НОВОСТИ

06.01. Счастливое число Ван празднует тринадцать месяцев игры.

Скайхолд захвачен
Корифей вернулся
весело тут.

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Эльф, колдунья и рисковый план [16 Августа, 9:41 ВД]


Эльф, колдунья и рисковый план [16 Августа, 9:41 ВД]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://sg.uploads.ru/McmZD.jpg

Эльф, колдунья и рисковый план [16 Августа, 9:41 ВД]

Время суток и погода: утро, от летней жары спасает легкий ветерок, в воздухе пахнет дымом
Место: Орлей, местность близ деревеньки Шенжи, находящейся во владении графа де Морро
Участники: Морриган, Халани
Аннотация:

Орлей охвачен гражданской войной, с неба сыплются демоны, маги и храмовники творят беспредел. Одним словом – хаос. Но, как сказал один мастер Игры, хаос – это лестница. Кто-то использует ее, чтобы решить проблемку графа и получить союзника в войне, кто-то чтобы спасти древнее и опробовать свою магию, а кто-то и вовсе чтобы влезть в экспедицию несмотря на нахождение в опале у начальства.

+1

2

Селине было некогда. Кошмарный Взрыв потряс Священный Конклав, на который возлагалось столько надежд, гражданская война полыхала по всей стране, Церковь негодовала, маги негодовали, ситуация была дестабилизирована и это давало затаившимся в тенях недоброжелателям удобный момент для coup d'état и покушений на её особу - мир, если верить своим глазам, окончательно спятил! Поэтому когда в монарших покоях появилась Морриган со своей странной просьбой, Императрица долго смотрела на неё, стараясь понять, есть ли на свете вещь, которая могла бы отвлечь эту ведьму от магических тайн и загадок? Мир стоял на краю обрыва, люди гибли, а она... говорит ей о важности сохранения популяции драконов?.. Если уж быть совсем точным, Морриган интересовала молодая драконица, которая уже неделю терроризировала крохотное поселение во владениях дома де Морро. На её поимку уже собирались снарядить отряд из наёмников, но ведьма, видите ли, хотела взять это дело в свои руки и требовала у Селины шестерых шевалье и одного учёного-драконолога из Университета. Дело это, понимаете ли, имело огромный потенциал и открывало океан возможностей, а упустить этот шанс было просто недопустимо. Впрочем, доверие Императрицы к своей загадочной советнице уже давно достигло такого уровня, что Селина в конце концов дала ей карт бланш с тем лишь условием, что зловредная рептилия не убьёт ни орлейцем больше. Насчёт остальных национальностей Императрица не уточняла, и Морриган покинула своего сюзерена с выражением глубокого удовлетворения на лице.

***

  Ведьма была рада выбраться из плена корсета и избавиться от веса тяжёлых юбок. Она уже почти забыла как приятно обнимают ступни мягкие кожаные сапожки; как ласково обдувает ветерок кожу, открытую в самых пикантных вырезах на её пурпурной накидке. Шесть шевалье в полном доспехе томились на медленном огне утреннего солнца, стояли перед госпожой советницей навытяжку, зажав вычурные шлемы с масками под мышками, и теперь ничто не могло спрятать от взгляда отступинцы лёгкий флёр недоумения, который они, впрочем, неплохо скрывали за военной выдержкой и дисциплиной. Ещё бы! За столько лет не все при дворе привыкли, что советница самой Императрицы Селины одевается в лохмотья, перья и шкуры, что немного осложняло соблюдение субординации. Прислуживать такой дикарке недалёкому рыцарю могло показаться и оскорблением, но прямой указ самой Селины с её личной печатью был несомненной бронёй и доказательством. Кроме того, эта странная женщина, если верить слухам, крутила роман с Командором имперской стражи, а это тоже что-нибудь, да значит.
  На губах Морриган застыла глумливая улыбка. Выдержка орлейских шевалье стала её любимой игрушкой с тех пор, как под рукой для её шпилек больше не было Алистера. Как-то раз один из этих бравых ребят не выдержал и отказался повиноваться приказам "какой-то отступницы и даже вроде как малефикара". Об инциденте узнала Селина, и возмущённого в качестве наказания отправили убирать псарню, из-за чего приятели ещё долго обидно обзывались ферелденцем  и предлагали поесть пареной репки, а то и вовсе отведать семьдесят лет орлейской оккупации. С того показательного дня больше ни один орлейский подданный которому не повезло оказаться хотя бы ступенью ниже титула Морриган не смел отказать её приказам. Что поделать, если каждый клятый раз оказывалось, что эти приказы исходят ни много ни мало от самой Императрицы? Вот и теперь им пришлось отправляться на работу, которую мог выполнить вшивый отряд наёмников. А ведь остальные товарищи несут службу в пылу гражданской войны!..

- По указу Императрицы Селины вы здесь, чтобы исполнять каждый мой приказ, - щедро сыпала Морриган солью на раны в нежной гордости орлейских шевалье. За спиной её был закреплён совсем некрасивый и недостойный Госпожи Советницы посох: с виду как пить дать просто кусок кривой ветки, похожей на куриную лапу. Мало того, что уродливый, так как будто ещё и опалёный, обмотанный какими-то подозрительными лентами и костяными амулетами... Позор! Не ровня утончённому, модному и элегантному посоху Мадам де Фер. - Наша миссия будет заключаться в поимке молодой драконицы, что устроила себе гнездо недалеко от Шенжи. Вы не ослышались: "поимке", а не "истреблении". Драконица подлежит самой деликатной и осторожной транспортировке в сердце Морозных Гор, где для неё уже выбрано прекрасное место для гнездования и спячки. И я предупреждаю вас единственый раз, сэры, - Морриган улыбнулась ласково и плотоядно, - любой, кто причинит драконице вред, будет лишён своего звания. Это ясно?

- Так точно, Госпожа Советница, - без энтузиазма, но по уставу стройно отозвалась шестёрка орлейских военноподданных. Красивая баба, но какая же умопомрачительная сука!

- Можете снаряжать повозку и готовиться к отъезду. Я хочу, чтобы ровно через час мы покинули Вал Руайо, - продолжала командовать Морриган, оглядывая здоровенную телегу, запряжённую четырьмя гнедыми тяжеловозами. Телегу конструировали и укрепляли специально под цели поездки, обрабатывали огнеупорными смесями, усиливали металлическими вставками - всё, согласно наблюдениями очевидцев о совсем ещё, по всей видимости, молодой драконице. Она должна была выдержать, даже если оказалось бы, что свидетели приуменьшали животное в размерах, что, учитывая простонародную впечатлительность, было крайне маловероятно. - Мой ассистент посвятит вас в детали нашей миссии, а теперь... - ведьма замолкла и огляделась.
  Видимо, даже с безупречной дисциплиной орлейских шевалье без сучка без задоринки обойтись не могло. Все были в сборе, повозка на месте, четыре дополнительных скакуна для эскорта - тоже, но не хватает только ассистента-драконолога из хвалёного Университета Вал Руайо. Улыбка исчезла с лица Морриган, а воздух вокруг неё, кажется, аж похолодел на пару градусов.

- Кто-нибудь может объяснить мне, где наш драконолог? - потребовала отступница, сложив руки на груди в характерном для неё жесте.

Отредактировано Морриган (2018-03-17 21:41:14)

+3

3

- Тевинтер, у тебя будут проблемы, – нервно произносит молодой эльф в очках, боязливо оглядываясь по сторонам. Ему явно не нравилось стоять в кабинете заведующего кафедрой Герпетологии, не будучи приглашённым сюда самим профессором.
- У нас у всех проблемы, Леннан, после Халамширала меня сняли с Западного предела, а профессор не доверяет мне ничего кроме мытья окон. Пффф, хотела бы я мыть окна, осталась бы в Минратосе, – Халани капает воск на бумагу, запечатывая письмо. – Или твоя сладкая «мамочка» позаботилась, чтобы тебя не трогали?
Эльфийке не нравилось, когда друг называл ее «Тевинтер», тыкая в явный акцент, оттого она посчитала необходимым пнуть его в ответ. Леннан тут же недовольно пыхтит, но ничего не возражает на упрек. Ведь Халани права. Когда девушка ставит на воск оттиск личной печати зав.кафедрой, эльф лишь неодобрительно качает головой.
- Лен, пойми. Они отказались посылать эксперта ко двору, потому что на дорогах сейчас опасно. Они даже не спросили, хочет ли кто. А корона бы не запросила драконолога, чтобы просто убить дракона. С этим и шевалье справятся. Они ведь любят все убивать без причины, – эльфийка любовно оглаживает края запечатанного письма, чье содержимое включало в себя любезный ответ, что Университет Орлея отправляет в распоряжение короны первую ученицу и ассистентку Фредерика де Серо, поскольку само светило драконологии не может присутствовать ввиду экспедиции в Западный предел. Далее Халани не скупилась на похвалы себе любимой и заверения в компетентности для всех задач, которые ей поручат при дворе.
- И для этого ты решила подделать письмо? Основываясь только на догадках, ты готова рискнуть своим местом в университете. Кто ты, и что ты сделала с моей подругой? – Леннан шумно опускает ладонь на стол, стараясь привлечь внимание девушки.
- Во-первых, тише. Ты хочешь, чтоб сюда народ сбежался? - эльфийка берет со стола первый попавшийся свиток и бьет им друга по лбу.- Во-вторых, мне Эсти еще кое-какие сплетни принесла от знатюков. Поговаривают, что в деле заинтересована Советница Императрицы по тем самым делам, о которых не говорят из-за войны магов и храмовников. Ставлю роял на то, что она планирует изучить дракона.
- Ставлю роял, что ты свидишься с Создателем до конца лета, – бурчит эльф, приглаживая челку.

***

Стояла типичная для конца лета погода, однако обилие выкрашенных блестящей краской колон и крыш делали город, куда более душным, чем было в действительности. Направляясь к месту встречи, эльфийка радовалась, что скоро они покинут большой город. Она вообще была рада выбраться из Вал Руайо, несмотря на весь тот кошмар, царивший в Тедасе. Работа в поле, в опасной близости с драконами, нравилась ей намного больше. Было что-то восхитительное в попытках преследования этих существ яростной природы. Но и от одной подготовки снаряжения внутри все пело. Многое на себя брала корона, оставались только личные вещи. Эльфийка была одета в темно-зеленую тунику, перехваченную широким поясом, к которому была пристегнута небольшая сумка, и ряд мелких кошелей с травами и прочими нужностями. На спине спрятанные пол полуплащем были закреплены лук и колчан.

Следуя к месту встречи, эльфийка пропустила повозку. Та была укреплена тяжелыми железными вставками, да и вообще в ней угадывалась знакомая конструкция. Повозка явно предназначалась для транспортировки дракона. Ранее университет получил ряд писем от короны насчет вопросов безопасности и места передислокации дракона. И Халани, отвечая за почетное задание уборки кабинета зав. кафедрой, легко перехватывала эти письма. Впрочем, ее ответы лишь дополняли или чуть уточняли предложения, присланные советницей императрицы. И уже только зная женщину по письмам, Халани с нетерпением ждала встречи, даже не смотря на все более и более дикие сплетни, приносимые Эсти о женщине.
Почти достигнув пункта назначения, Халани стянула плащ, расправила плечи и стала мысленного готовить себя к встрече с Советницей. Отсюда ей уже были видны несколько шевалье, стоящих подле повозки.

- Э-э-эльф! Это долийский эльф! Смотрите, у нее лук! Караул! Убивают! – послышалось из-за спины. Халани автоматически обернулась на крики. На нее с гримасой ужаса смотрела какая-то женщина.
- Что? – озадачено протянула эльфийка.
- Стражаааа! – очередным воплем разразилась женщина.
- Монна, пожалуйста, успокойтесь. Я не причиню вам вреда, я из эльфинажа,- поспешила уверить паникершу Халани. Однако на вопли уже подошел стражник, ранее охранявший те самые ворота через которые и должна была пройти эльфийка.
- Мессир, прошу вас, меня ожидает госпожа Советница. Я ассистирую ей сегодня. Эта достопочтенная монна все перепутала, – попыталась достучаться до стражника Халани. Однако мужчина даже не стал слушать ее, полностью отдав свое внимание страдающей женщине. Эльфийка в обиде изогнула губы. Она не пропустит эту экспедицию из-за какой-то толстой человеческой дуры. Ни. За. Что.

Из-за возни со стражником и человеком, Халани упустила момент появления у повозки той, кого так жаждала встретить. Но сейчас под визг монны, от которой стражник пытался добиться хоть чего-то вразумительного, закричала сама.
- Госпожа Советница! - эльфийка пытается обойти стражника справа, но тот не дает пройти, тогда Халани резко бросается влево, в грациозном пируэте обходя неповоротливого мужчину. Легкая эльфийская поступь доносит ее до цели ранее, чем за ней успевает поспеть стражник. Эльфийка тормозит в несколько топорном поклоне и спешит представится.

- Я драконолог из университета Орлея, миледи, – за спиной шумит дребезжащий доспех стражника. А Халани резво вытягивает из сумки письмецо с направлением и протягивает его собеседнице. – Меня зовут Халани. Рада ассистировать.

Эльфийка нервно сглотнула. «Каффас! Что там говорил Леннан о свидании с Создателем этим летом?», - память любезно подкидывает воспоминание.
-Го-госпожа Советница, я сейчас же уведу этого эльфа… Уф, долийского эльфа долой с ваших глаз, - пытается «взять под контроль ситуацию» проштрафившийся стражник.

Отредактировано Халани (2018-04-04 17:53:22)

+2

4

Ответ на повисший в тёплом летнем воздухе вопрос не заставил себя ждать. Даже на расстоянии Морриган распознала в высоком женском вопле отчаяние: именно так орлейские леди могли визжать при виде заблудившегося таракана или неудачливой крысы, которой не повезло забрести в их покои. Только вместо домашнего паразита фигурировала основательного телосложения эльфийка с мятежной копной волос на голове - крепкая, коричневая от загара, припорошенная россыпью симпатичных веснушек, она напоминала молодое, крепкое и гибкое деревце, увенчанное пышной кроной. Морриган позабавило, как ловко эльфийка оставила с носом казавшегося таким неповоротливым на её фоне шевалье, и в медовых ведьминских глазах отразилось мимолётное удовольствие. Мало было того, что ими помыкала отступница в дикарском наряде, так ещё и легконогая эльфийка словно в насмешку демонстрировала своё превосходство в ловкости. И пока консервная банка с начинкой из шевалье наступала на кудрявую остроуху девушку, та успела донести советнице Селины не совсем удовлетворивший её ответ. Цепкий взгляд черноволосой ведьмы с ног до головы придирчиво ощупал фигурку её так называемой ассистентки, представившейся легко запоминающимся именем Халани. Морриган знала о склонности Селины покровительствовать эльфам и ратовать за доступность обучения для бедных и богатых, а потому сам факт существования в Орлее признанного человеческим университетом эльфа-драконолога не был особенно удивительным.  Но она не получала никаких предупреждений, и согласно всем планам перед ней должен был стоять изуродованный драконьими ожогами эксцентричный Фредерик де Серо, с которым Морриган имела честь быть знакомой, а не совсем молоденькая эльфийка. Но ведьма терпеть не могла, когда срывались её планы и предрассудками по поводу расы не страдала: какая разница, кто будет ей ассистировать, главное - как он будет это делать. Кроме того задним планом вопросы вызывал явственный тевинтерский акцент, но это пока что было не к спеху.

- Если ты видишь перед собой хотя бы одного долийского эльфа, боюсь, у меня для тебя неутешительные новости, - высокомерно заявила Морриган, перебросив похолодевший на пару градусов взгляд стражнику. - Как именно ты определил, что она долиец? По зелёной тунике? - собственно, в эти неспокойные времена кучерявая эльфийка могла оказаться кем угодно: хоть долийским разведчиком, хоть тевинтерским шпионом. Но на кой, спрашивается, ляд эльфийскому разведчику и тевинтерскому шпиону влезать в опасную научную экспедицию где недостаток теоретических и практических знаний может обернуться самым настоящим летальным исходом в особенно мучительной форме? Кто-то мог бы предположить: чтобы через знакомство с Морриган подобраться к Селине. Но за всё время дружбы с императрицей Ведьма Диких Земель доказала свою пользу ещё и тем, что сумела влиться в монаршее общество, не обляпавшись в Игре настолько, насколько это вообще было возможным. И если эта Халани может хорошо сделать доверенное ей задание, ведьме было решительно всё равно, долиец ли она, тевинтерец ли. Да хоть кунари! Получив в руки протянутый кудрявым драконоведом документ, Морриган быстро пробежалась по нему взглядом - документы в Орлее подделываются на раз и ничего не значили для дочери самого могущественного оборотня Тедаса. Как говорится: лапы и хвост - вот мои документы. Но на шевалье развёрнутый к нему лицевой стороной свиток должное действие возымел, и решительное выражение его лица сменилось непроницаемо-каменным.

- Должна ли я донести твоему начальству, что ты почти что арестовал официальное лицо? - сворачивая свиток, осведомилась Морриган, всё так же обращаясь к стражнику. - Или, возможно, ты хочешь обострить и без того непростые отношения с эльфами, которые Императрица Селина так старательно исправляет?

