Понял?

Клокоча от гнева, эльфийка поманила за собой в проход Каараса.
- Пойдем. Покажу кое что... А Криворучку я три дня тому видела. Ещё живой был. Тут мерзкое место есть. Может, того урода обитель. У детей косы не срезались? А то капище с волосами меня пугает гораздо больше пожара в Клоаке. - Табрис тоже считала это место дырой. Но это была её обитель. И здесь даже не так давно завелся целитель, который не спрашивал ни о чем. И работал бесплатно, дурак. Так что надежда была, как бы не отрицала её существование в мире (вслух) эльфийка.

+1

10

От новости, что Криворучка всё-таки существует и даже ещё дышит, Адаар оживился, испытав прилив воодушевления. Неплохой расклад выходит. Не совсем удача, но лучше, чем могло получиться, повернись к нему Фортуна всеми своими вульгарными частями. Каарас даже понадеялся, что получится вызнать какие-то новые детали по делу, если мальчишка, на которого недавно напали - несостоявшаяся жертва именно того маньяка, ради которого они тут все землю носом роют. Впрочем, если попутно удастся засадить за решётку и другого распоясавшегося психа, рогатый не станет возражать. Некоторые уже давно и упорно нарываются, но чья-то крыша или толстый кошелёк надёжно шею от виселицы прикрывают.   
«Вот потёрся со стражей, и уже другими категориями стал мыслить. Забавно».
Хмыкнув, Адаар улыбнулся. Широко, понимающе и чуточку снисходительно. Про то, что детей ещё и насиловали, он не говорил ни слова. Эта информация была уже не каждому доступна. Местные про маньяка-расчленителя слыхали, конечно, - шила в мешке не утаишь, - а вот такие гадкие подробности стража уже при себе держала, хмуро отмалчиваясь. Значит, Табрис могла узнать об этом из каких-то своих источников, но наверняка лишь по собственной инициативе интересуясь. Ей не совсем наплевать – вот, что получается. Хотя вид, конечно, делает умело. Он почти купился.
- Браслет не верну. Я его уже проел и пропил, - соврал Каарас, не моргнув и глазом. Затем подумал и всё-таки мысленно погладил выставленные в свою сторону эльфийские колючки, не отмахиваясь от требования эльфийки. Уже за то, что он сумел приобщить беспринципную ушастую воровку к столь нужному и правильному делу, можно собой гордиться. А ради такого не страшно потом отсыпать горсть-другую монет. Хотя, конечно, легко и просто распоряжаться тем, чего у него всё равно сейчас нет и не предвидится. – Так что с оплатой придётся немного подождать, я на мели.
Вспоминать детские трупы не хотелось, особенно несколько последних, от которых головы до сих пор так и не нашлись. Информацию по первым двум жертвам городская стража зажала, не захотела делиться с наёмниками не то из гордыни, не то ещё по каким-то соображениям. Показать тела - показали, но цель изначально другая ставилась – надавить, сманипулировать на чувствах из расчета, что какие-то их остатки у рогатых великанов всё-таки имелись. А лично своими глазами Адаар видел только третью бедняжку, но будучи пьяным и не посвящённым в ход расследования, он запросто мог упустить из внимания многие детали. В том числе и отрезанные волосы, например. На фоне общей тошнотворной картины преступления, это выглядело совсем несущественным пустяком.
- Не знаю насчёт волос. Но да всё равно покажи, что за мерзкое место, - раз уж он решил хвататься за любые фантомные предположения, то стоит продолжать в том же духе. Адаар только вытащил с пояса за спиной небольшой, почти незаметный в его больших руках нож, прежде чем шагнул в проход за рыжей эльфийкой.
В этом коридоре клумбы глубинных грибов встречались даже чаще, чем раньше на их пути, словно их высаживали уже намеренно, чтобы осветить себе путь. Хотя тут Адаар, нифига не смыслящий в ботанике, поспешил себя отдёрнуть. Здоровая паранойя – штука хорошая, не раз его выручавшая, но была у неё привычка вырастать до неприемлемых размеров.
- Давно оно появилось? Когда ты его обнаружила? – Кас приглушил голос почти до шёпота, замедляя шаг до тех пор, пока не встал на месте, почувствовав, что каменный свод покоится на его плечах. Причём буквально. – Хм... а ещё меня интересует, какой высоты потолки в этом твоём местечке. Или мне придётся передвигаться на четвереньках?   
Коридор, по которому они шли, тянулся вперёд, уводя куда-то вглубь и вниз, и всё та же самая здоровая паранойя нашёптывала васготу, что дальше будет только ещё ниже и уже. Пока, в конце концов, ему не придётся, скрипя зубами, признать, что в очередной проход он может просунуть лишь руку или рогатую голову. Вот только, увы, ни то, ни другое отдельно от тела путешествовать не умело.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-09-06 21:59:31)

