НОВОСТИ

06.09. 21 месяц игры: сборник цитат
25.08. обновление в правилах: неканонам сюда!


Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Секреты, о которых молчат [21 Волноцвета, 9:27 ВД]


Секреты, о которых молчат [21 Волноцвета, 9:27 ВД]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/RwVGS.jpg

Секреты, о которых молчат [21 Волноцвета, 9:27 ВД]

Время суток и погода: Глубокая ночь, только поют сверчки и садовая камышовка. Тепло, гуляет лёгкий ветерок.
Место: Вольная Марка, деревенька Марчвуд на одном из притоков реки Минантер, между Ансбургом и Старкхэвеном.
Участники: семейство Адаар - Хиира, Солраад и Каарас
Аннотация: У старшего брата есть секрет, который он никому не рассказывает. Ну и ладно, пусть себе хранит свою тайну, раз такой бука. Однако ничто не мешает младшеньким проследить за ним и вывести на чистую воду.

+2

2

На прошлой неделе Каарасу, самому старшему отпрыску рогатого семейства, поселившегося на окраине деревеньки, стукнуло уже шестнадцать. Почти столько же лет их семья жила здесь, среди людей, хотя на самом деле ничего, кроме этой цифры, с тех пор существенно не менялось - ни возможности, ни ежедневные события, ни окружающие люди. Ни-че-го. Только пролегла чётче хмурая складка между бровями у матери, да прибавилось пустых бутылок из-под крепкого гномьего эля, которые юный васгот находил в отцовской мастерской, когда выгребал метлой с пола деревянные стружки. Самое паршивое – Каарас прекрасно понимал, что служило причиной, хотя никто из родителей ни разу не произнёс этого вслух. Дела у рогатого столяра шли неважно, и за шестнадцать лет это тоже совершенно не изменилось. Конечно, они ещё не совсем бедствовали, собирая хлебные крошки со стола, но средств едва хватало на еду, и о каких-то обновках заикаться приходилось редко и осторожно.
- Завтра я съезжу в Старкхэвен и попробую продать там резные шкатулки, что вы недавно закончили. Так что обед и ужин на тебе, - перед сном сказала ему мать, неуклюже целуя сына в лоб и не желая замечать, как юноша морщится от этого внезапного приступа любви. Каарас уже давно почти на целую голову её выше, и это не считая загнувшихся книзу рогов. Поэтому чтоб провернуть этот давний семейный ритуал, женщина каждый раз требовательно ловила его за шею и, невзирая на его желания, заставляла наклоняться, подставляясь под мягкие материнские губы. В родительских глазах Каарас едва ли выглядит взрослым даже теперь, когда ему впору отцовские рубашки, и это здорово раздражало юного васгота.
- Я могу сам съездить, это ведь недалеко, - в который раз закинул он удочку, но почти сразу словил подзатыльник ухом, неудачно повернув голову. Приступ нежности быстро прошёл, будто его и не бывало. Мать не любила повторять свои поручения, хотя старший сын редко, когда слушался с первого раза. И чем старше становился, тем больше упрямился – совсем как она в молодости. Каарас вообще больше всего походил именно на мать, не только характером, но и внешне. Однако от этого понимания общение с сыном легче не становилось. 
- Делай, что велят. Об остальном позаботятся взрослые.
Каарас недовольно нахмурился, но отступил. И на этот раз.
Взрослые позаботятся. Но как? И сколько времени у них на это уйдёт? Хиире ведь давно следовало купить новое платьице, взамен старого, выцветшего от многократной стирки, а Солрааду пора выдать новые сандалии, чтобы не бегал по деревне босяком, потому что нынешняя обувка разваливается. Впрочем, мать это знала и сама, портя глаза при свете тусклой свечи и пришивая новую заплатку на локте старой отцовской рубашки. Поэтому Каарас промолчал о своих переживаниях и ушёл укладывать младшего братишку спать. У Хииры же, как девочки, был собственный огороженный уголок, но Каарас старался лишний раз туда не лезть. Хватило пару раз получить по носу, когда не вовремя сунулся пожелать спокойной ночи, а сестрёнка переодевалась.     
- Завтра пойдём ловить водомерок или кузнечиков. Кто там говорил, что у тебя рога не вырастут? – Каарас забрался по лестнице на пару ступенек вверх, где на втором ярусе кровати ложился спать Солраад, и проследив, чтоб тот укрылся, не оставляя комарам голые части тела для ночной трапезы, потрепал братца по светлым волосам. – Вот этому умнику и подложим подарочек за шиворот. Чтоб не зубоскалил больше.
Пожалуй, это не то, чему следовало учить младшенького, но Каарас не видел ничего дурного в том, чтобы младший Адаар умел за себя постоять. Для начала хоть такими способами, потому что к варианту решения проблем кулаками они прийти всегда успеют. Мальчишки остаются мальчишками, неважно с рогами они или без.
Пожелав спокойной ночи, Каарас затушил лучину и забрался на нижнюю койку, но сон к нему так и не пришёл. Старший Адаар проворочался с боку на бок, а потом всё-таки встал и осторожно выскользнул из комнаты, мелькнув за окном большой тёмной тенью, тихо ступающей по тропинке прочь от дома. Совсем как в прошлую ночь, а также и позапрошлую. Как он уходил куда-то уже почти целую неделю, тайком выбираясь из родных стен, когда гасла свеча в родительской комнате, и возвращался только за несколько часов до рассвета.