- Нет, Госпожа Советница. Прошу простить, Госпожа Советница, - мрачно отчеканил мужчина, тут же поджав губы в ниточку.

- В таком случае, умерь свою инициативность и жди, когда к тебе обратятся с приказом, - разобравшись со стражем, Морриган заметила, что за ними из-за его спины наблюдает упитанная дамочка, поднявшая шум.

- Эльфа арестуют? - требовательно спросила виновница шума, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся церковной сестрой в персиковой робе - служители Церкви частенько крутились вокруг Советницы в надежде накопать компроматов. Морриган недовольно причмокнула губами и удостоила хорошо откормленную Церковью сестру только одной фразой:

- Почём лириум для народа?

- Просто возмутительно, - обиделась толстушка, подобрав полы метущей брусчатку робы, но выпятив нижнюю губу. Она явно намеревалась встрять и использовать ситуацию для скандала. - Я буду жаловаться Владыке Церкви!..

- А я буду жаловаться Селине, что Церковь препятствует организации научной экспедиции, - начиная раздражаться, перебила её Морриган. - Все претензии прошу адресовать Университету, а теперь ты, - ведьма обратилась к по уставу застывшему рядом с ней шевалье. - Сделай наконец полезное: проводи преподобную... куда-нибудь подальше отсюда.

- Так точно, - сухо буркнул городской страж и, развернувшись на раз-два, взял на себя укрощение строптивой семинаристки.

  Отделавшись от раздражающих её элементов, Морриган глубоко вздохнула, восстанавливая потревоженое душевное спокойствие и наконец вернула золотистый  ведьмовской взгляд наблюдавшей эту сцену эльфийке.

- Значит, Халани. Надеюсь, ты понимаешь, что берёшься за работу, которая без необходимых знаний будет стоить тебе жизни, - времени выяснять личность загадочной эльфийки у Морриган не было, но быструю проверку на вшивость смуглянке пройти всё-таки придётся. - Проинструктируй-ка этих благородных сэров на предмет обезвреживания пойманного зрелого Нагорного Губителя.

+2

5

«Это так захватывающе», - шепчет про себя Халани, наблюдая за тем, как Советница ведет беседу со стражником. Признаться честно, не так эльфийка представляла себе приближенную императрицы. Женщина совершенно не походила на тех скованных чародеев Круга, что изредка посещали университет, но и на магов Тевинтера, от которых так и разит вседозволенностью, она тоже похожа не была. Было в ее облике что-то необузданное, мощное, стихийное. Такие ощущения ловишь от грозового неба, оно одновременно и поражает своей красотой, и заставляет беспокойно искать укрытия. И, похоже, Советница прекрасно осознавала, какое впечатление она производит на людей, потому что ее одеяния только подчеркивали ее природную дикую красоту, открывая кожу в местах, которые орлейсианские монны обычно прячут под слоями парчи и шифона. Женщина намеренно подчеркивала свое отличие от двора. Она пришла издалека и не намеренная танцевать под чью-то мелодию, даже будучи отступницей. О последнем красноречиво свидетельствовал посох, причем он тоже нес на себе отпечаток личности хозяйки. Не шлифованное вулканическое золото с каменьями, безжизненное и искусственное, а что-то дарованное самой природой. Нет, такие женщины редко расхаживают по мраморным бальным залам, про таких скорее слагают истории, порой даже жутковатые. Но все же именно такой была Советница императрицы Селины. И под ее четкие слова и холодный взгляд ретировались и стражник, и прицепившаяся ранее к Халани церковница.
Эльфийку так увлекла «разборка» женщины с хвостом, который он притащила с собой, что к возвращению к ней внимания Советницы оказалась не готова. Под взором золотистых глаз собеседницы студентка замерла, словно перед ней чудесным образом материализовался сам упомянутый дракон. «Тест? Стоило ожидать. Я должна справиться. Это ведь не сложно, нужно просто рассказать, что делать нельзя. Это ведь шевалье, а не желторотые рекруты».

- Конечно, монна, – Халани кивает Советнице, а затем разворачивается к рыцарям. Ее слушателями и будущими спутниками было шестеро шевалье в полном обмундировании. И все шестеро были не очень рады ее видеть. Эльфийка могла прочесть на не прикрытых масками лицах многое. Одному явно претило слушать эльфа, второй не счел ее красивой и смотрел на нее как на что-то противное, третий, кажется, смотрел сквозь нее на женщину, организовавшую их поход. Халани нервно сглотнула. Каждый из этих мужчин может, не особо утруждаясь, снести ей голову одним взмахом меча. Каждый из этих мужчин убил как минимум одного эльфа. Те чувства, что подтолкнули Халани подделать письмо и явиться на встречу, разом ее покинули. Храбрости хватило именно до этого момента.

- Сэры, Нагорный грубитель, - эльфийке хочется дать себе пощечину за то, что дала страху одержать над собой верх и оговорилась. На лице шевалье, стоящего прямо перед ней, расцвела гаденькая улыбочка. Он, видимо, представил себе, как Советница отправляет недостойную остроухую вслед за церковницей. «Будь драконом Халани, будь драконом». Студентка чуть вскидывает подбородок, как обычно делает, когда старается храбриться. – Нагорный губитель дракон очень резвый и подвижный, так что вам придется какое-то время его сдерживать, пока не подействует смесь успокаивающих и сонных трав.

Эльфийка допускала, что Советница может пустить в ход собственную магию, но полностью на это не полагалась. Ею были изготовлены несколько «бомб» модифицированного целебного тумана, который зоологи про себя называли «спок-бомба». Менее эффективна, чем усыпляющие дротики, но на виверна или дракона с дротиками не пойдешь.
Халани заводит руки за спину, перехватывая ладонью одной руки запястье второй. Эти люди должны выслушать ее, эта информация может стоить кому-то из них жизни.

- Университет предупреждал, чтобы вы подготовили тканевый подклад в шлем для дыхания. Будет крайне неудобно, если вместо дракона нейтрализуетесь вы. У Губителя нет ядовитых шипов, опасность представляют собой зубы, когти, огненное дыхание и желчь. Желчь на воздухе самовозгорается со взрывом подобно Антиванскому огню, не допускайте ее попадания на доспех. Этот дракон очень хитрый, имейте ввиду, что он может прикинуться поверженным, припав к земле, а потом выдохнуть пламя.

С каждым словом в голосе Халани прибавляется уверенности. Это делает рекомендации скорее наставлениями. И лицо все того же шевалье теперь выражает раздражение, ведь эльф говорит дельные вещи.

- Во время передвижения мы будем поддерживать дракона в сонливо-расслабленном состоянии, используя опять-таки травы и нанесенные на дно повозки пламенные руны. Однако вам все равно придется перевязать ему зачарованной формари веревкой морду. Этот дракон вполне способен даже случайно во сне выдохнуть пламя. Еще ни в коем случае не прикасайтесь к шее Губителя, она всегда очень сильно нагрета. Да, даже, когда дракон спит. У вас есть какие-то конкретные вопросы, сэры? Госпожа Советница?

Халани обращает взгляд к женщине, начавшей эту авантюру. «Этого достаточно, миледи? Я выдержала ваш входной экзамен?»

+2

6

Морриган с придирчивым вниманием слушала не только смысл слов остроухого драконоведа, но и улавливала малейшие интонации, выражение лица, осанку, жесты - этому научила её животная, собачья суть. И если от "нагорного грубителя" ведьме захотелось скептически поморщиться и уронить лицо в ладонь, то к концу инструктажа мнение её - как и выровненных строем шевалье - изменилось. С каждым словом маленькая эльфийка словно росла, крепчала и расцветала. Морриган хорошо знала, что это такое. Мироздание вокруг могло свирепствовать войнами, рабством и несправедливостью, прогибая слабых под себя. Но были среди живущих те, кто прятал внутри себя недоступное внешнему миру сокровище. Страсть. Стержень. Нечто, что ты проносишь с собой в счастье и в бедствии. Его ведьма могла увидеть с первого взгляда. Впрочем, это нисколько не отменяло того факта, что Халани по всей видимости не была проинструктирована об участии мага в экспедиции, а ведь Морриган и Фредерик лично договаривались о комбинациях магических и физических средств. Старик должен был дать своему заместителю все нужные указания. Впрочем, это не было большой проблемой.

- Прекрасно, теперь сэры-шевалье стали немножечко эрудированней, - Морриган кивнула Халани, словно приглашая рыцарей поблагодарить эльфийку за оказанную им честь. Рыцари каменно молчали. - Позже мы дополним эту инструкцию дополнительной информацией. А теперь - в дорогу!

  Морриган не стала ставить научный авторитет Халани под вопрос перед шевалье. Не по доброте душевной, но из соображений чисто практических - пусть думают, что перед ними железный эксперт, чьё присутствие в экспедиции неоспоримо. Даже если саму ведьму на этот счёт всё ещё подтачивало сомнение.

  Скрипнули колёса, очнулись от дремоты уморенные летним теплом скакуны, грянули строевым шагом шевалье - экспедиция тронулась. Ведьма не оседлала свою покорно ожидающую имперскую полукровку, а забралась в повозку на заготовленные для пассажиров подушки. Лошади - как и многие другие животные - недолюбливали Морриган, потому как чувствовали заключённую в ней волчью, медвежью и паучьу суть, а может и что-то ещё. Поэтому ведьма редко путешествовала верхом, а если и доходило до этого - выбирать приходилось самых вытренированных и послушных. При этом даже вымуштрованный жеребец Дикий, которого отступница объездила несколько лет назад, мог вести себя непокорно, если чувствовал негативные эмоции своей хозяйки.

  Морриган поманила Халани за собой и тут же удобно устроилась на подушках, подобрав ноги под себя. Уродливый и кривоватый посох её лёг рядом.
- Видимо, Фредерик был очень занят, раз не рассказал тебе о разработанной нами схеме поимки губителя, - с затаившейся на дне золотистых глаз усмешкой заметила ведьма, очевидно, не веря собственным словам. - Впрочем, нашим благородным рыцарям не нужно про это знать. Ты уже сталкивалась с драконами на практике? Что ты знаешь о нашей операции и почему решила присоединиться?

  Солнце постепенно набирало высоту в почти незапятнанном облаками небе, а шедевры городской архитектуры тем больше теряли в роскоши, чем дальше от центра Вал-Руайо двигался караван. Блеск богатых районов сменился домиками попроще, демонстрируя спрятанную на задворках столицы нищету. Морриган эти моменты нравились не только своей горькой правдивостью, но и чувством ожидания, что совсем скоро она окажется вне черты вонючего многолюдного города. На неосвоенных цивилизацией просторах. Там, где ей всё близко и понятно.

Отредактировано Морриган (2018-05-26 13:43:55)

+2

7

Халани мысленно поблагодарила небо, когда Советница сочла ее беглый инструктаж достаточными. Стало быть, ее маленькая афера перешла на новую ступень. Осталось только пережить дорогу до Шенжи, не выдав себя неосторожным словом. Потом они все будут слишком заняты драконом, чтобы выяснять «а был ли драконолог тем самым драконологом?» Плевое дело, если подумать. Просто нужно молчать и отвечать только тогда, когда к тебе обращаются. А это делать эльфийка умеет.

Когда шевалье начали свои последние приготовления, к Халани подошел худощавый человек - слуга, протягивая ей пергамент. Содержимым пергамента был перечень вещей, которые корона приготовила для удержания и поимки дракона. Бегло просмотрев пункты и количество предметов в них, эльфийка вернула пергамент слуге и поблагодарила того за службу. Человек только устало вздохнул и сообщил, что коли все в порядке,  Советница ожидает ее в повозке, и они готовы выступать. Драконолог хотела было переспросить его насчет повозки, она-то рассчитывала на лошадь или, в крайнем случае, на пеший марш, но человек сразу же покинул ее, вернувшись к прочим своим обязанностям.

« Она ведь просто женщина… Ага, и если верить Эсти, еще и малефикар, которая прочтет твои мысли, а потом твое тело само же вынесет тебя с повозки аккурат в тюрьму Вал Руайо». Халани не боялась зверей, по их телодвижениям легко можно было прочесть их намерения, редкий зверь умеет хитрить в этом вопросе, а вот люди – это хищники, освоившие подобное искусство. Настороже, подобно дикому Сегеронскому котенку, драконолог направилась к повозке. И леди Морриган действительно ожидала ее, женщина поманила ее за собой на подушки, которые должны были обеспечить комфорт в путешествии. А с комфортом эльфийка путешествовала очень давно, средств обычно только хватало на место у бочек и ящиков с торговыми караванами. Отстегнув колчан и налучник, драконолог уложила их подле себя. Снаряжение было тевинтерским, старым и добротным, а вот стрелы местными и дешевыми. Последние два дня эльфийка провела за правкой наконечников, что были сделаны кузнецом на «отвали». Драконолог слабо улыбнулась спутнице, явно чувствуя себя не в своей тарелке, и ей с трудом удалось сохранить это выражение лица, когда леди Морриган обратилась к ней с вопросом.

Где-то с минуту можно было слышать только скрип колес, топот лошадей и звуки города. Чем дальше они отдалялись от центра, тем шумнее и грязнее становились улицы. Однако при виде шевалье и люди, и эльфы чуть ли не бегом исчезали с их пути.
Халани предпочла сыграть дурочку, не уловив намека в словах собеседницы. Уложив чуть подрагивающие ладони друг на друга себе на колени, дабы унять беспокойство, эльфийка стала опять плести свою полу-правду. Кажется, кто-то говорил, что именно так добиваются успеха.

[indent]- Новости о высшей Глубинной драконице достигли нас внезапно. Эти драконы не так часто выбираются на поверхность, предпочитая просторные подземные пещеры. Профессор де Серо выехал практические сразу и без подготовки, у него не было времени дать мне полноценный инструктаж. Я так понимаю, вы с ним хорошо знакомы, - и хотя внешне эльфийка старалась держать лицо, внутри она буквально поливала госпожу «случай» всеми известными ей ругательствами на тевене, торговом и орлесианском. Ну почему у леди Морриган обязательно должны были быть контакты с профессором? – И знаете, что он предпочитает, чтобы его ученики наблюдали и делали по аналогии. Думаю, он счел, что я разберусь на месте, адаптировавшись под ситуацию. У меня есть некоторый опыт работы с ммм… нестандартными для Орлея методами. Драконов я начала изучать в Тевинтере.

Врать в открытую относительно своего опыта Халани не стала. Ведь профессор де Серо мог в беседах упоминать ее. Все-таки в университет и под его опеку эльфийка попала, вызвав брожения в академической среде. Она была не только эльфом, но еще и иностранкой… Бедной иностранкой. Ей повезло, и многим это везение не нравилось. К счастью, ее новый наставник куда больше ценил знания, чем происхождение. Вполне нормально для человека из печально известного Серо.

[indent]- Не считайте это хвастовством, но у меня наберется около десятка лет опыта, в который входила, в том числе, работа в поле. Вам не стоит беспокоиться о моих навыках. Впрочем, думаю, дракон сам накажет безрассудного искателя выгоды, если тот пытается откусить больше, чем способен проживать, – исследовательнице хотелось выйти из под радара внимательного взгляда колдуньи, но, возможно, своими словами она делала только хуже. В словах эльфийки там и тут сквозили нотки оправдания. – Это не то животное, которое отдастся в чьи либо руки без боя. Запрос короны, вызвал некоторое недоумение на кафедре. Были высказаны мнения, что это напрасная трата ресурсов при текущем положении в Орлее. Хотя кто-то ляпнул, что императрица надеется натравить ящера на Герцога Гаспара де Шалон. Глупости какие…

Страшно или нет, но эльфийке хотелось узнать истинные намерения колдуньи относительно дракона. Пусть знакомство леди Морриган с профессором и давало ей некоторый бонус к доверию. Однако, после громкого случая в Великом соборе, колдун, интересующийся могучим ящером вызывал некоторые опасения.

Отредактировано Халани (2018-06-01 21:23:38)

+2

8

С тех пор, как Морриган встретила свою сестру в болотах Антивы, драконы заняли прочное, почти центральное место в её поисках. Именно там женщина впервые увидела не высшую - великую драконицу, единственную живую в Тедасе. И если от вида высшего дракона обыватели теряли дар речи, то великий дракон своим величием пробил все возможные потолки. Явана обращалась с драконицей как со своей подопечной, как со своей подругой, и Морриган помнила отчаянную зависть к сестре. А после - отчаянную злость на балбеса-Алистера, у которого хватило глупости убить обладавшую столь ценными знаниям Яванну. Однако с того дня ведьма усилила свои поиски древнего языка, на котором её сестра говорила с драконицей и исследования драконьей сути - а особенно драконьей крови - в общем.

Вообще, личность её ассистентки не вызывала бы у Морриган особого интереса, коли не придирчивый голосок интуиции. Откуда она появилась так неожиданно? Почему не личный ассистент Фредерика, а именно эта эльфийка? Неужели старый драконолог, выявивший большой энтузиазм  по поводу создания точечных заповедников для крылатых чудовищ, пропустил бы начало этой тяжеловесной и амбициозной затеи?

