НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Кровь родная – не водица [29 Первопада, 9:44 ВД]


Кровь родная – не водица [29 Первопада, 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

--

Кровь родная – не водица [29 первопада, 9:44 ВД]

Время суток и погода: Поздний вечер. Холодно и сыро от недавно прошедшего дождя с мокрым снегом.
Место: Киркволл
Участники: Солраад Адаар и Каарас Адаар
Аннотация: Родня не перестаёт быть роднёй, даже если виделись вы последний раз больше пятнадцати лет назад и уже понятия не имеете, кто как выглядит.

0

2

Погода портилась с каждым днём, на мир словно накинули огромное полупрозрачное покрывало: оно заслоняло собой солнечный свет, собирало в небе кучные серые тучи, провоцировало снегопады, а то и дожди, смешанные со снегом. Хуже всего ситуация обстояла в прибрежных городах, близких к морю или окруженных реками; хуже, чем там могло быть разве что на севере. Солраад с ужасом думал, что творится на Первопад в каком-нибудь Ферелдене, где, говорят, холода стоят не только зимой, но и ранней весной, в середине осени. Сам он предпочитал купаться в лучах солнца и видеть как вокруг цветут зеленью деревья. Всяко лучше этой мрачности.
Оказаться бы сейчас где-нибудь в Ривейне... Нет, там слишком много кунари, он там не выдержал бы и пары дней, даром, что солнце и даже зимой тепло. Влияние Кун, говорят, распространялось там всё сильнее, становилось довлеющим. Будучи косситом, сумел бы он смешаться с толпой? Матушка всегда говорила, что ничего в её родном Пар-Воллене из сына бы не вышло, мол, слишком много он себе позволяет, порядка в нём нет. А кто же был в этом виноват? Вон, в старшего брата сколько порядка вбила, что тот аж из дома сбежал в своё время.
По удивительному стечению обстоятельств улицы Киркволла тоже встречали своих гостей знакомыми рогатыми фигурами. По слухам, новый наместник распорядился нанять тал-васготов для охраны города — об этом шептались люди на улицах, говорили в кругах знакомых. Да что мелочиться, и на него уже несколько раз пальцем показывали, злобно переглядывались и едва ли не плевали вслед, рассуждая между собой о том, как отвратительны им эти «кровожадные кунари». Вот уж точно, кунари-то он был самым настоящим, а как до крови жаден! Не скажешь же им, что в основном до свиной.
Странно, что при этом его никто не трогал. Видимо, людям было сложно осознать, что не каждый коссит — кунари и что существуют они и отдельно от тех же наемничьих банд, одну из которых наняли для охраны. Создатель, это так же глупо, как думать, что всякий человек — это... Подходящие примеры в голову не шли. Людей было так много, все они были настолько разными, что создать какой-то единый стереотип не вышло. Прискорбно.
— Эль. Лучше два.
В Нижнем Городе было куда спокойнее, люди здесь давно уже не чурались ни косситов, ни других сомнительных личностей — в местной таверне, «Висельнике», на него едва ли обращали особое внимание. Развалившись за одним из деревянных столов, покрытых, казалось, столетним слоем сала, смешанным с пылью, младший Адаар огляделся вокруг. Вон там, в конце помещения, в самом углу пристроился какой-то грязный пьянчуга — бездомный, что ли? А чуть поближе расположилась группа молодых мужчин, яростно обсуждающих между собой необходимость вновь начать усмирять магов так громко, что слышал их весь «Висельник». Лучше бы ссорились из-за какой-нибудь бабы, честное слово. Кстати о бабах: ближе всех к его столу сидела какая-то косситка; Солраад не видел её лица, но со спины можно было приметить небольшой рост и длинные рыжие волосы. Разве что плечи были широковаты для женщины.
Но искал он вовсе не их. Поговаривали, что если хочешь кого-то найти, лучше всего искать на самом видном месте, ровно как и подслушивать нужно было там, где разговаривали громче всего. Вот только разведчик из него был не очень, лучше бы босс отправил по следам того эльфа кого-то более способного, да только у других и без того дел было по горло. С тех пор как остроухая часть отряда решила уйти в неизвестном направлении, работки у них прибавилось. Вот и его часть была связана с этой дрянью: один из остроухих не просто ушел, но прихватил с собой пару важных документов, а теперь ищи-свищи его по всему Киркволлу — в последний раз парня видели именно здесь, в Нижнем Городе. Мужчина подозревал, что тот мог скрываться среди местных или пытался с кем-то связаться, может, выйти на Хартию. В любом случае, начать стоило со слухов.
И с эля, который как раз принесла местная служанка, стукнув тяжелым деревянным дном кружек по столу. Симпатичная девчонка, тоже рыжая и в веснушках, лицо только глупое — хуже, чем бывало у самого Солраада, когда он в очередной раз забывал о какой-то важной дате. В такие моменты люди чаще всего напоминали о себе, заставляя коссита чувствовать себя идиотом.
— Спасибо, дорогая, — улыбнулся ей, вот только девчушка не пожелала улыбаться ему в ответ — пулей сбежала обратно за стойку к неприветливому трактирщику. Будто он ножом ей грозил тут, в самом деле. Это всё из-за меча?
«Нет, из-за рогов», — ответил он сам себе. Все проблемы от двух наростов на голове, он ещё в детстве с этим смирился, с годами начав относиться к этой глупости попроще. Вот и забывать уже начал, что люди плевать хотели на мечи, их куда больше пугали рога. Рога и посохи — магов не любили ещё больше, чем косситов и кунари, даже среди последних чародеи не пользовались популярностью, если не сказать хуже. Говорят, в обществе, подконтрольном Кун, магам зашивали рты и подпиливали рога, на поводке водили. Он всё ещё помнил как их мать радовалась, что ни один из сыновей не родился баз саирабазом.
Но рога наводили мужчину и на другую мысль. Наверняка у этой рыжей леди тоже были проблемы с местными, а значит спеться на почве какой-никакой схожести не составило бы труда. А там её уже и разговорить можно будет, поди, ей лучше знать, что происходит в этом городе.
— Скучаешь? — по привычке Солраад начал разговор с широкой улыбки, демонстрирующей его красоту (он был в этом абсолютно уверен) и благие намерения.
Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что у рыжеволосой косситки фигура совсем не женская, да и широкие плечи — не дефект, а самый настоящий признак мужественности, потому что это и был мужик. Низкий длинноволосый мужик.
— Забудь, — хмыкнул младший Адаар и, не дожидаясь разрешения, плюхнулся за чужой стол вместе со своей кружкой. — Даже если не скучаешь, я составлю тебе компанию. Ты же не против? Или ты тоже из числа местных неприветливых рож, которые скорее сдохнут, чем позволят кому-то себе пива поставить?

+2

3

Плохие новости распространяются быстро, как хлынувшая из прорванной плотины вода, и остановить этот поток гораздо трудней, чем просто заделать дыру или перекрыть русло реки. Кунари захватили Сегерон, и эхо этого события прокатилось по Тедасу, особенно чутко отозвавшись в местах, где в своё время рогатые уже успели потоптаться и досадить своим идеальным порядком. Киркволл несомненно был в их числе. Самому Каарасу было бы всё равно на то, что творится на севере, пока последователи Кун сидят в основном за морем и на островах, но не заметить, что обстановка в городе испортилась, было сложно. Простой люд не имел возможности (а то и стальных яиц в штанах), чтоб высказать своё отношение лично в лицо какому-нибудь кунари, поэтому излишки негативного настроения доставались тем, кто примелькался рядом, невыгодно отличаясь особыми чертами лица, цветом кожи и наличием на голове массивных рогов.
Содержимое миски, которую перед ним плюхнули на стол, подпрыгнуло, чудом угодив обратно на положенное ей место, а не выплеснувшись рядом на стол. Адаар стёр с лица брызги каши и вяло пошевелил ложкой, раздумывая, стоит ли рисковать желудком или же лучше просто прикупить какие-то фрукты или овощи с кухни. Их сложно было испортить, а он, в конце концов, не настолько голоден, чтобы не суметь обойтись простым перекусом. Впрочем, что местный повар их, рогатых, (и Адаара в частности) не любит, известно было давно. С тех самых пор, когда они в одну из обычных кабацких драк разломали в хлам его кухню. Так что при возможности Вало-кас старались утолять голод в каких-то других местах, чем потом отлавливать крысиные хвостики в своих тарелках. Беда только была в том, что Каарас решительно не хотел куда-то ещё топать. Денёк выдался нелёгкий – ему пришлось изрядно побегать между Верхним и Нижним городом, доставляя записки между зачем-то шифрующимися мужиками из торговой гильдии. Любовные записки, как потом всплыло некстати, - что мигом утратило хоть какую-то значимость этого занятия в глазах васгота, который решил, что его время оказалось бездарно потрачено и не стоило тех серебряников, которые он выручил. 
В общем день выдался непростым, настроение было подпорченным, каша в миске аппетитной на вид так и не стала, сколько её не ковыряй ложкой. А тут ещё за его столик совершенно нагло втиснулся какой-то тип, разом заполнив собой пространство, которое Кас вообще-то считал своим личным. Как такое могло произойти?..
Васгот вскинул голову и обнаружил, что сидящий напротив светловолосый мужчина тоже рогат, как и он сам, однако на этом их похожесть благополучно заканчивалась. Адаар покосился на чужую крепкую руку, сжимающую кружку, пробежался взглядом до широченных плеч и почувствовал зависть, остро куснувшую за зад. Совсем так же, как когда он впервые столкнулся с Железным Быком, чей внушительный вид произвёл неизгладимое впечатление. Повезло, что такие большие типы всё же редко встречаются, и Кас не успел заработать себе комплекс на этой почве, довольствуясь тем, что ему и без того есть, на кого снисходительно смотреть сверху вниз. Благослови Создатель бородатых гномов.
- Странно. Обычно неприветливая рожа превращается в приветливую, если её угостить халявной выпивкой. Могу даже послужить тому примером, - Каарас отодвинул в сторону свою миску, чтоб не мозолила глаза, и облокотился на стол, чуть наклонившись вперёд. - Ты новенький в городе, не так ли? Успел увидеть местные достопримечательности? Кроме знаменитого киркволлского гостеприимства.       
Если бы к нему подсел кто-то другой, не такой большой и рогатый, то Адаар мог бы и не снизойти до беседы, лелея собственное дурное настроение, как последний оставшийся в кармане серебряник. Однако для сородича хотелось сделать исключение хотя бы просто из любопытства. Тем более раз незнакомец сам настроен поболтать, хотя обычно их вид не славится ни дружелюбием, ни разговорчивостью. Кун в башке заправляет или не Кун.

