НОВОСТИ

06.11. Одиннадцать месяцев игры! Новости и цитаты!
01.11. Сюжетные внезапности и флешмоб!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Праздник в неспящем замке [13 Утешника, 9:43 ВД]


Праздник в неспящем замке [13 Утешника, 9:43 ВД]

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://sa.uploads.ru/t/usQzo.jpg

Праздник в неспящем замке [13 Утешника, 9:43 ВД]

Время суток и погода: Вечер и ночь, ясно, легкий ветер, в небе, немного не по сезону, звездопад - астрологи говорят, что это - к большим переменам, но куда уж больше!
Место: Скайхолд
Участники: Эллана Лавеллан, Клара Морген, Анора Тейрин, Эвелин Тревельян и все желающие агенты и причастные к Инквизиции так или иначе
Аннотация: прошел год с дня победы над Корифеем. Год перемен, реформ. Почти год правления Виктории. Больше года как Каэр Бронак и другие крепости заняты Инквизицией. Больше года с того времени как пробудился титан. Больше года , как в небе больше не зияет Брешь.
Пора бы и праздновать.
Собраться вновь вместе. Или решить вопросы, которые больше не терпят чернил.

+5

2

[indent]“Здравствуй, друг! Я скучала по песням в “Приюте Вестницы”, по ветру, поющему в бойницах надёжных крепостных стен, по солнечному свету, который льется сквозь витражное стекло на каменный пол - приглушенно-золотистому, как полупрозрачная плоть спелого яблока, который в Неварре бывает только осенью, а здесь он такой всегда.
Здравствуй, Скайхолд…”

[indent]Её роль в победе над Корифеем была невелика, но она вернулась сюда не ради чувства причастности. Это место было особенным, связавшим множество судеб, и сейчас древние стены все ещё напоминали об этом единстве. Только некоторые знакомые лица Клара не увидела - кто-то покинул Инквизицию сразу после решающей битвы, другие постепенно возвращались домой, к своим семьям, и не нашли возможности приехать в Скайхолд. Кто-то покинул этот мир навсегда. В одну и ту же реку нельзя войти дважды, но Клара все равно ощущала мягкое эфемерное тепло этой встречи. Конечно, позже они вспомнят добрыми словами и тех, кого сегодня нет рядом, но не стоит забывать о тех, кто ещё в строю. Кларе хотелось увидеться с Эвелин и с Эдвигом - это же они учили её радоваться простому непринужденному общению вечерами у лагерного костра. И Эмме она была бы рада. Любопытно, как продвигаются её теоретические исследования? Интересно,чем сейчас занята Морриган? Хотя в  присутствии волшебницы, давно и с разгромным счётом переплюнувшей её саму в нелюдимости, Клара сильно сомневалась.
[indent]В главном зале мерцали факелы, пела Мариден, столы ломились от угощений - наверняка, леди Монтилье постаралась все организовать в лучшем свете. Немного потерявшись среди такого количества людей, Клара даже пару раз обозналась в потёмках, приняв незнакомцев за знакомых. Хватало и почетных гостей в дорогих нарядах. Сама же морталитаси приехала в привычном сером платье и позже, отдохнув, переоделась в серое платье, которое считала нарядным - оно было такое же закрытое, но сшито из более тонкой и дорогой ткани и получше подогнано по фигуре и не имело огромных карманов для всякой всячины. Зато у него был удобный широкий пояс, к которому можно было подвесить бархатный футляр с линзой. Но в целом на фоне благородных гостей Клара, не утруждавшая себя прической, - расчесала привычное “гнездо” на голове, заплела по-неваррански венцом тонкую косу - и хватит, - выглядела не то, чтобы презентабельно.

Отредактировано Клара Морген (2018-05-06 23:02:14)

+3

3

Всё наконец кончилось. Хорошо или плохо кончилось - могло показать лишь время.
Или лица людей. Но в лицах людей Эллана разбиралась плохо.
Вот та женщина с большой гулькой на голове - похожей на ту, что обычно заплетала себе Лавеллан, только на порядок прилизаннее и опрятнее - она счастлива, раз улыбается, раз щебечет с Капитаном?
Лавеллан слышала смех. Люди смеются, когда рады и счастливы - точно так же, когда плачут, когда им нестерпимо грустно. Но и плач она тоже слышала. Плакала женщина, муж которой погиб на этой маленькой войне с древним созданием, возомнившим себя богом. Он погиб больше года назад, но вид безмятежного, праздничного Скайхолда вернул ей ощущение потери первозданной, нетронутой годом смирения раны.
Она счастлива?
Эллана не знала. Она не могла понять саму себя. Что уж говорить о том, чтобы понять кого-то ещё.
Возможно, дело в том, что в её руках не было бокала с вином, от которого у дам краснели щёки и просыпалось излишнее красноречие. Возможно, потому что одета она была в лёгкий доспех с массивными металлическими плечами, наколенниками и широким поясом с грубым тиснением вместо просторного атласного платья, а на ногах были сапоги с массивным каблуком вместо уютных свободных лодочек в тон к заколке в волосах.
Возможно, потому что за попытками понять себя Эллана совершенно забыла, что с дня их большой победы в маленькой войне прошёл уже год. День в день.
Хотя нет. Часть года ушла на службу в Каэр Бронаке. И это была лучшая часть года. В Крествуде не было времени на самокопание.
А с возвращением в Скайхолд всё вернулось на круги своя: кто-то праздновал, а кто-то, изображая аккуратную статую молодой беловолосой эльфийки рядом с лепниной на колонне, молчал в ответ на предложение скушать хотя бы маслину с праздничного стола.
Что удивительно - предложила маслины женщина с ажурной маской на лице. И рукавами в два раза больше головы.
Орлесианка, поняла Эллана. Она всё ещё не жаловала их за вытоптанную плантацию моркови во внутреннем дворе. Но от маслины отказалась не потому что её предложила орлесианка.
Она даже умудрилась выдавить из себя едва слышное:
- Нет, благодарю.
Прежде чем вернуться в стадию подражания несуществующим колоннам.
Лавеллан даже удивилась. По рассказам, в Зимнем Дворце эльфы разносили еду и убирали за гостями.
Может, она не заметила её ушей в пышной причёске?
- Вы ведь участвовали в битве за Арборскую Глушь?
Или может все свыклись и даже приняли за должное наличие эльфов под боком. Ведь здесь был не Зимний Дворец. И правил здесь человек с иными взглядами на вещи.
Хотя об этом Лавеллан попросту не могла поспорить. По единственной причине: она не знала Эвелин Тревельян настолько хорошо для суждения её взглядов.
Прошло какое-то время, прежде чем Эллана поняла, что обращаются к ней. На вы. И она не сразу нашлась с ответом, выныривая из омута собственных мыслей. Она, в ажурной маске, закрывающей лицо до губ, и в приземлённо-скромном вишнёвом платье с серебряной вышивкой, всё ещё стояла здесь, поигрывая между пальцами тонкой ножкой бокала.
- Простите?
- Как вам это место?
Эллана хмыкнула, заламывая руки за спиной.
- Не зря его называют Глушью. Потому что... Ну... Глушь.
Женщина рассмеялась, отдавая эльфийке свой бокал. Она уже успела заметить, что бокал был не тот, из которого пила сама орлесианка: на нём не осталось следов тёмной помады.
Эллана усмехнулась тоже. Не шутке, конечно.
Она никогда не была на таких празднествах. Но может ещё не совсем потерялась для них.
[icon]https://sun9-5.userapi.com/c840732/v840732042/8562c/DnYBQGlfpt8.jpg[/icon]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-11 17:52:49)

+3

4

В числе тех, кто к победе над Корифеем лично рук не прикладывал, но на празднике присутствовал, расточая улыбки и пригоршни полновесных поздравлений и благодарностей, была Анора. При ней – отчуждённая приветливость, тёплые улыбки, приятные слова и верная служанка, одетая ярче госпожи, тогда как сама королева – почти по вдовьи. Только переливался лежащий меж ключиц драгоценный камень в цвет глаз. Словно манил, гипнотизировал – отвлекал от пытливого взгляда, прикованного к толпе, от лица, от выражения лица. Последнее выглядело маской – куда более искусной, чем орлесианские, и подобранной к событию и обстановке даже с большим тщанием, чем наряд. Не одежда красит человека, – и многие из гостей следовали этим словам, не так ли?
Тонкий силуэт в доспехах будит любопытство, и Анора не отказывает себе в удовольствии побыть любопытной.
Тяжёлая юбка едва приметно шуршит, шаги глухие, неторопливые. Опытный охотник услышит сразу, распознает за десяток-другой шагов. Если не приметит раньше, как чёрно-белое пятно проскальзывает, прокладывая путь улыбками, мимо разбившихся по интересам – и сквозь.
Служанка при ней – тёмноглазая эльфка с взглядом лучника, лицом юной девы и статью знатной дамы. По-кошачьи мягкая, плавная. Её шагов не слышно. Эллане почтительно кивнули, невольно взглянув на бокал. Уголки губ разошлись в заговорщицкой полуулыбке.
- Бдительность в мире, - Анора дополнила напевный фрагмент девиза приветственным наклоном головы, не отводя глаз и улыбаясь, на секунду позже Эрлины. Фраза, безусловно, относилась к доспеху. Тёмный цвет оттенял белизну кожи, мешавшуюся со светлыми волосами, убранными в узел под сеточку. Тоже тёмную.
Чёрный с белым не носить…
- Ждёте нападения? – Она серьёзна, а взгляд, ещё мгновение назад всматривавшийся в лицо, словно ища в нём ответ, данный прежде слов, ускользнул к гостям. Ища ли врагов, проверяя ли чужой интерес к праздной беседе – или просто не желая смущать излишне пристальным разглядыванием?

Отредактировано Анора Тейрин (2018-05-16 05:45:01)

+3

5

Сегодня, в день годовщины их общей победы над одной из самых больших угроз для всего Тедаса, почти с самого утра странное чувство не давало покоя Гильему, некая мысль, от которой он не мог отмахнуться, мучила его разум, словно надоедливый комариный писк. Пытаясь понять источник этой глупой тревоги, он оглядывается назад, за прошедший беспокойный год, на события предшествующие поражению Корифея, откуда-то зная, что там кроется суть беспокойства. Однако стоит ему приблизиться к ней, как де Решар тут же почему-то пятится назад, будто боясь узнать ответ.

Пытаясь отвлечься от этих пустых дум, он снова пьет из своего бокала в надежде, что сладковатый вкус вина смоет из его головы ненужные мысли. Не помогало. Впрочем, учитывая, что это его далеко не первый бокал за сегодняшний вечер, другого ожидать и не следовало. Все же не стоило приходить сюда. Надо было таки отдать предпочтение одинокой разминке с клинком, которая куда лучше приводила голову в порядок. Но тогда его черный дублет с серебряной вышивкой, полученный от сестры, так и пылился бы в шкафу. Слишком он любил Одетту, чтобы позволить всем ее стараниям на поиск этого дорогого подарка пропасть впустую.

Удивительно, что носить подобные наряды для него все еще было привычно, будто Орлей он никогда и не покидал. Даже старые повадки на подобных мероприятиях снова давали о себе знать, хотя вот это уже вряд ли это можно считать чем-то хорошим. Это был праздник в окружении друзей и товарищей, со многими из которых ему приходилось вместе проливать кровь, повод расслабится и облегченно вздохнуть, впервые за долгое время. Но и не свойственная ему скованная походка, и прямая ровная стойка полная напряжения, словно он на поле боя, и даже излишне внимательный взгляд цепких глаз говорили, если не кричали, о том, что Гильем снова чувствовал себя так, будто коварные нити вездесущей Игры обвивали все вокруг и лишь враги кроются за каждой внешне доброжелательной улыбкой.

