НОВОСТИ

06.09. Три четверти года игры! давайте праздновать и лететь дальше
28.08. теперь у нас домен второго уровня
24.08. предупреждение малоактивным игрокам

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Down into the depths [6 Волноцвета, 9:33 ВД]


Down into the depths [6 Волноцвета, 9:33 ВД]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s4.uploads.ru/t/6vEq0.png

Down into the depths [6 Волноцвета, 9:33 ВД]

Время суток и погода: день или вечер - под землёй всё также темно и затхло;
Место: глубинные тропы под Киркволлом;
Участники: Рейвен, Фенрис;
Аннотация:
на глубинные тропы Фенрис сунулся, преследуя сбежавшего от него и Хоук охотника из Тевинтера, которого, вместе с группой подобных ему, послали вернуть беглого раба Данариусу. Среди населяющих запутанные тоннели порождений тьмы Фенрис нашёл кое-кого другого.

+2

2

Холодный запах камня, глины и грязи был чем-то, к чему невозможно придышаться. Сгущенный, влажный, назойливый, он забивал нос, словно она не шла по порядочно просторному туннелю, а тянула щекой по стене и дышала ею. Грязь была везде, Рейвен чувствовала её кожей, ощущала слипшийся вес на своих волосах, порядком растрепавшихся даже в косе. В тусклом свете тонкой лириумной вены на потолке можно было худо-бедно понять, что с одеждой тем более не сталось ничего хорошего. Впрочем, после такого падения будешь рад уже тому, что остался в живых и ничего себе не сломал — и Рейвен была рада. Настолько, насколько может быть рад кто-нибудь вроде стража-энсина, в свой первый настоящий поход на Глубинные Тропы оставшегося наедине со всей этой темнотой и сыростью. Без карты, без еды, без чёткого понятия о направлении и... ну, хотя бы замороженная кровь не может промочить одежду и сделать положение ещё отвратительнее.

— Агх! — короткий крик вырвался сам собой, когда разогнавшийся генлок врезался головой в выставленный перед ней ледяной щит и разбил его на сотни брызнувших осколков, влетев в Рейвен с погашенной, но всё равно ощутимой силой, сбивающей с ног. Она ответила рефлекторно, мгновенно, и десяток импульсивно сотворенных ледяных пик превратил существо в подушечку для очень больших иголок. Оно умерло не сразу, ещё верещало, падая вместе с ней в расселину в стене. Когда спина не встретила позади никакого сопротивления, страх на мгновение ослепил её почти до паники.

Человек или тем более гном с нормальной ширины плечами бы наверняка застрял в ней на пол-пути без шансов выбраться. Примерно так же, как застрял труп порождения, и остаток пути она падала, скользя по грязи, уже совершенно самостоятельно, жмурясь и вскрикивая. Пока добрых секунд двадцать спустя не очнулась, тяжело дыша, на полу в метре с лишним под этой трещиной в потолке тупикового туннеля. Сверху доносились голоса — кто-то звал её по имени.

— Я здесь! Я... я в порядке! — повышенный голос хрипло надломился, когда эльфийка, приподнявшись, попыталась заглянуть в щель, из которой выпала. Света не было видно, но звук, отражаясь от каменных стен, разносился с хорошим, чётким эхом. По крайней мере тот, что доходил до неё сверху. Насчёт обратного она не была уверена.

"Она маг? Да, я маг! Она может справиться сама? Да, я могу! Лучше, чем любой из нас с мечом? Да, демоны тебя побери, Ральф, лучше!" Рейвен рефлекторно облизнула губы, щерясь в подымавшемся внутри раздражении, и стиснула зубы от негодования — на секунду, прежде чем скривиться и сплюнуть скрипнувший на них песок. Дернула рукой, чтобы утереться, но вовремя придержала жест, сообразив, в каком состоянии её рукав и перчатка. Ох-х! Видит Создатель, когда он выберется отсюда, она отобьёт ему задницу на тренировке так, что он неделю сидеть не сможет!..