- О, я не сомневаюсь, что Селина была бы совсем не против пополнить свою армию парой-другой драконов, если бы могла - кажется, Морриган была вполне серьёзна, говоря это. Вытянув скрещённые ноги и откинувшись на  подушках, ведьма наконец отняла цепкий взгляд от Халани и рассеянно изучала редеющий городской пейзаж.

-  С начала века бравые герои перебили уже почти три десятка высших дракониц, - и я даже не говорю о бесчисленных дрэйках и детёнышах, - ведьма безразлично наблюдала как захлопываются ставни домов, стоит повозке показаться на улице, а люди и эльфы разбегаются, словно кучка вспугнутых крыс. Следовало признать, что компания шевалье может быть полезной. - Этот вид балансирует на грани вымирания, в то время как уничтожение драконов грозит последствиями куда более тяжёлыми, чем мы можем себе представить... Впрочем, я разболталась. Мне следует объяснить тебе, в чём будет заключаться суть задания и техническую часть, если Фредерик не посвятил тебя в детали.

Под скрип колёс голос Морриган поведала Халани, что нужный им дракон будет парализован её магией: сон и паралич подкрепятся зимней магией, которая должна поддерживать зверя в вялом состоянии: драконы всё-таки остаются рептилиями и низкая температура сильно влияет на снижение их активности. Для молодой драконицы уже присмотрели удалённое от людей место в недрах Морозных гор, где она сможет спокойно взрослеть и подъедать цветущую популяцию горных баранов. И хотя детёныш дракона или драконья кладка для основания заповедника подошли бы больше, но в сложившихся условиях отыскать такую ценность совсем не просто, так что Морриган довольствовалась тем, что подсунула ей удача.

- Сегодня каждый даже самый маленький дракон имеет ценность, поэтому важно, чтобы драконица добралась до своего зимовья невредимой - говорила она, объясняя Халани разработанную схему поимки. Путь  их будет лежать мимо лежащих в подгорье ферм, на одной из которых экспедиция приобретёт нескольких друффало для приманки. Так как подобраться к дракону незамеченным - задача не из простых, шевалье ведьме были нужны скорее в качестве пушечного мяса. Пока Морриган будет плести паралитические узы вокруг чудовища из-за укрытия, рыцари устроят диверсию, чтобы дракон не пронюхал и не добрался до волшебницы. Сопротивляемость магии у этих животных высокая и не факт, что заклинание сработает сразу, поэтому действие волшебства действительно будет скомбинировано с усыпляющими средствами. После этого останется лишь довезти драконицу до выбранного места.

- Это целый комплекс пещер и ущелий, жившую там высшую драконицу не так давно убили, но я добьюсь, чтобы Селина объявила охоту на драконов в этой зоне браконьерством. Там до сих пор ошивается небольшой выводок дрэйков, и нам нужно действовать пока они не ушли в поисках новой самки, - объясняла Морриган тыча пальцем в отмеченные крестиком места на развёрнутой карте восточного Орлея. За выяснениями деталей спутницы провели часть предстоящего им пути, а после советница Императрицы выудила из мелодично позвякивающей содержимым сумки какие-то свои записи в кожаном переплёте и погрузилась в чтение, оставив Халани в покое.

Городской пейзаж сменился пасторальным сельским - фермы, кормившие столицу, неторопливо ползли мимо скрипящей повозки, оставаясь позади. У одной из них шевалье остановились, чтобы в обмен на сверкающее на полуденном солнце золото выменять трёх взрослых друффало. Животные были молодыми и крепкими, шли хоть и тяжеловесно, но ладно, однако по маскам неудовольствия на лицах некоторых шевалье несложно было понять, что роль пастухов им претит ровно столько же, сколько выполнять поручения отступницы и остроухой. А один из них так упрямо кривился, заметив, что погоняемые друффало роняют на дорогу свежие лепёшки, что Морриган даже не трудилась скрыть глумливой улыбки. Три неполных дня им предстояло терпеть это безобразие - именно столько путники должны были провести в дороге до Морозных гор. А это в свою очередь давало советнице и драконологу предостаточно времени на знакомство.

Отредактировано Морриган (2018-06-06 14:39:15)

+2

9

Халани примерно прикидывала, что леди Морриган могла ей ответить. Проведя в Орлее пару лет, эльфийка слышала про Игру, а именно, что знать в этой стране горазда на выдумки, чем можно привязать к себе соседа-землевладельца и вырвать себе парочку выгод. Поэтому драконолог не исключала, что нейтрализация дракона сделана с целью услуги какому-нибудь лорду. Но зачем тогда сохранять жизнь могучему ящеру? Люди ведь предпочитают, чтобы все, кто способен бросить им вызов, были либо мертвы и набиты соломой, либо напоказ связаны и унижены. А еще заставляли нервничать сплетни, принесенные Эсти, вдруг колдунья сотворит из дракона какое-нибудь магическое чудовищное нечто. Однако слова Советницы попросту лишили Халани дара речи. Профессор де Серо однажды высказывал между делом предложение о создании места, где драконы были бы в безопасности. Но у пожилого драконолога были сотни проектов на руках, и этот казался самым невыполнимым, ибо для создания заповедника нужны земли и законы. А на это не каждый правитель пойдет. Да и к тому же мало кто из людей видит в драконах что-то больше, чем зубастое чудище, дышащее огнем. Но в действительности оказалось, что слова де Серо нашли отклик во дворце, а то и вовсе были рождены в нем. И сейчас у нее есть шанс поучаствовать в воплощении подобного чуда. Наверное, в этот момент Халани решила, что оставит все сплетни и свои предположения насчет леди Морриган в Вал Руайо. Отбросить предрассудки в общении с ней будет проявлением уважения, а златоокая колдунья была более чем достойна уважения.

Драконолог внимательно вслушивалась в план, разработанный профессором и Советницей. Кажется, они рассмотрели все аспекты поимки и транспортировки дракона. Неудивительно, что Морриган так скептично отнеслась к ее появлению. Халани стала неизвестной переменной и могла поставить под угрозу столь важную задачу. Сейчас эльфийка понимала это и пообещала себе, что не станет балластом. На выяснение деталей у них было достаточно времени, и за время их путешествия драконолог не раз обращалась к Советнице с вопросами. Но главный  Халани пока не задала. Что же имела в виду колдунья, когда сказала, что уничтожение драконов грозит всем последствиями куда более тяжёлыми, чем мы можем себе представить? Понятно, что исчезновение любого вида сказывается на природе, и через тысячи лет это может существенно ударить и по разумному населению Тедаса. Но интуитивно эльфийка ощущала, что леди Морриган знает о драконах что-то, что не доступно прочим людям. Однако маги Тевинтера предпочитают хранить свои секреты. А маги, и на юге маги. Едва ли сейчас Морриган ответит на ее вопрос. Может позже и если она окажется полезной?

***

После разведки предполагаемого логова дракона Халани и сер Розье возвращались в молчании. Однако мысли каждого занимали разные вещи. Шевалье, кажется, впервые осознал, с чем им придется столкнуться. И драконолог не могла его винить, даже молодая драконица Нагорного губителя может произвести впечатление. Саму же эльфийку беспокоило, что обычно активная в первой половине дня драконица отдыхала в развалинах какой-то старой постройки. Приближаться к дракону сер Розье ей запретил, опасаясь известить дракона о своем прибытии слишком рано. Поэтому Халани не могла точно сказать, чем обусловлена пассивность Губителя: ранением или банальным перееданием.

Достигнув лагеря, шевалье снял шлем и жестом велел драконологу следовать за собой. Было необходимо рассказать леди Морриган об условиях, в которых им придется работать. Отсалютовав ведьме, сер Розье разложил на крае повозки карту, которую они ранее составили на словах охотников из Шенжи.
[indent]- Миледи, дракон занял развалины тевинтерской разрушенной ритуальной башни, местные раньше туда не ходили, поскольку считают, что она проклята. Вокруг все сожжено и разбито, – мужчина пальцем указал точку на карте, а затем обвел небольшой пятачок леса.
[indent]- Друффало там будет нечем поживиться, они быстро разбредутся, можно конечно загонять их обратно, но тогда шевалье окажутся в невыгодном положении и будут вынуждены почти сразу вступить в бой с драконицей - продолжила Халани, – Мы обнаружили просеку чуть к востоку. Похоже, что жители деревни добывали там древесину до появления драконицы. Там Губитель действительно сможет отвлечься на охоту.
[indent]- У логова зверя с десяток трупов, оружие плохого качества, средний доспех, в основном. Вероятно, ополчение из Шенжи решило действовать вперед короны. Помимо этого, наткнулись на обгорелые останки в доспехе из красной стали. Охотники до драконов, скорее всего. Крол…Мисс…Э-э-э…- шевалье никак не мог подобрать слово, которым можно назвать эльфа из университета. – Мисс драконолог сказала, что дракон может быть ранен.
[indent]- Это лишь предположение, сер Розье не подпустил меня близко к Губителю, - поспешила уточнить Халани. - Однако в этом случае драконица будет на стороже и отчаянно сопротивляться.  Или же девочка просто переела, тогда, думаю, вопрос решиться сам собой. Правда придется ждать, пока она снова проголодается и отправится на охоту.

Отредактировано Халани (2018-06-12 21:50:30)

+2

10

На своём пути ведьма Диких Земель уже встречала удивительных и неординарных женщин, но их было не так-то много и, всякий раз обнаруживая ещё одну жемчужину в болоте обскурантизма, Морриган ещё удивлялась. Окружённые религиозным мраком, подчас скальпированые тяжёлым прошлым, некоторые из них умудрялись не ломаться и нести в себе свет: кто искру, а кто опаляющий пламень. Возможно, это служило одной из причин по которой колдунья приглядывалась к окружающим с любопытством - не проскользнёт ли что достойное её интереса. Наблюдая за Халани, Морриган опытным глазом подмечала: девушка расторопна, быстро соображает и, похоже, с природой на короткую ногу, но главное - несла в себе редкие знания и ранее подмеченную страсть. Славная девушка, которая однако умудрилась разбудить в ведьме странные чувства. Нечто потаённое, нечто такое, о чём она ни с кем и никогда не говорила.

  Когда Морриган задумывала Тёмный Ритуал, как-то само собой разумелось, что у неё родится дочь. Иррациональное ощущение, продиктованное подсознательными ассоциациями с самой собой - это было ясно с самого начала, и всё же не подчинялось волевому контролю. В попытках представить будущее, ведьма неизменно видела маленькую черноволосую девочку, видела как будет воспитывать её, как будет учить законам природы и магии. Это чувство сопровождало её все девять бесконечных месяцев, пока ведьма вынашивала под сердцем дитя с душой древнего бога, и рассеялось только в тот момент, когда испачканный последом Киран оказался у обессиленной матери на руках. Нет, Морриган не расстроилась, когда оказалось, что дала жизнь мальчику. Ей, грубо говоря, было плевать, какого пола будет её дитя. Просто эта девочка из её фантазий стала почти реальной, и держа на руках сына, Морриган некоторое время была обескуражена. С рождением Кирана этот мираж очень быстро рассеялся и больше никогда не возвращался к ней. До сего момента. Почему именно Халани пробудила в Морриган эти старые мысли? Возможно, это был внимательный взгляд её широко раскрытых глаз, когда эльфийка внимала речам Советницы. Возможно, это было эльфийское происхождение, делавшее Халани похожей на подростка. Возможно, её близость к природе, а может всё сразу напоминало ведьме о той девочке из её казалось бы уже позабытых фантазий. И хотя прямо сейчас было необходимо сосредоточиться на обосновавшейся в башне драконице, Морриган ловила себя на мысли, которая незванной гостьей настойчиво, но безуспешно скреблась в накрепко запертую дверь её сознания.

  Выслушав рапорт Халани и сопровождающего её шевалье, Морриган кивнула:
- Мы подождём, если будет нужно. В идеальном раскладе на плетение долгосрочного и крепкого паралича и сна мне понадобится пара минут, и если драконица ничего не заподозрит, возможно, обойдётся даже без особенных силовых вмешательств с вашей стороны, - деловой тон ведьмы, однако, не скрыл некоторого возбуждения и энтузиазма, которые она переживала по поводу предстоящей встречи. - Мы устроим засаду и займём удобные позиции на этой самой просеке, куда и подманим её. Я и Халани сделаем всё, чтобы нейтрализовать драконицу, а ваши рыцари, сэр Розье, в случае атаки должны будут отвлекать её внимание на себя, чтобы она не напала на нас: бегайте кругами, прячьтесь за щитами - мне всё равно - но не смейте ранить её; я без раздумий применю магию к любому из ваших лихачей, если они попытаются причинить драконице вред. И конечно установите за башней круглосуточное наблюдение.
- Так точно, - отрывисто кивнул шевалье, утирая со лба набрякшие капельки пота. - Я отправлю своих солдатов выбрать выгодные позиции и приготовить маскировку.
- Чудно. Начните палить пару костров на месте засады, сир. Пусть кто-нибудь время от времени поддерживает их и подкидывает бересты или коры для дыма. И измажьтесь сажей, - добавила ведьма, невозмутимо глядя на мужчину в ответ на его подозрительный взгляд. Кажется, шевалье думал, что его разыгрывают, поэтому Морриган терпеливо пояснила:
- У драконов очень чуткий нюх, капитан. Запах гари нужен чтобы покрыть запах металла ваших доспехов - иначе дракон в мгновение обнаружит ваше присутствие. Я говорю это для вашей же сохранности.
- Хорошо, миледи. Я проинструктирую своих солдат, - сэр Розье приложил кулак к груди, отдавая честь Советнице и оставил её наедине с Халани. Морриган проводила его взглядом и повернулась к эльфийке:
- Вот и посмотрим, чего стоят лучшие воины Селины.

***
- ...Зачем ей понадобились шевалье? Ведь у советницы есть деньги на наёмников, - битый час с кислой миной ворчал сир Жерар Дюпон, охраняя флегматично жующих жвачку друффало. Его роскошная золотистая шевелюра, обычно гладко уложенная назад, растрепалась, и он безуспешно пытался пригладить её. - Я понимаю, если бы нас позвали хотя бы убить дракона. Но нет никакого подвига в том, чтобы перевозить здоровенных ящериц с места на место. И уж тем более, не ради долга перед Имепратрицей я должен пасти скотину.
  Второй шевалье - сир Клод Моннар - кажется, толком не слушал его, меряя лагерь нетерпеливыми шагами - туда-сюда, туда-сюда. Кажется, он был взволнован, но последним словам товарища удалось вытянуть его из пучины раздумий:
- А если бы... вот если бы мы убили дракона, то это действительно могло бы быть подвигом, достойным шевалье, а? - облизав сухие губы, заметил он, глянув на Жерара. Тот по-рыцарски осанился и почти мечтательно улыбнулся:
- Конечно, я не против победы над драконом в послужном списке. Не каждый может таким похвастаться - на всех охотников и драконов-то не хватит. А так только представь... - светловолосый шевалье осёкся, разом посерьёзнев и нахмурившись. - Ты что, серьёзно? К чему ты клонишь?.. Госпожа советница запретила причинять вред драконице. Я не собираюсь терять рыцарский титул из-за тупого животного.
- Но если и госпожа советница не переживёт встречу с драконом?.. - Шевалье Клод Моннар подошёл к коллеге почти вплотную, зашептав приглушённым голосом:
- Ты слышал, что сказала остроухая? Дракон в башне и его нужно будет выманить. Вызовемся дежурить сегодня ночью, и пока все будут спать приманим дракона к  советнице. Ты разбрызгаешь кровь одного из друффало дорожкой поближе к её палатке....
- Ты, похоже, сошёл с ума, - Жерар хмуро смерил друга взглядом, но сомнение явственно читалось на его красивом аристократическом лице. - Леди Морриган - одна из самых близких Императрицы Селины, убить её означает предательство. Капитан Розье предупреждал нас, что её характер - вызов и проверка нашей дисциплине, но мы не можем...
- Леди Морриган отступник и малефикар! - огрызнулся Клод, едва приглушив голос до шёпота. - Многие уверены, что Селина - марионетка в руках этой отступницы. Убив её, мы, возможно, сделаем Её Светлейшеству услугу! А если нет, всё будет списано на несчастный случай.
- В этом... в этом нет чести, - всё ещё мялся первый шевалье, отведя взгляд и нахмурившись. Но Клод уже видел, что сомнения его соратника висят на волоске. И он оборвал его последним аргументом:
- О какой чести ты говоришь? Эта одичавшая сука с самого начала топчется и танцует на нашей чести почём зря, издевается и даже позволяет вшивому эльфу давать нам инструкции. Это не может продолжаться. Ситуация беспроигрышная, если мы всё провернём как надо!...

