НОВОСТИ

06.09. Три четверти года игры! давайте праздновать и лететь дальше
28.08. теперь у нас домен второго уровня
24.08. предупреждение малоактивным игрокам

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Встреча у северной стены [21 Волноцвета; 9:44 ВД]


Встреча у северной стены [21 Волноцвета; 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/7b4131d4a7239cb60e30df420b19df1d.gif

Встреча у северной стены [21 Волноцвета; 9:44 ВД]

Время суток и погода: Раннее утро, солнце только-только поднялось из-за горизонта, освещая округу, наполняя ее теплом. Ночью было прохладно, но день обещает быть жарким и солнечным.
Место: Ферелден, разрушенная башня у подножия Западного Холма.
Участники:
Солраад Адаар, Оливия Никс
Аннотация:
"У северной стены, под статуей мабари, встретишься с косситом, передашь кольцо ему." Оливия кивнула, взяла мешочек с товаром, и отправилась на встречу. Наверное, стоило описать коссита хоть немного детальнее, так как на месте уже ждал рогатый великан, но, увы, не тот.

0

2

— Ты не думаешь, что это уже слишком, а? Искать кого-то ради такой ерунды...
— Ерунда здесь только ты, а если так говорить о даме, то и в морду получить можно. Осознал?
Всем близким знакомым Солраада давно было известно, что если тот что-то задумал, то пиши пропало — до последней капли крови мужчина будет бороться за идею, чего бы это ему ни стоило. Например, нескольких зарплат, потраченных на поиски информации, или пары месяцев личного времени. Он жертвовал всем, не задумываясь, разве что по головам к цели не шёл. Если, конечно, головы эти не становились целью отряда — тогда Сол не имел ничего против хорошей драки, независимо от исхода для противника. Но убивать ради того, чтобы чего-то достичь для себя? Любви? Нет, здесь лучше было поискать обходные пути, а уже потом задумываться о рукоприкладстве. Никакая целеустремленность не могла сравниться с ценой чьей-то жизни, разве что отъявленного подонка или какого-нибудь безумца.
Впрочем, на этот раз ничья жизнь под угрозой не стояла — нынешней целью неугомонного коссита была женщина, а с ними тот всегда обращался особым образом. Впечатленный первой и единственной встречей со своей зазнобой, тот уже не первый месяц рассказывал всем, кто попадался ему на пути о её светлом лике, ангельском характере и едва ли не божественном происхождении. Спустив все деньги на допрос местных, на подкуп мелкой разведки и выпивку товарищам, готовым его слушать, Адаар выяснил: любовь его была никем иным как тевинтеркой, наемницей, по неизвестной причине покинувшей родные просторы. Да только это его не просто не отвратило от идеи найти её и рассказать о своих чувствах — только подстегнуло! Идеальная женщина родом из страны, на протяжении долгих лет воюющей с кунари? Прекрасно. Могущественный маг, владеющий мечом? Ещё лучше! Сильные женщины с клинком всегда красивее тех, что стирают грязные тряпки у реки. В общем, не придумали ещё причины, по которой Солраад мог отказаться от своей безумной идеи.
— Да она же испепелит тебя на месте, едва увидит, идиот! Ты кунари! — возмущался вслух Эйелис — давний товарищ коссита, эльф от рождения, а по своей природе явно человек. Тот не унаследовал ни долийской утонченности, ни об обычаях своего народа ничего не знал. Говорил, что родился в каком-то клане, а потом оказался среди людей. Врал, наверное.
— Какой я тебе кунари? — смеялся в ответ мужчина. — Я про Кун знаю только то, что они своим магам рты зашивают, а если ты хочешь замуж за столяра, то придётся сбежать с Пар-Воллена. Я коссит, сколько раз тебе говорить? Не все косситы — кунари.
— Ой, разницы-то... Всё равно испепелит, а пепел по ветру развеет, как и делает со всеми твоими рогатыми дружками. Помяни моё слово, Сол.
Переубедить его было невозможно. Солраад собирался в Ферелден, где, по слухам, и должна была сейчас находиться магичка. Оливия Никс — так её звали — должна была проезжать в окрестностях Ферелдена, близ Западных Холмов. В географии юго-восточного Тедаса мужчина разбирался из рук вон плохо, знал только пару важных вещей: нужно строго следовать намеченному на карте маршруту, а ещё — в Ферелдене и весной может быть холодно.
Но холодно не было. Волноцвет был в самом разгаре и даже в стране, о суровых зимах которой ходили легенды, всё цвело и зеленело — солнечный свет переливался на ярких листьях деревьев, вода слепила своим блеском да и в тулупах никто не ходил. Слишком стереотипным было его представление о местных.
«Темные волосы, яркий взгляд светлых глаз, слепящий свет, исходивший от клинка в её изящной руке, и черные одежды», — эти слова мужчина повторял про себя как мантру, оказавшись у подножья северной стены. Говорили, что здесь когда-то стоял форт, призванный защищать местных от нападения с моря, а сейчас это больше походило на груду камней, поросшую мхом, и какие-то обломки.
Здесь было прохладнее, чем на тракте — несло морским ветром, да и небольшая речушка поблизости подливала масла в огонь; повсюду летала мошкара, пекло солнце, а где-то вдалеке виднелся до боли знакомый силуэт. Женщина, лишь на первый взгляд хрупкая, спешила в сторону разрушенной стены, будто знала, что здесь её ждут — шаги были четкими, выверенными, а длинные волосы развевались за её спиной, подобно флагу.
А ведь Солраад выбрал это место лишь в качестве укрытия, он никак не мог знать, что Оливия явится к нему собственной персоной: неужели она догадывалась о чём-то? Искала его в ответ? Поверить в этом было трудно, только другого объяснения и не было. Чародейка определенно знала, на что шла и как здесь очутилась — вид у той был донельзя серьёзный, в то время как коссит едва мог спрятать довольную улыбку.
— Я знал, что ты придёшь, — мужчина откинул с лица непослушную прядь светлых волос — та зацепилась за правый рог, забавно на нём повиснув. — Это как знак свыше, Оливия. Как падение звезды или... или тени, отбрасываемые солнцем.
«Что особенного в тенях?», — романтик из Адаара был так себе, однако он старался показать себя с лучшей стороны. Как там говорили? «Никогда не предоставится вторая оказия произвести первое впечатление», — периодически что-то такое выдавали его знакомые из приличного общества, а значит, стоило из кожи вон вылезти, чтобы не только не упустить свою суженную (а иначе Сол уже и не думал), но и вынудить её думать о нём точно так же.
И ему даже в голову не приходило, что Оливия-то ничегошеньки о нём не знает.