Или — если она выберется. К неведомому счастью, сквозь расселину она не свалилась на голову ещё одному отряду порождений — наоборот, ощущение их присутствие стало глуше, и шепоток внизу затылка, обнажавший все нервы, притих до едва различимого. Где бы она ни оказалась, ни здесь, ни в ближайших туннелях не было никого, кроме, может, десятка глубинных сталкеров. Рейвен передернула плечами в пробравшей до костей неприязни. Меч, кинжал и магия были при ней, милостью Создателя этого будет достаточно.

И всё же, троп она не знала. Дыханье Создателя, она даже не знала, зачем Серые Стражи здесь! Куда бы они не направлялись, путь и причину знали только верхние в командовании. А их работа, работа зелёных рекрутов, присутствием которых была так недовольна Страж-констебль Делайла — расчищать дорогу и помогать убивать порождений. Не то чтобы это знание причин могло чем-то помочь ей сейчас, но хотя бы отчасти могло компенсировать недостаток восторга от всей ситуации.

Ну кто виноват в том, что в Башне Бдения в принципе не так уж много Стражей, чтобы придирчиво выбирать, кого посылать по делам, а кого нет?.. Уж явно не те, кого за эту молодость и незрелость обложили презрением, словно они могли от этого враз взять и мутировать в закалённых и надёжных воинов, которых Ордену так не хватало.

Прижав ладонь к груди, эльфийка нашарила под одеждой выпуклость камешка на цепочке и сжала его в кулак. Мы найдём выход отсюда, Руна. Мы обязательно его найдём. До перекреста должно быть недалеко... если только туннель этот не идёт в каком-нибудь противоположном направлении. Ей надо подняться наверх, всё время держаться пути вверх, тогда будет шанс. Выйти в те туннели, где они проходили вчера — и догнать отряд, не способный идти быстро по ещё не расчищенным от угроз тропам. Трупы порождений точно укажут ей путь... в лучшем случае — не приманив при этом других. Без посоха, оставшегося наверху, она много не наколдует. Она знает, хорошо помнит по времени бегства, что происходит с ладонями, с ногтями, с кожей, как теряется чувствительность и разбивает дрожь до той степени, когда ты вообще не можешь пошевелить и пальцем. С мечом... шансов еще меньше.

А умирать отчаянно, упрямо, очень сильно не хотелось. Только не так. Не так рано.
У неё будет какое-то время, прежде чем истают шансы выжить здесь одной. Сутки, может двое — она должна была уложиться в этот срок.

Но сейчас единственная доступная ей дорога шла прямо и немного вниз. Туннель не ветвился и постепенно загибался, забирая всё больше вправо. Рейвен не сразу сообразила, что рыжеватый свет за поворотом идёт не от огонька в руке, который пришлось зажечь, стоило закончиться лириумной вене — а наоборот, тянется навстречу ей. С трудом удерживаясь от того, чтобы побежать, она ускорила шаг, стряхивая магию с ладони. В этом огне больше не было нужды. Теплый лавовый свет дал вдохнуть надежду, сменяя промозглую сырость заметно нагретым воздухом, вдыхать который в первые минуты — одно удовольствие.

Во вторые, правда, уже совсем другое, если кто-нибудь вообще считает сушащий кожу жар и духоту в одежде удовольствием. Но вторые эти минуты ещё не пришли.
Зато глубинных сталкеров здесь можно было не бояться. Слишком много света.

С осторожностью и опаской оступиться пробравшись между булыжников всех размеров, в обилии усеивавших выход из разбитого чьей-то силой отверстия в стене, эльфийка спрыгнула с последнего из них на каменную кладку древней и безупречной гномьей работы — и выпрямилась, вслушиваясь в глухо рокочущую тишину и оглядываясь по сторонам. Рубленая прямыми линиями дорога под высоким сводом, чёрно-ало-рыжая в свете лавы, плещущейся за вырезанными в том же камне решетками, тянулась в обе стороны абсолютно одинаково. Рейвен тягостно вздохнула, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону и не зная, куда пойти сначала. Прекрасно, просто... прекрасно! Выбор из двух неизвестных — какой лучший способ есть для того, чтобы окончательно разувериться в себе и даже поссориться с этой самой собой?..

[icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0315/54/9f9e6c5e68596250bf1813b1e8efd054.jpg[/icon]

Отредактировано Рейвен (2018-03-15 12:29:54)

+1

3

Появление очередных охотников за его шкурой в Киркволле — было более чем ожидаемо для Фенриса. Он знал, что Данариус вложил в свой небольшой «проект» очень много средств, посему вряд ли сдастся, если его не убить. С большинством из тех, кого за ним посылали, ему помогала расправиться Хоук, а оставшуюся мелочёвку Фенрис гонял сам — попрятавшиеся по углам, как крысы, они чувствовали себя загнанными в угол, лишившись преимущества в численности. Поменявшись с ними ролями, он ощущал тёмное, растекающееся в груди удовлетворение — каждая смерть придавала ему сил, уверенности. Заставляла стоять чуть прямее, не горбиться, пытаясь слиться с толпой. Он презирал подобное поведение, но не покончив с Данариусом раз и навсегда, Фенрис не мог чувствовать себя по-настоящему свободным.

Эта группа состояла из четырёх человек — трёх воинов и одного мага-ученика, совсем зелёного ещё, а посему после пережитой ими бойни — в буквальном смысле трясущегося, словно осиновый лист. Прятались они в одной из множества глубоких, запутанных пещер, которыми был щедро усыпан Рваный Берег. Конкретно в той, которую они избрали для своего убежища, впрочем, был ещё один выход — на Глубинные Тропы. Фенрис знал это, потому что собственными глазами видел карты, предоставленные Андерсом, когда Варрик вместе со своим братом и Хоук планировали свою экспедицию.

Он не волновался, впрочем. Несмотря на победу над Мором — или даже именно из-за неё, — Глубинные Тропы были заполнены Порождениями Тьмы. Не настолько близко к поверхности, но всё же — заблудившись, оттуда сложно было выбраться живьём. Поэтому Фенрис не думал, что от него могут сбежать.

Он был невысоким, а меч, которым он сражался — мог показаться больше него самого. Многие по первому впечатлению недооценивали Фенриса из-за этого, многие — за это поплатились. Забившиеся в пещеру охотники видели, что он мог с ними сотворить, посему, когда он вышел к ним с мягко светящимися в полутьме пещеры татуировками — они отступили. Одного за другим Фенрис ловил закалённых в боях воинов, а затем допрашивал. Пообещать свободу и жизнь было легко — ложь срывалась с его языка, не оставляя горького привкуса. Потому что все они заслужили то, что он собирался с ними сделать. Когда он добрался до мага — его чёрные доспехи были покрыты подсыхающей кровью, а на правой перчатке были видны прилипшие к металлу кусочки плоти.

Фенрис не улыбался — его взгляд был прям и серьёзен, и что бы маг в его глазах не прочитал — Глубинные Тропы показались ему привлекательнее. Не ожидавший подобного решения, он не успел перехватить свою последнюю жертву до того, как тот улизнул через грубо выдолбленную яму в полу в самой глубокой части пещеры. Раздался вскрик и звук приглушённого падения — высота явно была недостаточно большой, чтобы убить мага. Фенрис недовольно цыкнул. Следовать за ним не хотелось — он был недостаточно глуп, чтобы считать, что сможет выжить на Глубинных Тропах в одиночку, в особенности если заблудится в итоге.

Был шанс, что маг ускользнёт от него, даже если он всё же решится продолжить погоню. Вспоминая предсмертные хрипы охотников и их заверения в том, что о местоположении нанимателя знает только оставшийся в живых ученик, Фенрис поморщился и, вздохнув, сиганул следом. Если он не объявится дома завтра или послезавтра — кто-нибудь из компании Хоук — или она сама, если ему сильно повезёт, — отправится его искать. Всё ещё обладая картами этой местности, у них были все шансы вытащить его, если удача ему откажет и ситуация сложится совсем не в его пользу.

Приземлившись, он зашипел сквозь зубы — несмотря на значительно огрубевшую кожу на его ступнях, проделывать такие трюки без сапог было довольно болезненно. Выпрямившись и размяв ноги, Фенрис огляделся — мага, как и ожидалось, в пределах видимости не было. Зато были отчётливо отпечатавшиеся в песке и пыли следы, ведущие вправо. Он сомневался в том, что напуганный до чёртиков маг знал, куда именно бежит, но не будучи знакомым с местными лабиринтами — не рискнул свернуть куда-то ещё, чтобы потенциально срезать путь. У самой поверхности не было никого и глухую тишину нарушали только неясные постукивания да сыплющиеся с потолка мелкие камешки.

