НОВОСТИ

06.12. От декабря 17го года до декабря 18го Ван празднует первую годовщину! Всем цитат, подарков, теплых слов и вдохновения на новые великие свершения!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » На ощупь [18 Драккониса, 9:42 ВД]


На ощупь [18 Драккониса, 9:42 ВД]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://funkyimg.com/i/2F6Dc.png

На ощупь [18 Драккониса, 9:42 ВД]

Время суток и погода: вторая половина дня, пасмурно; идёт мелкий дождь.
Место: Штормовой Берег, Ферелден.
Участники: Миран, Грэхэм Тарис.
Аннотация: Рано или поздно в жизни каждого человека случается встреча с тьмой и неясностью. Иногда они заволакивают глаза, а иногда – сердце. Но, так или иначе, всё равно приходится идти вперёд – пусть даже и на ощупь.

+1

2

Шумящее море воздействовало на Миран практически гипнотически.

   Они прибыли рано утром - отряд солдат Инквизиции и магичка, засунувшая руки в рукава плотной куртки, застёгнутой на все металлические застёжки, и прячущая подборок в широком куске ткани, на манер шарфа обмотанного вокруг шеи. Изменив себе, эльфийка, тем не менее, поступила мудро, выбрав вместо красивого материала компромиссный вариант — ведь если бы она руководствовалась только внешним видом ткани, то быстро замёрзла бы в этом неприветливом краю. Но навряд ли данный северный регион Ферелдена целенаправленно привечал их плохой погодой - Миран доводилось и ранее слышать о том, что своё название он получил вовсе неспроста. Но одно дело - слышать о чём-то, и совсем другое - оказаться в подобных условиях лично. Едва только прибывшие обустроились в уже загодя разбитом лагере и начали переговариваться со здешними разведчиками, как эльфийка, закидав всё вокруг взглядами, кажущимися со стороны рассеянными, быстро обменялась парочкой слов с человеком, назначенным главным по предстоящей им задаче, и, поправив закреплённый на спине посох, бодрым шагом двинулась в ею же выбранном направлении, оставляя всех остальных членов отряда позади.

✳ ✳ ✳

   Над крепостью в горах, известной всем как Скайхолд, невзирая на заснеженные пики вокруг светило яркое солнце. Несколько пташек, взлетев над крепостной стеной, обогнуло растущее во дворе деревце, едва задевая своими крыльями его тонкие ветви с насыщенными жёлтыми листьями. Они чирикали, будто делились какими-то вестями, но о чём именно был разговор - кто сумел бы разобраться?
   — Мужчины и женщины разных возрастов, общим числом чуть больше двух десятков, — продолжил разведчик.
   Миран внимательно прислушивалась к нему, но взгляд держала перед собой, даже когда они спускались по ступеням и было бы целесообразнее глядеть себе под ноги, но магичка была слишком погружена в свои размышления, чтобы следить за такими мелочами.
   — Что вынуждает вас полагать, что за их исчезновением стоит чей-то конкретный умысел? — привычным для таких бесед формальным тоном спросила эльфийка.
   Задавать подобный вопрос с её стороны не было так уж необходимо - после всего услышанного ей и самой казалось, что всё происходящее разворачивается вовсе не натуральным путём, тем не менее, исполняя свой долг, она предпочитала иметь в своём распоряжении все необходимые доводы и не упускать ни единого нюанса. К тому же, в любом деле стоило опираться на факты, а не домыслы - какими бы убедительными они ни казались.
   — Людям не свойственно исчезать бесследно в таком количестве, — ответил разведчик.
   Миран мотнула головой, пошевелив руками, сведёнными за спиной, и на ходу окинув взглядом двор.
   — Ещё только пару месяцев назад закончилась война храмовников с магами, — напоминая о недавних событиях, ненавязчиво возразила она, — а в Орлее до сих пор не утихает соперничество императрицы и великого герцога. За это время бесследно и безо всякой причины, — подчеркнула она, — исчезло огромное количество людей.
   — Но не беженцы в поисках нового дома. — Они спустились с лестницы, и разведчик, остановившись, взглянув эльфийке в лицо. — Там были и дети.
   Миран посмотрела ему в ответ, вовремя вспомнив, что разведчик пришёл вовсе не спорить с ней, а передать информацию о новом назначении.
   — Значит, Штормовой Берег, — подытожила она.
   Разведчик кивнул.
   — Сколько времени на сборы? — спросила Миран.
   — Выезд через два часа, — ответил мужчина и, попрощавшись, ушёл своим путём.
   На этот раз кивнула эльфийка, в уме отметив: «Штормовой Берег так Штормовой Берег».

✳ ✳ ✳

   «Людям не свойственно исчезать просто так,» - мысленно повторила Миран, глядя на водное пространство перед собой. Высокие волны поднимались и накатывали на берег, а затем, разбившись об мелкие камни и затвердевший песок, отступали назад, в колышущуюся синеву, будто бы забирая вместе с собой и повышенную тревожность эльфийки. Непрекращающийся дождь мешал ей думать, а шум моря вводил в обманчивое состояние полу-транса. Она будто бы расслаблялась, но при этом отстранялась от мыслей, которые были по-настоящему важны. Благо, Миран умела брать себя в руки - иначе бы она никогда ничего не добилась в плане учёбы в своём первом Круге Магов.
   Отношения с другими членами Инквизиции у эльфийки были отнюдь не плохими, да и к тому же она не страдала той же подозрительностью к шемленам, что и долийцы, и потому причина, по которой она на время оставила отряд, заключалась вовсе не в неприязни к ним - просто эльфийка по-прежнему не слишком успешно работала сообща с кем-то и ей требовалось хоть немного побыть одной, чтобы уложить в голове все те мысли, что зрели в ней по пути сюда. Именно с этой целью она и поднялась на одну из возвышенностей, что были рассеяны по всему побережью. Где-то неподалёку оставались никем не занятые дома, но Миран не нравились подобные места, поэтому она предпочла стоять под деревом и частично мокнуть, чем соваться туда. В конце концов, куда бы она сейчас ни подалась, дождь, так или иначе, всё равно добрался бы до неё - а так она хотя бы позволяла ему  проливаться на пока ещё частично сухую одежду по делу.
   «Люди, - повторяла магичка, - не исчезают просто так». Согласно доступной Миран информации исчезнувших было много, и они представляли собой разные группы людей, так как об их исчезновении сообщали не связанные между собой источники. Следовательно, этот регион каким-то образом крал отдельно взятые группы беженцев, и не было никакого намёка, что бы могло послужить этому причиной. «Исчезнувшие - обычные люди, -  рассуждала эльфийка. - Селяне, которые лишились дома и искали место, где они могли бы начать всё заново. Кому они могли бы быть необходимы? Вряд ли на них напали разбойники, ведь, во-первых, наверняка остались бы какие-нибудь следы, а, во-вторых, у них банально не было что забрать. Тогда, работорговцы? Но посторонние здесь в последнее время замечены не были. Впрочем, как и пропавшие. Следы попросту обрываются...»
   Как бы там ни было, они должны были найти этих людей, потому что именно этим и занималась Инквизиция - оказанием помощи тем, на кого другие порой даже не обращали никакого внимания.
   Выйдя из размышлений, Миран показалось, что она отсутствовала в лагере около получаса. Стоило ей отделить своё сознание от шума, доносящегося с моря и отдающего монотонностью, как тут же вожжи управления ею переняла решимость - нужно было не просто рассуждать, а что-то делать. По сути, эльфийка присоединилась к отряду в качестве боевой единицы и вряд ли могла поравняться с разведчиками, на чьи плечи ложилась основная часть поисков, но она была наделена достаточной наблюдательностью, чтобы по крайней мере постараться осмотреть возможные местонахождения пропавших людей. Большинство разведчиков было убеждено, что искать следует в пещерах - потому-то и новый лагерь разбили неподалёку от некоторых из них.
   Выбившийся из общей канвы шум привлёк внимание Миран как раз в тот момент, когда она собиралась идти обратно. Мотнув головой в нужном направлении, эльфийка напряжённо стиснула кулаки и бросила взгляд в сторону, откуда неожиданно раздался грохот. Там же находился и лагерь - Миран отошла не настолько далеко, чтобы упустить его из виду, тем не менее, погодные условия были таковыми, что день был больше похож на пасмурный вечер. Неудивительно, что неподалёку от лагеря зажглись огоньки - это солдаты и разведчики Инквизиции зажгли факелы, но эльфийка не сразу догадалась, зачем. Инстинкт велел ей немедля разобраться с ситуацией, и она, поддавшись этому импульсу, поспешно бросилась спускаться с возвышенности, скользя по влажной земле и траве — последняя и была причиной, по которой Миран с трудом удалось удержать баланс.
   Спустившись вниз, магичка тут же пробежала мимо палаток, где оставалось всего несколько человек, и ринулась вслед за всеми остальными. Чем ближе к ним она оказывалась, тем более отчётливой вырисовывалась картина - грохот, услышанный ею прежде, сопровождал неожиданно обрушившийся камнепад, но дело было не просто в том, что с верхушки скал посыпались камни - они засыпали проход в пещеру, которую расчищали рабочие силы Инквизиции.
   — Пропустите, — негромко, но требовательно сказала Миран, проталкиваясь между парочкой солдат и оказываясь рядом с засыпанным проходом.
   Серые глаза магички быстро отыскали среди собравшихся людей их командира.
   — Что здесь происходит? — спросила она, указывая взглядом на то место, где ещё несколько мгновений назад имелся вход в пещеру.
   — Проход обрушился, — ответил командир, и было заметно, что он наспех искал какое-либо решение.
   И, действительно - камни, которые преграждали путь, осыпались не откуда-то сверху скал, а были фрагментом потолка. Помимо этого также несколько камней скатилось по склону, но первопричиной послужил явно не естественный камнепад.
   — Там внутри были люди? —  глядя на командира, осведомилась Миран.
   Иногда в подобных ситуациях она немного терялась и забывала о необходимости придерживаться субординации, но сейчас этот вопрос волновал её меньше всего.
   — Семеро наших, — прозвучал ответ одного из солдат.
   «Если их не придавило камнями, - решила эльфийка, - то их нужно вытаскивать оттуда немедленно». Но мешкать она и не привыкла, а потому сразу взялась за дело. Сперва - слегка размотала шарф, чтобы не лез в рот, и отбросила капюшон с головы. Волосы, завязанные в хвост, оставались убранными за одежду, поэтому ничего не мешало магичке как следует рассмотреть заваленный проход.
   — Я уберу часть обвала, — приближаясь к нему на шаг, произнесла Миран, — но вся остальная часть работы за вами.
   Командир кивнул, и эльфийка, сведя с него взгляд, полностью сконцентрировалась на предстоящей задаче. Тягаться с большими валунами она не могла, но убрать хотя бы небольшую часть осыпавшихся камней была в состоянии, а потому сразу приступила к делу. В такие моменты её всегда пронизывало ощущение лёгкой взбудораженности - это магия начинала действовать, заявляя о своём присутствии. На этот раз она появилась лёгкой тяжестью в сгибе локтя и перетекла к пальцам, натягивая мышцы подобно струнам на инструменте. Пальцы слегка дрогнули и застыли, когда эльфийка согнула их, приподнимая руки. Магическая энергия ухватилась за те камни, что были поменьше, и приподняла их. Миран притянула эту небольшую насыпь, затем позволяя ей осыпаться на траву рядом со входом. Далее в ход должны были пуститься обычные человеческие руки, но тех, что принадлежали Миран, среди них не было - она отошла в сторонку, когда солдаты и разведчики взялись расчищать проход вручную.
   Это заняло у них меньше времени, чем могла предположить Миран, и всё же больше, чем ей бы хотелось. Когда завал был наконец расчищен, день действительно начал клониться к закату - и понять это можно было только по тому, как тёмное небо постепенно становилось мрачным.
   — Странно, — проговорил один из солдат, заглядывая внутрь и, встретившись взглядом с эльфийкой, добавил: — Никого.
   Магичка и ещё несколько человек с некоторым недоверием подошли к входу в пещеру и также осмотрелись.
   — Абсолютно точно они были здесь до обвала, — отвечая на взгляд Миран, выдохнул один из находившихся рядом с ней людей.
   «Неужели это место и впрямь куда-то уводит людей, заставляя остальных вести тщетные поиски?» - подумала она и решительно развернулась, выхватывая взглядом остающийся позади лагерь.
   — Мне нужен факел, — сообщила она.
   Разведчики засуетились, явно имея свой собственный план действий, но, благодаря имеющимся у них навыкам, переговаривались настолько тихо, что Миран даже отдалённо не слышала, о чём они рассуждали, но в общем смысле это и не заботило её.
   — Вот, — сказал солдат, протянувший ей факел.
   Эльфийка натянула потуже митенки на руках и приняла его, мысленно пытаясь прикинуть, на сколько его хватит. Судя по звукам у неё за спиной, в путь собирался также небольшой отряд, но Миран не стала его дожидаться.
   — Куда Вы? — нагнал её вопрос командира.
   — Осмотреться, — глядя лишь в тёмный проём перед собой, ответила магичка и, не задерживаясь, ступила ему навстречу.
   Магия холода была ей ближе всего, но это вовсе не означало, что Миран нравилось мёрзнуть. Даже напротив - ей нравилась прохлада, но она совершенно не переносила мороза. В пещере же было по-настоящему холодно, поэтому капюшон вскоре вернулся на голову эльфийки. Казалось, всё остывало в этом месте — настолько низкой была температура внутри скалы, и Миран даже показалось, что она чувствует, как металлический холод от щитков на ногах и руках проникает сквозь плотную одежду и касается её кожи. Это послужило дополнительной мотивацией не задерживаться в этом месте дольше, чем нужно было, но, едва ступив на неизведанную территорию, эльфийка почти сразу же поняла, что быстро вернуться у неё не получится.
   Беглого взгляда, брошенного вокруг, было достаточно, чтобы сообразить - это было вовсе не обычной пещерой. На деле, это больше напоминало коридор, причём коридор, вытесанный в этом месте гномами. На тейг это, конечно же, не тянуло и по сравнению с теми пространствами, которые обустраивал для себя этот низкорослый народ, могло считаться крошечным - потолок находился на таком расстоянии от пола, что Миран, сев на плечи кому-нибудь чуть-чуть повыше неё ростом, могла бы дотянуться до него рукой. Ничего удивительного, с одной стороны, в этом не было — Штормовой Берег, а, точнее говоря, его скалы хранили в себе достаточно гномьего наследия с пока ещё невыясненной историей, но с другой - было странным, зайдя в пещеру, обнаружить в ней что-то такое. И Миран, честно говоря, чувствовала себя неуютно - и из-за безлюдных пространств в скале, и из-за подёргивающегося факела в своей руке, и из-за вполне объяснимого страха перед неизведанным, присущего всем людям, главным подкормщиком чему была темнота.
   Сперва, услышав внезапно раздавшийся шум в практически безмолвном пространстве, эльфийка даже не разобралась, что могло бы послужить ему источником. Лишь мгновение спустя, запутавшись в направлениях и отступая назад, она предположила, что это, скорее всего, были обитающие в темноте животные, чем что-то иное, но, так или иначе, противный пугающий звук воздействовал на неё таким образом, что магичка вся целиком подсобралась всего за одно мгновение ока. Чтобы правильно сориентироваться в подобном пространстве, нужно быть с ним знакомым или иметь хотя бы чуточку времени на размышления, но Миран не располагала ни тем, ни другим. Судя по звукам, существ было несколько, и эльфийка решила избежать ненужного знакомства.
   Каким образом она умудрилась провалиться в заделанный досками провал в полу - осталось секретом даже для неё, но это не изменило действительности, и эльфийка, забредя на хрупкую конструкцию, ощутила, как земля уходит из-под её ног. Сопровождаемая характерным для этого звуком, она рухнула вниз, но пролетела совсем немного, угодив в нагромождение предметов схожего происхождения - как оказалось позднее, это были сгруженные воедино старые коробки, в большинстве своём задряхлевшие и что самое главное - пустые.
   При падении на них Миран лишь ушиблась плечом, а потому быстро оказалась вновь на ногах, и, надо сказать, весьма вовремя, так как новая опасность нахлынула на неё из темноты коридора, простирающегося перед ней. Он был не таким уж широким и из того, что освещал упавший вместе с эльфийкой факел, можно было выцепить лишь немногое, но само это место было вовсе не настолько пугающим, как звук, которым оно встретило магичку, а именно - откуда-то спереди раздался крик, переходящий в визг, так что сразу становилось понятно - нужно уходить, и как можно быстрее. Но, бросив взгляд на проём у себя над головой, Миран сразу же сообразила, что с ровного места на него она не запрыгнет, а потому оставалось лишь готовиться к атаке, и эльфийка была морально настроена на это, но прежде стоило обезопасить себя.
   Потянувшись рукой за спину, магичка выверенным движением выхватила свой боевой посох, но не стала сжимать его древко пальцами полностью. Призывая себя к собранности, Миран выдохнула морозное облачко. Вокруг неё почти зримо возник холод, но он ощущался вовсе не так, как холод естественный, стоящий зимой или сейчас, в глубине этих заброшенных коридоров, так как был проявлением её магии. Поведя рукой, она расстелила эту  схватывающуюся клубами мороза энергию по полу, и на нём тут же вырисовались узоры, готовые поразить льдом любого, ступившего на них. Но, осознавая всю опасность своего положения, эльфийка не ограничилась только этим. Стоило рунам лечь на пол, как магичка увереннее схватилась за посох, а вторую - свободную - руку слегка выдвинула вперёд, чувствуя, как напрягаются сухожилия фаланг - Миран готовилась поймать высунувшегося противника в телекинетическую ловушку, если тот покажется. Эльфийке же, по правде говоря, совсем не улыбалось встретиться с тем, что могло издавать такой пронзительный крик, но больше ничего не оставалось, кроме как сделать всё возможное, чтобы эта встреча, если она окажется неизбежной, не застала магичку врасплох.[icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-04-22 00:31:38)

+2

3

Грэхэм сжал и разжал кулаки, а затем сплюнул на землю – он обычно так делал, когда впервые за долгое время удавалось почувствовать присутствие порождений тьмы. Он чувствовал их очень слабо, словно они были под огромной толщей воды или как в его случае земли, но тем не менее их присутствие было явным. Из-за слабости ощущения было не понятно их количество: это могла быть как целая орда совсем далеко, так и небольшой отряд, но значительно ближе. Гораздо большее недовольство вызвал сам факт того, что порождения здесь присутствовали. Тарис очень надеялся, что ему удастся послать Харгрору хорошую весточку о том, что его двоюродный брат может смело приезжать сюда со своими рудокопами. По возвращению из Крепости Адамант в Вейсхаупт, старый друг поведал ему историю о проблемах своего родича, который каким-то образом прогорел и остался по уши в долгах и о том, какое «хитроумное» решение ему пришло в голову. Додуматься до того, чтобы расконсервировать раскопки в Штормовом Берегу мог только по истине отчаявшийся гном. Тем не менее он пообещал наставнику, что самолично оценит риски, связанные с соседством с Глубинными Тропами и даст беспристрастную оценку, чем чревато попытаться что-то разрабатывать здесь.
- Похоже, что все-таки придется его братцу искать легких денег в другом месте, - подумал Страж. – А не то останется не только без денег, но и жизни.
Тем не менее, раз уж здесь появились порождения тьмы, его долг как Серого Стража был оценить уровень опасности, предупредить и по необходимости подготовить местное население, если таковое встретится, ко встрече с врагом. Только после этого он сможет продолжить путешествие в Скайхолд.
Необходимо было разбить лагерь, пока моросящий дождь не впитался в абсолютно все вещи и не превратился в источник бесконечного лязганья зубов. Тарис сошел с корабля в Хайевере и отправился на запад несколько дней назад, но подобрался к тем местам, о которых говорил Харгрор только ночью 17-ого. Вдоволь насмотревшись на диковинные гексагональные скалы за время своего пути, Страж решил поискать местечко поукромнее где-нибудь подальше от бушующего моря. Выбрав наугад тропинку, ведущую глубже в сторону скал, Грэхэм решил двигаться по ней, пока не найдет место, более-менее подходящее для привала. Лошадь неумело ступала по мокрым камням, и Тарис решил спешиться – так по крайней мере у него меньше шансов вывалиться из седла и размозжить голову об эти булыжники. Где-то вдалеке, без грома, блеснула молния и в двадцати шагах впереди на мгновение возникла угловатая гномья статуя, жутко возвысившаяся над скалой. «Кажется, я действительно на месте», - подумал Тарис, вспомнив описания Харгрора. Страж прошел еще пару сот метров вверх, переставая чувствовать холод из-за мышечной нагрузки. Очередная беззвучная вспышка озарила кривоватую площадку с редкими елями и невысокой травой, на краю площадки стоял высокий валун, который можно было использовать как укрытие от ветра. Страж поставил палатку вплотную к камню, привязал лошадь к дереву и наломал еловых веток на костер. Закончив разбивку лагеря, Грэхэм откупорил свой верный гремучий бренди, как он называл ядреную смесь ферелденской самогонки, медовухи, бренди и Создатель знает еще чего, упрятанную в бутылку «Хиролского извержения». Крякнув от удовольствия, Тарис завалился спать.
Проснулся он достаточно рано от слабого шума множества копыт, доносившегося внизу. Быстро вскочив, Страж накинул плащ и подошел к обрыву рядом с валуном, чтобы взглянуть кто его издавал. Погода стояла все еще пасмурная, дождик так и не думал переставать идти, но полыхание прекратилось. Сквозь сумерки, Грэхэм сумел различить знамя Инквизиции, это была не целая армия, но достаточно значительный отряд. Разведчиков не было видно, но Грэхэм был почти уверен, что его давно заметили и не сочли представляющим опасность, хотя вероятнее всего их успокоил щит с грифоном, прислоненный ко входу в палатку. Страж огляделся и только сейчас понял, насколько он сглупил – если бы он не свернул в горы и прошел чуть дальше по дороге, он бы уперся прямо в заброшенную деревеньку, к которой отряд по всей видимости и направлялся.
Грэхэм погладил бороду, размышляя о том, стоит ли ему сейчас спускаться к Инквизиции или нет. С одной стороны, он в любом случае направлялся в Скайхолд и проще будет это сделать с отрядом, да и заранее завести полезные знакомства никогда не помешает. С другой стороны, текущей его миссией была разведка, а разведку проще проводить в одиночку – это факт.
- Сначала спущусь в пещеры, осмотрю их, не ввязываясь в передряги, а потом вернусь к отряду внизу с докладом и вместе решим, что делать дальше, - решил про себя Тарис.

***

За четыре часа Грэхэм спустился вниз уже достаточно глубоко, коридоры стали выглядеть все более заброшенными, в углах ровных, отделанных в гномьем стиле ровных стен скопились угрожающего вида сети из паутины, но локализовать отряд порождений тьмы так и не удавалось. Страж все отчетливее чувствовал их присутствие, внутренне подготавливаясь к битве и жалея, что все-таки не взял с собой воинов Инквизиции, но бросать след и возвращаться пока ему не хотелось, к тому же он надеялся, что рано или поздно его самого почувствуют и пойдут навстречу. По прикидкам Тариса, тварей должно было быть немного, но наверняка сказать было все еще трудно. Внезапно, Грэхэм услышал глухой звук и легкое дрожание под ногами, словно где-то недалеко обвалилась скала. «Еще не хватало, чтобы меня здесь завалило к чертям собачьим», - подумал Страж и решил выбираться из этой темной западни, причем ближайшим выходом. Он начал двигаться в ту сторону, где по его прикидкам должен был находится выход. Несколько коридоров спустя, Грэхэму показалось, что он услышал какой-то шум, похожий на голоса, но слов было не разобрать. Страж посмотрел под ноги и заметил, что оседавшая годами пыль стерта множеством следов ног, гладкий полированный камень поблескивал в неярком свете затухающего факела. Грэхэм попытался разобрать в какую сторону ведут следы, но с удивлением обнаружил, что стопы явно были направлены вглубь пещер, туда, откуда он пришел. Почесав затылок, Страж резонно решил продолжать двигаться вперед, полагая что найдет выход в конце коридора. К своему разочарованию, коридор закончился простым ходом в скале, больше похожем на обыкновенную пещеру, но на ее полу также можно было заметить следы, а значит тот, кто их оставил откуда-то же пришел?
Тарис двинулся вперед по пещере, похожей на какой-то древний склад, то тут то там валялись полусгнившие деревянные бочки, ящики, трухлявые мешки, изъеденные крысами и прочий мусор. Грэхэм насторожился, ощущение близости порождений тьмы усилилось и снова услышал шум: где-то впереди треснуло дерево, а затем последовал жуткий грохот.
А затем, Тарис услышал крикуна.
Мгновенно бросив факел на пол и выхватив щит, Грэхэм принял боевую стойку, чувствуя, как закипает от злости.
-Еще не время. Враг еще не показал себя… - Промелькнуло у него в голове. Впереди что-то блеснуло, но едва заметно и Тарису показалось, будто стало немного холоднее, впрочем, это просто мог быть признак недалеко находящегося входа. Грэхэм продолжил двигаться вперед, выставив щит и в любой момент ожидая атаки крикуна, чей крик он ни с чем бы не спутал. Впереди почувствовалось какое-то движение и Страж рванул вперед с жутким воплем и выставив щит, намереваясь ошеломить противника и сбить его с ног. Тень впереди словно замешкалась, а потом прыгнула куда-то вверх и исчезла, а за ней неожиданно возникла невысокая фигура с посохом, перед которой подозрительно поблескивал пол пещеры. -Морозная руна! – промелькнуло в голове Грэхэма, и тот едва успел подпрыгнуть, чтобы не наступить на нее, но казалось, что избежать столкновения со стоящей за ней фигурой не удастся.