+2

4

— Новенький или старенький, дела это не поменяло бы, — не встретив сопротивления со стороны незнакомого сородича, мужчина едва ли не за руку поймал маленькую рыжую служанку, попросив у неё ещё одну кружку местного пойла.
Девица пискнула что-то в ответ, вырвалась и убежала, спровоцировав несколько недовольных взглядов со стороны. Вот уж в чём рогатый был прав: киркволльское гостеприимство могло переплюнуть любое, даже авварское, а те знали толк в гостеприимстве — чего только их попытки вызвать на поединок или убить любого, кто появлялся на их территории стоило. К счастью, никакие эльфы к авварам не стремились, а с жителями Киркволла можно было найти общий язык, будь то язык силы или язык денег, а то язык наместника, прямо заявившего о неприкосновенности той группы тал-васготов, что была нанята для охраны города. Им не обязательно было знать, что Солраад к ним не принадлежит. Все кунари на одно лицо, а? Даже те, что не принадлежат к Кун.
— Местные всё равно видят во мне угрозу и считают, что заявился я сюда не иначе как сожрать их детей, трахнуть жён и разграбить дома, а то и наоборот. А ты, поди, из Вало-кас? Слыхал, вас для охраны города наняли. Прибыльная работенка, даром, что с такими ублюдками.
На стол с грохотом опустилась деревянная кружка — да с таким, что эль расплескался по его поверхности, пена попала и на руки, и в тарелку с нелицеприятной кашей рыжеволосого коссита. Он на самом деле собирался это есть? Солрааду одного взгляда на это хватило, чтобы понять: себе дороже притрагиваться к такой еде. А ведь его здесь кормить будут не лучше, если не хуже, какие деньги ни заплати. Нелюбовь к рогатой братии въелась в головы людей ещё со времен прибытия Аришока — отголоски конфликта с настоящими кунари до сих пор давали о себе знать, несмотря на успешное решение конфликта Защитницей. Ну, несколько успешное... По меркам самого мужчины успешным можно назвать любую схватку, из которой выходишь победителем, а именно так оно и случилось.
Схватившись за одну из кружек, Солраад откинулся на спинку своего стула. Хлипкий предмет мебели пошатнулся под его весом, но всё-таки выдержал, лишь жалобно скрипнув.
— И раз уж ты решил продемонстрировать мне как рожи становятся приветливыми после глотка-другого, а о городе, судя по твоему недовольству пару минут назад, знаешь больше меня, то и я бы тебе пару вопросов задал, — начинать с места в карьер не стоило, это было понятно и такому твердолобому упрямцу как Сол, однако ничто не мешало ему начать издали. — Говорят, в последнее время у всех проблемы не только с нашей братией, но и с эльфами. Все, мол, бегут куда-то, места себе найти не могут. У меня...
Он запнулся на мгновение, делая вид, будто отвлекся на невыносимо громкую перепалку мужчин за соседним столом. Говорить о цели своего пребывания не стоило, особенно незнакомцам, особенно — тем, что могли информацией воспользоваться, поймав остроухого вперед него.
— У меня один знакомый так и поступил, поимей его Андрасте. Не знаю, правда, как все или просто решил деньги мои прихватить и смылся. В это ваше уютное гнездышко и смылся. Вот и ищу его, поганца.
Образ простака, едва ли понимающего что-то — один из его любимых. Нет, он и сам был тем ещё простаком, но не таким, каким его представляли люди. Глупый громила, способный выболтать что угодно и с трудом понимающий нормальную речь, а не язык силы — вот как представляло его большинство незнакомцев, хотя на деле простота Солраада заканчивалась на его манере высказывать всё, что он думает ровно как оно складывалось у него в голове. А соображалка у него работала, иначе так и сидел бы в деревне, пытаясь овладеть искусством столяра. Вот кто-кто, а столяр из него был такой же, как из босса орлесианская танцовщица.

+1

5

Каарас ещё не всех работниц Висельника успел выучить по именам, но конкретно рыженькую запомнить было несложно. Не столько по яркому цвету волос, а по вечно испуганному оленьему взгляду, который появлялся каждый раз, когда рядом находился кто-то из рогатых. Даже от простого чиха в её присутствии у девицы появлялось такое затравленное выражение, будто на неё вот-вот набросятся и целиком сожрут, вместе со старыми башмаками и ленточками в рыжих волосах. Хотя на это можно было бы не обращать внимания, в конце концов, чем смотреть на лицо в веснушках, всегда приятней нырнуть взглядом в глубокое декольте, демонстрирующее другие достоинства своей хозяйки. Но в догрузку к глупому взгляду ещё прилагалась и пара кривых рук, что особенно было заметно именно в их, рогатых, присутствии.
Адаар ничуть не удивился, когда новая кружка стукнула по столу так, что знатная часть содержимого выплеснулась на стол, задела его собеседника и даже угодила в миску с кашей, окончательно превращая её во что-то совершенно несъедобное. Каарас же успел заранее отодвинуться от стола, ещё только заметив рыжую девицу на подходе, памятуя случай, когда она мастерски от колен до пояса залила ему выпивкой штаны. Всё случайно, разумеется, но пришлось задержаться в таверне дольше, чем он планировал. Хотя бесила больше необходимость объяснять, что он не собирается убивать испуганную до нервной икоты официантку, и помощь уже нахлебавшихся героев-храмовников ей не нужна.         
- Ну, дети – это действительно не по нашей части. А насчёт остального – я бы не зарекался, по-всякому бывает, - с усмешкой отозвался васгот, схватившись за принесённую кружку и хлебнув кислого эля. Хоть это осталось неизменным в Висельнике, как и в любое другое время. Пойло было такое же паршивое, как и всегда, хотя в эту таверну по старой и давней традиции вовсе не за выпивкой ходят. И вряд ли этот светловолосый громила исключение. – Да, я из Вало-кас, - не стал отрицать рыжий, бросая внимательный взгляд на собеседника поверх своей кружки. Тут в Висельнике его любая собака сдаст, и для этого совершенно не пришлось бы никому приплачивать. – Ублюдков везде хватает, и некоторые из них даже соседи. Но Киркволлу повезло наконец-то обзавестись толковым наместником. И толковым капитаном стражи. Так что добрый совет, увидишь рыжую бабищу в латах лучше сворачивай незаконную деятельность. Хотя бы для вида. 
Авелин и её бравые солдатики весьма успешно справлялась со своей задачей по обеспечению города хоть какой-то защитой, однако сам Адаар считал, что пытаться навести настоящий порядок в Кирволле можно, разве что выгнав абсолютно всех его жителей, и лишь после тщательного отбора заселить заново порядочными людьми. А иначе всё равно что болото выгребать дырявой деревянной плошкой – много суеты, а толку почти никакого. Сюда со всех концов Тедаса стекалась разная шваль, обездоленные, отчаянные ребята или просто отбитые на всю голову ублюдки. Хотя других и не могло заманить столь мало пригодное для нормальной жизни место. Вспомнить хотя бы отравляющие воздух литейные мастерские или заброшенную под городом шахту, изрыгающую ядовитые газы. Причины оставаться в этом удушливом каменном муравейнике у местных были по-настоящему весомыми. На свой лад, конечно, но простые туристы в Киркволле такая же редкость, как чистый воздух, не выжигающий лёгкие холодом во времена сезонных штормов. В общем, если бы Кас выбирал место, где осесть, то это явно был бы не Киркволл.
Благосклонно кивнув в ответ на слова своего собеседника, рыжий отпил из кружки и с интересом выслушал то, что рогатому понадобилось на самом деле. Адаару нравился такой подход, без долгих расшаркиваний и длительных танцев вокруг да около. В конце концов, не за красивые же глазки его решили угостить выпивкой, а информация – это самое меньшее из того, чем он готов был безвозмездно поделиться. Торговать словами – вот уж на что он совершенно не был заточен.
- С эльфами действительно что-то странное творится, - не мог не согласиться васгот. Собственно поэтому он и оказался сегодня курьером при двух идиотах, потому что раньше подобной ерундовиной занимались остроухие. Но с Верхнего Города нынче только и были слышны стоны, что подевалась куда-то эльфийская прислуга, а на освободившееся местечко сразу ринулось такое отребье, которым и ложку из фамильного сервиса нельзя доверить – обязательно сопрут, вместе со всем сервантом. - Я знаю, где его точно можно не искать. В эльфинаже. Там сейчас пустынно настолько, что любая новая тень непременно привлечет внимание бомжей. Они тут глаза и уши города, - Каарас беззлобно ухмыльнулся. – Хочешь, познакомлю с парочкой?

+1

6

— С парочкой бомжей? — Солраад широко ухмыльнулся, обнажив зубы.
Слыхал он, что в Киркволле основным источником информации являлись ребята из неприятного места под звучным названием «Клоака», да только не верил до последнего. Неужто и в самом деле? Рыжий не выглядел лгуном, да даже если и да — что ещё у него было? Пара орущих мужиков за спиной; опустевший город, где каждый второй желал если не убить его, то уж точно избить до полусмерти; непонятный бродяга в конце зала. Вот тот, может, чего-то и стоил. Может, как раз и был одним из упомянутых бомжей, как знать.
А вот эльфинаж коссит видел своими глазами. Зная, что ничего там не найдет, он всё равно первым делом проверил именно его: район пустовал, словно там не только эльфы, но и вообще никто никогда не жил. Видно было, что местные ушли быстро, торопились — тут и там остались брошенные вещи, кое-какие дома были открыты, можно было разглядеть скромную мебель и кое-какие пожитки. Впрочем, нельзя было отметать и вторую версию: после скоропостижного ухода эльфов в эльфинаже повеселились мародеры, а может и простые жители Нижнего Города, прихватив с собой всё, что плохо лежало. Если там было, чему лежать.
— С удовольствием, — после небольшой паузы добавил Сол, залпом опрокинув в себя кружку эля. Помнится, он научился так делать ещё в юности, когда таверны и трактиры стали его родным домом и единственным местом, где можно заночевать без вреда для здоровья. Жаль, что денег тогда ещё глупому пацану хватало только на выпивку, а спать приходилось в лучшем случае на сеновале. — Практика показывает, что лучше местных могут быть только местные бездомные. Поди, у этих и мозгов побольше, и рожи не такие недовольные. Но, боюсь, остроухий уже раз десять сбежать мог и не видать мне больше моих денег.
«И ушей, если не поймаю эту мелкую тварь, — хмыкнул Адаар уже про себя, в сердцах стукнув тяжелой деревянной кружкой по столу. — Босс же мне их оторвет, если не хуже. Бумажки-то важные стащили, без них возвращаться — сразу себе могилу рыть».
Но мужчина, от природы позитивный и уверенный в себе, рыть ничего не собирался. В его голове медленно складывался какой-никакой план: рыжий познакомит его с местными бродягами, а у тех могут быть выходы и на тех эльфов, что не убежали, и на Хартию, если повезёт. С помощью последней, если ему хватит скромных средств, выделенных на рабочие расходы, можно будет достать не только эльфенка.
Интересно, чего коссит-то потребует за полезные знакомства? Мало кто готов был делать это просто так, в силу хорошего настроения или своего добродушного характера. Ан-нет, мир работал совсем не так. Однако Солраад решил продолжить играть простачка, для которого подобная услуга — нечто само собой разумеющееся из-за поставленной выпивки.
— А тебя звать-то как? Знаю, что именами мы обычно похвастать не можем, но не буду же я обращаться к тебе «эй, ты», — он продолжал ухмыляться, эта ухмылка грозилась в любую секунду обратиться довольной улыбкой. — Хотя, если тебе так привычнее... Кхм. Всякое бывает, и не такое видали.
Один из главных законов таверн и трактиров: если спрашиваешь имя, то будь любезен представляться первым. Как хорошо, что имена кунари и косситов мало о чём говорили, люди не только не запоминали их, но и не предавали им значения — для них все эти слова звучали одинаково.
— Солраад, — всё-таки улыбнулся, протянув своему новому знакомому руку для рукопожатия.