+1

3

- …а потом я поднял молот и врезал так, что его наговские мозги попали даже на потолок!
Черноволосый гном громко рассмеялся, стукнув кулаком по столу так, что его тарелка даже подпрыгнула. Он продолжил еще что-то говорить, брызжа слюной, крепко матерясь, с огнем в глазах смотря на двух завороженных рассказом более молодых гномов. Оливия же, сидевшая по левую руку от рассказчика, еле заметно морщилась, она не очень любила громкие звуки по утрам, так что сейчас, ковыряясь ложкой в тарелке с кашей, старательно пыталась подавить злость. А еще наблюдала за противоположной стеной, тень на которой опускалась все ниже, по мере того, как поднималось солнце. Вот-вот, еще чуть-чуть. Как только тень наполовину скрыла картину, девушка, отодвинув стул, встала, перебивая гнома прямо на полуслове.
- Дугар, я к повозкам, поговорю с ночными охранниками.
Кажется, гном что-то ответил, но тевинтерка, как и прежде, не слушала. Она взяла со спинки стула свой плащ и открыла дверь, выходя из таверны с незамысловатым названием «У реки». Разумеется, с повозками все было в порядке, ночные охранники сонно зевали.
- Я отлучусь, нужно пополнить запас трав. – ответила девушка на немой вопрос в глазах гномов.
- Только быстрее,  Дугар сказал, что мы отходим, как только все закончат есть.
Оливия кивнула, и, накинув на плечи плащ, ускорила свой шаг. Благо, некоторые гномы только спускались к трапезе, так что немного времени, все же, в запасе есть. Она четко запомнила дорогу к разрушенному форту, это было не сложно, нужно просто идти вверх по реке. Солнце еще до конца не поднялось над горизонтом, так что в тенях леса природа дышала ночной прохладой, на траве лежала роса, птицы, перелетая с ветки на ветку, перекликались, возможно, будь девушка хоть немного романтичнее, она бы заметила красоту вокруг себя, но, на данный момент, брюнетка думала только о деле. С реки до Оливии долетал прохладный ветер, обдувая не привыкшую к такой погоде тевинтерку, играя с волосами, заставляя кутаться в плащ.
Подняв руку, девушка, уже не в первый раз, дотронулась до товара, спрятанного в одном из многочисленных потайных кармашков одежды. Простое зачарованное магическое кольцо, на самом деле, несколько банальная вещица (разумеется, девушка не отказала себе в удовольствии изучить безделицу), Никс совершенно не понимала, зачем для его доставки используют подобный метод. Но, за лишние вопросы денег ей не прибавят, так что, молча взяв мешочек, Оливия обещала выполнить все в идеальном виде. Она не так давно начала браться за контрабандные перевозки, но, они приносили неплохую прибыль, и девушка решила, что вполне может совмещать несколько работ. Причем вид товар имел всегда самый разный, от тяжелых ларцов с лирумом, до вот таких мелких безделушек, а иногда к ним прилагались сопроводительные письма и грамоты. По возможности, любопытная магичка старалась изучить то, что она перевозит, мало ли, вдруг однажды ей в руки попадет что-то действительно важное, допустим, сильный артефакт, значение которого будет намного важнее, чем эта работа.
Наконец, лес начал редеть, река, вдоль которой все это время шла магичка, вывела ее прямо к тому самому форту. Девушка с момент изучала его, в очередной раз отмечая, как ей не нравится ферелденская архитектура, впрочем, как и вся страна вцелом. Собачники. Девушка, в чьих венах текла кровь Тевинтера и Орлея, предпочитала более чистые и цивилизованные места. Впрочем, у назначенного места уже стоял рогатый силуэт, так что стоило поторопиться. После того, как Оливия потратила несколько лет на войне против этих великанов, сложно было общаться с ними в обычной жизни, привыкать к мысли, что не каждый из них хочет захватить твой дом и забрать жизнь, однако, время брало свое. Насколько поняла магичка, опасаться ей стоит только кунари, именно они атакуют Тевинтер, а вот с васготами вполне можно вести дела. Да-да, она знала разницу, хоть и выяснила этот момент не так давно, уже после того, как покинула армию.
Когда девушка подошла достаточно близко к косситу, тот как-то слишком бурно отреагировал на ее появление, заставляя ту более пристально вглядываться в рогатого. В мысли закрался подлый червячок сомнения: а не напутала ли она чего? Да нет, с чего бы. Вот форт, вот стена, вот статуя мабари, а вот коссит. Все идет по плану. Успокоив себя, Оливия, не тратя время на приветствие, достала из кармашка маленький мешочек из темной парчи.
- Тебе сказали мое имя? Впрочем, не важно. Лучше бы они намекнули, что ты слишком разговорчив, для курьера.
Сделав еще пару шагов, тевинтерка протянула собеседнику товар, поднимая голову, чтобы смотреть великану в глаза.
- Это надо передать тому, кто в плаще, а не как обычно. – процитировала девушка своего заказчика, ей велено было просто передать кольцо и эти слова косситу, а он, мол, сам все поймет. Она нетерпеливо протягивала кольцо курьеру, напряженно следя за тенями, хотелось быстрее отделаться и вернуться к гномам, пока те не решили, что она их бросила.