+2

3

— Какой из тебя вообще кунари? У кунарей рога есть, это все знают, — голос соседского мальчишки до сих пор звучал в голове у маленького Солраада, настолько обидными оказались произнесенные слова. — А ты так, ошибка природы. Матушка говорит, вас таких палкой гнать отсюда надо, чтоб... это... С настящими кунарями пожили!
Отношение местных к семье, на людской манер носивших второе имя «Адаар», на человеческое не походило. Мало того, что дети, наслушавшись своих родителей, в штыки воспринимали трёх младших отпрысков тал-васготов, так и сами предки не отставали — не здоровались в деревне, закрывали лавки прямо перед носом или в открытую отказывались что-то продавать. Солраад этого ещё не понимал, из-за чего расстраивался лишь из-за сверстников: сегодня его снова погнали с поля, кто-то из мальцов даже попытался кинуть в него камень, да промазал.
«Завтра в портки ему этот камень засуну, — думал маленький Адаар, насупившись, сидя на своей кровати — на её верхнем ярусе, нижний занимал брат. Мать говорила, что все это для экономии места, однако тут даже Сол догадывался, пусть и с трудом, что экономят они деньги. — Пусть знает, с кем связался».
В первые мгновения после ссоры с «приятелями» коссит испытывал жгучее желание пожаловаться старшему брату: Каарасу было уже шестнадцать, у него отросли рога и роста он был нормального (почти, маме-то он обратное утверждал), так что запросто бы поставил мелких на место, вот только... Какое-то непонятное для ребёнка чувство не дало ему и рта открыть. Он должен был справиться сам, иначе ничего не изменится. Видал уже как дразнили Седрика — тот все время жаловался матери, потом его поймали и побили, он и сделать ничего не смог. Солраад для себя подобной участи не хотел, он должен был вырасти сильным, как отец.
Отец был для мальчика примером почти во всем: он мечтал стать столяром и приносить пользу, не подозревая, что дела у родителя идут не шибко успешно; хотел показывать собой пример выдержки, понятия не имея, что вся выдержка того строится на непомерном количестве крепкого алкоголя. В глазах младшего сына тот был едва ли не святым, в отличие от матери. Строгая и вечно занятая, она казалась скорее той самой кунари, каких им троим ставили в упрек. И её голос раздавался сейчас из другого конца комнаты — снова отчитывает Каараса непонятно за что, будто он козёл отпущения какой. Иногда аж обида брала за старшего, однако почти сразу сменялась облегчением — не его самого отчитывают и хорошо, а то мать иногда могла и палкой ударить за какую провинность, за ней не залежится.