К сожалению, отчасти так оно и было.

- О, это сер... прошу прощения, месье Гильем, о котором я тебе говорил, дорогая, - знакомый мелодичный голос, легко выводящий де Решара из себя, отвлек его от тяжелых мыслей и заставил обратить на себя внимание. Даже изящная орлесианская маска не смогла скрыть от него личность Шарля де Серра, которого связывала с Гильемом одна долгая история. Младший де Решар когда-то убил его младшего брата.

- О, а я не думала что простых наемников будут пускать на этот вечер, - сочащийся ядом комментарий принадлежал его спутнице, лицо которой так же было скрыто. Прежде чем сказать что-либо, Гильем посмотрел на вино в своем бокале. Хотелось бы просто выплеснуть его им на их изысканные маски, но создавать проблемы леди Тревельян, особенно в такой день, он не мог, но и молча уйти не имел права. От боя он никогда не убегал.

- Ничего страшного, уверен вы часто так делаете. Я имею в виду, не думаете, мадемуазель, - говоря эти слова, возможно слишком прямолинейные для орлесианской знати, дуэлянт даже тени улыбки не позволил проскочить на своих губах. - Но в любом случае, я рад видеть что ты удачно пережил недавнюю войну, Шарль. Особенно если вспоминать то, что ты сражался за Гаспара в первых рядах. Я бы хотел сказать, что твоему брату повезло меньше, так как он ее даже не застал, но ведь удача или ее отсутствие никак с его смертью были не связаны. В отличие от его глупости. И бездарного для шевалье владения мечом.

Возможно он все таки позволил себе лишнего, но поздно было теперь жалеть. И их вцепившиеся друг в друга взгляды, и сжавшиеся в кулаки красные ладони де Серра говорили всем вокруг, что возник никому не нужный сегодня конфликт. Конфликт, который сам Гильем не спешил решать мирным путем.

+4

6

Ей казалось, за годы службы в Инквизиции мир не изменился. Сейчас же, вертя в пальцах ножку бокала и утопая взглядом в его содержимом, Эллана думала: мир менялся, просто она не хотела этого замечать.
- Госпожа Терциус, миледи Лавеллан, - бросила женщина в ажурной маске напоследок, закрывая пухлые губы рукой в перчатке и уходя в веселящуюся толпу. Эллана проводила её взглядом, но тут же потеряла в толпе, когда её платье растворилось на фоне чьего-то камзола цвета свежей крови. Эльфийка так и не поняла, что это было. Но посылом осталась довольна.
Мир действительно изменился. Или подтолкнул к изменению некоторых людей.
А вино было вкусным. Пряное, с ягодными нотами, оно кололо язык и обжигало горло, растекаясь изнутри и согревая тело. Воспоминаний, увы, не вызывая. Вино не оттенит вкус грусти, въевшийся в глотку.
- Уже год прошёл, заключила вполголоса Эллана. И отпила ещё, подражая людям в зале. Их это вроде бы веселило. Вдруг сработает.
Следующая гостья уютного эльфийского грусть-угла оказалась куда более знакомой. Вернее, гостьи.
Эльфийку Эллана не узнала. Но узнала женщину, которая появилась вслед за ней.
- Моя королева, - отчеканила, будто заучивала заранее, агент Инквизиции с валласлином Митал на скулах, кланяясь, придерживая накрытый ладонью полупустой бокал с сочным напитком. - Всегда необходимо держать оборону. Мы несём ответственность за наших гостей.
Эллана бы постаралась сбежать. Агент Инквизиции продолжает говорить.
Мир изменился. Люди изменились. Эллана изменилась тоже. Она забыла о долийском пренебрежении к королям людей. И не бросила это "Моя королева" будто ком грязи. Сказала с уважением.
Почти.
В её глазах к титулу уважение дополнительно никогда не шло. Его нужно было заслужить.
Но она была королевой.
- Инквизиция рада приветствовать вас в стенах Скайхолда. Надеемся, вам придутся по вкусу угощения и компания. Но... Позвольте, леди Тейрин, по ком вы плачете? Король, надеюсь, в добром здравии? Ещё пару месяцев назад я лично сопровождала его на охоте в Крествуде и охраняла его сон, бдя на стенах крепости Каэр Бронак. Неужели что-то произошло?
[icon]https://sun9-5.userapi.com/c840732/v840732042/8562c/DnYBQGlfpt8.jpg[/icon]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-23 16:34:07)

+3

7

Не сразу, но после длительной и жаркой дискуссии Железный Бык все-таки уговорился сегодня выглядеть более презентабельно чем обычно. Он надеялся, что Эвелин заметит его усилия и молчаливо одобрит его заботу о репутации Инквизиции в глазах иностранных гостей. Начисто выбрив скальп, который уже начал покрываться короткими темными волосами, и щеки, Бык достал из сундука рубашку, сшитую Крэмом на случай "когда соски уместнее не показывать". Скептически рассмотрев ненавистную вещь, мужчина осторожно просунул через широкий ворот один рог за другим и затянул наивные с виду завязочки, что болтались на груди. Покрутившись возле маленького ржавого зеркала, которое обычно обрастало пылью под его кроватью, кунари пришел к выводу, что выглядит он еще ничего, но следовало бы начать больше отжиматься. Хотя, возможно, все дело было именно в размере зеркала, в отражение которого он никак не помещался полностью.
Спустившись в таверну, Железный Бык покрасовался перед Крэмом и парой других товарищей, которые так же одобрили его "нарядный" вид,  после чего направился в замок. Решив не мешаться под ногами разодетой группе аристократов, под торжественные анонсы взбирающихся вверх по главной лестнице, воин направился прямиком к задней двери, ведущий в кухню.
На кухне было так же суетливо как и в главном фойе замка, и просто так просочиться мимо стайки кухарок, чахнущих над казанами и скороводками, было невозможно. Новая льняная рубашка тут же впитала в себя аромат рыбного супа и яркое пятно свекольного соуса, а на полосатые штаны осело белое облако муки, вероломно притаившееся под поясницей, там, где хозяин бы этого не заметил.
Утащив по пути пол палки плохо лежащей колбасы, Железный Бык наконец-то вышел в главный зал и деловито кивнул знакомым приятелям, что были заняты разговорами и закусками. Большинство лиц гостей не было ему знакомо, но он не сомневался, что их титулы, фамилии и заслуги были у него не слуху еще во времена наемничей работы в Орлее.
- Я ведь говорил своему лейтенанту, что далеко не все разоденутся как павлины в брачном танце... - прокомментировал серенький наряд знакомой на лицо женщины Бык, - А он все равно заставил меня надеть праздничные штаны: коричневые, с бордовой полоской. Теперь чувствую себя позолоченной статуей обнаженной Андрасте: все на меня пялятся.
Он знал эту женщину. Ее звали Клара Морген и, несмотря на то, что они никогда не воевали вместе, Бык видел ее в Скайхолде. Она была из Наварры, как и Кассандра, и обладала необычным магическим талантом. Эта и другая информация в свое время была отправлена в Бен Хазрат, что ошибочно создавало иллюзию, словно бы они уже были знакомы, но на деле же их никто никогда официально не представлял.
- Я Железный Бык, кстати, - добавил мужчина и посмотрел на колбасу, не решаясь насколько уместно было бы откусить ее сейчас во время разговора.

+5

8

Зрение подводило Клару с детских лет, и здесь, в уютном полумраке зала, освещенного факелами, она очень скоро оставила пустые попытки разыскать кого-то из знакомых, рассчитывая на то, что те сами найдут её, если понадобится. Обойдя стороной двух орлесианцев, - характерный акцент, иногда проявлявшийся в их напряженном разговоре, было трудно не узнать, - Клара отошла к накрытому столу, рассчитывая поживиться чем-то вкусным. Орлесианцы – такие орлесианцы: с ними стоит держать ухо востро, но вмешиваться в чужой конфликт, пока он не превратился в дуэль, Морген не стала – а то, чего ещё, припомнят ей битву на Выжженных Холмах, забыв о собстенном раздоре. И в тот момент, когда она уже пригляделась в сторону источавшего сладостный аромат яблок и инжира желе в красивой каскадной вазе на столе, к ней обратился незнакомый мужской голос.
- Не думаю, что дело в штанах, - окинув оценивающим взглядом обратившегося к ней коссита, - снизу вверх, обратно, и снова снизу вверх, - произнесла Клара ровным повседневным тоном с еле заметным оттенком дружелюбия. Такой колоритный рогатый атлет с колбасой в руках даже без штанов, - с любым смыслом и подтекстом этого выражения, - выглядел бы весьма примечательно на фоне аристократов, пестревших своими нарядами.
- Вы заметно выделяетесь из толпы – вот на вас и смотрят. Впрочем, этот наряд вам к лицу, - резюмировала Клара.  – Очень приятно, Железный Бык! Жаль, что не было повода познакомиться с вами раньше.
«Притом умеете находить в людской толпе странных, но готовых поддержать разговор собеседников. Не потому ли так часто вас было можно увидеть в «Приюте Вестницы»?» - подумала Клара, но не произнесла вслух. Ей доводилось пару раз видеть Быка и его товарищей в таверне Скайхолда, но знала о них она немного. Впрочем, факта, что «Боевые Быки» были наняты Инквизицией, а их главный был одним из близких соратников Эвелин, для неё уже было достаточно, чтобы держаться с ним по привычке сдержанно, но без естественно возникающих в разговоре с незнакомцами прохлады и отчуждения. Кроме того, Клара уже много лет не чувствовала себя частью дворянского сословия, хоть и при случае не упускала повода воспользоваться положенными привилегиями, и часто не знала, как поддержать приличную светскую беседу по всем правилам этикета – и с этой точки зрения общество командира наемников казалось ей на порядок комфортнее и приятнее, чем любого присутствовавшего здесь аристократа, кроме, разве что, леди Монтилье или Кассандры, если та пребывала в хорошем расположении духа, конечно.
- Меня зовут Клара, - вежливо представилась магесса, протянув серокожему великану маленькую тонкую руку, как протягивают для рукопожатия, не для поцелуя. – Клара Морген, одна из экспертов по магии.
Она бы предложила разделить с ней яблочно-инжирное желе, чтобы отметить знакомство, но колбаса в руке коссита выглядела более чем самодостаточно и явно не нуждалась в заедании десертом.
- Между тем, не всем, одевшимся нарядно, повезло так, как вам, - заметила Клара с едва уловимой дружелюбной иронией, чтобы поддержать разговор. – Вон, видите? – она указала тонкой ложечкой в сторону эльфийской девушки, черты лица которой разобрать своими подслеповатыми глазами при таком освещении не могла, но по очень светлым пепельным волосам предполагала, что не раз встречала её в саду Скайхолда. – Эльфийский доспех вызывает у окружающих не меньший интерес, чем коричневые штаны с бордовой полоской.
С ходу так и не скажешь, что так заинтересовало в эльфийке ту благородную вдову, чье платье резко оттеняло её нарядную подругу, но Клара была готова побиться об заклад, что будь эльфика одета как простушка из эльфинажа, в её сторону бы, скорее всего, вообще не взглянули.

+4

9

[indent]- У нас в саду... что?
[indent]- У нас в саду... труп, леди Инквизитор. Мы закрыли все ходы туда. Караулим.