Отредактировано Морриган (2018-09-05 16:44:12)

+2

11

[indent]- Главное, смогут ли они пройти этот тест и пройти его без убийства. В конце концов, это то, к чему они привыкли, и чему их учат,- ответила Халани, все еще наблюдая за покинувшим их капитаном. За время путешествия и в беседах эльфийка отметила для себя, что леди Морриган имеет весьма любопытный взгляд на мир, а в разговоре не слышит только себя, чем порой грешат некоторые профессора в Университете. Именно по этому, несмотря на некую ауру опасности, окружавшую магессу, Халани не боялась и не стеснялась задавать вопросы и комментировать происходящее. – Я думаю, драконица возобновит активность глубоко ночью, ближе к рассвету. У нас достаточно времени на подготовку.

Сейчас, когда Губитель была очень близко, а у них четкий план действий, «поймать дракона и перевезти его в другое место» уже не казалось безумным и невыполнимым предприятием. И если каждый выложится на сто процентов, то все пройдет как нужно. Уверенность Морриган мотивировала и Халани расправить плечи. Внутри уже все не сжималось от нервов, когда ей нужно было переговорить с шевалье или провести какое-то время в их компании, наблюдая за драконом. До того, как на лес опустились сумерки, эльфийка еще несколько раз побывала в обгорелых окрестностях драконьего логова. И опять в сопровождении сера Розье, шевалье следил за ней, словно ожидал кого-то глупого поступка или преступления, а может у него была какая-то странная фиксация на эльфах. Впрочем, бравые рыцари Орлея мало интересовали драконолога, когда рядом была крылатая красавица, бьющая струей пламени на несколько метров вокруг. Губитель подобно большой черной кошке лениво раскинулась на верхнем этаже башни, подставив темную спину палящему летнему солнцу. Кажется, с пламенными рунами они не прогадали, спать ящеру будет приятно. Пожалуй, в таком расслабленном состоянии драконицу было бы взять проще всего, вот только как потом снять эту тушу вниз. Поэтому оставалось только выманить дракона с башни.
Халани несколько раз порывалась подойти ближе, но краткое «мисс» шевалье каждый раз осаждало, словно латной перчаткой по плечу. Сделав несколько зарисовок, эльфийка вернулась в лагерь. Здесь помимо леди Морриган находилось только два шевалье. Остальные либо «пасли» жующих травку на просеке друффало, либо наблюдали за башней. Оповестив магессу о том, что пока драконица никуда не собирается, Халани перепроверила свое снаряжение, навернула пару кругов вокруг будущего временного дома драконицы и решила… Решила, что после отбоя навестит Губителя без компании шевалье и сделает все так, как нужно, а не как можно.

Ночи в последнее время были светлые, горящая на полнеба брешь отбирала у луны и звезд их работу, сияя жутким зеленоватым светом. Халани выскользнула из палатки и огляделась, один шевалье сидел у костра, охраняя лагерь в ночном дежурстве. И все же мужчина не заметил прошмыгнувшую в сторону просеки эльфийку. Уже расслабившись, пружинистым шагом Халани направилась через просеку к пожарищу. Интересно, увидит ли она в темноте светящиеся полосы на шее дракона? В ночной тиши ухо улавливает топанье, а затем болезненное мычание. «Неужели шевалье прошляпили волка, и тот теперь отбирает будущую трапезу драконицы?» Определив направление, эльфийка последовала на звук. Вот два друффало огромными шерстяными кучами мирно дремлют под открытым небом. А шум, кажется, идет вон из-за тех зарослей орешника.
[indent]- Не вынимай меч, а то кровь ливанет! Подожди, сейчас ведро подставлю,– этот голос Халани был знаком, в памяти возникло лицо светловолосого шевалье. Аккуратно раздвинув веточки, эльфийка получила возможность убедиться, что память не обманула. Третий друффало нелепо завалился на бок, а в его могучей шее торчал меч, все еще удерживаемый за рукоять шевалье.
[indent]- Merde, мне неудобно, нога скользит, давай скорее, – отозвался рыцарь. И как только его приятель подставил ведро, мужчина выдернул оружие, отряхивая клинок от крови животного.
Халани глазами размером с золотой из своего укрытия наблюдала за тем, как двое шевалье Орлея набирают в ведро кровь друффало. Как-то это совсем не укладывалось в обычное поведение рыцарей. «Леди Морриган попросила их?» Напоследок блондин пнул труп животного, после дней работы пастухом поневоле он был рад закончить все именно так. Вот только направились рыцари в сторону пепелища, а не к лагерю. «Зачем они? Так, нужно это точно обсудить с Морриган. Все слишком странно, да и она бы сказала мне, если бы решила изменить план. Как бы они своей самодеятельностью не испортили все».

У палатки Советницы Халани немножко замялась, изнутри шло слабое свечение, может, магесса еще не спит?
[indent]- Леди Морриган? Вы не спите? Мне нужно срочно с вами поговорить, - отдернув полу палатки, эльфийка вошла внутрь. – Вы не отдавали распоряжение шевалье использовать одного из друффало для…ээээ сбора крови? Потому что если нет, то у нас либо шевалье-отступник на руках, либо шевалье-фетишист, – осознав как это прозвучало, Халани поспешила добавить. - У меня нет никаких предрассудков насчет отступников… Или фетишистов. Просто это ставит план под угрозу. Мне кликнуть капитана Розье?

Отредактировано Халани (2018-09-17 16:49:48)

+2

12

- Ты права, некоторые из них легко забывают, что цель ордена - защищать и повиноваться, а не убивать, - наблюдая за удаляющимся капитаном Розье, согласилась Морриган. - Но представь себе хоть кого-нибудь настолько сильного и стойкого, чтобы стоять перед лицом взъярённого дракона, держать строй под его ударами, но не бросаться в бой и не застыть в ужасе? Даже одного такого безумца было бы сложно найти, а нам нужны несколько.

  Ведьма подозревала, что одного такого безумца найти ей всё-таки посчастливилось и был этот безумец смугл, кудряв, невысок ростом и присыпан веснушками. И хотя маленькая Халани прятала в себе большой потенциал, вдвоём у них всё равно не получилось бы ни сдержать драконицу, ни тем более перевезти её с места на место. Морриган понимала риск, но была уверена в своём выборе.

  Ночь навела в лагере порядок: все шевалье были расфасованы по своим постам и тентам, ведьма Диких Земель тоже не стала задерживаться у костра. Палаток она не любила ещё со времён своей юности, и даже в лагере Кусланда спала под открытым небом, но летняя мошкара ела едом несмотря на мази и ароматный травяной дымок - и ведьма в конце концов капитулировала под их атакой в палатку, чтобы не красоваться потом краснющими комариными укусами на молочно-белой коже. Теперь она сидела на шкурах, читая увесистый гримуар, раскрытый на скрещенных коленях и попивая горячую травяную настойку, пока полог палатки не дрогнул, впуская внутрь Халани. Живой свет волшебного огонька на конце сучковатого посоха окрашивал всё в палатке в уютно-жёлтый цвет, заставляя тени плясать по матерчатым стенам. Но уютная атмосфера магическим образом испарилась, когда сидящая на шкурах ведьма, дослушав Халани до конца, порывисто поднялась на ноги. Глаза её сощурились, а ноздри хищно раздулись. Вот и нашлось слабое звено в рядах военноподданых Императрицы.

- Похоже, кое-кто из шевалье решил посмотреть на ведьму Диких Земель в ярости, - рассерженой гадюкой зашипела Морриган, подхватывая плюющийся искорками магического огня посох. - Они собираются подманить губителя, иначе зачем им кровь! Фетишисты они или отступники, я заставлю их пожалеть.

  Мгновение спустя в зеленоватой тьме орлейской ночи четверо шевалье во главе с сэром Розье и Халани уже дожидались советницу, обеспокоенно переглядываясь. Рыцари выглядели так, словно извалялись в грязи - чумазые, они всё-таки выполнили приказ своего капитана вымазаться сажей, и теперь создавали тем более нелепый вид, что грязные их лица выражали крайнюю степень серьёзности и напряжения. Чумазый капитан встретил Морриган, отдавая честь и хмуро, но чуть обескуражено. Одетая в лохмтья, шкуры и перья ведьма со страшным посохом в руках выглядела жутковато  в зеленоватом свете далёкого разрыва, похожая на воплощение легенд про ворующих младенцев людоедок-дочерей великой и ужасной Флемет. 

- Сэр Дюпон и сэр Моннар не в лагере, один из друффало убит, - доложил он, глядя на госпожу советницу сверху вниз. - Это моё упущение, прошу меня...
- Приберегите свои извинения для Селины, сейчас не время, - перебила воина Морриган, -  Вы должны немедленно вернуть ваших солдат, пока они не...

  Пронзительный далёкий рёв разорвал ночную тишину, покрывая холодный гнев ведьминых слов. Шевалье заозирались, всматриваясь в ночное небо будто прямо сейчас на них оттуда спикирует дракон, а Морриган стиснула зубы. Этот рык Нагорной губительницы звучал недвусмысленно - драконица была разозлена, а значит, рыцари-предатели разбудили и выманили её.
-  Если я выбрала шевалье для столь серьёзной и важной операции, это значит, что я высоко ценила вашу компетентность. Не заставляйте меня поменять своё мнение, сэр Розье.  - рявкнула колдунья, сверкая жёлтыми глазами. - Следуем нашему плану!

  Командир отряда, по всей видимости не ожидавший от колкой советницы никакой похвалы и обескураженный внезапным признанием, коротко и решительно кивнул и махнул рукой в ту сторону, откуда доносилось драконье рычание:
- Вы слышали приказ советницы! Нарушивших устав остановить, драконица не должна пострадать. По коням!

  Три оставшихся шевалье грянули латными перчатками о нагрудники и рядом бросились за своим капитаном, но Морриган на них уже не смотрела. Она обернулась к своей ассистентке:
- Возможно, не всё ещё потеряно. Бери свои бомбы и травы, да побыстрее! Будем действовать, как договаривались.

  Пока Халани бегала за снаряжением, ведьма отвязала брыкающегося Дикого, который уже некоторое время беспокойно топтался на привязи, видимо, почуяв беду. С трудом оседлав жеребца, Морриган дождалась эльфийку и протянула ей руку, помогая забраться в седло позади себя. Трава под копытами Дикого влажно блестела, и не сразу ведьма поняла, что чёрная дорожка - это пролитая предателями кровь друффало.
- Они хотели подманить губительницу в лагерь, - Морриган озвучила то, о чём Халани наверняка уже догадалась сама, и ударила жеребца по бокам. Тёмные очертания лагеря и деревьев вокруг размылись, когда неугомонный Дикий ринулся вскачь туда, откуда со стороны пожарища уже доносились крики. Ночь ожила драконьим рёвом, огненными вспышками, лязгом и воплями. Когда ведьма и драконолог добрались, на просеке было светло как днём из-за пылающих деревьев. В свете пылающего огня отчётливо выделялся тёмный силуэт драконицы - чудовище дыбилось, раскрыв огромные крылья, а перед ним, обнажив не обагрённый кровью клинок и прикрываясь щитом, стоял в боевой стойке сэр Моннар. Неподалёку от него грудой опалёного металлолома лежал мёртвый шевалье - узнать в нём красавца Жерара теперь было невозможно: не было ни золотых роскошных волос, ни породистого профиля. Только лысый опалёный череп, обляпанный обвареной и оплавленой кожей, от которой шёл почти аппетитный и от того тошнотворный запах жареного. Из щелей его почерневшего доспеха валил дым. Неподалёку лежало пустое ведро.
  Остальные шевалье уже подбирались к драконице с четырёх сторон, стуча по щитам гардами, чтобы отвлечь её внимание, и губительница огрызалась, изгибая длинную красивую шею и щёлкая страшными челюстями на окруживших её шевалье. Халани оказалась права - драконица была ранена, и на её мощной груди чёрнела вертикальная рана.
- Халани, давай! - крикнула Морриган, давая эльфийке знак действовать.
  Розье что-то кричал Клоду, видимо, приказывая ему отступить и опустить оружие, но шевалье не слушал своего командира. Хочет отомстить за приятеля, поняла Морриган, и словно услышав мысли ведьмы, рыцарь бросился на драконицу, выставив меч из-за прямоугольного тяжёлого щита.
  Ведьма сощурила злой жёлтый взгляд, вперившись им в фигуру шевалье. Весь её гнев на этого идиота словно электрическим разрядом прошил вены и разлился под кожей, скапливаясь в кончиках пальцев, сжимающих волшебный жезл. Один единственный невидимый удар магической энергии ударил предателя в спину - никаких вспышек, никаких видимых изменений, пока мужчина вдруг не закричал, выронив из рук сначала щит, а потом и меч. Лицо его исказилось маской ужаса и страха, и побелевший Клод стал похож на испуганного ребёнка. Возможно, выглядело так, словно рыцарь наконец поддался страху перед драконом, но только Морриган было известно, что сейчас его одолевали кошмары наяву. И прежде, чем капитан Розье добежал до него, видимо, собираясь повалить на землю, поток драконьего огня пожрал шевалье, превратив его в живой факел.

+2

13

Нагорный губитель – один из тех немногих драконов, что готов делить свою территорию с другими драконами. Но в их присутствии ящер сделает все, чтобы показать им, кто хозяин угодий, а кому лишь позволено схватить пару кусочков с королевского стола. Губитель во всем будет стараться продемонстрировать превосходство: пролетит слишком близко к лежбищу собрата, вмешается в охоту, выгонит дичь с «гостевых покоев». Сейчас, глядя на леди Морриган в гневе, у Халани мелькнула мысль, что близ Шенжи расположились не одна, а две драконицы. И им всем нужно, чтобы в этой демонстрации силы одержала верх именно колдунья. Вот только шевалье уже дали чешуйчатой форы, о чем драконица оповестила их чрезвычайный совет громким ревом. И пока рыцари обеспокоено вглядывались в небо, эльфийка вслушивалась в громоподобный звук. Она скучала по драконам, со смерти мастера Деметрия все ее работа заключалась в манускриптах, свитках и дневниках. Оказавшись в Орлее, Халани надеялась вновь вернуться к работе в поле, но очень быстро Селина отвернулась от эльфов, и единственной экспедицией, откуда эльфийку не выкинули, оказалась поездка в поля близ реки Энавурис, где она на пару с профессором Торнад пыталась найти золотую галлу. Видимо лорду втемяшилось, что раз она эльф, то у нее просто должна быть особая связь с галлами. Сейчас же внутри все пело от предвкушения встречи с драконицей. Халани прикусывала щеку изнутри, чтобы не улыбаться. Ее веселье в данный момент бы никто не понял.

На сборы ушло буквально несколько минут, ведь до диверсии, устроенной шевалье, Халани уже несколько раз проверяла свое снаряжение. Ухватившись за руку Морриган, эльфийка ловко вскочила в седло позади магессы.
[indent]- Не думала, что шевалье способны на такое. Ведь они саботировали королевскую экспедицию, - ответила Халани, хотя в действительности она просто не понимала, как можно в здравом уме подставить своих товарищей, да еще и магессу, что и в Тени их достанет, если захочет. Сидеть таким способом драконологу было непривычно, держаться можно было либо за всадницу впереди нее, либо за спинку седла. Халани выбрала последнее, посчитав, что так будет уместнее. – Оставить след кровью, не запятнав себя очень сложно, драконица ударит по ним первым, если только их не уча…
Окончание предложения так и не увидело свет, конь примчал их к полю боя. Как сказали бы верующие андрастиане, Создатель покарал диверсантов на месте. Но Халани не была хорошей андрастианкой, и ее внимание привлекли не останки шевалье, а Губитель. В свете бреши и охваченных пламенем деревьев, драконица казалась неземной, словно она спустилась к ним из той самой Бреши, горло ее пылало подобно горну гномов-кузнецов, а рев ощутимо бил по ушам. Крылатая была в ярости, но не только из-за нарушивших ее покой рыцарей. «Лучше бы я оказалась неправа», подумала драконолог, мрачно осматривая раненного зверя. От окружающего их пламени Дикий даже под рукой Морриган двигался рывками. Чтобы не вылететь из седла эльфийке пришлось-таки ухватиться за всадницу:
[indent]- Давай чуть ближе, я спрыгну, пока драконица сосредоточена на Моннаре. Нельзя, чтобы она отвлеклась на тебя, а меня она рано или поздно заметит.

Мягко соскочив на Землю, Халани по инерции пробежала чуть вперед. Повязывая на лицо платок-маску и отстегивая с пояса сонную бомбу, эльфийка читала ситуацию. Губитель втягивает воздух, намереваясь высвободить свой гнев через пламя на нелепо замершего перед ней Моннара, вот, что-то крича, бежит Розье. Эльфийка понимает, что рыцарь в тяжелом доспехе не успеет. А она может успеть, но может и попасть под пламя и сгореть вместе с шевалье. Но после выдоха драконица сделает глубокий вдох, идеально для ее задачи. «Он это заслуживает. Он убийца». И пока пламя пожирает Моннара, Халани размахивается и хорошо поставленным броском метает бомбу. Сдетонировав от пламени, снаряд взорвался аккурат тогда, когда дракон пошел в затяг. Почуяв травы, ящер затрясла головой. Но этой дозы недостаточно, чтобы она сильно ослабла. Недовольно загудев, Губитель чихнула.

