НОВОСТИ

06.09. Три четверти года игры! давайте праздновать и лететь дальше
28.08. теперь у нас домен второго уровня
24.08. предупреждение малоактивным игрокам

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » То, что дороже злата [15 Дракониса, 9:45 ВД]


То, что дороже злата [15 Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

То, что дороже злата [15 Дракониса, 9:45 ВД]

Время суток и погода: вечер, ветер с залива слишком силен, чтобы долго гулять на террасах
Место: Вал-Руайо, особняк посла Ферелдена
Участники: ГМ, Анора Тейрин
Аннотация: иногда мы находим то, чего уже и не ждем, там, где не ожидаем. А иногда кто-то играет на чужом желании и чужом горе в свою игру.

+1

2

К Орлею легко привыкнуть.
Светлый, устремленный ввысь, изящный от первого до последнего камня. Точеный. Определённо, Анора желала бы (да простит её отец за эту мысль) в следующей жизни родиться здесь. Бардом, быть может? Кажется, отец считал, что у неё есть все задатки для этого. Было справедливо: она умела нужными мыслями разжечь требуемые эмоции, чтобы не лгать, но открыть их, взращенные, другому, убеждая в искренности.
При каждом визите сюда или послании Селине она не могла отделаться от воспоминаний о Логейне Мак-Тире и находила это ужасно ироничным. Словно откуда-то из прошлого вылезала своевольная упрямая девчонка и проверяла, как прежде, границы терпения, снова сбегая с Кайланом навстречу легендам и приключениям. Теперь, впрочем, границы у неё были лишь свои собственные.
Всё, что не делается, - к лучшему, мысленно примирила себя с реальностью Анора, стоя в дверях на балкон и разглядывая ещё на диво живой яркий город. От промерзших до костей рук на спасла даже накидка, и в конечном итоге дверь пришлось закрыть, вернувшись в основательно выстуженную комнату. Камин зажгла не с первой попытки, с трудом орудуя негнущимися от холода пальцами. Стоило позаботиться о перчатках, прежде чем выбираться дышать воздухом, но теперь уже не имело значения. Устроилась с ногами в кресле, сбросив обувь, закуталась в сдернутое с постели покрывало. Потянулась к дневнику. Систематизация полученной за день информации никогда не повредит.
К Орлею легко привыкнуть, потому что здесь она была одна. Не нужно было примерять на себя маску или соответствовать чужому и собственному «должно». Она прибыла с дипломатической миссией, близящейся к завершению, и никто не ждал большего. Удар в спину, впрочем, неизменный атрибут политики в любой стране (быть может, за исключением государства кунари, но там свои тонкости), не стоило исключать.
Но это так, тонкий аромат пряностей в веренице оттенков карамели, ванили, корицы…
Встреча с Селиной прошла на удивление мирно и приятно. Старые соглашения подкрепились изящными чернильными подписями на свеженькой гербовой бумаге. Анора вглядывалась в каминное пламя, негромко хрустящее дровами, и рассеяно чертила линии. Думала. Впереди была встреча с Верховной Жрицей. И, вне зависимости от результатов, можно было отбывать. С Церковью всегда было непросто. Стоило ли надеяться на что-то?

+1

3

[indent]Посольские дома хранят много секретов. К воротам, а, чаще - потайным калиткам таких особняков часто ведут дороги личностей неоднозначных. Зачастую - пугающих. А сколько интриг крутится в Игре между государств!
[indent]Привратник Лорас знал только то, что сам посол провели мимо, от дальней калитки, так удобно прикрытой раскидистыми кустами жасмина, кого-то. Кого-то в плаще и темной маске, скрывающей все лицо. Тот, кто вошел в дом, мог быть и женщиной, и эльфом, и кунари даже. Гномом только вряд ли - высоковат для этого. Но привратник Лорас давно служил здесь, а потому отвернулся, продолжая сторожить главные ворота и всматриваться в улицу за ними - вот за что ему платили.

[indent]Служанка, которая была, как и все в посольстве, урожденной ферелденкой, немного робела, когда господин посол изволил приготовить для него и его гостя кабинет. Но настоящая паника началась, когда высокая фигура в пурпурном плаще нависла над ней.
[indent]А потом служанка Тина услышала приказ посла и не могла отказать: кроме как приготовить кабинет для посла, ей прежде требовалось пройти к Её Величеству и...