+1

7

- Ну, удовольствия я тебе обещать не буду, сам понимаешь. Некоторые из них по году, а то и больше не мылись. А ещё, может, придётся залезть в парочку неуютных мест, - Каарас вспомнил каких именно, и собственная лень взвыла дурным голосом. Он и ради еды для себя-любимого не захотел поднять задницу, чтоб куда-то ещё тащиться из Висельника. Так что добрые намерения на одних намерениях вероятно и закончатся. Чужие проблемы его мало трогали, да к тому же его собеседник отнюдь не торговлей себе на жизнь зарабатывал, судя по крепкому телосложению. Половина тут, конечно, хорошая наследственность (опять ты, зависть кусачая... скройся), но другая-то половина – как минимум результат усердной работы с той махиной, которую рогатый с собой таскал явно не просто для устрашения. Такие ребята умеют решать проблемы, так или иначе. – Хотя лучше, чтоб по этим местам кто-то другой лазил. Ты всё-таки... приметный больно. Спугнёшь только свою остроухую пропажу.     
То, как лихо его собеседник за раз выдул местное пойло, заставило васгота улыбнуться. Заливаться так бухлом можно было или от богатого опыта попоек или от большой и глубокой безысходности. Сам же Каарас повторять этот трюк не спешил, поскольку не попадал ни в ту, ни в другую категорию. Медленный мазохизм ему был ближе, а напиваться до беспамятства он предпочитал лишь в проверенной компании. Да и не входило в его планы надираться, чтоб потом на бровях ползти наверх и пытаться отжать у кого-то из своих кровать. Потому что до хаты своей целым он не доберётся, а внизу среди постоянного галдежа спалось только в том случае, если нажраться получилось до полнейшей и мгновенной отключки.
Адаар задумчиво повертел в руках свою кружку, сделал ещё один глоток и отставил её в сторону, поставив рядом с миской.
- Я могу дать тебе несколько имён и наводку, где искать их обладателей. О нужных услугах уже сами договоритесь, поди знаешь, как это работает, - Кас подпёр щёку кулаком и немного лениво заметил. – Но мне от тебя тоже кое-что нужно. В качестве благодарности за помощь, например, - рыжий покосился на миску с кашей и решение пришло практически сразу. – Скажем... пирог. Да, пирог. Тот, что продаёт мадам Флорис из Верхнего Города. О, у неё потрясающая выпечка, да и витрина тоже симпатичная, можешь сам убедиться.
Адаар только умолчал о том, сколько это угощение стоит. Зачем заранее пугать гостя, ему наверняка и так кажется его предложение странным. Информация за еду. Настоящие мастера слова так не работают, а Киркволл вообще был местечком, где доброта душевная и бескорыстная помощь вымерли что те серостражевские грифоны из легенд. И Каарас исключением отнюдь не был. 
Услышав имя, которым назвался его новый знакомый, Кас напряжённо замер, откинувшись на спинку стула.
- Солраад... – повторил он медленно, чувствуя, как губы тронула горькая ухмылка. Точно так же звали его младшего неугомонного братишку, который ходил за ним хвостиком и любил утверждать, что родители любят его больше. Одно только имя – и сразу столько потревожено воспоминаний, запрятанных так глубоко, что, казалось, придётся постараться намного сильней, чтоб их вызволить из недр памяти. А они так легко ожили от звуков знакомого имени, промелькнули перед глазами, цепляясь одно за другое, пока не оборвались на самом болезненном воспоминании. Не на том дне, когда он ушёл из дома, оставив родителей и младшего брата ради приключений и собственного эгоизма. А на вечере, когда через несколько лет он вернулся и очень долго стоял у калитки, но так и не смог заставить себя перешагнуть порог и постучаться в родной дом.
С тех пор Каарас больше никогда не наведывался в родную деревню. 
– «Новое начало». Хорошее имя, сильное. Сам выбрал? – Адаар понадеялся, что его уход в свои мысли не был так уж заметен. Поэтому он поспешил замять возникшую неловкость, пожимая протянутую в знак знакомства чужую руку. - Обычно ко мне обращаются «Эй, рыжий», но по правде говоря, шансов крайне мало, что я на такое откликнусь. Так что лучше зови меня... Кас, - заминка в голосе появилась неспроста. Адаар попросту побоялся, что снова потревожит давние воспоминания, а ему меньше всего на свете хотелось вываливать на незнакомца свою семейную драму, запивая внезапно проснувшуюся тоску новой порцией паршивого эля.
Нет, на сегодня с него хватит выпивки. Пока не стукнуло в голову сотворить что-то странное... Как, например, сесть и надиктовать брату письмо, которое он так никогда и не отправит. Хотя рыжий даже не представлял, с чего можно начать. «Надеюсь, что у вас всё хорошо...»
Но просто надеяться – это слишком эгоистично. И совсем в его духе. Что-то никогда не меняется.
- А ты умеешь писать?.. Хотя нет, забудь. Я с тобой пойду, знакомиться с бомжами.
Каарас отъехал на стуле назад и поднялся со своего места, но вот момент выбрал неподходящий. Мимо как раз проходила рыженькая официантка. Заметив его движение слишком поздно, она шарахнулась в сторону, споткнулась и уронила поднос на мужиков, о чём-то напряжённо спорящих за соседним столиком. Похоже, день у неё тоже получился не из лёгких.

+1

8

«Пирог?», — Солраад мог бы высказать своё удивление вслух, да только его собеседник сделал это и сам, показывая необычность просьбы. Ему не сложно было купить несчастному наемнику еды, коли им так мало платят, но чтобы об этом просили в качестве награды за информацию... Что ж, всякое бывало, он мог и чего похуже потребовать, как те же орлесианцы, например. Ух, сколько откровенно глупых или самодурских требований время от времени выдвигали эти люди, а уж чем ближе к столице, тем веселее. И даже не знаешь, что хуже: недовольство марчан или надменность и показуха орлесианцев.
Оставалось выяснить, кто такая Флорис и где именно в Верхнем Городе она обитает, а там дело само пойдет. Раз уж она торгует там, то и денег понадобится прилично, уж точно не как за эль в этой дыре, вот только хватит ли того скромного бюджета, что выделил босс? Строго говоря, плата за информацию входила в перечень того, что коссит мог себе позволить, тут главным было не переборщить.
Судя по повисшей за столом тишине, перебиваемой громкими голосами посетителей и стуком посуды о столешницы, а временами — и тел о них же, рыжий задумался о чём-то своём. Оставалось надеяться, что не пироги уводят его в мир грёз и мечтаний. Чем чаще Солраад об этом задумывался, тем страшнее ему становилось: неужели дела у Вало-кас настолько плохи, что те себе даже еды позволить не могут? Неужели вообще никакой? Если судить по этому мужику, так оно и было. А ещё говорят, мол, «Быкам» на пятки наступают. Ага, как же.
— Чего? — на мгновение и сам Адаар задумался, пропустив мимо ушей часть слов, сказанных его новым знакомым. — Да нет, это от матери досталось. Она у нас любила имена с серьезными значениями и у меня ещё неплохое. Старший брат, был у меня такой, очень любил сокращать его до глупого «Сол», потому что ему самому дурацкое имя досталось. А ты, значит, Кас? Что ж, очень приятно или что там говорят при знакомстве приличные люди. Ты похож на него, кстати: тоже рыжий.
Удивительно, с кем иногда могла свести судьба: вот этот коссит, рыжий, действительно был чем-то похож на его брата. Служил в той же группе наемников, носил эти яркие волосы, ростом не вышел. Звали только иначе. Солраад никогда не догадался бы, что перед ним и стоит сейчас его брат, настолько они оба за пятнадцать лет изменились. Да и при отсутствии всяких вестей со стороны старшего, Сол привык считать, что тот либо сгинул где-то, пытаясь взобраться повыше по карьерной лестнице наемника, либо уехал куда подальше. Странно было даже думать о таком, но, быть может, уверовал в Кун и перебрался ближе к очагу конфликта на Сегероне, присоединившись к их рогатым сородичам. Много чего могло произойти по мнению младшего из братьев Адаар, но только не случайная встреча в «Висельнике».
Поблизости раздался грохот, хор недовольных голосов, и Солраад уже не услышал, что именно произнёс Кас. Неуклюжая рыжая служанка только что уронила поднос на двух облезлых мужчин, что уже битый час спорили о магии. Что стало причиной спора и почему они едва не убить друг друга хотели ещё пять минут назад, было неизвестно, зато сейчас они единодушно поливали девчонку грязью, будто и не было между ними никаких разногласий. Ну куда это годится? Может, девица и неуклюжая, глуповата, однако она остаётся женщиной, а с женщинами так не поступают.
В этом вопросе у Сола всегда были свои принципы, простой и до неприличия прямолинейный, он никогда не мог пройти мимо «несправедливости», если та касалась дамы. С последними у него вообще были очень своеобразные отношения.
— А ну-ка заткнулись, — мужчина поднялся с места, с грохотом отодвинув от себя стул и навис за спинами балагуров, словно огромная рогатая скала. — Она перед вами раз пять уже извинилась, так что сматывайте удочки и отстаньте от девки. Своих нет, что ли? Или друг на друга не наорались?
— Ты кто такой, чтоб свой рот раскрывать, тварь рогатая? — тут же откликнулся один из них, ударив коссита кулаком в грудь. Удар был таким слабым, что Сол не обратил на него внимания — так комары в зной кусают, делов-то. — Понаплыли сюда опять, хозяевами себя мнят. Ну и что, что вас наместник покрывает? Отпустит его, так попляшете ещё! Не лезь не в своё дело.
Сама служанка тоже не считала происходящее «своим» делом — поспешила скрыться за стойкой, испуганно пискнув очередную порцию извинений. Попытки заступиться за её честь и достоинство со стороны рогатого не были оценены по достоинству, более того, будь её воля — она сама бы от него защищалась, настолько пугающими и странными ей казались эти существа. Да, именно существа — за людей она кунари не считала.
— Так а ты сам чего полез? — хмыкнул Сол, склонившись чуть ниже к дебоширам. От обоих несло дешевым алкоголем, будто вылакали не меньше пары литров, да и шатались так же. — К бабе-то зачем сунулся? Лаялись бы друг с другом и дальше как старые супруги, чего было рот раскрывать?
Один из них не выдержал такой наглости, как следует приложив коссита кулаком по скуле — туда, куда он сумел достать с высоты своего небольшого роста.
Неприятно, губу до крови пробил. И ведь всё время нужно в драку лезть против откровенно сильных противников. Идиоты они, что ли?

+1

9

Каарас настолько утонул в своих мыслях, что почти успел добраться до выхода, совершенно не обратив внимания на возникший рядом конфликт. А когда заметил, то изрядно удивился, как бодро и естественно  туда  влез его новый знакомый, заступившись за совершенно незнакомую ему девушку.
На памяти же Адаара на официанток орали всегда и везде, и дня не проходило, чтоб кто-то нервный не решил таким образом за счёт работниц таверны подправить своё паршивое настроение или почесать больное самолюбие. А в Висельнике больше всего их ругал как раз местный повар, чьи грубые и меткие придирки доводили до слёз не одну разносчицу, что иной раз те потом пугали посетителей красными глазами. Сейчас рыжая девица получила лишь стандартный набор брани, никто её даже пальцем не тронул, но светловолосый рыцарь уже посчитал это достаточной причиной, чтобы поставить расшумевшихся мужиков на место. Будто не было у него других более важных забот, кроме как вписаться за справедливость и... и что там ещё ему в голову светлую стукнуло.
Наблюдая за их перебранкой, Адаар успел насчитать четыре острых момента, когда его собственное терпение бы лопнуло, и вместо слов васгот бы швырнул людям в лицо что-то покрепче и потяжелее. Стул, например, или стол. Но у светловолосого типа оказались вдобавок к принципам ещё и крепкие нервы и железное терпение.
Каарасу же и этих причин было не нужно, достаточно просто представить, чтоб кто-то точно так же поднял руку на его младшего братишку, чтоб в глазах мгновенно потемнело от гнева...
... Как он оказался рядом, Кас даже не мог вспомнить. Вот он стоял у выхода, а в следующее мгновение в башке мигнуло темнотой, и васгот уже обнаружил, что возник позади мужика, который полез на светловолосого наёмника с кулаками. Пнув засранца сзади под колено, Каарас поймал его за мясистую шею и со всего размаха впечатал рожей в столешницу, второй рукой выхватывая из перевязи на бедре кинжал и удачно приставляя его к горлу второго дёрнувшегося умника.
- Раз не поняли по-хорошему, будет плохой вариант. Заткнулись. Извинились. И проваливаете нахер отсюда. Ровно в такой последовательности, понятно?
Тот тип, который щекой прижимался к грязному столу, согласно покивал, а вот его подельник оказался не таким сообразительным. Он шагнул назад, уклоняясь от лезвия кинжала, и обогнул стол, чтоб выбрать противником второго рогатого. В руках мужика также появился нож, хотя дожидаться, что с ним он делать будет, Кас не стал. Рыжий попросту метнул в него свой кинжал, воткнув оружие тому в плечо.
- Эй, рогатые! Вам тут ещё платят не за развязывание драк, а наоборот! – рявкнул грузный трактирщик, который сегодня заправлял баром. Рыженькая, убежавшая за стойку, уже успела всё рассказать своему начальству, но то ли по глупости, то ли из-за волнения, умолчала о том, что первыми кулаками размахивать стали вовсе не косситы. – Сломаете что-то - из вашей платы вычту!
- Вот урод, - прошипел рыжий под нос, пытаясь вспомнить, какого чёрта он во всё это ввязался. Ладно Солраад – включил не вовремя героя, он-то приезжий, видимо не отошёл ещё от киркволлского дружелюбия и радушия. Но сам-то Кас, о чём вообще думал, чтоб такую дурь отколоть... Неужели так зацепило, когда тот ляпнул, что Адаар будто на его старшего брата похож. Если так – то светловолосому можно только посочувствовать. Брат из Каараса был препаршивый.
«Сол»... А ведь он тоже любил так называть своего младшенького. Отчасти потому что это удобнее произнести, отчасти потому что тот забавно так дулся. Особенно когда с высоты своего роста, Каарас снисходительно трепал подростка по светлому затылку или дёргал за маленькие ещё забавно торчащие рожки. Зато если вовремя не успевал убрать руку, то получал пинок под коленку от улепётывающего со всех ног засранца. А когда рыжий рвался восстанавливать справедливость, то непременно огребал её на свою голову – виноватым у родителей зачастую был именно старший сын. Просто потому что старший. 
Снова не вовремя он выпал из реальности. Почувствовав, что чужая хватка на шее ослабла, мужик оттолкнулся от стола так резко, что со всей дури заехал бритым затылком Адаару в нос. Сломать – не сломал, конечно, но звёздочки из глаз у красноволосого васгота точно посыпались, давая человеку временное преимущество, которое тот использовал с умом - схватил стул и расколол его о плечо рогатого. Кас едва успел блок поставить, чтоб не поймать удар башкой.
Счёт поломанного имущества был объявлен открытым.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-05-17 23:01:21)