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-14 16:10:54)

+1

4

Она была именно такой, какой он её запомнил: темные волосы ниспадали на плечи, из-под длинных прядей и капюшона сверкали светлые глаза, такие серьёзные и завораживающие. Не хватало разве что меча, вскинутого вверх и яростного стремления уничтожить врага. Точно такого же, каким мог похвастаться сам Солраад в пылу битвы. Только вот не на поле боя они стояли.
«Тому, кто в плаще?» — коссит задумчиво повертел в руках небольшой тканевый мешочек. Был у них такой, кто постоянно носил то плащи, то непонятного вида мантии — говорил, это всё для лучшего прикрытия да чтоб песок в глаза не лез и в ненужные места не забивался. Это ему, что ли? Как раз он-то и сдал Адаару имя возлюбленной, но неужели они были знакомы лично? Вот же жулик вшивый, а уверял, что в глаза женщину не видел и искать её придётся по «особым» каналам, за что цену втридорога заломил.
Посылка очень быстро перекочевала в карман дорожной куртки Сола, значения слову «курьер» он не придал, словно это было в порядке вещей. Сейчас большая часть его мыслей была занята совсем другими вещами: например, нетерпеливым взглядом Оливии и едва ли не попытками топтаться на месте. Наверняка и она чего-то от него ждала, однако все грандиозные планы вылетели у мужчины из головы, стоило столкнуться с чародейкой так быстро и внезапно. У этого не было ровным счётом ничего общего с попытками выследить её на тракте или подкараулить вечером в какой-нибудь дорожной таверне.
— В такой компании невозможно молчать, — коссит не прекратил улыбаться, демонстрируя ряд слегка заостренных зубов. — Я ждал этой встречи... Сколько там? Полтора года, нельзя просто взять и отказаться от неё. Столько планов, попыток найти тебя и узнать, кто ты такая и где обитаешь — знаешь, это стоило того.
Всё складывалось как нельзя лучше: яркое, почти палящее солнце соответствовало светлому настроению Солраада, пенье птиц вдалеке придавало обстановке своё чарующее очарование, а шорохи и журчание речушки неподалеку создавало идеальный фон. Конечно, будь у него выбор, коссит бы предпочел заниматься подобными вещами ближе если не к Орлею, то хотя бы к городам Вольной Марки. Вот уж где можно было разгуляться, а тут... Статуя мабари да полуразрушенная стена.
Он опустился на одно колено, но даже так их с Оливией рост не сравнялся — Солраад до сих пор смотрел на женщину сверху вниз, слегка прищурив свои голубые глаза. Стоило бы взять даму за руку, прочитать ей стихи в стиле лучших любовных поэм, однако подобных коссит не знал и узнавать не собирался — у него был свой путь, что гораздо лучше глупых слов.
Только и совсем молча не получилось бы.
— И раз уж ты сама заявилась на эту встречу, любовь моя, — говорил Сол весьма уверенно, не допуская и доли сомнения в том, что дама сердца чувств его не разделяла. И даже если всё-таки нет — не проблема, путь к сердцу женщины лежал через пару убитых драконов или настоящих подвигов. — То я не могу отказать тебе в удовольствии от общения со мной.
Ему не хватало только сияния самоуверенности за спиной и, родись Адаар магом, оно наверняка возникло бы за ней само по себе — контролировать себя у него всегда получалось плохо, в вопросах магии ничего не изменилось бы. Но сиял за спиной мужчины только меч, если не считать бахвальства, что буквально лезло из всех щелей, металось по воздуху. Будь здесь упомянутый дракон, коссит полез бы на него, не задумываясь, однако вместо дракона над их головами пролетел всего лишь соловей.