— Лучше камни, — довольно, почти как заговорщик усмехнулся Сол, потирая ладони, когда брат подошёл пожелать ему доброй ночи. — Тогда он уж точно узнает, у кого тут рога никогда не вырастут. А и камни, и кузнечиков можно?
Ответа не последовало, слова младшего Адаара заглушил шорох одеял и негромкое шипение старой масляной лампы.
Плюхнувшись на кровать, растянувшись на ней, Солраад продолжил рассматривать потолок. Сон не шёл, зато помечтать сейчас о том, каково будет Орсо, когда он найдёт у себя в штанах мелкие камни да кузнечиков — самое время. Уже сейчас мальчик готов был все отдать, лишь бы увидеть как сползет с лица врага самодовольная улыбка. Ему стоило десять раз подумать, прежде чем шутить с Адаарами. Может, они не были людьми, зато в дружбе и взаимопомощи им троим было не отказать, к тому же — они были сильнее и выше. Хиира и Каарас точно, а он ещё вырастет, обязательно вырастет.
Снизу донеслись звуки какой-то возни, шорох ткани, шаги. Любопытный, Сол свесил голову вниз, стараясь ничем себя не выдать. Он уже слышал эти звуки вчера и пару дней назад, однако сон брал своё, он пытался только вызнать у Каараса, что это такое — брат никогда не отвечал.
«Ага, — чувствуя себя настоящим разведчиком, мальчик следил как высокая фигура старшего брата на мгновение заслоняет собой приоткрытое окно и исчезает в ночных сумерках. — Пошёл куда-то, а нас даже и не подумал позвать!» 
Возмущению младшего не было предела. Он-то думал, что у них нет друг от друга секретов, Каарас сам утверждал, мол, семья превыше всего, а сам смылся куда-то посреди ночи. И тихо как, чтоб его точно никто не засек! Братец точно что-то от них скрывал, наверняка нечто важное. Он обязан был узнать.
Спустившись с кровати, наспех набросив на себя скромную тканевую куртежку и кое-как нацепив сандалии, мальчик остановился. Занавеска, отделявшая спальное место Хииры от остальной комнаты, колыхалась, он застыл перед ней в нерешительности.
«Буду ничем не лучше него, если не позову её с собой. Хватит нам уже предателей в семье».
— Хиира, — светлая голова Солраада протиснулась внутрь, он говорил шепотом, пытаясь разглядеть, чем занята сестра. — Ты спишь? Я видел как сбежал Каарас, хочу его догнать. Пойдешь? Наверняка он там что-то важное творит, а то рассказал бы. А все важное он обещал и нам показывать, иначе какая это семейная дружба?
Даже шепот сейчас звучал как настоящий крик, заставляя Солраада то и дело оглядываться в сторону двери, прислушиваться. Нет, мама определённо ничего не слышала, иначе уже неслась бы сюда с намерением как следует наподдать непослушным детям. «Сон — это важно, не смейте куралесить ночами, не доросли еще», — так она частенько выражалась.