[indent]Эвелин молча, прекращая пытаться придать волосам более... орлессианский вид, бросила расческу и, подхватив ткань юбки, ринулась прочь из комнаты, захватив с собой серебряную рукоять. Прыгая через ступеньку, молодая женщина спешила за эльфом вниз по лестницам с башни. Безумный план одного из гномов, занимающегося ремонтом башни, который предлагал создать подъемник внутри, теперь не казался безумным.
[indent]Когда Тревельян добралась в сад, она успела трижды мысленно проклясть себя, в кои-то веки решившуюся надеть платье, как и подобает. Зеленое платье в марчанском стиле, конечно, подчеркивало символику Инквизиции, но было сейчас совершенно не к месту: в юбках и с декольте очень неудобно склоняться над трупами, исследуя их.

[indent]Судя по посиневшему лицу пожилого мужчины, ответ о причине смерти того таился или у него на шее, или в глубоком внутреннем мире. Эвелин вздохнула, огляделась, вопросительно смотря на слуг.
[indent]- Его нашла сестра Мадлен... она собиралась помолиться перед банкетом.
[indent]Мадлен была тут же. Молодая духовница, не придумавшая ничего лучше, кроме как служить Церкви, оставаясь в Скайхолде. Впрочем, пока Вивьен не выказывала недовольства, а местная паства все равно должна была быть с пастырем, сестра была очень даже нужна. Сейчас же сестра молилась, стоя в сторонке. Лицо ее было восхитительно-зеленым, почти в тон платью Эвелин.

[indent]Но ничего толкового выяснить не удалось - труп уже лежал в тени колоны между огромных кадок с подрастающим эмбриумом, когда сестра вошла сюда. Даже целительные цветы не спасли. И, убедившись в том, что на расцарапанном горле есть лишь следы ногтей человека, но нет следов чужих рук или перетертости от удавки, Инквизитор махнула рукой.
[indent]- Видимо, мужчина пытался спастись... - Тревельян тронула лист одного из алых цветов и вздохнула.
[indent]- Организуйте носилки и быстро перенесите тело в подвалы, лекаря туда, пусть изучает труп. Так, чтобы никто не заметил. Накройте чем-то. Я его не узнаю, видимо, кто-то из гостей. Следите за новоприбывшими: вряд ли наши повара так ошиблись и... - Минута колебаний далась тяжело. - Давайте сейчас переменим все блюда. На кухню пару ворон - давать им свежие порции перед подачей. Я попробую отвлечь публику.

[indent]Полная тяжелых мыслей, Тревельян прошла в зал, когда стража открыла засов, спешно организованной на двери, ведущей из замка в сад.
[indent]Оглядевшись, женщина покосилась на столы. Их было много. И кто знает, где и сколько яда еще в яствах на столах.
[indent]"Жаль, Жозефина так старалась... И где Сэра, когда она так нужна? Пара банок с краской или какой-то дрянью на столы с угощением, и..." - Тут взгляж Эвелин зацепился за высокого рогатого и Инквизитор пошла в его сторону, но идти сквозь парадную толпу сложно - чтобы не вызвать паники, приходилось раскланиваться и улыбаться всем и каждому: орлессианцы в масках - кто знает, что там за нечитаемыми взглядыми; ферелденцы суровы как всегда; марчане, кажется, уже успели дотянуться до антиванских вин... разобрать бы - случайность ли всё или где-то бродят убийцы? Вороны? Барды? Тени Императора? Бен-Хазрат?

+5

10

На неожиданный комплимент Клары его внешнему виду Бык рассеянно улыбнулся и засмеялся. Обычно его полосатые штаны производили на женщин совсем другой эффект, и видимо поэтому они с таким энтузиазмом торопились их с него стянуть.
- Благодарю. Обычно мой выбор одежды вызывает у людей разве что недоумение, - мужчина кивнул на высокую шляпу Вивьен, мелькающую над головами гостей, - Мадам де Фер, например, предпочитает вообще не смотреть на меня на приемах, чтоб не нервничать лишний раз.
Железный Бык откусил кусок колбасы и поморщился: кто-то явно по неумению перестарался с завезенными специями. Выплюнув пережеванный кусок в стоявший на столе бокал, он потянулся за тарелкой с зеленью чтобы заесть неприятный вкус аниса.
- Я про вас слышал, Клара. Ребята в таверне рассказывали, что вы владеете особой магией. Вроде бы радость наша тевинтерская, Дориан, тоже в этом эксперт. Слыхали про такого? Если встретите человека, который ведет себя так, будто бы весь праздник устроили в честь него, то это он.
Разговоры про магию давались тал-васготу с трудом. Несмотря на то, что на поле боя он всегда подмечал любимые заклинания своих соратников-магов, он все-таки не был достаточно осведомлен о классификациях и видах магии, чтобы полноценно поддерживать обсуждение.
С нашкодившей улыбкой проводив взглядом бокал вина с пережеванной колбасой, который, оказывается, принадлежал одной из дам в платье на орлесианский манер, Бык по-джентельменски предложил Кларе тарелку с зеленью.
- Это Эллана, - тал-васгот посмотрел на девушку, на которую указывала Клара, - Она своенравная снаружи, но милая внутри. Впрочем как и многие долийцы. - Железный Бык задумчиво прожевал стебель укропа и подлил себе вина в пустующий фужер, - Вполне возможно, что это я в прошлый раз неудачно сделал ей комплимент, назвав ее платье слишком соблазнительным, вот она и решила в этот раз распугать всех кавалеров ботинками на два размера больше.
Так как зелень не вызвала нужного энтузиазма у Клары, он предложил ей вина, после чего сам сделал глоток и, подняв глаза, заметил приближающуюся в их сторону Эвелин. Взгляд Инквизитора был вовсе не спокойным и предвещал какой-то серьезный разговор. Быстро оглядев себя, тал-васгот заметил размашистое пятно свекольного сока на вороте рубахе и, намочив палец, попытался его стереть - тщетно.
Нет, она явно направлялась к ним жесткой походкой не из-за конфуза с нарядом Быка, а из-за чего-то еще. Тал-васгот отставил тарелку с зеленью обратно на стол и осмотрелся по сторонам: вечеринка продолжала идти своим ходом, и в настроениях толпы пока что не было замечено никаких изменений. Но общий настрой гостей еще не означал, что за закрытыми дверьми все было спокойно.

+5

11

Узкая ладонь, прячущая бокал, будто в него могло что-то упасть, навеяла мысль о детях, стремящихся скрыть шалость. Анора даже улыбнулась этой мысли, заслоняя ею ворох других, самую малость грустных. Её спутница почла за лучшее спрятаться в тени колонны и госпожи - отсюда, право, было удобно обозревать зал, чутко внимая малейшим изменениям.
Взгляд фрагментами выцепил зреющий конфликт, безрадостные лица, смеющихся, искренне радующихся происходящему орлесианцев. Под масками не разглядеть истинных эмоций, скорбно опущенных уголков губ не видать. Всё между строк, в глубине глаз, как у её собеседницы, или?
Без капли веселья в голосе просто сказала:
- По живым. – Она хотела бы прикрыть глаза. Это было уместно человеку, но неуместно королеве. Она не имела права и возможности, поэтому лишь сморгнула калейдоскоп празднества. Взгляд вновь остановился на эльфийке. Она не спросила имени и сейчас гадала, вежливо или нет. Стоит или нет. – Король Алистер в порядке, благодарю за беспокойство. Думаю, он будет рад услышать добрые вести о вас.
Алистер наверняка поименно знает тех, кто с ним охотился, и дело не в простой вежливости. Она спросит обязательно, но пока начинала думать, будто сохранять в памяти имена было бы славным решением хотя бы как дань уважения. Память. Декларируемая цель и высочайшее значение сегодняшней даты. И хотя упоминание Крествуда вызвало мимолетную хмурость, продолжила она всё тем же ровным тоном:
- Это не праздник, как его привыкли понимать люди. - Под ногами в королевской голове тихонько затрещал тонкий лёд. Пришлось воспользоваться паузой, стремительно перебирая варианты, отбрасывая негодные и формулируя что-то цельное, исчерпывающее. - Это день скорби и долга – живых перед мёртвыми. Вы думаете иначе?
Относить это скорее к поминальным ритуалам эльфов, чем к человеческим праздникам она не стала. Не вслух. Подобное сравнение могло быть ошибочным и оскорбительным. Говорить «я не чувствую радости», верно, было бы оскорблением принесённой жертвы. Но радости не было. Печаль, тоска, жалость. Это был день, когда можно было остановиться, осмотреться, вспомнить, сравнить. Попросить милосердия для живущих, оставшихся после всего с грузом вины и боли.
Это был не праздник.

+4

12

- Нет, - ответила Эллана после недолгого раздумья над вопросом Королевы. - Не думаю. Наши мысли совпадают. Мёртвым уже всё равно. Такие вещи нужны исключительно живым.
Она говорила странно. Будто боялась обидеть или сказать нечто не то. Всё потому что перед ней стоит долийка? Знала бы, знала эта женщина...
Но Эллана не скажет. Будь перед ней собеседница не с таким кричащим титулом, она бы продолжила. Желание выговориться то было или выпитое вино, ударившее в голову крепостью - кто знает. Но если бы перед Элланой не стояла королева Ферелдена, она бы определённо отвела ту в сад на дискуссию. Возможно, о ценности памяти усопших. Возможно, рассказала бы подробней о погребальных ритуалах долийцев, вовсю воздерживаясь от критики. Возможно, поподробнее обсудила её здравствующего мужа, хотя это было бы куда более неловко, нежели вся ситуация в целом. Слишком много возможно, а решение было всего одно: компании женщине подобного титула не престало обрастать эльфами сомнительного настроения и долийского происхождения, если они не относятся к категории слуг.
Слова о добром здравии короля... Нет, когда они познакомились, да ещё и как познакомились - он был просто мужчиной с собакой, которой не доставало воспитания вкупе к потрясающим охотничьим инстинктам. Королём он стал позднее. Совершенно случайно. Когда остальные разведчики вместо банального похлопывания по плечу или кивка головы попадали на одно колено. Именно тогда просто Алистер стал для Элланы королём. Хотя с поломанным восприятием данного факта она до сих пор пытается бороться.
В любом случае, она была рада слышать добрую весть. Хотя при этом её лицо и исказило кислое подобие улыбки. Ибо о короле вестей с закрытой королевской кухне за пару минут удалось достать больше, чем об одном отступнике за весь год.
И одеться следовало всё-таки по другому. Эльфийский доспех, пусть и был лишь пародией на классический воинский доспех долийцев, в прочем, не уступая ему в искусности и красоте произведения, выуженный по связям её знакомой гномкой-экстермистом, которая оказалась действительна хороша в своём деле, привлекал внимание. Порой даже чрезмерное.
Не в сравнении, как если бы Железный Бык расхаживал по залу абсолютно нагой, конечно. Об этом ей внезапно подумалось, когда на горизонте замаячила знакомая рогатая голова коссита. Моментом позже Эллана уже воображала, как он похитит её, сложив на плечо.
А потом взгляд зацепился за ещё более знакомую фигуру.
- Прошу простить, леди Тейрин. Ваша компания - приятна, однако мне необходимо отлучиться.
Рано или поздно леди Инквизитор должна была появиться среди гостей бала, устроенного, по сути, в её доме и, по сути, ей. И событие это стало безусловно значимым. Хотя женщина пыталась не быть окружённой гостями, которых больше по-прежнему интересовали яства на столах, нежели высокопоставленные гости Скайхолда, людей возле образовалось много. Эллане стоило определённого труда протиснуться, маневрируя между спинами с полупустым бокалом в руках, и никого при этом не облив, никому не наступив на ногу или подол длинного платья.
А затем ей стало как-то слишком душно. Настолько, что идея переместиться вглубь зала с последующим вопрошением о качестве дел знакомых лиц уже казалась не такой и весёлой, какой казалась на первый взгляд. И, цепляясь от головокружения сперва за чью-то юбку, затем за стол, едва успевая приземлиться на скамейку, а не на кого-нибудь, Лавеллан думает о том, что лучше бы она в целом осталась в постели сегодня.
[icon]https://sun9-5.userapi.com/c840732/v840732042/8562c/DnYBQGlfpt8.jpg[/icon]

