НОВОСТИ

14.10. Праздничный ивент - готовимся сочинять!
07.10. Десять месяцев игры! Ван всё старше, всё круче.

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Ненависть к иному [22 Дракониса, 9:45 ВД]


Ненависть к иному [22 Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sh.uploads.ru/xsPzp.png

Ненависть к иному [22 Дракониса, 9:45 ВД]

Время суток и погода: вечерние сумерки, туман стелется по земле
Место: Ферелден, полдня пути от опушки Бресилиана, деревенька Глэмт и её окрестности: речушка, поля с брюквой
Участники: Эллана Лавеллан, Гильем де Решар, Иор Валатаэль
Аннотация: мимо деревни замечена одинокая аравель и группа эльфов. Селяне, наслушавшиеся о том, что эльфы могут разрушить привычный мир, убили несколько галл и загнали долийцев (и не только долийцев, есть и взрослые эльфы не отмеченные валаслином) в небольшую лощину между скал у реки. Проезжающий мимо разведчик доложил все каравану Инквизиции и от них был отправлен отряд из двух эльфов и воина в поддержку, чтобы помочь вразумить крестьян и эльфов.

Эллана: вполне возможно, что это как раз те долийцы, что были на подьездах к лесу и решили замести следы.
Иор: долийцы этого клана не знакомы тебе, видимо, ранее они кочевали где-то ближе к северу континента.
Гильем: отправить орлейца разбираться в ферелденской проблеме - было просчетом. Тем более, что среди долийцев ты можешь узнать одного из бывших слуг дома твоего отца.

0

2

Послать долийского эльфа следить за долийскими эльфами. Потому что единая кровь? Потому что раньше было правило не стрелять в своих? Потому что только долиец развидит тропки, которыми ходит его собрат?
Так раньше было. Сейчас же, насколько показывает злая практика, долиец прекрасно стреляет в долийца, не считает того ни братом, ни сватом, ни единой кровью. Границы стали слишком размыты, чтобы их замечать.
В любой иной ситуации, группа с долийцем, посланная найти пресловутый стащенный лириум, повозку или похитителей - вернулась бы с боевыми трофеями. Связкой ушей тех самых дерзких похитителей лириума, например. Но в этой ситуации, когда тем долийцем была Эллана Лавеллан, вернуться удалось лишь с одним пакетиком. И двумя жутко несговорчивыми пленными эльфами. В прочем, как раз пленные больше не были её проблемой. Теперь они были проблемой того, кто горит желанием межрасовой беседы.
У Элланы Лавеллан проблема была иная: в её голове никак не мог уложиться тот факт, что теперь, оказывается, долийцы стреляют друг в друга. Причём по большей части на поражение.
- Итак, - начала она, расхаживая вокруг новоиспечённых товарищей. Она бы предпочла полумолчаливую компанию Натаниэля, но тот не высказал более желания оправляться на охоту за остроухими. Если бы Эллана знала его хуже, подумала, что его загрызла совесть. Или стыд за её поведение. В прочем, пока никто из этих двоих не сказал:"Кто умер и оставил тебя за главную?", всё хорошо.
Наверное.
Эллана продолжила:
- Нам уже приходилось сталкиваться с враждебным отрядом долийских эльфов. В прошлый раз их часть напала на главный лагерь, а остальные обстреляли маленький отряд, расследовавший пропажу повозки с лириумом, который потребуется для закрытия Разрыва над Брессилианом. Теперь у нас есть двое пленных. И информация о том, что долийская аравель замечена около человеческого селения. Те же это эльфы или нет - никто не может сказать. Некоторые думают, что та нападавшая группа лишь отвлекали внимание от женщин и детей. Но пока это остаётся лишь мыслями.
В частности - её мыслями, но этого Эллана уточнять не стала.
Было странно чувствовать себя главным. Или кем-то вроде главного. В последний раз, когда у руля операции по-настоящему была Эллана, без смертей не обошлось. И пусть это было почти десять лет назад, кто знает, изменилось ли что-нибудь.
Их было всего трое. Иора Лавеллан хотя бы знала. Встречались ранее. А вот человек ей был не знаком. Вроде видела мельком в Скайхолде, но видела мельком в отношении агентов - слишком мало, чтобы стать почвой для полного доверия. К тому же, ей не нравился его взгляд.
В последний раз такими взглядами её обсыпали в Вал-Руайо. И они были колючее ядовитых шипов, которые некоторые разбойники рассыпают по дорогам.
- Но сейчас ситуация обострилась: местные явно настроены враждебно по отношению к чужакам. И мне - и не только - не хотелось бы доводить всё до кровопролития и резни. Пожалуй, лучшим решением будет взять чужаков под стражу до тех пор, пока мы не разберёмся, кто это такие. Но не убивать. Повторюсь: никого не убивать. Особенно если на это не будет острой необходимости. Вариантов, на самом деле, не то чтобы очень много...
Эллана вздохнула, растирая запястья. Это не то место, где она желала бы оказаться, подверженная мыслям о неприступности тех, кто так же, как и она, носит валласлин. Она-то не стреляла, всё ещё считая любого из остроухого племени братом по крови.
Но почему-то названные братья по крови с удовольствием стреляли в неё. Видимо, придётся привыкнуть к неожиданным изменениям в правилах игры.
Видимо, по этой же причине в их скромном отряде собрались именно те, кто собрался: компенсируя жалостливость Лавеллан, Валатаэль без раздумия причинит вред тому, кто попробует причинить его в ответ.
Уже не говоря о человеке.
И всё-таки, скверная то была затея. Но если Инквизиция хочет мира - придётся поработать над этим.
И уж точно не в одиночку.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-04-27 10:16:40)