До Халани же только дошло, что она сделала. Она могла помочь Моннару, не обязательно удачно, но попытаться стоило. Она его… Убила? Внутри поднялась волна тошноты. Но драконица не позволила долго рефлексировать. Пытаясь разогнать туман в голове, Губитель рефлекторно поступила так, как сделала бы, если бы ее недомогание было вызвано пищей, а именно срыгнула. И прям под ноги капитану Розье. Заметив в мерзкопахнущей куче золотистые прожилки желчи, Хални крикнула шевалье, чтобы он бежал оттуда. Но опоздала, земля подорвалась под рыцарем, и того отшвырнуло в сторону. А драконица, пусть и сбитая с толку, снова приготовилась дышать огнем. Эльфийка подбежала к Розье и, укрывшись с оглушённым рыцарем за его щитом, приняла удар. «Больше…Никаких…Смертей». Поток пламени едва не выбил у нее щит, а руки и сквозь ткань полуперчаток почувствовали жар.
К счастью, остальные шевалье перехватили внимание драконицы. Откинув раскаленный щит, Халани подожгла очередную бомбу о горящую рядом траву и запустила в Губителя, так удобно склонившую голову, собираясь ухватить зубами рыцаря. Вдох и ящер, словно пьяная, сделала несколько шагов вправо, взмахнула хвостом и сбила с ног шевалье, подкрадывающегося к ней сзади. Мужчина отлетел и, проскользив несколько метров на спине, закатился куда-то в кусты. Чтобы вернуться, ему потребуется время.
[indent]Время. Халани принялась взглядом искать Морриган. На заклинание нужно время, но у них заканчивались рыцари.

Отредактировано Халани (2018-10-02 02:01:37)

+2

14

На какое-то мгновение Морриган показалось, что Халани и Розье поглотило яростное пламя: ведьма видела только чёрный прямоугольник щита - жакая защита против бьющего в него огня -  и скрюченные фигурки за ним. Казалось, вот-вот они присоединятся к погибшим, но именно такие вещи на поле боя отвлекают от плетения заклинаний. Именнто так проигрываются бои. Холодный ум, беспристастное сердце - вот, что нужно хорошему контроллеру, чтобы постоянно не отвлекаться на товарищей, которые рискуют своими жизнями в первых ядах. И Морриган для своей роли подходила идеально. Как это обычно случалось в бою один на один, колдунье казалось, что на поле боя больше нет никого, кроме неё и её цели -  всё исчезло в ревущем пламени вокруг, только ведьма Диких Земель была холодна, впиваясь когтями хищного разума в драконицу.

  Расставив ноги на ширине плеч для лучшей устойчивости, Морриган начала вытягивать из Тени силу, скапливая её в побелевших от напряжения руках и не давая спуску до поры до времени. Словно кровососущий паразит, отступница тянула в себя эфир - без спросу, нагло подпитываясь силой и чувствуя, как изнутри её разум и тело начинает распирать от энергии. Это было опасным моментом: не выпустишь силу на волю, и она грозит взорваться некотролируемым всплеском, но Морриган знала меру. Посох стал естественным продолжением ведьминых рук, и когда кожу уже начало покалывать зудом и пульсацией, отступница дала выход скопившейся энергии. Что-то глухо схлопнулось, чёрные волосы взметнуло магическим выхлопом и с конца жезла сорвался невидимый сгусток магии. Парализовать дракона в расцвете сил и здоровья - задачка не из простых, и бабка надвое сказала, сумеешь ли ты связать такое огромное создание силами одного своего разума. Но и без того раненная и одуманеная травами драконица теперь с трудом сохраняла шаткое равновесие - поэтому паралич ложился в обмякающее, неверное тело гораздо проще. Нити магической силы оплетали чешуйчатого монстра, затягивали невидимые узлы всё туже; и вот, переступая лапами по выжженной траве, драконица заметно замедлилась, и теперь каждое движение стоило ей огромных усилий; а Морриган чувствовала могучее сопротивление своей магии - последние отчаянные рывки. И всё-таки чудовище было на привязи. Приглушённый, почти жалобный рык вырвался из глотки губительницы, прежде чем она, всё ещё непокорно скалясь, застыла в неловкой позе, а затем - с грохотом завалилась на бок, подмяв под себя собственное крыло. Она ещё пыталась дёргаться, но невидимые оковы крепко держали шуршащее твёрдой иссине-сизой чешуёй тело. Огромная, в два раза больше самой большой лошади, рептилия взрыла землю клыкастой, обросшей костяными наростами челюстью и теперь лишь беспомощно косила золотистым глазом на своих пленителей. Каждый её горячий выдох вздымал облачка серого праха, а чёрный зрачок начал закатываться на прозрачное третье веко. Ночную выжженую поляну объяла тишина, которую теперь дополнял только треск догорающего пожара и сдавленное дыхание поверженного дракона. Они справились.

  Морриган, высвеченная оранжевым и зелёным, наконец выдохнула и поторопилась туда, где оправлялись от битвы Халани с капитаном имперских рыцарей. Края их одежд тлели, а брови и кончики волос капитана Розье опалило, но Морриган хватило одного движения ладонью, чтобы поднять вокруг них маленький вихрь холодного воздуха. Язычки драконьего пламени задавило морозным холодом, горелую траву покрыло инеем, оставляя от пожара только чёрный дымок и запах гари. Розье, оглушённый, покрытый гарью с ног до головы, приходил в себя - он обалдело моргал, торопливо избавляясь от раскалённых докрасна латных перчаток. Проведя грязной ладонью по грязному лицу, от чего к чёрной саже на его лице примешался серый пепел, мужчина оглядел поле битвы в поисках своих солдат. Один из шевалье оправлялся после удара драконьим хвостом с помощью товарища - если бы не тяжёлый доспех, то рёбра ему переломало бы в осколки. Третий рыцарь торопился к своему капитану. Двое чёрными кульками лежали поотдаль.

  Впрочем, Морриган, по всей видимости, состояние рыцарей не волновало.

- Если вы в состоянии, прошу заняться драконом немедленно, капитан. Следуйте указаниям Халани, чтобы не наделать дел, - Морриган не дала Розье и двух минут на восстановление сил. Времени у них было не так уж много, учитывая, что губительница, пусть и раненная может начать оправляться от паралича довольно скоро. - И помните, что вы на волоске от потери своего звания. Ваши люди чуть не сорвали порученную Императрицей операцию! Если бы не Халани, миссия была бы провалена, - добавила ведьма напоследок, не щадя мужчину после тяжёлого боя.

  Розье тяжело поднялся на ноги, оглянувшись на дремлющую магическим сном драконицу. Пот струился по его лицу, прочерчивая дорожки в грязи, но даже сквозь слой копоти можно было разглядеть печать задумчивости. Он перевёл взгляд прозрачных глаз на Халани, как-то непозволительно долго разглядывая её и явно желая что-то сказать, но лишь кашлянул, очищая горло от прогорклой гари, и хрипло скомандовал своим парням пригнать запряжённую конями повозку. 

- Ты славно справилась, - Морриган подошла к эльфийке и достала из маленькой поясной сумы мутную склянку с защитно-синей жидкостью, которую опустошила в несколько глотков. Собственных сил на поддержание крепкого паралича на протяжении их путешествия в Морозные Горы у неё не хватило бы. - Помоги этим оболтусам погрузить нашу красавицу, чтобы они невзначай не сделали ей хуже.  А попозже я займусь её здоровьем.

+2

15

Но в окружающем эльфийку хаосе огня, дыма и криков трудно было выцепить взглядом фигуру магессы. А в ночном небе Халани не видела никаких признаков колдовства, ни молний, ни огней, ни искр. «Так долго, сколько потребуется», мысленно напомнила себе драконолог, сжимая в руке затлевший от жара локон, выбившийся из прически в время беготни. И рассчитывая наиболее удачную траекторию для броска очередной бомбы, эльфийка вернула свое внимание дракону.
Одурманенная крылатая двигалась хаотично, и шевалье было трудно предугадать ее движения. Губитель даже не защищалась и не атаковала, она просто крутилась на месте, топая и размахивая хвостом, языки ее пламени уже не били прицельно. Она словно боролась сама с собой. Уже не машина для убийства, но все еще опасный огненный ураган, который может не слабо так зацепить по касательной.
[indent]- Отступайте! Отступайте! – на орлесианском закричала Халани рыцарям, что все еще выполняли приказ Розье об отвлечении дракона. В пылу боя, окруженные шумом, издаваемым драконом, рыцари даже не обратили внимание на голос, которым был озвучен приказ. Услышав желанные слова, помятые и подкопченные шевалье отступили от ошеломленной драконицы. Кажется, магия Морриган постепенно одерживала верх над могучим зверем. Халани швырнула в довесок еще несколько бомб прежде, чем ослабленная Губитель рухнула на землю под действием чар.

Внезапная тишина после какофонии битвы оглушала. Драконица была повержена, но дышала. Бока ее вздымались, а шея все еще горела огненными полосами, намекая окружающим, что пусть зверь и в бессознательном состоянии, но обращаться с ним нужно осторожно и, как добавила бы драконолог, с уважением. Халани сделала шаг к драконице, когда до нее донесся сиплый голос Розье.
[indent]- Тварь…
[indent]- Драконица спит и обездвижена, - обернулась эльфийка к шевалье.
Позади капитана Халани заметила направляющуюся к ним Морриган. Вперед магессы стелился холодный ветерок, что принес коже столь желанную прохладу, отгоняя воздух, пропитанный ароматом гари. Драконолога несколько удивил собранный и деловой тон Советницы после всего этого бардака с предательством и последовавшим хаосом с драконом. Но, наверное, только подобное отношение к ситуации и самой себе позволяет стать успешной при дворе и сильной в магии. Предатели, так или иначе, получили свое наказание, а с драконом они еще не закончили, о чем им и напомнила Советница. Эльфийка хотела было дать Розье в вдогонку пару советов, но шевалье смотрел на нее, словно хотел что-то сказать, поэтому она промолчала. Так меж ними и повисла странная пауза молчания. А когда рыцарь не проронив словечка направился выполнять поручение, то Халани непонимающе пожала плечами. «Похоже, какая-то шевалье-штука».
[indent]- Да… Расскажи кому-нибудь, не поверят, - улыбнулась эльфийка Морриган. – Но, так подумать, когда первый человек сотворил огонь, ему, наверно, тоже не поверили соплеменники. Я прослежу, чтобы девочка была в порядке.
Драконолог мало представляла себе отношения между магессой и чарами на драконе, сколько сил оно затребовало и потребует в дальнейшем, но знала, что лириум маги используют для поддержания своих сил. Может ли Морриган отдохнуть, пока они будут возиться с драконом? Так или иначе, она постарается, чтобы пока с вопросами рыцари обращались к ней, а не к Советнице
[indent]- И займу шевалье.

Погрузить драконицу было не проще, чем усмирить ее. К моменту, когда спящая чешуйчатая пассажирка заняла предписанное ей место, все оставшейся рыцари едва не падали с ног от усталости. Повозку отогнали из выгоревшего леса обратно к лагерю, где у всех было не так уж и много времени на отдых и сборы. А именно отдыхали шевалье ровно столько, сколько Халани и Морриган потребовалось, чтобы подготовить Губителя к поездке. Впрочем с того самого момента, как драконолог прикоснулась к горячей чешуе живого дракона, у нее прибавилось сил. Ибо вокруг дракона Халани возилась с травами, а потом и пергаментом с углем, словно одержимая каким-нибудь неутомимым духом Исследования.
[indent]- Бедные идиоты, - протянула эльфйика, стоя подле повозки с драконом и наблюдая, как капитан шевалье аккуратно укладывает в свою седельную сумку мешки с прахом погибших подчиненных. Оба предателя получили настоящие андрастианские похороны при смерти, но все же Розье решил доставить прах их родным. Чуть тряхнув головой, чтобы отогнать мысли о погибших, Халани обратилась к Морриган, осматривающей сейчас дракона. – Как ее рана на груди, получится залечить? Я бы не стала привлекать внимание, если бы мы не транспортировали ее в Морозные горы. На знакомой территории Губитель бы быстро восстановилась. Но теперь есть немалый шанс, что она столкнется на новом месте со своими товарками. Еще в конце весны мы получили информацию о Хивернале на юге горного хребта.

+2

16

. Несмотря на то, что и без того добротная телега была усилена укрепляющими рунами, а сон драконицы - магическим параличом, зверя всё-таки приковали к повозке толстыми цепями. Перекинутые через массивную громоздкую тушу, они удерживали могучую шею чудовища, торс, лапы и хвост. Свет солнца уже тронул краешек неба бледным румянцем - ночь, полная огня, криков и предательства оставалась позади. Караван медленно тронулся.

  Морриган, сосредоточенная и хмурая, сидела у мерно вдымающегося бока губительницы, ощупывая кончиками холодных пальцев белые края пылающей жаром раны, выглядывающей из-под мускулистой передней лапы. Она уже промыла её, но кровь снова сочилась, капая на пылающее огненными рунами дно повозки и с шипением сворачиваясь и испаряясь. Холодные ведьмины пальцы с хищными ногтями ласково пробежались по роговым наростам, ощущая идущий от драконицы жар.

- Такая большая и пугающая, и всё же такая беззащитная и уязвимая, -  Морриган тоже выглядела несвежей и на щеках её темнели мазки серого пепла, от которого на сожжёной поляне было не спрятаться. На носу она тоже носила защитную повязку, но даже так было заметно, что ведьма улыбается со сдержаной нежностью. Кажется, она действительно совсем не беспокоилась о рыцарях и их предательстве, но именно по этой причине сэр Розье, ведущий караван, подозревал, что их история с имперской советницей не закончена.

- Рана выглядит глубокой, но как минимум закрыть её я сумею, - женщина потянулась к лежащему рядом посоху. Она никогда не была сильна в магии созидания, а кодга приходилось врачевать, то всегда пользовалась либо своими знаниями о травах, либо магией крови. Даже Кирана, когда тот был маленький, ведьма отпаивала зельями и настойками вместо того, чтобы просто наложить на него руки. Но в случае с драконом, на груди которого красуется рана с локоть длиной, трав и настоек было бы недостаточно, как и пролитой им крови. А значит, оставалось одно.

  Ведьма Диких Земель, сидящая перед животным на коленях, поднесла к запястью один из зазубренных камешков, которыми был украшен её посох. Чёрный и блестящий обсидиан впился в белое тонкое запястье, покуда на коже не набрякли первые просочившиеся капли крови. Морриган закрыла глаза, поднеся раненную руку к ране, над которой уже жужжали сонные мухи, и из-под узкой ладони её полился кроваво-красный свет. Кровь колдуньи тоненьким ручейком потекла по предплечью, срываясь частыми капельками с локтя - ведьма точно знала, сколько может отдать, пока концентрация не начнёт иссякать вместе с физическими силами. Обычно ей не приходилось тратить много своей крови на заклинания, но в этой ситуации не было ничего обычного. По мере того, как  бледное лицо Морриган становилось ещё бледнее, рана на боку чудовища медленно и туго стягивалсь, а кровотечение совсем остановилось, оставляя колдунью без дополнительного топлива. Это продолжалось пока на месте ранения не остался лишь бледный рубец, окантованый переливчатыми  чешуйками - каждая с детскую ладонь в величину. Вместе с кровью из Морриган уходили силы, пока она не почувствовала, что концентрация окончательно ускользает от неё.

- Достаточно, - выдохнула ведьма, отвалившись от вытягиваюшего её силы дракона и прерывая наладившуюся между ними связь. Она отдёрнула руку, пережав себе запястье и повернулась к Халани. В утреннем полумраке кровь, залившая пол казалась чёрной.

- Перевяжи меня, у меня в сумке есть бинты и припарки, - Морриган откинулась на бортик повозки, глубоко вдыхая и успокаивая головокружение. Если бы она была физически сильнее, то и крови у неё получилось бы дать больше, но субтильное телосложение не позволяло ведьме тратить больше пятнадцати унций за раз.  - Через час я буду в порядке, а нашим доблестным шевалье лучше не знать, что у них под носом использовали магию крови.

  Некоторое время ведьма молчала, ожидая, что Халани выполнит её просьбу, и внимательно глядя в смуглое эльфийское лицо.

- Как ты? - вопрос повис в воздухе, замерший ведьминский взгляд был недвижим, отсвечивая далёкими зелёными отсветами. Её слова прозвучали так, словно это Халани сейчас требовалась помощь, а не Морриган.