+1

10

Солраад был до последнего уверен, что рыжий махнёт на него рукой и пойдет по своим делам — мало ли вокруг любителей справедливости, чего с ними возиться, если они тебе от силы кружку пива поставили. У него, на взгляд самого мужчины, не было ни резона, ни времени ввязываться в обычную кабацкую драку. И по какой причине? Из-за служки, уронившей деревянный поднос на каких-то местных пьяниц. Однако тот не просто остался, тот набросился на них с какой-то непонятной яростью, будто эта служанка была ему если не родственницей, то хотя бы любовницей — уж настолько рьяно прикладывать забулдыг об стол ещё нужно было постараться.
Мужики явно не понимали, что идти против двух вооруженных косситов, ростом и габаритами способных вместить в себя пару таких пьяниц, — идея дурная настолько, что не стоит даже задумываться. Однако они задумались и тот, что помоложе, попытался броситься на Сола, не дотянувшись до него пару метров — согнулся пополам, схватившись за раненое плечо. Для пущего эффекта Солраад продолжил дело своего нового знакомого, прижав мужика к столу точно так же, как Кас прижимал его дружка.
— Неужели так сложно было просто извиниться перед дамой? — мужчина разочарованно покачал головой, сильнее надавив на щеку грубияна — так сильно, что тот заскулил от боли. — Нет, обязательно надо начать строить из себя черт знает что... Тьфу. Никогда вы такие не переведетесь, сколько вас уму-разуму ни учи.
Хозяин «Висельника» настроений дебоширов не разделял. Его, судя по всему, не волновала ни его собственная помощница, ни безопасность клиентов — только убытки. Да разве они хоть что-то сделали?
Как и многие другие, трактирщик не отличал косситов друг от друга и едва ли задумывался о том, что далеко не каждый из них служит в рядах Вало-кас. Одна только мысль о группировке наемников навела Сола на размышления: часто ли он встречал рыжих косситов? Всего пару на своей памяти, по большей части встречались темноволосые, иногда блондины, но рыжих — рыжих дай Создатель встретить, к тому же, рыжих и невысоких.
«Выпрями спину, я тебе сказала! Ты должен гордиться собой!», — так говорила Каарасу мать на протяжение всей его жизни, покуда тот не ушёл из дома. Старший часто сутулился, стыдился не самого высокого для их вида роста, и даже будучи сопливым ребенком, эти крики матери Солраад запомнил.
Если подумать, то и «Кас» было лаконичным сокращением от «Каарас» — очень в духе братца было сокращать имена до трёх незатейливых букв, уничтожая их смысл. И он тоже служил в рядах Вало-кас. Много ли было шансов столкнуться с рыжим, низкорослым косситом с такой любовью к сокращениям, который не был бы его старшим братом? Конечно, может тот давно уже перешёл в ряды другой группировки или загнулся где-то по дороге, писем-то он домой не писал, а про младшего брата и вовсе ничего не знал, но что мешало задать ему простой вопрос?
Мешала самая банальная на свете вещь: местные пьянчуги не хотели успокаиваться. Один из них вывернулся из цепкой хватки Каса, схватившись за первый попавшийся под руку стул; а второй, воспользовавшись временным замешательством Солраада, схватил со стола вилку и со всей дури засадил её в широкую ладонь коссита. Хватка заметно ослабла от боли, с его губ сорвался непроизвольный рык. Они в привычку взяли, что ли, острыми предметами в него тыкать?
За меч хвататься мужчина не стал, голыми руками подхватив щуплого мужика и как следует прокатив по столам. Тот должен пересчитать лицом каждую деревянную щепку. Несколько деревянных тарелок с грохотом свалились на пол, расплескав своё содержимое, вслед за ними полетели кружки.
Вилку пришлось выдернуть и отправить вслед за недоброжелателем — она угодила тому прямо в голову, едва тот поднялся над уровнем ближайшего стола. Повезло, что не в глаз, хотя метил Сол именно туда.
— Ну давай, чего встал? Испугался? — широко, почти хищно улыбнувшись, Солраад на ходу пресек очередную попытку налететь на него — толкнул вперед стол, с силой прижимая противника к стене. Судя по судорожному вздоху, ему сперло дыхание и на ближайшие несколько минут он вышел из игры.
Вокруг Каса же носился второй, стараясь нанести хотя бы пару ударов — то справа зайдет, то слева, а толку никакого. Не долго думая, Сол повторил его недавний подвиг: схватился за стул и опустил его ровно на голову незадачливого дебошира.
— Слушай, Кас, — из-за столов поднялось ещё несколько человек, явно недовольных происходящим. Где это видано, чтобы кунари хозяйничали здесь как у себя дома? Наверняка они считали, что подобное поведение переходит всякие границы. И что-то подсказывало Адаару, что слушать их аргументы в свою пользу эти люди не станут. — Твоё полное имя не Каарас случайно? А то я тут подумал, что ты сильно напоминаешь мне одного идиота, и сейчас самое время выяснить, не ошибаюсь ли я. Того и гляди, времени не останется.

+1

11

Одна из важных вещей, способных переключить и перевернуть ход его мыслей за раз – было упоминание денег, с которыми ему по каким-то причинам придётся расстаться. Причины эти могли быть разные, важные и не очень, жизненно необходимые или просто временная блажь и помутнение рассудка. Однако упоминание денег заставляло рыжего активнее работать головой. Пускай и не всегда в правильном направлении.
Вот и сейчас Каарас думал совсем не о том, о чём следовало во время драки, хотя на его счастье окружающие читать мысли не умели, а то дружно бы покрутили пальцем у виска. Адаар же вместо того, чтоб следить внимательно за боем, позволял телу двигаться на одних рефлексах, предаваясь серьёзным размышлениям и подсчётам.
Один поломанный стул – это два десятка серебряников. Если удастся договориться с гномом-столяром, у которого затоваривается трактирщик, и Коздун не будет козлиной, как порой кажется из его имени (а верно кажется, между прочим), то стоимость можно снизить ровно в половину. Это он может себе позволить, а то и два поломанных стула может – если воспользоваться скидкой от предыдущего. И успокоившись на этот счёт, Адаар от души пнул своего противника в удачно подставленный копчик. Правда некстати направив его к обломкам стула, в результате чего у мужика оказался в руках кусок деревяшки с неприятно торчащим наружу гвоздём.
Проследив же за скольжением по столу другого участника драки, васгот на мгновение напрягся, припоминая, сколько может стоить посуда, но потом вспомнив, что миски и кружки в трактире предпочитали держать деревянные (как раз на случай драк), облегчённо выдохнул и перевёл взгляд на светловолосого громилу. Тот вполне хорошо со всем справлялся, так что по-хорошему можно было спокойно оставлять его одного разбираться с оборзевшими посетителями, пока сам Адаар постоит в сторонке и просто понаблюдает. Он-то не ради справедливости в драку влез, и на официантку ему вообще-то начхать с самой высокой башни Крепости Наместника...     
Хотя теперь уже поздно было устраняться от конфликта. Мужик с гвоздём на деревяшке очень сильно хотел этот кривой кусок ржавого металла куда-нибудь рыжему воткнуть, из-за чего пришлось немного поуворачиваться, танцуя на месте, освободившемся от отъехавшего куда-то в сторону стола. Тут Кас опять насторожился, проследив, куда перекочевала мебель, и мысленно снова потянувшись к содержимому своего кошелька. Но да цел остался стол, слава яйцам Создателя.
А вот второй стул охотно разлетелся на щепки, когда приставшего к Адаару драчуна светловолосый коссит приложил по голове, следуя его же нехорошему примеру. Посчитав драчку законченной, да к тому же с минимальными убытками, Кас подобрал с пола свой кинжал и облегчённо выдохнул, вытряхивая из башки цифры. Хотя тут на освободившееся место сразу же радостно набились другие мысли, от которых, впрочем, Каарас не на шутку так струхнул. Даже сердце предательски ёкнуло. Неужели?..
- Допустим, что так, - осторожно отозвался Адаар на вопрос об имени, по искренней растерянности и внутреннему смятению пропустив мимо ушей прозвучавшее в чужих словах нелестное определение. Вместо этого он внимательней вгляделся в стоящего рядом здоровяка, пытаясь обнаружить знакомые с детства черты младшего братишки, но внешность светловолосого мужчины никак не хотела накладываться на тот образ, который хранился у Каараса в памяти. Шутка ли, он помнил его мелким двенадцатилетним подростком. Когда ещё ни щетина не попёрла, ни голос не сломался. Хотя чем дольше Кас его рассматривал, тем больше казалось, что ничего он не бредит, принимая желаемое за действительное. Перед ним действительно его младший братец. Чертовски изменившийся, здорово выросший и окрепший младший братишка.
Адаар не представлял, о чём могли подумать остальные посетители, когда два коссита уставились друг на друга посреди таверны, словно остального мира больше не существовало. Может, за свихнувшихся любовников приняли, а может ещё какая-то причина в голову стукнула. Но в какой-то момент рыжий, сумев таки оторвать взгляд от родственника, заметил, что их персоны перестали устраивать гораздо большее количество человек, чем изначально.
- В сторону, - бросил Кас, перехватывая бутылку, которой какой-то подлый засранец захотел огреть по затылку его младшего брата. Его, демоны раздери их, любимого младшего братишку. Старший Адаар и за гораздо меньшее убивал без сомнений и колебаний.
Невезучий мужик улетел спиной вперёд, вышибая собой входную дверь таверны. И в этом васгот увидел подходящее решение, не включающее в себя ненужные смерти и незапланированный визит городской стражи. Что-то подсказывало, что в связи с последними событиями на Сегероне слово «рогатые» добавят интереса к этому делу, что те могут даже заглянуть и поздороваться, поборов свою обычную лень и нежелание тащиться в Нижний город.
- Пошли отсюда, - Каарас поймал младшего Адаара за плечо и требовательно потянул к выходу, следуя своему желанию увести брата подальше от ненужной заварушки. Сначала просто увести. А поговорить они смогут и позже. Или не говорить - в зависимости от того, что Солраад выберет. Каарас же свой выбор сделал. Ещё много-много лет назад.