+2

3

Еще освещая небесное полотно тусклыми лучами света, солнце уже зашло за горизонт, на который устремил свой беспристрастный взгляд Гильем. Холодный ферелденский ветер, все еще беспощадный в начале весны, подул с новой силой, пробираясь под одежду и морозными уколами лаская кожу, но будто высеченное изо льда лицо Решара оставалось абсолютно безэмоциональным. Враждебность этой страны, которая выражалась даже в ее жестоком климате, действительно все еще раздражала его, если не сказать больше, но после столь долгого время пребывания здесь он... Нет, не привык. Вряд ли он вообще когда-нибудь привыкнет к этому пропахшему мокрой псиной куску Тедаса. Нет, он смирился. Просто потому, что больше ничего ему и не оставалось.

Как и сейчас.

В какой-то момент, пока Эллана вела свою речь, Гильем, что даже не смотрел в ее сторону, все же не смог сдержать тяжелого вздоха, и небольшая тень недовольства на секунду отразилась на его бледном лице. Он не возмущался тем, что эльфийка заняла главенствующую роль в их небольшом отряде, не начинал ставить под сомнение ее лидерство, а лишь молча следовал позади, изредка вставляя одно или два слова. Но не потому, что он принял это. Да, Решар смирился, что долийцы в этой ситуации с их "собратьями" должны взять на себя ведущую роль. Ведущую, но не лидирующую. Гильем не проявлял недовольства к их, якобы, лидеру просто потому, что она в его глазах им и не была. Он не признавал ее главенство ни на мгновение с того самого момента, как их троих отправили решить это недоразумение, коими в его глазах, так или иначе, являлись все долийцы. И выражал он это не в словах, не в действиях или даже в выражении своего лица, но в холодном высокомерным взгляде, которым орлесианец смотрел на своих спутников сверху вниз.

Как в прямом, так и в переносном смысле.

- Malédiction, ты говоришь так, будто считаешь что этой острой необходимости может и не понадобится, - все еще не поворачиваясь к Эланне, Гильем говорил тихо, четко, без какой-либо агрессии, хотя в голосе можно было уловить явные нотки раздражения. - Если так, то наивного в твоей маленькой голове больше разумного, - тут наконец он обернулся и посмотрел на нее взглядом таким острым, что казалось он мог пронзить даже сталь. - Надеюсь, я ошибаюсь. Ради нас же.

Не дожидаясь ее ответа или слов Иора, который скорее всего так же имел свое безусловно очень важное мнение, орлесианец двинулся вперед. Чем быстрее с этой бедой будет покончено, тем он избавит их от своего присутствия. Как и себя от их.

+2

4

Иор наслаждался путешествием. Ни холодное отстранённость вкупе с раздражением со стороны "беленького", ни извечная рефлексия Элланы не могли испортить впечатления от их движения в сторону Брессилиана. Ему нравился Ферелден, нравилась его некая дикость, открытые сердца людей, собаки, ревущие ветра и неожиданно сильные и старые деревья в глубине этой страны.
Иор действительно наслаждался.