+2

4

Лежащий на полу факел освещал не так много пространства, и круг света обрывался резко, будто находился под куполом. Именно поэтому Миран могла видеть не дальше, чем на десять шагов впереди себя, и то, что таилось в темноте, оставалось для неё неизвестным. Что могло послужить источником тому звуку? Невзирая на то, что эльфийка приготовилась к битве, она должна была определиться с ответом, и её разум не желал мириться с необходимостью отталкиваться от абстрактных представлений. Человек, по сути, может бороться лишь с тем, с чем он знаком — в остальном, противостояние могло выйти сумбурным и малоуспешным. Магичка вполне представляла себе все те опасности, что могли поджидать оставшегося один на один с полупустыми коридорами человека, и полностью отдавала себе отчёт в том, что ошибки в данном случае недопустимы. Так что же это было? Что за создание издавало такой звук? Миран не хотелось в это верить, но ответ будто бы напрашивался сам собой и лез ей в голову, вытесняя все остальные варианты: порождения тьмы. Эльфийку это пугало, но не так, как могло бы, если бы она совсем ничего про них не знала, а так у неё в запасе имелись кое-какие знания, полученные об этих существах в библиотеках Круга Магов. Поразительно, но именно в такие моменты начинаешь больше всего ценить наличие у себя академических знаний, и время, потраченное на их усвоение, уже не кажется каким-либо образом потраченным впустую. Только знания сами по себе значат не так много — важно уметь их качественно использовать. Миран понимала, что дать достойного отпора порождениям тьмы - если это они, — она не сможет, поэтому наиболее верным действием с её стороны было бы отступить. Единственным имеющимся у него путём отступления был проём в потолке, но прежде нужно было справиться с непосредственной опасность - эльфийка и чувствовала, и слышала, что та находилась поблизости.
   А затем, в полной темноте за краем света, внесённого в это место одиноким факелом, раздался почти дикий вопль.
   Время превратилось для Миран во что-то совершенно спутанное и неясное. Секунды одновременно текли гораздо быстрее привычного, но при этом на некоторых моментах сильно замедлялись; в этом не было ничего магического — просто так отреагировало на неожиданную смену обстоятельств её восприятие. Раздавшийся звук прозвучал дико и яро, так что в первое мгновение эльфийка ничуть не сомневалась, что это какое-нибудь существо из числа порождений тьмы, вдруг оказавшееся гораздо ближе, чем она могла предположить. Но с другой стороны, её слуху удалось пробраться сквозь рёв и уловить его тембр — и он показался ей человеческим. Стало быть, ей навстречу бежал человек, но откуда он тут взялся и почему поднял шум так внезапно?
   Времени на размышления у магички совсем не было. Годы трудоёмких занятий в Круге Магов, изнурительные тренировки после того, как маги вдруг оказались на свободе, и практичные советы, полученные от долийских эльфов за то время, что Миран провела в кругу клана, отточили её умения до такой степени, что к подобным поворотам событий она хоть и не была целиком и полностью готова, но умела вовремя сориентироваться. Так и сейчас — едва ли за кругом света показался чей-то силуэт, как эльфийка мгновенно сбросила с себя все ненужные мысли, оставляя лишь то, что было необходимым в данную конкретную минуту. Серые глаза эльфийки выхватили сверкнувшие латы на чьих-то ногах, затем саму высокую фигуру. За долю секунды магичка определилась, что это человек, за другую — воин. Сконцентрироваться на щите не получилось — она не отметила того, что было на нём изображено, так как эта вещь сама по себе представляла для неё опасность, ведь незнакомец, выставив его перед собой, как раз нёсся навстречу Миран.
   Она могла бы, конечно, позволить ему ступить на льдистый узор, покрывавший пол — взорвавшийся холод мгновенно сковал бы его, замедлив на достаточное количество времени, чтобы магичка могла запросто отойти в сторону и предпринять дальнейшие меры, чтобы избежать встречи с оружием и щитом случайно повстречавшегося ей человека. В конце концов, она ничего о нём не знала, и он появился в коридоре столь резко и неожиданно, что Миран никак не могла расценить его как своего союзника — а в таких местах, как водится, людям свойственно объединяться перед лицом имеющейся опасности. Тем не менее, это был человек — по крайней мере, так показалось эльфийке, когда её взгляд охватил его, - а значит, она должна была постараться и сделать сразу две вещи: не позволить ему пострадать из-за её ловушки и не дать ему ударить себя громоздким щитом.
   Умелому магу вовсе не нужно много времени, чтобы задействовать свою магию. Да, встречаются сложные заклинания, которые требуют длительной подготовки, но те, кому приходится часто бывать в сражениях, умеют переключаться в мгновение ока. Потому и Миран, чаще всего ставившая упор на развитие практической стороны своих навыков, не пришлось долго перестраиваться — вместо того, чтобы отталкивать чужака или отскакивать самой, она изменила своё первоначальное намерение, и, «стряхнув» подготовленную для этого случая телекинетическую ловушку, решила использовать силовое поле.
   Всё случилось быстро, как и все предшествующие этому события. Воздух вокруг незнакомца мгновенно уплотнился, заключая его в сферу и лишая возможности двигаться по меньшей мере ближайшую минуту. Так как это произошло ровно в ту секунду, когда он почти налетел на узор, имеющийся на полу, то ловушка сработала и взорвалась льдом, но ударилась о стенку силового поля, не нанеся незнакомцу никакого вреда. Миран же осталась довольна тем, что угрожавший ей щит оказался на достаточном расстоянии от неё, чтобы она могла не волноваться за свою целость и сохранность.
   Кем бы ни был этот человек, облачённый в доспех, но он явно не являлся источником той угрозы, которая вынудила эльфийку остановиться здесь — настоящая опасность всё ещё оставалась где-то поблизости. Это означало, что Миран не могла задерживаться в этом месте, но она и не собиралась так поступать. Бросив взгляд на воина, заключённого в силовое поле, она подхватила с пола факел, покрепче сжала посох и побежала вперёд. Магические силы требовали небольшой передышки, чтобы устаканиться и поднакопить растраченное. Это не должно было занять много времени, но в этих коридорах оно текло совсем по-другому и имело иную ценность. Эльфийка попросту не могла позволить себе оставаться посередине неизведанного ею места — в первую очередь, ей нужно было найти себе хотя бы временное укрытие, чтобы опасность не имела возможности нагрянуть на неё с любого угла. Нужно было найти такое место, чтобы иметь за собой надёжную стену, но при этом не загонять себя в ловушку. Впрочем, то были просто размышления — на деле же Миран приходилось отталкиваться от того, что имелось, и выбор у неё в этом был совсем уж невелик.
   Оставив позади незнакомца, эльфийка подалась вперёд. Где находился источник того крика, она не знала, но раз уж этот человек выбежал отсюда, значит тут должно было быть безопасно — по крайней мере, если не углубляться в коридоры. Пробежав совсем немного, магичка остановилась, расслышав то ли какой-то громкий шорох, то ли ворошение — как раз в темноте спереди. Мотнув головой, она оглянулась по сторонам и напоролась взглядом на дверь по правую сторону коридора; впереди же виднелась насыпь камней, и Миран не была уверена, занимали ли они всё пространство коридора вдали или же там где-то можно было пролезть. Так или иначе, проверять она не стала, а рванула к двери. К её удаче, она была незаперта, пусть и поддалась с трудом.
   Забежав за дверь, магичка закрыла её и прижалась к ней спиной, поспешно оглядываясь в новом пространстве. За стеной позади неё раздался уже слышанный крик — на сей раз гораздо ближе. Это заметно взбудоражило кровь Миран, в её восприятии отсекая любую возможность повернуть сейчас назад. Это означало, что нужно было срочно найти и выбрать другое направление, только как это сделать, не имея при себе ни карты, ни возможности тщательно осмотреть все помещения? Факела хватало не настолько, чтобы он осветил большие пространства, но, благо, в некоторых местах стен имелся внедрённый в них лириум — вплетённый гномами в камень, он давал слабую, но всё же ощутимую подсветку. Именно она позволила эльфийке осмотреться хотя бы частично.
   Помещение, в котором она оказалась, было гораздо просторнее тех, которые она проходила раньше; к тому же, это был не коридор, а зал квадратной формы с двумя рядами полуразрушенных колонн, уходящих вверх на большую высоту. Потолок местами напоминал пещеру; то тут, то там на полу лежали валуны. В той стене, возле которой стояла Миран, имелись ещё две двери, но та, что находилась посередине, была завалена камнями. В другой стене — чтобы добраться до неё, магичке пришлось бы выйти в центр зала и повернуть налево, - также имелась дверь, стоявшая приоткрытой. Но не она, а кое-что куда более важное притянуло внимание Миран, заставив её затаить дыхание — в стене напротив, прямо перед ней, имелся пещерный проход, и возле него находилось по меньшей мере четыре силуэта. Лириумный отсвет падал на них, давая понять, что это вовсе не люди. С такого расстояния магичка могла предположить только одно — что это какие-нибудь гарлоки, но задерживаться, чтобы проверить это, она не собиралась.
   За дверью, находившейся у неё за спиной, раздавались какие-то звуки. Порождения тьмы возле пещеры ещё не успели броситься к ней, поэтому Миран практически без раздумий кинулась к приоткрытой двери, перепрыгивая через камни, валяющиеся на полу, таким образом срезая путь. Вслед за её вторым прыжком по залу разнёсся клокочущий рёв — именно тогда магичка поняла, что ей нужно быть стремительной, как никогда прежде.
   Хотелось бросить факел и надёжнее перехватить посох, но без света эльфийка могла лишиться вообще какого-либо преимущества — он был ей жизненно необходим. Бежала она, тем не менее, так, будто совсем не заботилась о том, не потухнет ли он по пути. «Не потухнет!» - мысленно рявкнула самой себе Миран, приближаясь к приоткрытой двери. Краем глаза она видела, что в конце зала приоткрывается другая дверь — возможно, это и спасло её, так как из-за колонны выпрыгнуло страшного вида существо и взмахнуло оружием прямо у магички перед носом. Зазубренный меч, едва коснувшись её куртки, скользнул вниз; Миран использовала эту возможность и пнула ногой по лапам существа. Уже заученным движением она взметнула руку, придерживающую двумя пальцами посох, ко лбу и создала волну, оглушившую создание. Напоследок эльфийка полоснула его лезвием посоха, но не сильно, так как удерживала его одной рукой.
   С колотящимся сердце — никакие тренировки не позволят чувствовать себя совершенно уверенным в такой обстановке, - Миран подбежала к приоткрытой двери и тут же возле неё магичку нагнал незнакомец, которого она оставила в коридоре. Ничего не говоря, эльфийка пронеслась в дверную щель — прямиком в узкий коридор, и бросила факел на землю. Саму дверь то ли заело, то ли она была сдвинута с петель, но закрывать её пришлось, применяя недюжинную силу. В такие моменты сознание магички будто бы частично отключалось, так что она вновь сориентировалась в пространстве, лишь когда дверь оказалась заперта, оставляя порождений тьмы в зале, а сама эльфийка обнаружила себя налегающей на неё и стоящей плечом к плечу с незнакомцем.
   Упёршись руками в дверь и склонив голову, Миран выдохнула, отступая на шаг, и выровнялась. Оказалось, что, совершая финальные рывки, она где-то подвернула лодыжку, и теперь та заявляла о себе вспыхивающими ощущениями. «Благо, не вывихнула, а значит, скоро пройдёт,» - решила эльфийка, подхватывая прислонённый к стене посох. За лезвие зацепился лоскуток ткани, и магичка поднесла острый конец посоха поближе к лицу, осторожно снимая его. Если бы она была в перчатках, то взялась бы за ткань смело, а так, как это были митенки, следовало соблюдать осторожность. «Холщовая рубашка?» - предположила Миран, разглядывая её. Коридор, в котором они оказались, был действительно очень узким, так что вновь оказавшийся на полу факел давал достаточно света, заодно заставляя волосы эльфийки пламенеть, а доспех незнакомца — отражаться алым блеском. «Значит...» Миран проковыляла несколько шагов вперёд, подальше от двери, и покачнулась слегка, но вновь обрела равновесие, прислонившись рукой к стене, а затем развернулась к мужчине.
   - Это правда, - не совсем дружелюбно спросила она, - что вурдалаки живут в среднем всего несколько месяцев после того, как заразились скверной?
   Эльфийка держала между пальцами кусочек ткани, по правде говоря, желая поскорее избавиться от него, но не подавала на это виду. Сейчас, оказавшись наедине с незнакомцем, она снова погрузилась в привычный для себя образ — тот самый, в котором она годами пребывала, будучи ученицей в Кругу Магов. У этого были, разумеется, свои причины, но магичка старалась их подавить,  поступив привычным образом — сконцентрировавшись на деле. В текущем случае это означало получить ответы на интересующие её вопросы, и ничего больше, и её вид целиком и полностью подчёркивал это. [icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-04-24 18:28:58)

+3

5

Ситуация ухудшилась. Впрочем, с большей вероятностью сказал бы, что ситуация стала потенциально катастрофической. И дело даже не в том, что он завис в воздухе, перепрыгивая через невесть откуда взявшуюся морозную руну, и не в том, что его зажала в клетку явно не умеющая смотреть под ноги магичка, а в том, что где-то за его спиной прыгает крикун, а он ничего с этим не может сделать! Более того, пленившая его маг если не лишилась, то значительно уменьшила свои шансы на выживание в этой передряге. Девушка, мельком бросила на него взгляд, странным образом запомнившийся Тарису, схватила его факел и убежала вперед, оставив Стража в темноте и одиночестве. По крайней мере, Тарис очень надеялся, что в одиночестве.
«Вечно эти маги суют свой нос везде, устраивают бучу, а остальным потом разруливай…» - раздумывал Страж, слушая как в ушах стучит кровь. Чутье скверны отчетливо говорило, что по близости есть порождения, и опыт подсказывал Грэхэму, что одним крикуном они не отделаются. – «И зачем она только убежала, я же не нарочно чуть не пришиб ее щитом». Тарис подумал о столь подло умыкнутом факеле и забеспокоился о своем щите, но насколько он запомнил предшествовавшие его пленению мгновения, вроде бы магичка его не тронула. Да и наверняка тяжеловат он был для нее, хоть ее внешний вид и говорил о том, что она не робкого десятка и может постоять за себя. Тарис попытался сконцентрироваться на опасности, но освещенное затухающим факелом веснушчатое лицо настырно лезло в голову.
Заклинание перестало действовать без малейшего предупреждения: в один момент Грэхэм пытается понять, не стечет ли ползущая по спине струйка пота ему в портки, в другой он с грохотом падает на каменный пол пещеры, на четвереньках подпрыгивает к щиту, делает кувырок и встает в защитную стойку. – Один. Пока. Нужно догнать эту магичку, пока она не собрала здесь всех порождений в радиусе ста миль, своими заклинаниями.
Грэхэм бросился в ту же сторону, что и девушка, пробежал пару десятков шагов, краем глаза заметил проход направо, но решил, что та вряд ли стала сворачивать. Тарис ускорился, едва не налетев на частично обрушившуюся стену, выбежал в более широкий зал и, услышав шаги в дальнем правом конце зала, бросился было в ту сторону, но внезапно раздался вопль и в то же мгновение по щиту Грэхэма скрежетнул зазубренный клинок. Страж рефлекторно контратаковал, но тварь была шустрая и просто отпрыгнула назад, сделав кувырок через себя. Грэхэм ушел влево, разворачиваясь, чтобы посильнее размахнуться и поймать крикуна на атаке. Маневр почти удался, но крикун в последний момент сместился вбок, так что удар Стража не перерубил его по полам, как задумывалось, а только отрубил ему руку. Тварь зашипела, отпрыгнула от воина и скрылась в темноте, забрызгав пол зала черной слизью. Тарис стер наручником стекшую на кончик носа каплю пота, издав характерный звук и боком двинулся в сторону проема в дальнем конце зала, не сводя глаз с того темного пятна, в котором растворился крикун. Нужно было догнать девушку, даже если его недавний противник и вернется в дырку, с которой вылез, по близости могли быть и другие – причем совсем рядом.
Он ее увидел, когда та подбегала к колонне и хотел было окрикнуть, поскольку он увидел разворачивающегося к ним вурдалака раньше нее, но предупреждающий крик был подавлен удивлением, от того, как ловко магичка разделалась с вурдалаком. Та понеслась дальше в сторону еще одной двери, а Грэхэм побежал следом, задержавшись лишь на мгновение, чтобы воткнуть меч в глотку недобитого вурдалака. Тарис вспомнил о собственной оплошности, сделанной буквально пару десятков секунд назад и хмыкнул, но времени раздумывать не было – девушка-маг могла снова удрать, а вместе с ней и единственный, если не считать гномьих лириумных вставок в стены, источник света.  Страж нагнал ее возле стены, шмыгнув за ней в проход и присоединился к закрыванию двери, которая никак не хотела поддаваться – видимо годами не смазывавшиеся петли конкретно приржавели друг к другу.
Тарис несколько вдохов простоял у двери, просчитывая ситуацию, в которой они оказались. Страж не мог не заметить четырех голяков, столпившихся у входа в пещеру. В принципе, какой-то чрезвычайно серьезной опасности они не представляли, но, если есть возможность сэкономить силы, то ей стоит воспользоваться. К тому же, он так и не смог полностью оценить степень угрозы – все, с кем они на данный момент столкнулись, могли быть единичным отрядом. Настораживал только вурдалак, но скорее всего это просто неудачливый местный житель, пораженный скверной. Грэхэм повернул голову к девушке, отрешенно наблюдая странные манипуляции с посохом, которые та проводила. Когда она неловко пошатнулась, словно наступила на камень, Грэхэм непроизвольно дернулся вперед, чтобы подхватить ее, но увидев, что та снова выпрямилась – отпрянул.
- Правда, - ответил он на вопрос девушки. Несмотря на то, что ей также нужно было перевести дух, после предыдущего забега, ее речь звучала собранно, а голос был приятным. – Но лучше бы они не выживали вообще. Досадно, что столь сильных духом людей, способных противостоять скверне, постигает столь печальная участь.
С этими словами он приблизился к незнакомке, глядя ей прямо в серо-голубоватые, чуть насмешливые, как ему показалось, глаза, протянул руку и аккуратно снял лоскут ткани с ее необычного посоха.
- Теперь его муки окончились. – Тарис, не отрывая взгляда от девушки, медленно протер куском ткани сначала одну, потом другую сторону меча и вложил его обратно в ножны. Грэхэм пытался понять, чего стоит ожидать от этой магички, на что она способна в их ситуации и будет ли она обузой, особенно учитывая ее подвернутую, как показалось Тарису, ногу. То, что она умела за себя постоять было очевидно – это было видно и по ее обмундированию, и по тому, как она ловко заключила его в клетку, и даже по стройной, но не чересчур хрупкой фигуре. Последняя, кстати ему показалась немного странно-вытянутой, и в голову Стража стали закрадываться кое-какие сомнения.
- Нам было бы неплохо выбраться отсюда, как твоя нога? – Бросил Грэхэм, через плечо, подходя к другой двери, которую он заметил в конце этого же коридора. Он попытался придать голосу как можно более обыденный тон, чтобы незнакомка не почувствовала себя под опекой – подобные дамочки обычно этого не любят. – Если не сможешь идти, придется оставить тебя здесь, причем свой факел я заберу. – Полушутя, полусерьезно произнес он снова, поворачиваясь к девушке-магу и тут же почувствовал себя неловко, когда понял, что все это время зря на нее злился – факел-то не его! Свой он благополучно выбросил перед тем как взять крикуна на таран.
- Кхм, - кашлянул он, – в общем я предлагаю попытать счастья в той стороне. – Он указал на дверь за спиной. – Порождений там нет, - он на мгновение замолчал. – По крайней мере близко нет. Но дальше может быть опасно. Он сделал серьезное лицо и угрожающе выпучил глаза, но вышло скорее глуповато, чем убедительно. Эта девушка с веснушчатым лицом заставила его вести себя странно, чего не случалось уже давно. К счастью для Грэхэма, уже через минуту они пробирались сквозь новые коридоры, высеченные в скале гномьей рукой, где различить задумчивое выражение лица Стража было проблематично.

***
- Я заметил на полу множество следов, выглядящих людскими. Это ваши люди успели здесь поползать?
Тарис решил выстрелить наугад, сделав предположение о принадлежности девушки к отряду Инквизиции, и в общем-то угадал, за исключением догадки о следах. С удивлением он выслушал причину, заставившую магичку спуститься в эти пещеры. – Я слышал грохот, теперь понятно, что это было. В худшем случае завалило несколько выходов, но серьезных причин для беспокойства нет – по моим сведениям, ходов здесь великое множество и в пещерах можно выжить достаточно долго даже без припасов. Если знаешь как. – Он подмигнул спутнице, но затем добавил серьезно. – Мы найдем ваших людей, если они еще живы.
В последнем Тарис не был уверен. Учитывая обстоятельства, их скорее всего уже прикончили порождения тьмы. Был шанс, что те выжили, но тогда они должны были как-нибудь выдать свое присутствие: например, попытались бы подать сигнал оставшимся снаружи. Да и уходить вглубь пещер, чтобы выбраться из них, кажется решением весьма нелогичным. «Прямо, как то, чем мы занимаемся сейчас», - подумал еще про себя Страж.

Отредактировано Грэхэм Тарис (2018-04-28 01:02:43)

+2

6

То, что незнакомец является представителем ордена Серых Стражей, Миран поняла — точнее, заметила — когда его охватило задействованное ею силовое поле. Такие вещи попросту не могут остаться незамеченными, но в пылу всего происходящего сознание эльфийки вытеснило данную информацию на второй план. Теперь же, когда магичка, слегка наклонив голову, обратила на мужчину свой взгляд, понимание его принадлежности к ордену всплыло на поверхность, определяя все её дальнейшие мысли. Эльфийка всегда имела неоднозначное отношение к этим людям, но в свете недавних событий оно кардинально изменилось. Привыкшая рассуждать прагматично, но внутренне никогда не теряя связи со своим эмоциональным планом, магичка не спешила что-либо говорить. В конце концов, встретить Серого Стража в любых подземельях — это редкая удача и ценная возможность, которую нельзя отставлять в сторону. Встреться они на поверхности, Миран, вполне вероятно, не стала бы вступать с ним в какой-либо контакт, но здесь, в подземных коридорах, её решения определялись совсем другими факторами. «Путь назад отсечён, - рассуждала она. - Что таится впереди — неизвестно. Одно ясно — в этом месте полно порождений тьмы, и глупо отказываться от компании человека, который умеет и знает, как сражаться с ними». Миран никоим образом не затронули события Пятого Мора — в то время она только-только перевелась в Круг Магов Вал Шевина, и, надо сказать, происходящее в соседней стране было одной из причин, что побудило магичку взяться за исследование порождений тьмы и всего, что было с ними связано. Тем не менее, имея достаточно внушительное впечатление о них, эльфийка понимала, что в одиночку здесь, под землёй, ей не выжить. В частности, её пугала не столько возможность пасть жертвой физической мощи порождений тьмы, сколько заразиться скверной. Любой человек, едва задумавшись об этом, испытывал по меньшей мере сильное чувство дискомфорта, и в данном случае Миран не являлась тому исключением. К слову, это впечатление лишь усилилось совсем недавней встречей с вурдалаком, чей кусок облачения она сейчас держала в руке. «Это ужасная судьба,» - с мрачной настороженностью рассудила магичка, отбрасывая в сторону кусочек ткани и наблюдая за тем, как он опускается на пыльный пол, охваченный отблесками огня. И всё же ей не понравился тон, с которым Серый Страж отозвался обо всём этом. У эльфийки сложилось впечатление, будто он не придавал нужного значения произошедшему. «Это ваша обязанность, - подумала, пристально глядя на него, Миран, - трудиться и делать так, чтобы этого никогда не происходило». Она сомневалась, чтобы Инквизитор или кто-нибудь из её приближённых когда-либо отозвался об упущенной человеческой жизни в таком ключе. Делать скидку на то, что для Стража это, возможно, был уже сотый случай чего-то подобного, она не стала — как бы ни складывались обстоятельства, нельзя охладевать ко всему окружающему настолько, чтобы перестать достойно оценивать человеческую жизнь.
   - Моя нога в порядке, - сухо ответила эльфийка.
   На самом деле, неприятные ощущения были достаточно сильны, чтобы любой другой человек захотел бы присесть и, по крайней мере, разработать мышцу, но Миран предпочла не придавать этому значения. Меньше всего ей хотелось предстать перед глазами Стража эдакой изнеженной магичкой с поверхности — уж их маги-то наверняка и не с такими травмами рвались в бой. А подземелья, как не крути, меняли восприятие людей — кто-то здесь находил в себе небывалую силу, другие же растрачивали и то, что, казалось бы, имели до этого. Эльфийка входила скорее в число первых — замкнутые пространства и неизвестность воздействовали на неё бодрящим образом, заставляя действовать и искать решения, пока не будет достигнута её цель. В текущем времени она заключалась в том, чтобы выбраться на поверхность и, если будет такая возможность, попутно выйти на след группы работников Инквизиции.
   - Это мой факел, - подчёркнуто заявила Миран, заговорив чуть более глубоким и низким голосом, чем прежде.
   Страж вёл себя достаточно открыто, но магичка по-прежнему не шла ему навстречу. «Это было бы очень в духе новой политики вашего ордена,» - подумала она в ответ на предупреждение мужчины, будто бы он оставит её позади, если эльфийка не сможет идти дальше. С её стороны самым подходящим вариантом было бы продолжить свой путь в гордом одиночестве, но опять же — обстановка вносила свои коррективы в её поступки, приглушая всяческие, моментами даже совсем нерациональные желания.
   - Насколько понимаю, Серый Страж, - она вернулась к своему прежнему, полуофициальному тону, - ты  - не отбившийся от группы боец, а потому часть пути мы можем проделать вместе. Но я также хочу предупредить тебя — случись что, я не останусь сражаться с тобой. У меня есть свои причины находиться здесь, и они не связаны с борьбой с порождениями тьмы.
   Это был странный способ склонить его к сопровождению, но Миран привыкла решать вопросы с незнакомцами деловым путём. По-хорошему следовало предложить ему какое-нибудь соглашение — она не знала толком, представляют ли деньги какой-либо интерес для Стражей или в качестве оплаты они предпочитают что-то другое, - но эльфийка решила не торопить события — быть может, они окажутся друг другу полезными, и тогда никто никому не останется должен. Поспешностью действий Миран никогда не отличалась, потому и в этот раз предупредила своей сдержанностью любые необдуманные поступки. Страж, в свою очередь, хмыкнул и приступил к делу, сообщив немаловажную для них обоих вещь.
   - Тогда двинемся в ту сторону, - согласилась Миран, поднимая с земли факел и подходя небыстрым шагом к мужчине. - Возможно, нам повезёт, и мы сможем выйти к тому коридору, где встретились ранее.
   Это было бы наиболее удачным для них исходом в сложившейся ситуации, но шансов, что именно так всё и сложится, было немало, и они значительно уменьшились, когда магичка и Страж продолжили свой путь.
   Внимательно прислушиваясь к звукам и водя взглядом по стенам, эльфийка позволила мужчине самостоятельно отпереть дверь и двинулась вслед за ним по коридору, стало быть, ещё более узкому, чем тот, в котором они находились до этого. Вполне очевидно, что он отклонялся от того места, куда желала попасть Миран, но делать было нечего — едва ли Серый Страж мог пробиться сквозь стены. Никакими заклинаниями схожего действия магичка также не владела, поэтому оставалось идти дальше, будучи ведомыми самими коридорами. Чрезвычайно полезным оказался факел — без него они окунулись бы в полную темень и не смогли бы разобрать ничего, даже собственных рук. А ещё, вполне вероятно, что эльфийка окончательно подвернула бы себе ногу — местами пол был настолько выщерблен, что нужно было внимательно следить за тем, куда её поставить.
   Когда Серый Страж наконец заговорил, Миран даже почувствовала себя немного некомфортно. Они блуждали по коридорам, местами превращающимся в пещерные ходы, но никогда не перерастающим в полноценные помещения, уже несколько часов — у магички было неплохо развито чутье касательно времени, поэтому она с уверенностью могла сказать, что на поверхности уже должен был наступить поздний вечер. За всё это время они со спутником практически и словом не обмолвились, и теперь его голос в узком коридоре прозвучал так, словно с Миран вдруг заболтало само это место.
   - Силы Инквизиции решили расчистить одну из здешних пещер, - решив не таиться, по крайней мере, на счёт этого, ответила спокойным голосом эльфийка. - Во время работ случился обвал. - Продолжая идти вперёд, она перевела взгляд на Стража, посмотрев ему в лицо. - Несколько человек остались внутри коридора. Когда вход был расчищен, их на месте не оказалось.
   Мужчина выделил себе всего лишь пару секунд на размышления, после чего решил подбодрить её, насколько умел. Миран опустила взгляд и увела его вперёд по коридору. «Возможно, - рассуждала она, - работники ушли другим коридором, и мы попросту разминулись. В таком случае, я волнуюсь понапрасну». Эльфийка очень серьёзно относилась к поручениям, которые она получала в Инквизиции, а потому чувствовала себя ответственной за этих людей. «Мы пришли сюда искать пропавших, - мрачнея, думала она, - а вместо этого потеряли ещё нескольких». Серый Страж был прав, говоря о том, что работники могли погибнуть, но Миран не желала этого допускать. При наличии стольких солдат и умелого мага поблизости, это было абсурдом. И эти люди, и те, ради которых они сюда прибыли, должны были быть найдены или, по крайней мере, их исчезновение должно было быть чем-то объяснено — но магичка всё же рассчитывала на первое. Только сперва им самим нужно было выбраться, так как был необходим организованный поиск; они же попросту продолжали блуждать.
   «Сколько ещё могут продолжаться эти ходы-коридоры?» - подумала Миран, когда они приблизились к очередной, слегка покосившейся двери. Обычно за ними крылся очередной коридор, потому-то магичка и удивилась так непритворно, когда пересекла дверной проём, обходя Серого Стража и оказываясь в просторном помещении. Место, в котором они очутились, действительно напоминало огромную пещеру — по приблизительным расчётам, здесь бы запросто уместился целый дракон. Стены и в особенности потолок практически не сохранились — они напоминали пещерные своды, а вот громоздкие колонны, уходящие ввысь, и пол, выложенный из внушительных, некогда отполированных квадратных плит, неоднозначно говорили о том, что это место было создано гномами.
   - Никогда в жизни не сталкивалась ни с чем подобным, - настолько тихо проговорила Миран, что едва ли сама могла различить звучание своего голоса.
   Они с Серым Стражем казались совсем маленькими по сравнению с окружающим пространством, и это соотношение не могло не поражать. В эльфийке моментально проснулся исследовательский дух — она практически потянулась к своему поясу, где обычно хранилась записная книга. «Нужно начать с измерения расстояний, - обводя широким взглядом всё вокруг, подумала магичка. - Затем зарисовки...» Вокруг было холодно настолько, что воздух пощипывал Миран за кожу лица. Ей даже показалось, будто откуда-то подул ветер — но откуда ему было тут взяться? Разве что где-то наверху имелись продухи, ведущие к поверхности, но разглядеть их отсюда было невозможно. Поражённая общим видом этого зала, эльфийка, практически забыв о своей лодыжке, прошла вперёд, завороженно глядя по сторонам. Вернулась к реальности она лишь тогда, когда набрела на чей-то предмет одежды, валяющийся на полу. Оторвавшись от визуального изучения зала, магичка присела рядом с находкой и попыталась развернуть её тупым концом посоха. Вещь эта оказалась совсем не такой запыленной, какой должна была быть, но вызывала вопросы не только этим. На поверку оказалось, что этот предмет одежды — крестьянская накидка. В деревнях их обычно шьют так — берут круглый кусок плотной ткани, вырезают дырку, сквозь которую будет продеваться голова, обрабатывают её, а внешний край — иногда и внутренний, если деньги позволяют, - обшивают полоской меха. Конкретно эта накидка, на взгляд Миран, скорее всего принадлежала женщине.
   Что обычная женщина делала на такой глубине подземных ходов, причём ещё совсем недавно?
   Эльфийка медленно поднялась на ноги и обернулась в сторону Серого Стража. Где-то высокого над их головами раздалось какое-то копошение. Миран пристально пригляделась к потолкам, пусть их и заволакивала темнота, а затем столь же прямо уставилась на своего спутника. Вопрос, который она хотела задать ему, так и остался невысказанным — эльфийке помешал звук, похожий на шкрябанье по стене. Чувствуя, как всё внутри неё затихает, привычным образом готовясь к битве, магичка отступила от находки — а та находилась между крайним рядом колонн и стеной зала, - и, выставив в сторону руку, призвала Серого Стража отодвинуться вместе с ней обратно к входу.
   - Должна предупредить, - успела сказать Миран, не сводя взгляда с ползущего к ним противника, - я плохо сражаюсь в группе.
   И тут всё завертелось.
   Мгновением ранее держась плечом почти впритык к Серому Стражу, эльфийка уронила факел и резко схватила в дробящую темницу спрыгнувшего рядом с мужчиной паука. Отскочив, магичка ещё один раз взглянула на врага. Его можно было описать тремя ёмкими словами.
   Громадный. Осквернённый. Паук.
   И тележка более маленьких, но таких же грозных паучков в придачу.
   Сцепив руки, насколько это было возможно, не выпуская при этим посоха, Миран постелила на пол перед спускающимся по стене пауком широкую и длинную полоску холода. Едва паук коснулся её своей ногой, эльфийка развела руки по сторонам в резком жесте, будто разрывая нечто невидимое, и подняла их вверх — лёд взорвался остроконечной стеной и застыл, покрошившись лишь в том месте, где ранил паука.
   Миран с силой вцепилась в посох, не отводя взгляда от паука и совершенно упустив из виду Серого Стража, в то же время надеясь, что имеющий опыт в подобных делах мужчина сможет вытащить их из этой передряги, а если и нет… Тогда ей придётся обрушить на зал всю ту силу, которой она обладала, чего ей делать не хотелось — ведь чересчур непредсказуем тот маг, что делает всё, чтобы выжить.[icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