+1

12

«Допустим, что так», — ответил ему Кас, пробуждая здравую долю недовольства внутри своего младшего брата. Ничего, вот выйдут они отсюда, он ему тоже как следует допустит за все эти годы, пусть только добраться даст до его рыжей головы.
Но несмотря на отвратительное поведение старшего брата, на факт того, что за время своего пребывая в Вало-кас он не потрудился даже захудалой весточки родителям послать, Солраад всё-таки скучал по нему. Приятно было хоть иногда встретиться с семьей — с настоящей, а не названной, вроде того же Эйелиса, давно перешедшего из разряда «какой-то дружок» в «член семьи»; здесь не хватало только Хииры — тогда всё было бы как в старые добрые, разве что толпа недовольных посетителей «Висельника» лишней казалось.
На их фоне и на фоне того бардака, что они с братом тут учинили вспомнилась угроза трактирщика — тот обещал вычесть убытки из зарплаты наемника, а тот совсем недавно сидел над чахлой засохшей кашей, радовался поставленному пиву и просил в награду за информацию не что-нибудь, а пирог. Жизнь старшего, кажется, пошла под откос в последние годы, если вдруг раньше он жил лучше.
За этими размышлениями и попытками разглядеть старшего Сол едва не пропустил удар, прилетевший от одного из разгневанных местных — мужик целился туда, куда мог дотянуться — в грудь, но и туда ударить не успел. Кас позаботился о нём, выпроводив из таверны самым действенным и быстрым способом. Эх, и за дверь ему тоже платить придётся, будто стульев было мало.
Где-то внутри лениво шевельнулась совесть, своим противным голоском напоминающая, что всё это из-за него: не встань он на защиту девицы, которая сама добровольно сдала бы его страже, будь у неё такая возможность, не заварилась бы вся эта каша. Ну выпили бы они пива, перекинулись бы парой слов да разошлись кто куда — Солраад пошёл бы знакомиться с бомжами, а Каарас занялся бы своей работой. Не просто так же он в городе штаны просиживал.
Другое дело, что так они никогда бы и не узнали о том, что друг для друга они не просто два наемника, случайно встретившихся в обшарпанном кабаке.
— Да, самое время свалить отсюда, — с готовностью кивнул Адаар, широким шагом последовав к выходу. Обидчики своё получили и даже если бы брат не подтолкнул его к дверям, Сол вышел бы сам. Вновь сталкиваться с гневом людей, выслушивать их претензии и, чего доброго, отправляться под стражу не хотелось. А ведь и такое бывало, да ещё и не так давно. — Не могу не согласиться.
Снаружи было прохладно, вечерело и сумерки уже вовсю сменяли ярко-красный закат, отбрасывая на землю длинные тени. Со стороны «Висельника» до сих пор доносились голоса, чьи-то недовольные возгласы, однако коссит уперто шагал подальше от этого заведения. Только свернув за угол, он резко остановился и отвесил смачный подзатыльник своему старшему брату, благо рост теперь позволял ему делать и не такое — Солраад вырос и обогнал не только брата, которому в принципе не повезло с ротом, но и родителей. Да и не только роста это касалось, Сол сам по себе был шире и крупнее многих мужчин, в том числе и косситов, словно все силы их семьи ушли именно в него, а не двух старших детей.
— Ну ты и скотина бессовестная, — очевидно, младший Адаар пытался ругаться, но сочетать ругань с широкой ухмылкой выходило плохо, да и крепкие, почти медвежьи объятия, последовавшие следом за подзатыльником, растрепавшим длинные рыжие волосы Каса, никак с недовольством не сочетались. — Хоть бы раз поднял свою ленивую задницу и весточку какую отправил. Ты же старший брат, как можно быть таким идиотом!
Отпрянув от брата, Сол продолжал удерживать руку у того на плече, внимательно вглядываясь в каждую деталь его внешности, словно до этого в таверне разглядеть не успел.
— Хотя ты, смотрю, даром времени не терял, — согнать с лица ухмылку, медленно перерастающую в широкую улыбку, так и не вышло. — Волосы отрастил, совсем на сестрицу стал похож. Между прочим, я тебя чуть с бабой в таверне не перепутал, тебя только лицо выдало и фигура. Но я, прости уж, сначала подумал, что у дамы просто проблемы с фигурой. А оно вон как обернулось. Захочешь придумать такое — и не придумаешь.

+1

13

У кого-то в этом долбанном мироздании, Создателя или ещё каких Богов (Хотя Каарас верил только в одно мистическое явление – Фортуну) точно забавное чувство юмора. Они ведь могли просидеть в одной таверне в нескольких шагах друг от друга, каждый занятый своими мыслями, но так и не признать родную кровь из-за времени, которого они провели порознь. И это неумолимое время изменило не только младшего брата, но и старшего. Кас ничуть не сомневался, что в воспоминаниях Солраада он выглядел иначе. И дело даже не в длинной шевелюре. Точнее не только в ней.   
Он наверняка запомнился как тот, кто ушёл, не оборачиваясь. Кто оставил позади тех, кого любил, и оказался таким засранцем, что даже не потрудился сообщить о том, жив ли ещё, пока его не нашла сестра, взявшая на себя ответственность хоть изредка писать домой письма. И пускай Адаар лишь недавно узнал, что Таарлок все предыдущие годы отправлял его родителям скупые вести о нём, собственного скотского поведения это ничуть не умаляло. Тут никакие оправдания не помогут и не изменят факта, что он плохой сын и плохой брат. Хотя и объяснение-то у рыжего васгота было только одно единственное, хотя о нём Каарас решил молчать, понимая, что настоящую ценность и вес оно имеет только лишь для него самого.
Адаар шагал за младшим братом, совершенно не задумываясь, куда тот направляется, только лишь радуясь, что пока они куда-то идут, каждый думая о чём-то своём, неизбежный разговор по душам откладывается на неопределённый срок. Хотя и это не могло продолжаться вечно.
Свернув за братом за угол в какой-то переулок, Кас едва успел затормозить, чтоб не впечататься в широкую грудь Солраада, который уже резко развернулся и от души отвесил рыжему подзатыльник в лучших семейных традициях. Каарас же только сжал челюсти и медленно выдохнул, прикрыв глаза, понимая, что заслужил. На самом деле он заслужил гораздо большее, чем одна только затрещина, испортившая причёску, но ничуть не убедившая в том, что он совершил ошибку. Внутри красноволосого зашевелились лишь змеиное гнездо из сожалений, горечи и давних светлых воспоминаний, однако стоило мысленно вновь проговорить свою причину, как он снова смог крепко стоять на ногах, найдя в себе упрямства вскинуть голову и встретиться взглядом с младшим братом.
«Если любишь кого-то – это вовсе не значит, что можно портить ему жизнь» - вот его объяснение, которое он вслух так и не озвучит.           
Однако на удивление за первым подзатыльником не последовал второй, даже удара никакого не прилетело. Каарас только успел растеряно моргнуть, замечая на лице брата широкую ухмылку, вместо вполне ожидаемой и понятной злости. А в следующее мгновение его сдавили крепкие объятия. Солраад едва его от земли не оторвал, чем чуть не вызвал полноценный ступор у старшего Адаара, на личной шкуре почувствовавшего, как же его младший братишка силён.
- Я рад тебя видеть, Сол, - совершенно искренне признался Каарас, похлопав брата по плечам и груди, а затем, как проделывал не раз в прошлом, поймал брата за шею и стукнул лбом о его черепушку. – Кого ж ты сожрал, чтоб так вымахать? Дракона? Язык уже не повернётся назвать тебя мелким, громадина ты этакая.
Сожаления отпустили. Просто растаяли как поздний снег под лучами весеннего солнца, а причина этому - одна лишь улыбка светловолосого коссита, чей взгляд был по-прежнему ясен и весел, словно не утекло безвозвратно почти пятнадцать лет с их последней встречи. И это особенно удивляло старшего Адаара, который вновь увидел их домашнее неунывающее солнышко, проступившее сквозь новый брутальный облик младшего васгота. В чём-то Солраад совсем не изменился.   
- Вот языкастый какой стал, - хохотнул Каарас, пригладив свою гриву пятерней и нисколько не обижаясь на хитрую шпильку по поводу своего внешнего облика. Хотя обычно реагировал далеко не так спокойно. – Чуть – не считается. Да и давно тебе стали всюду дамы мерещиться, а, герой?
Тот недавний поступок в таверне, что за девушку вступился, уже не казался таким идиотским и ненужным. Скептическое мышление рыжего благополучно дало сбой, уступая место братскому умилению и гордости за родственника. Впрочем мысленно вернувшись в Висельник, Кас вспомнил и другой момент. Те обстоятельства, которые собственно и заставили Солраада присесть за его столик и завязать столь судьбоносную беседу.
- Моё предложение насчёт помощи по-прежнему в силе, - серьёзно произнёс Каарас. – Разве что я с тобой пойду. И переговоры я возьму на себя. Киркволл – это особенная дыра.
Старший Адаар обогнул родственника, игриво пихнув его в бок, чтоб не отставал, и двинулся в сторону одного из лазов в злополучную Клоаку, на ходу составляя план их дальнейших действий. Информаторы, о которых он думал в начале их встречи, никуда не годились по одной простой причине – Каарас не готов был полагаться исключительно на Фортуну, когда дело касалось не просто какого-то сородича, а родного брата. Поэтому им нужна гарантия, что всё пройдёт так, как надо, пускай и способ для этого Адаар собирался использовать совсем не благородный.
- Тебе насколько сильно нужен этот твой остроухий? И в каком виде? – с напускной небрежностью поинтересовался рыжий, когда только отодвинул огромный люк в сторону и скинул носком сапога мелкий камешек вниз, далеко не сразу услышав противный «чавк» от его приземления. Амбре, разящее снизу, едва только крышка люка откатилась в сторону, вызывало желание перестать дышать вообще, на веки вечные. А вспомнив свой первый визит в Клоаку, Кас только порадовался, что ранее оставил кашу в тарелке, потому что сейчас она бы обязательно запросилась наружу, не спрашивая его мнения по этому поводу.
- Если не передумал, то пошли, - Каарас первым полез вниз по длинной склизкой лестнице, а под конец уже просто спрыгнул вниз, сразу увязнув по щиколотку в отвратительной жиже, которая текла тут по туннелям. На сухой участок выйти удалось после нескольких коротких коридоров, зато так они срезали путь вдвое и прямиком попали в немноголюдное гетто, чьи потрёпанные жизнью жители с опаской и подозрением уставились на неожиданных рогатых гостей.
- Чудесное место, не правда ли? Зазеваешься – сопрут всё, от резинки для волос до пуговиц и шнурков. Впрочем, в сторону лирику. Нам нужны детишки. Ты как, с детьми ладить умеешь?