+1

11

- Я не удивлена. Ты большой, жрешь много. - Каллиан, со всей "очаровательной непосредственностью" могла разом наповал ронять дамочек из школ благородных девиц. И сейчас не стала скромничать в суждениях. Тем более, что рогач ее нервировал.
- Настолько на мели, что взялся за это дерьмо и полез в Клоаку? Ты свои рога, случайно, не заложил? - Осклабилась остроухая, а потом передернула плечами, снимая с запястья клок паутины.

Запах грибов и пыли теперь становился всё сильнее, пока, шагая в сумраке, Каллиан не дошла до места, где отчетливо тянуло мочой и её чем-то, что так сходу охарактеризовать воровка не могла. Но это было уже не случайным.
- Все твари живые метят территорию по-разному. Местный коллекционер, как пёс, все углы обоссал. Надеюсь, его прибьют где-то в подворотне. - Проворчав, рыжая юркнула в очередной проход, стараясь держаться ровно по центру тропы и не касаться стен.

- Пролезешь, не переживай. На неделе это место нашла. Раньше.... хм, за ближайшую зиму не скажу, а до того здесь просто хламовник был. Очень удобное место, чтобы выбросить то, что тебе не нужно и продать уже не получается. Но потом... вот.
Эльфийка посторонилась, хотя высокий Каарас мог и так прекрасно видеть.
В сумрачном свете флюоресцентно сияющих грибов, виднелись крючья и гвозди, вбитые в песчаник потолка. На ключьях, будто диковинные водоросли, свисали вниз пряди волос, иногда - целые косички и косы. Светлые, темные, кудрявые. Не было только седых.
- Жалко, мы с собой огня не взяли. Сжечь бы все тут к демоновой заднице...

Табрис оглянулась на васгота.
- Там еще на стенах что-то намалёвано. Но я в этих закорючках ни нага драного не смыслю. - Было видно, что находиться здесь воровка не хочет. И косится обратно в сторону прохода к более обжитой части Клоаки.

+1

12

- А ты милашка, когда ворчишь, - в отместку подразнил он эльфийку, фыркая себе под нос, но далеко не сразу двинулся за воровкой, даже когда она уверила в том, что в искомом месте он поместится. Каким именно образом поместится – тоже важный нюанс, поэтому васгот так и не расслабился, сильнее наклоняя голову, чтоб не шкрябать концами рогов по потолку, роняя на голову каменную пыль. Громогласный приступ чихания, который слышно на многие метры вперёд, сейчас явно был бы некстати. Впрочем, это не единственное, что раздражало обоняние, заставляя периодически морщить нос. Был ещё затхлый воздух, в котором теперь отчётливо выступила вонь человеческих испражнений. 
- Ну, если он хотел отпугнуть кого от этих мест – то это и правда неплохой способ. Дешево и сердито, - васгот пригнулся ещё сильней и боком втиснулся в новый проход вслед за Табрис, на первое время замерев у входа и внимательно осматривая небольшой грот и его неприятное содержимое.
Света грибов хватало, чтоб выхватить картинку в целом, не застревая на деталях. Однако именно за ними рыжий и пришёл сюда. Поэтому зыркнув себе под ноги, Каарас осторожно шагнул вперёд, переступая через остатки какого-то ящика, и приблизился к крюку, на котором висела длинная тёмная коса. На бывшей хозяйке она бы смотрелась куда как приятнее.
- Нельзя ничего жечь, пока мы не поймём с кем имеем дело, - бросил в ответ Каарас, хотя желание эльфийки спалить тут всё – выглядело очень соблазнительно. Нормальным хозяина такой волосатой коллекции всё равно вряд ли можно считать, хотя попадались наёмнику и личности с ещё более странными пристрастиями. Как, например, врач, собирающий вырванные зубы пациентов и поимённо помнящий каждую свою жертву, или кухарка, коллекционирующая стриженные ногти своих шести дочек, собранные от младенчества до того момента, как они от неё благополучно сбежали. Однако что тот, что другая при общении выглядели совершенно обычными людьми, ничем особо не отличающимися от других. И такой вид безумия, как раз и был самым опасным. Когда ничего не предвещает беды, беда обычно и случается.   
– И не трогай ничего. Чтоб не спугнуть этого урода раньше времени.
Адаар прошёлся по периметру, подныривая под крюки и уклоняясь от кос, чтоб заглянуть в углы или места, в которые можно что-то спрятать от чужого поверхностного взора, пока замечание Табрис не заставило обернуться. Весьма неудачно, потому что одна из золотистых кудрявых шевелюр легла аккурат ему на плечо, щекоча шею, и васгот задёргался, брезгливо смахивая с себя чужие волосы, чудом не разгромив при этом странную многоярусную композицию из старых ведер, склянок и тряпок. Такой знак хозяин берлоги бы точно не пропустил.
Закорючки, на которые указала Табрис, Адаару тоже не были знакомы, но он постоял у стены несколько минут, пытаясь запомнить нарисованное. Почему-то это показалось очень важной деталью, которая могла бы помочь с расследованием. Или же ему просто очень хотелось в это верить.
- Здесь ещё гниёт кто-то, - подал наконец голос Каарас, оборачиваясь к эльфийке. – Трупный запашок, чуешь? Хотя зассал он тут, конечно, на славу, аж на слезу прошибает, - васгот кивком указал на выход. Самому тоже задерживаться тут больше не хотелось. – Отсюда нет других выходов? – уточнил он на всякий случай, в мыслях устремившись уже настолько далеко, что стал планировать на коллекционера волос облаву, не дожидаясь, когда тот выбесит судьбу и сам в подворотне на нож напорется. Осталось только всё-таки проверить несостоявшуюся жертву нападения и расспросить стражников, не пропадали ли у жертв волосы. И тогда можно было возвращаться и хватать окопавшегося в вонючей пещере извращенца.
Казалось, что отгадка этого паскудного дела наконец-то засияла приятным светом в конце туннеля... 
...Но выйдя на поманивший его свет, рогатый упёрся носом в очередной тупик. И это уже не просто раздражало, это начало по-настоящему бесить.