+2

7

Путь к выходу оказалось найти несколько сложнее, чем предполагал Серый Страж. По необъяснимой причине, Тарис был уверен, что вот прямо за следующим поворотом они выйдут в зал, похожий на оставшийся позади и там не будет никаких порождений тьмы, крикунов, трупов рабочих и прочих неприятностей, которых стоило ожидать в их ситуации. Непрошибаемый оптимизм твердил, что все будет замечательно. Возможно, его подсознательно подбодрял тот факт, что ощущение порождений ослабевало. Возможно, его опьянила радость общения с живой душой, особенно после нескольких часов блуждания по пещерам в гордом одиночестве, где единственным немым собеседником был его верный, но потертый щит. Тарис смахнул рукой паутину, свесившуюся с выщербленного каменного свода, которая закрывала вид на проход позади. Проход чернел, не демонстрируя ни малейшего намека на просвет. Страж поскреб бороду, шуршащий звук прозвучал неприлично громко и Тарис быстро убрал руку от шеи, бросив взгляд через плечо. Ситуация, конечно, не требовала утонченных манер, но подтверждать статус немытой обезьяны своими действиями Грэхэм не хотел.
Какое-то время они пробирались через гномьи руины в молчании, одни коридоры, отделенные однотипными дверьми, сменялись другими и Грэхэм начал откровенно скучать. Страж шел первым, держа щит наизготовку, спутница освещала дорогу факелом, стараясь держать его чуть сбоку, чтобы тень воина не мешала ему видеть прямо перед собой. Когда они подошли к очередной двери, Страж снова сфокусировался, потому что догадывался о скорой смене обстановки из-за едва заметного изменения атмосферы – стало свежее. Открывшееся за дверью пространство было в разы больше того, в котором они только что находились, и даже больше, чем первая комната, где они с магичкой встретились. Мерцающий огонек факела не мог освятить всего пространства, но его размеры угадывались по слабому лириумному свечению стен. Некоторые из стен имели темные участки, казавшиеся странными, пока Грэхэм не понял, что это просто неосвещенные массивные колонны, поддерживающие рассыпавшийся свод пещеры. Тарис даже не заметил, как магичка его обогнала и вырвалась вперед.
— Вот это да-а, - присвистнул Тарис. – Кажется, я знаю, где взяли столько породы для тех каменных гномов на скалах!
Грэхэм повернулся в сторону спутницы, но улыбка пропала с его губ, когда он заметил то, над чем она склонилась. Он сразу распознал неприхотливый предмет одежды. И понял, что это означает: здесь проходили пропавшие. Или здесь они пропали окончательно. Он перехватил взгляд магички и кивнул в ответ на ее немой вопрос. «Паршивое здесь место». Словно в подтверждение его мыслей, сзади раздался шелестящий звук.
- До тех пор, пока ты не поджариваешь мне задницу, мне все равно как ты сражаешься. – Ответил он на реплику девушки, доставая из ножен свой меч, готовясь защищаться, когда паук нападет. В том, что это произойдёт Тарис не сомневался – он перебил достаточно этих тварей, чтобы уяснить их тактику. Паук спрыгнул с потолка и тут же замер, пораженный заклинанием магички. Грэхэм поморщился, понимая, что некоторое время назад он выглядел также, как этот гигантский арахнид. «С этой девчонкой шутки плохи», - подумал он усмехнувшись.
- Может дашь и мне немного повоевать, а? Побереги силы, что ли, -  недовольно проворчал он, разворачиваясь, и увидел, что с противоположной стороны к ним ползет куда более здоровый паук, зараженный скверной. Причем не один, а с целой свитой
«Твою мать!» - Тарис дернулся было в их сторону, рассчитывая быстро расправится с главной угрозой, но магичка среагировала быстрее, подняв между ними и пауками стену льда. Тарис чертыхнулся, и побежал в обход ледяной стены и примыкающей к ней колонны, чтобы оббежать преграду, но стоило ему забежать за каменный столб, как мимо со свистом пролетели осколки льда. «Так вот, что она имела в виду, когда говорила про неумение сражаться в отряде», - пронеслось в уме Стража. Он на мгновение представил свое тело, нашпигованное осколками, словно подушечка для иголок и поежился.
- Интересно, как меня отблагодарит ее отряд, если я оставлю эту сумасшедшую на съедение паукам? - пробубнил, Грэхэм себе под нос, выбегая из-за колонны и бросаясь на первых двух «малышей», размером с небольшого пони. Пара ударов мечом и те разлетаются в разные стороны в брызгах того, что заменяет им кровь. Магичка исчезла из виду, но очевидно было, что оскверненный паук все еще знал, где она, учитывая с какой целеустремленностью он засеменил вглубь зала.
«Эта дамочка умеет заставить за собой побегать», - невесело усмехнулся про себя Страж, кинувшись вслед членистоногому. В конце зала оказался проем, в который паук просто не помещался, Грэхэм успел увидеть, как в него прошмыгнула девушка и паук дернулся вслед за ней, угрожающе размахивая жвалами. Потом он повернулся и уставился на Тариса, своими восемью глазами. Страж взял щит на изготовку. Вдруг, паук резко взмахнул педипальпами и прыгнул на Тариса, но тот не будь дураком отскочил в сторону и тут же сделал контрудар, метя в брюхо арахнида. Удар попал в цель, из раны брызнула черная слизь, но паук будто этого не заметил. Он развернулся, семеня ногами и снова атаковал Стража, на этот раз просто ударив жвалами. Грэхэм выдержал удар, но в плече резануло болью, когда щит ударил по наплечнику. Бой грозил затянуться, а за это время с его спутницей могло случиться неладное. Грэхэм ушел от удара ногой, перекатился и прыгнул в тот же проход, в котором скрылась магичка. В этом помещении пахло сыростью, Страж рванул вперед, рассчитывая догнать магичку и еле успел среагировать, когда каменный пол пещеры вдруг резко сменился обрывом. Тарис чисто машинально прыгнул вправо, туда, где как ему показалось, была земля. Приземление получилось на удивление неплохим, Грэхэм сделал кувырок, гася инерцию, но при перевороте не удержал в руке меч и тот соскользнул с обрыва прямо в воду. Тарис поднялся на ноги, переводя дыхание и первое, что заметил это круги на воде, имевшей серебристый оттенок, придаваемый едва заметным наверху светом. Круги создавались фыркающей и наверняка очень недовольной магичкой, быстро приближавшейся к нему вплавь. Страж хотел было в шутку предложить ей нырнуть за утонувшим мечом, но сдержался, боясь получить ледяной шип в глаз. Когда девушка подплыла к обрыву, Тарис протянул ей руку и помог подняться. С головы девушки спал капюшон и в темноте Грэхэм разглядел длинные уши с заостренными кончиками. «Так я и думал – эльфийка», - подумал Страж.
- Держи, - он протянул магичке маленькую фляжку, которую всегда держал при себе, на случай если захочется промочить горло или срочно понадобится антисептик. – На какое-то время это тебя согреет. Он с интересом понаблюдал за реакцией эльфийки, сохраняя невинное лицо – ведь угощая напитком, скорее похожим на лаву, чем алкоголь, он руководствовался исключительно благородными намерениями.
- Неплохо бы нам было отсюда выбраться, но я понятия не имею как.
Тарис огляделся по сторонам, и заметил в полумраке прямоугольный проем, похожий на дверь. До сих пор, большинство дверей им повстречавшихся были не заперты и у Стража и в мыслях не было, что сейчас будет иначе. К сожалению, иллюзии Грэхэма разбились на ледяные осколки о неприступную дверь.
- Ты не могла бы сотворить какое-нибудь огненное заклинание? Может выход найдем быстрее, и ты согреешься… - обратился он к эльфийке. Ответ его искренне огорчил, не в последнюю очередь из-за того, что смотреть на трясущуюся от холода девушку было крайне неприятно.
- Тогда у нас нет другого выхода, кроме как карабкаться вверх, к тому проему, откуда идет свет. Судя по всему, у нас еще полчаса-час максимум, потом солнце зайдет и здесь станет темно как в… - он запнулся, вспомнив, что он не в казарме Андерфелса, а в приличном на первый взгляд обществе, - как в подвале.

***
Огненные светляки поднимались ввысь к наконец-то очистившемуся небу, Грэхэм сорвал очередной пучок еще мокрой травы и начал растирать им руки, пытаясь избавится от сосновой смолы.
- Я понимаю, что нам нужно в лагерь, но ты сама сказала, что до него далеко, а тебе сейчас необходимо согреться. В первую очередь. – Грэхэм раздраженно отбросил скомканную траву в сторону и протянул ладони к костру. – Согреемся, переведем дух и тогда отправимся каждый своей дорогой.
Он внимательно посмотрел на Миран, ожидая ее реакции. Тарис помнил, что он обещал ей, когда они только познакомились. Он действительно хотел найти пропавших без вести людей Инквизиции и тех пропавших гражданских. Проблема была в том, что он был почти уверен, что они найдут только трупы. Впрочем, Грэхэм догадывался, что если она сейчас попросит его напрямую, то отказать он ей не сможет.
- Мне нужно забрать свои вещи, я пока плохо ориентируюсь в этих местах, но от вашего лагеря дорогу найти смогу. Потом решим, что делать дальше.
В принципе, свое дело Страж сделал – увиденного было достаточно, чтобы отговорить неудачливого кузена Харгрора от попытки достать легких денег в Штормовом Берегу. Оставалось только отправить ему весточку. Проще всего это будет сделать, когда он доберется до оплота Инквизиции, и теперь нужно было только взвесить что лучше – прийти туда чуть раньше или вместе с отрядом.

+2

8

Магичка ненадолго - всего на одно мгновение ока, - упустила Серого Стража из виду, и этого было достаточно, чтобы замешкаться. Вместо того, чтобы атаковать противника уверенно и с запалом, она была вынуждена прежде рассчитать, не заденет ли заклинание её спутника, и это по понятным причинам тормозило её действия, что в данной ситуации было недопустимым. «Так вести сражения нельзя,» - подумала Миран, чувствуя, как волна холода от разлетевшихся ледяных копий обдаёт её. Если Серый Страж сунется под любую из её атак, это может закончиться для него не самым лучшим образом, а магичка, всё время оглядываясь на него, могла таким образом подставиться под удар. Противник же был силён и ловок, да и к тому же не имел таких проблем, поэтому пребывал в явном преимуществе. В этом бою, ещё и учитывая выбранную ими тактику ведения боя, эльфийка и её временный союзник располагали малым шансом на победу - каким-то образом мысль об этом просто возникла на уме магички, так что спустя полминуты после встречи с пауками она уже понимала, что это, скорее всего, окончится её со Стражем капитуляцией. Но Миран была, в первую очередь, ученицей Круга Магов и, в коей-то мере, прагматичной культуры. Её учили сражаться так, чтобы выходить из боя в целости из сохранности - жажда побеждать в магичке появилась уже после. Тем не менее, первоначально в ней был заложен инстинкт самосохранения, а тот основывался на утверждении, что отступление - не всегда является аналогом поражения. Подвиги хороши, и есть смысл совершать их, но только в том случае, если причина, сподвигшая человека на это, имеет глубокий смысл. В остальных случаях это всего лишь упёртость, самонадеянность и желание показать себя. Миран же, в первую очередь, была личностью рассудительной, поэтому решила отступить; оставалось только решить - куда.
   Страж во время боя вёл себя очень убедительно - было заметно, что подобное не является для него чем-то новым, непривычным. По сути, даже не взирая на его мальчишеские реплики (чего только стоил призыв оставить ему по крайней мере несколько противников - словно их здесь было недостаточно для них обоих!), они, в коей-то степени, были обоснованы. Даже если бы на мужчине не было узнаваемой по всему миру униформы, Миран вряд ли допустила бы мысль о том, что он - обычный вояка. Понимание этого позволило эльфийке без предупреждения броситься в другой конец зала. Сделала она это по двум, точнее даже, по трём причинам. Во-первых, она искала места, где можно было бы использовать свои способности без опасения задеть этим своего союзника. Во-вторых, магичка рассчитывала, что там ей попадётся выход в другое помещение или коридор, так как в настолько просторном пространстве было опасным оставаться. В-третьих, огромный паук попросту не оставлял ей выбора - он напирал в её сторону, и эльфийка должна была уйти с линии его атаки.
   Оброненный факел остался на своём прежнем месте - там, где она несколькими мгновениями прежде стояла плечом к плечу к Стражу, когда они были практически застигнуты врасплох. Миран было жаль его оставлять, но ей нужно было спасать себя, поэтому пришлось пожертвовать источником света. В ту секунду, когда она бежала вперёд, пересекая огромный зал, это имело не столь много смысла, чтобы озадачить магичку. В тот момент её мысли были связаны чем-то иным - тёмным проёмом, которые выловили за колонной её глаза. «Выход,» - сообразила магичка, устремляясь ему навстречу. Скаканув в его сторону, она буквально затылком почувствовала, как на том месте, где она только что находилась, паук угрожающе взмахнул конечностями, но ему уже было её не достать, потому как эльфийка оказалась вне досягаемости от противника; для того, чтобы пролезть в такой проём, он должен был быть многократно меньше размерами. Оглянувшись лишь раз, Миран видела как Серый Страж вступил в схватку с осквернённым пауком и, похоже даже, показал тому, почему встреча с представителями его ордена — не самое лучшее мероприятие, на котором может поучаствовать что-то, чьё название сочетается со скверной и производными от этого слова. Эльфийка, в свою очередь, не пожелала, чтобы её обдало хоть бы и каплей этой мерзости, поэтому она осторожно отступила, отшагнув от прохода задом наперёд, а затем развернулась и, слыша за спиной  звуки, издаваемые маленькими членистоногими, спешащими вслед за своим осквернённым предводителем, побежала вперёд.
   Пространство, в котором она оказалась, больше всего можно было описать словами: «пещерный ход». Магичка ощущала неровности под подошвами ног, задевала плечом столь же неровные стены, словно этот проход был выщерблен в этом месте не самым умелым каменотёсом. Вполне вероятно, что это было природное образование, а не вконец испорченный и заброшенный коридор гномов, а потому Миран стоило быть осмотрительнее, но она поддалась какому-то внутреннему импульсу и оглянулась на ходу, хоть и было слишком темно, чтобы выцепить хоть что-то больше силуэта. Она хотела убедиться, что Страж идёт по её следам - иначе, почувствовалось ей, это будет похоже на то, что она бросила своего союзника. Такого исхода ей не хотелось, но подобная забота, а точнее - её последствия, не обошли магичку стороной.
   В какой-то момент - вероятнее всего, в тот самый, когда она повернулась половиной корпуса назад и всмотрелась в остающийся позади проход, но продолжила идти вперёд, - одна из её ног внезапно потеряла почву под ногами. Всё внутри Миран напряглось, и она попыталась ухватиться за что-то, чтобы не провалиться, но всего-навсего ободрала руки об шероховатые стены, так и не сумев ничего предпринять по этому поводу.
   Падение, по сути, было совсем недолгим, но достаточно продолжительным, чтобы магичка успела в лёгком импульсе паники взвесить, не разобьётся ли она с такой высоты, и что следует сделать, чтобы этого не произошло. Но опять же - потому как расстояние от её прежнего местонахождения до места приземления было не таким уж большим, она не успела сделать ничего. Но хоть бы и позорного визга не издала - и на этом хорошо.
   Поверхность, встретившая её, к счастью, оказалась не твёрдой. Миран вполне могла расшибиться о каменные плиты пола или пещерные сталагмиты, но вместо этого неожиданно её объяла вода. Плюхнувшись в неё, эльфийка не сразу поняла, что произошло - меньше всего она ожидала оказаться в какой-то жидкости. Первым ощущением было именно это - попадание во что-то, что не позволило разбиться. Во вторую очередь уже пришло ощущение холода - вода пропитала её одежду так быстро, что у эльфийки не было и шанса сохранить сухим что-либо, кроме волос и капюшона на голове. «Надо выбираться,» - приподняв взгляд кверху, сказала себе магичка. Место, в котором она очутилась, было странным. С одной стороны, оно напоминало просторное - но не громадное, - гномье помещение, с другой - расселину. Об этом свидетельствовал слабый свет, попадающий сюда сверху, с открытого неба.
   Серому Стражу, по всей видимости, удалось настигнуть её, так как магичка услышала его голос. Судя по всему, ему повезло больше, потому что Миран не слышала всплеска воды. Сама же она уже начинала ощущать все прелести того, чтобы промокнуть на холоде, а потому поплыла прочь от того места, куда ей угораздило попасть, навстречу суше. Вскоре её ноги достигли «берега» - вероятнее всего, это был никакой не водоём, а углубление в зале, так как его окольцовывали ступени. Выбравшись из воды, Миран поняла, что при полёте выпустила посох, поэтому ей пришлось возвращаться за ним. К счастью, нырять не нужно было - там, где он нашёлся, магичка могла уверенно стоять на обеих ногах, и вода дотягивалась ей только до груди. Вновь выбравшись из воды, Миран попыталась взять себя в руки и, по крайней мере, не стучать зубами от холода, но это было сложно сделать: в этом месте сошлись сразу две вещи — холод пещер и холод воздуха, поступающего сверху.
   Лишь единожды взглянув на Серого Стража — когда он протягивал ей руку, чтобы помочь выбраться, а она вежливо проигнорировала его жест, - эльфийка осмотрелась по сторонам. «Вне всякого сомнения, - подумала она, - здесь должен был быть зал или, по крайней мере, какой-то холл, соединяющий разные ходы». Теперь тут была только расселина, выход из пещерного хода, откуда она вывалилась и до которого сейчас было не дотянуться. Там, где находилась Миран, возле скальной стены имелась неровная полоска не затопленного пола и одна-единственная дверь. Но, прежде, чем подойти к ней, магичка прошла в сторону - ей на глаза вновь попался какой-то предмет. Присев на корточки и выставив руку в предупреждающем жесте, чтобы Страж пока не подходил к ней, эльфийка присмотрелась к вещице, лежащей на полу. «Кукла, - отметила Миран. - Обычная деревенская кукла. Сшитая из холщовой ткани, волосы из необработанной нити, глазки — из засушенных ягодок». Она была чуть больше ладони магички, и та, убедившись, что кукла ничем не опасна, взяла её и запихнула  во внутренний карман своей куртки.
   Поднявшись на ноги, эльфийка вернулась к Стражу, который тут же предложил ей какую-то дрянь. Не то чтобы магичка обладала безукоризненным вкусом - хотя, если так подумать, вкус у неё был действительно изыскан, - и пила исключительно лучшие напитки, которые только могут предложить на каком-нибудь орлейском балу, но хвататься за первую предложенную ёмкость ни за что бы не стала. Мало того, что её эльфийке подсовывал малознакомый мужчина, так ещё поди разберись, что за бурда там понамешана и зачем она вообще нужна, раз Страж таскал её с собой заместо воды.
   - Вынуждена отказаться от сего заманчивого предложения, - ответила магичка и мазнула по мужчине одним из тех своих взглядов, что отсекали любую возможность продолжить начатую тему.
   Мгновением после Страж заинтересовался единственной имеющейся здесь дверью, и Миран, выдержав недолгую паузу, последовала за ним. Даже после того, как у мужчины не получилось открыть её, эльфийка заменила его и попыталась сделать это сама, убеждаясь наконец, что та не поддаётся. На вопросы Стража про использование огненной стихии магичка ничего не ответила - во-первых, потому, что была научена опытом не распространяться о своих возможностях, а, во-вторых, такими навыками она не владела, а потому её бездействие в данном плане вполне подходило в качестве ответа.
   - Попробуем подняться на поверхность, - будто нехотя сказала наконец эльфийка, взглянув на мужчину, и подошла к «стене» расщелины.
   Там, в стороне от двери, имелись выступы. На ступени это не походило, но могло быть использовано для того, чтобы подняться наверх; правда, Миран не была уверена, что на каком-то этапе пути эти выступы не закончатся, и тогда им придётся с осторожностью спускаться обратно. Тем не менее, оставаться здесь, внизу, они тоже не могли. Если бы только магичка не промокла в воде, у них было бы чуть больше вариантов, а так выход был только один — срочно предпринять всё, что в их силах, чтобы обзавестись возможностью согреться, прежде чем температура тела понизится до такой степени, что эльфийка больше не сможет функционировать. Поэтому, недолго рассуждая об этом, Миран подошла к выступам и оглянулась на Стража.
   - Поднимайся первым, - сказала она. - Я полезу следом. Если тебя это не затруднит — на каждом выступе приостановись и подержи мой посох, пока я не поднимусь к тебе.
   Последнее прозвучало как-то далековато от просьбы, но Миран на самом деле не собиралась ничего требовать у Серого Стража - если бы он отказался, она бы приняла это за данность и принялась бы искать другой способ, как подняться наверх, не оставляя здесь своего боевого посоха. Мужчина, в свою очередь, оказался то ли не настолько груб, каким мог бы сойти со стороны, то ли рациональным, но, в любом случае, он помог эльфийке и спустя минут десять-пятнадцать они наконец оказались на одном из склонов Штормового Берега, под скальным навесом и видом на море, что заслоняли едва шевелящиеся на лёгких порывах ветра деревья.
   Миран сразу же приступила к разработке плана. Раз уж они оказались в одной лодке с Серым Стражем, то должны были вести себя, как союзники. Вместе они насобирали крупных веток, чтобы сделать из них костёр, правда, мужчина справился с этим лучше, но эльфийка и не собиралась конкурировать с ним на этом поприще - для неё самым главным было поскорее добраться до огня. Рассекать искру также было предоставлено Серому Стражу, и он не стал долго тягаться с этим, так что вскоре подсохший мох загорелся между ветками, давая магичке шанс не замёрзнуть с наступлением ночи.
   - Нужно больше огня, - сказала, обращаясь к своему спутнику, Миран и глянула на него боковым зрением. Ей не хотелось просить, и она не знала, как это высказать, но отмалчиваться и дальше было невыгодным для них обоих. - Возможно, стоит нарубить сучьев - сделай это, если, разумеется, не опасаешься затупить свой меч.
   И прежде, чем он развернулся, добавила:
   - Мне нужно отжать одежду, поэтому можешь не торопиться, а ещё лучше — насвистывай, чтобы нам обоим не оказаться в неловком для себя положении.
   Светить неприкрытыми частями тела перед Серым Стражем магичка не собиралась, поэтому решила высказаться прямо. На первый взгляд, он создавал впечатление человека порядочного, но с другой - они были практически незнакомы, да и к тому же наедине друг с другом и далеко от других людей. Миран не считала себя красавицей, способной покорить любое сердце, но для тех, кто порой проводит под землёй целые недели, красота - не главный критерий. Словом, она не хотела испытывать ситуацию, а потому была весьма прямолинейна. В целом, если бы это не сработало, эльфийка всегда была наготове, чтобы использовать силовое поле или — что ещё лучше - дробящую темницу.
   Убедившись, что Серый Страж ушёл, магичка сбросила с себя ткань, обмотанную вокруг шеи наподобие шарфа, потяжелевшую куртку и сапоги, встав ногами, обёрнутыми влажными обмотками, на густую траву. Следом она сняла с себя все элементы брони — нагрудник и наспинник, наплечник, наручи и щитки с ног. После Миран стащила с себя митенки и ножные обмотки. Ещё раз осмотревшись вокруг и чувствуя себя весьма неуютно, эльфийка взялась за край обтягивающей её кофты из плотного материала и стянула её через голову. Ветерок тут же пробежался по её коже, оставляя на ней гусиный след. Как можно быстрее она отжала предмет одежды, применяя всю свою силу, и, немножко замешкавшись, всё же распутала обмотанную вокруг груди широкую ленту ткани и отжала её тоже. Одевшись обратно, Миран проделала то же со штанами и нижним бельём. Где-то неподалёку послышался незатейливый свист и, заторопившись, магичка чуть не поскользнулась, стоя на одной ноге, но всё же удержала равновесие. Серого Стража она встретила с таким лицом, будто ничего в этой ситуации её не смущает и не заставляет испытывать чувства дискомфорта.
   Принесённых веток было достаточно, чтобы костёр разгорелся с новой силой. По высоте он дотягивался эльфийке до груди, и она была этим довольна. Достав две особо крупные ветки, она сделала из них палочки и воткнула в землю, впоследствии развесив на них свою куртку. Сапоги, ножные обмотки и перчатки Миран разместила возле костра, а сама пододвинулась к нему настолько близко, насколько это было возможно, при этом позволяя огню кусать себя жаром на непокрытых участках кожи, но терпя это в надежде, что таким образом она скорее высохнет.
   - Я не сказала, что мы пойдём туда, - подметила эльфийка, выслушав Серого Стража.
   После молчания, в котором они поднимались наверх и разводили костёр, у них состоялся недлинный разговор, входе которого Миран сказала, что им бы стоило вернуться в лагерь. Но это были лишь размышления, мысли вслух. Она хорошо осознавала, что до лагеря они дойдут не быстрее, чем через несколько часов - в лучшем случае четырёх-пять. Этот путь предполагал много опасностей - неизвестно, не встретится ли им сложный противник по пути, не настигнет ли их ливень и насколько успешен будет их переход по такой местности в ночной темноте. Здесь же у них был огонь и пока ещё погодные условия без дождя. Миран хотелось бы вернуться в лагерь по целому вороху причин, но она должна была признать, что оставаться на месте сейчас было гораздо целесообразнее.
   Стоя возле костра - эльфийке, быть может, и хотелось бы присесть, но она время от времени поворачивалась то одной стороной к костру, то другой, чтобы подсушить одежду со всех сторон, - магичка присмотрелась к мужчине. Ничто не мешало ему покинуть это место, и, тем не менее, он остался. Зачем? Почему? Возможно, ему нужна была передышка, и он использовал свой шанс. Вероятно, он что-то хотел от неё, но Миран с трудом представляла, что именно - из всего ценного, что при ней имелось, можно было назвать только броню и посох. В конце концов, она допускала возможность, что Серый Страж остался из чувства долга, что в организациях, подобных его, её члены испытывают практически на уровне инстинкта. Эльфийка была одинокой путницей в месте, полном созданий, которых он должен был побеждать. Оставить её одну означало бы пойти наперекор своему привычному образу поведения. Такой вариант был бы наиболее приемлем для Миран и, надо сказать, приятен тоже, но, даже если и так, это не меняло её предвзятого отношения, которое, к слову, могло стать проблемой.
   Поэтому, чтобы хоть немного развеять его, магичка спросила:
   - Откуда ты?
   На самом деле, она хотела знать гораздо больше. Со стороны это могло показаться обычным таким вопросом - ведь происхождение человека даёт немало информации о нём. В случае со Стражем это также казалось места, откуда он пришёл - была ли это база организации в Амарантайне, Орлее или, быть может, даже в Вольной Марке? Сейчас, когда всё настолько перемешалось, он мог быть откуда угодно. Но помимо всего прочего, Миран интересовало нечто куда более важное. «Был ли ты одержим ложным Зовом? - думала она, глядя на него прямо, будто прижимая к маленькой скальной плите, находящейся у него за спиной. - Сражался ли в крепости Адамант? Убивал ли своих собратьев и солдат Инквизиции?» Всё это оказалось невысказанным, но так или иначе проявилось во взгляде, да и внутри не оставило Миран равнодушной - она так явно ощутила порождённые этими мыслями эмоции, что сама едва не задрожала.
   - Инквизиция находилась здесь неспроста, - вдруг уверенным тоном заявила она, продолжая смотреть на Стража. Ей было холодно, и она слегка вздрагивала, но голос сохранялся ровным и требовательным к тому, чтобы на сказанное обратили должное внимание. - Некоторое время назад в Скайхолде заговорили об исчезновении целых групп людей в данном регионе. Сперва люди просто просили помощи в поисках их знакомых и родных. После стало понятно, что исчезнувшие люди связаны между собою. - Изначально Миран не собиралась раскрывать этих вещей, но в текущем времени это было попросту необходимо. - В общей сумме это несколько групп людей - беженцев, перемещавшихся по этим территориям в поисках нового дома, числом чуть более двух десятков. Никаких следов не имеется, будто они испарились. Обычные крестьяне, у которых нечего было бы забрать, просто исчезли. Мужчины, женщины… - Эльфийка наклонилась к своей куртке и достала из её внутреннего кармана куколку, отображавшую девочку в длинной белой рубашке с кривовато обшитыми красной нитью краями, очевидно призванными отобразить узор. Протянув её Серому Стражу, магичка добавила: - И дети. У меня есть основания полагать, что их исчезновение является результатом чьих-то спланированных действий, и всё намекает на то, что их следует искать в этих горах. Поэтому, - она протянула руку, чтобы забрать куклу, - мне может понадобиться твоя помощь. В случае, если ты не пожелаешь в это ввязываться, я попрошу об одном — помочь мне открыть ту дверь внизу и сообщить о моём местонахождении в лагере Инквизиции, который, по твоим словам, располагался неподалёку от твоего.
   Сомнений по поводу сказанного у Миран не было. Случившийся обвал, который должен был приостановить их деятельность, на самом деле стал отправной точкой в её расследовании. Проход обрушился не из-за камнепада; он просто рухнул или, если быть точным, был обвален. Работники Инквизиции вместо того, чтобы начать расчищать завал с той стороны, тоже куда-то делись. Серый Страж сказал, что видел следы - но Инквизиция только пришла сюда; они попросту не успели бы наследить в коридорах там, где ходил мужчина. Следующим намёком на происходящее стал вурдалак - судя по одежде, простолюдин, который «подхватил» скверну не более, чем месяц назад. Предмет женского гардероба в одном из залов, а затем куколка окончательно дали Миран понять, что они имеют дело не с исчезновением людей, а с их похищением. Кто-то умудрялся брать под контроль целые группы людей и, теряя лишь немногих, провести их по глубинным проходам, и теперь эльфийка была практически уверена - та дверь внизу была закрыта неспроста, и что наиболее важно - она была твёрдо намерена открыть её и идти дальше до тех пор, пока не найдёт виновника и похищенных.
   И неважно - одна или с кем-то. [icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-06-06 16:11:29)