+3

13

Упоминание о мадам де Фер заставило Клару слегка поморщиться и оглядеться, нет ли тут поблизости её, готовой вынести всем собравшимся, модный приговор, – слишком уж смешанные чувства придворная чародейка Орлея у неё вызывала: вроде бы, и женщина неглупая, сама себя сделала, да всё равно какая-то ограниченная, и родом из простых, а нос задирает так, что на кривой козе не подъедешь.
- С Дорианом мне доводилось общаться, - ответила Клара, с нескрываемым интересом наблюдая за тем, как её собеседник выплюнул разжеванную колбасу в стоявший на столе бокал с вином - этот забавный жест не дал ей обратить внимание на то, что Железный Бык о ней неплохо осведомлен. Вот как-то так орлесианцы в её представлениях и готовили свои паштеты и эту… фуагру – перетереть нормальный кусок мяса с потрохами и чесноком и плеснуть туда вина. Но вечер в компании командира наёмников определённо переставал быть томным.
- Он талантливый маг, не побоюсь этого слова, а главное – человек хороший, что само по себе весьма редкое сочетание.
Вновь взглянув в сторону эльфийки, Клара подняла взгляд на рогатого великана и отметила не без одобрения:
- А вы много про всех знаете!
С точки зрения морталитаси, способного рассказать многое о том, от чего принял смерть тот или иной человек, вот так изучать и понимать живых людей, а не их внутренности и кожные покровы, было каким-то запредельно тонким умением. Но даже для такого проницательного коссита не было сразу очевидно, что Клара – не из тех, кому можно смело наливать вино в начале трапезы.
- Спасибо, но мне пить вино ещё рано, - сдержанно улыбнувшись, отказалась она. – Не в том смысле, что не доросла – запьянею быстро в начале праздника.
Спиртное всегда развязывало ей язык, а Клара не хотела вот так сразу наседать на уши новому знакомому – ей порой до сих пор за походные откровения у костра перед Эвелин и Эдвигом становилось стыдно…
Инквизитор, к слову, оказалась легка на помине. Заметив, как она движется сквозь толпу в их с Железным Быком сторону, Клара поставила на стол недоеденное желе и помахала ей рукой. По лицу в таком освещении сразу и не разобрать, как она относится к сегодняшнему празднику. Пожалуй, стоило бы поздороваться и переброситься парой фраз, но в этот момент над головами собравшихся прокатился испуганный гомон. Чуть поодаль, у стены, люди столпились вокруг девушки, которой стало плохо. Бледное мерцание металла в свете факелов подсказывало – этой девушкой оказалась та самая Эллана, которую они с Железным Быком обсуждали всего пару минут назад.
- Простите, - поспешно бросив косситу, Клара поспешила ей на помощь. – Разойдитесь, ей нужен воздух! Где целитель? – сейчас обыденную безэмоциональность её голоса можно было принять за проявления хладнокровия, но, склоняясь к теряющей сознание на скамейке эльфийке, касаясь ладонью холодного бледного лба, она не ощущает себя уверенной. С мертвецами гораздо проще – они не жалуются и, главное, не могут умереть второй раз.
- Эллана! Вы слышите меня? – спрашивает Клара. Как назло, она не положила в поясную сумочку нашатырь, потому и пыталась сделать так, чтобы сознание эльфийки могло зацепиться за её голос. Пока двое солдат Инквизиции укладывали Эллану и искали, чем бы приподнять её ноги, Клара схватила с ближайшего стола глиняную чашу с прохладной водой, чтобы сбрызнуть ей лицо… Стоило отвернуться и взглянуть на светлокожую эльфийку, бледность которой уже начинала переходить в синеву, более хладнокровно – как в голове возникла одна догадка.
Клара понятия не имела, с каким именно ядом имеет дело - возможно, в корзину со смородиной попала волчья ягода или кто-то высыпал в паштет вместо петрушки сушёный кровавый лотос. Но в Великом Некрополе ей приходилось видеть тех, кто умер от удушья, вызванного отправлениями.
- Пей! – велела Клара, поднося к губам Элланы чашу. – Тогда - выживешь.
Слова, - жесткие и холодные, - резко контрастировали с осторожной мягкостью, с которой морталитаси помогла ей приподняться. Хвала Создателю за то, что эльфийки такие лёгкие – с напудренной орлейской дамой в теле Клара бы не справилась.
А потом – всё просто. Прочистить желудок. Брезгливые отвернутся, недовольные пусть катятся к демонам.
Если она ошиблась - это будет на её совести. Если нет, то, возможно, эти минуты спасут одну жизнь.


Дайс на яд
Дайс на догадливость

+4

14

Какой... Позор. Бокал с недопитым вином едва ли чудом остался стоять на столе, когда Эллана, косясь и едва ли не падая с лавки на казавшийся дружелюбным и мягким пол, задела его локтем.
А потом её всё-таки кто-то поймал и поддержал. Лишь мельком она успела заметить железную брошь в виде меча, объятого пламенем, которые носили все солдаты и друзья Инквизиции. Эльфийка падала в надёжные руки. Но с каким всё-таки отвратительным ощущением...
А затем её позвали по имени. Незнакомый голос. Но именно он не позволил сознанию уплыть в последний момент. Цепляясь за него, словно за тростинку, Эллана тянулась к остаткам незамутнённого рассудка. Незамутнённого... Чем?
Подозрительные ощущения скручивающегося в бараний рог желудка и раскалывающейся, словно переспевшее яблоко под колёсами повозки, головы, скромно намекали молодой охотнице: в бокале было не просто вино. И спасло её лишь появление заболтавшей её королевы. Благодаря ей бокал не был опустошён. Иначе сожалеть сейчас было бы, возможно, не кому.
Лавеллан захлёбывалась предложенной водой, но пыталась пить, потому что знала, что так нужно. С ядами Эллана работала, не раз изготавливала сама. И ей было вдвойне стыдно за попадание в такую абсурдную ловушку.
И - что куда важнее - кто мог это сделать? Зачем? Почему? Кто именно был целью? Мысль о том, что уж лучше она, нежели высокопоставленный друг Инквизиции, который явно обиделся бы сильнее на подобное гостеприимство, резанула по сознанию больнее ножа. Потому что была настоящей, правдивой.
Вторая мысль была о том, что умирать вот так глупо и банально всё-таки не хочется.
Третья - о естественной физиологической потребности, когда человека складывают пополам и сильно давят на живот.
Эллана хлопнула девушку по руке. Сейчас она была не в состоянии сыпать благодарностями. В глазах двоилось. Попала не с первого раза. Сильно хотелось, чтобы к ней не прикасались и перестали глазеть, собираясь полукругом будто в ожидании зрелища.
Она понимала, какое внимание привлекла к своей скромной персоне. И какие идеально чистые ещё с утра были постелены ковры в холле специально к балу. И даже несмотря на отсутствие в сегодняшнем рационе питания толковой еды, не считая пару яблок и сыра ближе к полудню, портить ковры не хотелось.
- Нет, - пробормотала Эллана, закивав головой. - Только не здесь. Убери... Унесите меня.
И человек с железным значком меча, объятого пламенем, понял, что от него требуется. Покинуть душное помещение с потенциальным убийцей хотелось им обоим.
На улице было свежо. На воздухе дышать стало легче. Стало прохладно. Эллана чувствовала, как её пробирает озноб. Она чувствовала себя слишком слабой для того, чтобы самостоятельно бегать, но могла идти, пошатываясь и придерживаясь то за плечо, предоставленное соратником, то держась за камень вдоль внутреннего угла лестницы.
Проблема была в том, что момент действия, для которого она и попросила вынести её подальше от гостей, был упущен. Лавеллан не могла заставить себя прочистить желудок. И просто стояла, полусогнувшись, отплёвывая вязкую кислую слюну. Нужно было что-нибудь принять посильнее воды, думалось ей. Но сперва хотелось провалиться под землю и пролежать до тех пор, пока все не забудут это её маленькое фиаско.
Примерно до следующей осени, то есть.
[icon]https://sun9-5.userapi.com/c840732/v840732042/8562c/DnYBQGlfpt8.jpg[/icon]


Дайс на отравление персонажа+дайс на состояние персонажа

+3

15

[indent]Тайное становится явным куда быстрее, чем того хочется: Эвелин только спешащая к тем, кому могла доверять, не заметила как сквозь толпу спешно пробирался Теган Герин, ища свою королеву: не то, чтобы рыжий ферелденец воспылал любовью к инквизиции, но он был приглашен в Скайхолд как один из послов Ферелдена, а сейчас...
[indent]- Ваше Величество. - Остановившись перед Анорой, будущий эрл склонил голову ненамного. - Пропал банн Дарин. Мы должны были встретиться с ним и обсудить нюансы взаимодействия с орлейской делегацией, но банн не пришел ни к моим гостевым покоям и никто из моих помощников его не видел. Здесь что-то затевается, Ваше Величество. - Мужчина неодобрительно поджал губы, осматривая зал. Тут его взгляд натолкнулся на расступившуюся толпу - там, где упала эльфийка, недавно общавшаяся с королевой. Рука Герина невольно легла на навершие длинного кинжала, с которым ферелденец не хотел расставаться даже здесь.

[indent]Толпа качнулась и пришла в движение быстрее, чем Тревельян среагировала. Но, видя как падает Лавеллан, как к ней спешит морталитаси, Инквизитор слегка качнулась на каблуках и развернулась лицом к Железному Быку. Этот головы не потеряет. Если это, и правда, нападение на Скайхолд, нужно хвататься за возможность обезопасить остальных.
[indent]- Бык... у нас труп в саду. Отравлен. И Эллана... что-то не так с едой или питьем на столах. Надо срочно что-то сделать, не поднимая еще большую панику. - Впору было жалеть о том, что Сэра и ее пакости, касающиеся дворян и нуворишей, далеко. - Тревельян тревожно оглянулась. Как обьяснить собравшимся, что они в опасности, избегая прямых слов? Нужно было бежать к Жозефине.
[indent]- Надо убрать людей от столов. Есть идеи?
[indent]Тревельян раздраженно потерла подушечками пальцев висок.

[indent]Монны, наблюдающие за Элланой и Кларой, встревоженно обмахивались веерами. Самая храбрая и не брезгливая из них подошла к невысокой морталитаси.
[indent]- Любезная... такое нелепое событие! - По взгляду немолодой уже дамы было понятно, что любопытство жрет ее заживо. Настолько сильно, что даже слуги, бросившиеся подбирать с пола упавшую посуду да затирать лужи вина и воды, не могут ее смутить. - Эти эльфы совершенно не умеют пить.