+1

5

Оливия в нетерпении вновь обратила взгляд на тень, было бы очень неприятно опоздать, и выслушивать замечания Дугара, или вообще не застать караван, если она припозднится слишком сильно. Большую часть пути гномы уже проделали, до места назначения оставалось не больше полу дня пути, так что они вполне могут решить оставить за спиной непунктуальную магичку. Хотя, на самом деле, волноваться было рано, у девушки оставалось немного времени в запасе, она, как всегда, пришла на встречу чуть раньше. Слишком нетерпеливая и раздражительная, она ненавидела ждать кого-то, и сама пыталась отвечать людям тем, что приходила всегда вовремя. Наконец, курьер забрал мешочек, но, кажется, деньги передавать не спешил. Оливия была совершенно сбита с толку, она смотрела на широкое лицо рогатого, на котором буквально светилась улыбка, глаза блестели, он был безумно чему-то рад. «Он что, пьян? Или просто сумасшедший?». Увы, для тевинтерки подобные личности с огоньком в глазах всегда вызывали такие вопросы, по ее мнению, счастливы могут быть либо алкоголики, либо умалишенные, третьего не дано.
- Стоп, а деньги? – не успела девушка толком сформулировать свой вопрос, как собеседник опустился на одно колено, бормоча что-то про поиски и долгожданную встречу. Никс не понимала, причем тут все это, зачем было искать ее, неужели курьерам «той стороны» не говорят точное место встречи? Нет, стоп, здесь определенно что-то не складывается. Быть может, девушка осознала бы всю суть происходящего намного быстрее, если бы не приходилось постоянно волноваться о времени, слушая собеседника в пол-уха.
С каждым моментом ситуация становилась все более странной, а Оливия очень сильно не любила терять контроль, все вокруг должно быть организовано, и подчиняться простым и понятным правилам, была уверена девушка, а когда кто-то вносил подобный хаос, становилось действительно неприятно. И вновь, в голове пронеслась мысль, что она является здесь лишней. Над кронами деревьев постепенно поднималось солнце, освещая поляну, играя в волнах реки, ветер резвился с высокой травой, раскидывал брызги во все стороны, птицы разносили трели далеко вокруг, и все здесь было прекрасно и гармонично, даже этот великан, со своей яркой улыбкой. Честное слово, надень ему на голову венок из полевых цветов – станет только лучше. А вот Оливия… Черная тень в это ярком великолепии волноцвета, абсолютно не вписывающаяся в сочную зелень травы и яркие краски цветов. Казалось, будет абсолютно нормально, если вокруг тевинтерки начнет умирать жизнь, трава пожухнет, цветы загнутся, даже этот несчастный форт раскрошится и падет. Очевидно, восторженный косит напротив не разделял подобного настроения. Девушка устала от его весеннего помутнения, она, тяжело вздохнув, помассировала переносицу, собираясь четко и внятно повторить свою просьбу и расставить все точки, только вот следующая фраза от великана заставила ее замереть на месте, пытаясь осознать смысл, который все это время юрко ускользал от магички. «Любовь? Какая еще любовь? Fasta vass!» Наконец, девушка все осознала, и чуть не задохнулась от возмущения. Видимо, этот незнакомец пришел на свидание, и так «удачно» встал именно на то место, где ее должен был дожидаться курьер. Оставалось загадкой, зачем он тогда взял кольцо, и с кем, интересно, можно было перепутать Оливию? И куда, в таком случае, делся настоящий курьер? Ладно, это уже не ее забота, а вот колечко стоило бы вернуть, хоть оно не такое уж и особенное, но, за него были обещаны неплохие деньги, а платить штраф и лишаться места работы очень уж не хотелось. Девушка, скрестив руки на груди, сделала пару шагов назад, все так же твердо смотря в глаза косситу.
- Так, послушай, я понятия не имею, кто ты, а ты не знаешь меня. Я должна была встретиться здесь со знакомым, а ты, похоже, ждал кого-то еще. Так что, давай, ты мне просто отдашь обратно кольцо, и я пойду по своим делам?
Что-то все равно не сходилось, какой-то момент не давал девушке покоя. Нет-нет, все было не так просто. Точно! Откуда он узнал имя? Оливия – тевинтерское имя, совершенно точно не распространенное в Ферелдене. А факт того, что могло произойти совпадение, и рогатый знает похожую на нее девушку, да еще и с таким же именем, просто не мог быть правдой. А, собственно, зачем гадать, легче было бы просто спросить.
- Откуда ты, все-таки, знаешь мое имя?
Никс была максимально серьезна, со скрещенными руками, с серьезным взглядом и сведенными бровями. На всякий случай она чуть сменила позу, готовая в любой момент, если что, достать из-за пояса рукоять клинка, хотя, по какой-то причине, она чувствовала, что магия сейчас не понадобится. Было что-то в собеседнике, что не давало ее пост-сегеронскому синдрому, заставлявшему видеть в каждом косите врага, разгуляться. Либо он был поистине хорошим актером, либо настолько искренним, что мог усыпить даже бдительность тевинтреки.