По следу идти было легко — Фенрис не был уверен в том, что его жертва знает, что того пытаются нагнать. Но это было не важно — единственной его целью было поймать мага до того, как тот умудрится оказаться в пасти какой-нибудь твари. Информация была важна, да и сам Фенрис предпочёл бы убить гадёныша собственными руками — было в этом что-то удовлетворительное, в чём он никогда не мог себе отказать.

Чем дальше он продвигался, тем теплее становился пол под его ногами, а воздух постепенно наполнился густым, напоминающим ему о родине жаром. Не таким свежим, скорее пахнущим горячими камнями и пеплом, но всё равно — очень, очень тёплым. Фенрис смахнул со лба пот, не заметив, что этим жестом размазал по лицу часть подсохшей на его перчатке крови. Ещё один поворот — и его глазам предстала быстро удаляющаяся спина прихрамывающего мага.

Мрачно ухмыльнувшись, Фенрис намеренно громко провёл когтями своей перчатки вдоль каменной, испещрённой рисунками стене, привлекая внимание преследуемого — тот, оглянувшись через плечо, издал приглушённый вскрик и тут же припустил вперёд, позабыв о собственной хромоте. Он двинулся следом.

— Госпожа, — неожиданно для Фенриса, подал голос маг, завидев кого-то впереди — вид перекрывала его сгорбленная спина, но кто бы это ни был — его вид вселил в не желающего умирать горе-охотника новую надежду: — Госпожа! Вы должны помочь мне. Пожалуйста. Этот… этот эльф… он убийца!

Срывающимся, слегка истеричным голосом прокричал он, быстро сокращая разделяющее его и Рейвен расстояние. Фенрис затормозил немного, переводя подозрительный взгляд со своей добычи на потрёпанную девушку и обратно. Сложно было разобрать, в какую именно броню та была одета — создавалось впечатление, что по пути сюда она не раз и не два покаталась по грязному полу Висельника, собирая всё, чем его одаривали посетители. Но её присутствие на Глубинных Тропах волновало Фенриса больше внешнего впечатления. Никто в здравом уме не суётся сюда без веской на то причины.

Никто, кроме Хоук и её друзей-гномов, очевидно.

— Я не собираюсь тебя убивать. Сразу, — с перекосившей лицо, мрачной ухмылкой заявил он, изгвазданной в крови и внутренностях рукой обхватив рукоять своего меча: — Мне всё равно, будут украшать эти тоннели два трупа или только один, но учти, незнакомка — эта тварь охотится на рабов для магистров Тевинтера. И если ты встанешь на его защиту — я не пожалею и тебя.

+1

4

Рейвен стояла совершенно спокойно, положив ладонь на рукоять меча и уже одним этим намекая, что близко подходить не стоит. Только на первый взгляд — просто положив. На самом деле, с такой позиции куда удобнее бросить вперёд ледяные клыки, одновременно защищаясь их стеной и атакуя тех, кто оказался слишком близко. О, она любила это заклинание, а ещё больше любила смотреть, как корчатся на ледяных остриях попавшие под удар твари. На обращение к себе эльфийка совершенно откровенно скривила губы в неодобрении, оскалисто приподнимая верхнюю. Не похоже, чтобы мольба хромающего бедолаги впечатлила её — если только в плохом смысле.

"С какой стати я вообще должна помогать тебе?" Должна, ха! Эта уверенность, самую малость приглаженная "волшебным словом", задела за живое — смотреть на себя как на служку она больше ни одному человеку не позволит. И с удовольствием будет отмораживать пальцы один за одним тому, кто осмелится — где-нибудь в закутке, чтобы случайно не запачкать репутацию Ордена. Или вот, на Глубинных Тропах.

Впрочем, за душой этого "мне-все-должны" уже выстроилась очередь. Взгляд эльфийки быстро метнулся от жертвы к идущему за ней охотнику, и... оу. Это что, долийские татуировки? Час от часу не легче...