+1

14

— Да, знаешь, с драконами тоже как-то повозиться приходилось, — ухмыльнулся Солраад в ответ на слова старшего брата. — Не особо долго только. А размеры — это врожденное; отобрал всё, что мог у вас с Хиирой. Но ей-то не страшно, девице, быть невысокой, а тебе вот не повезло.
Прошли те времена, когда Каарас мог беззаботно трепать младшего по волосам и приговаривать, какой у него маленький младший брат, теперь-то и до макушки Сола достать было сложно, и маленьким его ну никак не назовёшь. Он будто и в самом деле забрал себе все силы и старания родителей, лишь третий ребенок которых получился не просто высоким, а прямо-таки огромным — возвышающимся над остальными, словно скала; широким в плечах и сильным, способным без усилий размахивать тяжеленным клинком, сейчас покоившимся у него за спиной. А братец, значит, до сих пор со своими стрелами игрался — Адаар приметил лук и отсутствие какого-либо ещё оружия, разве что кинжал где-то можно было спрятать; а бродить по такому городу как Киркволл безоружным — это совсем сумасшедшим надо быть.
Будто бы и не прошли этих... Сколько там? Пятнадцати лет? Казалось само собой разумеющимся, что сейчас они с Каарасом работают над чем-то вместе, спешат к местным, как он выразился, бомжам, и в целом ведут себя как самые обычные братья. Или коллеги. Всё-таки они оба пришли к одному и тому же пути: к наемничеству; с той лишь разницей, что старший подался в Вало-кас, а младший попал в ряды «Боевых Быков». Впрочем, такой ли большой была разница? И те, и другие преследовали одну цель, методы только выбирали разные. Поговаривали, что первые чаще бьют морды без разбора, а у них... У них зато была знаменитая пятница. И фантазия, много больше фантазии, чем у коллег тал-васготов.
— С тех пор как жениться собрался, — последовав примеру старшего брата Сол пригладил растрепавшиеся длинные волосы, убирая от лица упавшие на глаза светлые пряди. Конечно, никакие дамы ему нигде не мерещились, а вот их влияние на его жизнь... Тут даже говорить было не о чем. С тех пор как Солраад вернулся из Ферелдена, Эйелис только и делал, что рассказывал ему о его глупости и о том, что в его пустой голове не осталось ничего, кроме «этой ненормальной чародейки». До сих пор, бедного, не отпускало, что его с собой не взяли, наверное.
Но сейчас у него был с десяток куда более важных задач, чем задумываться о недовольстве лучшего друга. С ним они разберутся едва он вернётся обратно с бумагами, а там уж как пойдёт.
— Да в любом виде, — пожал плечами коссит, наблюдая за тем как Каарас отодвигает в сторону здоровенный люк, тяжелый как стадо баранов на вид. Судя по звуку удара, раздавшемуся через несколько долгих секунд после открытия, глубоко под Киркволлом была целая подземная сеть, словно гномы здесь свои тейги строили. Разве что от тех никогда так не воняло — здесь же это и за версту чувствовалось, стоило только коснуться. Не иначе как все, абсолютно все слухи об этом городе правдивы, включая и те, где рассказывали про бездомных и беглых магов, ведущих жалкое существование на самом дне — буквальном дне. — Сойдёт и мёртвым. Мне не побрататься с ним надо, даже не поговорить, а вернуть украденные вещички. Голову можно открутить в процессе, это как карта ляжет. А можно и без головы.
Передумать он не передумал, бросив взгляд вниз и решив, что лучше просто спуститься, ничего не разглядывая, а будь такая возможность — и дышать перестать. Раньше можно было подумать, что в Нижнем Городе или том же «Висельнике» атмосфера неприятная, люди злобные и запах стоит отвратительный, но вот это «чудесное место» как саркастически окрестил его Каарас, с легкостью могло дать фору чему угодно. Даже пещерам в Морозных Горах, набитых здоровенными пауками.
Под сапогами (ему просто повезло, что они были высокими, доставая ему почти до колена) неприятно хлюпала какая-то грязная жижа, — думать о том, чем она когда-то была не шибко хотелось — стены казались заляпанными ей же, стоял противный глазу полумрак, будто кто-то и факел здесь зажги, а эффекта всё равно не будет. И если здесь кто-то жил, то Сол мог ему только посочувствовать — это ж до такой жизни ещё дойти надо.
И зачем было бежать в подобное место из насиженного в отряде — неясно. Разве что остроухий дальше пошёл, счастье искать или ещё что-нибудь.
— Ха, если бы им ещё было, что тащить. А что есть — до того не дотянутся, — Солраад старался держаться рядом, хотя его натура заставляла постоянно идти вперёд, будто он уже знал дорогу или был здесь не в первый раз. — С детьми вот не срослось как-то. То ли я страшный, то ли они, но отношения у нас не складываются. До сих пор не представляю, как наши родители решились завести аж троих демонов — стальные нервы были, не иначе. У матушки так точно.

+1

15

Случайно или нет оброненная фраза про женитьбу засела под кожей старшего брата мелкой занозой, напоминая о том, что пятнадцать лет прошедших – это срок отнюдь не малый. Может, Кас и сделал понимающую рожу в тот момент, но на деле степень офигения от такой новости затмила собой все другие эмоции, что он предпочёл никак это заявление не комментировать. Пока что. До поры до времени. Пока не поймёт, как должен реагировать на это хороший старший брат, а не такой как он. Кто ещё не до конца успел мысль переварить, что младшенький-то давным-давно вырос. 
Благо рефлексировать на эту тему особо не было возможности. Всё внимание Каарас сосредоточил на том, чтоб не перепутать проклятые коридоры и не увести брата в такие дебри подземные, о которых сами местные иной раз ничего знать не знали. А то он мог это организовать, легко и играючи. Недаром имечко досталось – как издёвка. С кораблями отношения напряжённые, а уж про его феноменальную способность и в трёх соснах заблудиться – Вало-кас не раз любили травить байки за кружкой другой крепкой выпивки.   
- Ага, не дотянутся... Я тоже так сначала думал, - хмыкнул старший Адаар, высматривая среди местных жителей тех, кто может им помочь. Взрослые их намерено сторонились, возвращаясь к своим прерванным занятиям, только частенько косились в их сторону. Мало ли чего пришельцам в башку рогатую стукнет. А вот бойкая и юркая ребятня заметно оживилась, вылезая из своих укрытий за развешенными покрывалами тряпичных палаток или слезая с лазов наверху, которые вели в вентиляционные шахты, что худо-бедно перегоняли грязный, зловонный воздух в этом богами забытом месте.
– Тогда это твой шанс потренироваться. Прежде чем своих спиногрызов заведёшь, - заноза опять настойчиво зачесалась, напомнив о себе, но Каарас собрался и дальше её игнорировать. По крайней мере, пока не разберётся, что он сам ощущает. Дёргающий изнутри клубок чувств, не успевший толком устаканиться от встречи с младшим братишкой, вобрал в себя до кучи и эмоции этого безрадостного местечка. Возможно наёмник и был достаточно чёрствым, чтоб не испытывать жалости к живущим тут, как крысы, людям, но вот дети не должны расплачиваться за ошибки и слабость взрослых, которые не смогли или не захотели о них позаботиться.       
- Всё познаётся в сравнении, да?.. Не так уж плохо мы жили, – задумчиво произнёс красноволосый Адаар. С высоты своих горячих и бестолковых шестнадцати лет ему казалось, что нет места унылее и беднее, чем их родная деревня, с её покосившимися домишками и дорогами, что с весенними ливнями и паводками превращались в месиво из камней и грязи. В такие дни там было не пройти, не проехать - отчего вся жизнь в деревне замирала. Но были и хорошие дни в Марчвуде, наполненные солнечным светом и теплом, чистейшим воздухом, ароматами полевых цветов и свежескошенного сена. Вот только ценить что-то частенько получается лишь задним числом, и Каарас тут исключением совсем не был.
Они неспешно двинулись вглубь трущоб, но после десятка другого шагов, к ним под ноги вылетела маленькая девчушка не старше пяти лет на вид – первая ласточка, вряд ли самая храбрая, скорее самая отчаявшаяся. Васгот склонился сунуть в маленькие ручонки серебряную монетку, уже через мгновение наблюдая, как сверкают пятки ребятёнка, улепётывающего со всех ног, пока страшный рогатый дядька не передумал и не отобрал назад свой подарок. Это событие словно прорвало плотину. К ним стали всё смелее и смелее подходить дети разных возрастов, осторожно дёргать за одежду, привлекая внимание, что-то рассказывали, просили монет, еду, одежду или какие-то предметы, которые можно продать другим беднякам. Каарас раздал весь свой мешочек с медными монетками и половину с серебряными. Лишь когда к толпе попрошаек присоединились и взрослые, рыжий васгот рыкнул на них:
- Прочь пошли, не то руки поотрываю. Сами заработайте, пока спина целая.
- Так может, вам надо чего? Я подсобить могу, я тут всё-всё знаю, - заискивающе затараторил щуплый мужик с редкой козлиной бородкой и цепким взглядом. Информатор, стало быть. Но, увы, не такой, кто с ними ценной информацией поделится. А скорее кто об их визите в Клоаку доложит тем, кому это важно знать, и тогда остроухого вора они точно благополучно упустят.
- Так уж и всё? – с сомнением протянул Каарас, делая вид, что задумался, пока мужик соловьём распевался. Но, в конце концов, рыжий оборвал его оды хвалебные и, понизив голос, произнёс. – Нам нужно товар кое-какой сбыть. И чтоб концы в воду, смекаешь? В городе и так сейчас неспокойно, а нам лишние проблемы ни к чему.     
Мужик заверил, что знает подходящих людей с широкими взглядами на жизнь, к которым он готов их провести, но за скромную плату. Старший Адаар совершенно искренне изобразил на роже крайнюю брезгливость и сказал, что пусть эти господа сами к ним притащатся, и тогда к скромной плате информатора они добавят несколько монет сверху того, что ему уже успели выдать.
- А мы тут подождём. Здесь хоть сухо и ничего на голову не каплет, - Кас выбрал закуток почище на его взгляд и подальше от основного гетто, и отошёл туда вместе с Солраадом. - У тебя есть какая-то ненужная бирюлька или мне дальше импровизировать? – хмыкнул Каарас, похлопав брата по бокам. – Не общипали ещё, нет?

+1

16

— Ну так это ты, маленький старший брат, — широко, довольно усмехнулся Солраад, с высоты своего роста потрепав брата по голове, как тот частенько делал с ним самим в детстве. — До тебя-то дотянуться раз плюнуть, а до меня и ты не везде сможешь.
Вообще-то обстановка была скорее гнетущая и к смеху не располагала, однако младшего Адаара это редко останавливало — смеяться он мог практически в любой ситуации, исключая разве что поле боя и какой-нибудь траур, иначе жить становилось невозможно. А так, стоило отнестись к происходящему легче других или позволить себе взглянуть на мир с другой стороны и всё начинало играть новыми красками. Да и подколоть брата, честно говоря, у него руки так и чесались. Пятнадцать лет они друг друга не видели, а он пока только и смог, что подзатыльник ему отвесить, дураку такому. Ох, была бы Хиира поблизости, поди, спуска бы ему не давала.
Солрааду просто повезло, что он не знал, что сестрица действительно виделась с Каарасом куда чаще самого младшего в семье, иначе его внутренние противоречия попросту не дали бы ему двигаться дальше. Он-то был уверен, что самым безответственным среди Адааров вырос он сам, а не оба его старших родственника. А дай ему кто знать, что роль мамочки-наседки в этой семье досталась именно ему, так всё, пиши пропало.
— Знаешь, братец, мне тренироваться-то не надо, — хмыкнул Сол, оглядываясь по сторонам. Детей здесь было много, словно у местных обитателей сил хватало только на размножение, — одни прятались за какими-то коробками, другие выглядывали из широких, судя по всему — сточных труб, третьи пугливо поглядывали на рогатых мужчин из-за рваных тряпок неизвестного происхождение. Для чего вообще было обрекать детей на такие муки? Неужели их родители об этом даже не задумывались? — Детей никаких у меня не получится. Придётся собаку завести или рабов, как она частенько шутит.
И детей становилось всё больше, они выходили из своих укрытий, стоило Каарасу вложить в ладони одной девочки серебряный — малыши явно были привычны к такой жизни и давно научились зарабатывать самостоятельно, наравне с взрослыми, которые тоже вдруг полезли из всех щелей. Заработать хотелось всем, вряд ли это место было исключением — каждый, где бы он ни находился, в каких бы условиях не жил искал легких денег. Вот и этот щуплый старик, заслуживший разве что недовольство Каса и удивленный, слегка мрачноватый взгляд Сола, не был исключением.
— Бирюлек нет, это не по моей части, зато есть вот это, — Адаар вытащил из верхнего кармана своей потрепанной кожаной куртки фолиант — ерунда, на самом деле, зато написан на языке империи и вряд ли кто-то из местных станет его расшифровывать. Достался он ему случайно, когда он возвращался из Ферелдена — продавалась у какого-то торгаша за лютые деньги, а когда выяснилось, что это просто сборник сказок, он тут же сдал позиции и попросил забрать книгу и идти своей дорогой, торговлю ему не портить. — Можешь развлекаться как хочешь. У тебя план-то хоть есть? Не думаю, что тут кто-нибудь на тевинтерском читает или вообще читает, однако... Эй!
Солраад не шутил, когда говорил, что местные воришки вряд ли до него достанут. Дело было не столько во внушительном росте коссита, сколько в его опыте. Уж сколько раз за свою короткую жизнь он сталкивался с подобными субъектами, жертвой скольких становился по-началу и скольким потом рожи начистил — не сосчитать. Но один такой уже пару лет к ряду жил с ним то в одной палатке, то в одной комнате в какой-нибудь таверне и все трюки увертливых жуликов Сол знал едва ли не наизусть. И уж точно никакому ребенку было не тягаться с Эйелисом в искусстве воровства.
Мальчишка, попытавшийся залезть в карман Адаару, был пойман за руку и слегка приподнят над грязным, но сухим полом — не специально, просто ребенок оказался настолько легким, что мужчина не рассчитал силу. Взять он ничего не успел, а вот кривился знатно, извиваясь в цепкой хватке сильной руки.
— Думал, не увижу, что ли? — усмехнулся Солраад, глядя на мальчишку. Казалось, ещё несколько секунд и тот заплачет, однако он не просто плакать не собирался, так ещё и лягнул коссита ногой как следует, угодив подошвой грязного, рваного ботинка чуть выше бедра. — А вот и увижу. Попробуй ещё раз такое провернуть — и я тебе уши оторву, сверну в трубочку и затолкаю куда-нибудь. Уяснил? А теперь давай, улепетывай. И товарищам своим скажи, что тут им ловить нечего, а то и их уши в опасности окажутся.
Когда мальчонка скрылся в тени одного из закоулков-труб, Сол только недовольно хмыкнул, понизив голос:
— Нашёл с кем тягаться, в самом деле. Лис таких на завтрак ест и всё никак не подавится, а эти всё туда же. Дурачков ищут, — а потом вновь обратился к старшему брату. — Так вот, братец, если у тебя есть план, я бы с удовольствием послушал. Не всё же мне истуканом стоять на фоне. А если и я импровизировать начну, то далеко мы с тобой не уйдём. Весь творческий потенциал уж точно вам в семье достался.