+2

6

Женщина стояла посреди этого природного великолепия, по-своему яркая — облаченная в чёрное, серьезная, сосредоточенная на деле, она любому показалась бы чужой на этом весеннем празднике жизни. Любому, но уж точно не Солрааду. Нет, он видел в ней и её мрачном взгляде, в недовольно поджатых губах своё очарование — нечто, что выделяло её на фоне всего мира уже на протяжении полутора лет. Даже в его голове ей было отведено своё, особенное место, на фоне его обычных мыслей или мирских дел Оливия тоже сильно выделялась; в глазах коссита она была подобна солнцу во время затмения — светила ярче всего, просто по-особенному.
Впрочем, мужчина никогда не был силён в витиеватых, заумных эпитетах. Она была идеальной, прекрасной женщиной — вот что важно, а всё остальное уже шелуха, от которой можно без вреда избавиться. Вот только эта идеальная женщина не желала его признавать: то ли забыла, то ли не узнала, однако сейчас она разговаривала с Солом так, будто они никогда не виделись. Может быть, тот день ей и не запомнился, но... Да нет, быть того не может. Должно быть, он просто изменился за эти полтора года или был не слишком-то похож на себя в бою. Ребята говорили, так оно и есть — сложно оставаться собой на поле боя, когда рассудок тонет в бесконечном потоке ярости, в желании размозжить череп соперника и порубить на куски всех, кто попадётся ему на пути.
— Я не ждал кого-то ещё, дорогая моя Оливия, я должен был дождаться именно тебя, просто ты сама пришла ко мне, — кольцо, как сказала магичка, легко обратно в руки наемника. Действительно, в тканевом мешочке лежало неприметное украшение — простой ободок из металла с едва заметным камнем, наверняка зачарованное. Говорят, чародеи других и не носят, что ни безделушка — то секретное оружие или оберег, а то и филактерия, какими пугали в Кругах. — И это не может быть совпадениям. Я потратил полтора года на то, чтобы найти тебя после битвы в Арборской глуши и вот мы здесь. А ты, значит, решила сделать предложение кому-то другому? — коссит широко ухмыльнулся, выпрямившись во весь рост и ловко пропустив кольцо между пальцами. Бирюлька блестела на солнце, переливаясь всеми цветами радуги. — И по случайности всучила кольцо мне? Ну нет, любовь моя, в это я ни за что не поверю. Не бывает таких удачных совпадений и быть не может.
Где-то вдалеке раздался грохот, из-за широких крон деревьев взмыла вверх стая птиц, умчавшись в сторону. Кажется, что-то там происходило — то ли схлестнулись между собой очередные мятежные маги и разбойники, то ли эльфы устроили переполох. Последние уже несколько месяцев уходили с насиженных мест, в основном слуги и городские, из эльфинажей, но и тех хватило бы. Должна же у них быть цель? Рано или поздно остроухие нанесут удар исподтишка, собрав все свои силы. Но сейчас думать об этом было некогда. Останется время — он заглянет и выяснит, что произошло, а нет — ну, значит, не судьба. Сегодня Солраад был не на службе, а значит мог позволить себе любые вольности.
И неподалеку, всего в нескольких метрах от него, затаившись на одном из верхних уступов разрушенного форта, качал головой Эйелис. Несмотря на желание друга идти в одиночку, он не мог оставить рогатого дурачка одного — отчасти потому, что могущественной чародейке тот мог противопоставить разве что своё непоколебимое упрямство, а отчасти потому, что не сумел сдержать любопытства. Сейчас эльфу хотелось если не по рогам тому стукнуть, то хотя бы закатить глаза: каким нужно быть идиотом (самоуверенным идиотом!), чтобы в таком тоне говорить с женщиной. По ней и не скажешь, — многие магички, да и богатые женщины в целом — выглядели младше своих лет, но та наверняка была старше и умнее выросшего в деревне наемника и за такое могла бы устроить тому по-настоящему жаркий костер.
На этот случай у юноши уже был составлен план: он использует дымовую завесу, а под шумок попытается увести Сола подальше. Не самый эффективный вариант, но всё лучше, чем бросать дурака на произвол судьбы.