[indent]Робко постучав в дверь, Тина открыла ее, тут же, едва не с порога сгибаясь в низком поклоне, уведомила:
[indent]- Ваше Величество, к вам гость... посол... - И тот, кто шел за служанкой, отмахнулся и, выдохнув облегченно, Тина исчезла за дверью, закрыв ту за собой, вспоминая, что в кабинете дожидается раздраженный господин, ему требовалось разжечь камин и приготовить теплых напитков.

[indent]- Сожалею, что наша встреча началась так загадочно, Ваше Величество. - Голос оказался женским. С ощутимым орлейским акцентом. Женщина в плаще поклонилась, но не стала снимать глухую маску и шаперон; под плащом у нее угадывался мужской костюм, а сапоги из грубой кожи, были, скорее, поклоном Ферелденской моде, чем изяществу Орлея.
[indent]- Я торопилась от чащ приграничья, а потому, простите мне мой вид. Я... Помощница. Ваша Помощница. Стану Ей. В одном деликатном деле. - Руки в черных перчатках предупредительно поднялись и, хотя женщина не отходила далеко от двери, казалось, она может проконтролировать и охватить какой-то силой всю комнату. - Я знаю как вы сможете зачать и выносить ребенка от короля Алистера. - И высокая незнакомка замерла, будто едва склонив голову на бок.

+1

4

Кажется, только и единственно кунари не обсуждали династический кризис в Ферелдене. Отчего-то Анора живо вообразила их правителей, собравшихся на очередной совет и затрагивающих в том числе и эту тему. Не менее живо она представила, скажем, Аришока, который приходит к ней точно так же, заполняя комнату не силой, но собой (что, по сути, было равноценно), Аригену с её энтузиазмом исследователя и творца, Арикун с её голосом и наследием множества предшественников… Представила их на месте загадочной незнакомки, доводя ситуацию совершеннейше до абсурда, и удержалась от смеха с некоторым усилием.
Перебрала, словно камушки на белых четках, имена известных ей женщин-лекарей, женщин-отступниц. Нужно больше данных для выводов. Больше времени для анализа. Риск? Безусловно. Магу тоже нужно время захватить её разум. Изучить её. Анора почувствовала отголосок азарта. То, ради чего люди очертя голову бросались в Игру.
Страшно проиграть? Когда на кону то, что так желанно? Кто бы знал.
- Сожалеете, но ничего не предпринимаете, чтобы поправить дело, - заметила наконец, оценив в полной мере вид женщины, отсутствие оружия и те самые руки, которые та воздела. – Ни лица, ни имени. Чувствую себя неловко и в опасности, - продолжала с доброжелательным выражением лица и вечной, вырезанной будто, полуулыбкой. Недостаточно испуганной для человека, ощущающего угрозу. – Прошу вас, присаживайтесь и назовитесь.
Кресло напротив пустовало. Аккурат для случайного собеседника. В отличие от гостьи королева в коконе из покрывала имела вид безобидный и домашний. Под стать теме.
Стоило, вероятно, позвать на помощь? Ощущениям Анора могла верить и не верить с равным шансом, вопрос в том, что незнакомка имела достаточно уверенности в себе или наглости, чтобы не побояться прийти. С таким-то предложением. Её слова нашли отклик, пусть и не тот, который она, верно, ожидала получить.
- Стоит полагать, - задумчиво произнесла Анора, закрывая дневник, что ещё был в её руках, и просовывая его между подлокотником и бедром, - что это работает единственно так, как озвучено?
Впрочем, Аноре было почти сорок. Выбор не то что бы велик, любовников не табуны – сама она вспомнила бы с трудом последний раз, когда кого-то любила и чего-то желала. Возможно, стоит рискнуть? Разум отрицал. Анора не спорила – риск, высокая (а как же иначе) цена. И цена отнюдь не та, которую просят чародеи, а та, что настигнет её волей Создателя.
Шёл сороковой год жизни – королева становилась богохульницей. Впрочем, разве она грешит против истины? Он и впрямь не выносит человеческого счастья.
- Думаю, мне нужно больше подробностей. – Анора помедлила, может быть взвесила, может быть, обдумала что-то, прежде чем сказать это вслух.