— Ты не порождение Тьмы. С чего бы я должна защищать от тебя кого-то? — игнорируя просящего, ответила Рейвен эльфу, изучая его меч и тёмные, влажные ещё следы крови с кусочками чего-то красно-розового на перчатке. Эуч. — Хочешь украсить им тоннели, да ради Создателя, — она приглашающе повела рукой, ненадолго убирая её с оружия, и сделала несколько шагов назад, спиной к стене, меньше всего желая оказаться втянутой в готовую вспыхнуть драку.

"Господа, ни в чём себе не отказывайте".

Она ещё не настолько выжила из ума, чтобы вступаться за чью-то абстрактную жизнь перед явно крепким — еще бы, с таким-то дрыном, — и безжалостным противником. Оба они были Рейвен одинаково никто и звать никак, что бы они там не говорили друг про друга, но если ставить на кого-то в этом противостоянии...

"Я что, правда выгляжу как рыцарь добра и справедливости во всей этой... гадости?.."

Сама Рейвен поостереглась бы кидаться за помощью к кому-то вроде себя — если бы ей вообще пришло в голову кого-то просить о помощи. Должно быть, положение мага было действительно отчаянным. На его беду, эльфийке было совершенно без разницы, у кого из них спрашивать, как пройти до перекрёстка — так что вопрос, очевидно, достанется победителю. Кто бы им в итоге не оказался.

[icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0315/54/9f9e6c5e68596250bf1813b1e8efd054.jpg[/icon]

+1

5

Судить незнакомку по внешности Фенрис не спешил — привитая бегами осторожность, граничащая с паранойей, вынуждала рассматривать все возможные варианты, даже самые маловероятные. Её раса тоже его мало заинтересовала, хотя маг, спешивший до этого оказаться к ней как можно ближе, резко затормозил: что для этого стало причиной, её довольно грубый отказ принимать в его судьбе какое-либо участие или выглядывающие из растрёпанной причёски остроконечные уши — сказать было сложно.

Фенрис расслабляться не спешил, так же, как и выпускать её из своего поля зрения — просто на всякий случай. Получить удар в спину у него не было никакого желания. Рванувший дальше по тоннелю маг, впрочем, вынудил его кинуться следом — не играя со своей добычей на этот раз, а действительно стараясь догнать и поймать. Последовала короткая борьба — в Фенриса полетело несколько слабеньких огненных заклинаний, которые, впрочем, разбились об его фигуру, толком его не повредив — вспыхнувшие на его коже лириумные символы погасили основной урон. В мгновение ока он оказался на расстоянии вытянутой руки от паникующего мага, правой — перехватил занесённый для удара посох, сжав настолько крепко, что из-под его перчатки посыпались мелкие щепки.

— Говори, что знаешь. Говори, и я тебя отпущу, — приблизив своё лицо к задыхающемуся, медленно оседающему на каменный пол магу, угрожающе нависнув над ним, несмотря на то, что в обычном виде любой человеческий мужчина мог похвастаться преимуществом роста над Фенрисом.

Тот сглотнул, силой воли оторвав взгляд от пылающих татуировок — знал, прекрасно знал, что его ждёт. И резко помотал головой из стороны в сторону. Сбежать не получилось, так хоть умрёт быстро.

С гневным рыком Фенрис просунул свободную руку, ставшую нематериальной, в грудь неудавшегося охотника за беглыми рабами, а нащупав лихорадочно бьющееся сердце — с силой сжал, не сводя пристального, серо-стального взгляда со скривившегося в муках лица своей жертвы. С резким увеличением давления его пальцев, плоть поддалась, заполняя грудь и лёгкие мага кровью. Выпустив из руки всё ещё слегка трепыхающиеся остатки лопнувшего в его хватке сердца, Фенрис вытащил окровавленную руку из чужой груди и выпрямился.

— Серый Страж, значит? — он обернулся, позволяя себе небольшую паузу, чтобы рассмотреть незнакомку лучше: — Я не должен удивляться, впрочем. Это Глубинные Тропы всё-таки. Здесь, кроме вашей шайки, редко кого можно встретить.

Его голос был таким же сухим и мрачным, как и раньше — вряд ли кто-то, услышав Фенриса, назвал бы это попыткой завести «светскую беседу». Варрик, впрочем, обязательно нашёл бы, что по этому поводу сказать. Например, о приемлемости места беседы и ситуации. Негоже развлекать даму, когда в ногах всё ещё не остыл чужой труп.