+2

7

Оливия абсолютно не разделяла восторгов этого коссита, да и вообще, если честно, не совсем понимала, что здесь происходит. Влюбленный великан? Слабо верится. Искал ее полтора года, после встречи где, говоришь, в Арборской глуши? Выходит, он знает, что некогда девушка примкнула к венатори и выступала на стороне Корифея. По очевидным причинам, магичка скрывала данную информацию, ей и так в жизни проблем хватало, не хотелось ещё получить в преследователей армию мстителей за деяния тевинтерцев под предводительством Старшего. Логично было бы предположить, что рогатый - один из тех, кто жаждет расправы, и выглядело все это одной очень удачно спланированной ловушкой, магичке стоило бы вооружиться, но... Слишком уж много этих "но". Абсурдная ситуация, в которую верилось с трудом, и это выводило организованную тевинтерку из себя. Никс всегда было сложно общаться с кем либо, а сейчас, смотря в эти горящие голубые глаза, она окончательно запуталась, и это начинало утомлять. Возможно, будь вся ситуация правдой, какая-то деревенская дурочка уже висела бы на шее великана, попискивая от восторга, однако, девушка очень сильно надеялась, что собеседник не принял ее за такую же простушку. Ладно, черт возьми, хорошо, твоя взяла, давай, на миг, всего на один единственный миг, представим, что все, что здесь происходит - правда. Оливия, несколько нервным движением руки, убрала от лица чуть растрепавшиеся из-за ветра волосы, попыталась успокоиться, загоняя мысли о времени на край сознания, посмотрела на рогатого по другому, долгим, изучающим взглядом.
- То есть, ты хочешь сказать, что, увидев меня больше года назад, влюбился, и все это время искал? - вопрос был произнесен крайне ироничным тоном, так как, даже очень постаравшись, Оливия не могла до конца поверить в реальность происходящего - А к лекарям обращаться не пробовал? Тебе бы травки хорошие попить, может, пройдет.
Злиться на сумасшедших несколько неуместно, ведь они и сами не ведают, что творят, но, даже сейчас, она не могла отказать себе в капле ехидства.
Незнакомец выложил кольцо себе на ладонь, и Никс испытала жгучее желание рвануться вперёд и забрать его, но, благо, вовремя сдержала внезапный порыв, хотя действовать, очевидно, стоило быстрее. Может, просто заболтать беднягу? Рассказать, про большую и светлую любовь, щедро приправив все это сладкой романтичной чушью. Нет, на это требуется время, и именно его сейчас критически не хватает. В таком случае, мы вновь возвращаемся к выбору в пользу старого доброго насилия, но и здесь есть свои сложности. Этот коссит заметно крупнее многих рогатых собратьев, да что уж там, великан может даже меч не доставать, ведь, если магичка будет не так осторожна, или совершит какую-то ошибку, он вполне может и голыми руками сломать ее, хоть и не хрупкую, но, все же, женскую фигурку. Стоит отметить, что убивать великана не очень хотелось, Оливия встречала в жизни достаточно дураков, но этот был каким-то другим, располагающим, что ли. Ну, а, если то, что говорил великан - правда, то его вообще становилось жалко. Видимо, знатно тогда, в Арборской глуши, его по голове приложили. Собеседник пропустил безделушку между пальцев, и та, заточив в грани мелкого камушка солнечный свет, отбросила его отражение в сторону девушки, заставляя ту чуть прищуриться и отвести взгляд. Однако, в следующее мгновение, тевинтерка заметила, как коссит поднял голову, и та, потакая своей подозрительности, проследила за взглядом собеседника, прикрывая глаза от поднявшегося уже солнца. Чья-то тень скользнула за одну из полуразрушенных бойниц, но, увы, это все, что успела заметить магичка, прежде чем за спиной послышался взрыв.
Оливия резко обернулась на месте, пытаясь определить источник шума. Взгляд зацепил тонкий хвост черного дыма, поднимающийся над густыми кронами деревьев. Сильный ветер тут же подхватывал клубы, относя их в сторону, постепенно растворяя в своем потоке, но, местоположение все равно узнать было не сложно.
- Kaffas! – негромко выругалась тевинтерка, чуть прикусив губу.
Девушка сразу поняла, где произошел взрыв, так что, оставалось только решить, что для нее сейчас важнее, и, магичка, бросив на коссита последний взгляд, окончательно утверждая свой выбор, резко сорвалась с места, направляясь обратно к таверне.
Оливия сразу перешла на бег, отточенным движением набитой на этом руки вынимая из-за пояса рукоять духовного клинка, но, не активируя его. Позже, сейчас он будет только мешаться быстрому передвижению по лесу. «Ты просто медлительная дура. Надо было убить коссита и быстрее возвращаться. В итоге, ты потеряла кольцо, а на караван напали. Просто замечательно!» Магичка быстро бежала вперед, кое-где срезая свой путь через кустарник, перескакивала через широкие корни деревьев. Стоило оставить гномов всего на полчаса, а на них уже успели напасть, с ума сойти.
Черный плащ хлопал за спиной, волосы разметались, сапоги по колено в грязи, в руках рукоять меча. Именно в таком виде выскочила из леса магичка, планируя сразу со спины напасть на противника, однако, ее ждал сюрприз. На поляне перед таверной развернулась битва, но не та, о которой девушка подумала. Прямо за одной из телег стояли молодой парень и эльфийка, окружённые сиянием магического барьера, он, до побелевших костяшек, сжимал в руке посох, читая заклинание, в то время как девушка, бледная, уже почти без чувств, зажимала довольно глубокую рану на руке. В блестящих доспехах, укрываясь за высокими, местами оплавленными, щитами, держа их чуть под углом, к парнишке, медленным и твердым шагом подходили трое храмовников. Гномы стояли чуть поодаль, у некоторых в руках было оружие, но они не решались вступит в бой, лишь напряжённо следили за магами, периодически выкрикивая что-то. Может, опасались вступать в бой с малефикарами, а может, не хотели невзначай навредить грузу. Никс сделала шаг назад, вновь укрываясь под тенью деревьев, оценивая ситуацию, решая, как лучше поступить. Если завяжется бой, то груз точно пострадает, так как, судя по следам и недавнему взрыву, кто-то из них владеет стихийной веткой заклинаний, очевидно, разрушительная магия. Хотя, этих молоденьких «недомагов» не хватит надолго, эльфийка уже достигла предела, мальчишка весь дрожит, сил осталось, быть может, на одно заклинание. Самым логичным вариантом было бы спрятать рукоять под плащом и подождать, пока несчастных скрутят, а затем спокойно продолжить свой путь, ведь уже вечером девушка будет свободна.
Хотя, кого Оливия обманывает? Она уже перехватила рукоять меча поудобнее, делая шаг вперед, выходя из тени на поляну, краем глаза ловя на себе удивленные взгляды гномов. Зачем? Ответ простой, даже несколько тривиальный: она не выносит храмовников. Особенно тех, кто служит, так называемой, «белой» церкви, обращающихся с магами хуже, чем тевинтерцы со своими рабами. Оглядевшись, стало понятно, что, подкрепление, если и есть, скорее всего, находится где-то дальше в лесу. Ох уж эти начищенные доспехи, солнечный свет всегда выдает местоположение даже затаившихся воинов, надо лишь приглядеться. Инициатива пока у Оливии, так как, сосредоточенные храмовники еще не заметили магичку, которая подходит к ним со спины. Никс остановилась, делая глубокий вдох и сосредотачиваясь, нельзя подпустить воинов ближе к повозкам, иначе груз пострадает, значит, внимание всей троицы придется переключить на себя. Выставив обе руки вперед, все еще держа рукоять, но, не активируя меч, девушка начала читать заклинание, между пальцами пробежали искры, а затем, ближайшего храмовника поразило молнией, которая перекинулась и на остальных воинов, благо, не задевая никого лишнего, так как гномы и маги стояли поодаль. Без посоха молнии были не столь сильны, но, они всегда служи девушке больше как средство оглушения врагов, нежели нанесения серьезного урона, и сейчас вполне справились со своей функцией – отвлечения внимания. По поляне пролетели крики боли, трое мужчин покачнулись, один, очевидно, самый младший, упал на колени, остальные, достаточно быстро отходя от эффекта магии, уже повернулись к новому противнику, перегруппировываясь. Оливия, за это время, успела направить магическую силу внутрь себя, призывая клинок, внимательно наблюдая за передвижением храмовников, готовая атаковать.