+2

4

[indent]Укрывшись тонкой рогожкой, Хиира часто подслушивала разговоры братьев, во время обсуждения особенно животрепещущих вопросов, вставая на кровати и приподнимаясь на носках над ширмой, отгораживающей её угол, со словами «Больше двух говорят вслух!», когда те переходили на шёпот. Но сейчас ей не хотелось заострять внимание на случившимся и напоминать лишний раз Солу о том, что его дразнили. У неё пока рога тоже были не очень заметны и скрывались под рыжей копной волос, только от местных девчонок доставалось ей едва ли не больше – она была выше любой из них минимум на полголовы, крепче и, как многие из них сами её называли, «страшилищем». Только вдовья дочка Кейтилин, папку которого увели в солдаты, да не вернули, и внучка деревенского пастуха Дора, гонявшая на пастбище козлят с малых лет, никогда такого не говорили. Их самих дразнили – потому они и научили Хииру отвечать колкостями или не отвечать совсем. А уж если совсем припечет – поймать лягушку или крысёнка и подбросить обидчице, а потом наслаждаться визгом.
[indent]Потому она и отнеслась к плану Каараса с некоторым сомнением. Водомерки? Кузнечики? Ну уж нет! Сказанное уже тянуло на здоровенную жабу или вертлявого ужика. Вот вообще – что надо.
[indent]- Пс-с-ст! – зевнув, тихо подала голос Хиира. – Поймаем ему жабу. Вчера на пруду такую жирную, бородавчатую, видела, когда мамке помогала стирать… Говорят, если жаба «нальёт» на руку, бородавки вырастут…
[indent]Но братья не ответили ей и вскоре загасили лампу. А она не обиделась – всё-таки, жаба была уже серьёзным орудием возмездия, и её участие следовало тщательно обдумать на свежую голову.
[indent]Заснув с мыслями о жабах и прудах, Хиира увидела во сне, как по леденцовой глади кружит лебедь-пирожное – мимо таких они с мамкой проезжали в Старкхевене однажды, когда ездили продавать отцовские поделки. Мамка тогда думала, что у женщины с ребенком будет лучше расходиться товар, но на лебедя выручки так и не хватило. А теперь во сне с берегов на лебедя таращили глаза шоколадные лягушки…
[indent]Но сладкий сон был разрушен голосом младшего братца.
[indent]- Уже не сплю, - пробубнила девочка, поднимаясь на постели и протирая глаза. И тут до неё дошёл смысл сказанного. – То есть, как это Каарас сбежал?!
[indent]Моментально вскочив на ноги, Хиира надела башмаки и набросила шаль прямо на ночную рубашку, перекрестив её на груди и завязав в узелок на спине – сойдёт, не на праздник же.
[indent]- Да, давай поспешим, - кивнула она брату, стараясь сохранять спокойствие. А это было очень непросто, потому что после разговора о кузнечиках и возмездии она думала лишь о том, что Каарас мог отправиться ночью только на «дуэль» - так в деревне детишки иронично называли выяснение отношений при помощи кулаков. И вот этого точно допустить было нельзя, потому что даже в её годы девочке было известно, кого сделают крайним.
[indent]- Идём! – шепнула Хиира и, схватив Сола за руку, потянула к окну. В этот момент ей пришла на ум ещё одна догадка. – Только если… - она замялась, потому что говорить о таких вещах ей было неловко. Но ведь Каарас был старшим ребёнком. А ещё выше и сильнее человечьих пацанов. И отбрасывать сразу такой вариант событий не стоило. – Только если он пошёл на свидание, мы не станем кричать из-за угла «тили-тили-тесто, жених и невеста», договорились?
[indent]Подмигнув Солу, она залезла на подоконник и, осторожно придерживая юбку, спустилась вниз.

Отредактировано Хиира Адаар (2018-06-12 19:30:47)