Краткий брифинг от Элланы жрец воспринял лишь кивком. Ложный бог увёл на свою сторону много собратьев, вложил в их руки мечи и луки и указал им цель. Ложный бог знал, как и куда надо бить. И не смотря на то, что то были долийцы, Валатаэль не жалел их и не думал щадить. Жалеть он мог невиновных, которые были лишь жертвами, пали от рук слухов или предательства. У всех остальных был выбор, и они его сделали. Если он не сможет словами привести их к истине, под сень исцеленных небес, то мощь, текущая в его жилах, заставит их хотя бы присмиреть.
Человек, судя по его словам, был еще более жесткого мнения. Манеры и движения выдали в нём опытного воина, для которого битвы были, как и магия для Иора Искусством. Он мог принести смерть любому на кончиках своих клинков. Главнокомандующий Каллен явно рассчитывал на отрешенность и даже некую неприязнь к эльфам, когда отправлял его с Элланой и Иором - такой, не смотря на потери, будет биться до победы.
- Ты знаешь, он в чём-то прав, - обратился Иор к Лавеллан, глядя, как удаляется человек от их небольшой стоянки посреди полей. - Если Обманщик смог направить братьев и сестёр против нас, значит они будут действовать так же фанатично и безрассудно, как и венатори. Ведь за ними - живой бог. И мы не можем позволить себе излишнюю мягкость, когда они захотят забрать наши жизни.
Маг взмахом руки развеял легкий барьер, который висел над ними до этого и тоже поднялся на ноги. Он подошел к Лавеллан, положив руку ей на плечо, и шепнул на ухо:
- Укрепи сердце своё и дух. Как бы не взывала кровь элвенан к тебе, помни - если она иссякнет в твоих жилах от ран, ты никому не сможешь помочь. Защищайся, бейся, если надо - оборви судьбу, потому что если падём мы, всех ожидает лишь пустота. А так у выживших хотя бы будет шанс.
Иор похлопал рукой по Эллане и коротко улыбнулся. Жёлтые огоньки в его глазах при сумерках разгорелись еще ярче, чем обычно, и тени легли на его лицо, создавая жутковатую маску.
- Нам пора на охоту, сестра. Люди иль эльфы - рассудят небеса.
Солнце медленно клонилось к закату. Вдалеке птицы взметнулись ввысь, истошно вопя о приближении ночи, времени поисков, время охотников и их добычи. Иор сжал покрепче свой посох левой рукой, правую же положил на рукоять клинка. Он не был столь же самонадеян, как и человек, и посему ждал указаний.
- Веди. И помни - я за тобой, и я верю в тебя, - голос Иора звучал низко, слабые синие огоньки все сильнее разгорались в трёх кристаллах в навершии его посоха. Мистическая сила сгустилась вокруг него, показывая полную готовность мага к операции.

Небеса и все те боги, что не оставили нас. Пусть сегодня прольётся лишь моя кровь, и пусть в ней будет сила, достаточная, чтобы защитить других от ошибок и проделок Ужасного волка.