+1

5

[indent]- У лекарей тоже есть свои принципы. И у тех, кто обладает силой: "не причиняй ни зла, ни добра, пока о том не будет спрошено" - вот так, Ваше Величество. Древняя сила требует соблюдения традиций. - Если незнакомка и была сражена спокойствием и решимостью королевы Ферелдена, то не подала виду, что было не сложно, учитывая ее обличье.
[indent]Выбрав себе взглядом резное кресло, Помощница прошла по комнате, присаживаясь, сложив ладони друг на друга, упираясь локтями в ручки мебели.
[indent]- Хэвэл, так меня зовут, иногда. - Больше распространяться на тему своей личности лекарю и отступнице не хотелось. Она, правда, устала с дороги.

[indent]Возникла немного озадаченная пауза, прежде чем женщина продолжила, и так, и эдак повертев в голове вопрос королевы. У отступницы даже забрезжило смутное беспокойство, что больше ситуацию она не контролирует, но панику получилось унять.
[indent]- Вы полагаете возможным и желанным зачать и выносить ребенка от другого мужчины? Мне куда более важна помощь королеве Ферелдена, королеве, которая останется на троне, а... детали. - Краткий смешок. - Не так важны.

[indent]Кивнув, прошелестев складками шаперона, отступница чуть сощурила глаза.
[indent]- Есть один хасиндский ритуал, его применяют ведьмы. Ведьмы пустошей выбирают мужчину и приходят к нему лишь раз. Эти ведьмы не всегда молоды и прекрасны, но от мужчин они всегда уходят тяжелыми. Вы ведь слышали сказки, Ваше Величество? Не все сказки лгут. А, чтобы получить желанное, не обязательно быть ведьмой.
[indent]Женщина многозначительно умолкла.
[indent]Ненадолго.
[indent]- Но я не ведьма из сказок, Ваше Величество, я попрошу лишь то, чего мне не добыть самой ни в Орлее. ни в Ферелдене - титул... конечно же, после того, как вы счастливо разрешитесь ребенком.

+1

6

«У лекарей, - повторила она мысленно, - но есть ли у вас?» Вполне возможно, это было совершенно не тем вопросом, которым стоило обеспокоиться монаршей особе, принимающей у себя отступницу, чья «известность» может соперничать с её загадочностью.
Впрочем, маска – это элемент Игры, не так ли?
Анора улыбнулась и вежливо кивнула, заново приветствуя гостью. В том, что имя маска такого же рода, что и сокрывшая лицо, сомневаться не приходилось. Возможно, потом она попросит Эрлину выйти в город и задать несколько осторожных вопросов – или решит подождать, пока отступница сама доверится ей. Насколько это возможно.
- Вина, фруктов, чая? – предложение прозвучало вскользь, Анора лёгким движением поднялась, чтобы убрать плед. Сложить и небрежно набросить на спинку кресла, если совсем точно. Поухаживать за гостьей незазорно, если та не откажется, впрочем… скорее, сбережет инкогнито. Но предложить Анора всё равно была должна по праву радушной хозяйки.
Хэвэл. Она повторила имя мысленно вновь, покатала на языке, распробовала. Нашла его изумительно мягким и круглым, обволакивающим зубы и язык. Это имя ей не подходило. Слишком уж размеренно она себя вела и спокойно, совсем не такого ожидаешь от женщины с таким именем. Впрочем, лишь иногда?
Теперь Анора могла предположить, что маска служит не столько для сокрытия личности, сколько для сокрытия… чего? Изрытого оспинами лица? Или, быть может, владеющая даром имела благородных предков? Этот вариант был отчего-то самым забавным, но с привкусом горечи.
Титул. У магов был Тевинтер, где они правили на совершенно законных основаниях. В иных местах им был уготован Круг. Самым примерным (читать: безвольным и неамбициозным) могли даровать свободу. Бунтовщикам – Усмирение.
Традиционно, если она не упускала ничего, считалось, что маги наследовать не могут. Да и сами маги… Андрасте, вероятно, укоризненно смотрит на свою нерадивую прихожанку. Прихожанке есть, что сказать ей. И – вернуть укор сторицей. Если дозволено Верховной Жрице, почему другим нет?
Анора ценила смелость и готовность идти на риск. И – ей только показалось, или в словах отступницы она нашла отражение собственных размышлений о свержении безусловно уважаемого и безусловно нелюбимого супруга?
- И этот ребёнок будет здоров и не умрёт… случайно? – она позволила себе улыбку, с которой говорят меж собой вовсе не о случайных смертях.