+2

5

Мягкого света растущего полумесяца, показавшегося из-за облаков, вполне хватало, чтоб не спотыкаться, шагая по извилистой, полной ухабов тропе, пролегающей вдоль весело журчащего ручья. Этот участок пути от дома юный васгот мог пройти и с закрытыми глазами, настолько он уже изучил каждую колдобину, всё детство бегая на перегонки с самодельным корабликом, пущенным по воде, или частенько по несколько раз на дню спускаясь сюда с вёдрами, потому что расположенный во дворе старый колодец уже лет как десять непригоден даже для поливки их скромного огорода. Из подслушанного однажды разговора двух пьянчуг Каарас узнал, что в этот колодец селяне тайком сбрасывали всякие отходы или конский навоз, в надежде выгнать из деревни своих пугающих рогатых соседей, однако его родители оказались действительно крепкими орешками, чтоб не поддаться на такие бесчестные манипуляции. Они сбежали от Кун, от злых и безжалостных кунари. Что им какие-то глупые, полные предрассудков люди, которые и своей собственной тени боятся, не говоря уже о том, чтоб в открытую выступить против рогатых великанов. Вот только часто Каарас ловил себя на мысли, что не понимает, почему им нужно оставаться жить среди людей, пытаться с ними контактировать, натыкаться на стену отчуждения, но при этом не оставлять попыток быть «как все». Когда где-то вдали от любых людских поселений им всем бы жилось намного спокойнее и лучше... Наверное. 
Каарас взъерошил непослушные рыжие вихры, которыми пытался прикрыть места на лбу и висках, где кожа чернела в тон выросшим рогам, и снова поймал себя на странном, неприятно двояком чувстве гордости, тесно переплетающимся со стыдом. Он ведь с самого детства хотел, чтобы у него выросли такие же большие рога, как и у отца. А теперь нет-нет да заберётся в голову глупая мысль, что, может, если б он был безрогим (то есть вообще, от природы - мать рассказывала, что и такое тоже бывает), у него больше шансов было бы привлечь внимание черноволосой красавицы Гвен, дочки местного пекаря.
Остановившись около её дома, Каарас постоял немного под тёмными окнами, колеблясь и раздумывая. Но всё-таки сунул под деревянную раму пучок сорванных по дороге незабудок, тут же поспешив отправиться дальше. Всё-таки не ради романтичных порывов души он из дома в глухую ночь выбирался. Точнее не только из-за них.       
Сзади вдруг послышался непонятный шорох, и юный васгот едва не подпрыгнул на месте, резко оборачиваясь. На миг ему показалось, что это вредный отец девушки всё-таки подкараулил её тайного поклонника, чтоб вывести на чистую воду и закатить жуткий скандал, перебудив всю деревню. Но к счастью, дорога позади него была пуста, и только лёгкий ветерок перебирал невидимыми пальцами пышные кроны деревьев, растущих на обочине.     
- Тьфу, едва сердце не выплюнул, - пробормотал под нос Адаар и свернул с главной дороги на узкую неприметную тропинку, ведущую в сторону старого валежника. Поковырявшись немного в ветках, проглоченных подлеском и густо поросших мхом, Кас достал блеснувший в лунном свете маленький топор – своё первое настоящее оружие. Оно было совсем не похоже на инструмент, которым они с отцом кололи поленья на заднем дворе. Рукоять была тщательно отполирована и хорошо ложилась в руку, а на веридиевом лезвии остались въевшиеся в металл остатки чей-то крови. Каарас никому не рассказывал об этой своей находке, не без основания опасаясь, что если прознают родители, то обязательно отберут.
Оттого вот уже несколько ночей он тайком выбирался из дома, чтоб посидеть в одиночестве пару часов, натачивая оружие точилом, взятым из мастерской отца, да вымещая скопившееся за день раздражение и напряжение на толстых стволах деревьев, кромсая их топором. Пока ему в голову пришла идея получше, как использовать ночное время себе во благо. Всей семье на благо.   
Закончив натачивать топор, Каарас вернулся на главную улицу деревни, остановившись у определённого дома с невысоким криво сколоченным забором. «За вами должок», - мысленно произнёс рыжий васгот, припоминая, что именно проживающая здесь семья хуже всех относилась к рогатым соседям, не упуская возможности это демонстрировать, а их дети послушно зеркалили это поведение, да ещё других ребят подговаривали. Кто-то радостно поддакивал, кто-то не поддавался. Но один из корней зла определённо притаился именно под этой крышей в семье владельца ткацкой лавки.   
Несколько простых движений, пользуясь топором, как рычагом, - и в ограждении образовалась дыра, через которую на улицу позже радостно выберется вся домашняя живность из загона. Хозяевам придётся изрядно побегать по деревне, собирая свой зверинец обратно. Если всех ещё найдут.
Но на этом Каарас не хотел останавливаться, поэтому сделал ещё несколько глубоких засечек на спицах колёс у телеги, которую подготовили для завтрашней поездки в город. Приглушённый стук топора отозвался гулким грохотом в его ушах, но васгота не кольнуло сомнение, что он поступает нехорошо. В голове в такт пульсировала лишь одна мысль: «Это справедливо».