+5

16

В отличии от других сопартийцев, Бык не сдвинулся с места, когда Эллина обессилено приземлилась на скамейку, привлекая тем самым к себе внимание всех собравшихся. Он смотрел в другую сторону, наблюдая за гостями и их поведением сразу после случившегося. Особенно выдающихся было легко запомнить: высокий орлесианец с черной бородой так и не притронулся к еде; молодая эльфийка с практично забранными в высокий хвост волосами и в одежде скаута тут же ринулась в один из коридоров, ведущих в восточную башню Скайхолда; двое мужчин средних лет, скорее всего, братья, продолжали свой разговор так и не обратив внимание на поднявшийся гомон. И еще с шесть человек, чье поведение казалось ему странным. Он их запомнил, сосчитал, подметил противоречивость и сложил в свою мысленную коробочку, к которой он еще успеет вернуться. Когда понадобится.
Сморгнув, тал-васгот посмотрел на Эвелин и улыбнулся так, словно бы ее просьба сейчас не касалась чьей-то жизни и смерти.
- Понял, босс.
Оглядев зал в очередной зал, Бык принял решение, что будет непросто убрать больше сотни гостей от десяти столов, но вот убрать десять столов от сотни гостей - задание было вполне ему подсильным. Жаль, конечно, что поблизости не было Дориана, который мог бы в два счета поджечь скатерти со всем содержимым, а потом почти так же успешно их потушить. Поджог своими стараниями мог бы обернуться пожаром и ненужными жертвами, так что этот план тоже отметался. Пчелы Сэры подохли на прошлом задании, а Коул находился в недосягаемости: все это было не вовремя. Но что, если...
- Ударь меня, - Железный Бык подошел к одному из воинов Каллена, который вполне мог соперничать своей конституцией и силой с воином кунари.
- В смысле? - не понял Йохан, пригубив чашу с элем.
- Надо, - коротко объяснил рогатый и легким жестом выбил напиток из руки другого воина.
- Да ты охренел, - не веря происходящему ответил Йохан, вытирая потекший по подбородку эль.
- Тогда я ударю, - Бык пожал плечами и досчитал до пяти, надеясь, что ферелденец все же его послушает, - …три, четыре, пять.
От первого удара с непривычки хрустнули костяшки. Йохан был мужиком огромным и бить его можно было как тренировочного манекена: без опасения за здоровье и целостность костей. Пока тот приходил в себя, Железный Бык схватил его за воротник куртки, поднял над полом и бросил на стол так, что тот проехал до другого конца, собрав своим лицом тарелки с горячим, несколько соусниц и графины с вином.
- Ты кого узколобым назвал, псиная рожа? - зло рыкнул ему вслед Бык, и гости, стоявшие рядом, тут же отскочили подальше от взбушевавшегося тал-васгота.
Йохан поднялся, отряхнулся и с замешательством оглянулся на Железного Быка. До вояк происходящее обычно доходило дольше обычного, но в серых глазах ферелденца можно было наконец заметить проблеск понимания. Завязалась драка, и со стороны едва ли было заметно, что она была постановочной: мужчины били и швыряли друг друга с такой силой, что могли запросто себя покалечить. После того как шесть столов наконец пало в неравном бое с двумя огромными воинами, Бык схватил лавку и начал крутить ею в воздухе, запугивая Йохана и гостей. Постепенно, они оба оказались на крыльце, уводя за собой толпу гостей, которые явно были заинтересованы в зрелище больше, чем в хлебе.
Прежде чем кулак ферелденца вновь приземлился на лицо Железного Бык, он запоздало подумал, что Эвелин, наверное, хотела от него более мирного решения проблемы.

+4

17

Оказывать первую помощь эльфам Кларе ещё не приходилось – да и всем, кто попадал в её руки в Некрополе, она уже не требовалась. Морталитаси всё ещё испытывала лёгкий шок от происходящего, когда к ней подошла какая-то дама, решившая, что этот инцидент – хороший повод для того, чтобы почесать языком.
- Согласна, не умеют, - невозмутимо ответила Клара, машинально вытирая мокрые от воды руки о подол парадного платья, - впрочем, вам и вашим подругам, - добавила она, кивнув в сторону наблюдавших неподалёку из-за пернатых вееров монн, от компании которых отпочковалась вот эта вот, самая смелая и любопытная, - тоже стоит осторожнее налегать на горячительные напитки в столь почтенном возрасте. А так же лучше поберечься от жирного и сладкого, если дорожите своим сердцем и хотите понянчить правнуков.
Эта рекомендация была продиктована не столько спонтанно возникшим желанием уколоть эту равнодушную светскую зеваку, для которой жизнь и возможная смерть эльфа была всего лишь поводом поглазеть да почесать языком – Клара вполне допускала, что пища и напитки могли быть отравлены, но не могла сказать об этом прямо, не имея доказательств. Да и кому говорить? Бесполезной в такой ситуации гостье, которая не удосужилась ни представиться, ни озвучить титул? Пожалуй, из всех собравшихся Клара доверилась бы озвучить подобную догадку одной Эвелин и Лелиане, если бы её рыжая чёлка мелькнула среди толпы.
Указав опоздавшему целителю в ту сторону, куда унесли Эллану, Клара направилась к леди Инквизитору, решив не утруждать себя объяснениями с любопытными моннами и запоздало отметив про себя, что, наверное, с её стороны было некрасиво вот так сбегать, и стоило бы как-то морально поддержать пострадавшую девушку, заодно удостовериться, что с ней всё в порядке. Примерно в то же время произошёл новый инцидент с участием её нового знакомого.
В голове само собой промелькнул вопрос: это ж до какой степени нужно было ужраться, чтобы бычить на Железного Быка и не стоит ли Кларе приготовиться откачивать неизвестного ей участника драки? Но удивлялась она недолго - вот и отличное зрелище для почтенных монн!
- Эвелин! Ты это видела? На празднике творится что-то дикое…
Всю жизнь Клара до дрожи ненавидела эти миленькие девичьи приветствия с дружескими объятиями и поцелуйчиками в щёчку – для простых они были слишком гламурными, для знатных – слишком вульгарными, - но сейчас это был хороший способ донести информацию до нужных ушей напрямую, минуя посторонние.
- Похоже, Эллане подсыпали яд, - коротко прошептала Клара Эвелин на ухо. Со стороны это выглядело как дружеские объятия переживших крайнюю степень удивления женщин. – Кто-то сможет изучить швабры и метёлки, чтобы понять его состав? Эллане тоже стоит задать пару вопросов, но не раньше, чем она оклемается.

+4

18

Было в этом жесте что-то… по-звериному отчаянное. Анора благодарила за уделённое время уже в худую спину, прежде чем отвернуться в поисках новой жертвы из числа любопытных и отличных от дворянских фигур. Если необходимо было выбрать лучший момент, чтобы пожалеть о том, что потревожила эльфийку, то вот он, смазанный неловкой вязью формальных слов, приложенных друг к другу старательно и неумело.
Толпа сомкнулась, поглотив эльфийку.
Явление Тегана ожидаемо не принесло ничего хорошего – то угадывалось в его жестах ещё задолго до прозвучавших слов. Пауза. Движение. Толпа расступается, и есть в этом что-то зловещее, будто с добычей уже покончено. Стоило ли расценивать это как предупреждение?
- Скверно, - констатировала Её Величество. Пожалуй, удивление и тревога за судьбу недавней собеседницы были непритворными. С учётом новостей от банна Тегана всё могло статься куда интереснее. В конце концов, политика никогда не меняется.
Вспыхнула стихийно завязавшаяся драка, отвлекая, заслоняя собой внимание, и Анора коротко поморщилась. Затевается. Не случись всё очередью друг за другом, она бы решила следом за остальными, что произошедшее не больше, чем просто досадная случайность. Но эльфийка, Теган и банн сошлись в ряд, словно звёзды для дурного пророчества, и отмахнуться было уже непросто. Чувствуешь, будто тянет вниз, - ныряй.
Что же, затевать мог кто угодно что угодно – и тут решительно не разберёшь, специально или случайно, а времени на анализ мотивов немного. Либо сама Инквизитор пользовалась возможностью очернить орлейцев, либо орлейцы пользовались возможностью сделать ход. В конце концов, жертва – эльфийка, а кто, простите, этих эльфов считает?
Если гости доберутся до танцев, то не сыщется ли у кого кинжал под лопаткой?
- У слуг что-то удалось узнать? – На успех едва ли стоило надеяться. На откровенность Инквизитора – тоже. – Быть может, банн остался в своих покоях… по своей воле или нет. Стоит проверить.
Едва ли можно было выдумать момент удобнее, чтобы обострить негативное отношение к церковной организации, что бельмом на ферелденском глазу сидела в горах. В одночасье Скайхолд превратился в банку с несколькими породами пауков – и размер членистоногого создания не имел ровным счётом никакого значения. Лишь аппетит.

+3

19

[indent]Будто мало было поводов для "веселья" и без того.
[indent]Иногда Эвелин вспоминала веселую улыбку Хоук, когда та смело шла даже в самое седьмое пекло и... вот теперь понимала, что иногда остается только смеяться. В данном случае, вздрогнув от грохота и криков ошалевшей "публики", наблюдающей драку, Тревельян сразу подумала о худшем - о нападении, вскрывшемся гнойнике диверсии, но, кажется, это Бык решил так помочь с устранением столов.
[indent]"Вивьен меня убьет. Просто убьет". - С обреченным весельем подумала Инквизитор, наблюдая, как к ней сквозь толпу пробирается невысокая, кажущаяся очень раздосадованной, магичка из Неварры.
[indent]"Или сперва меня убьет Жози... или я сама умру под укоризненным взглядом Каллена..."
[indent]- Клара! Разве? А я думала, что так всегда проходят торжества. - Молодая женщина удивленно моргнула, не ожидавшая такой близости от морталитаси, но в тот же миг всё стало ясно.
[indent]И ведь Клара еще не была в курсе трупа в саду.
[indent]"Демоново времечко!"
[indent]Мысленно вздохнув, Эвелин встревоженно оглянулась и, заметив королеву Ферелдена, перешептывающуюся со своими людьми, отправилась к ним, поманив за собой Клару, шепнув уголком рта.
[indent]- У нас труп в саду. Надо обезопасить самых важных гостей.

[indent]Теган Герин только головой покачал, раздраженно что-то буркнув о неподкупности местных, как тут к ферелденцам приблизилась Инквизитор в сопровождении такой же невысокой магички.
[indent]Эвелин вежливо поклонилась:
[indent]- Ваше Величество, прошу меня простить, но, кажется, сейчас будет не очень безопасно пробовать местную еду и оставаться без защиты. Случилось досадное недоразумение... - "Жозефина меня точно убьет". - С тоской во взгляде, подумала маг и едва вздохнула.

[indent]Толпа, высыпавшая на улицу, только что не улюлюкала. Впрочем, необходимость спускаться по узкой лестнице без перил, поубавила азарта, а так как внизу был свой банкет - для прислуги и солдат, знать смешалась с веселящимися простолюдинами и, пока рослый ферелденец отмахивался от ударов Быка, грозя такими же, и благородные, и те, кто попроще, вели себя одинаково. Покуда не послышались гневные крики и требование все прекратить со стороны одного из офицеров Инквизиции.