* * *
Как и обещала, Табрис вывела его туда, где можно было найти Криворучку, а сама сразу же после этого испарилась, что васгот даже не успел ни поблагодарить эльфийку, ни попрощаться. Следом и тот разговор, на который Адаар возлагал большие надежды, когда спускался в Клоаку, прошёл по совершенно идиотскому сценарию. Криворучкой Джесси оказался один местный сутенер, который долго и упорно пытался втюхать Каарасу потасканных жизнью и клиентами женщин.  Когда же они, перебрав всех его знакомых, сумели найти тех, кого Адаар разыскивал, удача решила помахать наёмнику ручкой. Мальчишка, Уилли, действительно подвергся нападению какого-то маньяка, но при появлении Адаара – окрестил этим маньяком именно рыжего васгота. От диких воплей Уилли, бьющегося в истерическом припадке, Каарас позабыл всё, что хотел спросить у несчастного ребёнка, а женщины, увидев, какую реакцию вызвала его рогатая персона, тут же бросились его выпроваживать. Пришлось возвращаться на поверхность практически с пустыми руками. И новым долгом, который ему вряд ли забудут.

* * *
В «Висельнике», куда Адаар завалился с рассветом, он был далеко не первым посетителем в такое время суток, но точно единственным, кто не опохмелялся после тяжёлого вчерашнего денька. Вместо этого васгот, раздобывший себе  бумагу и чернильницу, несколько часов только и занимался тем, что марал бумажки своими жалкими попытками воссоздать закорючки, увиденные в подземелье на стенах. Пока не задремал, уронив голову прямо на своё не до конца высохшее творчество.
Снились Адаару бесконечные догонялки за извивающейся по-змеиному чёрной косой, которая с не меньшим проворством то норовила его придушить и забраться в мозг через нос, то ускользала в бесконечных коридорах, что её приходилось отыскивать лишь по оставленным волоскам.
Поэтому когда кто-то ощутимо задел его стол, разрушая бредовое сновидение, коварно поймавшее в свои мерзкие лапки, Каарас только обрадовался. Хотя по его заспанной, угрюмой и помятой роже это было сложно понять.

+1

13

Рогатый наемник, возвращаясь из той нажьей дыры, в которую они забрели, не стал испытывать хрупкую нервную конструкцию Каллиан Табрис дальше: отвял и устремился к интересным ему людям. Так что Табрис, окончательно умотавшаяся за небольшую прогулку, поняла, что день пойдет насмарку и направилась в купальни - счищать с себя дерьмо Клоаки... будто это было возможно сделать.
Мысль о том, что пора бы менять место обитания, не раз посещала бедовую голову, но рыжая всё цеплялась за подземелья. Она привыкла, что весь мир враждебен, а привыкать и расслабляться, находясь рядом с более мирными соседями не хотелось. Хотя, после увиденного в медвежьем углу какого-то сумасшедшего, аргументы в пользу более вменяемых соседей вопияли во все горло.