+3

5

- Ты не понял, Иор, - начала Лавеллан тогда, когда была готова это сказать.
Они уже давно покинули лагерь, а на долину опустились густые сумерки, в которых глаза эльфов мерцали, будто маленькие звёзды. Лавеллан шла последней, замыкая колонну, позволяя впереди себя идти Гильему, который тоже знал дорогу, местами может даже лучше, чем она сама. И Иору, из-за слов которого впала в глубокие раздумия на какое-то время, опасно приближающееся к нескольким часам.
- Скольких людей мы убили по пути к этому месту и времени, и скольких ещё предстоит убить ради достижения цели - не имеет значения. Не имеет значения, кем они были. Пол, возраст, раса, религия, цвет кожи и были ли у них семьи - не важно. Они стреляли первыми. Первыми замахнулись топором. Первыми же понеслись в атаку. И я, Иор, убью любого, кто попытается убить меня первым. Будь то женщина, мужчина, долиец или плоскоухий. Но я, Иор, - Эллана понизила голос до шёпота. - Я не убийца. Я - охотник.
Лавеллан было по большей части всё равно, слышал ли её краткий монолог орлесианец. Так же примерно, как изменение его мнения на счёт беловолосой долийки. Она не оправдывалась, а лишь высказывала мысль.
За все годы служения в Инквизиции Эллана поняла одно: она наивна. Наивна не в той степени, в какой наивным может быть дитя, познающее окружающий мир. Она наивна в своей поглощающей вере в вещи, которые не составляют действительности, и в людей, которые по большей части могут не стоить этой веры. И нет, жизнь не научила её смотреть на вещи по-другому. Никто не забрался в её голову настолько глубоко, чтобы вымести из неё все эти бредни о неправильно принятом решении целой расы и каждого отдельного из тех, кто ушёл в след за Волком.
Эллана знала: кровь будет. Много. Будут тела, потери, слёзы. Будет смерть и на её руках, и на руках тех, кто отказался. Тех, кто назвал Фен'Харела Лжебогом. Таких, как Иор например.
Но Гильем мог убить потому что ему приказали. Иор - потому что почувствовал опасность. А Эллана - нет. Пока всей шкурой своей это не ощутит, и пока не увидит глазами.
Для неё это не было заданием по устранению неполадок. Для неё это было миссией спасения. И она упрямо будет идти к своей цели, что бы там кто ни говорил. Потому что это не приведёт к провалу миссии, нет.
В худшем случае, это приведёт лишь к её смерти. А тогда уже Эллане будет всё равно, кто будет лежать в её братской могиле, рядом.
Плохой из неё, Элланы Лавеллан с такими мыслями, командир. Даже если и негласный.
- До рассвета необходимо добраться до нужного места и оценить складывающуюся обстановку своими глазами. Мне нужны предложения возможных дальнейших действий. Я предлагаю разделиться. Гильем и Иор устроят переговоры с селянами. Отвлеките их по возможности, чтобы я могла пробраться с загнанным эльфам. Потому что если слухи о том, что в отряде только женщины и дети - подтвердятся, это здорово упростит нам задачу. Не будет такого яростного сопротивления. Возьмём под стражу, а там пусть в главном лагере разбираются, куда их определить. Другое дело, если будет оказываться яростное сопротивление. В таком случае... Гильем, необходимо оставить хотя бы одного - можно раненого - для допроса. Информация важнее. А путь свой они выбрали сами. И я... Не буду мешать. И не стану причиной провала.
Лавеллан замолкла, погружаясь в раздумия. Ей больше нечего было сказать.
Но слова Иора - так же, как и прикосновения - она так и не сумела выбросить из головы.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-13 17:06:01)

+2

6

[indent]Ночь для маленького отряда Инквизиции прошла спокойно - их путь был не так уж долог, осложнялся только раскисшей землей, камнях и корнях, то и дело бросающихся под ноги - земля, по которой прошелся черным валом Мор, была еще более негостеприимна, скупа на полезное, чем прежде. Вдалеке выли и грызлись в весеннем гоне волки, впрочем, им, тварям простым, было не до высших разумных существ в эту ночь.

[indent]К холодным, прибирающим до костей, утренним сумеркам, деревенька невдалеке выпрыгнула очертаниями близких домов из тумана едва ли не в сотне шагов от отряда: возможно, Гильем или эльфы немного сбились с пути. Овраг же угадывался по отблескам правее - долийцы, зажатые в лощине, жгли костры, возможно, опасаясь зверей или, что куда очевиднее - людей, но почему-то не решились, прикрывшись туманом, бежать, бросая свою аравель.
[indent]Возле костров в лощине, наверху, тоже курился костер - то дежурили селяне, готовящиеся поднимать караул, случись эльфам внизу решиться бежать.

[indent]Когда ветер сменил направление, подув на деревню, забрехали псы по дворам, почуявшие чужаков. Им громко и раскатисто подлаял мабари у костра над лощиной.
[indent]В этот момент Йор мог заметить, что Гильем, державшийся неподалеку, уже давно не слышен - ни шагов его, ни слов. Человек куда-то изчез вместе со своей лошадью и поклажей, как окажется позже.