+2

9

- Откуда ты, - спросила эльфийка, немного неожиданно.
- Из Ферелдена, - не задумываясь выпалил Грэхэм. – Или из Андерфелса. Или из Орлея. И даже из вон той, - он неопределенно махнул рукой в сторону, откуда они пришли, – пещеры. Все зависит о каком периоде мы говорим, - он кисло улыбнулся магичке. Тарис не особо хотел распространятся о том, что именно он здесь делает, но и особой тайны из своих целей и задач делать он тоже не собирался. Тем более, стоящая над костром магичка была человеком Инквизиции, так что рано или поздно она все равно все узнает. – В текущий момент направляюсь в Скайхолд, предложить свои скромные услуги Инквизиции и никак не ожидал встретить ее представителей тут, - он криво усмехнулся, но быстро перестал улыбаться, когда услышал твердый голос эльфийки. «Снова жертвы, ужасы и смерть, ничего не меняется уже много-много лет», - он кивал на каждую фразу магички, продолжая смотреть немигающим взглядом в костер, выйдя из оцепенения только, когда эльфийка протянула ему куклу. Он осмотрел ее поверхностным взглядом и вернул эльфийке, но, когда услышал упоминание о детях, едва заметно вздрогнул. Даже после всего, что он видел в своей жизни эта тема для него была чувствительной. Тарис помолчал с полминуты и затем коротко произнес, - Можешь на меня рассчитывать.
Понятно было, что обойтись могли и без него, также понятно было, что с ним эта задача становится чуточку проще, но Грэхэм не стал распространятся об очевидном. Порыв ветра разрушил хрупкую стабильность прогоревших в костре веток, и самая тяжелая из них рухнула в пепел, подняв очередной огненный вихрь, Тарис потянулся за новой веткой. Они сидели уже часа четыре и за это время Стражу уже пришлось пополнять запас топлива. Грэхэму было жутко лень опять подниматься, но посылать на это дело магичку было как-то не по-джентельменски, поэтому он обреченно вздохнул, бросил короткий взгляд, на опять вставшую в полный рост, все еще мокрую, словно цапля, эльфийку и пошел дальше искать еще не ободранные деревья. Понемногу начало светать и поиск уже не вызывал таких трудностей, как когда они только пришли сюда. Грэхэм приметил раздвоенное дерево с толстущей сухой веткой с дуплом и направился к нему обнажив свой нож. Страж постучал по дуплу и оттуда стремглав выскочила белка – похоже зверек устроил себе там гнездо. Белка не стала прыгать по веткам и истошно верещать, а умотала прочь, так что вряд ли это было гнездо с бельчатами. Да и в какое время они обычно плодятся Страж не имел ни малейшего понятия, в данный момент его беспокоил начинающий подавать признаки жизни живот и поживится орехами пришлось бы очень кстати. -Ага, попались! – пробормотал Тарис, нащупав что-то круглое. – Хм, интересно, как выглядит беличий помет. - Грэхэм недоверчиво достал руку и понюхал пальцы. Рука пахла сосновой смолой и немного ржавчиной, никаких дополнительных органических запахов замечено не было. Тогда Страж взял целую горсть и выудил из дупла целую пригоршню орехов, затем еще одну. Разграбив подчистую все запасы и возможно обрекая безымянную белку на голодную зимовку, Грэхэм набил себе карманы наживкой и принялся отпиливать сук ножом. Ветка оказалась неподатливой, поэтому пришлось ломать соседнюю – потоньше и еще живую. Вернувшись к лагерю, Страж подошел к эльфийке и молча протянул ей несколько орехов на ладони.
***
- Я успел рассмотреть ту дверь, о которой ты говорила ранее, - Грэхэм обратился к магичке, когда уже стало достаточно светло и шанс поскользнуться на мокром камне и разбить голову снизился до одного к трем. – Возможно, мне удастся ее открыть, но потребуется твоя помощь. Страж объяснил, что успел заметить небольшой проем в стене на высоте в три человеческих роста, чуть левее от двери, гномы такие делали обычно для циркуляции воздуха. Попасть туда по гладко обтесанной стене было не реалистично, даже при отсутствии затопления, но сейчас Тарис придумал как пустить этот факт на пользу. Когда они без особых приключений добрались до нужного места и немного поспорили о том, кто будет спускаться по хлипкой веревке вниз первым, Страж с серьезным лицом объяснил свой план до конца.
- Я видел, как ты манипулируешь льдом, и мне нужно чтобы ты кое-что для меня сделала. Видишь тот темный квадрат, - он указал рукой на стену рядом с дверью, - мне нужно туда попасть. Возможно, с той стороны мне удастся открыть дверь. Когда и если я туда проберусь, то постараюсь подать тебе сигнал, что со мной все в порядке. После этого дай мне час времени, чтобы открыть эту дверь, если через час ничего не изменится – уходи к лагерю, я выберусь оттуда сам. В этих пещерах великое множество ходов, - он пожал плечами, - и выходов, так что за меня не беспокойся. Ну, что скажешь?
Сказано – сделано, и спустя час времени, несколько неуклюжих падений и тонны бранных слов, Страж вскарабкался по шероховатой льдине к проему. Тот оказался довольно узким и Грэхэм всерьез забеспокоился, что ему придется снимать доспехи, но попыхтев ему все-таки удалось протиснуться на другую сторону. Стена оказалось толщиной метров пять. «Хорошо, что это не внешняя стена, вряд ли кто-то стал делать подобные тоннели врагам на радость.», - подумал Тарис.
Вот, наконец, квадрат прохода уже увеличился до такой степени, что через него стала видна внешняя стена, подсвеченная лириумом. Тарису показалось, что красноватый цвет стал еще более зловещим. После этой мысли, Страж ощутил присутствие порождений тьмы и удивился своей запоздалой реакции. Грэхэм протиснулся как гусеница последние полметра и высунулся из прохода, освободив руки, затем весьма экзотично вывернулся и свесился, зацепившись за край прохода, а затем спрыгнул на каменный пол. Зубы неприятно клацнули, но в целом приземление снова оказалось удачным, особенно учитывая высоту.
Спустившись, Страж первым делом подбежал к тому месту, где должна была, по его мнению, быть дверь, но обнаружил там только голую стену. Грэхэм прорычал что-то нечленораздельное, и побежал трусцой вдоль стены, рассчитывая найти все-таки проход. Тот обнаружился только метров через пятьдесят, Тарис зашел внутрь и оказался в коридоре меж двух высоких каменных стен. Пройдя по нему все те же пятьдесят метров, Грэхэм обнаружил небольшую квадратную комнатку, метра четыре в поперечнике в одной, из стен которой был рычаг и, собственно, открывавшаяся им дверь. Тарис снов ощутил приближение порождений тьмы и, не желая сражаться с ними без щита, который оставил по ту сторону с эльфийкой, дернул за рычаг. Из коридора послышался стук шагов по камням и какое-то шипящее бормотание. -Дава-а-ай, же, быстрее, - Грэхэм нетерпеливо забарабанил пальцами по холодному камню. Створки дверей начали с хрустом расползаться, Тарис увидел силуэт эльфийки и бросился было к ней, но его остановил невидимый барьер. Страж грязно выругался, развернулся и обнажил меч, встретившись взглядом с одним из вошедших в комнатку гарлоков.

+3

10

Никакой конкретики в словах Серого Стража, как она и предполагала, не было. На самом деле, Миран и не рассчитывала на честный ответ с его стороны. В теперешнем времена да учитывая обстоятельства, в которых были замешаны так или иначе все представители его ордена, у них был смысл сохранять в тайне то, чем другие люди порой делились, даже не задумываясь. Магичка, в общем-то, признавала право людей иметь какие-то секреты и сама, честно говоря, хранила несколько таковых, но в данной ситуации ей требовался чёткий ответ, который мужчина ей всё-таки не предоставил. Невзирая на это, эльфийка была намерена вытянуть нужную информацию из его слов — иной раз человек может выдать себя, даже неся полную околесицу. Понять, откуда в действительности был этот Серый Страж, оказалось чуть более проблематичным. В итоге Миран махнула рукой на возможность «прочитать» что-то между строк и просто вслушалась в его голос. Мужчина практически с некоторой насмешкой — она посчитала именно так, - попросту перечислил разные места, не давая никакого более чёткого намёка на своё происхождение, поэтому магичка прислушалась к его говору. У него определённо был не орлейский акцент. Даже более того, они разговаривали на Торговом, и из его уст он звучал очень складно. Означало ли это, что он мог являться ферелденцем или марчанином? «Какая, в конце концов, разница?» - перебила саму себя Миран. Значение имело лишь то, что он ожидаемо увильнул от конкретного ответа, и эльфийка взяла это во внимание — равно как и то, что Серый Страж намеревался отправиться в Скайхолд. По её мнению, в горной крепости и без него хватало представителей данного ордена, которые после падения крепости Адамант переселились в, так сказать, главную резиденцию леди-Инквизитора. Несомненно, когда Миран подумала об этом, в её взгляде на мгновение проявилось всё отношение эльфийки к данному заявлению. Но, благо, эта тема отошла в сторону — эльфийка сама не позволила ей развиться, разъяснив своему новому знакомому о целях своего пребывания в этой местности.
   Серый Страж, нужно отдать ему должное, вслушался в её слова с видимой участливостью — или же очень умело отобразил её, но Миран была склонна поверить в то, что конкретно данный вопрос, касающийся исчезновения беженцев, действительно не оставил его равнодушным. «Даже те, кто в крепости Адамант выступили против своих товарищей, в некоем роде не были лишены морали своего ордена,» - рассудила магичка. Как бы она ни пыталась, ей не удавалось выкинуть этот однозначно очень значимый нюанс из своей головы, и лишь только напоминание о людях, которые в данный момент нуждались в их помощи, мог на время отодвинуть предвзятость Миран к Серому Стражу на второй план. Эмоции, которые сквозили в выражении его лица, намекнули ей о решении мужчины ещё до того, как он озвучил его. Она предпочитала ходить на подобные задания либо в одиночку, либо в окружении людей, которые были ей более-менее знакомы, поэтому настоящего восторга от его согласия она не испытала, но было бы враньём утверждать, что это не было некоторым облегчением для неё — правда, таким, какое эльфийка никоим образом не проявила. Она сперва даже не стала ничего говорить в ответ, но несколько минут спустя, когда разговор уже, казалось бы, был полностью завершён, Миран всё же решила высказаться и промолвила в тишину, какой уж она была в этом достаточно шумном регионе:
   - Это будет непросто.
   Глядевшая всё это время в сторону, она перевела взгляд на Серого Стража и всмотрелась ему прямо в лицо, пытаясь глазами и их выражением заставить его осознать всю серьёзность их намерений. Рассказывать в подробностях, что могло ожидать их впереди, нужды не было — у Миран сложилось впечатление, что перед нею вовсе не новичок. Опыта у мужчины, сидящего по противоположную от неё сторону, было достаточно; она лишь хотела напомнить ему, что решения, принятые на волне решимости, иногда приходится оправдывать в обстоятельствах куда более сложных, чем может показаться в самом начале. Но по глазам она также видела в нём нечто свойственное ей самой — невозможность сойти с дистанции, если уже видишь цель.
   Когда Серый Страж поднялся, чтобы сходить за очередной порцией веток для их прожорливого костра, Миран осталась наедине со своими мыслями. Ей не слишком-то нравилось импровизировать и в любом деле магичка предпочитала сперва тщательно всё обдумать и лишь только затем действовать. Стоя в одиночестве возле пламени, она размышляла о всяких мелочах, которые медленно, но неумолимо перерастали в вещи чрезвычайно важные, требующие к себе особого внимания. Она пыталась собрать в голове все детали событий, участниками которых они являлись, и они настолько опутали эльфийку, что возвращение Серого Стража застало её врасплох. Среагировав на его появление как на внезапно объявившуюся опасность, она быстро заставила себя успокоиться. Мужчина молчаливо протянул ей свою ладонь, имея что-то в горсти. Миран недоверчиво глядела на него несколько секунд, а затем всё же приняла это что-то, оказавшееся орехами. Их было немного и всё это нельзя было посчитать ни достойным ужином, ни сытным завтраком, но всё же это было лучше, чем ничего. В конце концов, чтобы продолжить путь, им нужно было подкрепиться, а Миран уже чувствовала, как чувство голода у неё в животе начинает заявлять о себе. На самом деле оно было достаточно сильным, чтобы предположить — ещё пару часов без еды и питья, и ей начнёт мерещится, что над костром висит котёл, а из котла торчит жирная оленья нога. И это при том, что эльфийка питалась мясом лишь в исключительных случаях.
   Сна в ту ночь было совсем немного. Почувствовав, что одежда подсохла, Миран позволила себе немного отстраниться от костра; прислонившись спиной к одному из ближайших деревьев, она закрыла глаза и уснула. Это случилось приблизительно за час до рассвета, а потому, когда эльфийка разомкнула веки и взглянула на мир в следующий раз, было уже утро, а значит она проспала около двух-трёх часов. Усталость дала о себе знать, иначе она бы ни за что не стала спать, находясь в обществе незнакомца. Несмотря на то, что она не считала его разбойником, тем не менее, первые несколько мгновений после своего пробуждения магичка всё ещё посвятила тому, чтобы окинуть взглядом свои вещи. Все они оказались на месте. Одежда не могла высохнуть целиком и полностью за такой непродолжительный срок, но она не была насыщена водой, и это уже было хорошо. Миран развязала волосы, причесала их своей пятернёй, завязала их обратно в хвост и, немного подумав, сплела из него косу. Следом она обулась, надела на себя куртку и с большим удовольствием обмотала кусок ткани, служивший ей чем-то навроде шарфа, вокруг своей шеи. При необходимости его можно было накинуть на голову или прикрыть им лицо, но эльфийка пока не стала делать ни того, ни другого.
   Задушевных бесед с Серым Стражем спозаранку никаких не вышло. В такие ранние часы Миран была больше созданием думающим, чем говорящим, а её спутнику, по-видимому, для выражения своей активности был нужен кто-то, кто, по крайней мере, толкнул бы несколько раз его механизм болтовни, заводя его, чего магичка, понятное дело, делать не стала. Так и вышло, что в дальнейший путь они собирались практически в тишине. Чуть более бурные разговоры развернулись тогда, когда они оказались возле края расщелины, решая, кто первый будет спускаться в неё. Это помогло им не только помериться силой собственной упёртости, но и немного взбодриться.
   - Не сомневайся, беспокойство за тебя меня не одолеет, - произнесла с каменным лицом Миран, выслушав план своего спутника, когда они вновь оказались перед плотно запечатанной дверью в самом низу ущелья.
   Магичка хорошо относилась к людям и пыталась помочь им по мере возможности, но в подобных делах всегда придерживалась максимальной прагматичности, поэтому Серый Страж мог не волноваться о том, что его пропажа как-то повлияет на тот план действий, который эльфийка расписала для себя ещё прошлой ночью.
   - Предпочитаешь гладкую или шероховатую поверхность? - уперев руки в бока и глядя на проём, спросила Миран, не отказав себе в праве немного пошутить над предприимчивым мужчиной.
   В действительности она спросила это просто так — было ясно, что по гладкому льду Серый Страж не взберётся даже на полметра от земли. Взглянув на него, эльфийка удобнее взялась за посох, который нынче не хотела выпускать из рук, и направила магическую энергию в нужном ей направлении, попутно превращая её в ощетинившуюся шипами и застывшую ледяную волну. Прежде ей не приходилось использовать ледяную магию в подобных целях, поэтому, можно сказать, что в определённой степени магичка импровизировала, но результат оказался вполне подходящим для того, чтобы послужить своей цели. Карабкаться по такой поверхности было нелегко, но вполне возможно. Если бы Миран пришлось лезть вместо Серого Стража, она, быть может, и постаралась бы переделать что-то, но мужчина был в доспехах, при этом ещё и сам казался достаточно выносливым, чтобы преодолеть этот путь таким, каким он был сейчас.
-    Я не буду ждать час, - в качестве напутствия сказала Миран, скрестив руки на груди и попутно прижимая к себе посох с бледным вытянутым кристаллом на его тупом конце. - Постарайся управиться побыстрее.
   Наблюдать за Серым Стражем, несколько раз потерпевшим незначительную неудачу, а после с силой протискивающегося в достаточно узкий проём было то ещё удовольствие, но Миран должна была признать, что ей было легче, когда он находился в зоне видимости. После того, как мужчина исчез в проёме, она тут же переключилась на мысли о том, что он встретит по ту сторону и чем они займутся после того, как преграда в виде двери наконец будет преодолена ими. Так как никакими способностями, позволяющими видеть сквозь стены, магичка не располагала, то всё, что ей оставалось, так это прислушаться к звукам. К сожалению, это тоже не сильно помогло ей сориентироваться и понять положение, в котором на тот момент мог находиться Серый Страж. Посему Миран просто стала ждать, попутно обдумывая всё те же детали предстоящего им дела, о которых она размышляла фактически всю ночь напролёт.
   Наконец, спустя какое-то время, за дверью послышались какие-то звуки. Едва ли отправившийся впереди неё Серый Страж стал бы издавать что-то такое без надобности, поэтому Миран молниеносно приготовилась к возможным сюрпризам. Уже стоя в полной боевой готовности, она наблюдала за тем, как неохотно открывается дверь, а затем — как за ним появляются очертания её спутника. Безо всякого сомнения, он собирался выбежать к ней, в передовую, но незримая стена остановила его — вряд ли Серый Страж мог сам так умело затормозить, чтобы со стороны показалось, будто он встретил какое-то препятствие. «Магический барьер,» - сообразила магичка. Её спутник явно рвался в эту сторону не без причины, а потому, не теряя времени, Миран вмазала по пространству за дверью своей магией, словно там находился случайно встреченный разбойник, не слишком вежливо осведомившийся о наличии у неё кошелька. Вполне ожидаемо барьер распался, и эльфийка, всё так же действуя очень быстро, подхватила прислонённый к стене щит Серого Стража, который он оставил с нею, и подбросила его воину.
   - Лови! - крикнула она, и как только щит покинул её руку, быстрым шагом оказалась практически за спиной у своего спутника.
   Сероглазый взгляд магички тотчас вперился в существо, вышедшее им навстречу. Это был мерзкий гарлок, заставивший Миран порадоваться тому, что её от него отделяло не только несколько метров, но и рослый Серый Страж. «На твоей броне его чёрная жижа будет смотреться лучше, чем на моей коже,» - бегло подумала она. Сказать что-либо или подумать о чём-нибудь ещё эльфийка попросту не успевала. Один единственный гарлок — не такая уж страшная опасность для человека, привычного к боям, но обстановка способствовала повышенному напряжению, поэтому, не дожидаясь первого шага со стороны Серого Стража, Миран ухватила порождение тьмы одним из своих наиболее привычных приёмов — она заключила его в объятия дробящей темницы. Далее уже дело было за Серым Стражем, который умело воспользовался подвернувшейся возможностью разделаться с противником быстро и верно.
   - Будут ещё? - взглянув на поверженного врага, спросила Миран, в то же время переведя строгий взгляд на своего спутника.
   Мужчина ответил неопределённо, но и этого было достаточно, чтобы магичка поняла - в этих подземных ходах по-прежнему небезопасно. По сути, она и прежде была к этому готова, но подспудно всё же рассчитывала, что им удастся обойти места, где бродят порождения тьмы. Сейчас, глядя на Серого Стража, она понимала, что у них это вряд ли получится, а значит нужно было с умом подойти к выбору маршрута и двигаться по возможности быстрее. Только как это сделать, когда даже не представляешь, куда в целом нужно идти?
   - Если вдруг почувствуешь поблизости порождений тьмы, - сказала она в тишине, и это могло показаться лёгким упрёком, - сообщи об этом заранее.
   Переглянувшись с Серым Стражем, эльфийка вышла вперёд него и внимательно огляделась. Если бы не подсвечиваемые лириумом стены, им бы пришлось туго, так как факела в их распоряжении больше не имелось. При желании Миран могла задействовать завесный огонь, но только в качестве исключения, так как для того, чтобы поддерживать его, не растрачивая её сил зазря, им потребовался бы отдельный светильник, которого у них при себе также не имелось. «Но что будет потом?» - делая несколько шагов вперёд, подумала эльфийка. Она понятия не имела, куда их приведёт этот путь. Вполне возможно, что впереди их встретит ещё немалое количество сюрпризов — таких как образовавшийся водяной резервуар, например, в который прошлым вечером довелось угодить магичке. Быть может, они останутся не только без света… но пока что Миран не хотела запугивать себя догадками, большая часть которых могла и не оправдаться.
   - Я буду указывать дорогу, - обернувшись к Серому Стражу, вдруг сказала эльфийка, - а ты, если хочешь, можешь идти впереди.
   Подобное решение было вызвано вовсе не страхом магички или чем-то подобным, а обычной рациональностью — у мужчины было чутьё на порождений тьмы, невосприимчивость к заражениям скверной и щит, который он мог в случае чего выставить перед собой. В арсенале магички также имелись приёмы, которые она могла пустить в ход, но, честно говоря, в таком месте она была полезнее, так сказать, в тылу, хотя, учитывая, что их было всего лишь двое, Миран не ощущала себя плетущейся в конце. В действительности, она рвалась вперёд и даже лодыжка, в некоторые минуты всё ещё напоминающая о небольшом вывихе, случившемся прошлым вечером, не отвлекала в ней этого желания, но намерение действовать целесообразно всё-таки оказалось преобладающим, так что, застыв на несколько мгновений, она подождала реакции Серого Стража на своё предложение, готовая идти как впереди, так и сзади, лишь бы только они начали продвигаться вперёд. [icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-07-17 12:32:38)