Поэтому зудела, точно вшивая кожа, совесть.
Поэтому, трижды себя прокляв на следующий день, Табрис выбралась, кроме как взять новый заказ, еще и в "Висельник" - здесь ее, по вполне разумным причинам, не слишком жаловали, особенно с тех пор, как Тетрас отправился наместничать в Верхний Город, хотя и хаживал сюда часто... но всё же - рыжей морде тут были не рады. Рыжая остроухая морда отвечала видом скисшей, по ферелденскому рецепту, капусты и показывала два пальца, стоило разносчицам и вышибалам отвернуться.

Рогатый был здесь.
Хоть что-то в мире неизменно.
Поглядев из-за его плеча на закорючки на листах паршивенного пергамента, Табрис скорчила рожу покислее и присела на лавку. Оглянулась на подозрительно уставившегося на нее вышибалу: видимо, тот переживал как бы ворье не обшмонала карманы васгота; поэтому ничего не оставалось, кроме как прервать сон великана - ударом ноги по ножке стола.

- Подьем, красноглазый красновласый... опять пацана замордовали. Нажий выблядок раскидал части тела прямо по одной из лестниц Клоаки... где-то час тому назад. - "Радостно" вывалила все новости на сонную голову Каараса эльфийка.
- Надеюсь, когда этот мир рухнет, такие уроды будут гореть в демонов пламени, а демоны покрупнее будут драть их пылающими когтями в задницу. - Табрис ощерилась, всматриваясь в лицо рогатому. - Ты меня вообще слышишь? Э! Труп у нас! Труп, а стража блюет в переулке и плачется мамочкам, а не ищет виновника.

+1

14

Каарас сонно сморгнул, вытерев рот ладонью на случай, если вдруг успел напустить слюней, и сфокусировал взгляд на усевшейся напротив рыженькой эльфийке. Странно как выходит – а ведь рогатый  был уверен, что в ближайшее время больше её не увидит, хотя б потому, что сотрудничать она не горела желанием. А вот спровадить его подальше от Клоаки – резон имела большой и личный.
Видимо его недоумение сильно на заспанной роже отразилось, оттого Маарим, чья очередь была сегодня приглядывать за порядком в Висельнике, шагнул в их сторону с явным намерением вмешаться. Но Кас его остановил, махнув рогатому рукой, мол, всё под контролем. Слова эльфийки подействовали достаточно освежающе, чтоб рыжий взбодрился и без ушата холодной воды на голову.   
- Я надеялся, что ты более приятные новости принесёшь, - вздохнул васгот, устало потерев лоб и сковырнув с него засохшие чернила. - Потому что у меня с Криворучкой не сложилось. Тупик там.
На самом деле Каарас так не считал, а наоборот чуял, что тут есть, за что зацепиться. Но вот давить на ребёнка не захотел. В ушах до сих пор звенело от его испуганного крика. И возможно, именно эта слабость и оказалась в итоге его фатальной ошибкой.
- Стоп, что?.. – Адаар вскинул голову, чувствуя, как нехорошее предчувствие ледяной хваткой сжало за внутренности. Такой поворот событий словно удар под дых. Не внезапный, но весьма болезненный. – Ты говоришь, что пацана на этот раз убили? Не девчонку?.. Это точно? Не путаешь?..
Каарас с силой впечатал кулак в крепкий дубовый стол, чудом не сломав его как простую дощечку. На мгновение в таверне повисла звенящая тишина, как перед готовой разразиться бурей. Но за этим яростным всплеском ничего не последовало. Адаар нахмурился, как грозовая туча, и некоторое время молчал, устаканивая скачущие блохами мысли.
- Толку от твоих или моих проклятий, – наконец обронил васгот, поморщившись. - Так думает каждый, у кого хоть огрызок сердца ещё имеется. Но этого мало, - рыжий не глядя схватил свою кружку и опрокинул в себя остатки кислого пойла. - Меня не греет, что будет потом, в другом мире. Я хочу, чтобы расплата настигла ублюдка здесь и сейчас. Поэтому спрошу только один раз, Табрис. Хочешь совершить что-то по-настоящему правильное в своей жизни? Помимо заботы о собственной заднице. Или же нет?
Взгляд в упор зацепил светло-карие, почти по-кошачьи жёлтые глаза, ожидая, что решит их хозяйка. Адаар хорошо помнил её заявление, что она ничего и никому не будет делать просто так. Но, быть может, остроухая не совсем ещё потерянный случай. Без сомнения ясно одно – жизнь успела её нещадно потрепать и причинить немало боли, но вот вопрос – сломала ли так, что ничего уже нельзя исправить?
Как бы там ни было, спасать чужую совесть рыжий не собирался. Как и быть круглым идиотом и влезать в очередные долги, лишь от того, что собственная вдруг решила больно укусить, не давая спокойно спать по ночам.
- У меня ни хрена нет пока идей. Но хоть на новый труп надо посмотреть. Может, прокололся в чём этот сучий выродок.   
Поднявшись из-за стола, васгот стал собирать своё художество, однако перед тем как свернуть пергаменты и сунуть свитки в рукав, ткнул изрисованные бумажки под нос эльфийке, ожидая её вердикта, как единственного известного ему свидетеля той наскальной живописи.
- Похоже получилось? На каракули на стене в той яме волосатой.