Отредактировано Морриган (2018-10-25 16:20:59)

+2

17

Повозка тянулась по пыльной дороге еле-еле, сказывался немалый вес драконицы. Какое-то время Халани еще просто шла рядом, внезапный прилив энергии пока еще не отпустил, да и мешать магессе не хотелось. Еще раньше эльфийка сделала для себя вывод, что ситуация у Губителя уже вышла за рамки припарок и зелий, так что заглядывать Морриган через плечо было бессмысленно, магии она не научится, пусть Советница аж и три раза сильный маг. Дорога пошла вниз, обещая придать ускорение телеге, поэтому драконолог подскочила и уселась на ее край аккурат в тот момент, когда магесса принялась врачевать дракона… Собственной кровью. Халани всегда считала, что различные камешки и бирюльки на посохах магов добавляют оружию дополнительной связи со стихией, а что их можно использовать так, даже в голову не приходило. В Тевинтере маги, что «тайно» практикуют искусство крови, предпочитают изящные, украшенные каменьями ритуальные кинжальчики. Не то чтобы хозяин эльфийки сам занимался магией крови, но в Неварре один из беглых хвастался, что убил своего мастера и захватил такой кинжал как трофей. Вместе с ритуальным кинжалом в памяти вспыли и неприятные рассказы. Но в отличие от персонажей в них, леди Морриган использовала собственную кровь. Сконцентрировавшись на ране, магесса не могла видеть любопытный взгляд, которым ее действия сопровождала драконолог. Морриган могла взять ее кровь, она была советницей императрицы, когда Халани – всего лишь эльф, что в Орлее почти приравнено к рабу. Но вместо этого магесса решила сама претерпеть все последствия. В Тевинтере это будет считаться эксцентричным поступком, зачем утруждать себя, когда рядом есть безмолвные рабы. У магии всегда есть цена, некоторые маги сами платить ее не хотят. Кажется, Морриган была не из таких.

[indent]- Ей бы потребовались месяцы, чтобы исцелиться до такой степени, - прокомментировала работу Морриган Халани, рассматривая рубец на месте ужасной раны. Чуть подавшись вперед, эльфийка протянула руку мимо отдыхающей магессы и коснулась новообразовавшихся чешуек. Такие «свежие» у взрослого дракона мало кто видел, если видел вообще. Нужно будет измерить и зарисовать обязательно, и еще проверить на прочность. Они гнуться или уже затвердели? Но непривычно тихий голос Советницы выдернул Халани из составления списка дел. Дракон никуда не денется в ближайшие несколько минут.
[indent]- Сейчас, - отозвалась эльфийка, зашуршав в сумке в поиске необходимых предметов. – Конечно, хватит с них на сегодня впечатлений.

Халани уселась на колени напротив Морриган и осторожно взяла ее руку в свою. И пока руки на автомате обрабатывали рану, мысли вернулись к сгоревшим рыцарям. «И с нее тоже хватит». Едва ли шевалье спокойно продолжат путешествие в компании явного малефикара, если прознают о способе врачевания дракона. Битва между ними и Советницей будет чем-то… Чем-то, чего эльфийка хотела бы избежать. За мыслями о погибших людях мягко стирая смоченной в воде тряпицей с бледной кожи магессы следы от кровавых дорожек, Халани чуть поникла. Что  явно не осталось незамеченным Морриган.
[indent]- Все хорошо, - ответила Халани, проверяя крепеж бинта и отпуская руку собеседницы, - миссия удалась, дракон спит и в порядке. Просто… Просто давно я не видела смерть своими глазами. Сгореть в пламени дракона не самый приятный способ отправиться за Завесу. Я все еще вижу застывшего в ужасе Моннара за секунду до того, как его поглотило пламя. Он сам призвал беду на свою голову, но тот факт, что кто-то погиб, когда я была ответствена за инструктаж… Портит всю радость от успеха. Могла ли я ему помочь? Быть быстрее или придумать что-то…
Эльфийка сматывала остатки бинта, избегая смотреть в лицо магессы.

Отредактировано Халани (2018-11-02 00:54:07)

+2

18

- Брось, Халани, если бы не ты, возможно, смертей этой ночью было бы гораздо больше. Ты не виновата в смерти глупого шевалье, - понизив голос, ответила Морриган. И если в первое мгновение могло показаться, что она попросту безыскусно пытается утешить кудрявого драконолога, то продолжение фразы убило это впечатление на корню. - Ведь его убила я.

  Ведьма посмотрела на перевязанную руку, натянула на повязку чёрный полурукав и вернула Халани кивок:

- Благодарю, - посох вновь лёг в сторону, а отступница вновь взглянула на живую спящую громаду, покрытую переливчатыми сизыми чешуйками. Морриган говорила тихо, вполголоса, и за скрипом катящейся повозки постороннему уху было бы невозможно расслышать её. От её взгляда не ускользнуло, как Халани смотрела на спящего дракона, и ведьма всё больше утверждалась, что эта девушка - тот, кто ей нужен.

- Я парализовала дурака кошмарами и правильно сделала. Посмотри на неё, Халани. Прислушайся, как стучит сердце в её груди, - ведьма кивнула на крылатое чудовище, намекая, что не шутит насчёт "прислушайся", а в самом деле предлагает Халани прильнуть к мерно вздымающейся чешуйчатой грудине и услышать, что в ней творится. - А теперь представь себе небо без Завесы в котором вместо птиц кружат драконы. Такие огромные, что рядом даже высший дракон покажется тебе несмышлённым дрэйком. Такие прекрасные, что сердце начинает болезненно щемить. Эта красавица - Морриган нежно погладила перевязанной рукой залеченную драконью рану, но прямо сейчас она вспоминала восхитительную великую драконицу из Тихой Рощи, - слабое эхо тех времён. Его жалкое наследие. Но одно осталось неизменным: кровь драконов, которую ты слышишь, - это кровь мира. Убивая их, мы сами копаем себе могилу.
 
  Морриган почти точь-в-точь повторила слова сестры, занозой засевшие в голове. Это - и беседы с Кираном, - уже некоторое время воспаляли её интерес и подталкивали к действиям. Побледневшей ведьме стало зябко после потери крови, и даже близость горячей драконьей туши не помогала, поэтому она закуталась в волчью накидку, на которой прежде сидела.

- Природа дала драконам зубы, когти и уничтожающее дыхание, и всё же им нечего противопоставить человеческой глупости. Поэтому их нужно защищать, Халани. Иногда - ценой человеческих жизней, если в перспективе это выгодно для них. Потому что мы все - расходный материал, и наши смерти на мировом уровне мало что значат. Зато смерть даже самого крохотного дракончика - это маленькая смерть целого мира. Теоретически даже сотня, тысяча умерших шевалье не стоят гибели одного дракона. А сэра Моннара за его предательство могло ожидать кое-что похуже со стороны его коллег. Как они там говорят?.. - отступница холодно усмехнулась, словно подчёркивая, что её слова даже не являются попыткой оправдать нанесённый ущерб. - Смерть превыше позора?..

  Морриган никогда не была особенно кровожадной и не находила никакого удовольствия в довольно-таки мерзком и неприглядном процессе отнятия чужой жизни. В конце концов ничего приятного в истекающем мерзкими внутренними жидкостями умирающем теле она не видела, и обычно скорее даже сдерживала привычную брезгливость, если кому-нибудь рядом приходило в голову испустить дух. И всё же если кто-нибудь вставал у Морриган на пути и отказывался его уступать, она не тратила много времени на раздумья, а после - редко сожалела о содеянном. Ровно так и вышло сегодняшней ночью: один шевалье встал у неё на пути, за что и поплатился. И хотя всё это могло выглядеть так, будто Морриган самоотверженно охраняет мир, природу и драконов, но на самом деле мотивы её были куда более мелочными. Вечно голодная, ведьма была влекома силой, тайной, глубиной древней магии. Возможно, однажды она хотела воочию узреть весь охват легендарного драконьего могущества, не столь ущемлённого цивилизацией. Возможно, она хотела узнать, какие тайны скрывают крылатые чудовища, почувствовать их связь с землёй прямо на кончиках своих пальцев. Возможно, она хотела прикоснуться к живому великому дракону и знать, что он не сожрёт её. Причаститься к силе, от которой мурашками стягивает кожу и волосы на затылке становятся дыбом. Ах, влажные мечты мегаломана...

- Ещё погоди, увидишь как наши оставшиеся шевалье будут завидовать своим мёртвым товарищам, - продолжила она. - Розье наверняка предпочёл бы умереть, чем вернуться к своей Императрице с вестями о том, что его операция прошла успешно лишь благодаря своевременному вмешательству эльфа, - мысль об этом явно доставляла Морриган непередаваемое удовольствие. Женщина слабыми руками пошарила в давешней сумке и вытянула из неё бурдюк с чистой водой. Потеря крови вызывала мучительную жажду, а столько говорить сухим ртом, сколько говорила Морриган - то ещё удовольствие. Ведьма с облегчением отпила и вытерла мокрые губы тыльной стороной ладони.  - Подозреваю, теперь он костьми ляжет ради успешного завершения миссии, иначе бы уже насадил себя на собственный меч или приказал своим балбесам нас прирезать. Впрочем, для этого ещё не поздно, поэтому за нашими шевалье лучше поглядывать.

  Повозка медленно ползла в сторону зубастой кромки Морозных гор, ещё не проснувшиеся друффало, которых не коснулся меч рыцаря, сонно влекли свои мохнатые туловища вслед за маленьким караваном; тяжеловесные лошади с храпом тащили дракона вниз по склону, но, возможно, самая тяжёлая ноша всё-таки покоилась грузом вины и позора на статных плечах рыцарей её величества.

Отредактировано Морриган (2018-11-03 18:38:28)

+2

19

Слишком много всего, чтобы осознать. Драконы, магия, шевалье… Морриган. Когда магесса рассказала о том, почему в действительности рыцарь, осмелившийся буквально раздраконить дракона, так нелепо замер пред зверем, скатанный бинт почти выскользнул из рук эльфийки. Халани все же успела подхватить моток, но слои ткани теперь прилегали неплотно, вынуждая повторить работу. Ее огорошила не столько сама правда, сколько тот факт, что златоокая сказала ей об этом. У советницы Императрицы не было необходимости раскрывать правду о шевалье, сама Халани бы никогда не связала смерть Моннара с ее колдовством. Так почему? Чтобы она себя не изводила непрошеным чувством вины, зная, что наказание для шевалье было предопределено? Честно говоря, сейчас она и никак не могла даже внутренне определить, что думает по этому поводу. Морриган была права, по возвращении в столицу их сопровождающих не ждет теплый прием. Но ведь ни капитан, ни остальные рыцари не сделали ничего преступного. Оба виновных уже получили свое наказание, гнев Императрицы они не испытают, как и бесчестие, которое, пожалуй, падет как минимум на голову капитана, допустившего это все. Халани даже стало жаль Розье. Но с другой стороны… В Орлее люди считают шевалье чуть ли не идеалом доблести, смелости и верности короне. Эльфы же знают их с другой стороны. Нет в трущебах никого, кто бы восхищался «лучшими» сынами Империи. Прожив почти два года в эльфинаже Вал Руайо, драконолог постепенно начала впитывать несвойственную ей горькую смесь разочарования, страха и гнева. Падение людских идеалов было приятным. Но нет этому злорадству места в ее жизни. Вернее, позволить себе она его не может. Ее эльфийская кровь определяла ее место в Университете. Эльфы, живущие в стеклянном доме, не должны швырять камни, да? Но так же магия, текущая в жилах Морриган, должна была на юге навечно запереть ее в Круге. И все же магесса сейчас здесь, на свободе как доверенное лицо Императрицы. Своим отношением к себе она запирает саму себя?

Замешательство не было приятным, поэтому Халани не стала комментировать судьбу Моннара, лишь последовала совету Морриган и вновь коснулась рукой драконьей чешуи, позволяя драконьему сердцу с каждым стуком гнать не только кровь по жилам зверя, но и ее мысли дальше от себя и ближе к чешуйчатому.
Но даже здесь эльфийка заплутала. Магесса вновь подчеркнула значимость драконов. И небо без Завесы? Как это даже… В Университете не изучают магию, поэтому Халани могла полагаться только на разговоры с Кларой, коих было не много. Но все равно, даже после разговоров с морталитаси, эльфийка представляла, что их мир – суша, а Тень – это что-то вроде моря, где обитают духи и демоны, а маги черпают магию как воду. Завеса держит мокрое мокрым, а сухое сухим. Если Завесы нет, разве мир материальный, так сказать, не пойдет ко дну? Халани на автомате подняла взгляд вверх, где в утреннем небе зеленоватая воронка разгоняла облака. А не идет ли он уже?

[indent]- Так драконы доминировали в мире без Завесы… О возвращении драконов заговорили примерно пятьдесят лет. Может это быть серьезным возвращением, а это, - эльфийка подняла руку к небу, - следовательно началом исчезновения Завесы? И те драконы из прошлого… Речь о спектральных драконах, нематериальных подобно духам? Я слышала, что Герой Ферелдена сражался с таким на севере страны. Я всегда думала, что за Высшей есть что-то еще. Так после Высшей драконицы идет спектральная?

Халани сейчас хотела думать именно о драконах, потому что магесса явно знала что-то, что ей самой никогда не попадалась на страницах книг. Но все же мысли дрейфовали к факту, что если при дворе узнают, что ассистентом Морриган был эльф, то ее небольшая авантюра с подделкой письма и самоназначением незамеченной не останется. По сути, она пошла на безобидное мошенничество, но при вовлечении Императрицы, у которой проблемные эльфы на руках, как бы ей не приписали чего. Еще впишут, что Моннар и его приятель действовали под ее руководством,чтобы сорвать экспедицию короны. Морриган может поручиться за ее невиновность, но магесса не всегда будет рядом. Это уже не просто исключение из Университета, это вполне уже шансы оказаться на виселице. Ей нужно каким-то образом убедить магессу не выделять ее в своем докладе для Императрицы, чтобы она была именно ассистентом из Университета Орлея, а не эльфом-ассистентом.

[indent]- И, леди Морриган, быть может не стоит упоминать о вмешательстве эльфа? Учитывая, какие сейчас настроения при дворе... Я боюсь, что Университет может пострадать из-за того что, отправили именно меня. Кафедра хотела дать лучшее Короне, даже если это лучшее - эльф. Уверенна кафедре информация, полученная за наше путешествие, уже сама по себе достойная награда.

+2

20

.  У Морриган не было научных фактов о древних временах, когда грань между имматериумом и миром вещным не существовала. Только рассказы матери, смутные слова Яваны и размытые образы, которые ей удавалось вытянуть из спящего в Киране Уртемиэля - вот и всё, чем она могла спекулировать, представляя себе описанную картину. И думая об этом, ведьма понимала, что мир без Завесы, о котором мечтал ещё давно усопший Аврелиан Тит, не по нраву ей. Материальный мир, который она успела рассмотреть в категорически разных спектрах освоенных ею животных форм, вникнуть в его законы, всё же был дорог ведьме. Морриган росла как неотъемлемая часть окружающей природы, училась не разрушать её пагубным действием цивилизованности, нашла ту самую тропинку гармоничного баланса между хаосом и созиданием. И даже в сверкающем дворце императрицы колдунья оставалась дочерью лесов и болот, полноценной частичкой экосистемы. Даже наряжаясь в тяжёлые многослойные платья, созданные натруженными руками порабощённых эльфов, Морриган всё же предпочитала шкуру дикого животного, облачаясь в неё как только дневные заботы отступали в тень наступившей ночи. Запах торфа, хвои, грибов и невинной жертвы, прячущейся от хищного взгляда - всё это нельзя было отобрать у ведьмы, не отобрав её суть. И если вокруг больше не будет материальной природы с её жестокими, но справедливыми законами, что останется от Морриган кроме неутоляемого голода знаний, опыта и силы? Чем будет ведьма за Завесой? Бесплотным вечно жаждущим большего духом? А Киран?.. Нет, кем бы ни была вызвана эта брешь в небесах, его нужно было остановить, даже если это будет означать, что драконам больше не царствовать над миром.

- Я не знаю, Халани, - честно призналась ведьма, качая головой. - Возможно, это как-то связано Но, думаю, нам ещё предстоит об этом узнать - хотим мы того или нет.

  Видя, как внимательно её слушает эльфийка, Морриган вспоминала дни, когда с таким же выражением лица слушала Флемет. Старуха была беспощадна к своей дочери, заставляя её днями и ночами следить за дикими животными, чтобы "познать их душу", а после и вовсе отправляя её в их логова, поручая втереться в их ряды. И это было лишь малой частью из тех жестоких уроков, которые Морриган вынесла из своего детства, но ни разу в жизни она не пожалела о пережитом. Такова была цена знаний, которую ведьма платила с поразительной готовностью. Теперь перед Морриган сидела молодая девушка, очевидно, жаждущая знаний с той же - или почти той же - страстью. Но готова ли она уплатить за них? Если она тяжело переживала смерть почти незнакомого ей шевалье, то лишения потяжелее могут пройтись по ней катком. Не слишком ли мягка для того, чем могла с ней поделиться советница императрицы? Морриган хотела прощупать Халани. Поэтому она подобно паучихе оплетала эльфийку паутиной своих слов, завлекая к себе обещанием недоступных большинству учёных знаний.

- Айдан убивал всех драконов, которым не повезло встретиться ему на пути, - подтвердила Морриган, покачав головой. - Даже ту драконицу, что мирно жила вдали от цивилизации у Убежища под боком у местных драконопоклонников. Но когда он добрался до Королевы Чёрных Болот, меня с ним уже не было... а жаль! Спектральный дракон - явление редчайшее, но не естественное. Они появляются во время неудачных попыток... магически усмирить дракона. Связь драконьей сущности с его телом так крепка, что дух может вернуться в своё тело, даже если от него остались одни лишь кости.