+2

11

В момент, когда Тарис уже собирался атаковать гарлока, который, к слову, был один, сзади послышался хлопок, за которым последовало короткое "Лови!". В прошлом, после таких слов в него пару раз летела огненная бомба, поэтому первым позывом было перекатиться в сторону. С другой стороны, вероятность того, что к чародейке подобрались неплохо оснащенные разбойники, с которыми Страж сталкивался в прошлом, была невысокой. В любом случае, Тарис повернулся, как раз вовремя, чтобы не получить своим щитом в затылок. Ловко вывернувшись и схватив летящий щит прямо за рукоять, Тарис развернулся чтобы атаковать монстра, но магичка уже сотворила с ним то же, что и со Стражем вчера, заключив гарлока в телекинетическую клетку. Грэхэм не знал, сколько здесь порождений, поэтому просто воткнул меч в горло беспомощной твари, прикончив ее, и подождал, пока эльфийка подошла и задала вопрос, который интересовал и самого Стража
- Ну, это зависит от того, насколько мы здесь собираемся задержаться. Если ты хочешь проторчать здесь неделю, то да, точно будут. Если нет, то есть небольшая вероятность, что нам повезет и мы никого не встретим. Совсем небольшая. - Грэхэм повернулся к магичке и пожал плечами. Адреналин, выплеснувшийся пару минут назад, когда он почувствовал большую группу порождений, еще не рассосался и иногда это делало его словоохотливым. Судя по отсутствию звуков, в непосредственной близости врагов не было. С другой стороны, это были гномьи помещения и параллельные коридоры могли проходить буквально за соседней стеной, под полом или над потолком и они вполне могли кишеть недружелюбными созданиями. 
Грэхэм осмотрел внимательно помещение, шмыгнул носом, когда капелька пота скатилась со лба к ноздре и протер тыльной стороной ладони по заросшей волосами щеке. Он сосредоточенно думал, как составить маршрут, чтобы минимизировать шанс встречи с врагами, дабы не тратить время, но при этом найти пропавших. Тарис был слишком увлечен поиском механизма, который открыл бы эту дверь ранее, чтобы проверить наличие следов пропавших, а беглый просмотр этого коридора ничего не дал, вернее дал слишком много - следами был усеян весь пол.
- О, не беспокойся, ты это почувствуешь сама и без моей помощи, - Тарис улыбнулся чародейке. - Неужели ты не заметила, как от них смердит? - Затем добавил уже серьезней. - Я предупрежу тебя, если почувствую угрозу близко к нам.
Они вернулись в коридор, в котором уже побывал Страж, соблюдая осторожность. Тарис прислушался к звукам, но не услышал ничего, кроме отдаленного капания воды, что в общем-то было не редкостью в пещерах, тем более заброшенных. Когда магичка резким тоном объявила, что будет заправлять парадом, Грэхэм не смог сдержаться чтобы не усмехнуться.
- Есть, босс! - отчеканил он эльфийке, разве что не отсалютовав. - Тем не менее, позвольте предложить отправиться в ту сторону, - он показал вправо, в противоположную от той, откуда он вывалился ранее, сторону. Кажется, там видны следы. 
Страж произнес это спокойным тоном без тени издевки, потому что он не собирался подначивать эльфийку, строившую из себя командира, которым она явно не являлась. Он уже убедился, что бойцом она была хорошим, и ее резкость можно было отнести к волнению за пропавших или клаустрофобии, одним словом, не было причин усугублять для нее ситуацию. Плюс, нужно было учитывать риск оказаться подвешенным в темноте этой пещеры и без возможности пошевелиться или почесать зад.
Грэхэм и эльфийка, чьего имени, как с удивлением для себя отметил Страж, он так и не узнал, двинулись по следам. Они двигались не слишком быстро, все время держась наготове. Тарису не нужно было ничего объяснять магичке, по-видимому, она самостоятельно улавливала уровень опасности по тому, как держал себя Страж. Они прошли до конца коридора, свернули в небольшую комнату, в которой обнаружили начинающий пованивать труп, с неестественно вывернутой шеей. На лице были видны следы увечий, скорей всего бедняга попытался вырваться и тут же был убит. Левая нога трупа была отгрызена, как и часть бочины. Страж мельком взглянул на труп и ускорил шаг, рассчитывая быстрее вывести эльфийку в следующий коридор. Даже будь она трижды ветераном, подобное зрелище нельзя назвать привычным ни для кого. Даже для Грэхэма.
- Нужно отдать должное этому парню за отвагу, - произнес Тарис когда они уже вышли в другой проход, чей пол был усыпан мокрым песком, сыпавшимся с потолка. - По крайней мере, он боролся за свою жизнь до конца. 
Предыдущий, засыпанный коридор закончился, и они выбрались сквозь дыру в стене в новый гномий проход, который, однако, выглядел беднее предыдущих. Лириумный свет исчез совсем, со стен и пола исчезла минимальная отделка, что явно намекало на то, что они выбрались в не предназначенные для жилья помещения.
- Будь начеку, - произнес он эльфийке. Стражу показалось, что он что-то услышал, но объяснять желания не было: если у них есть возможность использовать фактор внезапности, он собирался ее сохранить. Где-то впереди послышался глухой стон и что-то металлически звякнуло. Это вполне могло быть оружие, поэтому Тарис покрепче сжал меч и напрягся. Они прошли шагов пятнадцать дальше по коридору, когда Страж заметил зияющую черным дырку в стене.
- Ты не могла бы немного подсветить? - Грэхэм обратился к эльфийке. - Я знаю, вы умеете.
Магичка выполнила его просьбу, просунув светящуюся зеленым руку в отверстие. Что-то разглядеть было достаточно трудно, помещение было большим, но у дальней стены блеснула металлическая решетка, нет клетка. Внутри что-то шевельнулось и тихонько застонало. - Нам нужно двигаться быстрее, в этом помещении порождений тьмы нет, но я чувствую, что они поблизости, идем, быстрее. - Страж отпрянул от стены и быстро, но осторожно побежал вдоль стены, надеясь найти вход. Коридор завернул за угол, где Грэхэм чуть не споткнулся о еще один труп. Тихо ругнувшись и знаком показав на препятствие магичке, Тарис двинулся дальше вдоль стены пока не наткнулся на дверной проем, ведущий в помещение, где он до этого заметил окровавленные клетки, в которых были едва живые люди.

Отредактировано Грэхэм Тарис (2018-07-19 19:30:24)

+3

12

Миран ступала по подземным ходам, внимательно осматриваясь по сторонам и пытаясь подмечать даже маленькие детали — в таких местах заблудиться и потерять обратный путь было равносильно как подписать приказ на собственную погибель. Но дело было не только в этом. Магичка тщательно прислушивалась к любым возникающим поблизости звукам. Заблокированная магической преградой дверь окончательно убедила её в том, что всё происходящее — это не стечение обстоятельств, а чей-то продуманный план. Этот «кто-то» мог использовать магию и при этом не боялся действовать, впутывая в свой замысел большое количество людей. Эльфийку это, разумеется, более чем настораживало. Идущий чуть впереди неё Серый Страж был настроен по-другому. Он мог позволить себе подшутить в ответ на какие-то её слова, но всякая лёгкость покинула Миран, когда они углубились в гномьи коридоры. Едва ли её спутник был настолько легкомысленным, что не понимал всей сути происходящего, а потому магичка допускала, что это могло быть своеобразным прикрытием его напряжённости — всё же, это чувство каждый человек выражает по-своему. Или всё-таки годы, проведённые в ордене, не прошли для него бесследно, и мужчина окончательно очерствел, что сделало его если и не жестоким, то безразличным к подобным ситуациям? Миран не могла сказать наверняка, так как знала этого человека чуть больше половины суток. Более того — она не бралась его судить. Но ей бы хотелось, чтобы Серый Страж понимал, что они имеют дело с более чем десяток человеческих жизней, и это многое значило.
   Обнаружить мёртвое тело не было неожиданностью для эльфийки, но это всё равно пошатнуло её внутреннее состояние. В такие моменты она чувствовала, как всё внутри неё будто бы обрастает камнем, сопротивляясь событиям и их влиянию на неё, что было видно по ужесточившемуся выражению лица. Миран за свою жизнь успела повидать очень многое, и на неё производило такое впечатление вовсе не визуальная составляющая, а мысли о том, что могло привести к подобному. Из того, что можно было разглядеть, следовал вывод, что найденный ими человек не был ни воином, ни Серым Стражем. «Ещё один беженец,» - подумала магичка, шевеля пальцами опущенной руки и сдавливая древко посоха другой. Могла ли быть мотивация, сильнее этой, чтобы поскорее покончить с угрозой, засевшей в этих горах?
   - Помолчи, пожалуйста, - не глядя на мужчину, сказала негромким ровным тоном магичка, когда они покинули то место и пролезли в другой коридор. Эмоции рвались наружу, но не проскочила ни одна из них. Миран лишь добавила, будто даже говоря сама с собой: - Ma halam.
   Чтобы не позволить эмоциям затмить свой разум, магичка начала обдумывать дальнейший план действий. Выбравшись отсюда, нужно было первым делом сообщить обо всём Инквизитору и настоять на том, чтобы сюда прислали отряд — нельзя было оставлять павших просто лежать здесь на потеху всяким порождениям тьмы и прочим. Но прежде следовало правильно расценить опасность и решить, как будут действовать они сами. Глянув на Серого Стража, Миран впервые серьёзно осознала, насколько ценным был тот аспект, что он пошёл с ней. Безо всяких сомнений, они имеют дело с магом или даже несколькими. На взгляд эльфийки, магии могла противостоять только магия или же хорошо обученные храмовники, но вмешательство Серого Стража тоже будет иметь определённый вес. С каждой секундой ей начинало казаться, что обстановка становится всё напряжённее, и это было полностью обоснованным.
   Равно как и мужчина, Миран также расслышала посторонние звуки, которые моментально привели её в боевую готовность. Не говоря ни слова, она, тем не менее, взяла во внимание сказанное Серым Стражем и настроилась встретить любую опасность в любой момент. Энергия, содержащаяся в посохе, уже вступила в созвучие с её собственной, что создавало лёгкую вибрацию на внутренней стороне ладони и пальцах. Но атаковать пока что было некого. В ответ на просьбу Серого Стража эльфийка без лишнего промедления приподняла свободную руку и зажгла в ней завесный огонь. Яркий зелёный оттенок его света лёг на лица магички и её спутника, а также позволил разглядеть то, что находилось за отверстием, по ту сторону стены, возле которой они оба остановились. Серый Страж вгляделся внимательнее, но то, что Миран не разглядела, она была вполне в состоянии расслышать. В помещении за стеной кто-то стонал.
   Резко потушив завесный огонь, чтобы не растрачивать свою энергию, эльфийка понеслась вслед за  мужчиной, готовая создать проход своей магией, если не получится обнаружить уже готовый, но вход всё же нашёлся. По дороге к нему они столкнулись с ещё одним погибшим. Опустив взгляд, Миран посмотрела на него, дав себе чёткое обещание, что это — последний человек, погибший в этих горах.
   Вероятнее всего, находись на месте магички кто-то другой, он бы продолжил скрываться в темноте и пробирался бы в незнакомое помещение тайком, но Миран была боевым магом, и в её тактику редко входила деятельность исподтишка, так что, обогнав Серого Стража, она вбежала внутрь, готовая встретить последствия. К её удивлению, наброситься на неё было некому — по крайней мере, сейчас.
Успокаивая дыхание, эльфийка оглянулась вокруг. Помещение напоминало небольшую пещеру, быть может, три или четыре метра в высоту, имело неровный потолок и стены, но выложенный некогда из плит пол, при этом оно было суженной формы, как если бы когда-то здесь проходил коридор; от одной стены до другой можно было пройти приблизительно за пятнадцать шагов. Из него вело три выхода — один, через который прошли они с Серым Стражем, другой — в конце помещения, третий — сбоку, практически напротив первого. Возле них — второго и третьего, - мерно догорали факелы, давая не слишком много, но всё же достаточно света, чтобы разобраться, что здесь происходит.
   А происходил какой-то беспредел.
   Возле стен стояли высокие клетки такой высоты, что в них мог бы поместиться кунари. В них хватало места на штук десять человек, но в каждой было заперто по два-три человека, в некоторых — по одному. В общей сложности Миран насчитала около семнадцати пленников, но это только на первый взгляд. Они вели себя тихо, по-видимому, уже отчаившись что-либо изменить, но оживились, когда увидели её и Серого Стража. И если она ещё могла вызвать какие-то вопросы и замешательство, то её спутник был вскоре узнан.
   - Страж! - прозвучало негромко из одной клетки, а затем послышалось, как этот кто-то поднимается и подходит к прутьям, повторяя настойчивее: - Страж! Помоги нам!
   Миран бросила быстрый взгляд на своего спутника. Люди зашевелились, начали просить о помощи. Некоторые добавляли к этим просьбам также аргументы, почему именно они нуждались в ней в первую очередь. «Помоги, я не могу идти,» - сказал один. «Пожалуйста, немного воды!» «Заберите мою дочку! Она вон там, в той клетке!» «Пожалуйста!..»
   Нужно было сказать, чтобы они вели себя тише, но эльфийка поняла, что успокоить их сейчас, когда забрезжила возможность освободиться из этого ужаса, уже не получится, а потому она приступила к активным действиям.
   - Взламывай замки, - бросила она Серому Стражу и в следующее мгновение подскочила к ближайшему проходу, находящемуся сбоку, и размашистым движением покрыла пол перед ним ледяными минами.
   Надёжнее всего было бы обрушить их, но Миран не была уверена, что у неё это получится — всё-таки здешняя порода была основательной, - но обезопасить себя как-то нужно было, а потому, подбежав к проходу в самом конце помещения, она воздвигла перед ним ледяную стену.
   Когда это было сделано, эльфийка окинула широким взглядом всё вокруг, подбирая себе следующее задание. Серый Страж уже занимался клетками, размещёнными по левой стороне, а потому Миран приступила к ряду клеток справа. Никакими навыками взлома замков она не владела, а потому действовала точно так же, как и её спутник — она их просто сшибала, применив на лезвии своего посоха чары телекинетического оружия. Учитывая, что замки, как и сами клетки, были весьма старыми, сделать это было не так уж сложно, но постараться всё же пришлось.
   Так как на стороне магички клеток с людьми было меньше — всего три, - то и управилась она раньше, чем Серый Страж. Благодаря этому она смогла не дать освобождённым людям разбежаться — уговорами и широкими жестами она согнала их к тому проходу, из которого вышли они с мужчиной, и велела подождать, пока не освободятся остальные, так как обратный путь был сложным и преодолеть его по одиночке для них было практически невозможно. Кто-то всё же порывался сбежать, но его остановили. Образовавшаяся толпа жалась к проходу, словно не могла дождаться момента, когда сможет сорваться с места. Глядя на них, Миран пыталась придумать, как им быть дальше. Этим людям было необходимо сопровождение, но нельзя было просто так отмахнуться от опасности, которая привела их сюда и по-прежнему находилась здесь.
   - Что здесь произошло? - пыталась выяснить она, но показания пленников были сбивчивыми, и ничего конкретного за первые несколько минут эльфийка разузнать не смогла.
   Едва заметный в общем смешении звуков лязг возле прохода, где на земле посверкивали холодом ледяные мины, заставил Миран отойти от толпы. Сперва ей показалось, что кто-то направляется к ним с той стороны, но затем поняла, что звук исходит из более узкой, чем все остальные клетки, стоящей поблизости от «заминированного» прохода. Она была прикрыта какими-то дряхлыми тканями и из-за того, что оттуда не поступало никаких голосов, магичка посчитала, что там никого нет, но сейчас становилось понятным, что она, возможно, ошиблась.
   Подойдя к клетке и сжимая в руке посох, Миран сдёрнула один слой ткани и посмотрела внутрь. От своей находки она на мгновение даже остолбенела: в углу клетки, глядя на неё большими глазами, сидела маленькая девочка. Среди пленников тоже были дети, но их скорее можно было отнести к подросткам; в данном же случае магичка имела дело именно что с ребёнком, которому на вид было точно не больше лет восьми.
   - Не бойся, - сказала ей магичка.
   Эмоции вновь клокотали внутри неё. Попытавшись сбить замок с её клетки, Миран пришла к выводу, что он крепче остальных, а потому поболтала его той самой силой, которой поднимала валуны, пробираясь в подземелье гор. В итоге железяка всё же поддалась, и эльфийка распахнула дверцу клетки, рискуя сорвать её с петель — настолько она презирала пленение и в особенности оказавшихся в неволе детей. Но наибольшее потрясение ещё ждало её впереди.
   - Выходи, - позвала девочку Миран тоном куда более мягким, чем она обычно разговаривала.
   Ребёнок продолжал сидеть в углу клетки, выглядя не столько напуганным, сколько растерянным.
   - Мне нельзя, - ответила она своим детским голосом.
   «Мне вынести отсюда всю клетку?» - подумала магичка.
   - Можно, - ответила она. - Я разрешаю. Выходи.
   И, тем не менее, девочка продолжила сидеть в клетке, бросив несколько раз взгляд на толпу, собравшуюся возле выхода. Было видно, что её теперешнее положение не доставляет ей никакого удовольствия и что она находится здесь не по своей воли, но что-то вынуждало её оставаться на месте. Понимая, что уговоры могут затянуться, Миран сама залезла в клетку, присела на корточки и протянула девочке руку, отведя посох за спину — быть может, после всего произошедшего она боялась магов. Та, в свою очередь, опустила голову, что позволило магичке увидеть одну любопытную деталь. Потянувшись к девочке, она лёгким движением заправила прядь светлых волос ей за ухо. Острооконечное ухо.
   - Почему ты не можешь уйти, da'len? - спросила она, предположив, что девочка может оказаться долийкой, хотя, судя по одежде, характерной больше для людей, следовало предположить другое.
   Девочка, очевидно, не поняла её посыла, подтверждая сомнение Миран, но всё же ответила, повторив:
   - Мне нельзя.
   - Почему? - настояла, правда, без какой-либо строгости магичка.
   Девочка поводила взглядом по клетке, пытаясь при этом обойти им эльфийку.
   - Мне нужно учиться, - сказала она.
   Миран выдержала непродолжительную паузу.
   - Учиться чему?
   Девочка последовала её примеру и также помолчала немного.
   - Делать так, чтобы все остальные слушались, - ответила она наконец.
   Та особая атмосфера, которая сложилась в их клетке, проникла и внутрь Миран. Всё ещё держа руку вблизи от девочки, она повернула голову, ища возможности переглянуться с Серым Стражем. Она знала только один способ, как маленькие эльфы, не наделённые никакой властью, могут заставить остальных слушаться.
   Отведя руку, магичка взглянула на неё и на хрусталики льда, начинающиеся образовываться на пальцах и в ладони, а затем перевела взгляд на девочку и спросила:
   - Ты умеешь так?
   - Не так,  - помотала она головой, но добавила: - По-другому.
   «Ясно...» - Миран чуть приподнялась и повторно протянула девочке руку, на сей раз дав понять, что ей всё же придётся взяться за неё.
   - Мне нужно поговорить с тем, кто тебя учит, - сказала магичка. - А тебе — подышать свежим воздухом, потому что иначе учиться будет гораздо сложнее.
   Было заметно, что девочка по-прежнему не решается сделать этот шаг, но когда пальцы Миран обхватили её маленькую ладонь, она не стала сопротивляться, а потом и вовсе поднялась на ноги. Они вышли из клетки вместе, и эльфийка обратила взгляд на собиравшуюся толпу.
   - Ты их знаешь? - кивком указав на людей, спросила она.
   Девочка закивала.
   Магичка могла ошибаться, но среди пленников вроде как эльфов больше не имелось. Разбираться в том, кто кому приходится, у них времени не было. Если она собиралась остаться здесь и покончить с тем, кто был в ответе за всё это, то девочку нужно было передать кому-то из остальных пленников. Только кому, учитывая, что это была вовсе не человеческая девочка да и ребёнок не совсем обычный? Кому из них, перепуганных, удерживаемых в темноте и неволе людей, навидавшихся того, что творят маги, её можно было доверить?
   - Как тебя зовут? - спросила Миран.
   - Ноготок, - ответила девочка.
   «Это не похоже на имя,» - подумала магичка, но не стала пока что ничего расспрашивать. Подойдя вместе с девочкой к людям, она высмотрела среди них троих — мужчину, женщину и мальчика-подростка, который прижимался к ней. Они создавали впечатление семьи, поэтому Миран обратилась к ним, пододвигая маленькую эльфийку:
   - Позаботьтесь о девочке. - И, полагая, что обычной просьбы может быть маловато, добавила: - Когда окажетесь наверху, вам отплатят за заботу.
   Люди редко что делают вопреки своим интересам за просто так - зачастую их можно мотивировать какой-то наградой, и Миран понадеялась, что людям, которых просто попросили держать девочку при себе, этого будет достаточно. Передав им эльфийку, она сама обернулась к Серому Стражу, позволяя ему направить людей — в таких местах он ориентировался гораздо лучше и мог куда доходчивее объяснить им, какой путь им придётся преодолеть, чтобы выбраться отсюда. Прислушиваясь к мужчине, магичка незаметно отступила от толпы, тем самым показывая, что ей придётся остаться, а Серый Страж… Серый Страж был нужен как этим людям, так и здесь, но в отличие от освобождённых пленников Миран могла за себя постоять, а потому тайно всё же рассчитывала, что он не бросит их, а лично сопроводит на поверхность. Что до неё…
   Магичка посмотрела на оба остающихся прохода.
   Где-то там чьё-то сердце ожидало её ледяного шипа.[icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-07-21 18:06:07)