+1

15

Пока Табрис скакала козой вокруг красноволосого кунари, его дружок явно обиделся такому раскладу. Воровка напряглась, как пес, что увидел камень в руке человека, но Каарас наконец-то продрал глаза и отмахнулся от ретивого защитничка.
Эльфийка скорчила рожу последнему и уставилась недовольно на знакомца:
- А я надеялась стать королевой Антивы... - Каллиан возвела очи горе. Посчитала до десяти. Потом мысленно заменила пару куплетов Песни Света на матерные словечки и ме-е-едленно кивнула.
- Тело раздели. Так что мальчик то был. - Ещё одна очень нагово-дерьмовая жизнь в Клоаке оборвалась, но оборвалась на такой мерзкой ноте, что даже Фенек хотелось долго и далеко бежать отсюда. Мир обречен. Мир уничтожен уже давно. Неужели никто еще не понял? Тедас заслуживает гибели. Она ему необходима. Это общество, любое другое общество, эти пасынки жизни уже насочиняли себе на колесование. даже не виселицу. А потому - пусть горит мир, как Ужасный Волк задумал. Или что бы он там себе не задумал - пусть горит мир.
Это седьмое пекло никто не заслужил наяву и во снах.

- Да что ты знаешь обо мне, рогатый. - Фыркнула воровка. - Ничего я тебе доказывать не буду. Пришла, сижу, выслушиваю, так что не побегу, поджав хвост. Доволен? Мысли-то дельные у тебя есть или только на меня пялиться будешь? - Остроухая поёжилась и в ответ нахмурилась, смотря на великана, будто тот был ярмарочным зазывалой и обещал сахарного дракончика из под полы.
Только нага лысого, а не дракончика для Табрис. Одни лишь проблемы.

Табрис поморщилась, наблюдая за тем, как собирается васгот и на рисунки давно уже взглянула. Не выгляди красногривый таким простофилей, давно бы уже уверовала, что это он - тот урод, что детей мучает. Но что-то не сходилось в таком простом подозрении - слишком искренне возмущался рогатый и переживал. Будто ему, и правда, не плевать на что-то, кроме своей жизни.
- Похоже. Складно каракули пишешь. Только ты бы не раскидывался бумажками так. Стража злая сейчас. Им рыжая сука таких звезд под задницу пихает, что мужики готовы любого волочь как виновного. А тут такие знакомые каракули. Пошли. Покажу, где останки. Если, конечно, пока я тебя пинала, стражники не сподобились за мешком и тачкой послать. Сложат пацана и на костер. С мертвых нечего взять... - Табрис, сглотнув, равнодушно отвернулась от широкого стола, вокруг которого уже терлись разносчицы, расставляя для утренних пьяниц кружки с элем. Воровке тоже хотелось упиться вдрызг, но тут опять идти откуда пришла.
В компании рогатого.
Жизнь - штука безумная.