+1

17

Каждый новый ответ брата на тему, которая на самом деле интересовала Каараса больше всего (хотя он честно делал вид, что это не так), выводила рыжего из строя на долгие секунды. Все такие моменты, каждое оброненное слово, старший Адаар запоминал и складывал в воображаемый сундук, спеша захлопнуть крышку до того, как оно всецело завладеет его вниманием. Ведь тогда помощь, которую он обещал, окажется бесполезной, а драгоценное время будет упущено. Этого Кас допустить никак не мог по ряду самых разных причин, главной из которых было, что на самом деле ему больше нечего предложить своему братишке. Оттого поспешно затолкав сундук с внезапными открытиями в дальний угол памяти, Каарас сосредоточился на предстоящем деле. Ещё не всё сказано и сделано, чтоб можно было расслабиться.
- О, как раз подходящая фиговина, - наиграно обрадовался рыжий, забирая у Солраада фолиант и не преминув сунуть любопытный нос в его содержимое. Закорючки были тевинтерские – но это всё, что он смог определить, хотя и на этот счёт твёрдой уверенности не было. Когда-то давно Таарлок пытался научить на глаз отличать тот же тевин от андера, но васгот, славившийся особой неусидчивостью, когда у него что-то не получается, быстро сбежал под каким-то надуманным предлогом. Тогда старший товарищ просто не додал мотивации. А то ведь сумел же Адаар выучиться стрельбе из лука, требующей особенной дисциплины и самоконтроля, хотя с его-то взрывным темпераментом и нетерпеливостью это казалось невозможным делом. Но правильная мотивация – творит чудеса. Вот сказали ему, что его из Вало-кас выгонят, потому что он для них бесполезен, так сразу стимул появился – наизнанку вывернуться, но доказать банде, что его место здесь, среди сородичей. А тем, кто не согласен, он пообещал прострелить колено, чтоб передумали. И ведь смог же. Стрелять выучиться, и в Вало-кас остаться.
Адаар поправил свой лук за плечом и задумчиво кивнул. Солраад тоже подтвердил, что это что-то этакое на тевине. Хотя внезапно у младшего появились другие заботы. Например, остановить подкравшегося мелкого воришку, понадеявшегося, что за разговорами рогатые не заметят, как маленькие ладошки по карманам шарят.       
- И всё-таки потренироваться с детьми тебе б не помешало, - хмыкнул Кас, заметив, как брат легко приподнял над полом пойманного мальчишку. – А то вот руку оторвёшь и не заметишь. 
Рыжий и сам частенько этим грешил, не всегда рассчитывая силу, но для себя Каарас уладил эту проблему проще и эффективнее. Просто предпочитал никого не своей расы не трогать. А если трогал – то работал принцип «сам напросился» или «сверху пару монет накину, если синяки останутся».
- Пацан, а ещё вот, что передай, - понизив голос, произнёс старший Адаар, перехватив воришку за шкварник до того, как тот со всех ног рванул обратно в лабиринты Клоаки, получив от светловолосого коссита внушительный выговор. Шепнув тому на ухо пару фраз, рыжий отпустил мальчонку и обернулся к брату, довольно ухмыльнувшись.     
- Есть знакомые карманники? Это интересно. И как вы познакомились? Тоже обчистить тебя хотел? – старший Адаар специально не затрагивал всплывшую тему, разговаривая как обычно, не сильно приглушая голос, да и в целом держась так, будто ничего особенного не происходило. Стоят тут просто два мужика рогатых, за жизнь разговаривают, пока ждут кого-то. Обычные дела.
А потом Каарас вдруг произнёс, смягчив голос:
- Ближе подойди, - и улыбнулся, едва сдерживая смех, - Да ещё ближе, ну, - рыжий дёрнул брата на себя за ткань куртки, развернув его так, чтоб он своей массивной фигурой загородил почти весь обзор. И только тогда зашептал. – Тут уши везде, а кое-кто ушлый и по губам читать умеет. План пока такой - мы никуда не пойдём отсюда. О любом нашем шаге будет известно наперёд. Так уж работает это место, если ты без нужных связей. Поэтому придётся быть хитрее. Мы тут якобы, чтоб толкнуть этот фолиант, - старший Адаар задумался на мгновение и всё-таки отдал его обратно Солу. Случай с воришкой наглядно показал, что у братца хранить ценности будет надёжней. Пока рыжий другим озадачен. – Мальчишке я сказал, что мы ищем желающих контрабанду переправить. На нашем судне, мол, место осталось. Возьмём по дешевке. Твоего эльфа это вряд ли выманит. Это просто второе наше прикрытие, с одним - сюда никто не лезет.  А искать за нас будет кто-то более неприметный. Например... вот он, - Кас похлопал брата по плечу, предлагая глянуть в сторону, где на приличном удалении застыли невысокий подросток лет восемнадцати на вид  и девчушка, которой первой досталась монетка от рогатых. Раздавая деньги, рыжий успел выведать у ребятни, у кого есть старшие братья или сёстры, шепнув, что если они приведут их, то получат ещё монет.
- Мы тут ищем кое-кого, - тихо сказал Каарас юноше, отдавая ребёнку обещанное. – Осторожно, без шума и лишнего внимания. Поможешь найти, и мы заплатим, - рыжий кивнул Солу, чтобы тот рассказал о своём потерянном дружке. Парень закономерно потребовал часть денег вперёд, на что Кас предложил брату согласиться. В конце концов, надуть они никого не пытались. Но и сами обман не потерпят, о чём рыжий васгот недвусмысленно предупредил.
Проводив детей взглядом, Адаар скрестил руки на груди, и с самым невозмутимым видом приготовился ждать результатов. Разве что молчать было неудобно, поэтому он решил чуть приоткрыть воображаемый сундук, первой выхватывая фразу, которая больше всего не давала ему покоя настойчивым зудом под черепушкой.
- Почему ты сказал, что у тебя детей не получится? Твоя подружка бесплодна?
Может, он и среагировал на это заявление не сразу, но вовсе не потому что пытался быть тактичным или не желал наступать на больную мозоль. Свой внезапный вопрос Кас залепил без всяких дальних заходов, сразу в лоб, никак не смягчая свои слова, даже если бы и мог представить, как сказать это по-другому. А он не мог. Поэтому просто говорил, что думал.

+1

18

— Нет, под руку невовремя попался, — хмыкнул Сол, вспоминая историю своего с Эйелисом знакомства.
В те годы он был ещё едва-едва опытным, мог попасться на самые простые уловки — за исключением тех, что повидал на улице за годы странствий и тех, что были в ходу в родной деревне; а Эйелис уже тогда, рассказывал, кражами промышлял. Красть только собирался не у коссита, у которого едва ли медяк был в кармане, а у кого-то из купцов поблизости — тех самых, что наняли для охраны телохранителя побольше, пошире и пострашнее. Страшным он не был, к счастью, а вот остальным природа наделила. А Лис тогда ещё не привык к тому, что всякие наймиты бывают не только тупоголовыми бревнами, но и серьёзными ребятами с обостренным чувством справедливости, которые и забодать своими рогами в случае чего могут, только повод им дай.
Эх, славные были времена. Тогда они оба ещё нигде не служили, а потом скопом попали в один отряд, где до сих пор и пребывали. Удивительная всё-таки штука — судьба: сначала столкнула их лбами, заставив едва ли не на смерть подраться, а после превратила в лучших друзей. Скажи Солрааду кто-нибудь в юности, что он пойдёт в наёмники, среди лучших друзей у него будет эльф, в числе возлюбленных — тевинтерская чародейка, которая вечно куда-то бежит, а сам он случайно найдёт в замшелом Киркволле своего старшего брата — никогда не поверил бы. А вон как оно на деле сложилось-то.
— А потом как-то поругались, я ему почти голову открутил, вот и... И срослись, в общем. Отличный парень и руки из нужного места растут. Не то что у местных побирушек. Жаль, что сородич его от нас всё же сбежал, вместе с ценностями. Ублюдок.
Дети и подростки продолжали стекаться к месту их стоянки: Сол отчетливо видел как в темных углах, в тени каких-то труб, становилось всё больше сверкающих глаз; слышал их приглушенный шепот и свистящий смех, словно у всех мелких поголовно был кашель или даже что похуже. Да и Каарас говорил немногим громче, почти что притянув младшего брата к себе. У него, значится, всё-таки был план, хоть какой-то.
— Не выманит точно, — покачал головой коссит, покосившись в сторону приблизившегося к ним мальчугана. Хотя какого там мальчугана — уже почти юноши, просто он был настолько щуплым, грязным и костлявым, в какой-то мешковине, что казался много младше своих лет. Знай Солраад этих несчастных хоть немного ближе или не думай, что у них тут своя преступная сеть со своими законами и правилами, уже рвался бы хоть как-то бедолагам помочь. Однако альтруизм альтруизмом, а у него пока и своих забот хватает, куда уж там о каких-то малолетках задумываться. — Я не уверен, что его вообще можно выманить. Остроухие, говорят, все как один куда-то стекаются, остаются единицы. Может, деньги тоже на дорогу в неизвестность спёр, скотина.
Договариваться с малолетней братией у Каараса получалось просто замечательно. Сол зачастую и слова вставить не успевал, как его старший брат уже решал все вопросы и отправлял местных работяг куда подальше, сунув в руки несколько монет. Наверняка именно в монетах и было дело, однако младший Адаар был уверен, что у него провернуть такое вышло бы куда топорнее. Слишком прямолинейным он для этого был, с прикрытиями у него складывалось так себе и роли в таких операциях ему всегда отводились минимальные: выйти из тени где-нибудь под конец, чтобы начистить кому-нибудь морду мечом или прямо заявить какому-нибудь петуху, что он, дескать, урод и человек отвратительный, дела с ним иметь никто не хочет. Вот в чём, в чём, а в высказывании правды прямо в лицо Солрааду не было равных, из-за чего на протяжение всей жизни у него были сплошные проблемы.
Вот ровно как сейчас, просто он об этом ещё не узнал. Да и не догадывался даже, принимая расспросы брата за чистую монету, не задумываясь даже, что ответы могут ему не понравиться. Да и с чего бы? Не ему же подружку они выбирали, в самом деле, а обсуждали чужую. И мысли чужие, настроения и прочие атрибуты были для Сола темным лесом.
— Нет, — Солраад ухмыльнулся, прислонившись спиной к какой-то грязной балке, и скрестил руки на груди. Грязь и пыль не сильно его волновали, — потом как-нибудь отряхнется и куртку почистит — а вот запах вызывал желание даже здесь нос себе чем-нибудь заткнуть, хоть и стал гораздо тише. — Просто, знаешь ли, дети только с косситами получаются. С людьми, старайся или нет, не выйдет. Но если ты так переживаешь, я могу постараться как следует. Как-нибудь потом, да. Когда поймаю её снова, уж после авварского свадебного обряда бежать ей уже некуда будет. Это похоже на игру, знаешь? В догонялки, как в детстве, только условий больше. И я был бы счастлив, если бы из этих условий наконец-то убрали поганые корабли.
Корабли — самый жуткий кошмар Сола, стали последним знамением их с Оливией расставания в Ферелдене. Тогда она отправила его на один из них, который, демоны его забери, шёл в треклятую Антиву с несколькими пересадками. И это ему повезло, что одна из них была в Марке, иначе до сих пор бы рыб считал где-нибудь.
Хорошо, что Кас об этом не спрашивал. Младший Адаар мог рассказывать о своей возлюбленной сутками, ему только повод дай. И он уже был дан.