+3

13

Когда эльфийка, с удивительной прытью, обогнала Грэхэма, он резко схватил ее за руку и рывком развернул к себе.
- Ты не бронированная лошадь, в отличие от меня, - сердито прорычал он сквозь зубы, - Хочешь получить стрелу в спину? Тем не менее, удержать магичку Тарис не смог, да и не собирался. «Раз уж мы сражаемся вместе, было бы не плохо научить ее тактике, пока она не угробила себя и меня заодно.», - подумал Страж, вбегая в комнату вслед за девушкой. Сомнения Грэхэма подтвердились, в клетках действительно находились изможденные люди, простые крестьяне, судя по простой одежде или вернее тем лохмотьям, что от них остались. Тарис внимательно окинул комнату взглядом, рефлекторно запоминая выходы, оценивая обстановку и содержимое комнаты, которое можно использовать как укрытие в случае атаки. Огромные клетки вдоль стен зашатались, поскрипывая ржавыми цепями, когда в них начали подниматься люди, заметив его. На мгновение, Грэхэма пронзила боль сопереживания страданиям этих людей, вошедшая в резонанс с тем кровоточащим осколком который навсегда застрял в его сердце много-много лет назад, и вместе с этим он почувствовал поднимающееся пламя ярости. Тарис привычным для себя манером подавил оба этих чувства, оставив лишь каплю злости, поскольку первой задачей, которую Страж для себя определил было вызволение этих людей из плена, а для этого понадобятся силы.
-Сейчас мы вас всех освободим, соберитесь вместе и не вздумайте убегать, не то кончите как те два трупа, что мы нашли на пути сюда! – повысил голос Страж, обращаясь к пленникам. Грэхэм понимал, что эти люди были итак до смерти напуганы и истощены, но к сожалению единственным способом хоть немного приглушить их, было припугнуть еще больше, пока они освободят их всех и не успокоят по-настоящему. Несколько голосов смолкли, но пара пленников, дошедших до исступления, продолжали колотить по прутьям своих клеток. Тем не менее, Тарис успел заметить несколько оцепеневших от ужаса женских взглядов и мысленно ругнулся, но в данный момент его больше заботило никуда не девшееся смутное ощущение присутствия порождений тьмы.
Не желая больше тратить силы на разговоры, Тарис принялся методично выламывать замки из клеток, лишь на секунду бросив быстрый взгляд в сторону одного из проходов, когда там сверкнуло заклинание эльфийки.
-Хорошая мысль, - бросил он ей через плечо, когда два из трех выходов оказались заблокированы магическими преградами. Клетки были выставлены вдоль всех стен помещения, и их открывание, вернее взламывание, заняло прилично времени, Страж не заметил, как содрал костяшки пальцев в кровь, пару раз промахнувшись мимо замка. Как только появились первые освободившиеся, снова поднялся шум, но Тарис с удовлетворением заметил, что почти никто пока не сбежал в единственный свободный проход: даже те немногие, кто рвался туда, были остановлены либо эльфийкой, либо другими пленными, внявшими словам Стража. Наконец, двери последней клетки были сломаны и Тарис подошел к пленным.
- Отойдите от прохода, и встаньте возле вон той стены, - Грэхэм уже справился с дыханием и излучал спокойную твердость, - если в там появятся враги, нам будет сложно до них добраться до того, как кто-нибудь из вас умрет. – Тарис жестами указал куда им встать. Женщины и дети ближе к стене, мужчины возьмите в руки что-угодно, камни, железо, что найдете и прикройте их. – Грэхэм краем глаза заметил, что магичка отвлеклась на закрытую тряпками клетку, из которой, как теперь понял Страж раздавались какие-то звуки. Он снова повернулся к дрожащим от страха и холода людям.
- Мы знаем, как вас отсюда вывести, но дорога может быть опасной, поэтому мне очень нужно, чтобы вы в точности выполняли, что я вам скажу, - заговорил он, лишь немного смягчив тон и сохраняя сосредоточенность. – Сейчас я дам вам флягу с водой. Отдайте ее детям, пусть сделают по одному глотку – Тарис протянул флягу высокому мужчине, в чьих глазах, как ему показалось было достаточно мужества, чтобы выполнить его приказ, не выхлестав все самолично. – Выход находится не слишком далеко, но нужно сохранять осторожность. Сейчас мы построимся в цепочку, вы трое, - он указал на высокого и еще двух более-менее крепких с виду мужчин, - пойдете впереди, ты возьмешь мой щит и будешь идти первым, на пять шагов позади меня. «Я бы попросил тебя прикрывать остальных, в случае если мне не удастся сдержать всех врагов, но боюсь не могу потребовать этого от тебя», - подумал с сожалением Страж. Все-таки эти люди не были обученными бойцами и ожидать от них воинской доблести было бы глупо.
- Она будет прикрывать нас сзади, чтобы… - В этот момент он услышал, как эльфийка громыхнула железной клеткой, которая, как думал Тарис была пустой. Страж быстро произнес несколько ободряющих слов беженцам и подошел в противоположный угол комнаты. Магичка, уже сидевшая внутри с кем-то разговаривал. К своему ужасу, Страж обнаружил, подойдя ближе, внутри маленького ребенка, девочку. Кажется, она не хотела поддаваться на уговоры спутницы Грэхэма и вылезти оттуда, что было еще большим потрясением для Тариса. «Это же насколько нужно было запугать бедного ребенка, если он даже людей боится… С другой стороны, попади она глубже в пещеры, к порождениям тьмы, ее ждала бы еще худшая учесть.»
- Делать так, чтобы все остальные слушались, - ответила девочка на вопрос эльфийки. У Стража пробежал холодок по спине, когда он осознал смысл сказанного. «Значит, девочка имеет магический дар. И из нее хотели сделать инструмент, орудие способное подчинять других своей воле. Расчет рискованный, но если сломить ее в раннем детстве, то шанс, что она пойдет против своего мастера невелик. Вот только кто именно захотел сотворить с ней такое…» - Тарис многозначительно переглянулся с магичкой, в ее взгляде Тарис прочел примерно те же мысли, разве что выражение лица эльфийки приобрело решительную мстительность, обеспокоившую Грэхэма: ведь им еще предстояло вывести беженцев наружу!
***
- Ему уже ничем не поможешь, - с искренним сожалением произнес Страж идущему позади него мужчине со щитом. – Единственное, что мы можем сделать, это вернуть его тело родным. – Грэхэм пробежал на несколько шагов вперед и заглянул за угол. Убедившись, что впереди чисто, он вернулся к авангарду их колонны. – Если у него остались родные, разумеется.
Тарис не пытался иронизировать, в такой незамысловатой манере он всего лишь дал понять мужчине, который, по-видимому, был знаком с человеком, чей изъеденный труп они только что оставили позади, что не станет возвращаться за телом без крайней надобности. Грэхэм не дожил бы до своих лет, будучи Серым Стражем, если бы шел на любой риск по малейшему поводу. Вдруг, Тарис заметил, что магический свет в конце их колонны погас – эльфийка либо сняла заклинание, либо там что-то приключилось. По колонне пробежался встревоженный ропот и Страж, нахмурившись, быстро зашагал вдоль колонны к ее хвосту. Эльфийки и след простыл. Грэхэм чертыхнулся, мысленно обругал свою нерадивую спутницу и хотел было уже вернутся к голове, как услышал какой-то шум с той стороны, откуда они пришли, причем звук был такой, будто там началось сражение. Тарис, не задумываясь, бросился обратно к комнате с клетками. Крепкий мужчина, которому он оставил свой щит уже знал, каким путем можно было выбраться, Страж все объяснил ему, как только колонна была построена и выдвинулась к выходу. Шум раздавался все громче, Грэхэм приготовился к битве, влетая в комнату, но с ужасом для себя услышал позади него детский писк и через секунду к его ногам бросилась та самая девочка из клетки, скорее всего увязавшаяся за ним. Страж, не стесняясь выражений, выругался в голос, поспешно соображая, как поступить дальше.

+3

14

В здешних пещерах никогда не бывало тихо. Топот тонких лап глубинных охотников перемежался с копошением нагов и стрекотом светляков, в отличие от собратьев нашедших свое пристанище под землей. Стук капель о глухой камень, вой сквозняков, проклятия, мольбы, плач, кашель продолжительное время являлись причиной бессонницы Шерласа. Особенно кашель. Должно быть, он слишком долго дышал здешней пылью. Или его легкие уже проросли скверной.
Скверна…
Проклятые порождения тьмы всюду здесь кишели. Маг никогда не оставил бы свой дом и свою новую семью без присмотра, когда бы не эти вонючие твари. Им нельзя было позволять приближаться к становищу, поэтому Шерлас исправно обходил пещерные коридоры и проверял защитные печати, чутко реагируя на малейший шорох. Но то, что он ощутил сегодня, не походило на обычную деятельность порождений. Легкое, почти невесомое колебание Завесы - словно малолетний пакостник потревожил озерную гладь неумело запущенной галькой - со стороны его пристанища заставило эльфа прервать свой обход и спешно возвращаться.
Если эмиссары доберутся до становища, его семье - так Шерлас называл своих новых слуг, которым собирался показать новую жизнь, которой их убогий, заточенный под заучивание Песни Света мозг, не мог и вообразить - не уйти. Клетки, установленные во имя их же безопасности, сыграют с ними злую шутку. А найти новую семью будет не так просто. Убедить людей идти за ним - нетрудно. Но сделать это так, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания, задача совсем другого уровня.
Нужно спешить.
Ледяная стена, преградившая магу путь, разлетелась вдребезги под градом пущенных в неё камней. И в голубоватом свете природных кристаллов, прораставших из потолка пещеры, Миран с Грэхэмом смогли разглядеть виновника бед узников этого места. Невысокий щуплый эльф с пепельными волосами, облаченный в поношенную мантию, не казался сильным противником. Ворвавшись под каменный свод, он замедлил шаг, а затем и вовсе остановился, опираясь на посох и тяжело дыша. В холодном отблеске пещерных кристаллов его бледное лицо выглядело болезненным.
Окинув взглядом пустые клетки, Шерлас пришел в ярость. Резко выпрямившись, он провел рукой выше по древку посоха - к заостренному наконечнику, способному с легкостью рассечь плоть. Миран ясно могла почувствовать волнение Тени в этот момент.
- Не припомню, чтобы сегодня ждал гостей, - холодно произнес Шерлас. - Где люди, которые были здесь?
Уверенность в том, что в исчезновении его пленников повинны эти двое,  мужчина в доспехах Серого Стража и огненноволосая эльфийка, укрепилась ещё более, когда из-за первого осторожно выглянуло знакомое детское личико, усыпанное веснушками. Самая ценная находка за многие месяцы.
Узкая ладонь обхватила острое навершие посоха, и по древку заструилась алая кровь.
- Ноготок, подойти, - маг поманил рукой – и его глаза полыхнули голубым пламенем, отразившимся в зрачках девочки.
Крохотные пальчики послушно выпустили штанину Грэхема.
[icon]http://sg.uploads.ru/ZlpSa.jpg[/icon][nick]Шерлас[/nick][sign]Здравомыслие — лишь маленькая коробка, безумие же — всё.[/sign][LZ]~35 лет, выходец из Киркволлского эльфинажа, маг крови и любитель устанавливать собственные порядки.[/LZ][status]God and Devil[/status]

+2

15

Наблюдать за тем, как Серый Страж протискивается сквозь толпу людей, собравшуюся у входа, было нелегко, -  не потому, что Миран не хотела отпускать его или же жаждала поскорее убраться отсюда вместе со всеми остальными, а из-за того, что понимала всю необходимость остаться. Ей бы было спокойнее, будь у неё возможность сопроводить пленённых беженцев до поверхности, но в таком случае она рисковала упустить того, кто был за всё это дело ответственен, а такое допускать было нельзя. «Они всегда возвращаются, - думала магичка, глядя, как люди начинают стекаться сквозь проход в коридор, следуя за её спутником. - Как бы сильно им не прижали хвост в прошлый раз, они всегда готовы попробовать заново. Упустим его сейчас - можем больше никогда его не найти». Если она что-то и знала о личностях, склонных к подобным ухищрениям и жестокости, так это то, что они всегда находят способ реализовать себя, а обстоятельства и прошлые промахи предстают перед ними не слишком высокой преградой, чтобы забросить свои затеи. «Нет, - решительно заявила в гуще собственных мыслей эльфийка, - это закончится здесь и сейчас».
   Проследив за тем, как последний беженец скрывается в проходе, Миран зажгла в своей ладони завесный огонь — он горел менее ярко, чем прежде, потому как магичка старалась беречь свою магическую энергию, справедливо полагая, что в скором будущем она будет необходима ей во всём своём объёме. Она двинулась вслед за людьми, но прошла совсем немного — наверняка, когда кто-нибудь заявит о пропаже чародейки в конце людской вереницы, Серый Страж скажет, что она на месте и прикрывает им тылы, просто держится чуть поодаль, предупреждая опасность. «Доведи их до поверхности,» - мысленно попросила его эльфийка, разворачиваясь и возвращаясь в помещение с клетками. Теперь, когда здесь не было ни людей, ни кого-либо ещё, что могло бы издавать какие-нибудь звуки, это место казалось декорациями к какому-то жутковатому спектаклю. Миран прошлась вдоль нескольких клеток, пытаясь представить, как могли себя чувствовать похищенные беженцы, запертые в них столько времени. Явно их содержали здесь ради какой-то цели и простым сидением взаперти дело не кончалось. Было что-то ещё, и эльфийка вознамерилась выяснить это.
   Подойдя к проходу, перед которым она ранее постелила несколько узорчатых ледяных мин, магичка прошла через него и очутилась в своеобразном коридоре, больше, конечно, похожем на какой-то выделанный в горной породе тоннель — у него были высокие потолки, так что Миран могла бы дотянуться до них, лишь сев тому же Серому Стражу на плечи, но весьма узкий, так что в нём хватило бы места лишь для двух человек, идущих плечом к плечу. А ещё, судя по всему, он был не таким уж длинным, потому что эльфийка, пройдя несколько метров, уже видела светлое пятно впереди. Тонкие длинные пальцы пошевелились, сжимая древко посоха, - Миран готовилась встретиться с незнакомцем или же незнакомкой, обустроившим это место под своё личное подземелье. У неё было много вопросов, но она не была уверена, что успеет задать их, так как вся ситуация в целом и впечатления эльфийки о ней распалили в ней такую раздражённость, что она была готова окатить льдом противника, едва завидев его.
   Но всё складывалось не так просто.
   Раздавшийся откуда-то позади неё шум заставил Миран пересмотреть взятый ею ранее курс, и, недолго думая, она побежала обратно, в который раз возвращаясь в помещение с клетками, которое она, честно говоря, вообще не хотела когда-либо ещё посещать.
Выбежав из прохода, магичка первым делом увидела Серого Стража, который в тот самый момент показался из другого прохода — того самого, через который он повёл за собой людей. Вряд ли он был виновником шума, пригнавшего её назад, но эльфийку это волновало вовсе не в первую очередь. Строгий взгляд серо-голубых глаз вцепился в маленькую девочку, прятавшуюся за мужчиной и держащуюся за его ногу. Если бы не эмоции Миран в тот момент, она бы смягчила его, догадавшись, что такой вид может спугнуть ребёнка, который, скорее всего, и «воспитывался» здесь личностью со схожим выражением лица, но магичка была слишком ошеломлена в данный момент. Частично вся та внутренняя сила, которую она сгребла воедино для боя с противником, выплеснулась на Серого Стража.
   - Что она здесь делает? - махнув кристаллическим наконечником посоха в сторону девочки, спросила у мужчины Миран, при этом глядя строго на него. - Ты должен был увести её вместе с остальными! Почему вы здесь?
   В этот же момент раздался громкий, хорошо известный магичке звук. Она резво обернулась на него, сжимая посох до побеления костяшек на руке. Уж как рушатся её ледяные преграды, эльфийка действительно была прекрасно осведомлена. Частое участие в разнообразных сражения, участившихся с момента её поступления в Инквизицию, даже позволяло ей определить, каким приблизительно образом они были разрушены. В данном случае речь шла конечно же о магическом воздействии, а значит, кого бы они ни искали, он — или она — был здесь.
   Миран автоматически выдвинулась вперёд, бросив на Серого Стража один из своих самых резких взглядов, которым отчётливо дала понять — он не должен рваться в бой ни при каких условиях, пока у него за спиной остаётся ребёнок. Сама маленькая эльфийка сжалась и попыталась ещё надёжнее спрятаться за мужчиной, но, мельком взглянув на неё, магичка поняла, что это не окончательное её решение. «Её неслабо обработали, - подумала Миран. - Настолько, что она готова пойти в лапы к зверю, если он поманит её своим когтем». К счастью, у магички был иной подход к зверям, как к обычным, так и в обличье людей. Кроме того, в ней было огромная решимость не позволять кому-либо вообще воздействовать на этого ребёнка — и неважно, обыкновенной силой убеждения и заложенных в девочке реакций или магией.
   Перехватив посох удобным для себя образом, Миран целиком сосредоточилась на фигуре, вышедшей из прохода, прежде преграждённого ледяной стеной. Повсюду вперемешку с ледяной крошкой лежали камни — по-видимому, способ, которым и была снесена преграда. Быстро отметив это в своём уме, магичка попыталась максимально быстро разобраться в том, кому им предстояло противостоять. Велико же было её удивление, когда она увидела на расстоянии нескольких метров перед собой эльфа. Почему-то она заочно решила, что это будет человек, ведь эльф… На них вечно сбрасывают ответственность за все беды, которые приключаются с людьми, так что Миран и не стала предполагать, будто кто-то, разделяющий с ней общие расовые корни, мог бы пойти на такое. Впрочем, её ожидания не имели ничего общего с её представлениями, но магичка в целом была к такому готова, а потому не позволила себе растеряться из-за данного открытия. Эльф, человек - да хоть кунари! - но ответственность за свои деяния нужно нести всем и каждому.
   Миран по-быстрому изучила его как смогла, оценивая физические и магические возможности незнакомца. Последнее можно было разведать лишь путём провокации, но в остальном он не создавал впечатления бойца, которого было бы невозможно одолеть в честном бою с применением оружия. Тем не менее, у посоха эльфа-незнакомца имелось острое навершие, что говорило о его готовности использовать его не только в магическом плане. «Если ты спросишь когда-нибудь об этом охотников, - говаривал долиец, помогавший ей развить свои способности в обращении с посохом, - то узнаешь, что один из самых опасных зверей это тот, что скрывает свою прыть под исключительной медлительностью». Миран понимала, о чём он говорил тогда, но не спешила применять на практике — в то время она была слишком резко, когда речь заходила об оружии. Но сейчас, насытившись свободой и успев встретить на своём пути много разных противников, она была готова прислушаться ко всем советам, которые когда-либо звучали в её адрес, и не действовать в спешке, правда, частица ощущений давно погибшего боевого мага, которая, как считала магичка, навсегда осталась с ней вместе со знаниями, переданными им, требовали от неё чего-то противоположного. Особенно сильно это было ощутимо, когда бледная рожа отступника повернулась в сторону Серого Стража, а взгляд голубых глаз остановился на девочке, чуть-чуть выглянувшей из-за него.
   На первый вопрос, заданный эльфом, Миран ответила молчанием, но вот вторая его реплика окончательно убедила её, что, в действительности, она поступила правильно, предварительно решив, что это дело можно решить только посредством сражения.
   - Даже не вздумай! - обрывисто воскликнула эльфийка, но слов было мало, чтобы остановить мага крови.
   Остальное происходило так, словно все они были заводными фигурками на какой-то причудливой игровой доске. Миран вряд ли могла бы сказать, почему не отшвырнула эльфа в сторону любым из доступных ей способов и почему вообще позволила ситуации дойти до такого, что он успел намеренно поранить свою руку, прибегая к главному из своих ресурсов. Вид девочки, вдруг отступившей от Серого Стража, заставил магичку испытать к своему противнику не просто гнев, а настоящее презрение.
   - Хватай её! - рявкнула эльфийка мужчине, входя в своеобразный боевой раж. - Хватай!
   Любой здравомыслящий человек, а уж тем более маг, столкнувшийся с магией крови, должен понимать, что у него есть всего два варианта действий: дать дёру или сразить источник смертельной опасности. В глазах Миран магия крови была силой, в равных степенях мерзкой, но и заслуживающей того, чтобы с ней считались. Кроме того, как личность, высоко ценящая свободу во всех её проявлениях, эльфийка относилась к данной магической практике как к плевку из скверны, плещущемуся в прозрачной воде пруда.
   Магия бывает разной, это правда, но её нельзя назвать силой, заведомо злой.
   За исключением магии крови.
   Следуя своим давним привычкам, эльфийка первым делом попыталась заключить противника в дробящую темницу, а следом подняла посередине комнаты новую ледяную стену. Она могла бы, конечно, пойти другим путём и действовать с упором на то, чтобы размазать врага по стенкам, но такая тактика требовала понимания возможностей противника и грамотной самозащиты. Ни тем, ни другим в текущих условиях Миран себя обеспечить не могла — помещение было недостаточно большим, чтобы два мага, схлестнувшись между собой, не задели мужчину и остроухую девочку.
   - Бегите отсюда! - крикнула она Серому Стражу, вынуждая его схватить маленькую эльфийку на руки и бежать в проход, находившийся сбоку от неё. Сама Миран готовилась последовать за ними, а потому ещё раз подстегнула мужчину своим голосом: - Быстрее!
   Времени на полноценный разбор обстановки не хватало, так что магичка рассчитывала перевести сражение в другое место, искренне надеясь, что её действия не загонят их всех в ловушку. Но даже тогда... Разве загнанная в угол мышь не сражается отчаяннее? Тем не менее, пока что Миран руководило иное чувство, и оно придавало ей уверенности в том, что в предстоящем сражении им не дозволено ничего, кроме победы.[icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

+3

16

Невыносимая боль пронзила тело тысячами завесных игл, и Шерлас, стиснув зубы, отступил на шаг - ровно настолько позволили границы магической ловушки.
Чужаки не собирались останавливаться на достигнутом. Им оказалось мало ворваться в чужие владения, увести людей, жизни которых им не принадлежали, отнять будущую преемницу ради мнимого «так будет лучше». Но Шерлас не собирался легко уступать им то, чему посвятил последние годы своей жизни. И, как только ему удалось сбросить враждебные чары, приготовился сражаться до последнего.
Окровавленная ладонь взметнулась вверх и, повинуясь жесту мага, мелкая земляная крошка и камни задрожали на полу пещеры, собираясь в плотный таран. Находящая за ледяной стеной, в кажущейся безопасности чародейка, не почувствовала при этом колебаний Завесы - Шерлас не касался разумом Тени, он использовал энергию самой жизни.
Лед разлетелся осколками, со звоном рассыпавшимися по камню, и сметшее преграду заклинание устремляется дальше. Атаковать вслепую - опрометчиво, но тогда и выбора не было. Теперь же Шерлас прекрасно видел свою цель. И тех, кто мешал ему её забрать.
Просторный рукав мантии стал липким и тяжелым от крови, однако эльф не торопился закрывать рану. Сражение не окончено, а  те, чью кровь он мог бы использовать, чтобы преумножить свою силу, успели покинуть это место до его возвращения. Рассчитывать он мог только на себя.
Земля под ногами Грэхэма на секунду становится мягче и словно обволакивает подошву сапог, а затем - расползается выше, к коленям, грозя обратить воина в камень, если тот промедлит и не предпримет своевременных мер.


Вековые своды пещеры подхватывают каждый звук, малейшую вибрацию. И местные обитатели слышат это. Чувствуют. Одни в страхе стремятся забиться глубже в природные коридоры, чтобы избежать встречи с источником своего беспокойства. Другие, напротив, заинтересованы. Они подрываются со своих мест и идут на звук.
Грэхэм одной крови с ними - и он ощущает их приближение. Пока они далеко. Но порождения тьмы прекрасно ориентируются в этих пещерах и знают, где можно сократить путь. До зала с клетками они доберутся непременно.

Обстановка и обращение в камень
[icon]http://sg.uploads.ru/ZlpSa.jpg[/icon][nick]Шерлас[/nick][sign]Здравомыслие — лишь маленькая коробка, безумие же — всё.[/sign][LZ]~35 лет, выходец из Киркволлского эльфинажа, маг крови и любитель устанавливать собственные порядки.[/LZ][status]God and Devil[/status]

+2

17

Гнев эльфийки можно было понять, но Грэхэм был не менее удивлен – и разозлен, действиями девочки, что никак не отреагировал на ее сердитый вопрос. Страж только рефлекторно подтолкнул девочку с траектории, указываемой наконечником посоха эльфийки – от греха подальше. Тем не менее взгляд магички пробирал до самых костей, так что Тарис, уже поежившись, собрался было все объяснить, когда девушку-мага что-то заставило резко развернуться, и Грэхэм выхватил меч, внутренне сжавшись, как пружина и готовясь к любому развитию событий. Магичка резко обернулась, зыркнув сначала на Тариса, потом на девочку, которая сильнее вцепилась в его ногу, явно чего-то испугавшись. Похоже, она тоже что-то почувствовала или услышала.
Через мгновение, это услышал и Грэхэм, когда кто-то разнес в дребезги преграду, возведенную его спутницей и в блеске осколков, показалась приземистая фигура с посохом. «И снова маги, сидели бы дальше в своих Кругах – никаких проблем бы не было. Воистину, власть развращает. И делает не-человеком» - с досадой подумал Страж, разглядывая новоприбывшего. В его движениях, осанке и взгляде явно чувствовалась враждебность, а посох четко давал понять – сражение может приобрести совершенно непредсказуемый характер. Даже тот факт, что их было двое против одного, хоть и давал очевидное тактическое преимущество, мог быть нивелирован искусными умениями врага. Впрочем, у Грэхэма тоже была пара тузов в рукаве.
Когда по вражескому посоху потекла, блеснув в тусклом свете факела, кровь, Страж хотел неожиданно прыгнуть на мага – тоже эльфа, как теперь он понял, воспользовавшись тем, что его фигура частично была заслонена магичкой, но когда Тарис почувствовал, что девочка вняла словам сероволосого эльфа, Грэхэм резко схватил ее за плечо и оттащил снова назад, одновременно с воплем своей спутницы-мага. Когда эльфийка начала колдовать, Тарис схватил девочку на руки и бросился в проход, из которого они пришли, в надежде что успеет скрыться в нем до того, как маги начнут творить самые свои разрушительные заклинания. Он по опыту знал, чем подобные стычки могут закончится, в худшем из возможных сценариев их всех засыплет осыпавшийся каменный потолок. Грэхэм не добежал пару шагов до выхода, как сзади раздался звонкий грохот, в стену рядом врезалась громадная каменная глыба, в правую часть затылка пронзила жгучая боль – и сразу что-то теплое и липкое впиталось в волосы на затылке, потекло за шиворот. «Блин, этот хрен умеет кидаться громадными булыжниками» - ошалело пронеслось в слегка закружившейся голове Тариса после того, как его зацепило каменным осколком заклинания врага. Не то чтобы его это сильно удивило, просто в голове он готовил несколько другой план атаки. Полностью восстановить равновесие Грэхэм не успел, так как неожиданно почувствовал, что его нога начала увязываться в камне («Что за чертовщина, еще!»). Из последних сил он швырнул девочку в сторону выхода, надеясь, что она пропадет из зоны заклинания, жертвой которого он явно стал. Тарис развел руки и попытался ступить шире, за пределы странно зашевелившегося, как ему показалось, камня, но найти твердую почву под ногами Грэхэму не удалось и по второй ноге начала расползаться странная тяжесть и онемение, словно ноги увязли в очень твердой глине или песке. Страж потерял равновесие и упал на четвереньки, заклинание мгновенно распространилось и на руки, начиная подниматься выше и доходя уже до уровня локтя, струйка крови на голове потекла в обратную сторону, пролегла вдоль линии волос и капнула на ставшую похожей на камень ладонь – кап, кап, кап. Тарис зарычал, чувствуя, как сдерживаемый доселе гнев начинает распалять кровь, поднимается кверху, как кипящее молоко, готовое в любой момент неожиданно выплеснуться наружу. Чего маг не мог знать, так это того, что Грэхэм был специально натренирован противостоять силам природы, к которым враг и прибегал в данный момент. Отдельный ручеек крови сменил свое русло и стек по скуле к уголку рта. Тарис отчетливо почувствовал запах и вкус крови – своей и чьей-то еще, имевшей неуловимо другой, более древний аромат. Кровавая пелена застлала глаза Серого стража, когда он освободил свои руки и ноги от каменных оков, вернув им способность двигаться, пусть и ощущая все еще продолжающееся действие заклинания.
***
Их четверо, гарлоки, возможно в сопровождении генлока или крикуна. Та часть Стража, к которой люди, знающие его, обращаются как к Грэхэму, ощущала их приближение, но пока они не объявились это не имеет значения. Их ждет неминуемая смерть. Тарис с рыком поднимается, впадая в ярость берсерка, одним движением выламывает дверцу клетки и как пушечный снаряд отправляет ее в эльфа-мага, бросаясь вслед за ним на врага. Страж ощущает какой-то удар о плечо, наверное, его спутница. Удар непреднамеренный, но, если она еще раз попадется ему на пути, ей может несдобровать. Меч сам оказывается в руке и Грэхэм, ослепленный яростью, стремительно, но не так быстро, как мог бы, сокращает дистанцию с эльфом в окровавленной мантии.