+1

16

Адаар недоверчиво вскинул бровь, ничуть не убеждённый ответом Табрис, но да пусть рыжая скалится и фыркает, сколько душа просит. Знавал он таких, кому как воздух необходимо накопившийся внутри яд сцеживать, а иначе порвутся запросто, как сверхпрочный орлесианский чулок, натянутый на бочку (чего только не узнаешь, потолкавшись на ярмарке в Вал Руайо). За примерами таких личностей даже далеко ходить не надо. Васгот легко себя узнал - когда голоден, не выспался или просто с утра настроение дерьмовое. У Табрис, похоже, дерьмовым выдалось не только утро, но и весь последний год как минимум. Хотя в чём-то она действительно была права – он ничего о ней не знал. Как, впрочем, и не собирался это как-то исправлять.
- Вот и славно, что мы этот момент прояснили, - наконец выдал Каарас, не желая вступать с остроухой язвой в бессмысленную грызню. Запал рогатый наёмник для другого берёг. А раз сказала рыжая, что в деле, не сбежит – то и ладно. Адаар не дурак отказываться от помощи, потому на чужие мотивы лучше благополучно забить болт. - Тогда показывай дорогу. 
Но прежде чем покинуть таверну, Адаар зарулил на кухню, прикупив у повара дюжину пирожков только с пылу с жару. Мужик не знал, кому они достанутся и вряд ли успел добавить туда какую-то несъедобную дрянь.
Пользуясь временем, которое они потратили на путь до спуска в Клоаку, наёмник успел запихнуть в себя четыре пирожка, ещё четыре оставив про запас. Знал ведь, что под землёй аппетит точно улетучится, будто его и не бывало. И дело даже не в том, что они шли на труп несчастного ребёнка смотреть. Просто от отвратительных миазмов Клоаки иной раз хотелось разучиться дышать.
На месте преступления, тем временем, уже гремели латами стражники. Кто-то разгонял зевак, кто-то удерживал подальше от места происшествия надрывно рыдающую женщину, мать убитого мальчика. Среди собравшихся охотников за свежими слухами Адаар даже заметил наглую рожу Криворучки Джесси, хотя едва ли это могло бы показаться странным. Просто за своими приглядывает, из нежелания корову дойную терять, а не по доброте душевной.
И всё-таки они пришли поздно, стража успела собрать разбросанные останки и сложила их в телегу. Грязное сукно, наброшенное сверху, пропиталось кровью, привлекая мух и прочую успевшую проснуться после зимы мошкару.
- А главный у вас тут кто? – поинтересовался Каарас так легко, как будто дорогу спрашивал. Когда на его голос воины порядка обернулись, васгот издал понятливое «А!» и направился к тому, чья рожа выглядела знакомой. Они частенько пересекались в Крепости Наместника и даже однажды сказали друг другу больше того скупого десятка фраз, которыми обычно обменивались стражники и наёмники Тетраса.  – Опять этот наш душегуб? Или совпадение?
- Да этот же. Погань богомерзкая, - откликнулся мужчина, сплюнув на землю. – Так изуродовал мальца, что наши рекруты свой завтрак выблевали. Смотри, не вляпайся.
Каарас потянулся к останкам под тканью, уверенный, что со своими пирожками так просто не расстанется. Но стражник перехватил его руку, кивнув куда-то за спину васгота. 
- Стой, а это что за стрекоза за тобой прячется?
- А, она со мной, - Адаар непроизвольно приосанился, ухмыльнулся. - Помогает. Там, где я не пролезу.
Отбросив в сторону ткань, рогатый окинул внимательным взглядом останки, с сожалением закусив изнутри щёку. Опознать жертву оказалось нетрудно, несмотря на то, что ему выдавили глаза и голову отделили от тела. Кас только вчера встречался с несчастным, но поговорить им так и не удалось. Не может быть, что это было простое совпадение. Скорее ублюдошный маньяк решил подчистить хвосты, решив, что жареным запахло.         
- Ты! – вдруг закричала разбитая горем женщина, тыкая в его сторону пальцем и устремив на васгота безумный в своём бездонном отчаянии взгляд. – Это ты виноват в том, что случилось! Всё из-за тебя! Если бы не ты, мой мальчик был бы жив! Ты привёл его! Уилли.. мой бедный Уилльям!..   
- О чём это она вообще? – насторожился стражник.
Адаар ответил не сразу, а с небольшим запозданием, снова пряча части тела ребёнка под сукном.
- Просто ей нужно кто-нибудь винить, чтоб не захлебнуться от горя. Вот и всё. 
Перекинувшись ещё парой дежурных фраз со стражниками, васгот отошёл в сторону и поманил к себе Табрис.
- Вот теперь у меня есть кое-какие предположения, и это мне пиздец как не нравится, - задумчиво произнёс Адаар, почесав пальцем щёку. – А ты что-нибудь заметила? Необычное, подозрительное... Ладно, пошли отсюда. Навестим ту самую Рыжую Суку, - рогатый наёмник невесело ухмыльнулся. - Пусть прояснит некоторые моменты.

+2

17

По дороге кунари умудрялся жрать пирожки и... Табрис ему завидовала. Не могла сказать с точностью до дня, когда она в последний раз сытно и прямо вот с аппетитом ела. Мир катился в тартарары так резво, что воровка и не заметила, что рухнула туда первой.