Отредактировано Анора Тейрин (2018-03-03 07:19:55)

+1

7

[indent]Целительница покачала головой: она не была намерена угощаться чем-то, пускай это и располагало к себе людей, но Хэвэл не любила зря показывать свое лицо, если ситуация не располагала или был шанс уйти ни с чем.
[indent]- Благодарю, но откажусь, Ваше Величество.
[indent]Молчания и размышления длились недолго, но их исход был несколько не таким, как хотелось ведьме, пускай и куда более сложным и заслуживающим уважения: Анора Тейрин уточняла детали, как хороший дипломат. Будто то были нюансы политической сделки.
[indent]- От чар? Нет. Это будет ребенок, рожденный от женщины и мужчины. Если вы так беспокоитесь, я постараюсь укрепить ваше и его здоровье и смогу следить за проистечением взросления. - Женщина в маске пожала плечами. - У меня ни разу не умирали дети тех, кто просил о них.
[indent]Хэвэл сжала и разжала свои пальцы, перебрала подушечками по костяшкам левой руки.
[indent]- Хочу сказать, что мне придется проверить семя короля, если на то ваша воля. Но в ином, мне не потребуется заранее ничего для моих изысканий, от вас. Но больше я не скажу ничего, простите, королева. Я должна быть уверенна, что буду сотрясать воздух не зря. - И голос отступницы звучал едва взволнованно.

0

8

В конечном итоге это было по сути своей политической сделкой. Анора имела тысячу опасений самого разного сорта, касающихся не только её собственной жизни, но и благополучия Ферелдена. В конечном счёте все желания рано или поздно изживают себя и больше не терзают ни разум, ни душу.
Она могла допустить собственную смерть, но её единственное дитя, главный кропотливый труд всей её жизни, обязано жить. Кажется, – уголок губ дрогнул в усмешке, – ровно так же считал её отец. Стоило озаботиться вопросом, не повторяет ли она его путь?
Ответы удовлетворяли настолько, насколько вообще могли удовлетворить. Разумеется, были частности. В целом же, она узнала всё? Или оставалось что-то ещё? Анора медлила, то так, то эдак проворачивая это предложение, словно вертела в руках головоломку. Подвох был в том, что если есть шанс, что что-то может пойти не так, то всё пойдёт не так.
Всё обязательно пойдёт не так.
Впрочем, она могла утешить себя только мыслью о том, что кому суждено сгореть, тот не утонет. Утешить себя безусловным недовольством знати. Церкви. Утешить себя множеством слухов, которые всенепременно поползут. Утешить себя королевским неодобрением.
Анора то отучалась принимать решения в одиночку, то срывалась. Что же, это бремя она возьмёт на себя, как это водится, и пронесет самостоятельно. От Алистера потребуется лишь вовремя остановить её, когда всё обязательно пойдёт не так.
Пальцы сами собой коснулись шеи, провели линию поперек.
- Я принимаю ваше предложение, - наконец сказала Анора, примерно прикидывая, сколько времени заняли её размышления и не слишком ли она заставила ждать. В конце концов, это невежливо. – Я не думаю, что есть смысл проверять семя короля. Думаю, проблема во мне.
Сказать это было почти легко. И голос не дрогнул, и глаз не увела, и в уголках губ не спряталась скорбь. Это был факт, которого можно стыдиться, а можно не стыдиться. Зависел ли он от неё? Кто теперь точно скажет? Создателю определённо не было до неё дела. Если кто её и наказал, то только она сама.
Впрочем, позволила себе ещё толику размышлений о божественной воле Анора, может быть, Он не желал продолжения рода Тейринов? И не идёт ли она, ведомая долгом, вразрез с Его волей? Кажется, в числе её потомков имелись тевинтерские магистры – иного объяснения азартным поискам смысла в божественном замысле королева не могла найти.