+2

19

Каарасу нравилось слушать короткие, но яркие откровения младшего брата. Будь они в местечке поуютней, да к тому ж охотой не заняты, рыжий с жадным любопытством расспросил бы Солраада о его жизни, о родной деревне, о родителях. О том, как и с кем он провёл последние пятнадцать лет. Что успел повидать, во что умудрился вляпываться. Касу хотелось знать о том, что повлияло на младшего Адаара, помогло ему стать таким, каков он сейчас - уверенным в себе и сильным. А заодно найти в его словах подтверждение тому, что сам красноволосый понял ещё давным-давно - без дурного влияния старшего брата, без его отрицательного примера перед глазами и Солу, и Хиире будет намного лучше и легче в жизни. Вон младшенький даже о женитьбе задумался, о семье - значит не просто беспечно плывёт по течению, а о будущем своём думает. И Касу стоило бы этому у него поучиться.   
- Чт... что?.. – Каарас и не заметил, как застыл на долгие секунды, уставившись на брата, будто увидел его впервые. Как же в этот момент хотелось малодушно посчитать, что это у него слуховые галлюцинации случились, вызванные отвратительными испарениями этого злачного места. Уж в это верилось куда охотнее и легче, чем в то, что успел вдохновенно наговорить светловолосый васгот. От начала до конца весь его ответ прозвучал для старшего Адаара как отражение одного из его тайных страхов, остановись он только хоть однажды и подумай, какого будущего он бы не хотел для своих родных. Поэтому Адаар старался не оглядываться назад и не думать о будущем. В том числе и о своём собственном.   
- Человечка?.. Ты хочешь сказать мне, что собираешься жениться на... – долгая пауза возникла оттого, что Кас подавился ругательствами, с силой заталкивая нелестные матерные определения внутрь, - ...на человеческой женщине? – в его исполнении эти слова всё равно отразили так и не произнесённую вслух брань. – И дай угадаю. Она ещё и тевинтерка ко всему прочему, да?..
Каарас выхватил второе открытие из своего сундука, которое в свете нового факта оказалось не менее ужасным, чем то, что он уже успел выяснить. Не зря, выходит, его царапнуло брошенное вскользь Солом упоминание о рабах. На юге Тедаса так не шутили. Даже тут, в самом злачном месте, которое себе только можно представить, живя буквально на самом дне и в самых скотских условиях, мало кому из местных в голову приходила мысль отдать то единственное, что может быть таким же важным и ценным, как и собственная жизнь. Свою свободу.     
- Охереть можно. Просто охереть и не встать, - не в силах больше сохранять неподвижность, старший Адаар принялся мерить широкими, тяжёлыми шагами их закоулок, надеясь, унять таким образом этот неприятный всплеск эмоций и сохранить хоть подобие беспристрастной рожи. Но даже если это частично ему и удалось, во взгляде, который он в итоге обратил на младшего брата, всё равно плескалась едкая концентрация разочарования. – Играешься, значит? Ну, так играйся, братец. Просто играйся, не связывая себя узами. Зачем нужна вся эта чушь со свадьбой и авварскими традициями.     
Разумеется, Касу и в голову не могло прийти, что с его братом может быть что-то не так. В точности, как и в те моменты, когда всё катилось в бездну, Каарас искал причины где угодно, но не в себе, так что и с братом сработал всё тот же самый принцип. В его представлении это именно ушлая девица на Сола повесилась лианой тропической, залезла ему в штаны да умело голову рогатую задурила. И старший Адаар даже не представлял, насколько сильно на этот счёт ошибается.
- Ну ты даёшь, Солраад. Неужто все рогатые женщины на континенте закончились. Так я могу познакомить с парочкой, не вопрос.
Другие проблемы отошли на задний план и перестали его волновать. Рыжий васгот даже не заметил, как к ним снова приблизились несколько мужчин в компании с уже знакомой «козлиной бородкой» - по-видимому, те самые господа широких взглядов. Но когда кто-то сдержанно кашлянул, привлекая к себе внимание, Кас развернулся в их сторону и смерил каждого убийственным взглядом. Слишком заманчиво и желанно это было сейчас – щедро зачерпнуть всю бурлящую внутри злость, разочарование, тесно переплетающееся с давней жаждой мести, и выплеснуть их на головы незнакомых людей, поломав им руки-ноги. Просто потому что он может это сделать. Потому что, возможно, он почувствует себя от этого лучше. Причинит им боль просто за то, что это же люди. Как делали они сами, глаза Хиссре выкалывая за то, что она “кунари”.   
Но Адаар сдержался. Выдохнул, отворачиваясь, и отошёл в сторону, усилием воли гася подступивший к горлу ком бешенства одним важным воспоминанием. Кое-кто особенный сказал ему как-то, что люди – это всего лишь люди. Им также свойственно бояться того, что они не понимают, что они также заблуждаются, совершают ошибки. Забавно, что понять это Каарасу помог тот, кто на самом деле в то время был его заклятым врагом.
- Товар у него, - Каарас махнул рукой в сторону брата, тем самым переключая внимание с себя на второго васгота. Рыжему нужно было ещё немного времени, лишние пару минут, чтобы затолкать обратно всех змей-воспоминаний, повылезавших из недр памяти. И не запороть пока складно проходящую охоту. Если абстрагироваться от всех эмоций, то даже эта небольшая личная сцена служила неплохим прикрытием в их деле, ослабляя чужие подозрения.

+3

20

Полученного времени, которое младший Адаар потратил на заключение сделки (тут Каарас не без гордости отметил, что торговался братец так же лихо и напористо, как и сами местные), как раз хватило, чтобы старший васгот успел захлопнуть злополучный ящик с открытиями сегодняшнего дня и затолкать его подальше. Но если мысли бурлящие недовольством обуздать получилось успешно, то вот рожей изобразить обманчивое спокойствие оказалось на порядок сложней.
На него практически не обращал никто внимания до тех пор, пока жаркие торги не закончились к обоюдному удовлетворению обеих сторон. И только затем, споткнувшись об взгляд рыжего васгота, торговцы торопливо пожелали хорошего пути и поспешили удалиться. Задержался только информатор, решивший испытать собственную удачу ещё раз, и, получив обещанные монеты, испарился следом, больше не раздражая Каараса своими заискивающими повадками.
- Это ты удачно бирюльку впарил, – хмыкнул старший Адаар, на взгляд оценивая мешочек, покоящийся в руке брата. - На какую сумму-то успел нагреть тебя тот остроухий паршивец?
Солраад не захотел отвечать прямо, увильнув от ответа мастерски, а Кас и не стал настаивать. Если что и нужно было признать рыжему, наблюдая за давно повзрослевшим братом, так это то, что его младшенький в состоянии справиться с практически любыми проблемами. Самостоятельно или найти правильную помощь, умело ориентируясь на местности. Опыта, похоже, у светловолосого васгота было хоть отбавляй.
- М-мессиры... – обернувшись на голос, Адаары обнаружили рядом запыхавшегося паренька, которого ранее они отправили на поиски. Судя по его взмокшему лицу, он очень торопился, чтобы успеть донести им важную новость. – К-кажется, я нашёл того, кого вы ищите... Его укрывает один неприятный тип из «Кровавых клинков». Я слышал, как они договаривались вывезти его из города в одном из сундуков с тканями из Орлея. Дайсы
Однако несмотря на то, что васготы сразу отправились на перехват, не теряя ни минуты, когда они появились в указанном месте, стоянка воришки оказалась уже пуста. Ещё ярко тлели угли наспех потушенного костра, вокруг которого разбросаны были какие-то забытые в спешке вещи. Солраад, изучивший всё брошенное барахло внимательней, подтвердил, что след этот был правильный, признав в одном найденном тут предмете наручи, что принадлежали его старому знакомцу.     
- Разминулись минут на пять, вряд ли больше, - подытожил Каарас, раздосадовано качнув головой.
Мальчишке они выплатили обещанную сумму, как и договаривались. А вот насчёт того, что делать дальше братья неожиданно разошлись во мнении. Кас хотел продолжить поиски вместе с Солом, даже если ниточки вели прочь из Киркволла, но сам Солраад настаивал, что дальше справится сам, ему не привыкать работать в одиночку. Отложенный семейный разговор тут разгорелся с новой силой, когда слово за слово - и опять всплыла увлечённость брата тевинтеркой. Эта новость всё не давала старшему Адаару покоя, заставляя искрить и неодобрительно бросаться ехидными замечаниями. Солраад же проявил поразительное терпение, которое в итоге и выиграло этот спор, заставив старшего васгота капитулировать перед упертостью младшего.
- Делай, как знаешь, - в итоге заявил Каарас, и, несмотря на булькающее внутри недовольство, дёрнул брата за плечо и крепко обнял, похлопав по спине. – Только если вдруг снова понадобится помощь... или просто захочется встретиться – пошли мне весточку, и я приду. Договорились? 
На этом моменте васготы и разошлись, пообещав друг другу, что ещё обязательно встретятся. Сол, следуя зацепке, разузнал, кто и куда отправился из Киркволла с сукном из Орлея, и двинулся дальше на юг, продолжая охоту на воришку. А Каарас остался в городе, приноравливаться к непривычной роли помощников стражей порядка.
Прогуливаясь на следующий день по городу, рыжий Адаар случайно натолкнулся в порту на знакомую маленькую девчушку, чей брат помог рогатым с поисками эльфа. От вертевшегося неподалёку юнги, рогатый узнал, что раздобыв вчера денег, парень сбежал из города, прыгнув на первое же отчаливающее из Киркволла судно, бросив свою малолетнюю сестру совершенно одну.
Ощутив неприятный холодок загривком, Каарас задумался о том, как на самом деле ему самому повезло с семьёй. Как везёт далеко не всем и не каждому в этом подлунном мире. Родная кровь – не вода, но у некоторых в жилах текла не кровь, а чистая отрава. Зато в их семье, в семье рогатых великанов, пришедших с севера, где общество не знает своих родных, кровная связь – не пустой звук. И сколько бы лет не прошло, они по-прежнему могут рассчитывать друг на друга.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-10-17 15:08:01)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Кровь родная – не водица [29 Первопада, 9:44 ВД]