+3

20

[indent]Приметив краем глаз движение, Анора незамедлительно развернулась. Окинула цепким взглядом Инквизитора и её спутницу и склонила голову в ответ на приветствие, улыбаясь. Ровно и дружелюбно, дружелюбно и ровно.
[indent]Фраза подтверждала самые худшие предположения, которые обыкновенно случались у людей, склонных подозревать всё живое в желании нанести подчас непоправимый вред. Вот только… к чему именно она относилась? Вариант мог быть один, исходов – с десяток. Замечательный распорядитель и загадки интересные.
[indent]Хм-м, если устроить шумиху и панику, то можно сыграть на руку затейнику? Как знать. Впрочем, рано или поздно он всё равно себя проявит… хотя бы из любви к искусству. За попытку убийства, спешно смазанную увеселительной дракой, едва ли платят, особенно если все старательно делают вид, будто всё в порядке. Нет?
[indent]- Понимаю, - Анора постаралась улыбнуться ободряюще, сочувствующе, быть может. В конце концов, Инквизитор едва ли была виновата в том, что даже в такой день… особенно в такой день разыгралась очередная политическая партия, и бокал с вином пронесли мимо по-настоящему важной цели. Даже будь она сама этой целью. – Могу я или, быть может, банн Теган как-то помочь вам в таком случае?
[indent]В вопросе о том, отказался ли банн Дарин от визита в последний момент, прислав записку с извинениями, или прибыл, но до сих пор не явился, чувствовалась некоторая несвоевременность. И хотя его можно было посчитать для ферелденцев первостепенным в текущих условиях, едва ли Инквизитор могла отвлечься сейчас на размышления-воспоминания. Быть может, потом, когда острый момент будет сглажен, а еда убрана со столов?
[indent]Не говоря уже о том, что придётся проверить кухню или склады – на всякий случай, чтобы подкормить внутреннего храмовника-параноика и заставить замолкнуть.

+2

21

- То есть, как это? – даже бесцветный голос Клары сейчас прозвучал с заметной удивлённой интонацией. Как это – труп? И как это – в саду Скайхолда?
Вот сейчас ей стало не по себе по-настоящему, ведь до этого момента Скайхолд давал своим обитателям и гостям ощущение безопасной, надёжной твердыни посреди беснующегося хаоса. За два года войны он дал приют сотням людей, искавшим убежище, в котором можно пережить беду и вновь подняться на ноги.
Связывать ужасную находку с тем, что пришлось пережить Эллане, было бы поспешным решением, - в конце концов, найденный в саду человек мог покинуть этот мир естественным образом, без чьего-либо вмешательства – сердце остановилось, открылась застарелая язва, оторвавшийся тромб закупорил сосуд. Не связывать же эти два случая было бы слишком наивно – ибо так называемый «принцип лезвия», приписываемый разным деятелем Церкви от матери Эльтины до брата Дженитиви, говорил о том, что не следует множить сущее без необходимости, а значит, было крайне маловероятно, что за отравлением вина и смертью в саду стоят два разных человека. Хотя с уверенностью утверждать это голословно, не имея под рукой результатов вскрытия трупа, было нельзя.
- Как скоро я смогу взглянуть на него? – поинтересовалась Клара насчет леденящей кровь находки, и, поймав на себе любопытный взгляд подкрадывавшейся под прикрытием пернатого веера любопытной монны, не меняя серьезного выражения лица, добавила громко, так, чтобы той было слышно. – На того высокого и красивого храмовника, который интересовался у тебя моим именем?
Судя по тому ускорению, которое приобрел в руках любопытной монны пернатый веер, это было большой ошибкой со стороны Клары – теперь на ближайшую четверть часа к ней и её личной жизни будет приковано внимание всех монн в радиусе десяти ярдов.
- Но если тебе нужно помочь развлечь важных людей, то я могу показать пару волшебных фокусов, - предложила морталитаси Эвелин. – Поднимать заливную рыбу и жареных поросят, разумеется, не буду… - добавила Клара и, услышав трепет веера, добавила, - а то вдруг это увидит храмовник моей мечты?

А дальше события развивались ещё более странным и стремительным образом - та блондинка, с которой общалась Эллана, оказалась ни кем иным, как королевой, и, возможно, она, а не эльфийка была целью отравителя. Методом исключения можно было предположить Анору Ферелденскую, потому что внешность Селины была знакома ей с портретов - Орлей и Неварру связывали сложные отношения, поэтому среди потомков орлесианских интервентов нынешняя императрица была в почёте, - а других королев в Тедасе не было.  Не то, чтобы Клара трепетала перед такими высокопоставленными особами - король ты или крестьянин, а всё равно родишься из одного и того же места и закончишь жизнь одинаково. Только с такими людьми стоило как следует фильтровать то, что говоришь. Хотя сбегающая с королевского стола заливная рыба, одержимая покорным морталитаси духом, наверняка привлекла бы к себе внимания больше, чем любая другая.
Окинув взглядом стоявшего рядом с королевой банна Тегана, Клара невольно представила его бегущим по залу и безуспешно пытающимся поймать заливную рыбу. Пожалуй, такой план мог бы вылиться в дипломатический скандал.
- Если вам не жалко банна, можно устроить фокусы с магическими барьерами, - предложила Клара, как обычно, с совершенно серьёзным видом. - Вы в него что-нибудь бросать будете, а я - ставить барьеры. Или нет... пахнет уже политической сатирой, - морталитаси привычным движением попыталась взъерошить волосы на затылке, но рука наткнулась на аккуратную причёску. - Можно попробовать увести людей в безопасное место, а затем поставить барьер на двери. Или изолировать кухню.
Так звучало уже серьёзнее - под стать тому виду и тону, с которым всё это было сказано.

+2

22

[indent]- Не знаю, но обнаружили его даже не разведчики Лелианы. Так что... всё очень плохо. - Если бы не привычка держать себя в руках, Эвелин сейчас радовала бы взоры всех любопытствующим бледным лицом, пошедшим пятнами краски со стыда и гнева, но тиски привычки сжимали душу крепко: оголять эмоции - дело сугубо интимное..
[indent]- Эм... - Заметив взгляд монны-орлессианки, Эвелин вежливо и натянуто улыбнулась. - Думаю, в ближайшие полчаса. У него пока нет караула, так что всё должно получиться. - "Теперь я сводница, отлично. Вивьен будет в восторге. Хотя пусть лучше думает о том, как бы привести Инквизитора в полное соответствие её манерам и желаниям, чем о том, как дела в Скайхолде".
[indent]Но в конце невозможно было не прыснуть смехом. Пускай ситуация, в целом, не располагала, а перед королевой Ферелдена, и вовсе, пришлось уже стоять покойно и ровно.

[indent]Анора Ферелденская, в этот раз, выглядела куда более мирно, чем в Редклифе, где королевская чета, точно гербовые псы, были очень и очень готовы гнать новосозданную инквизицию и всех, кто попадется под руку, прочь. И сейчас королева страны-союзника нравилась Эвелин куда больше. Хотя, после длительного общения с нынешней Верховной Жрицей, Тревельян не обольщалась милыми улыбками - сама умела.
[indent]- Думаю, самым лучшим исходом будет, если вы сейчас окажетесь в окружении своих верных людей и узнаете где иные ваши соотечественники. Это ничуть не приказ и не требование, Ваше Величество, не сочтите за дерзость. Только... рекомендация и просьба, пожалуй. Простите, что приём не удался, но мы...

[indent]Договорить Эвелин не успела, так как рядышком взвизгнула какая-то из очень глазастых монн (вот из кого следовало набирать шпионов и разведчиков!)
[indent]- Осторожнее! - Не нее, пошатнувшись, завалился, не имея возможности удержать равновесие, теряя сознание, один из шевалье.
[indent]"Создатель милостивый!" - леди Тревельян вздрогнула и огляделась.
[indent]Вряд ли отравитель был в зале - блюда и напитки были испорчены еще при подаче. Значит, кто-то из слуг и охраны?
[indent]- Ваше Величество, наверное, все же, безопаснее вам будет находиться рядом со мной и... позвольте представить, монна Клара Морген. Маг из Неварры.

[indent]К упавшему уже подбежали агенты Лелианы, забирая его и уводя из зала.
[indent]- Кажется, мне сейчас стоит сделать какое-то заявление... - Инквизитор растерянно огляделась. Лучше бы, и правда, на них напал дракон. Бороться с паникующей толпой было сложнее.

+2

23

Сделав книксен, чтобы поддержать тот тон, в котором ее представили, некромантка с любопытством посмотрела на Анору Ферелденскую. Интересно, какой будет её реакция? Изменится ли взгляд, переполнившись ужасом и отвращением? Ведь под словосочетанием "маг из Неварры" почти любой иностранец представлял себе одержимого смертью погонщика оживших мертвецов. И, конечно же, любому честному андрастианину от такого стало бы немного не по себе. В лучшем случае.
Светские беседы были не её, Клары Морген, конёк, и она это прекрасно понимала, обдумывая, как бы намекнуть, что после маленького представления или некоторых заявлений, ей бы стоило осмотреть труп. Если бы эти не-разведчики Лелианы сообщили бы о происшествии по горячим следам, сразу же, то можно было бы попытаться перехватить покинувшую тело душу. Сейчас же это будет непросто... Если смерть была вызвана тем, на что думают, а не сильной и недоброй магией.

В тот момент, когда Инквизитор сообщила о своем заявлении, бездонное чрево скорой на сплетни и панику толпы исторгло пожилого человека, быстрым шагом направившегося к Эвелин.
- Мы выставили охрану и никого к... нему не подпускаем, - сообщил он полунамеком, в целом понятным для Клары. - Однако, пара любопытных молодых людей недавно пытались проникнуть и посмотреть на него. Кажется, это было простое хулиганство, вызванное всей этой суматохой, но...
- Простите, - перебила его Клара, доставая из кармашка монокль, чтобы разглядеть изрезанное морщинами лицо получше. - А что насчёт не самых молодых женщин, не уступающих в любопытстве тем молодым людям?
Пожилой мессир посмотрел на нее с явным непониманием.
- Думаю, помощь мага из Неварры там нужнее, чем в этом зале, - ответила она, в большей степени обращаясь к Эвелин.

Через пару минут, Клара уже следовала по одному из длинных и плохо освещенных старинных коридоров Скайхолда.
Мертвецы не рассказывают сказки, но морталитаси не нуждаются в словах.