+2

9

[indent]Королева думала. Долго. Достаточно долго, чтобы Хэвэл не сомневалась - королева, действительно, думает и обдумывает то, что может случиться. Для лекарки было хорошо, когда её подопечные понимали все риски. Или готовились понять.
[indent]На первую фразу женщина в маске кивнула, на вторую - прямо посмотрела в лицо королеве Ферелдена. Та была так уверенна в том, что беда всего одна?
[indent]- Если вы так уверенны, Ваше Величество, то начнем без короля... так скажем. - Хэвэл волновалась: она тоже была живым человеком и имела право волноваться.
[indent]- Для начала, вам следует очистить свое тело. Я дам вам снадобье, выпьете его как можно скорее, чтобы быть готовой по приезду в Ферелден к ритуалу. Можете проверить зелье на слугах, если будет угодно - всего лишь стимуляция очищения женского тела. С лишней кровью выйдет вся грязь болезней и слабостей, но, - Незнакомка вскинула руку в предупреждающем жесте. - Будет присутствовать духовная слабость, тоскливость, грусть, раздражение: как вам повезет. В этом состоянии, после очистки, вы будете очень уязвимы и придется потерпеть седьмицу, за это время - не прикасайтесь к мужчинам. Ложится с ними в одну постель точно не стоит, а после, уже в Ферелдене, я проведу ритуал. - Хэвэл выдохнула.
[indent]- Поэтому, лучше всего, если мы сейчас же условимся и поклянемся, а лучше - не на словах, а на бумаге, что я исполню свою часть обязательств, а вы обеспечите мне безопасный проезд в Ферелден, вход во дворец, на время ритуала и после - высокую благодарность самой королевы, Ваше Величество. - Целительница перебрала пальцами край своего рукава.
[indent]- Вы готовы поклясться, что не предадите меня, Ваше Величество?

+1

10

Анора заранее готовила себя ко всему: к политическим скандалам, к тяжелым последствиям для здоровья, к смерти, к войне, к разрухе – словом, решительно ко всему.
В отличие от Хэвэл, Анора испытывала единственно лишь сомнения – не больше. И она не знала, как внушить этой женщине спокойствие и уверенность, владевшие ею лично. Взгляд встретила своим – глаза в глаза, пытаясь разгадать выражение чужих.
Если до последней фразы отступницы она ещё перебирала в уме, на ком можно испытать снадобье без риска вышедших из-под контроля слухов, то после этого отмахнулась – нет, если человек собирается заключить договор, значит, травить не собирается точно. Если только нет плана
– Если вы предлагаете заключение договора письменно, то у меня тогда ко всему прочему будут вопросы к формулировкам пунктов, – Анора намек в словах уловила и поднялась, чтобы предоставить чистые листы пергамента и чернильницу с пером.
Чернильница стукнула.
Взгляд королевы больше не лучился дружелюбием. Она соединила кончики пальцев перед грудью своеобразным острием, волнорезом, и помолчала, словно собиралась с мыслями перед атакой. Сейчас был подходящий момент облечь свои сомнения, опасения и намерения в словесную формулировку.
– Прежде чем мы приступим, – если вообще приступим после моих слов, – к составлению текста договора, я хочу напомнить, что вы говорите с королевой, – Анора слегка прищурилась, – что означает наличие обязательств куда более сильных, чем клятвы. Ваше предложение нашло во мне отклик. Возможно, гораздо более сильный, чем вы предполагали, – «раз я отринула здравый смысл и логику и согласилась», – но у меня есть «дитя». И это «дитя» – весь Ферелден. Мой первенец и единственный, на данный момент, дорогой мне ребёнок. Я прекрасно понимаю, к чему может привести связь с отступниками, и в случае народного недовольства придётся принять меры… и ко мне тоже. Единственное, что я могу обещать, – сделать всё, что в моих силах, чтобы вы не пострадали в конфликте, который неминуемо развернётся или только может развернуться. То есть спаслись подальше от двора и пристального внимания дворян. Возможно, за пределами страны вовсе.
Вздох. Выражение лица – и сами черты – смягчилось, Анора снова улыбнулась, устало и по-доброму. Приоритеты были расставлены, точки над ё тоже. Она не могла не держать в мыслях Верховную Жрицу с её безусловно весомым мнением. Какой бы урождённая Мак-Тир не была отвратной андрастианкой, Церковь оставалась силой, с которой необходимо было считаться. Где-то сквозь зубы, но тем не менее.
– Я понимаю и принимаю все возможные риски, которые могут быть… и, надеюсь, что вы тоже. Это должно было прозвучать. Теперь я готова абсолютно.