Шывряние дверцы

Отредактировано Грэхэм Тарис (2018-08-07 22:50:05)

+3

18

Нет таких битв, в которых всё происходило бы так, как задумано.
   Ко всем вопросам, касающимся выживания, Миран подходила весьма обстоятельно. Она не любила излишне рисковать и не была сторонницей взгляда, что, мол, «там видно будет, как поступить». Нет. Магичка привыкла обдумывать свои действия заранее, и ещё лучше было бы иметь хотя бы одно лишнее мгновение, чтобы изучить врага, но даже тогда высчитать результат столкновения с какой-либо точностью было бы невозможным. Всё всегда решает случай. Эльфийка вдоволь наслушалась рассказов о том, как вмешавшийся в продуманный процесс элемент неожиданности полностью нивелирует все предшествующие этому приготовления. Незнакомец же, заточивший здесь толпу беженцев, был для Миран одной сплошной неожиданностью. Разумеется, о нём можно было что-то узнать по тому, как он выглядел, как вёл себя и какие способности он успел продемонстрировать, но этого было недостаточно, чтобы просчитать схватку до мелочей, а из мелочей, как известно, и складывается вся картина целиком.
   Миран была готова к тому, что всё пойдёт не так, как она рассчитывала, но всё равно это не прошло для неё незаметно. «Как? - спрашивала себя магичка в течение тех быстрых секунд, когда стало понятно, что дробящая темница не удержит противника на тот срок, который был нужен Серому Стражу и маленькой эльфийке для бегства. - Как ему это удалось?» Но в такой суматохе времени на размышления практически нет — есть лишь возможность реагировать, и желательно делать это с умом. Мужчина и девочка всё ещё оставались на своих местах, когда Миран поняла — ещё мгновение и противник окажется на воле. Серый Страж почему-то медлил, и эльфийка разозлилась на него за это — если бы дело касалось его одного, магичка отнеслась бы к этому иначе, но в её мыслях крепко закрепилось обязательство вывести отсюда девочку, на которой сконцентрировалось прежде внимание их противника.
   «Стена», - сообразила Миран. Секунды летели очень быстро, и уже миг спустя дробящая темница выпустила из своих отнюдь не ласковых объятий остроухого врага. Магичка бросила быстрый взгляд в ту сторону, где он находился, а затем — сразу же на Стража и девочку. В том, что отступник перейдёт в наступление, она нисколько не сомневалась, а потому нужно было как-то защитить тех, кто имел меньше шансов укрыться от атакующей их магии.
   Эльфийка приподняла руку, убрав её с посоха, и ощутила энергию, сдавившую ей руку. Это было приятное напряжение — словно прикосновение к силе, которая была способна одним своим махом обрушить все эти пещеры. Миран чувствовала его в пальцах и самой кисти. Сконцентрированная ею магия обхватила девочку, заструившись переливами от пола к потолку. Магичка испытала мимолётное облегчение — силовое поле должно было защитить маленькую эльфийку. Теперь можно было подумать и о себе.
   Понимая, что противник не будет стоять на месте, Миран могла либо напасть на него, либо отступить. Позволить себе бежать она даже не собиралась — в пещере с клетками по-прежнему оставался Страж и девочка, силовое поле вокруг которой рано или поздно, но исчезнет. За то короткое мгновение, что было предоставлено ей, магичка пришла к выводу, что нанести удар она не успеет, а значит нужно было искать себе укрытие. Спрятаться в этом помещении было негде; она могла разве что заступить за клетку. Приподняв посох, острым концом упиравшийся в землю, Миран собиралась шагнуть за преграду, но успела сделать лишь пол-шага, как ледяная стена в прямом смысле взорвалась, осыпая всё помещение каменной крошкой и осколками льда. «Merde!» - только и успело раздаться в уме у магички.
   Всё действие сопровождалось достаточно внушительным грохотом, пусть и продлившимся не дольше пары секунд, но эльфийка сначала увидела, что произошло, и лишь только затем оказалась оглушена этим звуком. По вполне понятным причинам в момент, когда это случилось, она закрыла глаза. Какой-то камень угодил ей в плечо, заставив магичку пошатнуться и отшагнуть на два шага назад, - казалось, словно её пихнул какой-то грубиян или маленький недовольный медведь. Миран инстинктивно зажала древко посоха двумя пальцами и поднесла руку с ним к плечу. К счастью, камень ударился о наплечник и руку не поранил, но ушиб ощущался в достаточной мере, чтобы теперь эльфийке, орудуя левой рукой, приходилось преодолевать себя.
   Скользнув за клетку, она приказала себе забыть об ушибе. Взгляд серо-голубых глаз быстро наткнулся на девочку, которую сберегло силовое поле. Следом магичка обнаружила и Серого Стража. Честно признаться, вид крови, намочившей его светлые волосы на затылке, заставил чему-то дёрнуться внутри Миран, но она без промедления преобразила это чувство в гнев к отступнику, который лишь возрос, когда она сообразила, что он использовал на мужчине ещё одно из своих заклинаний. «Плохо дело», - подумала эльфийка, оценивая свои шансы. Судя по всему, в ближайшее время ей придётся сражаться с противником один на один. Миран знала лишь один способ, как вырвать себе преимущество над ним.
   Ей нужно было втянуть его в ближний бой.
   Взгляд на мгновение приковал к себе летящий по воздуху предмет. Не дожидаясь приглашения и посчитав это своим шансом, эльфийка выбежала из-за клетки и понеслась навстречу отступнику. Каким-то образом Серый Страж не только выпутался из магического плена, но и умудрился оказаться рядом с ней. Даже более того — этот без пяти минут раздавленный камнями мужчина, чуть не превращённый в подобное им изваяние, ещё и оттолкнул её в сторону. Толчок пришёлся прямо в ушибленное плечо, так что магичка едва не зашипела на него, впрочем, мазнув по мужчине взглядом, она вовремя сообразила, что охватившее его безумие не является просто каким-то проявлением эмоционального отклика на то, что его побили камнями.
   Возможно, Миран стоило пропустить его вперёд и просто остаться ждать в стороне, пока Страж не расправится с их противником или хотя бы не ослабит его своими мощными ударами, предвестия которых эльфийка видела в той силе, с которой он сжимал своё оружие. Но возможно и то, что магичка видела в отступнике слишком большую угрозу и слишком отчаянного преступника, чтобы оставить ему хотя бы шанс на выживание в этой схватке.
   Эльфийка сделала всего один шаг - и тут же знакомая энергия обхватила её. Это было странное ощущение, будто что-то, чем она обладала в малом количестве, объяло её со всех сторон. Серый Страж, оказавшийся рядом с ней на расстоянии чуть больше вытянутой руки, тоже должен был ощутить это — как холод, подобный тому, что живёт в Морозных горах, касается его палящей ярости. Да и отступник наверняка почувствовал это, но скорее даже — увидел.
   Путём шага в Тень Миран оказалась возле него, заведя схваченный обеими руками посох лезвием вперёд в мощном, уверенном взмахе. «Ma halam sahlin», - читалось на её лице и в блеске на остром лезвии. [icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-08-17 01:31:14)

+3

19

Брошенная дверца от клетки ударила в плечо. Сустав налился тяжестью, однако боль оказалась терпимой для того, чтобы выполнять этой рукой необходимые пассы.
Под ощерившиеся сталактитами каменные своды не проникало солнечных лучей. Здесь царили вечные мрак и холод. Подземелье, которое уготовал Шерлас для своей семьи, мало годилось для жизни и больше напоминало склеп - и сегодня его недруги окажутся похоронены здесь.
Успех был близок. С усмешкой взглянув на упавшего на колени мужчину, не то выронившего, не то отшвырнувшего девочку, Шерлас воздел посох к потолку пещеры. Здесь он находился в своей стихии - ему и править бал. Сталактиты задрожали - нервно и мелко, готовясь в любой момент обрушиться на головы непрошеных гостей.
Но этого не произошло. Выбравшийся из каменной темницы воин нарушил все планы, и эльф, тихо выругавшись, перехватил посох двумя руками. Рану на одной из них неприятно тянуло, но ему, магу крови, было не привыкать к этому ощущению. Древко прочертило в пыли линию, обозначая границу защитного поля. Барьер питался жизненными силами своего создателя, но, видно, недели без солнца и кровопотеря подкосили хилого мага - щит оказался сломлен первым же ударом.
Каменные стены подхватили полный боли и ужаса крик, а горячая кровь обагрила застиранную мантию. Упав на землю - мощный удар попросту сбил его с ног, - Шерлас попытался зажать рану на боку, там, куда, с хрустом ломая ребра, вошел клинок воина. Он хотел отступить. Признать, что сдается, но не мог - от боли перехватило дыхание. Хрипя, эльф перевернулся набок, слепо протягивая вперед руку в попытке дотянуться до посоха. Однако, приподняв голову, чтобы отыскать взглядом свое оружие, он увидел перед своим лицом лезвие чужого посоха и в страхе отпрянул, как раненый зверь, шипя от боли.
Но внезапно под сводом пещеры эхом прокатился голосок - звонкий, детский:
- Не трогайте его! - тихий всхлип послышался со стороны входа, куда Грэхэм подтолкнул девочку. Упрямая Ноготок не хотела сбегать. Она вернулась. - Пожалуйста, не надо… пожалуйста…
По затянутому слезами, но осмысленному взгляду девочки, можно было понять - она не находилась под действием магии крови и действовала по собственной воле.
[icon]http://sg.uploads.ru/ZlpSa.jpg[/icon][nick]Шерлас[/nick][sign]Здравомыслие — лишь маленькая коробка, безумие же — всё.[/sign][LZ]~35 лет, выходец из Киркволлского эльфинажа, маг крови и любитель устанавливать собственные порядки.[/LZ][status]God and Devil[/status]

+2

20

Всё происходило очень быстро. Но могло ли вообще быть иначе? Возможно, когда ведётся какая-либо осада или большое количество людей выступает против столь же большой численности врагов, но в таких вот битвах, вдвоём против одного…
   Миран, конечно же, знала, что в случае, если они не выберутся из этого помещения, бой не затянется. Кто-то должен был пасть, так как обе стороны были непримиримы и верили в необходимость одержать победу. Этот отступник - бледный синеглазый эльф - был безумен; магичка видела это в его взгляде, но прежде - в поступках, которые он совершил. Что творилось у него в мыслях - об этом им уже никогда не узнать, но, глядя на него, Миран была уверена, что они имеют дело вовсе не с диким зверем. Нет, что-то дикое и звериное в нём непременно было, но только людская извращённость была способна на то, к чему он стремился и какие методы использовал на пути к своей цели. Сама магия крови, к которой он прибегал, уже о многом говорила. Пусть он и не выглядел как боец, но недооценивать его было бы слишком опасно. Едва только магичка впервые увидела его, как тотчас же поняла - они с Серым Стражем обязаны одолеть его, прежде чем он покажет им все свои возможности. А таковых в его арсенале должно было быть немало.
   Лезвие посоха Миран вспахало воздух, и при иных обстоятельствах это сильно укололо бы эльфийку - в подобных сражениях такие промахи были недопустимы, - но сейчас это практически не имело никакого значения. Она заметила это быстро, бросив взгляд поверху своего предплечья, приподнятого в завершившемся взмахе. Кровь уже расплывалась по облачению, в которое был одет отступник, обозначая место, где за рваными краями ткани зияла рана. Ни на секунду не позволяя себе отвлечься и удерживая в уме всё происходящее вокруг, магичка увернулась в сторону, перехватывая посох так, чтобы при надобности было удобно нанести следующий удар, и уходя с возможной линии атаки мужчины, всё ещё остающегося на небольшом расстоянии от неё.
   Миран бросила в его сторону свой полный серьёзности взгляд: на его разгневанное лицо, застланное сбившимися волосами, от природы не слишком склонными к порядку, и эмоцией абсолютной ярости, и на меч, с которого стекала и сбрызнула на землю алыми каплями при движении его руки кровь врага.
   Вслед за всем тем, что уже успело сотрясти это помещение с клетками, раздался негромкий, но убедительный оклик. Быть может, потому он и привлёк к себе внимание эльфийки - тем, что был искренним, а не требовательным или истеричным. Миран, разумеется, сразу же поняла, что это не чей-то посторонний голос и что хозяйкой слов, сбежавших мурашками между лопатками магички, была Ноготок - маленькая остроухая пленница, которую любой ценой нужно было доставить на поверхность, прочь из этого мрачного и пугающего места, под стать какому-нибудь пыточному закоулку Тени. Но то, что прозвучало из её уст, не укладывалось в уме взрослой эльфийки. Было вполне ожидаемо, что девочка будет издавать какие-то звуки и даже кричать, ведь всё, что здесь происходило, не могло быть привычным для ребёнка, но само это действие не складывалось воедино со смыслом, которым оно было наполнено. «Не трогайте его, - мысленно повторила точь-в-точь Миран то, что мгновением назад попалось ей на слух. - Пожалуйста». Она стояла, глядя на девочку и  теряя тем самым драгоценные секунды.
   «Пожалуйста?..»
   Эльфийке понадобилось совсем немного времени, чтобы обдумать всё и принять решение - оно исчислялось маленькой долей минуты, меньшей даже, чем её половина. Самым опасным в текущий момент был даже не отступник, а кое-кто другой. Кто-то свирепый и непредсказуемый, - а Миран была научена опытом, что такого рода опасность нужно исключать в первую очередь. Так что, бросив на Серого Стража меткий, точно спущенная с тетивы стрела, взгляд, она сконцентрировала вокруг свои силы и заключила его в силовое поле, лишая возможности сделать что-либо в ближайшие мгновения. Затем, решив не мешкать, он подхватила носком сапога лежавший на земле посох отступника и отшвырнула его насколько далеко смогла. Для Ноготка это оказалось слишком пугающим жестом, так что она ринулась в их сторону, но эльфийка успела перехватить её левой рукой и крепко прижать к себе. Это действие тотчас отозвалось болью в её плече, но Миран, всё ещё находившаяся в состоянии боевой подвижности, попросту перетерпела это.
   Взгляд серо-голубых глаз наконец остановился на отступнике. Чувствовалось, время утекало сквозь пальцы так быстро, что даже попытка удержаться за эти мгновения кончились бы их растратой.
   Что оставалось делать магичке? При любых других обстоятельствах можно было бы посчитать, что с этим эльфом уже было покончено. Будь он другой личностью, всё могло бы сложиться иначе, ведь, окажись он чьим-то другом, ему бы ещё могли попытаться оказаться какую-нибудь помощь. Но он был тем, кем был, и его путь стелился у него перед глазами, и таковым был его исход. Миран волновало лишь одно - то, что возможная причина его гибели могла в итоге помочь ему выжить. Вывод напрашивался один - отступника нужно было прикончить, так как оставлять его, мага крови, с таким обилием ценнейшего ресурса, было по меньшей мере неразумно. Но эльфийка не спешила этого делать. В бою всё вышло бы само собой, но бой уже был завершён, - остались лишь последствия. Миран презирала добивать поверженных врагов - так этот жест становился более осмысленным и ложился на её далеко не самую приглушённую совесть. К тому же, она не хотела, чтоб  Ноготок становилась всему этому свидетелем. Всё это было слишком сложно.
   В итоге Миран, всё так же удерживая девочку, наклонилась в сторону отступника, приседая на одно колено и глядя ему строго в лицо.
   - Ты - чудовище, - сказала она. - А чудовища погибают в одиночестве... И в темноте, которую они сами себе создали.
   Ноготок вырывалась у неё из рук, но эльфийка держала её крепко. Не обращая внимания на барахтанья девочки, она поднялась на ноги и шагнула к силовому полю, которое удерживало Серого Стража. Это был не самый лучший поступок с её стороны, но Миран это сделала не только для того, чтобы защитить себя и девочку, но и его самого - от тех вещей, которые он по ошибке мог натворить. Задерживаться в этом помещении Миран не могла - всё также из-за ребёнка, - но и снять силовое поле - тоже. Непохоже было, что Страж пришёл в себя, а потому она была вынуждена бежать отсюда без него. Вскоре заклинание всё равно должно было развеяться, но никакой гарантии, что они вновь встретятся, не было, как и в том, что они все выберутся на поверхность. Поэтому магичка решила предпринять попытку пробудить в нём его самого. Сделать это в текущих условиях можно было только путём слов. Нужно было сказать что-то такое, что обязательно затронет в нём его глубину. Что-то личное, очень важное. Но Миран ведь о нём практически ничего не знала…
   - Страж, - обратилась она к нему.
   Нужная мысль пришла к ней внезапно, будто бы сама по себе. Эльфийка пыталась смотреть ему в глаза и проговаривать слова чётко, без спешки и даже с некоторым чувством - иначе бы они прозвучали совсем не так, как нужно.
   - Победа в войне. Бдительность в мире. Жертвенность в …
   Где-то из тех ходов, из которых они прежде вышли, раздался пронзительный крик, уже знакомый Миран, - несомненно, так вопил, приближаясь к своим жертвам, крикун. Бросив взгляд в ту сторону - к толще камня, которая пока ещё отделяла их от угрозы, - магичка ещё раз взглянула на Стража, а затем, не отпуская девочку, побежала к выходу из помещения.
   Хвататься за факел было некогда, поэтому эльфийка зажгла завесный огонь в той же руке, которой держала посох. Она неслась по узкому проходу, по которому прежде почти успела пройти до конца, но была вынуждена вернуться. На уме творился полный хаос, ведущий себя как толпа людей на рынке возле прилавка со скидками на товар - так посторонние мысли пытались заполонить собой всё, затмив самое важное. Но Миран уверенно держалась за те вещи, которые были наиболее значимыми сейчас - за поиск выхода на поверхность и план действий при возможном столкновении с порождениями тьмы, которое, по-видимому, всё же должно было состояться.
   В конце коридора оказалась просторная пещера с множеством широких уступов, на которых расположилось что-то навроде примитивных хижин, - складывалось впечатление, будто кто-то намеревался выстроить здесь поселение. Всё это имело весьма странный вид и вызывало противоречивые чувства. «Он собирался жить здесь - вместе со всеми ними», - рассудила магичка, немного встревоженная своей догадкой. Только в качестве кого? Ей вспомнились слова, которые сказала по этому поводу девочка; они явно намекали на то, что отступник видел себя в роли некоего правителя, если не сказать больше. Миран даже и не знала, что думать по этому поводу. Эльф был явно не в себе, но все его замыслы были известны лишь ему одному - разве что он мог вести записи в каком-нибудь дневнике, но она не собиралась разыскивать его; на это попросту не было времени. «Безумец… - пронеслось в её уме и нехотя прибавилось: - Но достаточно предприимчивый, чтобы реализовать свои идеи...» Судя по тому, что это место находилось на стадии обустройства, планы у отступника были вовсе не мелкими - но это больше не имело никакого значения. Вскоре всё, что здесь находилось, будет принадлежать порождениям тьмы, и никому больше.
   Ноготок по-прежнему не хотела уходить, но её попытки высвободиться из хватки магички заметно ослабли. Миран пыталась понять, как же так могло получиться, что девочка в итоге начала относиться к своему истязателю - а иначе его никак обозвать нельзя было, - с такой привязанностью. Было бы легко списать всё это на побочные эффекты от магии крови, но магичка сомневалась, что дело было в них; впрочем, в будущем она так или иначе намеревалась проверить это. Но, если признать, что эмоции девочки исходили от неё самой, то ситуация складывалась в высшей степени ужасающей. Что происходило в этих пещерах и что эта маленькая эльфийка успела повидать, прежде чем они с Серым Стражем пришли сюда? Это были очень важные для Миран вопросы, которые она непременно хотела разрешить; магичка ведь видела, что Ноготок была в равной степени запугана и зависима от отступника. «Должно быть, в её глазах я теперь ничуть не лучше него», - мельком взглянув на девочку, подумала она. Что за сумбурный мир, если всё настолько перепуталось, что друзей не отличить от врагов?
   Пробегая по узкому пространству между уступами, магичка взбиралась всё выше. Посередине пещеры протекала вода, струящаяся по камням резвыми водопадными потоками по одной из стен. Возможно, если бы Миран была одна, то постаралась бы изучить то место, откуда она прибывала, и, пройдя в том направлении, вышла бы к источнику, которым, вероятнее всего, являлся водоём на поверхности. Но чтобы сделать это, нужно было каким-то образом взобраться по неровной пещерной стене, скользкой от брызг воды, а провернуть такое, волоча за собой девочку, было невозможным. Поэтому эльфийка быстренько выискала другой вариант - высокую деревянную лестницу, приделанную к другой стене неподалёку от водопада. На подходе к ней Миран отметила проём в каменной породе наверху - там мог находиться как какой-нибудь проход, так и что-то вроде отдельной комнаты, - но так как других вариантов магичка пока что не видела, то решила воспользоваться этим.
   - Da’len, - взяв девочку за плечи и заставляя посмотреть себе в лицо, обратилась к ней магичка.
   У той по-прежнему были слёзы на глазах, и она водила взглядом в другую сторону, так что Миран пришлось чуть-чуть усилить хватку.
   - Ноготок! - настояла она, и как только девочка обратила на неё должное внимание, продолжила: - Ты уже не маленькая, так что должна понимать - если мы не выберемся отсюда, то погибнем. Сейчас мы взберёмся по этой лестнице и как можно быстрее побежим, разыскивая путь на поверхность. Мы не остановимся до тех пор, пока не сделаем этого.
   На самом деле Ноготок была маленькой и многого не должна была понимать - ей по возрасту было положено учиться чему-то, но уж точно не науке выживания. «Словно для этого существует специально предназначенное время», - оборвала саму себя Миран. Её вот никто не спрашивал, хотела ли она отправляться в Круг Магов, чтобы затем её жизнь превратилась в беспрестанную борьбу за право жить на этом свете. Потом, когда Круги были разрушены, никто также не поинтересовался, есть ли у неё желание впутываться во весь тот хаос, в который погрузился  окружающий мир. «Нет, - поправила она саму себя, - чем раньше ты учишься выживать, тем больше у тебя шансов вообще когда-либо стать взрослым». Но, глядя на маленькую эльфийку, ей всё же думалось о других местах и других обстоятельствах для жизни. И где только она понабралась всего этого романтизма?
   - Но… - попыталась возразить девочка.
   Миран уже знала, что она захочет сказать. Было очевидным, что все её мысли были связаны с отступником. Магичка полагала и, честно говоря, даже чувствовала необходимость провести с ней откровенную и долгую беседу по поводу всего этого, но время вытекало у них сквозь пальцы.
   - Ты - очень особенная девочка, Ноготок. И твой… наставник, - эльфийке не нравились эти слова, но она должна была произнести их, - понимал это, иначе не взялся бы тебя учить. Если ты не выберешься на поверхность, всё, что здесь было, было зря. Ты понимаешь меня?
   Под этим Миран имела в виду, конечно же, не ту безумную науку, которой обучал её отступник. Дело было в плену, который девочке удалось пережить, истязания, которые переносили другие пленники, и, быть может, даже вынужденная жертва Серого Стража. О последнем магичке вообще не хотелось думать, потому что данный вопрос был целиком и полностью пронизан её собственной виной: если бы не она, Стражу вообще не грозила бы никакая опасность. Да, разумеется, выбрав такой путь жизни, он вполне отдавал себе отчёт, что может погибнуть в любой момент, но едва ли он рассчитывал, что к его гибели может привести случайно встреченная женщина, которая заточит его в силовое поле и тем самым, возможно, оставит в качестве лакомства подоспевшим порождениям тьмы. «Merde...» - не сдержалась Миран, и всё же пропустила этим мысли в свою голову. Нужно было думать только о себе и о девочке, но она отвлеклась, пожелав в глубине своего разума: «Выберись оттуда хоть как-нибудь!»
   Подсадив ребёнка, она вынудила её хвататься за ступеньки и ползти наверх. Сама Миран ползла сразу же за ней, практически накрывая собой девочку. Едва только они взобрались наверх, как магичка вновь взяла в руки посох, ранее заправленный за спину. Завесный огонь вновь разгорелся зелёным светом у неё на ладони, бросив их с Ноготком тени на неровные стены прохода такой высоты, что эльфийке не понадобилось бы прилагать усилий, чтобы дотянуться вытянутой рукой до потолка.
   - Скоро ты тоже научишься так делать, - желая подбодрить девочку, сказала ей магичка и двинулась вперёд, в то же время подталкивая маленькую эльфийку.
   «И больше никогда не будешь бояться темноты», - подумала Миран вслед за этим. Ещё неизвестно, какие страхи девочка вынесет с собой из этого подземелья, но магичка была решительно настроена посодействовать тому, чтобы у неё по крайней мере был шанс узнать об этом.
   Сколько они передвигались по этому узкому тоннелю, было сложно оценить, - время ведь течёт совершенно по-разному в зависимости от обстоятельств. Они с Ноготком спешили и, надо отдать должное девочке, в какой-то момент она перестала цепляться за всё вокруг всем своим естеством, и благодаря этому можно было перейти на полноценный бег. Магичка, разумеется, не обгоняла спутницу, за которую несла ответственность, но продвигались они действительно быстро, - только выхода как не было, так и не было. Это заставило Миран поволноваться; в особенности потому, что этот тоннель мог не просто не вывести их на поверхность, но и загнать ещё глубже в сердце гор. «Надо срочно что-то придумать», - решила эльфийка. Только вот что?
   Какая-то неведомая сила заставила её обойти девочку на два шага и первой пересечь границу, разделяющую проход и помещение за ним. Если бы этого не случилось, Ноготок, скорее всего, уже была мертва. Миран и сама лишь только чудом избежала удара длинным клинком с щербатым лезвием - он просвистел аккурат рядом с её рукой. Завесный огонь моментально потух в руке магички, и единственным источником света стал белый кристалл на конце боевого посоха, наполнившийся голубоватой магической энергией. В такие моменты эльфийка едва ли отдавала себе полный отчёт в том, что она делает, - для подобных случаев она давным-давно вывела соответствующие рефлексы. Из-под ног порождения тьмы вырвался лёд, острыми клиньями дотянувшись до потолка и пронзив его. Брызги чёрной жижи заляпали всё вокруг, в том числе попав и на магичку. Не растерявшись, она проткнула противника лезвием посоха, а затем скользнула им же по его шее.
   Сбросив с себя напряжение, пронзившее каждую её мышцу из-за неожиданного нападения, Миран обернулась к девочке и жестом подозвала её к себе. Та подчинилась и подбежала к ней в небольшую комнатушку с двумя стеллажами, на полках которых стояло всего по несколько очень старых книг, причудливыми канделябрами и выцветшим портретом, отображавшим какой-то пейзаж. Это место заслуживало того, чтобы изучить его, но не в той ситуации, в которой оказалась магичка с девочкой. Перед эльфийкой стоял нелёгкий вопрос - что сейчас делать? Бежать ли назад или попытаться прорваться вперёд? Ведь враг мог находиться и там, и там.
   - Если увидишь кого-нибудь из них, - предупредила Миран, больше не смягчая своего привычного тона, - отбегай в сторону и не позволяй им прикоснуться к себе.
   Девочка, к её удивлению, кивнула, и магичка, бросив взгляд в пустой проём впереди себя, шагнула ему навстречу. За ним лежал путь вперёд, предстающий в виде всё такого же неширокого тоннеля. Миран крепко держала посох, готовая в любой момент вступить в схватку и прислушиваясь к каждому, даже малейшему звуку. Всё то время, что они шли по этому пещерному ходу, то сужающемуся, то расширяющемуся, она ни на мгновение не утеряла своей бдительности.
   Наконец, тоннель подошёл к концу. Эльфийка слегка замедлила шаг, полагая, что в более широком пространстве впереди их может поджидать враг. Пальцы уже готовились плести заклинания, а тело - прыгать и кружить в разных направлениях, нанося удары и избегая их. Осторожно, шаг за шагом, Миран вышла из тоннеля в пустую пещеру. Впереди её глаза обнаружили то, из-за чего едва не подпрыгнуло в груди сердце, - сквозь груду камней едва брезжил свет. Быстро проверив, нет ли поблизости никого лишнего, магичка подбежала к камням.
   - Осторожно, - сказала она девочке, отступая на несколько шагов и призывая её к тем же действиям.
   Сконцентрировав энергию в своих руках и окружив ею груду камней, Миран приложила все усилия, чтобы отодвинуть их в сторону. Это потребовало от неё некоторых магических затрат, но стоило того, так как она не ошиблась - прямо за ними действительно находился проём, за которым хлестал сизо-зелёную траву столь привычный для этого региона ливень.
   - Быстрее! - подозвала к себе девочку магичка и, взяв её за руку, рванула к проходу.
   Дождевые капли тут же забили по её одежде, вспотевшему лицу и волосам, пронзили холодом кожу. Был обычный для Штормового Берега день - пасмурный и дождливый, но как же Миран была рада оказаться под этим пусть и затянутым облаками, но таким просторным небом! Шум беспокойного моря дотянулся до её слуха, а следом за ним - и неясное шипение. Ничего подобного быть не должно было, а потому магичка моментально отодвинула девочку себе за спину - и это оказалось весьма уместным: из-за ближайшего валуна появился похрюкивающий и порыкивающий гарлок; следом за ним - другой. Миран перестала считать после пятого, так как остановила свой взгляд на самом сильном из них. Пугающий одним своим видом даже больше остальных, он держался чуть поодаль, уже начиная плести своё колдовство. «Эмиссар», - всплыло в уме у Миран. Так называлось это существо, - она видела его в книгах, которые изучала в Круге Магов Вал Шевина. Похоже, наступила пора всё быстренько вспомнить.
   - Беги, - не оборачиваясь к девочке, сказала ей магичка, - обратно.
   Услышав топот ног, Миран обратилась внутрь себя, на несколько секунд закрыв глаза в попытке нащупать так хорошо знакомый и в то же время столь часто неуловимый отголосок боевого мага, некогда передавшего ей свои знания. Это всегда помогало ей собраться с силами максимально быстро и максимально точно использовать их. «Вьюга, - подумала эльфийка, - вьюга была бы уместнее». Но на это не хватало времени, так что она решила использовать другой навык, который в арсенале её умений числился одним из самых сильных. Она не рассчитывала одолеть всех своих противников - она лишь намеревалась задержать их. Сконцентрировав свою магическую мощь, Миран выплеснула её в виде хаоса стихий. Это сильно ударило по запасам её энергии; магичка буквально ощущала, как быстро силы покидают её, но это было не столь важно, потому как в её ситуации наиболее существенным было не споткнуться, бросившись бежать от превосходящего её в числе и по силе врага. [icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-09-06 19:54:31)