В Клоаке рогатого и Табрис ждала неопрятная куча под плотной тканью, некогда бывшая мальчишкой, и толпа идиотов в доспехах с городской геральдикой. Всё как и предполагалось: стража стоит, потеет и тупит; зеваки охают и ахают; Каллиан хочется сбежать куда-то подальше, один только Каарас делал вид, что заинтересован происходящим. Фенек предпочла смотреть на лица в толпе - что она в трупах не видела. Лица вот были куда более говорящими. Даже за отвращением на этих рожах читалась скука.
Подумаешь, труп в Клоаке.
В Киркволле куда более удивительной была бы свадьба без поножовщины в Клоаке. Или визит Андрасте. Остальное с этим городом уже случалось. И драконы в пригороде - тоже.
Очень насыщенно живет город. Даже - пресыщено. Ничем уже его кровь не пронять.

Эльфийка смотрела на людей, полукровок, представителей всяческого сброда рас, морщилась. Услышав, что речь о ней, обернулась на десятника да Адаара, вопросительно приподняла рыжую бровь, но так как никаких возражений и замечаний не последовало, сделала лишь шаг к повозке: мазнула взглядом по открывшемуся и вновь обернулась, наблюдая за толпой.
Когда выскочила какая-то дура, с подвываниями, точно они сейчас в Верхнем Городе и кого-то может тронуть эта история о скорби по сыне, Табрис стало совсем неприятно:
- Скорее, ей нужен кто-то, кто оплатит похороны и покроет ущерб семейному карману. Пацан ведь в дом деньги таскал. - О том, что, скорее всего, мальчишка их таскал из чужих карманов или не за красивые глазки, эльфийка, всё же, промолчала. Не хотела ввязываться в свару. Ей тут еще жить. И на перо напарывались и за меньшее. Клоака...

У Каараса тоже терпения надолго не хватило. Отойдя, Табрис потеребила кончик своей косы, пожала плечами.
- Он здесь. Убийца. Или маньяк. Точно где-то рядом. Наблюдает. Я бы наблюдала. А толпа зевак - идеальное место, чтобы пить внимание. Ему нужна слава. Удовлетворение похоти - лишь мелочи. Хотел бы лишь трахнуть живого или труп, сбрасывал бы тела в стоки. Нет, он здесь. Всегда здесь... - Рыжая осеклась, задумалась, прикидывая, с руки ли ей идти к Авелин. Да, ни разу не пойманная стражей так надолго, чтобы предстать пред очи грозной орлесианки, эльфийка, все же, старалась не "дружить" с теми, у кого обострено чувство Закона в этом городе.
- Мне кажется, этот псих... кто-то из стражи. Человек со стороны не может так ловко пудрить головы... хотя, признаюсь, эти тугодумы и свою член по картам ищут. Но пойдем. Если что - я очень на тебя обижусь. А я злопамятна. - В своей типично-очаровательной манере, цедя сквозь зубы и пихнув плечом в бок нерасторопного мужика в толпе, Табрис пробиралась к выходу из Клоаки, раз уж они с рогатым всё так решили.

+1

18

[nick]Авелин[/nick][status]Dura lex sed lex[/status][LZ]<br><b>Капитан городской стражи,</b><br>40 лет, меч и щит Киркволла [/LZ][sign]It's hard to believe we came all that way to get here.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/cJ0HW.jpg[/icon]

Рыжая сука, таран с сиськами, бревно конопатое – как бы её не называли за глаза местные и приезжие, но Авелин по-настоящему любила свою работу, своих подопечных и даже город, этот сучий Киркволл, как называла его Хоук, чьи грубые слова всё равно не могли скрыть привязанность, хорошо различимую в голосе Защитницы. А может, Авелин это слышала, потому что сама как раз испытывала те же самые смешанные чувства. Кто сказал, что любовь – это лишь счастливый блеск в глазах и наивная вера, что всё будет просто и прекрасно. Наверное, лишь тот, кто ни разу не любил сам и путал это чувство с простой симпатией.     
- Опять работаешь? Не мучай себя, отдохни, – к обнажённому плечу воительницы прикоснулась крепкая мужская рука, и женщина, чувствуя прилив нежности, накрыла своей ладонью пальцы мужа.
Врать Доннику не хотелось, тем более что он застукал её с поличным, когда Авелин, портя глаза в тусклом свете чадящей свечи, перебирала скопившиеся на своём рабочем столе доклады.
Что поделать, у капитана стражи даже дома имелся такой вот огромный рабочий стол, куда женщина приносила документы, которые не успевала изучить за рабочее время. Всё было гораздо проще, когда она была обычным стражником, выбирающимся на “расследования” с Мариан, и не утопала по рыжую макушку в бумагах. Бюрократическая машина Киркволла неумолима и беспощадна, не раз пыталась сожрать ферелденку, хотя ничуть в этом не преуспела, ведь Авелин не давала ей повода. Так что Донник на самом деле очень гордился своей женой, даже если это и означало, что ему частенько приходилось отрывать свою супругу от работы даже дома и насильно тащить её в кровать. Иногда это “насильно” здорово веселило обоих. Однако сегодня, как и всю последнюю неделю настроение было, увы, неподходящее.
- Ты только напрасно себя изводишь. Всё это может подождать до утра.
- Я должна скорее поймать этого ублюдка, Донник, - Авелин вздохнула, устало потерев пальцами переносицу. – Гибнут дети... Столько материнских сердец разбито. А сколько ещё сжимаются в страхе, пока эта сволочь разгуливает по городу.   
Донник не стал говорить, что у многих жертв и родителей-то толком не было, чтобы не расстраивать жену ещё больше. Вместо этого он просто поцеловал супругу в плечо. Тема детей с некоторых пор стала для них особенно сложной, хотя Авелин упорно делала вид, что это не так.
- Просто учти, что не будешь высыпаться - не сможешь поймать убийцу, когда мы нападём на его след, - заметил мужчина, вздыхая, и направился обратно в спальню.
Донник был прав,  Авелин это тоже понимала, и потому всё-таки отложила доклады в сторону и затушила свечу гасильником, погружая комнату в ночную темноту.
А ещё он сказал «когда», а не «если». И за эту веру в неё, в них, Авелин очень благодарна мужу...
...что даже не стала ругать его за разбросанные на полу портки, о которые она первым же делом запнулась, возвращаясь в спальню.