0

24

    Не каждый день удаётся посмотреть на падающие с неба звёзды, а раз уж они соизволили падать посреди безоблачного неба, в прозрачном воздухе гор, то решение игнорировать это событие казалось до крайности глупым. Астрологи, тыкая пальцем в небо, что-то говорили про перемены и предзнаменования, чем пленяли уши некоторых дам. Каллен же дамой не был, а потому не пленился и для него это было просто крайне редкое и красивое природное явление, которому он решил подарить немного своего времени. Жаль только Эви не было рядом – леди Инквизитора обязанности держали крепче цепей, но он тешил себя надеждой, что, когда она закончит звёзды, возможно, ещё продолжат падать.
    Что же генерал делал на стене во время праздника? Ну, формально он был не на стене… формально он занимался своей работой – планировал учения, военные действия, решал кого и на какое задание отправить. Появившись на банкете, он пробыл там лишь пару минут, после удалился под благовидным предлогом и больше не появлялся, пользуясь тем, что это далеко не Зимний Дворец и решаться будут совсем не вопросы государственной важности. И он впрямь работал, пока не ощутил усталость и не решил выйти на стену проветрить голову.
    Он ведь и представить не мог, что из-за этого с запозданием получит важное донесение!
    Вернулся в главный зал Каллен несколько всклокоченный, не сколько из-за внешнего вида, сколько из-за той решительности с которой он действовал и сурового взгляда стремительно обваривающего толпу в поисках Инквизитора. Благо генерал вошёл через одну из боковых дверей и потому его появление не было эффектным, да и большинство гостей последовало за Быком. Что было очень славно, ибо из всех советников именно Каллен плохо скрывал свои эмоции. Впрочем, выдержки ему хватало. Поймав взглядом живую, здоровую и лишь слегка растерянную Эвелин, он собрался и решительным шагом направился прямиком к ней.
    - Леди Инквизитор… - начало было хорошим, но дальше генерал запнулся поняв, что не знает, как бы так выразиться, чтобы чужие уши не услышали ничего лишнего.
    И… это Анора Тейрин возне неё!?
    - Ваше высочество, - Каллен низко поклонился королеве запоздало отреагировав на её присутствие.
    Что ж, его задачу это только усложняло. Вновь повернув взгляд к Эвелин он попытался продолжить.
    – Кхм... Мне доложили, что вы меня искали. – Близко, но немного не то. – И что вам пригодиться помощь... по поводу… с…
    «Создатель!»
    - Ваше высочество, простите нас, мне нужно на минуту уединиться с моей женщиной, - решительно взяв Инквизитора за руку он повёл её в самый малолюдный угол зала, возле которого крутилась лишь пара гостей и один знакомый с виду разведчик. Признаться, он слабо верил в то, что он и впрямь делает то, что делает, но ситуация требовала действий, а умение шифроваться не было его сильной стороной. Так что это было лучшим, что пришло к нему в голову и что он мог сделать. – Ты в порядке? – первым делом поинтересовался он, зажав Эви между собой и стеной. – Мне доложили о случившемся в саду, и я сразу же вернулся. У тебя есть какие-то распоряжения? Что ты собираешься делать? Если тебе нужно вывести толпу из зала я мог бы забрать их всех на стены и показать баллисты. Прикажу солдатам сделать несколько учебных выстрелов. Или мы могли бы объявить о том, что вечер закончен и мягко, но настойчиво вывести их всех.

+2

25

Джим ждал этого дня так, как иные ждут обещанный начальством отгул или же день собственного рождения, чтоб посвятить свободное время тому, чего так жаждала душенька. У каждого, конечно, были свои потребности - кто-то просто мечтал поспать, сколько влезет, кто-то по чужому вниманию истосковался. А вот Джим, благополучно оставив позади и отгул, и собственное день рождение, нетерпеливо отсчитывал оставшиеся дни до предстоящего грандиозного праздника в Скайхолде.
Может, для знатных людей такие мероприятия были обычным делом, уже успевшим даже набить оскомину, но Джим-то парень простой и не избалованный. Он умел радоваться любым приятным мелочам, что подкидывала жизнь. Что уж говорить о вечере, на котором всем, даже таким маленьким людям, как разведчик, положено гулять от души и веселиться, отмечая победу над помешавшимся древним магистром. Цену за неё пришлось заплатить огромную, поэтому годовщина – это не просто дань прошлому, это и задел на будущее.   
И в наступивший, наконец, день Джим действительно радовался, купаясь в торжественной атмосфере, захватившей замок, любуясь, как сияет Скайхолд тысячами свечей и факелов, как всё прибывают и прибывают почётные гости отдать дань уважения их организации и лично её главе леди Инквизитору.
Но самое главное достоинство этого дня заключалось в том, что он мог наконец-то сменить свою бесючую форму разведчика на праздничный наряд, за которым даже специально съездил в родную деревню.
- Пей там побольше, Джимусик, - наставляла его бабуля, помогая собраться в путь. Её стараниями походную сумку раздуло до таких размеров, что Джим всерьёз волновался, что та попросту лопнет, как только он оторвёт её от пола, пытаясь закинуть на плечо. – И не бойся мешать выпивку. Я тебе там баночку с лекарством положила – утром выпьешь, и всё как рукой снимет. Семейный рецепт, береги его, как свои сосцы.
Такая забота бы трогала до глубины души, но Джим-то знал, что бабушка не просто так от сердца отрывает свою заначку. Всё делалось и говорилось с определённым прицелом.
- А там можешь и с девочками пошептаться. Понрався какая - делай, как я учила. Грудь вперёд, плечи взад, вверх носопырку, и комплиментами все ухи заливай, не скупись. Какая-то дурёха и согласится. Эх, что ж делать-то, коль рожей не очень вышел... Эт батькины гены, пьянчуга проклятый. Ну да красота в мужике не главное, точно тебе говорю.
- Бабуля! – обречённо взвыл Джим, прикладывая ладонь ко лбу. Он-то рассчитывал, что успеет улизнуть из дома до того, как мать его матери заведёт любимую песню о том, что единственному внуку давно пора жениться.
Поэтому он и наведывался редко, стремясь не задерживаться в родной деревне, а то бабка вовсю пыталась его напоить и какую-то барышню под бок подсунуть, зная, что Джим, как человек порядочный (сама таким воспитала), обязательно женится на девушке, если вдруг она... А впрочем, этого всё равно не случится. Джим отмахивался и отнекивался, как только мог. Говорил по сто раз, что не до женитьбы сейчас. Он крайне важным и нужным делом занят. Что Инквизиция мир спасает от угрозы Бреши, противостоит безумному порождению тьмы, который жаждет войны и крови. Но у бабули было другое мнение на этот счёт, и он не нашёлся, что возразить, когда, смерив внука разочарованным взглядом, старая женщина выдала шедевр мысли недалёкого деревенского жителя:
- Дырка в небе - не дырка в заднице, природой не предусмотрена. Как появилась, так и пропадёт. Самый умный шо ли? Умнее природы?
Джим и правда считал себя неглупым, поэтому в своё время и удрал в ряды ещё только зарождающейся, но уже отвергнутой всеми организации, понадеявшись, что там его пара ловких рук и зорких глаз пригодятся лучше, чем в лесу орать «Берегись!», когда деревья вместе с товарищами-дровосеками валит.
Теперь, оглядываясь назад на все, что он пережил, будучи малюсеньким винтиком в работе выросшей, окрепшей и обросшей связями Инквизиции, Джим считал, что этот праздник нужен больше даже не аристократам, собравшимся в Тронном Зале, а простому люду. Который пить, петь и танцевать умудрялся не только в стенах таверны (всех желающих туда не засунешь), но и за её пределами во внутреннем дворе.
Вот только Джим не мог никак определиться, где ему осесть. Он бегал белкой от таверны до Тронного Зала и обратно – однако нигде среди гуляющих не обнаружил того, кто сделал бы его вечер ещё прекраснее, чем тот уже был - уже просто величаво промелькнув на горизонте. Фигуру Каллена Джим бы узнал в любом наряде и из любого своего состояния, но вот беда – оказывается, командор прятаться умел не менее профессионально, чем сами разведчики.     
- Не нахожууу... уууу, - ныл Джим в случайно подвернувшиеся невезучие уши какого-то солдата. – А ведь генерал должен присут-свать на празнике. Это и его победа тоже!
- Так, тебе хватит, - заявил его собеседник, попытавшись отобрать у Джима выпивку. Но разведчик даже пьяный оказался быстрее, стукнув негодяя пустой бутылкой по пальцам.
- Недам. Мне бабуля разрешила. О... – Джим замер, устремив взгляд в сторону главной лестницы, - а чой-то знатные гости на воздух посыпались. Драка что ли?..
Присоединившись к зевакам, он и правду обнаружил, что кто-то не очень умный затеял потасовку с Железным Быком. Впрочем, народу всегда хочется не только хлеба, но и зрелищ. А Джим под шумок в очередной раз решил заглянуть в Тронный Зал, уже не надеясь на чудо, а просто желая добраться до новой бутылки. Своё пойло-то благополучно закончилось.
Геройским усилием преодолев ступеньки, по стеночке, по стеночке Джим добрался до малоприметного уголка, где немного завис, пытаясь сообразить, что за странная обстановка повисла в зале, и почему столы с едой оказались перевёрнуты и сломаны, словно кто-то взорвал экспериментальную Сэрину бомбу. Но когда он наклонился подобрать с пола румяный рогалик, соблазнивший его своим блестящим боком, то краем глаза вдруг обнаружил, что кто-то стремительно несётся в его угол. Отступать было поздно, да и некуда, зато ему снизу открылась умиляющая картина на воркующую у стены парочку...
Стоп. Это же леди Инквизитор и генерал Каллен?.. Вот это поворот!
«Нашёооол», - Джим глупо улыбнулся, сдавив в руках рогалик так сильно, что из него вылезло повидло. Теперь и правда можно считать, что праздник удался. Хотя что-то настойчиво поскреблось в его черепушку, пока он слушал, о чём над его головой разговаривает высокое начальство. Не слушать не получалось, в силу привычки, да и вообще Джим давно считал, что на него не обращают внимание, пока сам он что-то не ляпнет.
- Сэр, а как же праздничный салют? – вообще-то разведчик хотел тактично молчать, но, моргнув, обнаружил, что язык его предал. – Прошу прощение за вмешательство, - пискнул он следом. Но раз уж сказал “а”, говори уж и “б”, даже если уволят. – У нас целый склад орлесианских петард и хлопушек. Если кого-то не отвлекут баллисты, то, может, отвлечёт фейерверк?
Как хорошо, что он уже сидит на полу, поэтому под взглядом командора ниже падать просто некуда.   

[nick]Разведчик Джим[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y3uJX.jpg[/icon][LZ]<br><b>Агент Инквизиции,</b> <br>26 лет, разрушитель романтики и важных моментов [/LZ][status]Разношу рапорты, вовремя и не очень[/status]

+2

26

[indent]Пользы от морталитаси рядом с трупом было гораздо больше, чем сейчас в зале и Эвелин кивнула давней знакомой.
[indent]Чувство, что праздник не просто пошел насмарку, а становится катастрофой, не покидало. Примерно так было больше года тому назад в Халамширале. И раньше, в Убежище, в тот вечер, когда праздновали закрытие Бреши, как думалось, а потом подошла армия Корифея... от воспоминаний продрал мороз по коже, но следовало держаться и делать вид, что все хорошо.

[indent]Впору радоваться, что с королевой Ферелдена удалось договориться, обменявшись быстрым отчетом о том, что случилось и получив согласие на то, чтобы королеву и её свиту далее сопровождали пара охранников. В момент, когда всё вновь возвращалось к расшаркиваниям, подошел Каллен. Леди Тревельян, окинув его взглядом, одними губами произнесла: "Спасибо" и послушно отошла с ним в сторонку.

[indent]Хотелось упасть на кровать, закрыть голову подушкой и не просыпаться до следующей весны... глупые надежды. Отдыхать нормально давно уже не получалось. И теперь...
[indent]- Нет, я не в порядке. В саду труп дворянина, а в зале кто-то отравил еду. Бык разгромилстолы, пытаясь не дать людям поесть, назревает дипломатический скандал, а всё, чего я хочу, это упасть где-то... хм... вот в этом углу будет отлично, и не вставать. - Выпалила Эвелин, едва сдержав слёзы. Сколько ей можно терпеть и держаться? Сколько еще придется? Может, следовало сложить полномочия, уйти? Но куда ты уйдешь, если твоя левая ладонь все еще сияет во мраке.

[indent]Тревельян устало подалась вперед, прижимаясь лбом к плечу мужчины, как вдруг... хмельной голос знакомого разведчика заставил вздрогнуть и отпрянуть: кто-то видел её такой! Разбитой и не готовой уже ни за что отвечать.
[indent]Эвелин поджала, изнутри закусив, зубы и взглянула сначала на раскрасневшегося человека, потом на генерала.
[indent]- Да, займитесь орлейскими хлопушками, только, умоляю, убедитесь, что всё пройдет безопасно и никто не пострадает. - Скрестив руки на груди, женщина сделала шаг назад. Раздраженно посмотрела в зал. На душе было тревожно.