+1

8

Любой мог почувствовать легкую иронию в голосе женщины, понять, что та смеётся над своим поклонником, появившимся буквально из ниоткуда, однако Солраад никогда не относил себя к любым другим людям и не очень. Он мог быть сколь угодно заурядным косситом, мог не выделяться среди своих сородичей ничем, кроме роста выше среднего и любви говорить прямо (чем, правда, болели многие последователи Кун, да только откуда ему об этом знать? Многие лекции матери тогда ещё мальчик пропускал мимо ушей), но почувствовать иронию в словах Оливии сейчас было выше его его сил. Ровно как и пить какие-то там травки. Он что, эльф какой-то чахлый, чтобы травки пить? Пусть этим Эйелис занимается, тому только на пользу пойдет.
— Я предпочитаю другие лекарства, — он довольно ухмыльнулся, будто чародейка не издевалась над ним, а поддерживала незатейливую веселую беседу, да ещё и в том ключе, что выбрал он сам. — Оставим травки для другого.
Грохот за спиной отвлек их обоих: магичка выругалась на своём языке, а может ненавязчиво бросила проклятье в сторону своего собеседника, а Сол мгновенно схватился за меч. Привычку, выработанную годами, было не переплюнуть — на любой шум, особенно похожий на взрыв, провоцировал соответствующую реакцию организма. «Драка — это твоё топливо, ярость — вот что тебе нужно!», — так говорил ему наставник-гном, матерый берсерк и просто хороший мужик, разве что задиристый слишком. Сейчас Адаар был далек от ярости, а вот броситься защищать даму — это он мог запросто, не особо задумываясь о том, кем и почему были противники.
Неважно, что в этот раз дама могла постоять за себя много лучше других. Вдохновлял один только её вид: длинные темные волосы развевались за спиной, взгляд горел, словно у хищной птицы, а в руке сверкал клинок. Тот самый, когда-то так глубоко запавший в память коссита. Оливия выглядела сейчас почти так же, как полтора года назад в Арборской глуши. И именно это едва не подвело мужчину под монастырь. Рваться в открытый бой, встав между тремя магами и горсткой храмовников? Вот уж нет, там заклинаниями сразу закидают, а его ещё не поглотил боевой кураж, чтобы безрассудно подставляться под Создатель знает какое колдовство.
Здесь стоило проявить хоть немного смекалки. Босс, например, часто строил долгоиграющие планы: обойти, запутать, сыграть на нервах, а если ничего не сработает, то в открытую бить морды. Храмовники в тяжелых, сверкающих на солнце доспехах стояли близ пролеска — сосредоточились на магах у какой-то повозки, даже на гномов вокруг толком внимания не обращали. Это с ними она ходила, что ли? С наземниками? Идеальная женщина, видит создатель, просто идеальная.
— Что ты встал здесь и пялишься, как баран на новые ворота? — знакомый голос раздался прямо за спиной коссита, едва-едва добравшегося до крайних деревьев со стороны храмовников. Эйелис, вооруженный своими склянками, был едва заметен среди деревьев, выделялся только противным свистящим шепотом — уж что-что, а подобного даже заколдованные деревья не могли. — Давай, верши свои подвиги, идиот, я их отвлеку.
Эльф обошёл храмовников сбоку, бросив им под ноги дымовую завесу — за клубами плотного дыма они, облаченные в тяжелые латы, едва замечали откуда наносят удары не только широким клеймором, но и несколькими кинжалами. Разбойник всегда смазывал свои ядом, не оставляя противники преимуществ, да и целился исключительно в открытые участки тела: храмовники частенько не закрывали шеи, глупцы.
Трое против пятерых, пусть пара магов у таверны и смотрелась жалко, — что могли сделать служители церкви? Едва ли подставиться под атаки самостоятельно, умоляя о прощении. Создатель учил не этому и мужчины, несмотря на численное и силовое преимущество, сражались храбро. Один из них умудрился оставить глубокую царапину на груди Солраада да поставить заметный синяк на скулу. Через пару дней тот разойдется по лицу и коссит кто-нибудь из ребят начнёт отмачивать шуточки о том, что дама сердца подарила ему слишком категоричный отказ.