+1

11

[indent]От королевы можно было ждать многого, но Хэвэл не ждала, что Анора Тейрин так открыто скажет о всех своих опасениях. женщина смотрела как движется королева, как она достает бумаги и чернильницу с пером, как возвращается: великолепие бремени власти. И слишком много ума для головы женщины, которой хотелось быть матерью не только многоликой стране.
[indent]- Я понимаю, Ваше Величество, и постараюсь сделать всё возможное, чтобы меня не посчитали отступницей. В первую очередь, это интересно мне самой. - Целительница смягчилась и успокоилась от слов и действий леди Тейрин. То, как она прежде ворвалась в этот кабинет, осталось будто тенью у ног женщины, скрывающей лицо. Она всё еще опасалась многого, но ей нравились ответы королевы. Нравилось то, что всё получалось, действительно удачно.
[indent]- Если вы не возражаете, я бы хотела, чтобы вы написали своей рукой, боюсь, я пишу хуже, чем читаю. - После некоторой заминки, повертев в пальцах перо, призналась отступница. Ей некогда было упражняться с писчими принадлежностями и составлением слов. Читать, да, читать получалось вывески и тексты книг. На торговом и орлейском, потому что жизнь заставила. Но создавать самой сложную вязь слов, не ошибаясь, Хэвэл не умела.
[indent]- Я надиктую.
[indent]И, расправив плечи, женщина начала:
[indent]- Я, Хэвэл-Цельтельница клянусь всеми силами способствовать тому, чтобы Анора Тейрин в срок родила здорового наследника престола Ферелдена.
Я не покушусь на здоровье королевы, её прислуги, близких или её народа, буду следить за здоровьем наследника, если королева Анора Тейрин клянется и обязуется дать мне или моему дитю, в случае моей ранней кончины, титул банны Ферелдена.
- Измаявшаяся, чтобы выдумать этот текст, женщина перестала сжимать и разжимать ладони, нервно переплетать пальцы. Выдохнула.
[indent]- Полагаете, что-то еще стоит добавить к клятве? - Потянувшись руками к капюшону и снимая маску, решив, что теперь-то можно доверять друг другу.
[indent]Выглядела целительница как... деревенская женщина лет от сорока до пятидесяти - овальное лицо, уже подернутое морщинами, немного конопатый нос, русые густые брови, крупный рот, только глаза умные, диковатые, зеленые.
[indent] - Я могу прикинуться вашей новой служанкой или лекарем. Как захотите, Ваше Величество.

0

12

Удивительно, как магия слова способна менять людей. Преобразовывать их. Хэвэл не казалась теперь ни зловещей, ни могущественной – просто женщиной, которая знала и умела больше других. Обычной смертной женщиной.
Это было одним из самых ценных моментов в любой, не только политической игре. Когда фигура на доске обращается живым человеком, когда в разговоре с политическим оппонентом ты узнаешь его взгляды, предпочтения, желания, мотивы, когда вчерашний враг вдруг оборачивается попросту безумно уставшим тянуть лямку человеком, эльфом, гномом, который просто хочет чего-то лучшего для себя, народа, мира, но выбрал не те инструменты и затронул твои интересы. Там, где можно было отделаться общей характеристикой, вдруг вырастал не просто маг-отступник, а женщина, имевшая дитя и желавшая ему спокойное и сытое будущее, без гонений и клеймения, когда сегодня тебя привечают, а завтра могут обвинить в чём угодно и убить. Анора видела людей – и это осложняло ей жизнь. Проще простого уничтожить порождение тьмы, но просто ли – изувеченного скверной до неузнаваемости друга?
И речь, в общем-то, совсем не о порождениях тьмы.
– Не возражаю, – то могло быть уловкой и в то же время Анора, по привычке отмечая возможное двойное дно, не пожелала больше углубляться в эту мысль. Когда-то давно это загнало её в угол и сделало жизнь с Алистером во дворце невозможной, всюду чудился удар в спину и яд в бокале. Это настолько её опустошило, что она была рада возможности просто побыть условно одной в Орлее, где мало кого заботила.
Анора придвинула к себе листы пергамента, садясь и устраиваясь поудобнее, обмакнула перо в чернильницу и подняла на мгновение взгляд на Хэвэл, выражая свою готовность приступить. Текст был простой. Конечно, он не предусматривал абсолютно всех нюансов.
Единственное, что могло насторожить – формулировка о ранней кончине. Вот эту мысль уже не следовало упускать, следовало посмаковать её хорошенечко.
– Жизнь, здоровье, благополучие, – отметила Анора, на этом правки кончились. По сути, это было единственное критичное замечание к тексту. Что же могла сказать она сама?
Некоторое время королева смотрела на лист.
– Вашему дитю? – уточнила между делом, желая услышать, вероятно, имя или что-то ещё, что могло бы помочь в будущем опознать в возможном наследнике именно наследника, а не самозванца. Война за наследство толкает людей на занятные штуки.
Перо меж тем скользило, поскрипывая, по пергаменту.
«Я, Анора Тейрин, клянусь дать Хэвэл-Целительнице или её дитю, в случае её ранней кончины, титул банны или банна Ферелдена в обмен на помощь в зачатии и рождении здорового наследника престола».
Покусала кончик пера.
«Также я обязуюсь в случае народного недовольства и требований немедленной расправы помочь Хэвэл-Целительнице и/или её дитю как можно более безопасно покинуть двор и, буде в том необходимость, Ферелден».
– Лекарем вам даже не потребуется прикидываться, – она слегка улыбнулась, ставя подпись и придвигая договор к женщине.
Выглядела та обаятельно, спору нет. Контраст лица и глаз внушил мысль о том, что душа этому телу не по размеру.
– Есть причина опасаться «ранней кончины»? – уточнила между тем. Стоило знать, к чему быть готовой. К обычной ли болезни, к наступающим ли на пятки врагам, к просто «разумной предосторожности» – политические интриги ужасная грязь, порой можно влезть и захлебнуться.