+2

27

    Похоже засыпать Эвелин торопливыми вопросами было плохой идеей.
    Когда Каллен узнал обо всём этом он был потрясён и растерян, но Эвелин досталось ещё больше – она была Инквизитором и полностью несла ответственность за происходящее, она проделала долгий и утомительный путь и теперь на празднике в честь её величайшего достижения всё в очередной раз шло наперекосяк. А ведь она просто хотела отдохнуть. Создатель милостивый, она этого заслуживала! «Заслуживала…» В первый миг генерал растерялся, он не ожидал что Эви будет настолько подавлена случившимся, но довольно быстро нашёлся и крепко обнял её этим простым жестом обещая защиту и опору.
    - Мы справимся, - шепнул он ей на ухо. – Яд в еде далеко не самое страшное с чем нам приходилось сталкиваться… Вспомни только Зимний дворец. Всюду орлесианская знать готовая съесть нас всех заживо, у Инквизиции ещё толком не было власти и имени, к тебе относились с большим подозрением. Но мы с…
    И тут раздался голос… подозрительно знакомый, стоит заметить. Хотя в любой другой ситуации Каллен бы его не узнал. Напуганная разведчиком Эвелин вздрогнула и мгновенно отпрянула, генерал же бросил на него недовольный взгляд… хотя замечание было дельным.
    - А ведь он прав. Салют совершенно вылетел у меня из головы… Солдат, - Каллен мгновенно принял серьёзный вид, -  я понимаю, что ты присутствуешь на банкете в качестве гостя, но дело срочное. Беги к складу и вели им всё приготовить, после возвращайся ко мне. И помни что дело секретное.
    Дождавшись, когда Джимм броситься выполнять его распоряжение, Каллен внимательно оглядел Эвелин. Сейчас она уже не выглядела такой растерянной, но едва ли за эти пару минут её настроение сильно изменилось.
    - Тебе очень идёт это платье, - заметил он после непродолжительной паузы. – И вообще ты сегодня просто прекрасна. – Он осторожно погладил пальцами её щёку, ободряюще улыбнулся и приблизившись поцеловал в губы. – Ты очень сильная женщина, Эвелин Тревельян. И я горжусь тобой. Но сейчас отправляйся к себе, переведи дыхание, если хочешь – ложись спать. Мы позаботимся о гостях и займёмся поисками убийцы. Не беспокойся ни о чём.
    Отступив назад он направился к перевёрнутому столу, оглядел разбросанную по полу посуду и нагнувшись подобрал с пола вилку и высокий бокал.
    - Леди и джентльмены! – выйдя в центр зала он постучал по бокалу вилкой дабы привлечь к себе всеобщее внимание. Большинство гостей покинули зал после выходки Быка и его было хорошо слышно. – Ещё раз благодарим вас за то, то вы почтили нас своим присутствием. Мы так же благодарны всем членам Инквизиции, что внесли свой вклад в победу над Корифеем. В этот знаменательный день мы приготовили салют в вашу честь. Прошу всех проследовать во внутренний двор!
    Толпа зашепталась, выслушав его объявление, кто-то захлопал в ладоши, какая-то орлесиянка выкрикнула «браво!» и её поддержало несколько соотечественников, в целом люди приняли его радушно и поспешили покинуть Большой зал. Задержавшихся он подгонял лично:
    - Ну же! Вино никуда не денется, неужели вы хотите пропустить салют? – Говорил он им. – Оставьте сладкое, оно никуда не денется. Солдат, брось то, что подобрал с пола и больше никогда так не делай! Ну же! Дайте слугам спокойно прибраться, не берите ничего с пола!
    Его трудами зал быстро опустел. После остановившись у группы слуг Каллен отдал короткий приказ:
    - Зал убрать, на стол больше не подавать. На кухне уберите всю приготовленную еду и велите поварам заново приготовить суп или что-нибудь ещё для гостей, которые захотят поесть. Передайте приказ остальным. Живее.
    Слуги мгновенно разбежались, а за спиной Каллена тем временем закрылась дверь.
    - Прошу вас, в центр двора. Спешите занять лучшие места дамы.
    - Ох, merci, генерал Резерфорд, - кокетливо отозвалась одна из орлесианок. – Но мы решили, что лучшие места возле вас.
    - Кхм. Дамы, вы мне льстите, но прошу вас пройдите в центр.
    Слово за словом Каллену таки удалось отправить знатных дам подальше от себя и он, не теряя времени, выловил во дворе разведчицу Хардинг, по-видимому решившую вместе с остальными посмотреть салют. Не судьба. Лелиана оказывала гномихе определённое доверие, так что Каллен решил поступить так же.
    - Можно вас на секунду? У нас тут неприятная ситуация в замке, - объявил он шёпотом, когда они оказались наедине. – Кто-то отравил еду. Я велел слугам передать поварам, чтобы они убрали всё, что уже приготовлено и начать заново. Найдите способ проследить за теми, кто будет готовить – возможно убийца выдаст себя. Или по крайней мере у нас будет не отравленный суп. Но всё равно проверьте перед подачей. И можете привлечь к делу тех, кому доверяете, но не больше необходимого.
    Ошарашив несчастью новостями Каллен поспешил вернуться к гостям и тут же приелся оглядываться по сторонам выискивая разведчика, которому было поручено заняться фейерверками.

+2

28

Джим не ревновал, нет-нет. Ревность – это слишком сложное чувство и лишь для тех доступно, кому есть, на что надеяться, как и есть, что терять. Кто не уверен в чужих чувствах или просто греется в лучах надежды или самообмана. Она для тех, кто не готов широко распахнуть глаза и посмотреть в лицо суровой реальности, где судьба снова подсунет под нос очередную фигу. Ревнуют лишь те, кому...
В общем, Джим не подходил ни под один из этих вариантов, а к фигам и другим нелицеприятным фигурам перед глазами разведчик уже давно привык и не печалился, крайне редко теряя настроение настолько, что хотелось забиться под одеялко и рефлексировать, себя жалея и по головке гладя. А всё потому, что занятие себе по жизни он выбрал правильное и полезное. Пускай и плохо совместимое с желанным “долго и счастливо”, о котором многие мечтают, но не все себе в этом признаются.
Леди Инквизитор, наверное, тоже хотела бы это “долго и счастливо”, но высокий пост и ответственность за судьбы многих – тяжёлым грузом лежали на хрупких плечах молодой женщины, на чью долю выпало много испытаний и сложных выборов. Поэтому нет ничего плохого в том, что хотелось от всего этого отдохнуть в уголке (тут Джим подумал о том, чтоб подвинуться ближе к стенке, чтоб дать леди Тревельян местечко на полу) и ничего не решать и не думать. Благо ей есть, на кого положиться.   
Каллен ведь настоящий благородный рыцарь. Не оставил в беде, а в трудный момент предложил своё крепкое, надёжное плечо. Пришёл на выручку, успокоил, подбодрил. Джиму ли не знать, как сказанные вовремя слова поддержки могут придать сил, помочь собраться и поверить в себя снова. Генерал был удивительным человеком. Как можно им не восхищаться. У него отзывчивое и отважное сердце, ясный изобретательный ум, прекрасная душа, которой не чужды милосердие и сострадание. И пускай бабуля оторвёт оба уха за такие мысли, но Джим ничуть не удивился, когда обнаружил, что его обожание переросло в нечто большее. От этого жизнь простого разведчика лишь заиграла новыми красками.     
- Д-да, сэр! – несмотря вдаривший по мозгам алкоголь и всё норовившие уплыть не туда мысли Джим подскочил на ноги и вытянулся по струнке сразу же, как только Каллен к нему обратился. А затем украдкой вытер испачканные в повидле руки о свои нарядные штаны, словно это могло помочь выглядеть в глазах генерала меньшим болваном, чем он уже успел показаться, когда влез в чужой разговор, когда не просили.
- Будет исполнено, сэр! – бодро... пожалуй, даже слишком бодро для своего состояния выпалил разведчик, снова по стеночке, по стеночке двинувшись в сторону одной из боковых дверей.
Там его ждало досадная неприятность – Джим налетел на знамя Инквизиции в напольной подставке и уронил всю конструкцию на пол вместе со своим не поспевающим за командами мозга телом. Ещё пару мгновений ему понадобилось, чтобы выпутаться из-под флага, а после в зале его уже не было. Всё-таки черепах в разведчики не брали.
- Луи, вот ты где... Забодался искать. Где там наши хлопушки на сегодня? Надо бабахнуть их в небо.
- Да рано ещё, Джеф.
- Я Джим. И нет, сейчас в самый раз оно будет, - разведчик аж на месте пританцовывал, недовольно отсчитывая про себя минуты промедления. А ведь генерал Каллен на него рассчитывает. Вон даже толпа во внутреннем дворе увеличилась. Время поджимает. – Приказ начальства. Пошли, я помогу с хлопушками.
- Точно? – всё ещё сомневался Луи, кряхтя поднимаясь со ступенек. – Смотри, носатый. Если перед бабой выпендриться захотел – по шее сам получать будешь. А моё дело маленькое.
- Не прибедняйся, Лу. Мы-то знаем, какой ты опытный пиро-мастер, - разливался соловьём Джим, лишь бы лысый переставлял быстрее ногами. – Я ещё помню твои штуки на рождение Моррисовой дочки. Такие - пыщ-пыщ искрами до потолка. Красиво было! 
- А то ж, - довольно разулыбался мужчина. – И сейчас красиво будет. Надо только подготовиться... Не ожидал, что так рано господа захотят фейерверков. Сбегай тогда в кладовую. Фитили добудь. Тут пока эта ненормальная с ушами рядом, я повыдёргивал их, чтоб не гневить Создателя.
Джим понятливо кивнул и, развернувшись на каблуках, поскакал, куда послали. Про какую ненормальную говорил Луи, он тоже догадался, и это заставило активней башкой крутить по сторонам, чтобы заметив светловолосую голову эльфийки Сэры, выбрать обходной путь. Просто на всякий случай.
Беготня и понимание серьёзности возложенной на него миссии, ускорили выветривание хмеля из башки. Картинка перед глазами почти не кружилась, да и руки-ноги стали слушаться не в пример лучше, чем до посещения Тронного зала. А уж мысль о том, что Каллен ждёт его обратно с докладом, наделяло тело приятной лёгкостью и силой горы сворачивать на своём пути. Что пригодилось очень кстати, когда ему пришлось столкнуться с тем, что дверь в кладовку не захотела открываться по первому требованию. И всё-таки даже эта преграда сдалась под напором его решимости, из-за чего, довольный собой, Джим поспешил нырнуть внутрь, доставая из кармана светящийся рунный камень. Его тусклого света едва хватило, чтоб обнаружить на указанной Луи полке связку выдернутых фитилей. А вот на то, чтоб заметить возникшую за спиной тёмную фигуру – не хватило ни света, ни пресловутой чуйки.
На затылок Джиму обрушилось что-то неприятно холодное и тяжёлое, и картинка в глазах стремительно потемнела, и он провалился в зловещее беспамятство.     

[nick]Разведчик Джим[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/Y3uJX.jpg[/icon][LZ]<br><b>Агент Инквизиции,</b> <br>26 лет, разрушитель романтики и важных моментов [/LZ][status]Разношу рапорты, вовремя и не очень[/status]

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Праздник в неспящем замке [13 Утешника, 9:43 ВД]