  Рассказывая об этом, Морриган внимательно наблюдала за реакцией Халани. Ведьма хотела дать ей порцию того, чего она жаждет, чтобы разогреть аппетит.

- Нет, Халани, после Высшей драконицы идёт Великий дракон, - женщина понизила голос, сверкая азартным огоньком в глазах. - Больше, сильнее, умнее Высших. К сожалению, цивилизации истребили их. Почти... но сейчас мы действительно должны думать о том, что будет дальше. И если ты хочешь, чтобы я правильно расчитала, что делать дальше, то расскажи мне, как ты попала в эту экспедицию. И на этот раз лучше правду. Мой секрет взамен на твой.

  Ожидая ответа Халани, Морриган таила в уголках своих губ тень улыбки с видом заговорщика, нежели торжествующего разоблачителя.

Отредактировано Морриган (2018-11-14 21:29:41)

+2

21

Айдан… Айдан Кусланд? Герой Ферелдена, серый страж, положивший конец пятому Мору? И что значит «меня с ним уже не было»? Она его знает? Маги Круга, вроде бы, помогали стражу в битве за Денерим. Но леди Морриган совсем не похожа на мага Круга, это мы уже ранее решили. Был слух про каких-то отступников. Но из-за возни магов и храмовников, эльфийка считала, что это фантазии самих новоиспеченных отступников. Значит ли, что леди Морриган и есть та самая отступница, и все это правда? Она видела Архидемона? Сражалась с ним? Разве эта женщина может быть еще более замечательной?! Про Тень говорят, что ее невозможно изучить. Древние Тевинтерцы пытались нарисовать карту, но ничего кроме смерти сотен рабов из этого не вышло. Советница была как Тень, вроде бы занимала высокий пост при Орлесианском дворе, но при этом она – важная фигура в истории Ферелдена. Кто же она еще? Магистресса под прикрытием? Ривейнийская провидица? Последнее бы, кстати, объяснило нетипичный для Орлея наряд. Сколько еще граней у этой черноволосой женщины? Едва ли даже императрица Селина знала свою советницу по магическим искусствам.

И все же Халани даже не расстроилась, когда ее любимая теория про духовную эволюцию дракона рассыпалась под градом фактов Морриган, потому что взамен ее магесса предложила новую. Великий дракон… Умнее, сильнее, больше… Мастер Деметрий этого не знал, не было о них упоминаний и в дневниках драконоборцев Неварры. У нее было столько вопросов. Как давно Великие драконы перестали существовать? Как люди сумели одержать над ними верх? Появление Завесы погубило их? Может, магия была им нужна как воздух? И что значит «почти»? Не могли же люди не заметить их? Эти драконы укрылись за Амарантайном на неизведанных землях? Эльфийка жадно хватала те крошки информации, что оставляла для нее магесса. И как в неварранской сказке про маленьких Ганзеля и Греттель, привели они ее в ситуацию сложную. Видимо, Морриган так и не поверила в историю с ее назначением. По всей видимости, магесса не поведает ей о Великом драконе больше не словечка, если она не расскажет ей правду. «Мой секрет взамен на твой». Что ж, чем больше людей знает о существовании Великого дракона, тем ближе он к тому, чтобы исчезнуть не «почти», а «совсем». Секрет же Халани способен в чужих руках тоже стать способом ее исчезновения. Почти равноценный обмен. Да, эльф и древний дракон, существа, несомненно, равноценные. Драконолог едва не фыркнула вслух. И все же это был риск. Впрочем, как и решение покинуть Тевинтер, или написать в Университет, или подделать письмо. Халани боялась многих вещей, но это ей не мешало пусть с грохочущим сердцем и паническими мыслями, но отправляться вперед, в неизвестное.

[indent]- Это… Честно, - эльфйика чуть сменила положение, чтобы было удобнее сидеть. – Дело в том, что Университет отказался принимать участие в этой экспедиции. Профессор де Серо покинул столицу еще до того, как корона прислала запрос. У него сейчас три ассистента под крылом: леди Жанетт Руан, синьор Маркус Балотелли из Антивы и я. Люди сейчас вместе с профессором в Западном пределе. Меня же оставили в Вал Руайо, потому что я… - «эльф» хотелось сказать Халани, но она этого делать не стала. Все-таки женщина перед ней - Советница Селины, а не подружка-эльфийка. - Была нужна на кафедре. О вашей экспедиции я узнала, когда завкаф уже принял решение и попросил меня записать ответ под его диктовку, - чтобы лишний раз напомнить мне о моем месте. Этот кусок тоже остался невысказанным. – О том, что, к сожалению, в данный момент в Университете нет специалистов-драконологов, способных преодолеть все тяготы хаоса, творимого узурпатором на землях нашей славной страны. Это письмо никогда не покинуло комнаты.

Халани села чуть прямее. Она не сожалела о своем поступке. Завкаф боялся наступить на эльфийскую «мозоль» императрицы, но, по мнению драконолога, то, что они увидели, что сделали, стоило того. Нагорный губитель громко зафырчала во сне, словно подбадривая ее.
[indent]- Я написала другое письмо. И вот я здесь. Мне, несравненно приятна забота кафедры, - эльфийка улыбнулась, впрочем, улыбка эта не достигла ее глаз. – Но я была не согласна с тем фактом, что я неспособна преодолеть все тяготы. И думаю, мы справлялись с ними вполне неплохо вплоть до настоящего момента. Вот только моя самодеятельность может стоить мне места, если об этом заговорят. Я не ищу славы или наживы в этой экспедиции, леди Морриган. Только знаний. У меня не было никакого злого умысла корректировать письмо.

+2

22

Если бы Халани вслух сравнила Морриган с Тенью, то польщённая ведьма взяла бы эльфийку с собой в Ферелден, чтобы показать в роли живого пособия Алистеру как нужно делать комплименты магу. Но мыслей читать ведьма не умела, и, возможно, это было даже к лучшему.

  Когда Морриган сказала "мой секрет в обмен на твой" она имела в виду секрет о том, что именно она убила сэра Моннара своим заклинанием, а не существование Великих драконов, но если это всё равно подействовало - то какая разница? Ведьма не спускала глаз с признающей свою вину Халани, и лицо её не выражало ничего, кроме хорошо сокрытой усталости и головокружения. Искренность в Орлее - не только не ценится, но считается откровенной глупостью. Так вот оно что. Вот почему институт послал эльфа.
  Честно признаться в своём преступлении значило совершить социальный - и не только - суицид. Но Морриган не была орлесианкой, и не играла в Игру, потому что не любила придуманные людьит правила. Есть только законы природы, порядок мироздания, а всё остальное можно и нужно топтать без сожаления. И эта с виду простенькая эльфийка нарушала правила игры, проигрыш в которой грозил ей суровым наказанием - всё ради своей страсти. И это было чудесно. Ненависть к неизвестному - один из самых базовых, самых животных рефлексов, который сохранился у разумных существ. Это очень полезный рефлекс, который позволил всем существующим видам не быть сожранными прожорливым естественным отбором. И всё же среди них ещё существовали такие вот выродки, поведенческие особенности которых противоречили самоей идее выживания. Те, кого влекло неизведанное. Такие же сумасшедшие, как Фредерик де Серро, как маленькая Дагна, как Бьянка Дарви или даже брат Дженитиви - старик, сунувшийся за Героем Ферелдена к чёрту на кулички ради своей болезненной, противоестественной страсти. И как ни странно, именно эти личности двигали прогресс. И Морриган была более, чем уверена, что императрица согласна со своей советницей.

  Похоже, у них с Халани один и тот же недуг, и ведьма знала, что однажды он может стать её гибелью. В погоне за древними знаниями и силами Морриган найдёт свой конец, но это не было достаточным аргументом, чтобы ей захотелось остановиться.

- Забота кафедры... - наконец отозвалась Морриган, фыркнув. - Однажды твоя любознательность погубит тебя, Халани, - несмотря на храп крепко уснувшей Губительницы, тихий голос ведьмы был отчётливо слышен. Кажется, в желтоватых глазах её светилось неподдельное удовольствие. - Но не в этот раз. Не беспокойся. Возможно, дураки на кафедре не способны оценить такие кадры, как ты, зато это могу сделать я.

  Чем более громоздкими становились поиски и исследования Морриган, тем чаще она испытывала недостаток в ассистенте. Но страсть к знаниям далеко не всегда сочеталась со смелостью и способностью к активным действиям, которых требовала работа с драконами. Частенько учёные, которых встречала ведьма, представляли из себя книжных червей, предпочитающих библиотеку полевым условиям. Но Халани, похоже, отвечала и на это требование.

- Ты всё сделала правильно. А теперь мне нужно отдохнуть, иначе когда придёт время подкрепить чары на драконе, я могу оказаться не готова, - Морриган достала другой бутылёк, запрокинув голову, опустошила его, после глубоко вдохнув воздух, пахнущий дымом и гарью. Бурная ночь сменялась прозрачным тихим утром, и ведьма ещё надеялась наверстать упущенный отдых. - Присмотри за ней.
 
   Проторенный в траве путь приглашающе стелился под копытами влекущих повозку друффало, пока без особого труда. Но со временем дорога обещала стать менее ухоженной и исчезнуть вовсе, заводя в намеченную Морриган расщелину. Именно там начнутся сложности и понадобится вся сила тяговых животных, и терпение шевалье. Там же путников могут ждать красные львы и гигантские медведи, если запах дракона не отпугнёт их. Дорога предстояла долгая и выматывающая, но теперь ведьма знала, что работает в паре с надёжным партнёром, как никто другой заинтересованным в успехе операции. А потому отчасти могла позволить себе расслабиться до следующего привала.

+2

23

Халани ждала реакции собеседницы, нервно поигрывая свободным концом ремня, опоясывающего талию. Будет ли ее секрет достойной платой, чтобы получить более полную информацию о Великих драконах? Пальцы собираются в кулак так, что ногти впиваются в кожу, когда магесса начинает говорить, но расслабляются к завершению ее реплики. Возможно это ошибка, в Морриган буквально все кричит о том, что она опасна, и расслабляться нельзя. Но эльфийка сознательно уже который раз затыкала свое чувство самосохранения. Просто потому что знания, которыми обладала отступница, манили, словно маяк во тьме. Да и сама женщина представляла собой загадку, тем самым вызывая желание побыть поблизости и узнать, чем все обернется.

От похвалы магессы внутри все просто тает ванильным мороженным. Она справилась, и Морриган не отдаст ее в лапы стражи. Магесса расскажет ей о Великих драконах, возьмет с собой в новое путешествие, где они обязательно увидят Великого дракона, напишут вместе манускрипт, потом Советница представит ее двору, Императрица впечатлится и снова передумает насчет эльфов, с Морриган они, может, даже станут подругами, а потом она познакомит ее с героем Ферелдена…
[indent]- Да, конечно, она будет в порядке под моим присмотром, - на автомате радостно ответила эльфийка, все еще витая в облаках. Реальность обрушилась на драконолога внезапно подобно ведру холодной воды. «Так, погоди… Это все?! А как же Великие драконы?!». – Леди Морриган, а вы… Может быть… На минуточку… Нет? Хорошо, – промямлила эльфийка в сторону задремавшей магессы. Наглости гнуть свою линию порой все еще не хватало. Да и надоедать отступнице казалось не очень мудрой затеей. Во-первых, не хотелось получить молнию в темечко, ну и во-вторых, чтобы обновить чары на драконе Морриган действительно нужно восстановиться как следует. И, несмотря на то, что драконолог убедила себя в том, что разговор она этот поднимет позже, чувство обманутого ребенка, которому на ужин обещали пирожное, а дали глубинные грибы, никуда не пропало.

[indent]- И ты тоже мне не расскажешь про свою старость, да? - обратилась эльфийка к спящей драконице, измеряя у той температуру шеи. Пока Морриган спала, драконолог принялась за мелкие исследования. – Знаешь, между нами девочками могла бы и поделиться. Я буду держать все в секрете, честно-честно! – Халани притворно захлопала ресницами, почему-то решив, что так делают знатные девицы, рассказывая друг другу секретики. Губитель лишь фыркнула во сне. – И ты туда же, хорошо, храните свои секреты. Уфф, дерьмо лошадиное.

Летнее солнце жарило немилосердно, а рядом с драконом так вообще получалась самая настоящая тевинтерская терма, минус бассейны и массажистки, конечно. Работая, эльфийка закатала рукава аж до плеч, но пот все равно противно пропитал одежду. И она была очень рада, когда повозка, наконец, покинула солнцепек долины и въехала в прохладные ущелья Морозных гор. Солнце к тому моменту уже начало свое движение к краю горизонта. Халани как раз описывала чешуйки на месте затянувшейся раны, как повозка, резко дернувшись, забуксовала и остановилась. Внезапная остановка хорошенько встряхнула легких пассажиров.
[indent]- Я посмотрю, что там, - обратилась Халани к Морриган, а затем выбралась из повозки. Один из шевалье стоял у колеса, которое, видимо, не выдержало веса поклажи и каменистой почвы, потому и треснуло. Поймав ее вопросительный взгляд, рыцарь объяснил ситуацию и сообщил, что его товарищ пошел за заменой. И очень быстро мужчины принялись за работу. Халани же, потягиваясь, собралась принести вести магессе, но приметила в скалах интересное пятно. Эльфийка достала подзорную трубу и поймала в фокус красного льва. На мгновенье эльфийке показалось, что глаза зверя как-то странно блеснули. Но это могло быть просто искажение через линзу.
[indent]- Не, так не сменим, ребят. Тяжелая слишком повозка. Давайте подкопаем чуть, - предлагал капитан Розье.
[indent]- Пусть вон эльф копает! – устало предложил другой шевалье.

Халани почувствовала на себе несколько пар глаз и обернулась на мужчин. Но тут раздался громкий бум, похоже, во сне драконица чуть двинула хвостом и стукнула по борту. Состроив лицо «мол, труба зовет, копайте сами» эльфийка заторопилась обратно.
[indent]-Колесо у повозки треснуло, а что здесь случилось? – обратилась она к Морриган. – Пора обновить ча…
Вопрос Халани оборвался рыком красного льва.
[indent]- Странно. Они не нападают на большие группы. Да и к тому же запах дракона должен был отпугнуть его. Может эта штука в небе влиять на зверей? Впрочем, неважно. Из-за чего был шум?

Отредактировано Халани (2018-12-29 16:32:10)

+1

24

Спала Морриган так, как всегда спала в диких условиях: чутко, урывками проваливаясь в чёрную яму сна, чтобы вынырнуть из неё чуть что, и выцепить сонным взглядом сосредоточенное лицо трудящейся над чистым свитком эльфийки. Толстые цепи, стягивающие громоздкие конечности драконицы обеспечивали дремлющей Морриган безопасность, но ведьма всё равно временами просыпалась, чтобы убедиться, что сон и паралич держат животное крепче физических пут.

  Когда кудрявая голова Халани появилась за бортом телеги с озабоченным выражением лица, Морриган уже сидела на своих шкурах, потирая ещё слипающиеся глаза - разморенная теплом и слабостью, она уснула чуть крепче, чем ожидала. Драконица, напротив, всё ещё посапывала, и смазанные огнеупорными смесями доски, на которых покоилась её морда, чуть потемнели там, где мерное дыхание касалось их.

- Видимо, нашей пассажирке снится, как она щёлкает наших бравых шевалье на орехи, - буркнула Морриган, стряхивая с себя остатки сна. В лучших условиях она спала бы ещё полных три часа, но полевые условия брали своё. Новости о треснувшем колесе жизнелюбия и теплоты холодному и бледному лицу советницы не добавили. В разговоре с артелью лучших орлейских мастеров она несколько раз подчеркнула, насколько важным является её заказ и заплатила огромный куш за проект - пусть и из императорского кармана. И вот результат: сделанная под дракона телега не выдерживает! Если бы Бьянка Дарви не покинула Орлей ради каких-то своих мутных делишек (а она в последнее время уделяла всё меньше внимания своей постоянной клиентке), Морриган конечно отоварилась бы у неё.

- Так и знала, что телегу нужно было заказывать у гномов, - проворчала ведьма, зловеще хмурясь из-под неопрятной косой чёлки и мысленно уже придумывая, какими словами будет унижать недобросовестного мастера, пока её кровожадные фантазии не прервал утробный раскатистый рык. Заинтригованная, ведьма вытянула шею, глядя в направлении звука. Красные львы - животные слишком умные, чтобы нападать на заведомо более сильного противника, да ещё и столь вежливо предупреждать его о своём нападении рычанием. Точно тронутый Тенью, но даже тронутый лев может быть молниеносно-быстрым и ужасающе-сильным - а может и того хуже. Впрочем, загадочное животное было полностью в компетенции оставшихся шевалье.

  Морриган спрыгнула с телеги, неловко ударив мягкими подошвами кожаных сапог в твёрдую землю - грациозного кошачьего прыжка, к сожалению, не вышло.