Отредактировано Анора Тейрин (2018-03-27 22:46:54)

+1

13

[indent]- Хорошо, да... жизнь, здоровье, благополучие. - Соглашается целительница, не находя ничего крамольного в том, что предлагает изменить королева. В конце концов, желай Хэвэл покуситься на жизнь Аноры Тейрин, всё было бы совершенно иначе, но отступнице нет дела до чужих жизней - ей бы свою жизнь хорошо прожить. У одиночки нет честолюбивой цели, кроме той, что обеспечит безопасность ее ребёнку.
[indent]- Мой сын... - Спохватывается женщина. - Виллем. Ему восьмая весна. - Отступница следит внимательно за тем, как скользит кончик пера, вымоченный в чернилах, по бумаге. Вязь королевского почерка легко ложится на лист иными чарами - чарами обещаний и обетов. Эту магию легко нарушали ранее, но Хэвэл надеется на нее сейчас. Потому что в Ферелдене нет ничего сильнее королевского слова. И королевство гораздо проще, чем Орлей, где отступнице пришлось бы долго крутиться ужом на сковородках чужих интриг.
[indent]Перехватив бумагу, женщина медленно зашевелила губами, вычитывая всё, что написано, лишь потом сосредоточилась на сказанном королевой.[indent] - Хорошо. Всё хорошо. - Вопрос о смерти заставил кивнуть и едва усмехнуться. - Я ведь это всё задумала не для себя. Не хочу, чтобы мой сын потерял безопасный дом и судьбу, если я помру. Врагов, желающих моей смерти, я не знаю. А болезни... для лекаря есть лишь одна неизлечимая болезнь - время. Бояться можно только случая. Мир знает много историй о желавших великих свершений, но споткнувшихся на вишневой косточке.
[indent]Женщина чуть встряхнула лист у себя в руке.
[indent]- Всё верно. Позвольте? - Взяв перо, отойдя к другому столу, чтоб не нависать у кресла королевы, медленно вывела под текстом: "Хэвэл" и поставила крест.
[indent]- Я заберу бумагу с собой и буду хранить её, пока не придет время... - Порывшись в складках одежд, спрятала свиток и вытащила флакон из глины с запаянной воском крышкой.
[indent]- Вот то зелье, что вам сейчас надлежит пить, чтобы очиститься. Не более капли в питье после еды. Питье - вода или холодные чаи. Не эль, не вина, ни какая-либо иная дурманящая дрянь. - Женщина почувствовала себя уверенно. Теперь перед ней была её подопечная, а не королева.