0

7

- Охота это будет или бойня, сейчас мы в еще большем меньшинстве, - тихо пробормотал Иор, лишь единожды оглянувшись назад. Человек пропал. Его шаги, пускай легкие, больше не отдавались вблизи, а эхо его энергии ощущалось в воздухе. Лавеллан и Валатаэль остались один на один с людьми и эльфами, и приближающимся алым рассветом - будто бы предвещающим о вскоре пролитой крови.
- Это усложняет нашу задачу. Я надеялся, что этот шем станет нашим голосом среди людей, и что фермеры проникнуться его манерами и замашками. Теперь же к селянам, напуганным и издерганным от ночных бдений, заявится эльф и будет говорить о мирном сложении оружия. Мы должны проявить осторожность и мудрость, так как теперь ставки возросли. Не сумеем хотя бы задержать людей - и все эльфы поблизости встретят свой конец.
Жрец Крови присел на стылую землю, совсем не обращая внимания на сырость и холод утренней поры, и прикрыл глаза. Он прислушивался к биению собственного сердца и к силе, что текла в его жилах. Далёкий шёпот не давал ответов, лишь вопросы, но вопросы правильные.
Что же заставит людей уйти со своего поста?
- К несчастью, лишь другая, более весомая угроза, - маг поднялся с земли спустя пару минут раздумий и повернулся к Эллане. Жёлтый огонь в глазах Иора теперь уже горел намного сильнее, и жутковатая решимость жреца стала почти осязаемой.
- Жизни таких, как эти шемлены, держатся на крайне хрупком порядке вещей в их маленьком уголке этого мира, и потратив силы и время нескольких поколений на создание и поддержание этого порядка, они не могут представить себе большую опасность, чем опасность для этого порядка.
Иор мощным рывком вогнал острие своего посоха в землю, а затем резко достал из ножен ритуальный клинок.
- Будь решительна и быстра, сестра. У этого заклинания нет гарантии полного успеха, а у меня не так много идей, как еще я смогу тебе помочь. Я отвлеку дозорных всеми возможными способами.
Лёгкий взмах, будто росчерк. Тонкая нить открытой раны обозначилась поперёк руки Иора, и из неё каскадами волн потекла кровь. В ту же секунду Иор затянул речитатив заклинания - слова древнее большинства деревьев в этих местах разрезали воздух чистым потоком Силы, который перехватил жрец и начал, словно нить на веретено, наматывать на свой посох - ни одна капля крови так и не упала на землю, вся она тонкими ручейками взвилась вокруг Иора, а затем просто испарилась. На грани сознания Эллана могла расслышать в тот момент многочисленные шепотки, слова, песни, крики и смех, собранные в одно...эхо. Ветер вновь задул на деревню, принеся со стороны двух агентов Инквизиции отголоски древней магии.
- Нам...пора, - Валатаэль простым пассом затворил рану на руке и туго перетянул рану чистой повязкой. После чего он натянул на лицо шейный платок, оставив открытыми только глаза и кивнул Лавеллан.
- Ступай. У нас есть все шансы закончить это дело так, чтобы больше ничья кровь не пролилась. Да пребудет с тобой милость богов, Эллана.
Маг вложил клинок обратно в ножны и двинулся в сторону стоянки дозорных-селян быстрым скользящим шагом. Его мантии в какой-то момент затерялись среди листвы и тумана, и вскоре полностью пропали из виду Элланы.
Посох же Иора остался стоять на том же месте, и кристаллы в навершии, казалось уснули - лишь тусклые алые искры мелькали внутри, будто бы играя в прятки с утренним солнцем.

Отредактировано Иор Валатаэль (2018-06-25 17:12:27)

+2

8

[indent]Эллана Лавеллан добралась до лагеря эльфов и увидела, что, сгрудившись вокруг аравели, на которой сидели несколько маленьких детей, женщины спешно собирали пожитки, перебирали их, готовясь выбросить лишнее, чтобы, если случится бежать, галлы потащили "крылатую" повозку куда быстрее.
[indent]Впереди, опираясь на посох, больше похожий на ветвь дуба, стоял эльф, слегка ссутулившийся и осунувшийся от усталости. Он следил за крестьянами все это время, охранял своих и, когда Лавеллан показалась, он вздрогнул и завел руку, вспыхнувщую искрами силы, в её сторону.
[indent]В свете пламени, стало разобрать валаслин на его лице - принадлежавший Силейз.
[indent]- Halani? Ma emma harel.

[indent]Крестьяне, на которых шел Валатаэль, не ожидали такого. Не ожидали и дымки силы, окутывающей мага. Он был другим - не согбенным старцем-эльфов у аравели, а молодым, злым и страшным, как казалось им. Первый дрогнул сын мельника, за ним попятились, срываясь на бег, остальные.