+1

9

После вступления в бой новых участников, вся поляна тут же пришла в движение: лошади, и до этого потревоженные огненной магией и запахом крови, после вспышки молнии вконец обезумели, начали биться и метаться, желая вырваться из упряжи, на своем примере показывая, что такое животный страх. Гномы, в свою очередь, больше всего, на данный момент, опасаясь за ценный груз, пытались успокоить парнокопытных, за что некоторые из них были отброшены мощными ударами копыт и повалены на землю. Парочка магов, поняв, что храмовники нашли себе новую цель, решила скрыться с поля боя, пока выдался такой шанс. И все это действо сопровождалось криками, гномы ругались на напуганных лошадей, молодой маг, на повышенных тонах, умолял эльфийку встать, храмовники же начали сыпать угрозами, явно опешив от нового расклада, явно не в их пользу. Оливия, еще пробираясь по лесу, слышала у себя за спиной громкие шаги, природу которых определить было не сложно, она старалась оторваться от коссита, будучи в некоторых сомнениях по поводу того, какую роль он может сыграть в возможном конфликте, опасаясь, что ей придется вступать в бой еще и с ним. Однако, великан пока оставался поодаль, видимо, благоразумно решив не влезать в извечный конфликт магии и церкви. И это к лучшему, Никс была уверена, что и сама легко справиться с тремя противниками. Девушка, отстраняясь от мыслей о недавнем собеседнике, мысленно возвращаясь к подступающим противникам, окружила себя магическим барьером, выбрав первой целью ближайшего из воинов, рванулась вперед, занося клинок, но, не успела она приблизиться к мужчине, уже поднимающим свой щит, как воздух наполнился очередной порцией дыма. Девушка, машинально, подняла руку, прикрывая рот и нос, задерживая дыхание, начала пятиться назад, отступая. Она не поняла, откуда взялась дымовая завеса, и какова природа ее происхождения, так что, надеялась, что не успела вдохнуть слишком много. Благо, руки и ноги продолжали двигаться, разум не помутился, значит, жизнь, пока что, вне опасности.
Оливия быстро вышла из дымовой завесы, впрочем, та, из-за сильных порывов ветра, приносимых с реки неподалеку, начинала постепенно рассеиваться. Судя по звукам, косит, все-таки, вступил в бой, причем, что было неожиданно, на стороне магов. Этот рогатый продолжал удивлять тевинтерку, продолжая приносить хаос и портить ее планы, однако, на данный момент, девушке это было только на пользу. До сих пор оставалось непонятно, откуда взялась дымовая завеса, великан был явно не из тех, кто скрывается, прежде чем напасть. Магичка вспомнила неясную тень в разрушенном форте, видимо, ей, все-таки, не показалось, и там действительно кто-то таился, очевидно, эта «тень» была на стороне рогатого. Что же, он пришел не один, девушка пока не решила, как она к этому относится, но, на данный момент, это было однозначно полезно. Из дымки выскочил тот самый храмовник, до которого Оливия так и не успела добраться, видимо, он твердо решил напасть именно на нее. Прости, но, не сегодня. Девушка приняла тяжелый удар его меча на свой клинок, отводя его в сторону, после чего, вновь мысленно касаясь Тени, окутала свое тело магическим плащом, становясь почти невидимой для противника. Никс с удовольствием бы осталась и перерезала несколько храмовничьих глоток, но, она здесь явно не для этого.
Девушка, оставив храмовника сыпать проклятиями в пустоту, побежала к гномам, огибая по дуге уже почти исчезнувшую дымовую завесу.
- Дугар, собирай всех! – прикрикнула магичка на гнома, подбегая к каравану, где почти все лошади были уже более спокойными, нежели в начале битвы.
Теневой плащ уже успел раствориться, так что девушку вновь было видно, однако, спутники тевинтерки в пинках не нуждались, итак неплохо справляясь со своей задачей. Главный гном громогласно отдавал приказы, многие наземники уже суетливо забирались на повозки, спеша отвести ценный груз подальше от битвы. Оливия, позволяя мечу исчезнуть, запрыгнула на свою кобылу, предусмотрительно подготовленную все теми же гномами.
- Скажешь спасибо Одену. Надеюсь, у тебя есть хорошее объяснение происходящему.
Гном был зол, Никс прекрасно это видела, благо, он знал свое дело, так что решил не выяснять ситуацию на месте, уводя караван вперед по дороге. Пегая кобыла тевинтерки артачилась и храпела, била копытом, пыталась уйти в лес, но никак не следовать за гномами. Девушке пришлось с силой натянуть удила, так, что животное привстало на дыбы, и пару раз с силой стукнуть ее пятками по бокам, заставляя слушаться. Поняв, что кобыла, наконец, готова идти, брюнетка бросила мимолетный взгляд на заканчивающуюся битву, отмечая легкое ранение коссита, и, наконец, увидев его спутника. Исход был решен почти сразу, как только Оливия и рогатый появились на поляне, так что происходящее было не удивительным. Парочку магов уже не было видно, очевидно, они догадались скрыться в лесу. Вновь ударив пятками по бокам ездового животного, заставляя ту сразу перейти в галоп, магичка поспешила за караваном. Впереди, очевидно, ждал долгий разговор, и за свое опоздание, и за потерю кольца. А все этот косит, будь он неладен!

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Встреча у северной стены [21 Волноцвета; 9:44 ВД]