+1

14

Анора наблюдала и думала: она принесла клятву, которая ничего не стоила, ибо нет в политике живого человека, что дорожит своим словом и своей честью. В какую цену было куплено её слово и в какую честь было её тайной, королевской и женской. Улыбка тронула губы: верно, очень по-орлейски было бы соблюсти условия, исполнив просьбу целительницы, но отдав ей земли ближе к возможным точкам вторжения накануне войны с серокожими. Песня стали внутри них набирала силу, становясь непреодолимее Зова, и, кажется, даже отсюда Анора могла учуять, как кипит и бурлит их жажда в далёком Пар Воллене.
В этом мире не было безопасных земель. Уже не было.
Из-под земли могли явиться в любой миг порождения тьмы, из-за моря – пираты или кунари, по суше - разбойники, завистливые соседи… у границ поджидала опасность извне. И тем не менее подальше от морей и поближе к границам, верно, было бы разумнее, чтобы быстрее скрыться, убежать. Она оценит возможные варианты после.
- Надеюсь, этой бумаги никто не обнаружит, - обронила Анора не без намёка, безмолвно пронаблюдав, как договор скрылся в складках одежд. Едва тёплый гляняный сосуд уютно лёг в раскрытую ладонь, когда Анора взяла его, чтобы с превеликим интересом взглянуть поближе. И отметить интересную (читать стоило как «забавную», «ироничную») особенность – большая часть женщин осознанно или нет воспитывали детей без участия отцов.
Эту мысль она посмаковала с особым наслаждением и отправила прочь. Возраст творил порой странные вещи с сознанием, принуждая находить забавными те вещи, что таковыми не являлись.
- Хорошо, я поняла, - покорно согласилась Анора, отставляя флакон на стол. Цена большая и малая то и дело звучала в беседе и мыслях, повторять её смысла было немного. Отступница сказала своё слово, Аноре следовало сказать своё: - В обратный путь мы отправимся через два дня от этого. Что-то ещё вам необходимо знать?
Только и единственно необходимо держать себя в руках, ибо в то мгновение, что она взяла флакон, за плечи её обняла надежда, а нет монстра в этом мире более жестокого и беспощадного, чем надежда, травящая душу, дающая великую силу верить и сопротивляться вопреки всему – и ломающая в единый миг осознанием не_свершённости.
«У тебя ничего не получится. Всё пойдёт прахом, потому что в твоей жизни всё ложь, а что не ложь – пожрано ненасытным Создателем, и единственное, что можешь ты, сидеть царственно на острейших ножах и улыбаться, ибо жизнь твоя – служение и долг, и сама ты – служение и долг, одна из жертв войны и трофеев её». Злые слова успокаивали мятущуюся душу, возвращали ей душевное равновесие. Анора напоминала себе, что по замыслу не сотворена для счастья, а значит, надежде здесь места не было. Анора верила в жестокие законы мироздания пуще заветов Андрасте – и не хотела думать, к какому краю подведут её такие мысли, как сильно овладеет ею всепоглощающая ненависть к отцу, от которой вспыхнет чёрным пламенем чертог Создателя, и любовь к нему же, что спасёт это проклятое божество из старых сказок.
И её саму, быть может.

+1

15

[indent]- Я ее никому не покажу, Ваше Величество. - Серьезно заверила целительница, едва склоняя голову, а потом замерла, наблюдая за королевой. Встрепенулась лишь на ее словах.
[indent] - Лишь то, что вы пожелаете сказать. Если хотите, я буду в числе ваших слуг или прибуду одна. - Хэвэл думала про себя о том, что зря волновалась. Зря так спешила сюда, когда время еще было. С другой же стороны, кто знает - одно неосторожное слово, гневное письмо, увиденная ссора могли настроить Анору Тейрин иначе и королева бы не рискнула. Обрекла на низкое существование одного ребенка и не дала бы родиться второму. А так был шанс. У одной матери и у одной женщины, которая могла стать матерью.
[indent]- Я готова вам служить, Ваше Величество и быть рядом столько, сколько требуется. - Женщина думала о том, что лицо ее ферелденской знати будет не знакомо, а орлейские дворянки не запоминают тех, кто помогал им разрешиться бремени. Это слишком просто и низко для них. Но  Хэвэл очень хочет выбраться из этих низов, раз судьба ее, однажды столкнувшая девчонку со склонов гор в долины, дала столько силы и знаний, что теперь можно надеяться на защиту и можно тешить себя мыслью, что именно она станет той, кто сможет переломить волю Создателя - и род Тейринов может не прерваться.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » То, что дороже злата [15 Дракониса, 9:45 ВД]