Дама, правда, не выглядела такой уж «светской». Взгляд Фенриса скользнул по её лицу, не задерживаясь ни на чём конкретном, мысленно подмечая детали и добавляя их к уже сложившемуся первому впечатлению. Чтож, он не был из тех, кто судил по внешности, но для сурового бойца с Порождениями Тьмы она вполне себе подходила. Даже лучше Карвера.

Фенрис притормозил, зацепившись за эту мысль:

— Имя Карвера Хоука тебе ни о чём не говорит, случаем?

Сложно было сказать, что стояло за этим вопросом — попытка проверить достоверность слов странной женщины или искреннее желанием узнать. Было бы неплохо, если бы Фенрису удалось узнать о младшем брате Хоук хоть что-то — не из-за собственного любопытства. Скорее пользуясь возможностью добыть информацию, которая могла бы уверить саму Хоук в том, что её брат в порядке.

+1

6

Ощутив кожей, как другой маг тянется в Тень с последней попыткой воспротивится неизбежному, Рейвен почти инстинктивно шевельнула рукой, вознамерившись бросить на себя простой антимагический барьер, способный поглотить пару срикошетивших магических стрел — но удержалась на полужесте. Пусть лучше её магия пока остаётся сюрпризом. Со слов казалось, что лично ей от эльфа опасности ждать не приходится, но как знать, как знать?..

Всё остальное случилось быстро — и удивительно. Она вскинула брови, забывая на минуту обо всей грязи и синяках от падения, когда эльф своим нательным рисунком не только отразил магию, но и... сам наложил её? Нет, нет, к Тени он не притрагивался, это Рейвен могла сказать точно, стоя на таком небольшом расстоянии — но то, что сделал воин... Эльфийка отступила ещё на шаг назад, наблюдая без отвращения, — глазами, что уже не раз видели картины куда более омерзительные и пугающие, нежели развороченная грудная клетка, — но с разумной опаской. Это характерное свечение в лавовом полумраке, это что... лириум? Лириум — на живом существе?..

Взгляд синих глаз на замызганном, наполовину изуродованном лице холодно заострился, стоило эльфу оставить труп своего врага и снова заговорить. Рейвен собрала волю в кулак, напоминая себе, что важно сейчас другое — не упустить возможность выбраться и догнать своих.

— Карвера Хоука? — повторила она без малейшего, впрочем, узнавания в ровных интонациях. Имя Рейвен слышала впервые — впрочем, вряд ли этому стоило удивляться, учитывая, что она была ферелденкой, чужой в Вольной Марке, должной простираться где-то там, на далёкой поверхности. — Мне — ничего. Но может говорить кому-то из старших по званию. Он тоже Серый Страж?.. — встречно поинтересовалась Рейвен, делая даже не шаг — полшага вперёд, перенося вес на другую ногу — в знак того, что не считает врагом стоящего напротив. Ноздрей коснулся запах крови, усиленный теплотой воздуха, прогретого лавой.

"Или с чего бы ты ещё решил, что я могу его знать?.."

Она не была уверена, что может назвать поименно даже тех, с кем живёт и тренируется бок о бок в Башне Бдения, поскольку лишь с немногими её сводил долг, и с ещё меньшим числом — сколь-либо приятельские отношения. Остальными Рейвен не интересовалась. Зачем это, зачем всё это, если её долг, ее смысл — убивать порождений тьмы? Это можно сделать и не зная имён.

— Так случилось, что в драке меня отрезало от отряда. Они остались в туннелях, лежащих выше. Если ты поможешь мне нагнать их или покажешь дорогу до Перекрёстка, я разузнаю у своих о... Карвере, — предложила эльфийка с некоторой осторожностью. Значит ли это имя для странного мечника что-то настолько важное, чтобы пойти на подобную сделку?..
[icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0315/54/9f9e6c5e68596250bf1813b1e8efd054.jpg[/icon]

Отредактировано Рейвен (2018-03-31 22:46:32)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Шкатулка со свитками » Down into the depths [6 Волноцвета, 9:33 ВД]