+2

6

— Фу! — по-детски наивно возмутился Солраад, скривившись при одном только упоминании свидания. Он уже как-то слышал, что какие-то из ребят постраше ходили вместе, за руки там держались, а иногда и вовсе уходили куда-то, из-за чего многие вокруг ехидно хихикали; однако до сих пор он и представить не мог — как же они вообще терпят общество девчонок, большая часть которых, как одна, были злобными и противными, готовыми тебе глотку перегрызть не хуже соседской собаки. — Не верю, что он мог пойти на свидание с этими... девчонками. Не в обиду тебе, Хиира, ты-то одна из нормальных, не то что те, которые... которые там.
Объяснить, что это за «там» и почему девчонки там ненормальные, Сол при всём желании не сумел бы. Он ничего не мог с собой поделать, ему просто не нравились эти, как он слышал от других мальчишек, «демонические отродья». И правда, их точно придумал кто-то очень озлобленный и желающий отомстить всем мальчишкам, иначе нельзя было объяснить ни их поведения, ни желания заткнуть тем самым мальчишкам рты или как-то напакостить. Конечно, они им тоже гадости делали: то подловят их где-нибудь на проселочной дороге и напугают, выскочив из кустов; то не разрешат на своём месте близ леса играться; то за волосы подёргают. Но ведь всё справедливо было! Не надо было им начинать, тогда и они бы к ним не лезли.
В общем, мысль о свидании Каараса казалась Солрааду ещё более дикой, чем возможность старшего пойти, например, мстить тем самым мальчишкам, о которых они недавно говорили. Нет, за этим должно стоять что-то куда более серьёзное, у Каса наверняка завелась какая-то своя банда или вроде того, куда он не хотел звать младших — несолидно, мол, с такими сопляками общаться. Ух и задал бы ему Сол, если бы узнал, что тот оставил семью позади ради новых друзей! Если бы дотянулся, конечно, старший брат всё ещё был намного выше, да и рогатый уже.
— Так что кричать точно не будем, — в конце концов заключил мальчик, когда они оба уже стояли во дворе. Воровато оглядываясь вокруг, он следил за тем, чтобы их не засекла мать — та могла бы как следует всадить палкой всем троим, если б узнала. И хорошо бы, если бы всё-таки она ничего не узнала.
Что по саду, что по деревне они с Хиирой пробирались, словно заправские заговорщики — шли по пятам за Каарасом, пару раз едва не сбились — пришлось ориентировать по следам, благо, лапищи у того были здоровенные уже, не спутаешь, — и всё ждали, когда же старший начнёт что-то делать. Лишь однажды остановился у дома пекаря, словно что-то там высматривал.
— Неужели всё-таки за девчонкой?! — вслух возмутился Солраад, да так громко, что пришлось нырнуть поглубже в куст, лишь бы старший не заметил. Он не знал, услышал его брат или нет, не рискнул даже выглядывать из-за густой листвы, пока шаги по дороге не возобновились. — Прости, — широко улыбнувшись, едва ли виновато, сказал он сестре.
Тогда они его впервые и потеряли. Вот он был, а едва они отвлеклись друг на друга, старшего брата и след простыл — не было его на главной дороге, а свернуть тут можно было куда угодно, с той стороны, где не стояли дома, начинался лес, пусть и не такой густой близ деревни. Вот только следов под деревьями уже не разглядишь посреди ночи-то.
— Ты не видела, куда он пошёл? — Сол крутился вокруг, стараясь особо не показываться на дороге. — Неужели в лес повернул?
Как выяснилось, и правда повернул, но всё-таки вернулся — очень скоро Каарас показался из-за деревьев с топором и двинулся дальше, уверенный, что за ним никто не наблюдает. Но зачем ему топор? Первой мыслью Солраада было самое простое заключение: старший сын решил пойти по стопам отца и ночами занимается работой с деревом. Его не смущало, что делать это можно и днём, не скрываясь, наоборот, всё вдруг показалось таким логичным... На пару мгновений.
Топором Кас вовсе не работал, в планах у того были совсем другие занятия: уничтожение чужих забора и телеги, например, что никак не вязалось с наивными суждениями самого младшего из Адааров. Нет, он этим соседям и сам мог бы тумаков надавать, их ребенок постоянно выпендривался и дразнился больше других, но чтобы вот так... Это было за гранью понимания маленького Солраада, привычного решать проблемы лицом к лицу уже в возрасте шести лет.
— Он соседям мстить пошёл? Даже не пацанам? — свистящим шепотом спросил Сол у Хииры, уже не сильно заботясь о том, услышит их старший брат или нет. — Но оно, конечно, лучше, чем девчонки...

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Секреты, о которых молчат [21 Волноцвета, 9:27 ВД]