* * *
Утром в кабинет капитана городской стражи, помимо обычной вереницы недовольных аристократов, и подчинённых, что не радовали донесениями, заглянули весьма необычные гости. Кунари и эльф. Дуб и щепка. Нелепой эта парочка показалась даже на взгляд Авелин, которая на своём веку успела повидать немало, чтоб давно перестать удивляться странностям.
И всё-таки она не сдержалась и недоумённо вскинула брови, когда рыжий наёмник перетащил стоящее у окна кресло поближе к её рабочему столу. Авелин не зря так и не сподобилась сделать это раньше, позволив себе отнюдь не прозрачный намёк посетителям не задерживаться в её кабинете. Но кунари такие сложные посылы, похоже, уловить не способны. Возможно, оно и к лучшему. Для игрищ в красноречивые недомолвки у них есть Орлей.
- Если ты опять насчёт дополнительной оплаты за поиски убийцы, то мой ответ остаётся неизменным. Так и передай Шокракар, - Авелин чуть нахмурилась, наблюдая, как рыжий верзила пытается пристроиться на явно маленьком кресле, совершенно не предназначенном для таких больших тел. Тут и стражнику в латах уместиться невозможно, поэтому ферелденка сделала вывод, что мебель у окна годилась исключительно для обедневшей и голодающей знати. Другие могли и не вместить свои  пышные телеса между подлокотниками, поэтому рогатый великан явно себе польстил, если рассчитывал поместиться на сидении.
- Нет, я пришёл не за этим, - наёмник всё-таки понял, что ничего не выгорит, и, обогнув мебель, опёрся локтями на спинку, наконец-то заняв удобное положение. - В смысле, жаль, конечно, что Киркволлу не нужна помощь Вало-Кас, но мы переживём.
- Помощь обычно подразумевает бескорыстное участие и не нуждается в плате, размером с годовое жалование капитана стражи.
- Поправочка - услуга, пол годового жалования, и только половина суммы вперёд – таково было наше предложение, - широко ухмыляется наёмник.
И Авелин начинает понимать, что знает о кунари, осевших в её городе, преступно мало. Хотя первый вердикт ничуть не изменился – те ещё занозы в заднице. А этот, красный, ещё и непривычно болтливый до кучи.   
- Вообще у нас есть теория, - посерьёзнел рогач. - Насчёт маньяка, орудующего в городе. Рыженькая – давай, жги.
Кунари подцепил под локоток свою спутницу (Авелин и забыть успела о её присутствии в кабинете – настолько отвлеклась на красноволосого верзилу) и усадил эльфийку в кресло перед собой, по-прежнему облокачиваясь на спинку.
- Повтори, что ты мне тогда сказала, - просит наёмник. – Не про члены и карты. А другую интересную мысль.   
Авелин задумчиво постучала пальцем по столу и, выжидающе взглянув на девушку, приготовилась слушать. Ей сейчас необходима любая зацепка, потому что поиски уже зашли в тупик.

Отредактировано Каарас Адаар (2019-01-10 23:58:14)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть вторая. Таящееся зло » Ответная услуга [11 Дракониса, 9:45 ВД]