Результаты бросков: Фиксация бросков кубиков

+1

9

Маги её не любят.
Магия ненавидит и насмехается. Она поцеловала её единоутробного брата, брезгливо отвернувшись от неё самой. Но всегда была рядом, и никогда не отпускала.
Там, стоя и наблюдая за тем, как Иор использует ничто иное, как магию крови, она не...
Нет. Эллана не брезгует магией крови. Магия - это магия, как говорил её давний знакомый. И возможно будь Эллана магом, сейчас это её ладонь рассёк кинжал, её посох вонзился в землю и её кровь плескалась в воздухе.
Другой её давний знакомый говорил, что на войне все средства хороши. И в её глазах магия крови - не более, чем ещё одно средство достижения цели.
В конце-концов, всё-таки не её ладонь рассёк кинжал на этой поляне...
А ещё Лавеллан так и не поняла, что произошло. Это было за гранью. Шелест доносил до неё голоса женщин и детей, такие далёкие и тихие, будто они находились по ту сторону реальности. Но такие полные и ощутимые, будто за них можно было ухватиться рукой.
И она ухватилась. Путь чётко пролёг под ей ногами.
Эллана, не отличавшаяся больше верой, тоже шёпотом попросила богов о том, чтобы больше сегодня не пролилось крови.
Достаточно крови Иора.
Достаточно...

- Я пришла одна! - говорит, едва не кричит Лавеллан. Магия ей сегодня уже опостылела. - Andaran atish’an, дорогой брат по крови. Я пришла с миром.
Им нужен был отряд побольше. Голов пять или шесть, не меньше. Тогда было бы лучше. Тогда было бы проще.
Тогда можно было бы окружить аравель и взять эльфов под стражу. Сопроводить до головного лагеря, а там уже пусть вышестоящее командование разбирается, кого и куда. Миссия была бы выполнена.
Эллана скрипнула зубами. Она думала как солдат. И с каких-то пор стала бояться трудностей.
Хотя нет... Не бояться. Искать любой доступный способ перемотать скучную часть с сопротивлением. И перейти сразу к кульминации действия.
И когда это она только решила, что они пойдут с ней..? Добровольно?
- Моё оружие не причинит вам вредя. И мои цели - иные.
Об этом долийка жалела в то самое мгновение, как сняла лук с плеча. Единственная защита. Единственная гарантия безопасности. Единственный её щит.
Лавеллан была одета в лёгкий доспех из кожаных пластин, цветов тёмного каштана и свежей лесной зелени. Он не защитит от стрелы. И не спасёт от рубящего удара мечом. Не остановит лобовую атаку тарана и не растворит пущенный в живот огненный шар. Но с луком эльфийка чувствовала себя так, будто закована в скалу.
Огромную, нерушимую скалу. Которую не возьмёт ни таран, ни огненный шар, ни стрела, ни меч.
А без - примерно так же, как чувствовали себя три пары испуганных глаз, забившихся под аравель, когда вскрикнул уставший маг.
Условия у них были практически равные. Потому что все те, кто перед ней находился, вряд ли были бойцами.
- Вас нужно вывести вас отсюда. Люди собираются вершить несправедливый суд. Нужно уходить. И как можно скорее!
Ветер доносил до неё звуки. Отчётливые вновь. Вновь - много.
Люди. Они кричали. О демоне и беде, о страхе, о неподдельном ужасе, сковавшем их сердца.
А на сердце Лавеллан стало тепло. Иор справился. Иор сумел. Пусть она и ожидала чего-то иного. Более... Яркого, что ли.
Осталось она.
И они. Много пар перепуганных глаз. Одна пара - смертельно уставших.
- Ты не сможешь защитить их в таком состоянии. Ты ослаб. Я помогу. Я спасу вас. Хватит... Хватит крови.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-08-23 22:46:33)

+1

10

[indent]Колдовское пламя в ладони эльфа погасло. От, пусть этого в сумраке было не разобрать, скривился. Но взгляд темно-ореховых глаз цепко держался рук эльфийки, что снимала свой лук с натянутой тетивой с плеча. Складывала оружие.
[indent]Почему?
[indent]Потому что ее доспех слишком хорош для одинокой путницы, а крестьяне, с криками, разбегаются от вершины этой земляной ямы? Потому что она не одна? Кто она? К какому народу она принадлежит? К Народу ли? Сейчас слишком много путаницы.
[indent]Одинокая аравель двигалась прежде к тем, кто собирается в нечто большее, чем Арлатвен. У кого есть цель. У кого есть сила.
[indent]Эльф, казалось, глубже вонзил пятку посоха в землю, чуя связь, пусть и глухую, не такую как в вечных лесах, с этим миром. Миром, когда-то принадлежавшем его Народу. Не людям с их Создателем.
[indent]- Ты из Народа? Фен`Харел направляет твои шаги? - Выдохнул маг, который давно уже был Хранителем этому клану без кланового имени, сборищу сирот, сбившемуся с пути.