+2

21

Тарис почувствовал, как клинок добрался до кости, но это даже не замедлило его движения. Страж не был способен в своем нынешнем состоянии контролировать силу удара, поэтому он просто повалил врага на спину. Его предсмертный крик показался невнятным шепотом, по сравнению с пульсирующим грохотом стука сердца в ушах. Порождений стало больше, но это по прежнему не имело значения. Он убьет их всех, а также тех, кто встанет у него на пути. Берсерк вытащил меч из тела, не обратив внимания ни на то, что противник еще жив, ни на какой-то комариный писк от девочки, которую они должны были спасти. Сейчас и это не имело значения. Тарис замер на короткий промежуток времени, не обращая внимания на происходящее вокруг и раздувая ярость, увеличивающуюся вместе с ощущением присутствия порождений тьмы, но когда он с рыком бросился было в сторону ближайшего прохода, его словно парализовало - он не мог сдвинуться с места, хотя все ощущал! Копившийся гнев выплеснулся в неосуществленном нечеловеческом вопле, который прозвучал только в мозгу Серого Стража, пульс в ушах стучал как стадо коней, но поделать с этим он ничего не мог. Тарис бешено вращал глазами, когда эльфийка обратилась к нему. Каким-то образом он расслышал ее слова даже через мысленный вой в своей голове.
"Жертвенность в смерти..." - Эти слова эхом отдались в его голове.
Страж сеял смерть сам и знал, что был готов к ней уже давно, возможно слишком давно. Но в каждой смерти должен был быть смысл. Грэхэм смутно осознал, что в текущий момент гораздо более важным было не уничтожить как можно больше порождений тьмы, а помочь беженцам и этой маленькой девочке найти путь к спасению. Тарис сконцентрировался и попытался вернуть себе контроль до того, как порождения объявятся, поскольку если это произойдет, вернуться в нормальное состояние для него станет невозможным, пока последнее отродье не испустит дух. Учитывая где они находятся, это могло никогда не случиться. Страж ухватился за человеческую мысль, закрыл глаза и сконцентрировался на своем дыхании, пытаясь вернуть себе контроль над собой. Вдох, за ним еще один. Тарис открыл глаза через пару мгновений после того, как заклинание силового поля, которым его "одарила" эльфийка, перестало действовать.
"Нужно догнать магичку с девчонкой". Когда необходимо было действовать молниеносно, без малейших промедлений, Страж соображал очень четко и лаконично. Грэхэм поднял обраненый щит, поморщившись и сжав саднившую руку, бросил быстрый взгляд на металлическую дверцу и лишь на мгновение задержал взгляд на убитом, как полагал Тарис, маге-эльфе, вокруг которого уже растеклась порядочная лужа крови. Проверять жив он или мертв времени не было.
Страж побежал в ту сторону, куда ушли эльфийка с девочкой, но быстро понял, что придется идти наугад в надежде, что ему удастся напасть на их след. Больше всего он опасался, что столкнется с порождениями и снова впадет в боевой транс, из которого уже не сможет выйти самостоятельно. Тарис пробежал несколько коридоров, сворачивая туда, где присутствие порождений ощущалось меньше всего. В этом был смысл, так как врядли его бывшие спутницы выбирали бы противоположное направление: наоборот, столкнувшись с порождениями они дали бы деру в противоположную сторону. Один раз Тарис пересек достаточно большое помещение с колоннами, но трупов или других следов сражения в нем не было, по крайней мере пока. Когда Грэхэм был примерно на середине комнаты, с противоположного конца раздался какой-то звонкий шум. Тарис бросился туда, нахмурившись, потому что он чувствовал крайне близкое присутствие порождений, причем большого их количества. "Неужели они перепутали и забрались вглубь?" - Грэхэм стиснул зубы от негодования и четкого понимания, что ситуация крайне неблагоприятная. "Харгрор будет мне должен свой новый щит. Твою мать, он мне должен будет весь свой доспех, имение и пол-гребаного-царства в придачу!" Когда Страж вбежал в помещение с мертвым гарлоком, у него уже не осталось сомнений, что буквально пару минут назад здесь произошло сражение с применением магии, поскольку на теле порождения было множество колотых ран, а отряда копейщиков что-то поблизости видно не было. Тарис бросился вперед, надеясь нагнать эльфийку до того, как ее окружат порождения, которые были уже здесь. Впереди послышался какой-то грохот и Страж не раздумывая побежал на шум. Грэхэм почувствовал дуновение свежего ветра и он глубоко, не без облегчения, вздохнул, искренне расчитывая, что теперь все будут в безопасности. Жуткий мороз ударивший в лицо перед самым выходом из туннеля поумерил пыл Грэхэма. Тарис прислонился к стене, пережидая пока заклинание развеется, и как только оно прекратилось, выбежал наружу, под дождь.
Страж оценил тактическую ситуацию. Заклинание эльфийки было направлено на группу порождений во главе с эмиссаром. Соперник грозный, но одолимый, тем более для двоих, но неопределенность вносила девочка, которую необходимо было защищать. Чашу весов не в их пользу склоняло и то, что Тарис с магичкой находились слишком близко к гномьим руинам, откуда в любой момент могло появится еще с десяток подобных эмиссаров.
- Возьми чуть правее, к тому утесу, там есть расщелина по которой можно быстро спуститься к морю! - Проорал он в спину эльфийке и махнул щитом в нужную сторону, когда та обернулась. Грэхэм не смог удержаться от улыбки во весь рот, когда поймал ее взгляд, но быстро снова посерьезнел. - Я приведу девочку, беги!
Тарис побежал по склону вниз, где уловил мельтешение светло русых волос. Девочка бежала, спотыкалась, падала, снова поднималась и явно не смотрела куда бежит, что могло закончиться очень и очень плохо. Грэхэм догнал девочку, схватил и зажал подмышкой и бросился туда же, куда до этого отправил эльфийку. Он понятия не имел послушала она его или нет, для нее будет лучше если послушала. Тарис подбежал к обрыву и передал девочку магичке, после чего спрыгнул в расщелину сам. Раздался треск молнии и в то место где до этого стоял Страж, ударил электрический разряд - видимо эмиссар решил атаковать.
"К берегу, бежим!" - Тарис снова взял девочку на руки и, стараясь держаться поближе к каменной стене, побежал в сторону шума моря. Позади раздавались звуки боевых заклинаний и другой грохот, но Страж даже не оглядывался, чтобы не сбавлять ходу. Ситуация явно накалялась, и Грэхэм не очень представлял, что делать дальше. Когда они выбежали к самому побережью, Грэхэм заметил лодку и незадумываясь побежал к ней. Уйти морем конечно было тоже опасно - Штормовой Берег не зря носил подобное название, но учитывая какое количество порождений их преследовало, этот вариант казался более приемлимым, чем оставаться на берегу. Судя по отсутствию возражений со стороны эльфийки, Грэхэм сделал правильный выбор.
- Залезай, в лодку и ляг на самое днище, не высовывайся, пока я не разрешу, - произнес он строгим голосом Ноготку. - Нам нужно как можно быстрее оттащить ее к морю, - произнес он уже подбежавшей магичке. - Прикрывай нас.
Они вместе начали тащить лодку по песку, но порождения не отставали и уже бежали в их сторону вдоль берега.
- Вот черт, можешь нас прикрыть..? - Страж запнулся, понимая, что до сих пор не знает имени своей спутницы. - Кстати, меня зовут Гррэ-хээм, - он прокряхтел последний слог от натуги, протащив лодку по попавшемуся под ней булыжнику. - А ты отлично справилась там, в пещерах. - Он снова улыбнулся ей и фыркнул, сдувая прядь волос с глаз.

+2

22

Бывают такие моменты в жизни, когда ты просто не имеешь права оплошать. То, что ей — не в пример многим другим — не дозволено ошибаться, Миран поняла ещё в детстве. Наверное, эльфийке стоило прийти к этому осознанию ещё чуть раньше, чем это случилось на самом деле, и тогда, вероятно, её жизненный путь сложился бы совсем иначе... Подумать только, какой могла бы быть жизнь магички, не проберись она в тот самый день в комнату хозяйской дочки и не попадись она на том, чего ей делать ни в коем случае нельзя было! Но жалела ли Миран о том, что всё произошло так, и никак иначе? Едва ли. Разумеется, некоторые вещи в своей биографии ей хотелось бы изменить, но уж точно не весь тот холст событий, что оставался у неё за плечами. Если так посмотреть, то именно её неосмотрительность и ошибки привели к тому, кем она являлась сейчас; и именно падения сделали из неё личность, оступающуюся лишь в исключительных случаях. С тех самых пор, как она, проявив настойчивость, вытащила себя на один уровень с другими учащимися в Круге Магов Монтсиммара, а затем в определённых вопросах даже начала их обгонять, Миран и обрела это качество характера — делать всё так, чтобы не ошибиться. Но прямо сейчас, успев обвести взглядом порождения тьмы, которым магичке в ближайшем будущем предстояло противостоять, она понимала в глубине себя, что в данном конкретном случае её намерение выложиться по максимуму имело мало общего с её привычками и нежеланием проигрывать. В эту секунду, глядя на эмиссара, который мог стать причиной гибели абсолютно любого человека — даже опытного мага из Серых Стражей, - она думала о маленьком остроухом ребёнке, который должен был находиться где-то у неё за спиной. Речь больше не шла о том, чтобы попросту отстоять своё право на дальнейшую жизнь. На кону стояло нечто большее: жизнь той, у кого она только начиналась. И разве можно было при подобных обстоятельствах позволить себе ошибиться хотя бы в самой крохотной мелочи?
   Хаос стихий забился энергией перед входом в пещеру, ударяя холодом по неугомонным гарлокам. Это требовало немалых магических затрат, и Миран чувствовала, сколь резво силы покидают её — но вместе с тем она ощущала и некое наполнение. Возможно, что-то такое испытывали и Изумрудные рыцари, когда проигрывали один бой за другим, но осознавали при этом, что их усилия, тем не менее, не напрасны. Эльфийка постаралась почерпнуть из мыслей о них необходимую для себя решимость. Она думала об этих храбрецах древности — и о доблести боевых магов, которые жили ещё до них. Вместе с тем у неё перед глазами вырастали великаньи древа Изумрудных могил во всей своей блистательной зеленеющей красоте. Казалось, в эти мгновения она могла даже ощутить этот ни с чем не сравнимый запах свежести и безмятежности. «Дом... — подумала Миран, сжимая пальцы на древке посоха. — Надо съездить домой после всего этого...» Её магический ресурс тем временем заметно сократился, и всякие лирические помыслы мгновенно развеялись, словно подхваченные резвым ветряным порывом, пробежавшим мимо магички и её противников. За несколько секунд ей нужно было придумать, как обезвредить эмиссара, и осуществить эту затею, не потравив в пустую ни единого мгновения.
   Эльфийка собиралась пустить остаток своих сил на то, чтобы схватить и сковать противника самым холодным и цепким ледяным касанием, на какое она только была способна — и именно в этот момент о её слух постучался возглас, озвученный уже знакомым ей голосом.
   Не расслабляя рук, которые уже покрылись заметным со стороны инеем, Миран рискнула обернуться и взглянула через плечо на мужчину. Была ли она удивлена тому, что Страж не только освободился из плена подземных ходов, но и столь быстро нагнал их? Конечно, имелось в смеси испытанных ею эмоций и удивление, но сильнее всего прочего было облегчение, явно отдающее ещё и радостью. Тому имелись ровно две причины: во-первых, помощь Серого Стража в противостоянии порождениям тьмы была попросту бесценна, а во-вторых… Эльфийка действительно надеялась, что мужчине удастся без лишних происшествий выбраться под открытое небо. «Мы зашли туда вдвоём, — рассудила она, — и было бы лишь справедливым, что выйдем обратно мы тоже вдвоём». Убедившись, что из пещеры выбежал действительно знакомый ей человек, Миран даже и задумываться больше не хотела, как бы она справилась с собственной совестью, если бы в итоге оказалось, что Страж так и остался под толщей камня и что она напрямую посодействовала этому.
   — Ноготок! — быстро и громко позвала эльфийка, хоть соратник и сказал, что позаботится о девочке.
   Ответа не последовало, но краем глаз магичка успела заметить, как ребёнок проносится в сторону от неё. «Сейчас посмотрим кто кого», — приободрившись, подумала Миран и рывком приподняла руки. Лёд в ту же секунду охватил эмиссара со всех сторон, стремясь заключить его в свои холодные — как самая суровая зима — объятия, но могло ли это задержать его, эльфийка не стала проверять. Страж отчётливо дал понять, что их тактика в сложившихся обстоятельствах — это побег. Без лишних слов магичка приняла его план и, не став задерживаться, ударила ближайшего к ней гарлока наискосок лезвием своего посоха, вынудив того отшатнуться, и побежала в указанную сторону.
   Наверное, если бы за ней не гнались порождения тьмы, Миран с присущей ей ответственностью приступила бы к спуску — но сейчас такого рода осторожность практически не бралась ею во внимание. Невзирая на то, что её сапоги были не слишком приспособлены для подобной местности — и что такое занимало её ум, раз она столь дурно подошла к выбору обуви перед этой поездкой? — эльфийке удалось устоять на ногах, хотя её то и дело заносило. Она бежала, крепко держа в руке свой посох, и все её мысли были направлены на то, чтобы не утратить равновесия. Попутно же магичка бросала взгляды на Стража и девочку, которую он нёс, зажав маленькую эльфийку под мышкой — ей было важно знать, что с ними происходит в конкретный момент, чтобы в случае чего успеть среагировать должным образом. Впрочем, быстрее, чем это могло бы показаться, они оказались рядом, и Миран с ощутимой для себя повторной волной облегчения обхватила девочку одной рукой и прижала её к себе, пока мужчина спрыгивал вниз. Стоило ему приземлиться на ноги, как электрический разряд шмальнул совсем поблизости от магички с ребёнком, вынудив первую стиснуть кулаки — в тот момент, когда ударила молния, оставив после себя гаревый след, она успела мотануть Ноготка в сторону, а после быстро передала её Стражу. Ох, как же ей хотелось поднять могучую ледяную бурю, чтобы она пронзила своим снегом и льдом ту тварь, что едва не убила её спутника и чуть не зацепила их с девочкой!.. Но сил по-прежнему было недостаточно — нужно было слегка подождать, а потому Миран последовала за Стражем и Ноготком, оградив себя от возможности решиться на какие-либо безрассудные поступки.
   Несясь со всех ног за мужчиной с остроухим ребёнком в охапке, магичка, казалось бы, даже толком не придавала значения тому, что их окружает и на что наступают подошвы её сапог. Её взгляд был обращён вглубь себя — туда, где вихрилась хорошо знакомым холодком её магия. Да, она могла  бездействовать несколько минут, но это было лишь затишьем перед бурей. Порождения тьмы не отцепяться — в этом Миран была прямо-таки уверена. Сколько они успеют пробежать по берегу, прежде чем эти чудища нагонят их? Она, конечно, рассчитывала на то, что им удастся как-нибудь отделаться от них, но на тот случай, если всё-таки придётся сражаться, магичка хотела быть во всеоружии — и потому она будто бы наблюдала за своим магическим ресурсом, но не притрагивалась к нему. Это было как дожидаться, когда успокоиться водная гладь, прежде чем запустить по ней ещё несколько «лягушек»… «Лягушек» опасных и несомненно способных переменить ход событий, склонив его в пользу тех, кто ныне просто убегал.
   Увидев непосредственно сам берег, да ещё и поблизости от себя, Миран ещё больше прибавила ходу, хотя прежде казалось, что это вообще невозможно. Оглянувшись назад, она увидела нескольких гарлоков, бегущих вслед за ними. Эмиссара с ними не было, а потому магичка остановилась на короткое мгновение и, чувствуя себя способной на это, ловко схватила и заточила одного из них в дробящую темницу. Едва не запнувшись, она повернулась обратно и продолжила бежать за Стражем, который как раз остановился возле столь удачно попавшейся им лодки. Эльфийка, конечно, хотела спросить, с чего он решил, что она пригодна для плавания, но посчитала, что можно исключения ради довериться мужчине — впрочем, особой разницы в том, чтобы бежать дальше или сделать остановку, не было.
   Как только Миран подбежала к лодке и принялась толкать её вместе с мужчиной, он вдруг бросил в её сторону нечто, что магичка при иных обстоятельствах восприняла бы как приказ, но на этот раз просто выслушала его и приняла к сведению сказанное. Ноготок уже находилась в лодке, а потому та мгновенно превратилась в место, которое нужно оберегать, так что магичка не стала возражать, бросив молниеносный взгляд на приближающихся порождений тьмы. Отбежав на небольшое расстояние от воды и слыша, как Страж толкает лодку навстречу волнам, она вновь сконцентрировалась на своей магии и, призвав её, покрыла одним движением промокший, чавкающий песок ледяным узором. В действительности она могла бы задержаться ещё чуть-чуть и сразить самого юркого гарлока своим посохом, но причин делать это не было — вместо этого стоило поспешить и запрыгнуть в лодку, пока её не отнесло слишком далеко. Штормовой Берег был местом, где вода и ветер были способны проявить себя в самом неожиданном виде, и потому Миран не стала рисковать.
   Держа оружие наготове, она, тем не менее, побежала не навстречу врагам, а вслед за лодкой. Вода — честное слово! — была не менее холодна, чем магия, которую с детства знала и использовала магичка. Пытаясь не обращать внимания на то, как эти ощущения проникают под самую её кожу, эльфийка всё же добралась до лодки и, ухватившись за её край, перемахнула внутрь неё.
   Не отрывая взгляда от побережья, Миран сказала:
   — Греби сколько сил, — и, повернувшись на мгновение к мужчине, произнесла с напускным орлейским акцентом: — Гхрэхэм.
   Она, разумеется, уловила всё, что он сказал ей там, на берегу — просто не ответила на это, потому как ситуация обязывала её к иного рода действиям. Но сейчас, чем дальше от берега и порождений тьмы они оказывались, отдавая себя на милость вечно пенного, плюющегося брызгами моря, наверняка гордящегося своими шабутными волнами, Миран повторила всё услышанное у себя в мыслях. «Неужели он мне и слова не скажет по поводу того, что случилось?» — размышляла она. Быть может, в том состоянии, в котором они оба находились ещё несколько минут назад, и можно было не думать ни  о чём, кроме как о бегстве или сражении, но теперь, когда море уносило их прочь от опасности, момент был как раз подходящий, чтобы вспомнить всё вплоть до мелочей. И элфийка, само собой, ожидала, что Страж заговорит о том, что она оставила его под воздействием силового поля, а сама сбежала. Но вот что удивительно — он молчал.
   Убедившись, что эмиссару не достать их даже своей магией, Миран наконец сбросила с себя всё боевое напряжение. Бесшумно выдохнув, она повернулась в сторону Стража и девочки, находящейся между нею и мужчиной. Кто бы мог подумать, что задание, на которое она ехала в этот край, обернётся таким образом? Магичка и представить не могла, что на самом деле кроется за исчезновением беженцев — и уж точно она и не предполагала, что покинет Штормовой Берег таким образом и в таком составе. Было ли это плохо? Отнюдь. Они нашли выживших, обезвредили отступника и смогли вывести из подземелий девочку, чья судьба в ином случае сложилась бы куда как иначе — и едва ли лучше, чем это было возможно сейчас, когда маг Инквизиции и Серый Страж вмешались в ход событий.
   — Опасность миновала, — негромко сообщила Миран, глядя на ребёнка.
   Хотелось бы ей, чтобы эту фразу можно было отнести ко всей последующей жизни Ноготка, но это не представлялось возможным. И всё же это не являлось причиной для опускания рук. Иногда просто не нужно замахиваться на что-то грандиозное; можно — и даже нужно — начать с мелочей. Им предстояла дорога: сперва к безопасному побережью, а затем — в Скайхолд, и эльфийка предпочла сконцентрироваться на этом.
   Когда Ноготок подняла голову, а затем поднялась, Миран поманила её к себе, и девочка села возле неё. Проявляя не присущую ей готовность пойти на более близкий контакт, магичка прижала её к себе, сцепив свои руки и заключая маленькую эльфийку таким образом в кольцо. Раздумывая над тем, что произошло в течение последних суток, она молча смотрела на Стража, покуда их взгляды не пересеклись. Эльфийка не хотела делать поспешных выводов, ведь с её стороны это было бы глупо, но она не хотела отрицать того, что он не вписывался в её прежнее видение о Серых Стражах. Слишком прост — и человечен — он был для того, чтобы зваться клятвоотступником и трусом. А потому он заслуживал по крайней мере вежливости.
   — Миран, — представилась магичка спустя долгие минуты молчания. — Моё имя — Миран.
   Она не улыбалась, говоря это, но Страж наверняка должен был понять, отчего так. Эльфийка же, в свою очередь, отвела взгляд от его лица и устремила его в сторону пронёсшейся мимо их лодки волны. Предстоящий им путь был неблизким, и в данную минуту они двигались — в общем смысле —  всего-навсего по маленькой тропе, которая только готовилась вывести их к большаку со всеми его ответвлениями.
   А пока — можно было позволить себе немного отдохнуть.[icon]http://funkyimg.com/i/2Fcah.png[/icon]

Отредактировано Миран (2018-12-07 12:51:25)

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » На ощупь [18 Драккониса, 9:42 ВД]