- На изготовку, сэры, - скомандовала ведьма высоким голосом, подхватывая брякнувшую амулетами корягу-жезл как раз в тот момент, когда огромное полосатое тело стрелой выстрелило со скалистого выступа. Мужчины зашевелились, а ведьма Диких Земель позволила им окружить себя и Халани, понимая, что именно они с ней будут выглядеть для хищника самой соблазнительной добычей.

  Льва, впрочем, прикончили достаточно быстро, пусть и не без потерь - рука одного шевалье, чуть не оторванная  зверем, висела плетью, но зато копать мужчине не пришлось. Когда подкоп вновь чуть не свалили на Халани, Морриган невозмутимо, но как обычно колюче взъелась на рыцарей ("Вы действительно хотите, чтобы драконолог делала подкоп? Может, тогда, пусть маги машут мечами, а шевалье плетут заклинания? В моей экспедиции драконолог будет изучать драконов, маг будет колдовать,  а шевалье - работать руками. Никто не хочет заколдовать дракона?  Нет? Чудно, я расчитываю продолжить путь через три часа"). На своё место отступница вернулась с выражением сдержанного раздражения на усталом лице и прежде, чем закрепить заклинание на начавшем просыпаться драконе, глубоко вздохнула с закрытыми глазами. Она ненавидела командовать, не любила лидировать и открыто управлять чужими действиями. Подстроить маленькую манипуляцию - это одно, а руководить кучей остолопов - совсем другое. Внезапно ведьме стало ясно, почему Кусланд рано поседел, а Селина вынуждена запудривать жуткие синяки под васильковым взглядом своих глаз. Ох, лидерство - не для неё.

  Мёртвого, явно затронутого Тенью льва Морриган потребовала припрятать чтобы забрать с собой на обратном пути - шуба из него получилась бы восхитительная, заговорённая, а клыки, когти и кости - ценный ингридиент. Ведьма заработала ещё пару очков недовольства от кислолицых орлейцев, но стоическая дисциплина сэра Розье  и его мрачный взгляд удерживали их от возмущения. В конце концов, капитан понял, что они либо поведутся на уколы в уязвлённую гордость и окончательно проиграют советнице, либо с  достоинством закончат  миссию, раз с блеском уже не получится.

  После недолгого привала хромая экспедиция с натугой поползла глубже в ущелье, влекомая флегматичными и бесконечно жующими друффало. Морриган со старанием паучихи оплетала драконицу паутиной своих заклинаний, а потом отдыхала, изредка общаясь с рыцарями Её Величества, но чаще - с Халани, да и то больше спрашивала, чем рассказывала.

  Дорога пучилась и вздымалась под ногами, щерилась камнями, упиралась в колёса, но в конце концов покорённо стелилась негостеприимным ковром. Чем глубже в горы они шли, тем прохладней становилось в тени спящих под снежными шапками скал, но леди Морриган словно и не чувствовала этого, даже не ёжась от прохлады в своём непозволительно откровенном наряде. Всё время сонная и по всей видимости постепенно истощающая пусть и глубокий, но не бездонный запас своих сил, ведьма стала молчаливой под конец пути и даже шевалье задирала редко, пусть всё ещё метко. Только однажды она обратилась к Халани, заметив:

- Мы почти пришли.

+1

25

С хищником разобрались относительно быстро, даже несмотря на то, что он был, как объяснила позже Морриган, «тронутым Тенью». Видимо зеленоватые разрывы, что появились вместе с гигантской воронкой в небе, каким-то образом повлияли на зверей, но не только на поведение, но и на размеры. Этот красный лев был куда крупнее тех, что эльфийка видела на страницах книг библиотеки Университета. И шерсть у него была хоть и привычно полосатая, но светлее, местами переходя в белесые области. Поэтому, когда магесса приказала шевалье припрятать труп зверя до их возвращения, Халани едва удержалась, чтобы не пуститься в пляс на месте, предвкушая возможность подробнее рассмотреть эффекты воздействия Тени на неодаренных сильно развитым интеллектом существ. Драконы были для нее приоритетом, но она старалась не упускать возможности узнать о прочих обитателей животного мира.

Чем дальше в горы заезжала драконья процессия, тем холоднее и негостеприимнее становился пейзаж вокруг них. Впрочем, в повозке все пассажиры, включая спящую драконицу, едва ли испытывали какой-либо дискомфорт. Борта и сама драконья туша укрывала чародейку и эльфийку от не по-летнему холодного ветра. Но можно было с уверенностью сказать, что и шевалье, ехавшие вокруг в защитной формации, тоже чувствовали тепло драконьего тела. И все же в таком наряде леди Морриган должна была чувствовать холод, но магам известны способы сохранения тепла, поэтому особо на этом внимания эльфийка не обратила.
В какой-то момент ветер подхватил с обрыва над ними ворох снега, но снежинки растаяли, не долетев до ущелья, через которое в данный момент пробиралась их экспедиция. «Интересно, какова температура воздуха у самых вершин»? - подумала Халани. В прошлом, она поднималась с учителем к снежным вершинам Высоких пределов, но к скованным льдом горам южного Тедаса подбиралась впервые.
[indent]- Это хорошо, - отозвалась эльфийка, - у меня почти закончилась веретенка, а на нашем пути ее нет. На каменистой сухой почве она не растет, только у берегов водоемов. Если бы наше путешествие растянулась еще на сутки, то я не смогла бы уже помогать.
Эффективность магии Морриган была неоспоримо выше «дыхательных фильтров» сделанных для Губителя, чтоб та всю дорогу вдыхала усыпляющую смесь. Но все же с тростью дорога проще, то же работает и для магии.

В нужную им долину, спрятанную меж скал, они въехали с рассветом следующего дня. Вес дракона был слишком велик для тягловых при подъеме, и тем требовался частый отдых. Но место, выбранное магессой, действительно подходило дракону. Пока шевалье готовились к спуску дракона с повозки, Халани бегло осмотрела новые угодья Губителя. В скалах здесь было множество пещер, которые, по всей видимости, заканчивались не глухими стенами, а тоннелями, уходящими вглубь гор. А область к северу была частично представлена бьющими из-под земли гейзерами и образовавшимися около них лужами горячей воды.
После случившегося в ночь поимки дракона Морриган и Халани не стали рисковать и оставлять бравых рыцарей со спящей крылатой наедине, чтобы поискать следы дрейков. Исследовательницы наблюдали за процессом спуска драконицы с повозки и снятием цепей. Когда дело было сделано, трое шевалье вместе с повозкой покинули долину, чтобы крупный транспорт не привлек внимание чешуйчатой и битва не возобновилась. Рыцари должны были дождаться их возвращения в укрытии. Из охраны остался только Розье. Ну и друффало остались здесь же, как приветственная закуска для Губителя.

Чары Морриган слабели, но время, чтобы попрощаться у них еще было. Халани коснулась чешуйчатого бока крылатой. За время путешествия она привыкла к ощущению твердой чешуи и издаваемому драконом теплу. Покидать могучего зверя не хотелось.
[indent]- Ave ac vale, - почему-то прощаться с драконом на языке народа, почитающего его божественных собратьев, казалось правильным. Отняв ладонь от чешуи, эльфийка обратилась уже к магессе. – Это хорошее место, миледи. Немного личной удачи ей и удачи Вам с заповедником, и она может дожить до Высшей драконицы, а то и Великой.
Так просто забыть о сказанном ей ранее Халани не собиралась. Вода, ведь, камень точит.

+1

26

  Морриган находила особое удовольствие в разговорах с теми, кто хорошо понимал мир вокруг себя. В глазах ведьмы знание природы было первичным и необходимым для понимания любых процессов: как духовных, так и физических. Цивилизации поднимаются и гибнут, нарушаются и пишутся новые законы, меняются языки, мешаются культуры, а законы мироздания остаются теми же. Но при всём желании  ведьма не могла бы делиться с Халани своим исследовательским  энтузиазмом на протяжении всей дороги. Сдерживать долгосрочный паралич на животном таких габаритов, как молодой дракон - труд огромный, и даже Морриган при всех её магических талантах и тесной связью с имматериумом начала уставать. Ей хотелось спать, уйти в Тень на десяток добрых часов, чтобы восполнить силы. Однако виду женщина не подавала, разве что пугала серыми тенями на бледном остроскулом лице - да так, что даже оставшиеся шевалье своего недовольства вплоть до самого ухода ничем не выказывали.

- Ну наконец, - полной грудью глотнув свежего горного воздуха, Морриган упёрлась золотистым взглядом в сизую тушу досыпающей драконицы. Животное фыркнуло во сне, скаля частокол желтоватых клыков, и ведьма, опираясь о корявый посох, тоже до последнего тянуло отведённое им время. - Наврядли она доживёт до этого. В лучшем случае, я надеюсь, что эта драконица однажды даст потомство, которое станет новым поколением Нагорных Губителей в Морозных горах. Если это случится, то потраченные средства того стоили. 

  Коренастая эльфийская фигурка у спящей драконицы отчего-то напомнила Морриган о Киране. Мальчик очень хотел отправиться в экспедицию с матерью, но ведьма сыновний порыв отвергла бесповоротно и категорически, вместо этого отправив его на время к отцу. Ничего, ей будет, что ему рассказать. А в подарок она привезёт сыну зачарованный клык красного льва на цепочке.
  Прощаться с крылатым чудовищем Морриган не стала, лишь кинула один-единственный взгляд напоследок: не потревожили ли исцеленную рану во время транспортировки? Не потревожили. И, уходя, ведьма не оборачивалась. Только однажды, когда уже спускаясь по склону верхом на Диком, услышала сердитый драконий рёв и предсмертный крик обречённого друффало, разлетевшийся эхом между льдистых вершин. Звук, который в иной ситуации заставил бы сердце похолодеть от страха, вызвал на губах Морриган удовлетворённую улыбку.

  И тихо в дороге звучал усталый женский голос, разбавленный зимней хрипотцой под цокот лошадиных копыт:
- ...И нет никакого другого закона, кроме закона природы. И нет никаких других правил, кроме правил выживания. А своды рукотворных уставов можно и порой нужно нарушать, особенно если речь идёт о сохранении баланса... И лучше бы обходить сторонами искусственные формации, структуры и организации, иметь поменьше принципов, кодов и манер. Потому что хаос — строгий отец порядка, с которым нельзя бороться, а лучше бы учитывать и уважать...

***

  Императорский дворец Вал-Руайо был удивительно тих этим вечером, и Морриган в компании Халани, капитана Розье и оставшихся с ними шевалье ожидали аудиенции с императрицей Селиной в полной тишине отделанной бирюзой прихожей. Рыцари успели умыться и сменить походные латы на чистые и свежие одеяния, скомбинированные с элементами доспехов: всё-таки не пристало встречать императрицу в запачканных, опалёных и помятых вещах. Даже Морриган сменила запятнанное сажей и пахнущее гарью тряпьё на чистую багровую робу старинного местами протёртого шёлка, один вид которого был оскорблением окружающей их роскоши. Выбивающийся из интерьера корявый посох, впрочем, куда-то пропал.

  Сухощавый секретарь с моноклем в подслеповатом глазу выглянул в прихожую и смерил собравшихся неодобрительным взглядом:
- Госпожа советница. Сэры, - к Халани старик даже не обратился, несмотря на то, что строго и внимательно оглядел её с головы до ног. - Её Величество вас ожидает, - дряблая вислая кожа на тонкой шее камердинера подрагивала в такт его движениям и напоминала об индюках. Обычно, Морриган так его и звала, однако старик исчез за дверью быстрее, чем она могла бы отреагировать.

  Один за одним во главе с отступницей честная компания заполонили обширный кабинет Селины, которая сидела за массивным столом с рокайлями.
Морриган знала, что мысли её доверенной витают сейчас далеко от драконов и их поголовья, однако Селина всё равно имела вид не только неравнодушный, но даже будто глубоко заинтересованный. И вместо того, чтобы послать визитёров подальше со словами «у меня вообще-то война на дворе», женщина произнесла:

- Госпожа советница, вы чудесно выглядите, - судя по тому, как Морриган покривилась в ответ, можно было понять, что это скорее упрёк, а не комплимент. Селине пока так и не удалось отучить свою советницу от этих своих дырявых роб и дикарского тряпья. Императрица перевела взгляд на спутников своей подруги и адресовала им величественный кивок с лёгкой дружелюбной улыбкой на тронутых розовой помадой губах:

- Сэры. И?.. - женщина подождала, пока Халани представится. Сегодня закованная в броню тяжёлого изумрудного с золотом платья, правительница Орлея выглядела безукоризненно, и даже тени усталости на припорошенном пудрой лице, казалось, не было. - Я так понимаю, ваше приключение окончилось успехом?

  Селина выжидающе посмотрела на свою советницу. Морриган в свою очередь с видом невозмутимым молча смотрела на Селину, по всей видимости, не собираясь ничего говорить. И прежде, чем молчание затянулось, капитан Розье, догадавшийся, что ждут-то его, сделал шаг вперёд.

- Моя императрица, -  мужчина почтительно пригнулся в поклоне перед своим сюзереном. - Операция выполнена успешно. Но... я должен признаться, что её  едва не сорвали мои собственные люди. Вся вина за это лежит на мне, и я понесу любое наказание. И... если бы не эльф... кхм, если бы не Халани, мы вернулись бы к вам с постыдным поражением. - Прочистив горло, капитан с зажатым под мышкой шлемом обернулся к Халани, решительно глядя ей в лицо. Его тёмные густые брови, опалёные драконьим пламенем, хмурились, а сухие тонкие губы, обрамлённые аккуратной эспаньолкой то и дело поджимались, пока он не произнёс: - Более того, я обязан тебе жизнью. Клянусь пером шевалье, что ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, покуда это не противоречит кодексу чести.

  Розье ударил латной перчаткой в нагрудник своей кирасы, отдавая Халани честь. Селина молча наблюдала за развернувшимся перед ней представлением и лишь благосклонно кивнула головой, очевидно, поощряя слова своего подданного и признавая себя свидетельницей. Три шевалье за спиной Розье переглянулись и с видом не совсем уверенным невпопад повторили за своим капитаном.

- Ваши слова благородны, капитан, а ваша карьера до сих пор была идеальной, насколько мне известно. Но вы ведь понимаете, что поставили под угрозу дело высокой важности и должны понести наказание? - мягкий голос Селины удивительно не соответствовал жёсткости её слов. - Где те, кто пытался сорвать операцию?

- Понимаю, Ваше Величество. Они мертвы, - опустив лицо, ответил Розье.

- Госпожа Советница и командор де Гарро придумают вам соответствующее наказание. Но я верю, что впредь вы будете более осмотрительны, - прозрачный незабудковый взгляд остановился на Халани. - Что до вас, миледи. Позвольте поблагодарить вас от лица всей Орлейской Империи за внесённый вами вклад. Драконология — опаснейшая и благороднейшая из наук, а проект леди Морриган несёт для нашей страны огромную важность. 

- Чудно, - высоким голосом заметила Морриган, сложив когтистые руки на груди. Шевалье, отдающие честь эльфу! Если бы её спросили, то она бы сказала, что подобное зрелище стоило всех проблем. - Осталось закончить законопроект по запрету нелегальной охоты на драконов в этой местности, и дело сделано, неправда ли, Ваше Величество?

- Как и планировалось, - отозвалась Селина, уже не удивляясь бесконечной жадности своей советницы. Ей всегда было мало. - Ваша награда будет ждать вас у казначея. А теперь, прошу меня простить, но дела Империи ждут.

- Благодарю, моя императрица, - шевалье во главе с капитаном Розье ещё раз поклонились Селине, Морриган — кивнула с улыбкой на прощание, и вместе они покинули дворец тем же путём, что и пришли.

  На широкой заставленной мраморными статуями лестнице остатки рыцарского отряда откланялись, спеша покинуть тяготящее общество леди Морриган, все, кроме сэра Розье. Тот повернулся к Морриган и Халани, едва склонив голову, чтобы обратиться к коротенькой для него эльфийке:

- Я перед вами в неоплатном долгу, миледи, - чуть помедлив, перевязанной рукой мужчина всё-таки выдернул свежее жёлтое перо из своего шлема и протянул его Халани. Возьмёт ли эльфийка символ тех, кто хотя бы раз обагрил клинок кровью её сородичей? - Может статься, оно мне больше не понадобится. Всего доброго. 

  Когда рыцарь ушёл вслед за своими товарищами, Морриган обернулась к эльфийке:

- Трудно было бы представить лучшее окончание для этой истории. Скажешь у себя на кафедре, что в экспедицию тебя затребовала лично Первая Советница. Скажи, что я была крайне недовольна тем, что университет зажал валидного драконолога, и что в следующий раз... А впрочем, на днях я сама нанесу им визит, которого они не забудут, - ведьма всё ещё выглядела уставшей, но донельзя довольной. - А ты приходи завтра в мой особняк. Мы с тобой тут с рыцарями любезничаем, а у нас там труп затронутого Тенью льва ещё невыскрытый лежит.

Отредактировано Морриган (2019-01-15 23:15:27)

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Эльф, колдунья и рисковый план [16 Августа, 9:41 ВД]