0

11

Можно было догадаться, что именно этот вопрос прозвучит после того, как они сложат оружие в обманчиво-доверительном жесте.
- Взгляни на моё лицо, брат, - выпалила она, откидывая пряди волос с лица. На её скулах по-прежнему горел белым пламенем валласлин Митал, который она отказалась убрать, не воспользовавись его предложением. - И ответ придёт к тебе сам.
Раньше её братья и сёстры по крови делились лишь на два лагеря: те, кто с Народом, и те, кто давно потерял с ним связь. Плоскоухие, как их называли долийские эльфы. И Эллана верила в эту правду. Хотя с возрастом, с годами и приходящим опытом, всё больше убеждалась в условности деления.
Затем в её мысли пришёл Солас. И его правда изменила привычный Эллане мир. Она его не перевернула. Она его порвала и склеила заново.
Эллана Лавеллан - потомок рабов. И рисунок на её лице - не метка свободы, а клеймо фракции рабов. Вот как считалось в том мире, в новом для неё мире. Мире, который забыли.
И Солас предлагал их стереть. Очистить лицо. А она отказалась. Приняв правду, решила не избавляться от валласлина.
Для Лавеллан это были не рабские метки. И не метка совершеннолетия. И не просто рисунок. Для Лавеллан это была связь. Тонкая нить, соединяющая прошлое и настоящие. Воспоминание о том, кем она является. Кем была. Кто был рядом.
Она забывала об этом порой. Но всегда вспоминала, стоило лишь провести пальцами по щекам, нащупать слегка бугристую кожу.
Её валласлин был символом. Часть неё самой. И она не готова от этого отказаться.
Она гордо встала, расправив спину и поднимая руки в миротворческом жесте, делая шаг навстречу старому эльфийскому магу.
Лук остался позади. Возможно, она пожалеет. Но иного выбора ни у кого из них не было.
- Я не слушаю его песню в своей голове.
Ещё шаг навстречу.
Перед уходом из Скайхолда, из Инквизиции, некоторые эльфы говорили, что слышат его. Он является к ним во снах и видениях. Поёт им, вселяет мысли. И они слушали эту песню, и шли за ней, будто крысы за мелодией зачарованной флейты.
Он - Ужасный Волк. Тот, кем пугали и её в детстве.
Но Эллана до сих пор называла его Соласом в своей голове.
Потому что к ней Ужасный Волк не являлся. Для неё его по-прежнему не существовало. Как и с иными богами.
Два шага. Расстояние, разделяющее их, кажется Эллане ничтожным и глупым. Ей достаточно протянуть руку - и схватить мага за запястье, но она не делает резких рывков. Подходя медленно, плавно, она едва касается кончиками пальцев его посоха, воткнутого глубоко в землю. Насколько ей хватает понимания, маг пытается черпать силу. Она говорит ему об этом.
И добавляет:
- Ты устал.
Молчит. Хватается за посох крепче, скользя вверх и накрывая его ладонь своею. Жест псевдо-доверия. Должно сработать.
- Мы все устали. Довольно драться. Ближайшее время людям у ущелья будет не до вас, но вечно это продолжаться не будет. Вам нужно уйти дальше и скрыться в лесу. Я могу отвести вас туда, где вам дадут кров и защиту. Но даже если вы не согласны, всё равно сопровожу, чтобы убедиться в безопасности. Потому что ты устал. Ты не сможешь защищать их столько, сколько потребуется. Но вместе - у нас получится.

+1

12

[indent]- Никто не дает ничего бесплатно моему Народу. Но у нас есть чем заплатить за защиту. - В словах эльфа звучала усталая гордость. Он не хотел принимать помощи у этой молодой чужачки с пронзительными глазами. Но он был не один. Его клан не мог себе позволить подобной роскоши быть одинокими и выдерживать все удары судьбы, не оборачиваясь, и не пытаясь скрыться за чужими спинами.
[indent]- Мы пойдем за вами. Но только чтобы уйти отсюда. И если ты солгала нам, дитя, пусть Ужасный Волк пожрет твое сердце. - Проклятие было старым. Хранитель еще не понимал, что тот, о ком его сны теперь наполнены надеждой, и есть Ужасный Волк. Всё было немного не так в понимании пожившего эльфа.
[indent]Всё было не так и, едва обернувшись, взглянув на женщин и детей, эльф кивнул.
[indent]- Наши галлы устали, но мы постараемся собраться побыстрее... Abelas - Посох из земли был вытянут с трудом. Хранитель, следя за тем, как подходит эльфийка, кивнул на ее вещи. - Ты бы убила нас сразу. Лучники не показываются, дитя. А если показалась, убивала бы не ты - а тот маг наверху. Я чувствую Тень... И мы идем в тень лесную. Потому что иного пути и не было. Все предопределено.

0

13

- Зато вы доживете до завтрашнего дня. Каждый из вас.
Лавеллан кивнула головой и подняла с земли свое оружие, приладила его на спину. Кивнула еще раз, не став объяснять простой истины: оружие было не для убийства, а для защиты. Старый эльф был мудр, и уже наверняка догадался об этом.
На лес же опускался вечер. Лагерь Инквизиции был недалеко, они бы добрались до полуночи, если бы поторопились. Но торопиться они не могли. Это и было главной проблемой.
- В фляге вода. Напоите детей, - протянула руку Лавеллан одной из женщин. Та покосилась, но взяла. Фляга пошла по рукам только после пробы. Эллана это понимала. Она бы тоже не доверяла неизвестной и странной чужачке.
Иор, видно, исполнил какой-то свой план, и люди за ними не следовали. Долийка надеялась, что маг крови как следует их напугал, и те попросту разбежались в страхе стать материалом для заклинаний.
Воображая себе паникующих крестьян, она даже заулыбалась, настолько живую картину нарисовала себе в голове. Но мельком взглянув на сопровождающих ее, улыбаться перестала. По настроению и лицам остальных, улыбки казались глупой и неуместной вещью.
Они двигались в полной тишине. Лишь скрипела аравель и недовольно фыркали уставшие галлы.
Эллана бы с удовольствием остановилась, чтобы погладить этих животных. С галлами ей не приходилось сталкиваться с встречей с кланом Сабре почти пять долгих лет назад, и это навевало тоску по старым временам. По тем, когда она действительно была Лавеллан, а не... Так. Одно название.
Дети спали. В небе висела ночь. Тишина вокруг угнетала и успокаивала одновременно. Женщины тихо шли следом за повозкой, стараясь не перетруждать галл. Те шли совсем медленно.
Иор так и не вернулся. Орлесианец - тоже.
Эллана периодически отбегала вперед, разведывала путь. Спугнула лису. Искала волчьи следы или следы человека. Не найдя ни того, ни другого - возвращалась или с дерева отмашкой давала понять, что можно двигаться дальше.
Они действительно шли за ней и слушали. Долийке было приятно. У них не было выхода.
Вдалеке она уже замечала отблески костра. По левое плечо мелькнула чья-то тень. Не напал - явно разведчик. Пошел предупреждать.
Цель близко.
Но что будет дальше - плен или помощь - не знала даже она.
Знала одно: от нее, Лавеллан, - была помощь. А остальное она не обещала.

+1

14

[indent]Одинокая аравель, окруженная эльфами, вынырнула из туманов у опушки леса как раз в тот момент, когда разведчики Инквизиции были готовы выстрелить, но узнали Лавеллан. И вышли ей навстречу.
[indent]После недолгого разговора, аравель и её обитателей было решено проводить под сень деревьев, вдали от главного лагеря, где усталым голодным эльфам дадут поесть и перевести силы, а дальше, если они ничего не расскажут - отпустят, куда бы остроухие не направлялись. В конце концов, теперь за ними можно будет легко проследить.

[indent]Весь о том, что в деревушке сгинули орлесианец и эльфийский маг была горькой. Связались с Инквизитором - по дневному свету было решено отправить ферелденцев, чтобы те разобрались в ситуации.
[indent]Двое проверенных воинов против каких-то деревенских дураков - страшный расчет.
[indent]Эллану никто не винил. Отблагодарили и отпустили с запечатанным письмом в глубину леса, к ставке у Бреши.

- квест окончен -

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Ненависть к иному [22 Дракониса, 9:45 ВД]